№ 29

Доклад губернатора провинции Шаньдун Ли Бин-хэна того же числа

Как установлено, беспорядки, учиненные на этот раз бандитами из союза «Дадао», конечно, затеял Пан Сань-цзе, который враждовал с местным христианином Лю Цзинь-чэнем из-за того, что тот присвоил его урожай пшеницы. Местное население и христиане не живут в мире оттого, что, как правило, христиане обижают простой народ, а миссионеры защищают христиан; это возбуждает сильную ненависть у населения. Поэтому, как только она вырывается наружу, ее трудно унять. В этом кроются причины беспорядков. Следует как можно скорее их устранить.

Когда иностранная религия проникла в Китай, ее приверженцами стали люди без определенных занятий, бездельники, воспользовавшиеся иностранной религией как прикрытием и защитой. Они затевали тяжбы, притесняли местное население. Преступники, которые скрывались от наказания, находили у миссионеров убежище от ареста. Миссионеры опирались на них как на друзей и использовали их в своих целях.

Если между обращенными и нехристианами возникала тяжба и они шли к властям, то миссионеры заступались за обращенных и даже угрожали чиновникам. Местные чиновники, опасаясь конфликта и неприятностей, каждый раз уступали и решали дело несправедливо.

Местному населению ничего не оставалось, как затаить злобу и молчать, а христиане все более наглели. В конце концов терпение [53] населения истощилось. Убедившись, что на местных чиновников нельзя полагаться, население решило начать самостоятельную борьбу. Так возникали конфликты, во время которых массы с целью мщения сжигали и разрушали миссионерские церкви. И хотя население подвергалось наказаниям и жестоким казням, оно не щадило себя.

Следовательно, не только местные христиане вынудили неразумный народ поднимать смуту.

Часто в результате конфликтов между обращенными и нехристианским населением иностранцы требуют компенсации за уничтоженные вещи и сожженные церкви.

Известно, что, хотя очень многие государства проповедуют свою религию в Китае, они строят свои церкви лишь в крупных городах, а в захолустных деревнях округов и уездов миссионеры назначают священниками малограмотных китайцев-христиан, превращая их жилища в школу или церковь. И хотя такие дома формально считаются церквами, на самом деле это убогие жилища из нескольких пустых комнат.

В случае инцидента миссионеры в своих докладах епископам преувеличивают факты разрушения домов и поломки утвари, а те в свою очередь в докладах посланнику также раздувают факты.

Посланники в своих требованиях, предъявляемых к Цзунлиямыню, занимаются вымогательством, спорят. На самом деле вовсе и не было факта уничтожения вещей и домов иностранцев. Обсуждение же вопроса о компенсации лишь способствует вымогательству со стороны коварных христиан.

Ранее мною получена телеграмма из Цзунлиямыня, сообщающая, что немецкий посланник обратился с нотой, в которой, ссылаясь на телеграмму миссионеров из Цзинина, утверждает, что в уезде Шань и других местах разрушено более двадцати церквей. Я приказал Юй Сяню и другим чиновникам поехать на место и все тщательно расследовать. Было выяснено, что большинство строений — это убогие хижины христиан, а не иностранные постройки. Поскольку по этому делу уже казнили важных преступников, должно считать его оконченным и прекратить дальнейшие обсуждения.

Так как взаимная вражда между христианами и нехристианами может и впредь порождать конфликты, прошу Ваше величество приказать Цзунлиямыню провести переговоры с посланниками по поводу того, чтобы в будущем дела между местными христианами и необращенными разрешали по справедливости местные власти, а миссионеры не вмешивались в это дело.

Если вспыхнет ссора и будет установлено, что во время скандала не разрушались дома иностранцев, то следует наказать виновных в скандале в соответствии с их проступком, не возбуждая вопроса о компенсации. В общем, если в дальнейшем обе стороны не будут [54] прибегать к несправедливой поддержке, то со временем вражда между христианами и нехристианами утихнет, а нехристианское население и обращенные, возможно, будут жить в мире.

Почтительнейше представляю этот доклад, желая содействовать устранению будущих бедствий. Прошу Вашего рассмотрения и указаний.

Резолюция красной тушью 4-го числа 7-й луны 22 года правления Гуансюй (12 августа 1896 г.) К сведению Цзунлиямыня. Быть по сему

«Архивные материалы об ихэтуанях», т. I, стр. 6—7.