№ 55. Договор между строительным управлением КВЖД и Гиринским Цзянцзюнем от 5 июля 1901 г.

(Ср. Согл. м. Росс. и Кит. по вопросам жел.-дор., почт.-тел. и таможенным (прил. к изв. М. Ин. Д., 1916, кн. 4, стр. 23—26). Аналогичный договор был заключен с Хзйлунцзянским цзянцзюнем 1 янв. 1902 г. (там же, стр. 29—33).).

В дополнение и изменение договора, заключенного 19 мая 1899 г. с Гириньским Цзян-цзюнем Янь, об учреждении в Харбине главного отделения иностранных и железнодорожных дел (Т. наз. договор о Цзяошецзюй; текст там же, стр. 21—23.— Предварительный договор по Хэйлунцзянской пров. был заключен 20 ноября 1899 г. (там же, стр. 26—28).), в настоящее время, т.е. 1901 г. июня 5 дня, а по китайскому летоисчислению 27 года царствования императора Гуань-Сю, шестой луны, 3 числа, по поручению главного инженера К.-В. ж. д. уполномоченный его г. Даниель заключил с Гиринским цзяньцзюнем нижеследующий договор.

1. В Харбине Гириньской провинции учреждается Главное отделение иностранных и железнодорожных дел (Ст. 1 договора от 19 мая 1899 г. ограничивается этим предложением.). С этой целью назначается особый штат китайских чиновников, из коих одни имеют постоянное местопребывание в Харбине, другие же распределяются по линии по одному чиновнику при каждом начальнике участка, причем эти последние чиновники находятся, в непосредственном подчинении и распоряжении Харбинского отделения.

2. Названное отделение учреждается для окончательного разрешения всех, дел, возникающих в Гириньской провинции, если эти дела прямо или косвенно затрагивают интересы О. К.-В. ж. д., а также прямо или косвенно [145] затрагивают интересы (В дальнейшем ст. 2 догов. от 19/V 1899 г. гласит так: “людей, работающих на КВЖД, а равно интересы разного рода поставщиков, подрядчиков и мастеровых. Что же касается дел горнорабочих, то таковые подлежат рассмотрению и разрешению кит. властей по месту возникновения дела, или по месту нахождения рабочего, согласно кит. узаконениям, если ими (чернорабочими) будут учинены убийство, любодеяние или тому подобное преступление. Однако об исключительных случаях всякий участковый начальник ж. дор. с одной стороны делает заявление в Харб. главн. отдел-е, а с другой стороны местному начальнику, и дело производством приостанавливается до получения из Харб. Главн. Отдел-я определения о том, будет ли это дело востребовано в Главн. Отдел-е, или же оставлено у местного чиновника, после чего оно и ведется сообразно с этим.) китайских подданных, не только работающих на железной дороге, как разного рода служащие, мастеровые, рабочие, подрядчики и поставщики, но в равной мере и дела всех прочих китайских подданных, как торговцы, ремесленники, прислуга и все прочие китайцы, временно или постоянно проживающие на железнодорожной полосе отчуждения, хотя бы род занятий их не имел прямого отношения к ж. д. Харбинское отделение, имея своих чиновников по линии при начальниках участков, поручает этим чиновникам разрешить на месте, с ведома и по соглашению с начальником, дела, не нарушающие в сильной степени китайские законы и железнодорожные установления; рассмотрение же и решение более крупных дел, как дела об убийстве, открытом коллективном неповиновении властям русским или китайским, любодеянии, воровстве свыше 300 гириньских дяо, лихоимстве и т. п., хотя бы эти дела происходили на самом удаленном от Харбина участке ж. д., передаются для рассмотрения и окончательного решения в Харбинское отделение. В случаях сомнительных китайский чиновник, кратко изложив дело совместно с начальником участка, запрашивает Харбинское отделение, будет ли дело решено на месте или его вместе с обвиняемыми следует представить в Харбин. При надобности такие сообщения делаются по телеграфу через начальника участка. По телеграфу же немедленно сообщается и о всех делах, превышающих компетенцию местного чиновника на участке. Весь второй пункт относится в равной мере как к китайцам, так и к манчжурам и монголам, проживающим в Гириньской провинции.

3. О всяком деле, подходящем под одно из вышеприведенных в п. 2 определений и ранее начатом в каком-либо учреждении или каким-либо отдельным чиновником, должно быть немедленно (В ст. 3 дог. 1899 г. этого слова нет.) поставлено в известность помянутое Харбинское Главное отделение, которое в свою очередь должно уведомить главного инженера, дабы определить, следует ли дело для продолжения и постановления решения передать в названное отделение, или же предоставить рассмотрение и решение его (В ст. 3 дог. 1899 г. дальше следуют слова “местной власти”.) ближайшему чиновнику отделения по месту возникновения дела на линии.

4. Впредь все отдельные чиновники и учреждения должны передавать в Харбинское Главное отделение на разрешение все вновь поступающие к ним жалобы и претензии, до поименованных в п. 2 дел относящиеся (В ст. 4 дог. 1899 дальше следуют слова: “приведение же в исполнение постановлений Харб. Гл. Отдел-я производится кит. властями на месте возникновения дела”.).

5. Все жалобы и претензии, а также все поименованные в п. 2 дела вообще, члены Харбинского Главного отделения рассматривают и расследывают совместно с главным инженером К.-В. ж. д. или его уполномоченным. Также все постановления по всем делам производятся по взаимному соглашению с главным инженером или его уполномоченным. [146]

6. Поименованные в п. 2 китайские подданные (В ст. 6 дог. 1899, дальше следуют слова: “работающие на жел. дороге”.) подвергаются наказанию только по постановлению Главного Харбинского отделения, законно состоявшемуся (Дальнейшего содержания настоящей статьи в ст. 6 дог. 1899 г. не имеется.), причем отделение постановляет, привести ли приговор а исполнение в Харбине, или на месте возникновения дела. В случаях приговора преступников к ссылке в места не столь отдаленные (не далее 3.000 ли) Харбинское отделение может предложить исполнение таких приговоров в исполнение ближайшим китайским властям. Для предварительного заключения арестантов-китайцев и отбывания наказания по приговорам Харбинского отделения, при этом учреждении должен быть устроен арестантский дом.

7. Все преступления, за совершение которых виновные приговариваются к смертной казни или ссылке в места отдаленные (более 3.000 ли), а равно и во всех случаях (В ст. 7 дог. 1899 г. начало ее гласит так: “все важнейшие дела, а также все случаи”.), когда мнения членов Харбинского отделения не согласны с мнением главного инженера, подлежат окончательному (Этого слова в ст. 7 дог. 1899 не имеется.) решению Гириньского цзяньцзюня, который основывается на донесениях членов отделения и на сообщениях главного инженера. Все же остальные дела, независимо от степени их важности, окончательно (Слов: “независимо от степени их важности, окончательно” в ст. 7 дог. 1899 г. не имеется.) решаются и приводятся в исполнение (Слов: “и приводятся в исполнение” в дог. 1899 г. также не имеется.) распоряжением председателя и вице-председателя отделения по взаимному соглашению с главным инженером или его уполномоченным. Председатель (Слову “председатель” в дог. 1899 г. предшествует слово “но”.) и вице-председатель отделения должны о своих постановлениях доложить, с одной стороны, прошением Гириньскому цзяньцзюню для сведения (В дог. 1899 г. вместо слова “сведения” значится слово “просмотра”.), а с другой стороны послать сообщение в Гириньское Главное отделение для внешних сношений для хранения в архиве.

8. Все члены Харбинского Главного Отделения и солдаты назначаются Гириньским цзяньцзюнем; председатель и вице-председатель отделения также назначаются и перемещаются (Слов “и перемещаются” в дог. 1899 г. нет.) цзяньцзюнем, но по предварительному совещанию с главным инженером (Вместо слов “совещанию с гл. инж.” в дог. 1899 г. значится “извещении главного инженера”.), дабы на столь ответственный пост избрать лиц, известных главному инженеру и цзяньцзюню за людей достойных, просвещенных и ознакомившихся с железнодорожными делами и установлениями. Избранные, таким образом, по взаимному соглашению лица утверждаются в должности цзяньцзюнем (Конец статьи начиная со слова “дабы”, гласит в дог. 1899 г. так: “дабы придать вес этому назначению. Впоследствии, при перемещении этих лиц, главн. инж. может входить с представлением о назначении председателем и вице-председателем чиновников Гириньской провинции, действительно известных главн. инженеру, даровитых и близко знакомых с жел-дор. делом; такие представления рассматриваются цзяньцзюнем, который и постановляет по ним свое решение”.).

9. Для производства всех расходов по содержанию председателя, вице-председателя, всех чиновников и солдат означенного Главного отделения, главный инженер представляет в распоряжение председателя отделения ежегодно 60 тыс. лан по гириньскому рыночному весу. Сумма эта вносится главным инженером частями, за каждые 3 месяца вперед, в распоряжение председателя отделения. [147]

10. Независимо от сего сумма, необходимая на постройку зданий отделения и домов для служащих (низших), а также на обзаведение и обстановку зданий отделения, определяется по соглашению между председателем отделения и главным инженером. Председатель отделения получает ее от главного инженера частями и по мере надобности.

11. (Вместо ст. 11 в догов. 1899 г. имеется лишь добавление к ст. 10: “русский текст с китайским верен.”.) Настоящий договор, написанный по-китайски и по-русски в 2 экземплярах, после подписания его гириньским цзянцзюнем Чан и уполномоченным главного инженера г. Даниель, должен быть представлен для подписей главного инженера К.-В. ж. д. Юговича и заместителя его инженера Игнациуса. Один экземпляр этого договора должен храниться у Гириньского цзяньцзюня, а другой у главного инженера.— Русский текст с китайским верен.