№ 29. Русско-японский меморандум, заключенный и подписанный в Сеуле 14/2 мая 1896 г. о Корее (Вебер—Комура).

(Ср. сборн. догов. и дипл. докум. по делам Д. Востока 1895 —1905 г. г., изд. Мин. Ин. Дел, СПБ., 1906 г., стр. 146—148.)

1. Предоставляя собственному усмотрению и решению Корейского короля вопрос о возвращении его в свой дворец, оба представителя дружески посоветуют его вел-у возвратиться туда, как скоро исчезнет всякое сомнение в его безопасности (После назначения ген. Миура яп. посланником в Корее (1 сент. 1895 г.); последовало 8 окт. убийство корейской королевы, главы антияпонской партии, японскими солдатами под руководством первого секретаря посольства, вызвавшее крупное антияпонское движение, усиленное арестом короля японцами. 11 февр. 1896 г. королю удалось бежать вместе с наследником престола из яп. посольства в русское. После этого наступило некоторое успокоение. Король оставил р. посольство лишь 20 февраля 1897 г., причем принял в доказательство полной своей независимости звание “императора”. Ср. Franke, Grossmaechte in Ostasien, стр. 114—115.). Японский представитель даст с своей стороны заверение в том, что самые полные и действительные меры будут приняты для надзора за японскими “соси”.

2. Министры, составляющие настоящий кабинет, были назначены по свободному выбору его вел. и большею частью уже занимали министерские или иные высокие должности в течение последних двух лет, будучи известны за людей просвещенных и умеренных.— Оба прав-а всегда будут стараться советовать его вел. назначать министров из лиц, просвещенных и умеренных, а также выказывать милосердие к своим подданным.

3. Представитель России вполне разделяет мнение представителя Японии, что при настоящем положении вещей в Корее, по-видимому, необходимо содержать в некоторых местностях яп. стражу для охраны яп. телеграфной линии между Фузаном и Сеулом, а также, что охрану эту, состоящую ныне из трех строевых рот, следует отозвать при первой возможности и заменить жандармами, распределенными следующим образом: 50 чел. в Тайку, 50 чел. в Кахыне и по 10 чел. в каждом из промежуточных постов между Фузаном и Сеулом. Хотя распределение это может подлежать некоторым изменениям, но общее число жандармов никогда не должно превышать 200 чел., которые впоследствии будут постепенно отозваны из местностей, где мир и порядок будут достаточно восстановлены корейским пр-м.

4. Для охраны яп. поселений в Сеуле и в открытых портах против возможности нападения со стороны туземной черни, яп. войска могут быть расположены в составе: 2 рот в Сеуле, одной — в Фузане и одной — в Гензане, [107] при чем численность каждой роты не должна превышать 200 чел. Эти войска будут размещены вблизи поселений (settlements) и имеют быть отозваны, как скоро опасность подобных нападений исчезнет. — Для охраны русской миссии и консульств, русское прав-о может также содержать стражу, не превышающую количества японских войск в тех же местностях; она будет отозвана, как скоро спокойствие внутри страны восстановится.