№ 65. Мирный договор, подписанный между Россией и Японией в Портсмуте.

23 августа—5 сентября 1905 года.

(Ср. Сборн. дог. и дипл. док. 1895—1905 г., стр. 741—753. Ср. также яп.-кит. дог. 22 (9) дек. 1905 г., там же. стр. 754—762.)

Ст. 1. Мир и дружба пребудут отныне между их величествами императором всероссийским и императором Японии, равно как между их государствами и обоюдными подданными.

Ст. 2. Российское императорское правительство, признавая за Японией в Корее преобладающие интересы политические, военные и экономические, обязуется не вступаться и не препятствовать тем мерам руководства, покровительства и надзора, кои императорское японское правительство могло бы почесть необходимыми принять в Корее.

Условлено, что русско-подданные в Корее будут пользоваться совершенно таким же положением, как подданные других иностранных государств, а именно, что они будут поставлены в те же условия, как и подданные наиболее благоприятствуемой страны.

Равным образом установлено, что во избежание всякого повода к недоразумениям, обе высокие договаривающиеся стороны воздержатся от принятия на русско-корейской границе каких-либо военных мер, могущих угрожать безопасности русской или корейской территории.

Ст. 3. Россия и Япония взаимно обязуются:

1) Эвакуировать совершенно и одновременно Манчжурию, за исключением территории, на которую распространяется аренда Ляодунского полуострова, согласно постановлениям дополнительной, 1 ст., приложенной к сему договору; и

2) Возвратить в исключительное управление Китая вполне и во всем объеме все части Манчжурии, которые ныне заняты русскими или японскими войсками, или которые находятся под их надзором, за исключением вышеупомянутой территории.

Российское императорское правительство объявляет, что оно не обладает в Манчжурии земельными преимуществами либо преференциальными или исключительными концессиями, могущими затронуть верховные права Китая, или несовместимые с принципом равноправности.

Ст. 4. Россия и Япония взаимно обязуются не ставить никаких препятствий общим мерам, которые применяются равно ко всем народам и которые Китай мог бы принять в видах развития торговли и промышленности в Манчжурии.

Ст. 5. Российское императорское правительство уступает императорскому японскому правительству, с согласия китайского правительства (Ср. японско-кит. дог. 22 декабря 1905 г., там же стр. 754—762.), аренду Порт-Артура, Талиена и прилегающих территорий и территориальных вод, а также все права, преимущества и концессии, связанные с этой арендою или составляющие ее часть, и уступает равным образом императорскому японскому правительству все общественные сооружения и имущества на территории, на которую распространяется вышеупомянутая аренда. [167]

Обе высокие договаривающиеся стороны взаимно обязуются достигнуть упоминаемого в вышеуказанном постановлении согласия китайского правительства.

Императорское японское правительство заверяет со своей стороны, что права собственности русско-подданных на вышеупомянутой территории будут вполне уважены.

Ст. 6. Российское императорское правительство обязуется уступить императорскому японскому правительству без вознаграждения, с согласия китайского правительства (Ср. предыд. примечание.), железную дорогу между Чан-чун (Куань-чэн-цзы) и Порт-Артуром и все ее разветвления со всеми принадлежащими ей правами, привилегиями и имуществом в этой местности, а также все каменноугольные копи в названной местности, принадлежащие означенной железной дороге или разрабатываемые в ее пользу.

Обе высокие договаривающиеся стороны взаимно обязуются достигнуть упоминаемого в вышеуказанном постановления согласия китайского правительства.

Ст. 7. Россия и Япония обязуется эксплоатировать принадлежащие им в Манчжурии железные дороги исключительно в целях коммерческих и промышленных, но ни коим образом не в целях стратегических.

Установлено, что это ограничение не касается железных дорог на территории, на которую распространяется аренда Ляодунского полуострова.

Ст. 8. Императорские правительства российское и японское, в видах поощрения и облегчения сношений и торговли, заключат в скорейшем по возможности времени, отдельную конвенцию, для определения условий обслуживания соединенных линий в Манчжурии.

Ст. 9. Российское императорское правительство уступает императорскому японскому правительству в вечное и полное владение южную часть острова Сахалина и все прилегающие к последней острова, равно как и все общественные сооружения и имущества, там находящиеся. Пятнадцатая параллель северной широты принимается за предел уступленной территории. Точная граничная линия этой территории будет определена согласно постановлениям дополнительной 2 статьи, приложенной к сему договору.

Россия и Япония взаимно соглашаются не возводить в своих владениях на острове Сахалине и на прилегающих к нему островах никаких укреплений, ни подобных военных сооружений. Равным образом она взаимно обязуются не принимать никаких военных мер, которые могли бы препятствовать свободному плаванию в проливах Лаперузовом и Татарском.

Ст. 10. Русским подданным, жителям уступленной Японии территории, представляется продавать свое недвижимое имущество и удаляться в свою страну, но если они предпочтут остаться в пределах уступленной территории, за ними будут сохранены и обеспечены покровительством, в полной мере, их промышленная деятельность и трава собственности, при условии подчинения японским законам и юрисдикции.

Япония будет вполне свободна лишить права пребывания в этой территории всех жителей, не обладающих политической или административной правоспособностью, или же выселить их из территории. Она обязуется, однако, вполне обеспечить за этими жителями их имущественные права.

Ст. 11. Россия обязуется войти с Японией в соглашение в видах предоставления японским подданным прав по рыбной ловле вдоль берегов русских владений в морях Японском, Охотском и Беринговом.

Условлено, что такое обязательство не затронет прав, уже принадлежащих русским или иностранным подданным в этих краях (Ср. текст дог. 1907 г.). [168]

Ст. 12. Так как действие договора о торговле и мореплавании между Россией и Японией упразднено было войной, императорские правительства российское и японское обязуется принять в основание своих коммерческих сношений, впредь до заключения нового договора о торговле и мореплавании на началах договора, действовавшего перед настоящей войной, систему взаимности на началах наибольшего благоприятствования, включая сюда тарифы по ввозу и вывозу, таможенные обрядности, транзитные и тоннажные сборы, а также условия допущения и пребывания агентов, подданных и судов одного государства в пределах другого (Ср. текст договоров 1907 г. в Сборн. торг. дог., изд. М. Торг. 1915 г.).

Ст. 13. В возможно скорейший срок по введении в действие настоящего договора, все военнопленные будут взаимно возвращены. Императорские правительства Российское и Японское назначат каждое со своей стороны особого комиссара, который примет на свое попечение пленных. Все пленные, находящиеся во власти одного из правительств, будут переданы комиссару другого правительства или его представителю, надлежащим образом на то уполномоченному, который примет их в том числе и в тех удобных портах передающего государства, кои будут заблаговременно указаны последним комиссару принимающего государства.

Российское и японское правительства представят друг другу, в скорейшем по возможности времени, после окончания передачи пленных, документами оправданный счет прямых расходов произведенных каждым из них по уходу за пленными и их содержанию со дня пленения или сдачи до дня смерти или возвращения. Россия обязуется возместить Японии, в возможно скорейший срок по обмене этих счетов, как выше установлено, разницу между действительным размером произведенных таким образом Японией расходов и действительным размером равным образом произведенных Россией издержек.

Ст. 14. Настоящий, договор будет ратификован их величествами императором всероссийским и императором Японии. О таковой ратификации, в возможно короткий срок и, во всяком случае не позднее как через пятьдесят дней со дня подписания договора, будет взаимно сообщено императорским, правительством российскому и японскому через посредство посла Американских Соединенных Штатов в С.-Петербурге и французского посланника в Токио и со дня последнего из таковых оповещений этот договор вступит во всех своих частях, в полную силу.

Формальный размен ратификаций последует в Вашингтоне в возможно скорейшем времени.

Ст. 15. Настоящий договор будет подписан в двух экземплярах на французском и английском языках. Оба текста совершенно сходны; но, в случае разногласия в толковании французский текст будет обязательным.