№ 94

Чжи Би-ху

Продолжение исследования происхождения [секты] «Ихэцюань» 21

Настоящее исследование написано в год синьчоу правления Гуансюй (1901). Его отделяет всего лишь год от первоначального исследования 22, а секта вызвала еще более серьезные бедствия. Первоначальное исследование было написано Лао Юй-чу 23, [чиновником] министерства чинов, в то время, когда он был правителем [уезда] Уцяо. Я, как его преемник на этом посту, непосредственно связан с событиями, ставшими еще сложнее, чем при Лао [Юй-чу], и написал продолжение исследования.

Бандиты-ихэцюани впервые начали чинить беспорядки в Шибатуане округа И провинции Шаньдун, перешли в Цаочжоу, а потом [156] распространились в провинции Чжили и добрались до Пекина. По числу триграмм они создали восемь разделов своего учения, отчего оно называется учением «Багуацзяо», являющимся последователем учения «Байляньцзяо», запрещенного императорскими декретами еще во времена правления Цзяцин. Все это было подробно описано в исследовании [чиновника] министерства чинов Лао [Юй-чу]. В 24 году правления Гуансюй (1898) [секта] зародилась в провинции Шаньдун и затем подчинила своему влиянию Чжили. Ее предводителем был Чжу Хун-дэн, именовавший себя потомком [императоров] династии Мин, который якобы во сне побывал в деревне Цюэли 24 и видел Сюань Шэна 25, якобы сказавшего: «Ныне бедствие постигло нашу эпоху и справиться с ним можно лишь с помощью приемов [ихэ]цюань. Для этого обратись к одному буддийскому монаху, живущему на юго-востоке от горы Тайшань. Ты немедля ступай к нему за советом». [Чжу Хун-дэн] проснулся и исполнил его повеление.

Приятель Чжу [Хун-дэна] монах Ян 26 также в совершенстве владел приемами [ихэ]цюаней и воспринял его учение. Он говорил, что пули и снаряды отскакивают от его тела, за что впавшие в заблуждение люди почитали его духом. Так один обучал пятерых, пять учеников за пять дней обучали [новых последователей], а в течение десяти дней [учение] покорило всю провинцию. После того как выступление Чжу и Яна потерпело поражение, а сами они были казнены, остатки шайки из провинции Шаньдун проникли в провинцию Чжили, в район городов Цзин [чжоу] и Гу [чэна], где, объединясь с негодяем Ван Цин-и из Цзаоцяна и используя свои приемы, выступили против христиан, стали жечь их постройки. Узнавая об этих событиях, чиновники не придавали им значения и лишь отпускали деньги, чтобы уладить конфликт. Если же [чиновники] оказывались бессильными урегулировать [конфликты], они направляли императору доклады, сообщая об инцидентах и прося прислать войска. В этот момент [некоторые] крупные сановники, считавшие [смутьянов] справедливыми людьми, отклоняли их доклады. В результате войск не присылали, а бандиты становились все заносчивее. Они именовали себя священными солдатами и сделали себе знамя, на котором были начертаны слова: «Поддержим Цин, смерть иностранцам!», К этому они призывали население. Правительство также считало их верными и справедливыми, не запрещало [их деятельности].

Однажды некий начальник уезда прибыл в Хэцзянь 27 и, ознакомившись с событиями, посоветовал своему начальнику области попросить прислать войска из Тяньцзиня. Сам лично с письмом начальника области спешно направился в провинциальный центр и высказался в присутствии провинциального цензора, что [ихэцюани] — смутьяны, а не справедливые люди. Провинциальный цензор согласился с его мнением и в свою очередь довёл до сведения губернатора, который приказал [157] войскам Мэй [Дун-и] прибыть в Хэцзянь для подавления, маскируясь под зимний гарнизон, чтобы показать, что он не собирается чинить репрессий в отношении бандитов. Однако линьшэн из города Фучэна — Лю Инь-у и фушэн из города Цзинчжоу — Вэй Шу-сян 28 собрали [ихэ]цюаней и, заняв выгодную позицию, неоднократно оказывали сопротивление правительственным войскам; тем не менее Мзй [Дун-и] разбил их, и они разбежались.

Затем появились Хуан Жу-сюань, Бай Шоу-чунь, Го Пэй-цинь, которые собрали толпы людей и стали в деревне Шанцзялинь тренироваться в овладении приемами [ихэ]цюаней. Днем они прятались, а ночью появлялись. Обнаружив их тайные действия, начальник уезда доложил соответствующему начальнику области, что если не остановить этот порыв ветра, то огонь от искры воспламенит [всю] равнину. Начальник области отдал распоряжение начальнику уезда Сяньсянь немедленно прогнать [бандитов]. Так к югу от Хэцзяня постепенно не стало бандитов. Таковы события зимних месяцев года цзихай (1899).

К северу от Хэцзяня находится уезд Жэньцю, расположенный изолированно в западной части области. Он находится поблизости от храма Няннянгун уезда Сун. В этом районе часто появлялись бандиты. Начальник уезда вместе с начальником округа Цзин, Хуном, и начальником уезда Уцяо, Лао [Най-сюанем], направили доклад [вышестоящему чиновнику] с просьбой уничтожить логово бандитов. Но пока ждали разрешения, бедствие постигло и уезд Жэньцю. Там, в селении Мочжоучжэнь, был установлен алтарь. Начальник области по пути туда был ранен в руку, но высшие начальники не придали этому факту никакого значения. Другая ветвь [секты] совершала бесчинства в районе городов Синьчэна и Лайшуя, где командир Ян Сы-тун, направлявшийся с солдатами в Лайшуй для ареста [бандитов], был ими убит. Это случилось во 2-ю луну весны года гэнцзы (март 1900) 29, того самого, когда войска союзников вступили в столицу. Поскольку оба эти события не повлекли за собой наказания, бандиты стали еще заносчивее. Они поджигали [христианские] церкви, рвали телеграфные провода, разрушали железные дороги — словом, распоясались вовсю. Они называли себя сектой «Кань». Кроме того, была еще секта «Дуй» 30, которая действовала в двух местах: Цанчжоу и Наньпи. Ее предводителем был Пань Жун-цзо, участвовавший в окружении отряда Мэй [Дун-и] в районе Цанчжоу.

В это время Чжан Ю-ши, он же Сяо Цы-мао, безобразничал в уезде Уцяо и на границе с провинцией Шаньдун. Он враждовал с Панем и убил его. Сам Чжан также погиб. Именно в это время я стал править уездом Уцяо. На следующий день, после того как я приступил к делам, бандиты из Тяньцзиня под предводительством Лю Чан-сяна, едва передвигая ноги, подошли к уездному городу и заявили, что получили приказ выявить, и наказать черных [ихэ]цюаней. Я послал [158] солдат и задержал их за городом, приказав расположиться на постоялом дворе у южной заставы, чтобы следить за ними. Лю попытался продемонстрировать свое искусство, но неудачно. Пуля прострелила ему левую ногу, и из нее потекла кровь, после чего он отступил. Опасаясь беспорядков, я ночью послал записку в канцелярию губернатора, в которой справлялся о приказе, [данном бандиту Лю], но губернатор уклонился от ответа. Я понял, что ничего не добьюсь, и тайно связался с бесстрашными людьми, которых набралось двести человек, обучил их военным приемам и стал ждать дальнейших событий. Я занял пост в 6-ю луну (июль), а 14-го числа 8-й луны (7 сентября 1900 г.) того же года был получен указ о расправе с бандитами. Вот тогда я направил против них войска, и никому из них не удалось скрыться.

Самой популярной была секта «Цянь», возглавляемая Чжан Дэ-чэном и Цао Фу-тянем. Чжан был жителем уезда Цзинхай. Искусными приемами [ихэ]цюаней он угрожал начальнику уезда Цзинхай, который оказался бессильным что-либо сделать с ним. Этого человека начальник уезда рекомендовал губернатору, которому он понравился. [Губернатор] признал действия [Чжана] справедливыми и направил туда, где был противник. [Чжан] составил вымышленное донесение о том, что союзные войска якобы потерпели на севере поражение, и просил признания своих заслуг. Впоследствии был убит жителями деревни.

[Главарем ихэцюаней] в Пекине называли Ли Лай-чжуна, также из секты «Цянь», беглого жителя из провинции Шэньси. Он обосновался в городе Чжочжоу. Когда сановник Ган [И] получил указ расследовать [деятельность ихэцюаней], он привез [в столицу] [Ли Лай-чжуна], но тот непочтительно отнесся к сановнику и напал [со своими сподвижниками] на [иностранные] посольства. Когда начались военные действия, он поджег Дачжалань. Все это — дело рук бандита Ли. После прекращения волнений он исчез.

Кроме них была еще бандитка Хэй Эр из Гучэна, в юности занимавшаяся проституцией. Она расхваливала искусство своей [секты], которую называла «Хундэнчжао». Это была еще одна ветвь союза «[Ихэ]цюань». [Хэй Эр] доставляли в зеленых носилках в резиденцию губернатора, и тот обращался с ней почтительно. Была также некая Ван Юй-цзе, девятнадцати лет. Она могла взбираться на высокие иностранные здания и вызывать огонь. Иностранцы обстреливали ее со всех сторон, но не попадали и тогда падали ниц, отбивая поклоны, а она взмывала в воздух и улетала. Все это я узнал из письма исполняющего обязанности губернатора своему младшему брату. Однако все это вымыслы, которым нельзя верить.

Итак, хотя это учение носит название «Багуа», мне довелось встретиться лишь с тремя сектами: «Цянь», «Кань» и «Дуй». Главари [ихэ]цюаней сект «Цянь» и «Кань» носили определенную форму одежды, [159] передвигались в зеленых носилках, а их сподвижники обертывали головы желтой или красной повязкой. Лишь у секты «Дуй» одежда была, как у актеров. Их главарь носил длинное платье, а в руках держал плетку из хвоста лося. Они предпочитали одежду черного цвета с мелкими застежками, расположенными в ряд, носили шапку героя, как будто выступали на сцене в роли Хуан Тянь-ба 31. И вот эти [сектанты] с манерами шутов, якобы владевшие магическими приемами, появились в городах, творили бесчинства средь белого дня, вызвали беспорядки во всей Поднебесной. Как печально. Всего-навсего три секты сумели возбудить всю землю, создать опасность для всей страны. Не говоря уж о других. Эти немногие строки дополняют ранее написанное исследование.

«Ихэтуани», т. IV, стр. 433—445.


Комментарии

21. «Продолжение исследования происхождения [секты] ”Ихэцюань”» является приложением к произведению «Весенние сны на склоне горы», опубликованному в 1906 г. Его автор, Чжи Би-ху, сменил Лао Най-сюаня на посту начальника уезда Уцяо, когда тот был переведен в столицу (июнь 1900 г.). В документе есть упоминание о «черных ихэтуанях». По-видимому, так повстанцы называли отряды лжеихэтуаней.

22. Имеется в виду труд Лао Най-сюаня «Исследование происхождения секты ”Ихэцюань”».

23. Лао Юй-чу — второе имя Лао Най-сюаня.

24. Деревня Цюэли, в узде Цюйфу пров. Шаньдун, по преданию — родина Конфуция.

25. Сюань Шэн — Конфуций.

26. Монах Ян Тянь-шунь, сподвижник Чжу Хун-дэна, известный под именем «Истинный Мин».

27. Хэцзянь — уезд в провинции Чжили.

28. Линьшэн (100) — студент, находящийся на казенном содержании, и фушэн (101) — студент без государственного содержания.

29. Здесь Чжи Би-ху допускает ошибку. Ян Сы-тун был смертельно ранен в бою под деревней Шитин в мае 1900 г. («Архивные материалы об ихэтуанях», т. I, стр. 101).

30. В данном тексте употреблены автором термины секта «Кань» и секта «Дуй» (ниже — секта «Цянь»). В действительности это были не самостоятельные секты, а ответвления или отряды одной секты — «Ихэцюань».

31. Хуан Тянь-ба — один из популярных героев различных спектаклей старой пекинской оперы, олицетворяющий справедливость и смелость.