Комментарии

494. По Танской истории Тугухунь’цы обитали по южному склону гор Гань-сун, на запад от р. Тао, простираясь на юг до гор Бо-лань. Занимая пространство в несколько тысяч ли, Тугухунь’цы с самого начала IV ст. образовали государство, которое существовало до 663 года, когда Туфани овладели их землями.

495. В 1383 году Цин-хайский старейшина Ши-ла-ба и 6 других лиц подчинились Китаю и были награждены шелковыми материями и деньгами. Благодаря обилию и прекрасному качеству воды и травы вокруг Цин-хай’я, называвшегося также Си-хай’ем (западным морем), обитавшие здесь Тангуты исключительно занимались скотоводством и сами размножались с каждым днем. Страна, занимаемая ими, известна была под именем земного рая.

496. По свидетельству И-тун-чжи, монголы Ибура и Эрдус, провинившись пред своим государем, собрав народ, бежали на запад и, узнав о богатствах цин-хайского края, напали на него и разграбили. Большая часть Тангутов, благодаря необузданным грабежам и пожарам, перекочевала в дальние страны, а оставшиеся на месте обратились в подвластных монголам слуг. С этого времени начинаются набеги цин-хай’ских разбойников на Гань-су и Си-нин. В 1514 году ген.-губернатор Пын-цзэ разорил их гнездо и разбойники бежали в средний Тибет. Но, лишь только китайский отряд удалился, Ибура снова вернулся в Цин-хай, а Эрду с бежал. В 1529 году Тангуты из округов Тао и Минь производили неоднократные набеги на пограничные области Китая. В следующем году генерал-губернатор Ван-цюн одних из них привел в покорность, а других истребил и в округах Тао и Минь было восстановлено спокойствие, но Синин продолжал страдать от набегов разбойников-монголов и только Бурхайцы сами защищали себя. Но когда владетель северных племен Аньда, также привлекаемый богатством Цин-хай’я, с двумя своими сыновьями Биньту и Бинту и несколькими десятками тысяч подданных, овладел этим краем, Бурхайды бежали. После этого сам Аньда увел свой народ и оставил Бинту владеть Цин-хай’ем. В 1570-х годах Аньда был пожалован в шунь-и-ваны и Сининский округ успокоился. После того, как Бинту овладел Цин-хай’ем, в нем обитали вместе двоюродный брат Аньды Чэцзинь-тайцзи-хорчи и племянник Юншобу. В конце XVI ст. пограничные набеги монголов хотя постоянно продолжаются, но силы их постепенно ослабевают.

497. Цин-хай, или Кукэ-нор, в древности известен был у китайцев под именем Си-хай (западного моря), или Сянь-хай, причем знак «сянь» произносится однако как «си». Еще при Ханьской династии Китай посылал свои армии против Цянов, тогдашних обитателей Си-хай’я, беспокоивших его своими набегами. Имена Цин-хай, а также и другое Бэй-хэ-цян-хай впервые появляются в китайских книгах при династии Бэй-вэй (386-532 г. по Р. Х.). По замечанию одного китайского ученого Хань-иня, на запад от уезда Лин-цян - лежит оз. Сянь-хэ-цан-хай, известное также под именем Цин-хай; оно находится в расстоянии 250 ли на З. от Си-пин (Си-нин) и имеет в окружности более 750 ли. По средине его возвышаются 2 горы, из коих одна называется Хуйсун-тологой и увенчана белым пиком, на котором есть небольшая кумирня, обитатели которой тангутские ламы. Когда озеро покрывается льдом, онн спускаются с горы для запаса провизии на целый год. Другая гора, называемая Цаган-хада, лежит ближе к западному берегу оеѳра; на ней много земли и мало камней. Эти две горы стоят одна против другой. Вода в озере зеленоватого цвета; среднее течение его приподнято. Зимою и летом вода стоит на одном уровне. По другим источникам, Цин-хай имеет в окружности 800-1.000 ли. В озере водится бесчешуйчатая рыба, спина которои покрыта черными пятнами. Нынешнее описание этого озера в общих чертах сходно с древними его описаниями. Только о знаменитых лошадях его, которыми оно славилось в древности, ныне не слышно. В Вэйской истории, в отделе о Тугухунях повествуется, что в озере есть небольшая гора, на которую каждую зиму, когда станет лед, помещают отличных кобылиц, которые, при наступлении весны, когда их брали обратно, оказывались все жеребыми. Полученные от них жеребята известны были под именем драконового завода и многие из них оказывались превосходными лошадьми. Тугухунь’цы, добыв персидских кобылиц, помещали их на озере и полученный от них приплод отличался необыкновенною быстротою. В 609 году Суй’ским государем Ян-ди сделан был опыт добывания этих лошадей, но неудался, а потому дальнейшие попытки были оставлены.

Цин-хай известен у тангутов под именем Кукэ-нора. В 1254 году, при Мэнкэ-хане, на З. от оз. Кукэ-нор был съезд всех князей и на горе Жи-юе принесена была жертва небу. При настоящей династии, в 1724 году, когда китайское войско, преследовавшее Чжунгар до р. Ихэ-харчжи, на северном берегу Кукэ-нора, томилось от жажды, вдруг пред лагерем забил ключ водою, из которого войска утолили жажду. В благодарность за это духу Кукэ-норских вод поставлен памятник и установлены ежегодные жертвы, при которых, под страхом штрафа, обязаны были присутствовать все местные князья.

Из древних городов в Цин-хай’е упоминаются два города Си-хай; из них один, лежавший на В. от Цин-хай’я я в 810 ли на В. от Линь-цян-син-сяня, нынешнего уездного города Си-нина, был основан в начале нашей эры узурпатором Ван-маном; а другой, находившийся в 15 ли на З. от Цин-хай’я и, под именем Фу-си, бывший столицею Тугухунь’цев, основан в начале VI ст. Суйским государем Ян-ди. Кроме того упоминается еще город Хэ-юань на юг от Цин-хай’я. Это тугухуньский город Чи-шуй, основанный в 609 г. при династии Суй и упраздненный при Тан.

Цин-хай окружают 13 гор, а именно: Амуни-сальхин на Ю. В., Амуни-мурэнь на В., Амуни-нарин-тунбу на Ю. З., увенчанная острым и прямым пиком, от чего и получила свое название; Амуни-баянь-цзунцуй, Амуни-дуншу, Амуни-тяньцинь-цаган, получившая название от весьма высокой и бесснежной вершины своей, Амуни-ушань-тунбу, - все эти 4 горы лежат на С. З. от озера; Амуни-эку - в 200 ли на С. З. от озера, весьма большая гора; Амуни-барбонь - на З. от озера, получившая название от высоты, недоступности и мрачности своих вершин; Амуни-гангар - на С. В. от озера, вблизи границ областей Гань-чжоу и Лян-чжоу, она известна еще под именем Лун-шоу-шань; Амуни-баянь-хара - вне границ Лян-чжоуской области, она называется еще Да-хуан-шань; Амуни-хухэн-гурбан на В. от горы Харцзи, на восточном берегу Желтой реки, увенчанная двумя высоко выдающимися и покрытыми вечным снегом пиками, из коих один, Амуни-мачань-мусунь, то есть Да-сюе-шань (большая снежная гора). Слово «амуни», прилагаемое к горам, по тангутски значит «дед». Всем этим 13 горам, а в особенности Да-сюе-шаню, по обычаю тангутов, приносятся жертвы во все четыре времени года. Цаган-тологой-урту лежит на юго-западном углу (урту) озера. Слово «урту», - угол, - прилагается туземцами ко всем 13 горам, окружающим Цин-хай. Кроме вышеисчисленных 13 гор в Цин-хай’е есть еще следующие горы: Хан-тологой, лежащая в степи, в 200 слишком ли на юг от озера; Сокту-шань на З. от озера; в 50 ли на Ю. З. от нее есть еще другая гора того же имени, где из земли выходит много миазмов и растет ядовитая трава; Ухэ-толо-шань в юго-западной части Цин-хай’я, высокие пики которой поднимаются отвесными стенами; Гурбан-ямату, на западном берегу Желтой реки, в 300 слишком ли на Ю. З. от озера. Гора эта состоит собственно из трех смежных гор, носящих название Ямату. Горы эти окружают озеро Чжоло с запада. Соло-баянь-хара-шань находится на С. В. от гор Ямату; она получила название от каменистого, темного цвета утеса, изобилующего малярийными лихорадками.

Главные хребты Цин-хай’я суть следующие: Бар-тологой в 100 ли на юг от озера, на северном берегу Желтой реки; Бахань-хату-лин вблизи южного берега; Ихэ-хату-лин, лежащий на В. от первого; Чача-линь на С. З. от Бага-хату-лин; Набчур на В. Чача-лин; Соло-лин в 200 слишком ли на ЮЮЗ. от Цин-хай’я, - это восточный отрог горы Соло-баянь-хара; Дэннуртай-лин на западном берегу Желтой реки, на В. от Соло-лина; Тэмэнь-хото-лин на Ю. В. от оз. Тосун и в 100 слишком ли на Ю. З. от Соло-лин; Хайнук на Ю. В. от Цин-хай’я; Бухуту-лин на С. В. от Цин-хай’я; Усуту-суцзи-лин на 100 слишком ли на З. от Цин-хай’я; Индэр-билюту недалеко от Цин-хай’я на Ю. З.; Холай-лин и Улан-булак-лин в 200 слишком ли на Ю. З. от Цин-хай’я.

Реки Цин-хай’я суть: Хор на Ю. В. от Цин-хай’я, она берет начало из хребта Нара-сара, течет на С. З. более 100 ли и впадает в Цин-хай; Харцзи на ССВ. от Цин-хай’я, она берет начало из горы того же имени на северном берегу Цин-хай’я, течет на Ю. В. на расстоянии 80 ли и впадает в Цин-хай; р. Ихэ-улан-хошо на С. от Цин-хай’я, она берет начало из горы Баянь и, протекши более 80 ли на юг, впадает в Цин-хай; в 70 слишком ли на З. от нее есть р. Бага-улан-хошо, которая, протекая более 60 ли на юг, тоже впадает в Цин-хай; р. Буха (см. описание северного правого крыла последнего знамени).

Из озер Цин-хай’я упомянем Баянь-чи на Ю. В. от него имеющее более 40 ли в окружности и Доло-чи в Ю. З. ли от него на Ю. З., имеющее более 150 ли в окружности.

498. Р. Таолай, на юге Су-чжоу, протекая вниз, соединяется с р. Чжан-е; это древняя р. Ху-цань-шуй. По географическому отделу Ханьской истории р. Ху-цань берет начало у южных Цянов, течет на С. В. и, достигнув Хуй-шуй, вступает в Цян-гу. По Хуань-юй-цзи, р. Ху-цань, называемая также Цань-шуй и Фу-лу в просторечии, вытекает с Ю. З., из Тугухуньских пределов. По географии области Су-чжоу, р. Таолай, составляющая с протекающею на В. от города канавою Шуй-мо-цюй рукав одной и той же реки, достигнув города Вэй-лу, называется еще Гуан-фу-цюй; направляясь далее на В., она достигает до Ча-коу, соединяется с р. Чжэнь-и-хэй-хэ и называется также р. Тянь-цан, в 300 ли на В. от округа (Су-чжоу). В И-тун-чжи сказано: основываясь на картах, нынешняя р. Таолай берет начало в 500 слишком ли на Ю. З. от Су-чжоу, в инородческой земле; она выходит тремя рукавами, из коих самый западный носит название Таолай, западный же, известный под именем Хату-барху, протекая более 100 ли на С., соединяется с р. Таолай, которая затем течет более 100 ли на С. В.; здесь, на юг от нее, есть 2 реки Бага-эцзинэй, которые сначала текут отдельно на протяжении более 200 ли, затем соединяются в одну реку, которая чрез несколько десятков ли течения в северном направлении сливается с р. Таолай в одну реку, которая, протекши в северо-восточном направлении более 200 ли, вступает в пределы собственного Китая. Огибая Су-чжоу с южной стороны и достигнув северо-восточной его стороны, она соединяется с рекою, притекающею с З. и, устремляясь на С. В., выходит за границу, проходит мимо кумирни Цзинь-та-сы, поворачивает немного на север, затем на восток, соединяется с р. Чжан-е и, протекши более 500 ли на С., впадает в оз. Цзюй-янь. В докладах Но-янь-чэна, в описании пастбищ степи Таолай в Су-чжоу’ском округе, мы встречаем следующее: Таолайские пастбища лежат в южных горах, в расстоянии более 400 ли от г. Су-чжоу. Степь эта имеет в длину с В. на З. более 200 ли, а в ширину с Ю. на С. от 50-60 ли. По средине ее протекает р. Таолай, оба берега которой окаймлены лугами. Здесь разбросано 9 пастбищ, в расстоянии 30, 40, 50 и 60 ли друг от друга. На юге, за пограничным столбом, раскинулось обширное пастбище Сулэ, служащее отдаленным кочевьем для цин-хайских монголов; на В. чрез Бастан оно связывается с Гань-чжоускою степью Е-ма-чуань; на З. оно прилегает в находящейся за проходом горе Цин-тоу. При вступлении в пастбище с севера, дорога чрезвычайно гористая, по которой, кроме того, встречаются малярийные испарения, так что люди и лошади с трудом двигаются по ней. После 300 ли пути достигают кумирни Цзинь-фо-сы, откуда начинается совершенно ровная дорога.

В докладе по производству суда и следствия над китайскими изменниками На-янь-чэн говорит: этот негодный народ ютится, большею частию, на границе Гань-чжоу, в степи Е-ма-чуань, которая, гранича с областями Гань-чжоу, Лян-чжоу и Су-чжоу, а на юге соприкасаясь с Да-туном, окружена горами и выходит к реке. Имея в длину с В. на З. от 4.000-5.000 (?), она обыкновенно, служит пастбищем для лошадей Гань-чжоуского и Су-чжоуского гарнизонов. Степь эта широкая и по средине ее в Е-ню-гоу и Па-бао-шань встречается золотоносный песок. Не смотря на запрещение, подлый народ, привлекаемый выгодою, занимается тайным добыванием золота, так что здесь положительно образовалось разбойничье гнездо.

499. Р. Булунгир, протекающая на С. от нынешнего округа Ань-си, это р. Нань-цзи-дуань. Согласно географическому отделу Ханьской истории, р. Нань-цзи-дуань в уезде Мин-ань берет начало в Нань-цян и, протекая на С. З., впадает в озеро. По Танской географии, Юань-хэ-чжи, р. Мин в уезде Цзинь-чан вливается из Тугухуньских пределов в большое озеро, имеющее с В. на З. 260 ли, а с Ю. на С. 60 ли. Отличаясь обилием воды и травы, места здешние пригодны для пастбищ. В И-тун-чжи говорится: согласно картам и новой географии, здесь есть р. Сула, которая, протекая на запад, проходит в трех ли на С. от Ань-си, затем направляется на С. З. от округа Ша-чжоу, принимает с юга р. Дан-хэ и, протекши на запад еще 300 слишком ли, образует оз. Хара-чи. Всего течения она имеет более 700 ли. Озеро имеет в окружности несколько десятков ли, - это старинная р. Нань-цзи-дуань. Ныне военные поселения трех округов пользуются водою из нее для орошения полей.

500. Оз. Гас лежит в верхнем течении Желтой реки на С. В. от оз. Оринь, в 60 слишком ли на Ю. В. от горы Гурбан-мэнгун-тохай. Существует три озера имени Гас: одно называется Оботу-гас и имеет в окружности 25 ли; другое Думда-гас с окружностью в 15 ли и третье Цаган-гас, имеющее в окружности 10 слишком ли. Все эти три озера лежат на В. от оз. Обочи у Желтой реки и известны на местном языке под именем Гурбан-гас. В описании усмирения (Чжунгаров) говорится: в 1714 году экипаж-мейстер Дун-да-чэн докладывал, что, по личном осмотре прохода Гас, в нем оказалось положительное отсутствие следов человеческих. Местность Гас окружена с трех сторон снежными горами, в центре которых тянется полоса с водою, травою и камышом. Большая дорога ее находится в Бутэр (Дэбтэр); на Ю. З. она ведет в Тибет; на Ю. В. - в Цин-хай, Си-нин и в область р. Да-тун - в город Юн-гу доходят в полмесяца; на С. З. - в Чайдам и Турфан. Так как Дэбтэрская дорога служит главным путем сообщения для Цэван-рабтана, то я перенес свою ставку в Дэбтэр. От прохода Гас, по переходе чрез Дабасун-гоби, встречается местность Гашунь, из которой можно проникнуть в Сэртэн.

501. Хребет Чжан-ла лежит на границе местности Гун-гун, обитаемой непокорными племенами. На южном склоне его берет начало р. Чжан-ла, которая, протекая на Ю. З., вступает в пределы Сун-паньского округа и, направляясь на юг впадает в Великий Цзян (Минь-цзян). В 40 ли на С. от Сун-пань находится лагерь Чжан-ла, в котором поставлен гарнизон под начальством полковника. В 1541 году здесь было построено укрепление, возобновленное в 1729 году. В Шо-мо-фан-лио говорится: в 1718 году воинский начальник Сун-пань’ского округа докладывал, что в проходе Хуан-шэн Сун-пань’ского округа нет дозорных маяков; в лагере Чжан-ла обыкновенно стоит гарнизон из 640 человек под начальством полковника, в ведении которого состоят разные инородцы. На юге находится инородческое приставство Цза-гу, в состав которого входит множество родов, мужской элемент которых известен своею отвагою. Южные границы этого приставства до самого Да-цзянь-лу соприкасаются с приставствами Тянь-цюань и Мин-чжэн. При династии Мин инородческие племена, обитавшие в нынешнем округе Сун-пань, то изъявляли свою покорность Китаю и представляли дань во Двору, то возмущались и были усмиряемы силою оружие; при чем Чжан-ла неоднократно служила ратным полем.

Хребет Дарцзи (лин), известный в И-тун-чжи под именем Толи (лин), лежит вне округа Тао-чжоу. С вершин его берет начало р. Тао (хэ). Самый хребет чрезвычайно высок и обширен; вершина его представляет равнину, покрытую роскошною травою и обильную водою.

Оз. Сэртэн лежит в 300 слишком ли на Ю. З. от старинного окружного города Ша-чжоу. Вода выходит с северного склона снежных гор (Сюе-шань) и, протекая на С. З., превращается в озеро, около которого пролегает главная цинхайская дорога.

Р. Сиргальцзинь - это р Дан-хэ, на З. от округа Ша-чжоу, известная в древности под именем Ди-чжи-шуй. По географическому отделу Ханьской истории, в уезде Лун-лэ есть р. Ди-чжи-шуй; она выходит от Нан-цянцев, течет на С. В. и образует озеро, вода которого употребляется для орошения полей. В И-тун-чжи говорится, что на картах есть р. Дан-хэ, называемая также Сирха-цзинь; она берет начало из гор, на Ю. В. от округа Ша-чжоу, течет на С. на протяжении более 200 ли, затем на З. более 100 ли, принимает с юга одну реку и, поворотив снова на С., проходит на В. от старого и на З. от нового города Ша-чжоу, течет еще на протяжении более 100 ли и впадает в р. Су-лай. Она служит для орошения полей на громадном пространстве. Это и есть старинная реки Ди-чжи-шуй.

502. Муру-усу на древних картах писалось Хуху-усу (Голубая река); она находится на З. от Хуан-хэ и на С. от Да-сюе-шань (большие снежные горы). Получив начало из хребта Соном-даши, она протекает на С. на протяжении 40 ли, затем, поворотив на С. В., течет в этом направления и, приняв с юга р. Мира, а с севера рр. Сархабчи и Хайран, протекает на В. на расстоянии 30 слишком ли и впадает в Желтую реку (?).

503. В 1718 году Лубсан-даньцзинь, участвуя с армиею в сопровождении шестого далай-ламы в Тибет, по возвращения оттуда, возымел желание сделаться главою Тангутов. Заручившись тайно содействием Цэван-рабтана и созвав Цин-хайских тайцзиев на сейм в Цаган-тологой, Лубсан приказал им, как бы своим подданным, называться прежними титулами, а сам, в качестве предводителя их, принял титул далай-хун-тайцзи. Император Юн-чжэн, при виде взаимоистребления между Хошотами, не желая немедленно прибегнуть к оружию, приказал си-нинскому правителю пригласить Лубсана к прекращению военных действий и, в случае отказа, наказать его. На это Лубсан лживо заявил, что хошо-цинь-ван Цаган-даньцзинь и доро-цзюнь-ван Эрдэни-эрхэ-токтонай замыслили овладеть Тангутами, на что тайцзии не согласились и потому он намерен решить дело оружием. По всей вероятности, помянутые два князя первые отказались присоединиться к Лубсану и он хотел оклеветать их, с целию подвести их под наказание. Убедившись в его коварстве, богдохан решился наказать его и для этой цели отправил против него с армиею генерал-губернатора Шань-си и Сы-чуани Нянь-гэн-яо. Лубсан-даньцзинь бежал в Чжунгарию и все сообщники его были препровождены в клетках в Пекин. В 1755 году, когда армия, отправленная против Даваци, достигла Или, Лубсан был взят в плен, но не был казнен, потому что имел указ Юн-чжэна, избавлявший от смертной казни. Дети его Баран-цаган и Эбугэнь были назначены телохранителями. Остальные родственники, жившие в Или, были освобождены от переселения в Китай.

504. По Шо-мо-фан-лио, в 1719 году чиновник, командированный для определения границ в Си-цзим и 2 другие места, докладывал следующее: пригласив элютского бэйцзы Рабтана и подчиненных ему тайцзи Арслана и бэйлэ Эрдэни-эркэ вместе с местными чиновниками, я объявил им о необходимости установления границ, на что они отвечали: землю удобную для хлебопашества пусть пашут солдаты и поселяне, а нам оставьте только кочевья. Си-цзим вместе с двумя другими местностями, служившими в древности кочевьем шара-голских монголов, уже распаханы солдатами и поселянами, а пустопорожняя земля по прежнему оставлена монголам под кочевья. В местности Далату подле реки хлебопашеством занимаются цэцэн-бэйлэ’вцы вместе с поселянами и солдатами. Верховья же Си-цзим, как негодные для хлебопашества, благодаря своему болотистому характеру, служат кочевьем для монголов. Далее, по течению реки (Желтой) по обеим берегам ее земледелием занимаются подданные бэйлэ Эрдэни-эркэ и бэйцзы Рабтана вместе с солдатами и поселянами. Здесь я приказал поставить межевые знаки с тем, чтобы они не были нарушаемы. В докладах На-янь-чэна об усмирении фаней (Тангутов), мы находим следующее: со времен императора Юн-чжэна, по усмирении Цин-хай’я, там были поставлены знаки и земли определены, при чем Желтая река принята была за границу. На С. от реки было учреждено 25 монгольских знамен, а на Ю. от нее 5. Остальные же земли на южном берегу были предоставлены тангутским родам. Но так как на северной стороне реки земли богатые, а на южной не все отличаются хорошею водою и травою, то тангуты всегда жаловались, что китайцы, покровительствуя монголам, отдали им все хорошие земли и постоянно горели желанием перейти на северную сторону. В начале, когда они стали жить отдельными родами, в каждом роде было не более 100 семей. При обширности земель и редком населении кочевья могли еще вмещать как монголов, так и тангутов. Но с увеличением населения тангуты стали грабить монголов, как своих исконных врагов и приобретение земель по северную сторону стало их заветным желанием. Между тем, нынешние монголы пришли в крайний упадок и не только не в состоянии собраться с силами, но все бегут и живут подаянием. В последующих докладах На-янь-чэн замечает, что на южной стороне реки 4 знамени, сравнительно с северными несколько зажиточнее и сильнее. А если это так, то бедным и слабым является только один род Тургутов западного знамени.

505. Нара-сара - это гора Жи-юе, лежащая в 87 ли на Ю. З. от Си-чуань-коу в Си-нинской области. Кроме Сара-нара для торговли Кукэ-норцев с китайцами, в виду удобств снабжения всем необходимым монголов двух крыльев на восточной и западной сторонах (Желтой реки), регенством определено было по прежнему разрешить торговлю в Хэ-чжоуском округе в Шуан-чэн-пу, и в Сун-паньском - в Хэ-коу, на запад от заставы Хуан-шэн-гуань. Оба эти пункта выбраны были для торговли в виду их простора, а также обилия и отличных качеств воды и травы. Из докладов На-янь-чэна видно, что впоследствии для торговли с Цин-хай’ем были указаны только кумирня Донхор и Даньгар в уезде Си-нинском по Уши-гоу и Цаган-обо в Да-тунском.

506. Из докладов Наянь-чэна мы видим, что, состоящие в ведении Цин-хайского правителя, Юй-шу’ские Тангуты, после поселения их, с 1733 года, за исключением двух родов Цзиоба и Лалабу, обязанных пересылкою казенной корреспонденция и переправами чрез реки и потому освобожденных от податей, все остальные в числе 39 родов, составляющих 8369 семей, обязаны с каждых 100 семей вносить ежегодно 1 лошадь, с переложением на серебро по цене 8 лан.

507. В начале, когда Цаган-даньцзинь и Лубсан-даньцзинь управляли правым цин-хай’ским крылом, кочевье первого находилось на восточной стороне Желтой реки, в 4-5 днях расстояния от Сун-пань-тина; а второго - на запад от реки, близ Булунгира, причем границею служила Желтая река.

508. Второй исток Желтой реки снова показывается у восточной подошвы горы Баянь-хара. Два родника, протекши несколько ли, соединяются в один, который, направляясь на Ю. В., носит название р. Алтан, вероятно, благодаря несколько желтоватому цвету своих вод. Река, протекши более 300 ли в С. В. направлении, достигает Одон-тала, известного в древности под именем Син-су-хай, то есть, звездного моря, которое в Юаньской истории названо Хо-дунь-нор и лежит в 1100 слишком ли на Ю. З. от Си-нинской границы. Син-су-хай расположен в центре множества гор, представляя равнину приблизительно в 300 ли с бесчисленным множеством больших и малых ключей, в беспорядке бьющих из земли, представляющихся издали как бы звездами. Р. Алтан, вступив в оз. с Ю. З., течет более 100 ли на С. В., затем, поворотив на Ю. В., изливается в оз. Чжаринь, имеющее в окружности более 300 ли, длинное с В. на З. и узкое с С. на юг. Река протекает по длине озера с В. на З. Название Чжаринь произошло от тибетских слов «чжа» белый и «ринь» длинный, указывая этим на удлиненную форму озера и белизну в нем воды. Продолжая течение далее на Ю. В., река изливается в оз. Оринь, лежащее в 50 слишком ли на В. от оз. Чжаринь. Оз. Оринь также имеет в окружности более 300 ли, формою походит на горлянку, обращенную широким концом на Ю. З., а узким на С. В. «О» по тангутски значит синий и указывает на синий цвет воды в озере. В Юаньской истории оз. Оринь называется Аланор, Вытекши из оз. Оринь на С. В., река поворачивает на Ю. В., затем, на Ю. и достигает подошвы хребта Баянь-хун и только чрез 150 ли дальнейшего течения в южном направлении цвет воды меняется в зеленовато-желтый. Далее река, извиваясь, течет в юго-восточном направлении на протяжении 700 ли и огибает южный склон гор Да-сюе-шань (Больших снежных гор), известных в древности под именем Цзи-ши-шань, а у тангутов под именем Амуни-мачань-мусун-алинь. «Амуни» значит дед, «мачань» - страшный, а «мусун» - лед. Фраза эта, по видимому, обозначает: «большая ледяная гора». Эта гора, идущая на В. от Баянь-хара, находится на берегу Желтой реки и тянется на протяжении 300 слишком ли. Вершины ее увенчаны девятью весьма высокими пиками, зимою и летом покрытыми снегом. От границ Си-нина на Ю. З. она находится в 530 ли и известна в Юаньской истории под именем Ирма-бумола. Желтая река течет по южной подошве горы на восток и, поворотив на С. В., последовательно принимает в себя с Ю. В. три реки, носящих название Хундулунь, а именно: Дэду-хундулунь, которая, выходя из горы Лай-чу, течет на С. З. на протяжении более 300 ли и впадает в Желтую реку - это р. Нарин-хара Юаньской династии; Домдаду-хундулунь: она выходит из горы Накдэ-му-цзин и, извиваясь в северо-западном направлении на протяжении более 300 ли, впадает в Желтую реку, там, где последняя делает поворот с Ю. на С. В. - это р. Цилимачу Юаньской истории; Доро-хундулунь; она берет начало из горы Ган-кун и, протекши в северо-западном направлении на протяжении более 600 ли, впадает в Желтую реку в том именно месте, где эта последняя у подошвы горы Улан-ман’най делает поворот на С. З.; - это р. Пын-со Юаньской истории, берущая начало из горы того же имени. Приняв в себя эти три реки, Желтая река становится еще многоводнее и только по достижении подошвы горы Улан-ман’най она поворачивает на С. З. и течет в этом направлении на протяжения 200 ли; здесь с С. В. в нее впадает р. Сяо-халютай; она берет начало на С. В. из горы Лочабула двумя истоками, которые, протекши на Ю. З. 100 ли, соединяются в одну реку, еще чрез 80 ли течения впадающую в Желтую реку. Р. Халютай течет на З. от кочевья и на В. от южного переднего торгутского знамени.

509. По старым картам эти места служили кочевьем для гуна Галдан-даши; кочевье же Эрдэни-эркэ-токтоная находилось на С. от р. Улан-мурэнь и на Ю. от р. Эцзинэй. В начале Гомбо кочевал за проходом Цзя-юй-гуань, по соседству с Хами и по его кочевьям неминуемо должны были следовать посланцы с данью из Чжунгарии и от разных мусульманских владетелей. В 1656 году, когда отправленный яркендским правителем с данью, посланец прибыл в Су-чжоу, то Гомбо, благодаря тому, что яркендский правитель отнимал его подданных, намеревался напасть на него. Гань-су’ский губернатор перевел посланца в Гань-чжоу. Гомбо с 1000-ю всадников двинулся разными путями в Гань-чжоу, но, услыхав, что войска наши готовы дать ему отпор, возвратился и не осмелился беспокоить границу. Когда же Лубсан-даньцзинь, возмутившись, ограбил кочевье Эрдэни-эрхэ-токтонай’я за то, что он не присоединился к нему, Эрдэни-эрхэ, не быв в стоянии дать ему отпор, прибежал с женою по тропинкам в Гань-чжоу с просьбою о помощи. Сыновья его Арабчжи и Соном-даши, собрав своих подданных, имели с Лубсан-даньцзинем семидневный кровопролитный бой, после которого последний отступил, а они с своим народом изъявили покорность Китаю.

510. Р. Да-тун берет начало из озера, лежащего на Ю. от горы Амуни-нику, находящейся на С. З. от Кукэ-нора и в юго-восточном течении своем называется Улан-мурэнь; затем, направляясь на В. на протяжении 150 ли и приняв с С. р. Хархунь, она, извиваясь, течет на С. В. и принимает с юга одну речку. Продолжая течение на С. В., она встречает р. Манчук, впадающую в нее с С. З. Направляясь затем на В., она проходит у горы Фань-да (шань), течет на Ю. В. на протяжении 800 ли, принимает с севера 6 небольших речек, а с юга 5, подходит к южной стороне крепостцы Си-да-тун (пу) и, продолжая течение в юго-восточном направлении, принимает р. Хуан-шуй, а затем впадает в Желтую реку. Да-тун - это древняя р. Хао-мынь.

511. Дабасун-далай лежит на Ю. З. от оз. Кукэ-нор, имеет в окружности более 100 ли, производит соль и потому известно у монголов под настоящим именем. Озеро это образуется реками Мохор и Цаган-усу, притекающими с запада, которые потом вытекают из озера на Ю. В. уже одною рекою, которая, сделав более 100 ли, встречает катящуюся с запада р. Барху, а чрез 70 слишком ли дальнейшего течения ее в нее впадает с Ю. В. р. Чайцзи, которая, под названием уже р. Янь-хэ (солевой), снова течет на Ю. В. на протяжении более 60 ли и затем исчезает в оз. Гунга. Все кукэнорские монголы и обитатели Си-нинской области, а также разные инородцы и магометане пользуются солью из этого озера. По карте, это место служит кочевьем тайцзи Эрдэни-батура. Кочевье же бэйлэ Даяна лежит на З. от Тяньцинь-чаган-хада и на С. от Бор-нор. Озера: Гунга-нор, Хэртэхэ-нор и Иньдэрту-нор лежат одно против другого и образуют как бы треножник, но не соединяются между собою. Оз. Гунга имеет в окружности более 50 ли, на С. от него лежит оз. Синачи, имеющее в окружности более 40 ли, а на Ю. З. есть оз. Чильдок, имеющее в окружности более 20 ли. Почва здесь солончаковая благодаря тому, что в нее просачивается воды из соленого озера.

Согласно уложению палаты внешних сношений, земли, лежащие на З. от Цин-хай’я и на С. от него, изобилуют рыбою и солью. Бедным монголам по билетам, выдаваемым князьями и чжасаками, разрешается добывание соли и ловля рыбы, каковые предметы они отвозят для продажи в Дангар, Си-нин и Да-тун и выменивают себе полотно и хлеб.

512. По старинной карте в этих местах кочевали тайцзи Сэбтэн, и Цэрэн-дондоб.

На западной стороне кочевья протекают 2 реки: Ихэ-улан-хошо и Бага-улан-хошо; они приходят с С. В., из горы Худэри и, протекши на юг более 100 ли, впадают в Кукэ-нор.

513. По карте, кочевье лежит на юг от р. Булунгир и служит ставкою бэйлэ Даяньчи-арбату. Почва представляет песчаную степь, из юго-восточной части которой вытекает р. Булунгир; протекая более 500 ли на С. З., она впадает в Дабасун-нор.

514. По старой карте, кочевье Галдан-даши, лежавшее на южном берегу р. Да-тун, пряно на С. от Кукэ-нора, служило кочевьем Эрдэни-бадань-тула.

515. Согласно карте, кочевье этого знамени расположено на юг от р. Цайдам. Р. Шуха, вытекая из неизвестного озера, лежащего на западной стороне кочевья, теряется на С. З. в песках, река же Цайдам выходит на С. от истоков р. Хуан-хэ из оз. Тосу (нор) и, направляясь на З., достигает до Шара-чжургэ-тала, где в нее с востока впадают воды оз. Алак (нор), по соединении с которыми, она течет на С. З.; р.р. Гэдэргу, Улан-усу и Булунгир впадают в нее с востока. Далее, на З. она уходит в пески. По карте Кукэ-нора, от кумирни Дулан (хит) до поселка Сэрхай около 60 слишком ли; от Сэрхай’я до южного Цайдама приблизительно более 400 ли; от монгольских кочевьем в южном Цайдаме до Юй-шу приблизительно более 800 ли; от Тос-нор до южного Цайдама приблизительно более 300 ли.

В 1729 году регентство, по вопросу о поставке гарнизона в урочище Гас, выразило следующее мнение: в виду тесноты местности Гас, там можно поставить только 100 человек, а остальных поместить в Цайдаме. В Дэбтэре, на З. от Цайдама, поставить 600 человек; далее на З. от Цаган-усу - 400 человек; в обоих этих местах воды и травы достаточно для кочевки и между всеми пунктами установится более тесная связь. В 1731 году последовал указ такого содержания: чрез местность Исун-цаган-чулуту, лежащую на З. от Цайдама, пролегает прямой путь в Ань-си и Ша-чжоу, имеющий чрезвычайно важное значение для Баркульского гарнизона, а посему поставить в этом месте 1000, или 800 человек, построить в нем, для отражения неприятеля, одну крепостцу, а для наблюдения за движением разбойников расставить пикеты.

516. Горы Лоча-була, известные в Юй-гуне и при Хань под именем Си-цин (шань), в Бэй-ши под названием Си-цзян (шань) и в Шуй-цзин-чжу под именем Цян-тай (шань), лежат близь восточного берега Желтой реки, у поворота ее с В. на С. З. Они тянутся более чем на 1000 ли и между горами, лежащими на юг от Желтой реки, нет больше этих гор. Из них берет начало р. Таолай.

517. Из докладов На-янь-чэна видно, что сюнь-хуаские тангуты издревле разделялись на покорных и непокорных, из коих первых было 18 родов, а вторых 52. По большей части они имеют распашную землю и, кроме того, живя по близости с сун-паньским приставством в Сы-чуани, покупают сычуаньский чай и сами продают его в развоз, благодаря чему отличаются сравнительною зажиточностью. В этих местах есть три большие кумирни: Лабран, Цзун-ця и Лун-у, в которых обитает не менее 20-30.000 лам, между которыми, конечно, легко могут скрываться негодяи.

Шань-Гань’ский генерал-губернатор Буяньтай в докладе, представленном в 1846 году, по поводу усмирения мятежа тангутских лам кумирни Хэй-цо-сы, лежащей за караулом сюнь-хуа’ского приставства, дает, между прочим, следующую характеристику быта и нравов здешнего тангутского и ламского населения. Все тангутское население известно жестокостью своего характера. В обыкновенное время как миряне, так и монахи занимаются разбоем и, в случае обнаружения преступления, скрывают виновных и оказывают сопротивление властям. Ламы поочередно выбираются в старшины. В случае общего движения из кумирни идут все приказания, которым беспрекословно повинуются все тангуты хуторяне.

Относительно Сюнь-хуа и Гуй-дэ в уложении палаты внешних сношений мы находим, что караулы Куйтун, Шара-олун и Бочимол служат главными проходами в эти округа; кроме того есть еще более десятка незначительных проходов, ведущих к тангутам. В трех главных проходах поставлено по одному старшине, которые уже сами назначают надежных тангутов, для постоянного жительства в малых проходах.

518. Оз. Циктояи, известное еще под именем Цзи-кэ-си-и-нор лежит на З. от оз. Хашату и на С. от р. Дора-хунду.

519. Тангуты гуй-дэского приставства разделяются на три рода: покорных, непокорных и диких. Из них покорных 54 рода, которые обыкновенно занимаются земледелием, вносят подати и могут содержать себя; непокорных 19 родов; они живут на Ю. В. от Гуй-дэ и занимаются скотоводством. В некотором отдалении от реки (Желтой) живут 8 родов диких тангутов, известных силою и многочисленностью своего населения. Между ними есть племя Ван-ши-дай-кэ, которое в последнее время в полном составе своем переселилось на С. от реки. Остальные 7 родов живут в юртах на берегу Желтой реки, которыми, за дальностию расстояния, трудно управлять.

520. У префекта Сюй-син-бо была карта на 13 листах (ши-сань-ту), которую я, Чжан-му, скопировал собственноручно, но не мог определить, когда она составлена. Однако из того, что на ней мы находим кочевье бэйлэ Лачабу, получившего это звание в первый год правления Юн-чжэна (1723), следует заключить, что эта карта была составлена в первые годы правления этого государя, а не в царствование Цянь-луна, как это утверждали прежде.

521. Р. Кяхта находится на восточном берегу Желтой реки, в 600 слишком ли на З. от Тао-чжоу-тин. Она берет начало из горы Ихэ-тургэнь, течет на С. В; затем, поворотив на С., по принятии в себя вод из горы Бага-тургэнь, она уклоняется на С. З. и, протекши более 100 ли, принимает в себя с С. В. реку из горы Исик; засим, продолжая катиться в том же направлении, впадает в Желтую реку.

Другая р. Шорхонь, известная на старой карте под именем Шор-гол, находится на С. от р. Кяхты; она берет начало из горы Гурбан-тулга и, приняв в себя три ручья, течет на С. З. и впадает в Желтую реку.

522. Р. Бу ха находится на З. от Цин-хай’я; она берет начало в 300 слишком ли на З. от Цин-хай’я, на юге горы Амуни-эху, под именем р. Харашина и, протекши на юг более 100 ли, соединяется с водами озера Ингэ-чи, имеющего в окружности более 150 ли и текущего на Ю. В. до соединения с р. Харашина, на протяжении более 100 ли. Отсюда эта река течет на Ю. В. на расстоянии более 60 ли до северного склона пика Тянь-цинь-цаган, где принимает воды из оз. Шар-нор, известного на старинных картах под именем Шань-чи. Озеро имеет в окружности более 60 ли; воды его текут на В. до пика Тянь-цинь-цаган и также соединяются с р. Харашина, которая после этого течет на В. на протяжении 70 слишком ли и, приняв с С. рр. Ло-цзы и Сирха, продолжает течь в том же направлении более 50 ли, еще принимает с С. р. Чжирматай и уже под именем р. Буха течет снова на С. более 70 ли и впадает в Кукэ-нор. Она принимает в себя 6 больших рек, имеет широкие берега и глубокое течение, так что в летнее время для переправы недоступна. Это самая большая река в окрестностях Кукэ-нора. По всей вероятности, это р. Да-фэй-чуань, о которой упоминается в биографии туфаней Танской истории.

523. По карте времен Кан-си, по северному берегу р. Боро-чунхук, начиная от ее истоков до кумирни Донхор, расположены были кочевья: гуна Норбо-пунчука, гуна Чаринь, бэйлэ Сэбтэн-чжарт-хэйба и тайцзи Сурчжат-хэйба. По 13-ти листовой карте, кочевье Лубсан-цагана лежало за проходом Бянь-ду, на северном берегу р. Да-тун, а далее на запад находилось кочевье бэйлэ Балчжур-рабдяна.

Р. Боро-чунхук (В старину название этой реки писалось отличными от нынешних иероглифами.), - это древняя р. Хуан-шуй, иначе называвшаяся Ло-ду; она течет на С. З. от Си-нинского округа и на В. от Кукэ-нора; берет начало из хребта Гарцзан, известного у Юаньцев под именем Ци-лянь-шань, а в Минской географии под названием Жо-шуй-шань, из которого она выходит тремя потоками, а именно: Ихэ-улагуртай, Тургэнь-улагуртай и Чаха-улагуртай, которые, протекши на юг ли 20, сливаются и образуют р. Боро-чунхук. На В. от нее, из хребта Бухуту выходят два потока, которые, протекши также на юг более 30 ли, образуют р. Хундулэн, которая пройдя на Ю. В. более 30 ли и соединившись с р. Бахату, протекает еще ли 60 и впадает в р. Боро-чунхук. Эта последняя, продолжая течение в юго-восточном направлении на протяжении 70 ли, подходит к южной стороне кумирни Донхор, где в нее впадает с Ю. З. р. Тургэнь-даган, протекши предварительно более 50 ли. Только после этого Боро-чунхук становится многоводною, поворачивает на В. и, протекши в этом направлении 40 ли, вступает в пределы Си-нинского округа у Чжэнь-хай-ина - это и есть Си-нинская река, иначе Хуан-шуй, впадающая ли чрез 300 течения в восточном направлении в р. Да-тун.

По истории поздней Ханьской династии, р. Хуан-шуй, иначе называемая Ло-ду-шуй, берет начало из гор на С. В. от Цин-хай’я, течет на В. и, достигнув юго-западных пределов Ланьчжоу, впадает в Желтую реку. По биографии туфаней в Танской истории, р. Хуан-шуй подходит к Мэн-гу и, достигнув Лун-цюаня, соединяется с Желтою рекою. По Юаньской истории, р. Хуан-шуй берет начало из гор Ци-лянь (шань), протекает прямо на В. более 1.000 ли, вливается в Хао-мынь и соединяется с Желтою рекою. По географии Минской династии р. Си-нин, протекающая на С. от города Си-нина, берет начало из горы Жо-шуй (шань), течет на С. на протяжение 500 ли, пересекает Во-янь-чуань, соединяется с Нохай-чуань и впадает в Желтую реку.

524. Во карте времен Кан-си, кочевье Лубсан-дарчжи служило местом кочевки для эрдэни-тайцзи Абуцзи; кочевье же Лубсана находилось на южном берегу р. Да-тун, на северной стороне хребта Шачжакту-алинь.

525. Оз. Сини-нор лежит на восточной границе знамени; южный берег его приходится против того места, где р. Улан си. севера впадает в Желтую реку, которая отсюда поворачивает на С., проходя на востоке мимо Гуй-дэ-тина и на севере вступает в пределы Си-нинской области.

526. Р. Улан-булак берет начало в 100 ли на Ю. В. от Кукэ-нора; в верховьях ее сотни родников, издали напоминающих звездное море (Син-су-хай); из соединения их образуется одна река, которая, протекши на Ю. В. более 30 ли, принимает с С. две небольших речки, продолжает течение в том же направлении на протяжении 70 ли и впадает в Желтую реку. На 13-ти листовой карте место впадения Улан-булака в Желтую реку называется Лун-ян-цзя. Земли на южном берегу ее принадлежат 48 тангутским семействам, состоящим в ведении Гуй-дэ’ского пристава.

527. Из Хошотов, кочующих на Кука-норе, кроме 19 чжасачеств из потомков Гуши-хана, было учреждено еще 2; одно для потомков Ханак-тушету, старшего брата Гуши-хана, под управлением Цэрэн-намчжала; а другое для потомков Цэрэн-хатан-батура, младшего брата Гуши-хана, под управлением Харгаса.

528. Чжунгары и Хошоты из поколения в поколение бранились между собою. Гэньтэр, брат Цаган-даньцзиня, уже был женат на дочери Галдана и, не смотря на это, Цаган-дань-цзинь женил Рабдана, доводившегося племянником Галдану, на своей дочери. По усмирении восстания Галдана, чжунгарам, не приставшим к мятежникам, повелено было по прежнему кочевать на Кукэ-норе, родниться и вести дружбу с Хошотами.

529. По карте здесь есть р. Сирха; она берет начало на северо-западе, из горы Хуай-мань-алинь и течет на Ю. В. Далее, есть р. Лосэ; она также берет начало на С. З. из горы Худэри-алинь, течет на Ю. З. и, соединившись с р. Сирха, впадает в р. Буха. Еще на С. З. есть р. Цзирмартай; извиваясь на протяжении нескольких десятков ли, она впадает в р. Буха.

530. Из сюнь-хуа’ских и гуй-дэ-ских диких тангутов только одному роду Аликэ разрешено кочевать на северном берегу Желтой реки, со включением в монгольские роты и отбыванием повинностей.

531. Р. Ихэ-халюту находится в 600 слишком ли на З. от Тао-чжоу, на северном берегу Желтой реки. Она берет начало из гор Намоха и Улан-эрги, откуда выходит тремя истоками, которые, протекши на В. более 100 ли и поворотив на Ю. З., соединяются в одну реку, текущую затем на С. З. более 200 ли и впадающую в Желтую реку.

532. В восточной части кочевья есть р. Хор, в западной Чжагасутай и в центре 5 безымянных речек; все они впадают в Кукэ-нор. Из гор, считая от востока к западу, есть следующие: Амуни-сальхин-алинь, Ихэ-хату-дабагань, Бага-хату-дабагань, Бага-цаган-хада и Ихэ-цаган-хада.

533. В указе Юн-чжэна 1729 года, помещенном в Записках об усмирении Монголии (Пин-дин-шо-мо-фан-лио), говорится, что чжунгары первоначально были рабами монголов при Юаньской династии, что родоначальником их был Эсэнь, сын которого Тогон постепенно достиг больших чинов. Опасаясь, как бы, за смуты, производимые между царскими родичами и за ссоры, посеваемые в среде монголов, не подвергнуться тяжкому наказанию, Тогон изменил Юаньской династии и бежал в северо-западные отдаленные страны. При конце династии Юань он снова увлек негодные элементы, образовал партию и принял название чжунгар. Автор настоящего сочинения, находя приведенный рассказ несогласным с «биографиями монгольских князей», составленными при Цянь-луне и с другими позднейшими источниками, объясняет это разноречивостью слухов, доходивших до Китая до покорения чжунгар.

534. Алтай, от монгольского «алтан» - «золото», это древний Цзинь-шань, находившийся на З. от города Кобдо. В биографии Тукюе, в истории севера Китая, мы находим следующее: при вэйском государе Тай-у-ди (424-452 г. по Р. Х.) Ашина, проживая на южной стороне Алтая (Цзинь-шаня), был кузнецом у Жоу-жаней (Жуань-жуань), а так как Алтай своей конфигурацией походил на шлем, то он принял для Тукюе название Доу-у-тукюе (т. е. Тукюесцев, обитавших у гор, имеющих форму шлема; - Дулгасцы о. Иакинфа). В Юань-би-ши говорится: когда Чингис-хан, воюя с Найманами, взял в плен Таяна (Даян-хана), сын последнего, Гучлук, бежал. Увидав, что отряд неприятеля догоняет его, он, не успев расположиться станом на р. Тамир, пустился в дальнейшее бегство, достиг Алтая в крайне бедственном положении и вслед затем захватил все чужие народности.

В Чан-чунь-си-ю-цзи мы встречаем следующие сведения об Алтае: 7-й луны 9-го числа мы, вместе с посланцем, отправились на Ю. З. и, следуя в этом направлении 5 - 6 дней, несколько раз видели снег на горах. Еще чрез 2-3 дня мы перевалили чрез высокий, остроконечный пик, поросший густыми соснами и елями, с озером на нем. По выходе из большого ущелья мы встретили реку, текущую на запад, солнечный (т. е. южный) берег которой (у о. Палладия - северный) был окутан разными деревьями. Дикий лук, словно душистое растение, окаймлял дорогу, на протяжении нескольких десятков ли. На север был старинный город Хэ-ли-сяо. Пройдя на Ю. З. песчаную степь, тянущуюся ли на 20 и отличающуюся крайним недостатком воды и травы, мы впервые увидели Уйгуров, орошавших пшеницу из арыков. Еще чрез 5-6 дней пути, перевалив чрез хребет и взяв на юг, мы достигли монгольского стана и ночевали в кумирне (у о. Палладия в юрте). Выступив по утру и следуя извилистым путем по южным горам, мы увидели на них снег. Люди сказывали нам, что на С. от этих снежных гор лежит тянь-чжэнь-хай’ев город, в котором есть хлебные магазины, почему он называется также Цан-тоу (хлебный магазин). 7-й луны 25-го числа китайские ремесленники вереницами выходили нам на встречу. В Ша-мо по большей части не занимаются земледелием и потому здесь нам приятно было видеть уже созревший хлеб. На другой день учителя посетил Чжэнь-хай, с северной стороны гор Абухань, и сказал ему, что впереди будут большие и высокие горы и обширные топкие болота, по которым тележная езда не возможна; надобно будет уменьшить число телег и спутников и ехать верхом, на легке. Следуя этому совету, учитель отправился на двух телегах, в сопровождении двух десятков станционных вершников и, следуя подле больших гор, отправился на запад. Сопровождавший Чжэнь-хай’я раб его Ли сказывал, что в прошлый раз под этою горою оборотень отрезал у него сзади волосы (у о. Палладия: на дороге слуга Чжэнь-хай’я рассказывал Ли-цзяну, что оборотень схватил его за волосы на затылке). На это Чжэнь-хай заметил, что найманский князь также подвергся здесь наваждению горного оборотня. Пройдя в юго-восточном направлении 3 дня и повернув на Ю. В, перевалили чрез большую гору, прошли по большому ущелью и 15-го числа достигли северо-восточной стороны Алтая (Цзинь-шань). После непродолжительной остановки здесь, мы пустились в дальнейший путь в южном направлении. Горы эти высоки и велики, с глубокими ущельями и длинными склонами, по которым тележный путь был невозможен. Дорога по ним впервые была проложена третьим царевичем (Огодай’ем) во время его похода. Ста вершникам приказано было за веревки, привязанные в оглоблям, втаскивать телеги на горы и спускаться с них с заторможенными колесами. На протяжении четырех переездов мы к ряду переправились чрез 5 хребтов и, выехав на южную сторону гор, остановились у реки. По объяснению Чэн-тун-вэня, гора Абухань, находящаяся на С. В. от Алтая, - это нынешняя гора Ацзиргань. По биографии Чжэнь-хай’я, Чингис-хан приказал устроить военно-хлебопашные колонии у Ару-хуань и основать город Чжэнь-хай. Ару-хуань - это гора Ацзиргань. Большие горы, около которых следовал на запад Чан-чунь, - это главный восточный отрог Алтайских гор в нынешней местности Уланком. Пройдя на севере озера Чингис и направившись затем на Ю. З., Чан-чунь должен был взять путь на нынешнее Кобдо. Далее, на юго-запад место истоков рр. Кобдо и Иртыша - самый высочайший пункт Алтайского хребта, в которому должно относиться выражение дневника: «направляясь на Ю. В., перевалили чрез большие горы и, пройдя по большому ущелью, достигли Алтая». Большая река, к которой подошли по перевале чрез 5 хребтов, на протяжении четырех переездов, и по выходе на южную сторону гор, по соображению местоположения, должна быть р. Урунгу, называемая Лун-гу в Си-ши-цзи Лу-юй’я и лежащая против Бе-ши-ба-ли (Бишбалык) на ближайшем от него расстоянии с севера на юг в 500 ли. В Юаньской истории, во время походов Юй-цзуна против Хай-ду (внук Огодая), город Чжэнь-хай часто упоминается под именем Чэн-хай. Из того, что в биографии Чжуан-ура сказано, что армия Хай-ду, перевалив чрез Алтай (Цзинь-шань) на юг, остановилась у горы Те-цзянь-гу, следует, что гора эта находилась на юг от Алтая и что армия на возвратном пути от Алтая непременно должна была пройти чрез Чжэнь-хай. Таким образом, Чэн-хай - это Чжэнь-хай, служивший важным стратегическим пунктом в северо-западной Монголии. В 1307 году Хоринь был преобразован в губернию и управление главнокомандующего было перенесено в Чэн-хай; от него до Хориня устроено было тележно-почтовое сообщение, со станциями чрез каждые 300 ли, а всего 10 станций, по которым, для прокормления голодающего населения, было перевезено несколько десятков тысяч мешков рису. Кроме того, здесь (в Чэн-хай’е) был устроен хлебный запасный магазин; прочищены старые арыки для орошения нескольких тысяч цинов земли (цин = 5 десятин. 604 сажен.). Благодаря этим мерам, на севере водворился порядок. В 1295 году в Чэн-хай было отправлено 1.000 человек китайских солдат для занятия земледелием в военно-хлебопашных колониях. На севере было учреждено 119 станций: Телигань, Мурэнь, Наринь и друг. В следующем году Чэн-хайским военным поселенцам были выданы земледельческие орудия. Так как Чэн-хайские земли граничили с владениями Хай-ду, то, во время вторжения его, хлебопашество в колониях было временно оставлено, а с усмирением восстания опять восстановлено и заведывание им поручено было хориньскому губернатору. В 1319 году в Чэн-хай’ские военно-хлебопашные колонии приказано было переселить 2 000 бедняков из ведомства Цзинь-вана (Примеч. переводч. Цзинь-ван, по имени Есун-тэмур, сын императора Юй-цзуна, царствовал под именем Тай-дин-ди с 1824-1328 г.).

В И-тун-чжи дается следующее описание Алтайских гор: Алтай находится на С. З. от р. Тэс и тянется на протяжении более 2.000 ли. Он уносится к небесам, покрыт вечными снегами и является праотцем всех северо-западных гор. Вершина его лежит на С. З. от оз. Убса. Расстилаясь своими разветвлениями по пропастям, он разделяется на 4 ветви, из коих северная, проходя на С. от Иртыша, уходит в пределы России; северо-восточная, огибающая р. Тэс с севера на протяжении 1.000 ли, образует на В. кряж Танну, который, прикасаясь в Хангайским горам с севера, доходит до р. Селенги. Ли во 100 слишком на Ю. от кряжа Тангу, в восточном направлении тянется еще одна ветвь, - это горы Улан-ком, огибающие оз. Киргиз с севера, на Ю. В. от которых есть горы Боргинак-кохэй и Кэкэй; на восток гора Анги, из южной подошвы которой выходит р. Кунгэй, а из северо-восточной р. Ухай; на север гора Малага, из восточной подошвы которой берет начало р. Бургасутай; на северо-восток тянутся большие горы, из южной подошвы которых выходит р. Хара, с другими реками. Далее, на С. В. Алтай соприкасается с южною стороною Хангайского хребта и огибает рр. Хасуй и Тамир. Южный отрог его тянется непрерывною цепью; у западной подошвы его берут начало рр. Наринь, Хулэтай, Халюту, Насык, Больчжи, Хаба, Киран и Хара-эрцис (черный Иртыш), а у восточной - рр. Хара-гиса и Абуду. Далее, он поворачивает на В., причем р. Буянту выходит из северной, а Боро-чингил и Чжактай из южной подошв его. Еще далее на В. идет хвост Алтайских гор; на Ю. В. он образует гору Тайшир и затем снова разделяется на две ветви, которые, как две темно-облачные полосы, прорезывают Гобийскую степь. Из них северная, образовав на востоке гору Кукэ-сирхэ, далее на северо-востоке соприкасается с горою Баян; а южная образует хребет Дута и гору Будай, у западной подошвы которой выходит р. Тугурик. Далее на юго-востоке Алтай образует горы Бурхан и Хонгор-ачжиргань и непрерывная гряда пиков его, тянущаяся на 1.000 слишком ли, перерезает Гоби, образует хребет Арбан-аюл-дача и далее на юго-востоке - горы Гурбан-сайхань, на юг от которых лежит гора Номохон, а на восток - Убогэнь. Достигнув Кунхэ-харалун, южный отрог Алтая прекращается. Направляющаяся на юг от горы Хонгор-ачжиргань ветвь его, образовав горы Цицигана, Байхонгор и Чжалату, прекращается у горы Итатэту, на юг от которой в 80 ли с запада подходят Небесные горы, которые, в свою очередь извиваясь на Ю. В., пересекают Шамо на протяжении более 1.000 ли. Далее на В. Алтай, образовав гору Хорготу, прекращается у Сэгун-харчжань, которая в 200 слишком ли на север имеет гору Кунхэ-харалун, а на юге, пройдя Хань-хай (Гоби) на протяжении 500 ли, достигает Инь-шань’ских гор, идущих по северной стороне Ордоса. В пояснении к стихотворениям на Монголию (Сун-мо-цао-ши-чжу) говорится, что от Алтая на восток идут 33 отрога (хубо), среди которых самый выдающийся пик - это Хан-хубо, у подошвы которого находится оз. Киргиз и с которого катится водопад. Пик этот отличается красотою. В Фань-бу-яо-лио говорится, что в 1735 году Галдан-цэрэн подал адрес, в котором, заявляя, что Алтай в прежнее время служил кочевьем Элютов, а Хангай - Халхасцев, просил о проведении границы от Чжэргэ-шара-хулусу до Баркуля. На этот адрес богдохан дал следующий указ: принадлежность Алтая элютам - это прежнее дело Галдана. Твои элюты вовсе здесь не кочевали. Твой отец, находясь в живых, просил, чтобы, лежащие вне Алтайских гор три урочища: Хада-ола, Хада-чингил и Боро-чингил, не обращать в нейтральную (пустопорожную) полосу; но я на это не согласился. Ныне, нарочно, желая доставить спокойствие твоему народу, даю тебе эти три места с тем, чтобы граница направлялась от Кэмчика и Хан-тэнгри вверх к Алтаю, от хребта Сэлби вниз между Хабтаком и Байтаком чрез Улан-усу и Лоб-нор прямо до прохода Гас, причем от Хусунь-тохой (на берегу р. Кобдо) до Хара-барчук пусть будет нейтральная полоса. В 1738 году Галдан-цэрэн снова подал адрес, прося, чтобы по р. Буянту, за границу признаны были на юге Борцзи-ангирту, хребет Укэк и Гакча, а на севере Сундор-хухуй и Дордохуй-хухуй до Харцил-бом и Хара-барчук, так, чтобы элюты кочевали за Алтаем. На это последовало соизволение и только после этого граница была установлена.

В Си-юй-ту-чжи находится следующее замечание об Алтае: Алтан-ола, в древности Цзинь-шань, лежит в 300 ли на С. З. от Хурту-даба, из юго-западной подошвы которого вытекает р. Халюту. Восточные пределы его состоят из ряда пиков, тянущихся на протяжении нескольких сот ли и он является главою в ряду знаменитых северных гор. Восточные склоны его служат кочевьем для старинных вассалов - халхаских монголов, а в западной части его кочевали Чжунгары.

535. В Общей биографии Торгутов, по поводу переселения Цэван-рабдана на Боротала, встречаются следующие показания: Галдан женился на Ану, внучке Очирту, но потом, возненавидев, убил ее. У Ану была сестра по имени Ахай, которую взял себе в жены Цэван-рабдан, племянник Галдана, последний отнял ее у него; тогда Цэван-рабдан, с досады, перекочевал на Боротала и искал породниться с Аюкою, который отдал за него свою дочь. Во время двукратного посольства Акдуня к Чжунгарам, сын Цэван-рабдана, Галдан-цэрэн, говорил ему следующее: мы сначала кочевали по северную сторону Алтая, потом, вследствие военных действий, перекочевали на Боротала, а оттуда, по недостаточности места, распространили свои кочевья до границ Киргиз-Бурутов. В Синь-цзян-чжи-лио встречается следующее описание долины Боротала: Оз. Сайрам лежит в 200 слишком ли от Хуй-юань-чэна (Новая Кульчжа) и на С. от Талкинского хребта; оно имеет в окружности более 300 ли и со всех сторон окаймлено большими горами. Позади гор, окружающих его с севера, лежит место, известное под именем Боротала, отличающееся обилием воды и травы и представляющее обширную равнину, служившую в прежнее время кочевьем для Чжунгаров, а ныне занятое Чахарами. Талкинский хребет лежит в 90 ли на С. от Н. Кульчжи. В 1755 г. чрез него из боро-тала’ской долины перевалил китайский отряд. Перевал этот утесист и высок и походит на недоступный проход. Ущелье его, поросшее густым лесом, известно в простонародья под именем Го-цзы-гоу. У подошвы этого хребта вытекает родник, превращающийся в большую реку, протекающую по ущелью. В Си-юй-шуй-дао-цзи мы читаем следующее: р. Боротала от караула Дардамту на западе до Окто-сайри на востоке имеет в длину более 200 ли. Берега ее покрыты травою и лесом и окаймлены плодородными равнинами, на которых рассеяны стада скота.

536. По Си-юй-ши-ди, р. Иртыш, протекающая в 600 слишком ли на С. В. от Чугучака, служит границею кобдоского округа. Она берет начало из юго-восточных гор и, извиваясь, изливается в оз. Зайсан, из которого снова выходит на северо-западном углу его и вступает в пределы России. В Синь-цзян-чжи-лио мы находим, что р. Иртыш берет начало из алтайских гор и, под именем Хуа-Ирцис, течет С. З., соединяется с Черным Иртышем и, продолжая течение на С. З., последовательно соединяется с рр. Субту, Курту, Хандагайту, Киран, Борди, Алхабу и Каба; затем, направляясь на З., соединяется с рр. Ночаху и Тарбагатай, проходит на север от караула Маниту-гатулган и образует оз. Зайсан, которое принимает с запада р. Бухунь, с юга - Гормосунь, с юго-востока Эдун-гол, с северо-востока Халюту. Иртыш снова выходит из озера, течет на С. З., принимает рр. Корцинь, Наринь, Моринь, Бухтурма и вступает в пределы России. По Си-юй-шуй-дао-цзи, р. Иртыш, в дальнейшем течении своем на С. З., образует оз. Зайсан, иначе называемое Хонготу, а также Хонхор-нор. Озеро это продолговатой формы, имеет в окружности более 400 ли. Рр. Онун и Гормосунь впадают в него с Ю. В., Наринь и Халютай - с С. З., а Абдар-модо с З. Берега Иртыша, выходе его из Зайсан-нора, представляют плодородную равнину, пригодную для земледелия и скотоводства, служившую и прежние времена кочевьем для Дурботов и Урянхайцев.

537. В числе чжунгарских тайцзи было 2 Цэрэн-дондоба, из коих большой отличался умом, а малый - храбростью. Цэван-рабдан и сын его Галдан-цэрэн полагались на них и пользовались их услугами. Даваци, внук большого Цэрэна, умертвил сына Галдан-цэрэнова и провозгласил себя ханом. Тогда внук малого Цэрэна, по имени Номоху-цзиргал, вступил с ним в войну. Оба они требовали помощи у Дурботов, тайцзи которых Цэрэн хотел было оказать им сопротивление, но не чувствовал себя для этого достаточно сильным; хотел было поступить на службу в кому-либо из них, но не знал к кому. Тогда, собрав родовичей, он обратился в ним с следующим соображением: «искать опоры в Чжунгарах нам не расчет, а самое лучшее и прочное будет опереться на Китай». Вслед за сим, он, с своим родом, бросил кочевье на Иртыше и, отправившись в путь чрез хребет Улан, лежащий на восток от чжунгарского владения, и чрез Уинци, прибыл чрез 19 дней в Бодонци, откуда отправил посланца в Баянь-цзурхэ с заявлением о подданстве. По доведении об этом до сведения богдохана, на встречу ему был отправлен с подарками товарищ министра Юй-бао, с повелением выбрать для Дурботов землю, годную для хлебопашества, на рр. Туй, Цзак-Байдарик и Курцилэ, выдать семена из Гуй-хуа-чэна и наградить скотом. Кочевье было основано на Цзак-Байдарике. Дурботы, будучи кочевниками, вместе с тем занимались и земледелием.

538. Из дурботских тайцзи прежде других вступили в подданство Китая 3 Цэрэна, а за ними уже последовали Ган-дорцзи и Лубсан. Три Цэрэна - это Цэрэн, Цэрэн-убаши - потомки Омбо-дайцин-хошоци и Цэрэн-мэнкэ - потомок Бао-ильдэна, брата Далай-тайши. Во время путешествия Цянь-луна в Жэ-хэ в 1754 году три Цэрэна, со всеми дурботскими тайцзиями, представились ему в аудиенции, были угощены пиром в бодоханском саду и смотрели фейерверк. Для управления Дурботами тогда же было назначено 13 чжасаков, а именно: 3 вышеупомянутых Цэрэна, Сэбтэн, Мэнкэ-тэмур, Гэндунь, Банцзур, Ган, Бату-мэнкэ, Машикту, Даши-дондок, Гун-сира и Бар; все они пожалованы были в цинь-ваны, цзюнь-ваны, бэйлэ, бэйцин, гуны и тайцзи и оказались преданными Китаю, за исключением одного Мэнкэ-тэмура, который вскоре возмутился и был казнен. Кроме вышеупомянутых лиц, награжденных разными титулами, Эбугэнь, Ган-дорцзи и Лубсан, за особые заслуги, также удостоились наград.

539. Мингаты, из рода Урянхайцев, принадлежали прежде Элютам. По умиротворении Или, они просили о принятии их в подданство Китая и, по указу, были поселены на Хулун-Боире, но потом возмутились и бежали на Наринь-харани.

540. Гора Гэдэн, на которой расположился Даваци с 10000 войска, потерпевшего поражение от 25 воинов, находится в 100 ли на Ю. З. от города Хуй-юань (Кульчжа), а хребет Курху, по объяснению китайских географов, - гора Хунгулук, лежащая на С. от Уши, при которой Даваци был взят. в плен ушиским беком и представлен китайцам.

В стихотворении Чу-тин-чжана, по поводу нанесения 25-ю человеками поражения армии Даваци при горах Гэдэн, упоминается р. Туку, которую автор отождествляет с р. Тускурь, известною при Тан’ах под именем Суй-е-чуань и Си-е-чуань. Эта последняя, несомненно, нынешняя р. Чуй, в обширной и привольной долине которой при Цянь-луне устроены были военнохлебопашные колонии. В этой же долине, по замечанию китайского поэта, танский Су-дин-фан, нанеся поражение западно-тукюескому хану Шабало-чжилиши, основал два воеводства, - одно на западе, а другое на востоке чуйской долины.

541. В 1757 году, когда дурботский хан Цэрэн просил дозволения переселиться на Уланком, Цэрэн-убаши указом предоставлена была свобода или последовать за ханом, или же кочевать в Кобдо. Он избрал последнее и встретил на дороге фу-ду-туна Танкалу, который сообщил ему, что отправляется на помощь в западный отряд против возмутившихся и беспокоивших Иртыш элютов. Тогда Цэрэн-убаши дал ему конвой и, сказав, что в летнее время на Иртыше и Урунгу много мошек и змей, советовал ему отправиться на Эринь-хабирга, Хаитах и Байтах, как важные стратегические пункты на Цаган-голе. По доведении об этом до сведения богдохана, он удостоился за свою преданность и сознание долга высочайшей похвалы и награды.

542. В Си-юй-ту-чжи, между прочим, есть следующая заметка: в 1765 году, на холме, лежащем на С. В. от императорской летней резиденции в Жэ-хэ (Бе-шу-шань-чжуань), по образцу кульчжинской кумирни, была построена кумирня Ань-юань-мяо, в которой совершали поклонение, проживающие в Жэ-хэ Даши-дава’сцы, а также приезжавший с поздравлением к богдохану дурботский князь Цэрэн-убаши.

543. Гуру-чжаб, внук Даши, старшего брата князя Цэрэн-убаши, и сын Намоху, при изъявлении покорности Китаю, пожалованного в цинь-ваны, а потом казненного за участие в 1756 году в восстании зятя своего по сестре, Амурсаны.

544. По возвращении армии из Или, у Дурботов было учреждено по 3 начальника сеймов и по столько же помощников. Для людей, прибывших с Цэрэном, разделенных на 2 крыла - правое и левое - начальниками сеймов были предназначены Цэрэн и Цэрэн-убаши, а помощниками к ним Сэбтэн и Цэрэн-мэнкэ. Прибывшие с Номоду составили особый сейм, в котором начальником был сам Номоду, а помощником - Ган-дорцзи.

545. По вступлении трех Цэрэнов в подданство Китая, им сначала пожалованы были кочевья по Цзаку и Байдарику. Цзян-цзюнь Цэрэн просил о переселении их в Гуй-хуа-чэнский округ на В, от горы Да-цин (шань); но богдохан, опасаясь как бы у дурботских князей не зародилось опасение (?), не разрешил. Когда дурботский тайцзи Номоху, хойтский Амурсана и хошотский Банцзур один за другим вступили в подданство Китая, то им даны были кочевья на р. Тачу, по соседству с тремя Цэрэнами. В 1755 году Цэрэн и другие князья, в виду недостатка пастбищ на Байдарике, просили о дозволении перекочевать на оз. Ихэ-арал (Кара-усу). Богдохан обещал после пленения Амурсаны отправить их в их прежние кочевья у Иртыша, от которых не далеко до Ихэ-арала. Номоху, принимавший участие в походе против Даваци, также просил о дозволении перекочевать на С. от Байдарика, к истокам р. Цзабхан, в местность Боро-хабцир до границ Орхай-хара-усу. Просьба его была уважена, но он вскоре после этого присоединился к восстанию Амурсаны; а три Цэрэна в 1756 году перекочевали на Иртыш. По умиротворении Урянхайцев, им отдан был Улан-ком. В следующем году, по случаю беспокойств, производимых на границе возмутившимися элютамм, дурботские князья, с Цэрэном во главе, просили о перекочевке в Улан-ком с тем, чтобы обратить его в земледельческую колонию, а самим кочевать у оз. Ихэ-арал в кобдо’ском округе. На это последовало разрешение. Но вскоре чрезполосное кочевье найдено было неудобным и Улан-ком окончательно был назначен для кочевья Дурботам, а Урянхайцам отведено было кочевье в кобдо’ском округе; но они, в виду плохого собольего промысла здесь, перекочевали потом на южную сторону Алтая к Иртышу, против чего Дурботы, довольные своими новыми богатыми кочевьями в Улан-коме, не протестовали. Кобдоский округ, в котором у истоков Кобдо, на Согоке, прежде кочевал Галдан, по усмирении его, обратился в важное военно-хлебопашное поселение на северо-западе, а Улан-ком - также в важный пост, с гарнизоном и открытием хлебопашества. Сознавая всю важность заведения земледелия в Улан-коме в деле закрепления за Китаем вновь завоеванного чжунгарского края, император Кан-си, указом от 2-й луны 1716 года, приказал цзян-цзюню Фурданю отправиться туда с 1.000 Тумотов, снабдив их скотом и необходимыми земледельческими инструментами, с дозволением охотникам из ссыльных также заниматься земледелием. Чрез 2 года тому же Фурданю приказано было в Кобдо и Улан-коме завести городки, построить дома и учредить станции. В 1721 году цзян-цзюнь Ци-ли-дэ докладывал, что пшеница, посеянная в Улан-коме дала сам 20 и что при теплом климате и плодородии почвы, при увеличенных засевах, можно рассчитывать на большой сбор хлеба, который по р. Тэли можно сплавлять к оз. Убса, а оттуда в лагери. Орошение полей производилось из арыков; при чем предложено было проводить воду на поля по окончании полевых работ так, чтобы с наступлением весны, лишь только лед растает, своевременно приступать к посевам. Было предложено также перевести рабочие силы из мало плодородной местности Маоми-цаган-сур в Улан-ком. Из всех вышеприведенных данных видно, что в деле обороны границы по значению своему Улан-ком не уступает Кобдо.

546. Р. Наринь-сумэ берет начало из песков на юг от р. Тэс, течет более 60 ли на Ю. З., соединяется с водами оз. Гусар (бо) и, направляясь на С. З., впадает в оз. Убса. В объяснениях к картам в китайском уложении (Да-цинь-хуй-дянь-ту-шо), оз. Убса помещается на С. от дурботского знамени левого крыла, соприкасаясь на западе и севере с границами Танну-урянхайцев. Р. Хара-кира и воды оз. Гусар, выходящие из левого дурботского крыла и текущие на С. и р. Сахари-хара, также выходящая из того же крыла и текущая на В. все впадают в оз. Убса. Кроме этих рек на В. от озера есть рр. Тэс и Холаб, на С. В. р. Тэли, на С. рр. Иро, Бор, Чжар, Цитачи и на С. З. воды, текущие с гор Хара-манай.

В новом издании Всеобщей Географии Китая 1842 года мы находим следующие сведения относительно Урянхайцев: Танну’ские урянхайцы состоят из 5 знамен, в ведении улясутайского цзян-цзюня состоит 25 рот, из коих 2 находятся на восточном берегу р. Дэлгир, соприкасаясь на востоке с правым последним вторым знаменем тушету-ханского правого крыла, а на юге с средним последним - сайн-ноинского аймака; 2 на северо-восточном углу оз. Косогол (Кусугур); 4 на р. Бэй-кэм в том месте, где она поворачивает на запад; 3 у истоков Мохор-ала; 4 у истоков р. Гахар; 10 на С. З. по рр. Алтану и Амуха. Все эти роты граничат с русскими владениями. В ведении чжасакту-ханского аймака 5 рот, из коих 1 находится на С. от Косогола; 1 на западном берегу р. Дэлгэр, гранича с левым знаменем среднего левого крыла чжасакту-ханского аймака; 1 на севере граничит с р. Бэй-кэм, и на З. и Ю. с р. Хуа-кэм; 1 находится на З. от р. Мошик и одна у истоков р. Чжахур. 13 урянхайских рот, подчиненных сайн-ноинскому аймаку, все упираются в горы Орохань, соприкасаясь на З. с двумя урянхайскими знаменами, расположенными на Алтан-норе, в Кобдоском ведомстве, а на С. граничат с русскими владениями. 3 роты Урянхайцев шабинского ведомства ургинского хутукты находятся на С. от оз. Таото (бо), на западе они подходят в р. Хуа-кэм, а на С. граничат с русскими владениями.

547. По Хуй-дян-ту-шо, р. Цзабхан, выходя из чжасакту-ханского аймака на северо-запад, принимает с В. р. Кунгуй и, продолжая течение в северо-западном направлении, соединяется с озером Айрак-нор и течет на З. На юге она соединяется с водами озер Дургэня (Дурга-нор) и Хара-бо (Хара-нор), проходит по мингатскому знамени и впадает в оз. Айрак (нор).

Мингаты вышли из Урянхайцев; впоследствии они принадлежали к левому знамени среднего левого крыла чжасакту-ханского аймака; но в 1765 году они были исключены из покинутого знамени с образованием из них отдельного знамени под ведением кобдоского правителя и кочевкою на З. от города Кобдо. По вновь исправленному в 1842 году изданию Всеобщей Китайской Географии, мингатский аймак, состоящий из одного знамени, на В. простирается от Тала-булака до р. Кобдо, у горы Дяргату, гранича с Дурботами; южная граница его, начинаясь от горы Циргату на северном берегу Кобдо, простирается до горы Сундури, соприкасаясь с халхаскими военно-хлебопашными колониями из Элютов; западная граница, начинаясь от горы Сундури, простирается до Могай, гранича с Дурботами; северная, начинаясь от Могай, доходит до Цаган-бургасу, Улан-булака и Тала-булака, соприкасаясь с Дурботами.

548. По Хуй-дяпь-ту-шо, р. Кобдо, по выходе из знамени алтайских Урянхайцев, течет под именем Согок на В., соединяется с водами из озер Хурха, Хойхань и Хатунь (бо); затем направляется на С. В., соединяется с р. Гас, поворачивает на Ю. В, проходит по знаменам нижнему переднему хойтскому и правого крыла дурботскому, на юге соединяется с водами из озер Тарба и Толбо, на севере с р. Улясутай и водами из озер: Гэньдэкту и Ташур; после этого она получает название р. Кобдо, течет на Ю. В, проходит на З. от г. Кобдо и, приняв р. Буянту, вытекающую из знамени алтайских Урянхайцев, течет на В. и впадает в оз. Алак (Ихэ-арал?).

В пояснении на «Стихотворения к Монголии» мы находим следующую заметку: переправившись чрез р. Кобдо, прибыли к подошве горы Сагари, у которой встретили каменную статую человека, одетого в монгольское парадное платье. Предание гласит, что это изображение Чингис-хана, для показа людям отдаленных стран, желающим созерцать его. Там же говорится, что р. Кобдо находится в 1.000 ли на С. З. от Улясутая, что на берегу ее есть город, в котором имеет пребывание китайская армия. Кобдо, китайс. «цзянь-то», значит «колчан». В Кобдо впадают все реки восточного склона Алтая. Соединившись с р. Цзабхан, она чрез оз. Айрик скрыто течет и впадает в оз. Убса.

В расстоянии двух переходов от Кобдо лежит оз. Икэ-арал (Хара-усу), на юг от которого находится гора, похожая на стул, известная под именем Мэргэн-сик (о-в мудрецов); она тремя сторонами прилегает к озеру, изобилует роскошною травою; в ней водятся чжагатаи (дикие мулы), которые сравнительно с домашними несколько рослее; они бывают только буланой масти; выходят на водопой стадами до сотни голов. Воспитывающие молодых жеребят никогда не могут приучить их к седлу и узде; в упряжке они не могут ходить.

В пояснении на «Стихотворения к Монголии» между прочим говорится, что на В. от р. Кобдо повсюду встречается птица, живущая в одной пещере с грызуном. В самый полдень, когда грызун сидит у отверстия норы, птица стоит у него на спине. Грызун этот желтого цвета, у монголов называется Оготоно, а птица Даланьхэлэ, что значит долговязая.

По Новой Всеобщей Географии Китая, аймак аральских Урянхайцев состоит из 7 знамен. Восточная граница его, начинаясь от оз. Доро, доходит до Хату-улясутай, соприкасаясь с землею Элютов; далее, от Хату-улясутай до гор, лежащих на юг от Сибор-шагжагай и Дуту-нор, соприкасаясь с землями халхаских хлебопашных солдат. Юго-восточная граница его, начинаясь от Хойту-сэнхур, доходит до гор, лежащих на север от Домда-сэнхур и до Хабчик, соприкасаясь с землями Чжахацинь’цев; далее от Хабчика до гор, лежащих между озерами Чохор-нор (на Ю. от р. Булгун) и Нагогань до р. Чингиль (на З. от перевала Тэрэкты), Ноянь-обо, Чанхань-амань и Улан-бом, соприкасаясь с земляки Торгутов и Хошотов. Южная граница их, начинаясь от Улан-бом и р. Урунгу, простирается до Бага-нор (на Ю. от Булун-тохой’я), гранича с кочевьями тарбагатайских Торгутов. Юго-западная граница, начинаясь от Бага-нор, простирается до горы Нарин-хара, на северном берегу оз. Галчжар-баши, соприкасаясь также с кочевьями тарбагатайских Торгутов. Далее, от Нарин-хара (горы на С. З. от оз. Улюнгур) до Бэйрсук-тологой, гранича с тарбагатайских округом. Западная гранила, начинаясь от Бэйрсук-тологой, доходит до оз. Бархас-нору гранича с караулами. Северная граница, начинаясь от озер Бархас-нор, доходит до Хадур-даба, гранича с караулами. Северо-восточная граница, начинаясь от Хадур-даба, идет на Чжэсы-даба, Монгол-ясу, по западному берегу рр. Суок (Согак) и Кобдо до р. Сицзикту, соприкасаясь с Дурботами. Кроме этих Урянхайцев есть еще 2 знамени алтан-норских Урянхайцев, за караулом Суок (Согок). Восточная граница их, начинаясь от горы Халбахая, оканчивается у горы Богусу и р. Боро-бургасу; южная граница, начинаясь от Боро-баргасу, идет на горы Тошэньту и Сиботу и оканчивается у р. Дарциньту; западная граница, начинаясь от р. Дарциньту, идет по горам Арчжань и Балтаргань и оканчивается у горы Хабтур; северная граница, начинаясь у горы Хабтур, идет на оз. Алтан, гору Бор и озеро Чулхунь (нор) и оканчивается у горы Халбахая.

549. По Хуй-дянь-ту-шо, оз. Алтай (бо) лежит на С. В. от знамени Алтай-озерских Урянхайцев. Реки: Чорцзи, Шахэр, Башхус и Асхату - все выходят из этого знамени, по соединении, текут на север и образуют здесь скопление воды, которое, приняв с В. р. Гэцзи, с З. - Бага-чили, Ихэ-чили и Голдар и протекая на С., превращается в оз. Алтай; далее оно течет на С. З. и входит в пределы танну’ских Урянхайцев. По Новой Всеобщей Географии Китая, 14 знамен дурботского аймака имеют следующие границы: восточная, начинаясь от южного берега р. Тэс, идет на Сала-тологой, р. Наринь-сумэ и гору Цаган-нур, соприкасаясь с границами Танну-Урянхайцев; юго-восточная, начинаясь от Хангилчак, идет по горам Хабцин-булак и горам, лежащим на юг от Байшинту, соприкасаясь с Халхою и, затем от этих последних, она направляется на южный берег озер Киргиз-нор и Айрак-нор и на северный р. Цзабхан до Татаху-тэкэли, соприкасаясь с границами Халхасов; южная, начинаясь от Татаху-тэкэли доходит до северного берега Хара-нор, Чоно-харайху и оз. Икэ-арала и оканчивается у Циргату, соприкасаясь с кобдо’скими казенными пастбищами; юго-западная граница, начинаясь от горы Циргату, идет к Тала-булаку, Улан-булаку, Цаган-бургасу’ю, Могай’ю и оканчивается на восточном берегу р. Кобдо, гранича с Мингатами; западная, начинаясь у восточного берега р. Кобдо, доходит по этой реке до восточного берега р. Суок, соприкасаясь с границами алтайских Урянхайцев; северо-западная, начинаясь от р. Суок, доходит до Монгол-ясучжесы-даба и караула Галуту-ойхор-нор, гранича с алтайскими Урянхайцами; северная, начинаясь у караула Хак-нор, доходит до караула Хату-улясутай, соприкасаясь с караулами и далее от помянутого караула идет к Ачжигату, караулу Гурбан, Цзу-модо, Хандагайту, Цициргана, Урчжиху-булак и Алак-обо, соприкасаясь на всем этом протяжении с караулами.

550. В дурботском роде был некто Боши-агаши; он кочевал на З. от р. Или. в Шара-боро, по соседству с Киргизами. Подвергаясь притеснениям со стороны Даваци, он, с своим приемным сыном Бодонци и сородичем тайцзи Убаши, в числе более 3.000 семейств изъявил покорность Китаю и сам был пожалован в чжасаки хошо-цинь-ваны, а Убаши в чжасаки гушань-бэйцзы, с предоставлением им кочевьем по Иртышу. По смерти Боши-агаши, приемыш его Бодовци в тайцзи Бутуху были переселены на Хулун-буир.

551. По Си-юй-шуй-дао-цзи, урочище Яр находится в 200 ли на запад от горы Чухучу (Чугучак). Торгуты прежде жили в местности Эшир-нор, когда, в конце Минской династии (1636 г.), из за вражды с Чоросами, они под предводительством хана своего Хо-орлэка перекочевали в Россию. После этого в урочище Яр стали кочевать Ихэ-мингаты. По Си-юй-ту-чжи, в 1763 году в Яре был построен город Чжао-фын, с четырьмя воротами, а по Си-юй-шуй-дао-цзи, постройка этого города имела место в 1765 году. Вследствие того, что летом здесь появлялись белые мухи, от которых в глазах людей заводились черви, а зимою стояли нестерпимые холода, в 1766 году город перенесен был в урочище Чухучу. Следы города Яра существуют еще до сих гор.

552. Шукур-дайцин взял за своего сына, Пунсука, дочь Батур-хун-тайцзи; она родила Аюку, который воспитывался у Батур-хун-тайцзи. Впоследствии Шукур-дайцин, на возвратном пути из Тибета чрез Чжунгарию, взял к себе Аюку. В продолжение царствования Кан-си Аюка непрерывно посылал ко двору дань и адресы. Не смотря на переселение в Россию, родственные отношения, существовавшие между торгутскими и чжунгарскими владетелями, продолжались по прежнему. Так, Цэван-рабдан женился на дочери Аюки, брат которой Сань-чжаб-тайцзи, в сопровождении 15.000 Торгутов, отправился вместе с нею к Чжунгарам. Услышав о поражении Галдана, Аюка отправил своего зайсана, с тысячным отрядом, для охрами Тулты. В 1696 году посланцы его, вместе с посланцами Цэван-рабдана, прибыли в китайскому двору с данью м поздравлениями по случаю победы над Галданом. Несогласие между Аюкой и Цэван-рабданом началось с тех пор, как последний, после поражения Галдана, замыслил объединять всех Ойратов под своею властью. Так, он долго не отпускал сына Аюки, Сань-чжаба, и, только после настоятельных требований изгнал его одного, оставив у себя всех его спутников (15.000 человек). Невестка Аюки отправилась в Тибет на поклонение далай-ламе с своим сыном Арабчжуром. Цэван-рабдан задержал их на обратном пути и Арабчжур вынужден был проситься в подданство Китая. Посольства, отправляемые Аюкою к китайскому двору, были задерживаемы Цэван-рабданом, вследствие чего он отправил посольство чрез Россию. Этим же путем отправлялось к Аюке хану и китайское посольство под начальством Тулишэня.

553. Из сочинения Тулишэня, И-юй-лу, видно, что он проехал к Аюке хану следующим путем: чрез Чикой, Удинск, Байкал, Иркутск, по Тунгуске до Енисея, затем по Кети на Нарым, по Оби на Сургут, Самарское, при слиянии Оби с Иртышем, Демьянское, Тобольск, Ирбит, Верхотурье, Соликамск, Гайгород (?), Хренов, Казань, Симбирск и Саратов.

554. Император Цянь-лун в мемуаре по поводу дарования милостей возвратившимся Торгутам замечает, что с Волги они тронулись в числе 33.000 семейств, составлявших около 170.000 душ, а в Или их дошла только половина. После неимоверных страданий, понесенных Торгутами в течение их восьмимесячного странствования из России до Чжунгарии, от холода, голода и в особенности от нападений Киргизов и Бурутов в степях, залегающих по Ю. З-ную сторону оз. Балхаша, жалкие остатки их прибыли наконец в Или и, обманувшись в своих ожиданиях сделаться хозяевами этого края, они вынуждены были вступить в подданство Китая. Решившись принять их, Цянь-лун щедро снабдил их всем необходимым: хлебом, скотом, одеждою, палатками, чаем и проч. После аудиенции в жэхэ’ском дворце, Убаши был пожалован в ханы, а другие старшины возведены были в князья, бэйлэ, бэйцзы и гуны. Относительно кочевьев сделаны были следующие распоряжения: на В. от Или, по р. Цзин-(хэ) повелено кочевать одному бэйлэ; в Кур-хара-усу одному цзюнь-вану; в Харашаре хану Убаши, с одним бэйлэ и одним бэйцзы; в Хобок-сари, тарбагатайского округа, одному цинь-вану и одному чжасаку тайцзи; а в Кобдо, у Алтая, одному цзюнь-вану и одному бэйцзы.

(Рассказ о бегстве Торгутов с берегов Волги в Чжунгарию, передаваемый в Сю-юй-вэнь-цзянь-лу, мы имеем в переводе этого сочинения, изданном Иакинфом в 1829 году, под именем «Описание Чжунгарии и Восточного Туркестана: Примечание переводчика.)

555. Убаши сначала отдана была в кочевье местность Чжайр но северную сторону Тянь-шаня, во потом он перекочевал на Юлдус. Не смотря на это, в китайском календаре, управляемые им Торгуты назывались Чжайр-Торгуты. Это произошло от того, что Убаши переселился на Юлдус уже после составления календаря.

556. Город Харашар лежит в расстоянии 8.950 ли от Пекина. При Ханьской династии здесь было владение Янь-ци; при Танской учреждено воеводство, обращенное потом в военный округ Суй-е; при Сунской здесь были Си-чжоуские Уйгуры. Харашар - значит черный город. На С. В. от Харашара до Турфана 1.020 ли; на Ю. З. до Кучэ 1.162 ли; на Ю. до горы Ша-шань 200 ли; на С. до караула Шачжагайту 140 ли; на С. З. до хребта Нарат 480 ли.

557. Горы Тянь-шань, иначе называемые Ци-лянь, Сюе-шаяь. Бо-шань, а также Чжэ-ло-мань-шань, составляют отрог Луковых гор (Памиров). Горы, начинающиеся на север от Кашгара, направляющиеся на восток, проходя в северу от городов Уш, Аксу, Кучэ, Харашар и Пичан и далее вступающие в область Чжэнь-си-фу и оканчивающиеся у Тала-нацинь, известны под общим именем Небесных гор. С запада на восток они тянутся на 3.000 слишком ли, являясь в каждой местности под особыми названиями, которых насчитываются сотни.

В Сань-чжоу-цзи-лио встречаем следующее описание Тянь-шаня: Небесные горы, приходящие с юго-западной стороны Яркенда, известны под именем Цун-лина (Луковых гор). Достигнув горы Пи-лэ-юй, они разветвляются; один, юго-восточный отрог их, огибая хотанский округ, направляется на восток; другой, северо-западный, проходя на запад Ингишара и Кашгара, идет на С. до бурутских владений и затем направляется на В., огибая с севера Уш, Аксу, Кучэ, Харашар и Турфан и проходит более 100 ли на С. В., за Хами. Этот кряж, тянущийся на расстоянии 7.000-8.000 ли, есть северный Тянь-шань. Еще чрез 100 слишком ли он вдруг обрывается, скрываясь у гор Янь-чи. Кряж этот разделяет Восточный Туркестан от Или. Южная сторона Небесных гор, от Хами до Яркенда, это Нань-лу, и северная, от Баркуля до Или, Бэй-лу. Песчаные степи на Ю. от гор Янь-чи - это Сирха-гоби, называемая бесконечным Хань-хай’ем. Северо-тянь-шань’ские горы, скрываясь в земле на протяжении более 1.000 ли, вдруг выдвигаются на В. от Ша-чжоу за Цзя-юй-гуанем и идут на восток под именем Ци-лянь (шань); - это, так называемый южный Тянь-шань, который, направляясь еще на В., доходит до Дунсу-дабаган, где, пересекши горные отроги, направляется на С. В. и, пройдя до Батур-дабаган, отделяет один отрог на север и доходит до горы Па-бао (шань), имеющей форму ненюфара, чтимой наравне со священными пиками и служащей оплотом для областей: Си-нин’ской, Лян-чжоу’ской, Гань-чжоу’ской и Су-чжоу’ской. От Чжэнь-су-дабаган он снова направляется на восток, доходит до хребта Цзин-ян-лин, лежащего на В. от степи Е-ма-чуань, который, направляясь с Ю. на С., отделяет от себя на восток отрог, соединяющийся с горами области Лян-чжоу, а на запад другой, пересекающийся с Цаган-обо и идущий на запад же до Ци-лянь (дабагань) (Примеч. переводч. Название природных каменных ворот весьма значительной высоты, в горах Ши-мынь в Сань-си’ской провинция, на Ю. З. от Цзе-чжоу.), где он, перерезавши отроги, направляется на север и выделяет одну ветвь, соединяющуюся с горными областями Гань-чжоу.

В Оде Хун-лян-цзи в честь Небесных гор дается следующее, не лишенное интереса описание их: От Лян-чжоу на запад до Или земля поднимается чрезвычайно высоко, а небо на оборот, как бы опускается. Пересекающие это пространство и служащие гранью между Китаем и чужими краями, увенчанные снегами высокие пики и окутанные облаками гряды гор, в верхнем поясе которых не летают пернатые и блестящий, снежный покров на далеком расстоянии ослепляющий зрение - это все тянь-шаньские горы, известные также и под именем Снежных гор, а у северных народов называемые Ци-лянь (шань). Видимое нами небо - ведь это сгустившийся воздух, но пики Ци-лянь (шаня) уносятся даже за пределы этого воздуха. Вне их тянутся пески и солончаки, а внутри сокрыты естественные сокровища; там есть: сосны, кедры, чудесные грибы и всевозможные растения, служащие в поддержанию и продолжению человеческой жизни; водопады и бьющие вверх ключи, поднимающиеся выше Ши-мынь (Примеч. переводч. По Ханьской истории у Хуннов небо называлось Ци-лянь.) и бесчисленное множество родников, с прозрачною, вкусною водою. А между тем, ни простые смертные, ни досужие путешественники не приходили сюда для ознакомления с этими сокровищами. Чему же другому, как не опасностям отдаленного путешествия по сыпучим пескам, безлюдным пустыням и огнедыщащим горам, обязаны эти сокровища сохранением в совершенной неприкосновенности? Правда, при Ханьской династии были постоянные сношения с северо-западными государствами, но такие люди, как Пяо-ци (Знаменитый полководец Ханьской династии Хо-цюй-бин, прославившийся в конце II века до Р. Хр. своими походами на запад далее Восточного Туркестана и принесший из похода золотого идола, которого чтили хуннуские владетели.) и Чжо-е (Известный куртизан и знаменитый полководец времен ханьского У-ди, Вэй-цин, отличившийся своими неоднократными успешными походами против хуннов и возведенный в достоинство чжо-е-хоу. Он умер за 106 лет до Р. Хр.), попирали ногами эти пустыни с оружием в руках и потому неимели в виду заниматься исследованием чудес этих стран. Бо-ван (Примеч. переводч. ** Министр ханьского императора У-ди, Чжан-цань, который, в конце 2-го века до Р. Хр., будучи отправлен послом к Юе-чжи (Геты), попался в плен к хуннам. Получив, по истечении многих лет, свободу, он ходил послом в Давань (Фергана), откуда будто бы принес в Китай виноград. Вообще он известен как первый исследователь стран, лежащих на запад от Китая. В награду за свои подвиги он был пожалован в бо-ван-хоу.) и Дин-юань (Бань-чао (32-102 по Р. Хр.) один из знаменитых людей своего времени, посетивший владение Шань-шань (у Лоб-нора) и проживавший долго в Хотане, военным и дипломатическим талантам, которого династия Хань обязана была своим влиянием в В. Туркестане и между хуннами. За свои подвиги он был награжден титулом дин-юань-хоу.) ходили в отдаленные страны для того, чтобы прорубить в них окно из Китая и сдерживать их, а потому также не имели времени заниматься созерцанием красот природы. Быть может пройдут еще сотни лет прежде чем одаренный необыкновенными способностями человек откроет миру сокровенные богатства этих гор.

В Мемуарах о Синь-цзяне (Синь-цзян-цзи-лио), принадлежащих неизвестному автору, мы находим следующие сведения о Харашаре и Юлдусе вообще: в городе Харашаре магометане и торгуты живут смешанно; в прежнее время Харашар был чисто магометанским городом; земли здесь было много. Горные пастбища Юлдуса, окружающие его на тысячу ли, с своею отличною травою, превосходною водою и множеством дикого зверя доставляли средства для кочевой жизни, а протекающие во ним многоводные реки достаточны были для орошения полей.

Благодаря этим условиям, население Юлдуса было многочислено и он славился обилием плодов и проса. Чжунгары, пользуясь своею силою, захватили эту долину под пастбища и большая часть населения тогда разбежалась.

По умиротворении Или, в виду стратегической важности Юлдуса, китайцы учредили здесь должность правителя. Когда же Торгуты возвратились из России, то здесь поселены были аймаки хана их Убаши и хошотского бэйлэ Гунгэ и они были обучены земледелию; при этом, для заведывания земледельцами, из Пекина были отправлены 3 богдоханских телохранителя. Масса палаток и юрт, раскинутых по северному и южному берегам Хайду-гола и по пастбищам, служила жилищем для этих кочевников, которые в течение нескольких дет мало по малу научились земледелию; но, будучи народом бедным и ленивым, они охотно занимались воровством и грабежом, от чего много терпели купцы и магометане. Швейное рукоделье их жен и дочерей было далеко выше магометанского. Многие беднейшие из мущин продавали своих жен и дочерей в рабство магометанам Восточного Туркестана.

В пояснение на стихотворение Фу-цина, обращенное к западному краю, встречаются следующие сведения о Харашаре: Харашар лежит в 870 ли от Турфана. Первоначально это был магометанский город; когда же он сделался добычею Чжунгаров, то магометане или разбежались, или же были небиты и страна осталась совершенно безлюдною. Потом, сюда переселены были Хошоты. В 1755 году, при усмирении илийского края, большая часть Хошотов была истреблена, а остальная рассеялась и место осталось совершенно пустым. Тогда впервые здесь был построен город, с тремя воротами, имевший в окружности только 3 ли. После 1770 года, когда Торгуты возвратились из России, их поселили на Юлдусе, а магометанина Газыманя (Османа), с 200 семей, перевели в мусульманский город Курля и все земли вблизи города Харашара были отданы под кочевья Торгутам и Хошотам, которых кроме того обучали земледелию. Число их простиралось за 10.000 семейств. Весною они откочевывали в горы, а осенью возвращались и селились в своих юртах на ближайших в Харашару лугах.

558. По поводу Чжайра Хэ-цю-тао делает следующее замечание: Чжайр лежит в юго-западной части Тарбагатайского округа, под 45° 30' с. ш. и 31° западной долготы от Пекина. При Хан’ях здесь было правое сюнну’ское крыло и ставка Чжи-чжи-Шань-юй’я; при Вэйской династии (220-264 г.) земля эта составляла владение Усуней; при северной Вэйской династии (386-534 г.) этим местом владели Гаогюй’цы, при Чжоу и Суй - Тукюесцы, при Тан - племя Сань-га-ло-лу. От Урумци на С., чрез 300 ли пути, доходят до Чжэкдэрика; оттуда, поворотив на запад и пройдя чрез Хабирга-булак, достигают Наму, от которого на З., чрез 40 ли, доходят до Мухурдай-одот; еще на З. чрез 20 ли приходят в Далдамту; еще чрез 20 ли в том же направлении - до Сухайту; далее чрез 20 ли пути на Ю. З. - до Модоту-бугуту, Ничугунь-бугуту; еще чрез 40 ли на З. - до Ицир; 40 ли еще на З. - до Бургасутай; еще в 30 ли в том же направлении будет Чалагай; еще в 40 ли З. же - Чор; поворотив на С. В. чрез 50 ли пути переходят горы и тотчас же достигают Чжайра, на С. З. от которого в расстоянии 300 ли находится Эминь. Благодаря обширности земель и обилию воды и травы, Чжайр служит кочевьем для 5 чжунгарских зайсанов, а именно: Акба, Цзибурим, Дурба, Туйсурун и Ихэ-хурал. В 1759 году, когда китайская армия направилась против пяти зайсанов, зайсан Даши-цэрэн и друг., вместе с этою землею, подчинились Китаю. В 1771 году, по возвращении Убаши, издан был такой указ: Торгутам и Чоросам, по закону, следует отвести места для жительства. Но дело в том, что, с поселением их на илийском Шара-боро, как месте, лежащем вблизи западной границы, им легко будет бежать; места же в окрестностях Урумци находятся в очень близком расстоянии от Хами и Баркуля. По этому я думаю поселить их по Иртышу, Боротала, Эмилю и в Чжайре. Вследствие этого в 1772 году Чжайр был отдан в кочевье Убаши.

559. Р. Хайду имеет 3 истова. Один называется рекою Малый Юлдус; протекая на С. В. он проходит чрез хребет Чор, соединяется с р. Ин-булат и в дальнейшем течении на З. последовательно принимает в себя реки: Бага-булат, Чжагасутай, Гурбан-кэлтэм, воды с хребта Кэмнэкту и, поворотив на юг, достигает Харгату, где соединяется с р. Большой Юлдус. Другой исток ее, называемый Большой Юлдус, течет на В., встречает воды с гор Таримских, соединяется с Булянь-булаком и, чрез 100 ли всего течения дойдя до Харгату, соединяется с Малым Юлдусом; но после соединения они снова разделяются и оба текут на В. Южный рукав, или Большой Юлдус, течет на протяжении более 300 слишком ли, принимая с юга воды хребта Чоло-тэхэ, рр. Ян (хэ), Шар (шуй), воды хребта Хукэнэк, р. Эшим и воды хребта Укэк. Северный рукав, или Малый Юлдус, также протекает более 300 ли, принимая с севера воды Урту-булака, Сабирту-булака, Горхо-булака, рр. Тайрибу, Ямату-хабчил, воды хребта Улан и Гурбан-укэка. После этого обе реки, соединившись снова и протекая на В., принимают в себя с С. - рр. Гун-хабчил, Цаган-усу и воды хребта Далан и затем образуют р. Хайду. Третий исток ее, называемый Хатунь-богдо, течет на Ю. и, встретив справа р. Хабчигай, направляется на Ю. В., встречает слева р. Сасак, снова устремляется на Ю. и, разделившись на 2 рукава, впадает в р. Хайду. Эта последняя, протекая на Ю. В., проходит в 5 ли на юго-западе от города Харашара, течет на В. и образует оз. Бостан-нор.

В повествовании о западном крае в Ханьской истории говорится, что Янь-ци лежит вблизи моря (озера), изобилующего рыбою и птицами. В повествовании о западном крае в Вэйской истории встречается замечание, что владение Янь-ци (т. е. столица его) лежит в 10 слишком ли на С. от озера Янь-ци - это нынешний Харашар, а море - это Бостан-нор. Р. Хайду, после впадения в озеро, снова выходит из юго-западного угла его, течет на З., вступает в горный проход Хара-амань, проходя у станции того же имени, и, чрез 40 слишком ли, выходит из гор, течет на Ю. на протяжении 20 ли, поворачивает на З., проходит на С. от Курля, снова направляется на Ю. З. на расстоянии 70 ли, проходит чрез станцию Хара-булак, поворачивает на Ю. и, протекши в этом направлении 200 ли, впадает в большую реку. В Шуй-цзин-чжу говорится, что «река владения Янь-ци, по выходе из Си-хай’я (западное море), проходит чрез Юй-ли-го и, выйдя на западе из ущелья Те-гуань-гу в песчаных горах (Ша-шань), течет на Ю. З., проходить у города Лянь-чэн, где из нее отводят арыки для орошения полей, отсюда она, извиваясь, протекает на Ю., проходит на запад владения Цюй-ли и, поворотив на Ю. В., проходит у столицы владения Цюй-ли и, направляясь на юг, впадает в реку». Си-хай, из которого вытекает река - это Бостан-нор; ущелье Те-гуань-гу в песчаных горах - это должно быть ущелье в горе Харанань; а город Лянь-чэн, чрез который проходит река, из которой отводили арыки для орошения полей, - это должно быть Курля, обладающий хорошими пашнями, до сих пор еще орошаемыми из арыков. В Си-юй-шуй-дао-цзи мы находим следующее: западные пределы Харашара приходятся прямо против гор Хан-тэнгри, лежащих на С. от города Кучэ. В 100 слишком ли на В. от этих гор есть местность Алар, в которой из земли бьет более 100 ключей, текущих вместе на В. - это и есть р. Большой Юлдус. Юлдус, по тюрски, значит звезда. Такое название дано ей потому, что в верховьях ее родники выходят на подобие звезд. Они лежат под 42° 45' с. ш. и 34° 30' западной долготы от Пекина. Это место служит кочевьем торгутскому цзорикту-хану. Р. Малый Юлдус выходит с северной стороны Алтан-иньгэсуня. Истоки ее лежат под 43° 10' с. ш. и 31° 30' западной долготы. В том же сочинении относительно Юлдуса из путевых заметок посланца к Чжунгарам при Юн-чжене приводится следующее место: от Цаган-оботу до Малого Юлдуса, на котором мы остановились, 90 ли; дорога идет по равнине» обладающей хорошею водою и травою. От Малого Юлдуса до Большего, на котором мы также сделали остановку, 80 ли; дорога ровная, вода и трава отличные. Зимою и летом оба Юлдуса удобны; только в конце весны бывает еще снег и постоянно идет пороша, превращающаяся при ветрах в крупу. Отсюда (т. е. от Большего Юлдуса) дорога разветвляется. Мы поехали по кратчайшей из них. Пройдя 60 ли, остановились у входа в гору Одон-кур; еще чрез 50 ли перевалили хребет того же имени. Если же поехать по равнине, то от Большего Юлдуса направляются на Ю. З. и, перевалив чрез хребет Унагань-дагань, выходят к истокам Кунгэса.

560. Борту-лин, иначе называемый Борту-таг, лежит на Ю. З. от Пичана, в северо-восточных пределах харашарского округа. Гора эта, соединяющаяся на севере и юге с горою Алэгуй, представляет вид замка и ключа; на З. она служит путем сообщения с Чжунгарией, а на юге граничит с В. Туркестаном и является одним из важных стратегических пунктов Тянь-шаня; на ней скопляется много снега. Р. Борту берет начало у северной подошвы этой горы и, вступив в северный проход ее, течет на З., проникает в Юлдус, выходит чрез юго-западный проход и направляется на Ю. З., т. е. по Харашарской территории. В 1761 году, по повелению Цянь-луна, горе этой принесены были жертвы специально командированными чиновниками. Из жертвенной молитвы видно, что вершины ее покрыты вечным снегом, но, под влиянием весенней теплоты, в низших поясах ее появляются мириады мошек. В честь этой горы также установлены были ежегодные весенние и осенние жертвы.

561. При Ханьской династии в Кучэ было владение Гуй-цы, при Танской здесь было учреждено воеводство Ань-си. Кучэ, кажется, значит переулок, проход; такое название дано ему потому, что отсюда идет важный путь на юго-запад; от Пекина оно лежит в 9.500 ли. На юго-запад, чрез подведомственный ему Шояр, идет дорога в Хотан; на юго-восток путь прегражден болотами и на С. З. от него чрез тянь-шаньские горы идет путь в Или.

Хребет Хукэнэк, по замечанию Хэ-цю-тао, лежит в 50 ли на З. от хребта Айхумуши; у горной подошвы его берет начало р. Эшик-баш. Самый хребет, составляя отрог горы Эшик-баш, принадлежащей в системе Тянь-шаня, доходит досюда, протянувшись на В. 60 ли.

562. Чахары, народ Юаньской династии, известные в Минской истории под именем Ча-цю-ши, при Тянь-цуне (1626- 1636 г.) подверглись жестокостям со стороны Линдан хана. Тогда император Тайцзун пошел против него войною. Линдан хан, бежав, умер и преемником ему назначен был сын его, Эчжэ, который однако в 1675 году возмутился, но был усмирен и подданным его указано было кочевать за Сюань-хуа и Да-туном. Из них было образовано 8 знамен с подчинением чахарскому дутуну. Цянь-лун, усмирив Или, переселил их в илийский и тарбагатайский округа. Кочевья илийских Чахаров находятся в северо-восточных пределах округа в подчинении у цзян-цзюня, а тарбагатайские кочуют вместе с Элютами и Киргизами, гранича на В. с хобок-сари’скими Торгутами, а на северо-западе, по переходе за караулы, с Киргизами; они состоят в ведении тарбагатайского правителя.

563. При Цянь-луне, когда учреждались гарнизоны, подданные Даши-дава были выселены в Или и образовали 3 высших элютских знамени, затем, возвратившиеся от Бурутов в Или образовали 5 низших элютских знамен, с присоединением к ним Чжунгар-элютов, привезенных с Волги во время изъявления покорности Торгутами и Элютов - ламских шабинаров. Все они кочуют в южных пределах илийского края, опираясь на юге на Тянь-шань, на восток соприкасаясь с кочевьями цзин-хэ’ских Торгутов, а на западе с Бурутами.

Кочевья харашарских Торгутов на В. простираются до Ушик-тала, на З. - до Большего Юлдуса, на Ю. - до Цзы-ни-цюань и на С. - до горы Архуй.

564. В 1772 году, когда раздавали кочевья всех чжасакам, хану Убаши, с его родичами, дано было кочевье в Чжайре, а хошотскому бэйлэ, с его родичами, на Юлдусе. В следующем году Убаши также перекочевал на Юлдус. Таким образом, хотя земли обоих аймаков находились по близости друг от друга, но все таки были не в одном месте. Из упоминания о том, что харашарские Торгуты и Хошоты имели свои отдельные границы, следует, что выражение о совместном кочевании этих двух родов должно быть понимаемо в общем, а не в частном, подробном значении. Так как в Хуй-дянь-ту-шо границы помянутых двух родов определены с меньшею подробностью, чем в записках о Синь-цзяне, то в тексте мы будем следовать в этом последнему источнику.

565. Ушик-тала находится в 215 ли на В. от города Харашара. Отправляясь от Пичана на З., вступают в проход Субаши-таг, затем, следуя в юго-западном направления, переваливают чрез Кумуши-акма-таг и Эгэрцзи-таг, всего чрез 340 ли пути достигают до этого места. В Ушик-тала есть заброшенный городов: - это город Чжан-сань (чэн) Танской географии. При династии Тан здесь были учреждены малые пограничные пикеты. Кочевья харашарских Торгутов на В. также простираются до Ушик-тала. Таким образом, на востоке границы обоих аймаков одинаковы; на западе же граница Хошотов доходит только до Малого Юлдуса, тогда как границею Торгутов служит Большой Юлдус. В Ушик-тала были земледельческие колонии, которыми распахивалось 2.600 му (му = 132 рус. квад. саж. 42.416 кв. ф.). Для орошения полей была проводима снеговая вода из балов горы Цаган-тунгэ. Колонии обязаны были сдавать ежегодно 5.952 куля хлеба. Кроме того, к местности Цюй-хуй, в 60 ли на запад, поселяне возделывали 1.992 му земли, с обязательством ежегодно сдавать 259 кулей хлеба. На станции Ушик-тала до сих пор лежат еще 3 кусув нефрита: один темного цвета, весом более 350 пудов, другой зеленого, около 270 пуд. и третий белого, около 217 пудов. Они предназначались в дань ко двору из Хотана и оставлены здесь по повелению императора Цзя-цина, из нежелания утруждать население перевозкою бесполезной тяжести.

566. По географии Восточного Туркестана, составленной Сурдэ, Харашар сначала служил кочевьем и местом хлебопашества для элютов (рода) Даши-дава; но потом, вследствие возмущения, они разрушили город, выжгли лес и бежали, а земля пришла в запустение. После победоносных походов китайской армии, земледелие было снова восстановлено здесь. На Ю. от города течет р. Хайду, по берегам которой тянутся плодородные равнины. По всеобщему описанию Восточного Туркестана, составленному Хо-нин’ом, р. Хайду, известная в народе под именем Тун-тянь-хэ, берет начало на севере из больших снежных гор и протекает в 5 ли от западных харашарских ворот. Она весьма широка, течет на Ю. В. Для переправы чрез нее летом есть паром, а зимою переправляются по льду. Мусульманские фермы вырывают множество арыков и отводят в них воду из Хайду для орошения полей. Р. Тарим в нижнем своем течении, по словам И-тун-чжи, соединяется с протекающею с С. З. рекою Хай-до (Хайду). В 1757 году, по сказанию Фань-бу-яо-лио, из 24 чжунгарских отоков (поколений) два, Шаласы и Махусы, находились на З. от р. Хайду. Р. Хайду изобилует отличною рыбою, с тонкою чешуей, большим ртом и красными жабрами. Полагают, что это рыба Лу (окунь по William’су).

567. По Шуй-дао-ти-ган, р. М. Юлдус берет начало на северной стороне Алтана, под 43 10' с. ш. и 31 30' зап. долготы.

568. Горы Цаган-тунгэ находятся на З. от Ушик-тала, в расстоянии 195 ли на С. В. от города Харашара. Там есть заброшенный город, на запад от которого есть родник; он извивается на Ю., проходит на В. от города Ушик-тала; из него проведены арыки для орошения полей.

569. Тарбагатай находится в расстоянии 10,280 ли от Пекина и в 1950 ли на С. В. от Кульчжи (Хуй-юань). Казенная дорога из Или в Тарбагатай идет по следующим станциям: от Новой Кульчжи до Шара-булака 70 ли, Талки-аман 60 ли, Оборчил 40, Ольчжиту-бом 80, Хусуту-булак 80, Тохомту 120, Толи 110, Цзин-хэ 90, полустанок Гашунь 80, Тодок 70, Гурту 60, Дунь-муда 70, Бургацзи 60, Кур-кара-усу 70, Куйтун 80, Кур-бира 90, Шара-усу 90, Олон-булак 70, Ургэту-булак 90 Ямату 120, Шара-хулусу 120, Сатэр-модо 120, и Тарбагатай 110 ли. Это - станционная дорога. Следующие же по караульной дороге идут таким образом: из Н. Кульчжи до Цян-чжу-хань 250 ли, Улан-булак 120 ли, Циньдалань 90, Ару-циндалань 140, Модо-барлык 100, Эрхэту 90, Цаган-тохай 80, Маниту 120, Тарбагатай 130. Всего 1430 ли (1120).

В Записках о Синь-цзяне, в обозрении вод встречается следующее замечание относительно Яра и Чугучака: старый город Яр с востока, запада и юга омывается тремя отдельными речками, которые впадают в оз. Алак-тухур-нор (Ала-куль). В 1764 году в местности Яр был построен город, и чрез 2 года он был перенесен в Чу-ху-чу. Это нынешний Тарбагатай. По объяснению к картам северного склона Тянь-шаня, в описании западного края, по северную сторону гор Тай-бо (шань) жили Чжунгары, но на С. от них лежали еще более обширные земли, простиравшиеся на В. до Алтана (Алтая), на север, граничившие с Россиею и на юге, приближавшиеся к пескам, в средине которых были тучные места, носившие название Тарбагатай и служившие границею между Хуннами и Усунями. При династии Тан здесь обитали разные западно-тукюеские племена. Здешние горы и воды, извиваясь, направляются на запад. Длинные реки и обширные озера все заключены между горными хребтами. В этих горах и водах находили для себя оплот народы, обитавшие здесь в прежние времена. Алтай служил для них щитом, и окружавшие их реки - защищавшими их обводными каналами. Если бы не превосходные стратегические позиции, в которых находили для себя опору разные племена, то откуда бы быть постоянным смутам, производившимся этими разбойниками. Но в конце концов они все таки были уничтожены. Взирая на то, что места эти служили театром борьбы для пяти Шаньюй’ев и взаимных распрей трех Гэлэлу’ских родов (См. Истор. народ. средн. Азии Иакинфа ч. 1, отд. II, стр. 437. Согласно Си-юй-ту-чжи, тукюе’ское племя Гололо, или Гэлолу, при Тан занимало нынешний Тарбагатай. При Юаньской династии во время расселения разного люда, одно из гололуских племен, Насинь, было выселено сначала в Нань-янь, в провинции Хэ-нань, а потом переселено было в уезд Цзянь. Прим. перев.), читатели проникаются еще большим уважением к мудрости богдохана и не станут восхвалять только крепость позиций. Что же касается южных пределов Тарбагатайского округа, смежных с Ди-хуа-чжоу и представляющих необозримые солончаки, несколько напоминающие Хань-хай (Гоби), то здесь, вероятно, был округ Шато Танской династии.

570. По Си-юй-ши-ди, гора Сари находится в 800 слишком ли на В. от города Тарбагатая. Местность на восточном склоне гор, известная под именем Хобок-сари, до уничтожения Чжунгаров, служила для них кочевьем. В записках о Синь-цзяне неизвестного автора говорится, что когда Торгуты пришли с изъявлением покорности, то аймак князя их Цэбэк-дорцзи, состоявший из 3.000 слишком семейств, был поселен в Хобок-сари, в четырех станциях на В. от Тарбагатая. По Си-юй-шуй-дао-цзи, на В. от гор Нарин-хара живут алтайские Урянхайцы, а на З. от них-хобок-сариские Торгуты. «Хобок» значит насос, сделанный из кожи, употребляющийся для накачивания воды из колодца, а «сари» - лошадиная ляжка, - указание на конфигурацию местности. По Шуй-дао-ти-ган, в 800 ли слишком ли на Ю. З. от вершин Алтая есть гора Сайр, лежащая под 46° 7' с. ш. и 23° 5' западн. долг. Судя по местоположению это должно быть гора Сари.

571. Оз. Кизиль-баш-нор (Улюнгур) лежит на В. от города Тарбагатая, не далеко от Урянхайцев. По мнению Хэ-цю-тао, основанному на картах, оно находится в 100 ли на С. от горы Хара-манай. Торгутский аймак лежит прямо на Ю. З. от озера, в которое впадают все реки, текущие на юго-востоке Алтайских гор, каковы: Урунгу, Булгун и Чингил. С В. на З. озеро имеет 70, и с Ю. на С. 30 ли.

572. Округ Ди-хуа при династии Хань составлял владение Пу-лей, в период троецарствия Пулу, при северной Вэйской династии земля эта принадлежала Гао-гюйцам, потом перешла к Жоу-жаням (Жуань-жуань), при Чжоуской династии ею владели Тукюе’сцы, при Суйской она принадлежала западным Тукюе’сцам, при Тан здесь сначала был уезд Пу-лей, переименованный в 762 году в Хоу-тин; при Сун здесь был Бэй-тин владения Гао-чан; при Юаньской земля эта под именем У-чэн (пятиградия) принадлежала Хуйгурам, а при Минской - Ойратам. При настоящей династии эта земля сначала служила кочевьем чжунгарского нояна Эрхубэнь; с подчинением ее в 1755 году Китаю ей дано было название Ди-хуа и на север от старого города был построен новый город Ди-хуа. В 1773 году в нем учреждено было окружное управление.

573. По мнению Хэ-цю-тао, До-ло-сы-чуань Танской династии, о которой упоминается в повествовании о Ту-кюе’сцах, это, должно быть, нынешний Иртыш.

574. Город Кур-кара-усу находится в расстоянии 9550 ли от Пекина и в 1009 ли от Кульчжи (Хуй-юань). Он построен в 1781 году и назван Цин-суй-чэном, имеет 4 ворот. Стены его, окружность которых равняется 3 слишком ли, имеют 16 фут в вышину, при основании в 20 и вершине 12 фут. Округ Кур-кара-усу простирается на В. до Куйтуна, соприкасаясь с границами Суй-лай’ского уезда (Манас). на З. до Тохомту, гранича с станциею Хусу-тулак на восточной илийской дороге; на С. он граничит с Тарбагатайским округом и на юге с Тянь-шанем.

575. Отец Бамбара назывался Лубсан, а дед - Убаши-дорцзи; последний доводился двоюродным братом эцзинэйскому бэйцзы Арабчжуру.

576. По Си-юй-шуй-дао-цзи, р. Чжиргалан имеет 3 истока: один, выходящий из гор на Ю. от Кур-кара-усу, носит название Гурбан-кяхта. В этих горах есть золото, для разработки которого основан прииск Чжиргалан, с 209 человек рабочих. Р. Гурбан-кяхта течет на С., проходит мимо кумирни Торгут-лама-сы; затем, направляясь на С. З., проходит в 10 ли на З. от станции Борхаци и после сего называется уже Чжиргалан. Другой исток ее, называемый Домда-хара-усу, т. е. средний Хара-усу, бьет ключем из песчаного холма в 5 ли на юг от мызы Борхаци, течет, подобно арыку, с замечательной быстротою и, направляясь на север под именем Борхаци, проходит в нескольких шагах на В. от мызы того же имени; затем, протекая на С. З., впадает в р. Чжиргалан; эта последняя, продолжая течь на С. З., впадает в Кур-кара-усу. На Ю. З. от прииска Чжиргалан есть гора Эбту (лин); из нее вытекает источник и течет на С. В. под именем Эбту (хэ), называемый также Гурбан-хара-усу; затем, р. эта, поворотив на С. З., чрез 100 слишком ли впадает в Кур-кара-усу, которая, протекши на З. более 30 ли, сама впадает в оз. Хара-тала-эсигэ-нор (оз. Эби-нор).

577. Р. Куйтун берет начало из гор Эринь-хабирга. В этих горах есть золото, поэтому, в 1771 г. здесь были открыты рудники, казенная разработка которых, в виду близости золотопромывательной реки к кочевьям торгутского князя Бамбара, прикочевавшего в том же году в китайские владения, была прекращена, но чрез 11 лет снова восстановлена, при 210 рабочих, с уплатою в казну акциза. Р. Куйтун, протекая на С, по выходе из гор, отделяет из себя на запад один арык, известный под именем Шу-во-цза-шан-ху; затем, продолжая течение на С., она проходит в 40 ли на В. от города Кур-кара-усу, или Цин-суй, откуда опять направляется на север же; здесь из нее на восток и запад отведено по одному арыку, из коих восточный называется Хэ-янь-цза-шан-ху, а западный Минь-ху. Пройдя на В. от военно-хлебопашных колоний, река поворачивает на С. З., идет по западной стороне станций (?) и образует р. Кур-кара-усу

Пространство в 380 ли, от Манаса на Ю. В. до Ди-хуа, (Урумци) при династии Хань принадлежало Усуням, при поздней Ханьской - владению И-чжи, в период Троецарствия - опять Усуням, при Вэйской династии - Гао-гюйцам, при Чжоуской - Тукюе’сцам, при Суйской - роду Телэ из западных тукюе’сцев, при Танской - западно-ту-кюе’скому роду Чуми; затем, с присоединением в Китаю, здесь был военный округ Янь-бо; при Сунской и Юаньской династиях земля эта принадлежала Хуйгурам, а при Минской - Ойратам. При начале настоящей династии она служила кочевьем чжунгарскому роду Хулама. Со включением ее в 1763 году в пределы китайской империи здесь была построена крепостца Суй-лай (ну); в 1776 г. было построено 2 города - Суй-лай и Кан-цзи, а чрез 2 года учрежден Суй-лайский, или Манасский уезд. Манасские заливные поля славятся своим превосходным рисом. Затем, в 100 слишком ли на юг от Манаса, в Цин-шуй-цюань, в том же расстоянии на запад от него, в Хоу-гоу, и в 100 слишком ли на запад от этого последнего находятся залежи зеленого нефрита, разработка которых воспрещена в 1789 году. Разработка золота по северному склону Тянь-шаня также началась с Манаса в 1771 году, когда, вследствие открытия в горах верхнего течения Куйтуна золотых крупинок, была отправлена пробная партия в 39 человек, которая в течение 7 дней намыла золота всего 1 лан 5 цин. 8 фын. (т. е. на 57 сер. рублей); дальнейшие опыты также были неудачны и разработка была приостановлена. Но чрез 11 лет, по докладу ду-туна Мин-ляня о нахождении золотоносного песку в южных горах (Урумциского округа), а также на р. Куйтуне, Хутуби, в Манасе и Кур-кара-усу по предгорьям и рекам, была учреждена золотопромышленная контора, из которой местному населению выдавались билеты на золотоискание с уплатою акциза. Контора эта была однако скоро закрыта и рудники подчинены местной администрации. В Ди-хуа’ском округе в это время существовали следующие рудники: Дун-гоу-коу, с 190 рабочими; Шуй-си-гоу, с 173 рабочими; Бай-ян-гоу, с 50; Сю-ша-цзуй, с 70; Тоу-тунь, с 55; Ло-то-бо, с 25 и Да-си-гоу, с 90 рабочими. В уезде Чан-цзи было 2 прииска: Сань-тунь и Хутуби, с 23 рабочими в каждом из них. В Манасском уезде было 3 прииска: Улан-усу-боротун, с 22; Хун-чжа, с 48 и Да-цзы-цяо, с 34 рабочими. В Кур-кара-усу’ском округе также было 2 рудника: Чжиргалан с 209 и Куйтун с 210 рабочими. Всего на 14 приисках состояло рабочих 1.223 человека (Примечание переводчика. Говоря об урумциском округе, автор Мэн-гу-ю-му-цзи приводит из дневника путешествия Чан-чуня на запад место, в котором говорится о прибытии путешественников в принадлежащий Хуй-хэ (Уйгурам) город Чан-бала. Город этот, называемый в Юаньской истории Чжан-бали, как видно из повествований о походе Е-люй-си-ляна против возмутившегося Алибуха, лежал на В. от р. Манас.).

578. В двух слишком ли на З. от Кур-кара-усу лежит небольшое возвышение в форме котла; в средине его есть озеро с чрезвычайно холодною водою, глубиною в несколько саженей. Уровень воды в нем нигде не изменяется. Каждое лето со дна его поднимаются белые ненюфары, цветы которых несколько меньше обыкновенных, хотя между ними попадаются иногда экземпляры величиною в чайную чашку; но за то стебли их имеют в длину от 10-20 фут (Си-юй-ши-ди).

579. Илийский округ при Ханьской и Вэйской династиях принадлежал Усуням, при Танской - западным Тукюе’сцам, а при Минской - Ойратам. Во главе Ойратов, коих было 4, стояли Чоросы; это и есть Чжунгары. В 1757 году, по усмирении Чжунгаров, в илийскому краю отнесена была вся Новая Линия и он служил главным административным центром для северного и южного склонов Тянь-шаня. С севера на запад он граничил с Киргизами, с запада на юг - с Бурутами, на В. - с Цзин-хэ, на С. В. - с караулом тарбагатайского ведомства Ару-циндалань и на Ю. - со станциею Аксуского ведомства Гакча-хархай. С В. на З. он имел более 1.500 ли, а с Ю. на С. более 1.100 ли. На юге его возвышался Мусур (Мусарт); на севере щитом ему служил Талкинский хребет; на востоке Эринь-хабиргань был воротами, ведущими в него и на западе Шань-та-сы служила для него оплотом. В Илийской долине построено было 9 городов, занятых гарнизонами, состоящими под командою цзян-цзюня.

580. По Си-юй-шуй-дао-цзи, р. Цзин-хэ находится в 250 ли на З. от Гурту-хара-усу; она берет начало из горы, лежащей на Ю. от города Ань-фу; гора эта есть северный склон горы, лежащей на северном берегу р. Каш; в ней есть ущелье, называемое Дэннуртай, чрез которое прошел с своим войском цзян-цзюнь Чжао-хуй (1758 г.). В географическом отделе поздней Танской династии встречается следующее место: чрез 70 ли пути от караула Хэй-шуй находится караул Дун-линь, от него тоже в 70 ли - Си-линь; затем проходят чрез Хуан-цао-бо, чрез большую пустыню, малые пески, переправляются чрез р. Ши-ци и, перевалив чрез Цзюй-лин, доходят до города Гун-юе, переходят чрез Сы-хунь-чуань и город Чжэ-ши-ми и переправляются чрез р. Или. По всей вероятности, это описание путешествия чрез Дэннуртай до Или. Р. Ши-ци, быть может, есть древнее название р. Цзин-хэ. Что касается этой последней реки, то она выходит одновременно тремя истоками, образующими р. Гурбан-цзин-хэ, которая, протекая на С. З., выходит из гор, проходит мимо кочевья одного торгутского знамени западного отдела на З. от И-бай-кэ-шу и в 90 ли на Ю. от города Ань-фу. В дальнейшем течении в том же направлении из нее отведен на З. один арык, для орошения частных полей и еще далее - другой арык на В., для орошения казенных полей. Продолжая затем свое течение на С. З., Цзин-хэ проходит в расстоянии ½ ли у западной стороны старого города Цзин-хэ и, протекши еще более 100 ли на С., впадает в оз. Хара-тала-эсигэ-нор (Эби-нор). на З. от города Ань-фу до станции Тохомту, на расстоянии 200 ли, по южную сторону до конца пастбищ и по северную до конца озера, повсюду рассеяны Торгуты, но так, что на Ю. от города восточно-реченцы ведут кочевую жизнь, а западно-реченцы оседлую, на север же от города на оборот. Ань-фу - это название нового города Цзин-хэ. От р. Цзин-хэ до Улан-усу, на протяжении нескольких сот ли, по обеим сторонам дороги, тянутся тополи и ивы с массою цветов и ароматных трав, представляя совершенный контраст с гобийскими видами; только мошек здесь много.

581. Относительно Алэмура, или Алимали из географического отдела Юаньской династии мы узнаем, что в этом городе была ставка Хайду и, вероятно, это был его удел. В 1264 году, когда Хайду возмутился, Хубилай преследовал его до Армур (Алимали) и для защиты края оставил здесь армию под командою сына своего Бэй-пин-вана. В записках о путешествии Чан-чуня на запад мы встречаем следующие данные относительно топографии Алимали и пути к нему: 9-го числа 9-й луны прибыли в Хуй-хэ’ский город Чан-ба-ли. На другой день, подвигаясь вдоль Инь-шаня (Тянь-шаня) на запад, сделали около 10 переходов. Затем переехали песчаную степь, мягкий песок которой, при каждом дуновении ветра, перекатывался подобно взбудораженным волнам, то собираясь, то рассееваясь. Здесь не росло ни травинки. Телеги и лошади вязли в песку. Из этих песков выбрались только чрез сутки. По всей вероятности это часть больших Богудяньских песков, тянущихся на юг до подошвы Инь-шаня. По переходе чрез пески, на пятый день путешествия, ночевали на севере от Инь-шаня. На другой день по утру, проехав на юг по длинному склону, мы вечером остановились на ночлег. Погода была очень холодная и в добавок не было воды. По утру, проехав на Ю. З. около 20 ли, мы вдруг увидали огромное озеро, имевшее в окружности около 200 ли и окруженное покрытыми снегом пиками, отражавшимися в нем. Учитель назвал его небесным озером (Тянь-чи-хай). Мы спустились вдоль озера прямо на юг. По обеим сторонам его поднимались высокие пики, покрытые от подошвы до вершины высокими, сосновыми и березовыми лесами. Множество потоков с шумом катилось в ущелье, извиваясь на пространстве 60-70 ли. Второй царевич (Чаадай), сопровождавший императора в походе на запад, первый, пробив свалы, устроил здесь дорогу и соорудил 48 деревянных мостов, по которым могли следовать две телеги в ряд. Переночевав в ущелье, мы, на другой день утром, по выходе из него, вступили в обширную равнину, изобилующую прекрасною водою и травою, при погоде, похожей на весеннюю. По равнине попадались туты и жужубы. Вслед за сим чрез один переход 9-й луны 27-го числа мы прибыли в город Алима. Бусульманский владетель и монгольские даругачи, во главе разного народа, вышли в нам на встречу. Ночевали в Си-го-юань (западный фруктовый сад). Туземцы плоды называют «алима», а так как плодов здесь много, то они по ним и дали название этому городу. В этом городе выделывается полотно, известное под именем Ту-лу-ма (В Пекине для летних халатов и теперь иногда употребляется полотно, наливаемое Долома. Прим. переводч.); это, по всей вероятности, то, что в народе называется полотном, сотканным из сеянной овечьей шерсти. Мы достали 7 кип этой шерсти для теплого платья. С виду она походит на китайский ивовый пух, свежа, чиста, тонка и мягка; она пригодна для приготовления ниток, веревок, тканей и ваты.

Для орошения полей земледельцы прорывают арыки. Туземцы берут воду кувшинами и, увидав китайскую бадью (собственно-водочерпательный снаряд), весело заметили, что Тао-хуа-ши, т. е. китайцы, искусны на все дела.

Член кассационной палаты, Лу-чэн-чунь, в своем сравнительном языкознании (Тун-вэнь) замечает: от города Цзин-хэ на В. до Тодока нагромоздившиеся пески образуют сыпучие и волнистые горы, по которым трудно двигаться; на В. же от него в 1.100 ли находится уездный город Фу-кан; по этому в записках о путешествии Чан-чуня и говорится о 10 слишком переходах. От Тодока на З., по переправе чрез р. Цзин-хэ, проехав горною дорогою 550 ли, достигают восточного берега Сайрама. Озеро совершенно круглое, имеет в окружности более сотни ли и окаймлено снежными горами. Это и есть Тянь-чи-хай Чан-чуня. Проехав около озера на юг 50 ли, Чан-чунь вступил в Талкинский проход, известный в просторечии под именем Го-цзы-гоу (фруктовый овраг). Вода в овраге течет на юг с большою быстротою. Для переправы телег и лошадей устроены деревянные мосты. Проход имеет в длину 60 ли. В настоящее время в нем осталось 42 моста из 48, бывших при Чан-чуне. По выходе из Талкинского хребта, чрез 170 ли пути на юг, приходят в город Хуй-юань (Н. Кульчжа). Город этот построен в 1763 году и известен ныне под именем Или. Быть может город Алима лежал возле р. Алимату, которая находится на С. В. от города Гун-чэнь (ныне в просторечии: Хоргос, или Чэн-пань-цза). По выходе из Талкинского прохода до р. Алимату остается всего 100 ли. В записках о возвратном путешествии Чан-чуня говорится: что он 3-й луны 23-го числа приняв прощальный обед на южном берегу Чуй-мо-няня, чрез 10 дней пути, не доходи 100 слишком ли до Алимату, на запад от него, переправился чрез большую реку и 5-го числа 4-й луны прибыл в восточный сад города Алима. На другой день вечером он достиг прежней ночевки у Инь-шаня (?), а на завтра снова переправился чрез 48 мостов и вдоль горного ручья поднялся 50 ли до северо-восточной стороны Тянь-чи-хай (небесного озера). По этому поводу Сюй-сун замечает, что на возвратном пути Чан-чунь, переехав чрез р. Нарин, направился прямо на С. и по западной стороне оз. Исык-куль, вышел на юг р. Чуй, а потом уже, поворотив на С. В, переправился чрез р. Или. Место переправы его было на В. от Ча-линь’ского перевоза, потому то чрез 100 слишком ли он и прибыл в г. Алима, откуда, выйдя чрез Талкинский проход, он прошел у оз. Сайрам, по прежнему пути. Миновав Сайрам, он направился уже не на В., а поворотил на С. В. Разветвление дороги находится у караула Гань-чжу-хань. Следуя на С. В. горною дорогою, он чрез Циньдалань достиг до Ару-циньдаланя и вступил в пределы тарбагатайского округа для того, чтобы выдти на пройденную им в передний путь станцию Да-хэ-и, в Алтае.

582. В восточном, южном и северном отделах старо-торгутов - 8 чжасаков; все они потомки Шукур-дайцина; в западном же отделе чжасак был потомок Лубсан-ноина и в отделе этом, по недостатку людей, было учреждено только одно чжасачество.

583. По Си-юй-шуй-дао-цзи, в городе Ань-фу сорока двумя семействами ссыльных было обработываемо 1.270 му земли, такое же количество ее обработывали хлебопашные солдаты, кроме того 1.243 му было под садами и огородами. В 1775 году норма подлежащей обработке земли была установлена в 3.360 му. Земля пригодна для возделывания пшеницы, овса и проса.

584. Гора Каш, по Си-юй-ши-ди, лежит на Ю. З. от города Цин-суй (Кур-кара-усу). На южном склоне этой горы берут начало рр. Или и Каш. Горный проход в горе Каш, известный под именем Дэннуртай, лежит прямо против урочища Ша-цюань-цза, лежащего в 50 ли на В. от города Ань-фу. По Хуй-дянь-ту-шо, р. Каш берет начало на юг от города Кур-кара-усу и на С. от горы Каш. Образовавшись от соединения более десятка речек, она течет на З. и соединяется с р. Или.

Относительно Кашских гор в пояснении к одному стихотворению сообщаются следующие сведения: в 180 ли на В. от Кульчжи (Или) находятся горы Каш, увенчанные высокими пиками и хребтами и извивающиеся на несколько сот ли. На вершинах их много серебра, а по подножиям - диких зверей, львов, барсов, медведей и оленей. Горы эти служат отъезжим полем цзян-цзюня. Дорога в отъезжие поля идет следующим образом: из города Хуй-юань до Шара-тохой 50 ли, Чжиргалан 00 ли, Таш-остань-тохой 50 ли, Боро-бургасу 50 ли, Субутай 60 ли, Эринь-модо 60 ли, Чжирматай 90 ли, Цициргана-тохой 60 и Баргяту 20 ли, где лежит первое облавное поле; Хара-гол, 20 ли, - второе облавное поле; Улясутай, 5 ли, - третье облавное поле; Хабчик-будун, 10 ли, - четвертое, Чжэк-будун, 10 ли, - пятое, Арсланту-будун, 15 ли, - шестое, Чжэри-модо, 5 ли, - седьмое, Амур-модо, 5 ли, - восьмое, Тургэнь-цаган-усу, 10 ли, - девятое, и Аршату-цаган-усу - десятое и последнее облавное поле. Северный склон Кашских гор относится к пределам Кур-кара-усу. Земля Каш, лежащая на В. от Или, является чрезвычайно важным проходом и, по своему очертанию, представляет необыкновенно сильную позицию. В 1755 году, когда Амурсана произвел нападение на Или, цзян-цзюнь Бань-ди и министр О-жун-ань, после отчаянного сражения в Каши, окруженные неприятелем, покончили жизнь самоубийством. В 1759 году, по умиротворении западного края, Каш вошел в состав империи; а в 1767 году в честь двух помянутых доблестных военачальников был воздвигнут храм и сочинено императором Цянь-луном стихотворение; им же составлена была и песнь в честь трех их сподвижников.

585. От станции Тохомту на В. до Толи 110 ли, а на З. до станции илийского ведомства Хуту-булак 120 ли.

586. Город Цзюй-янь был построен на оз. Цзюй-янь-хай в 101 году до Р. Хр., известным китайским военачальником, Фу-по-цзян-цзюнем, Лу-бо-дэ, против хуннов и потому носил еще название Чжэ-лу-чжан (оплот против разбойников). Чрез него проходил главный путь к хуннам, по которому, при ханьском У-ди, следовали знаменитые полководцы того времени Хо-цюй-бин, Ли-лин и Гун-сунь-ао.

587. В 520 году вследствие смут у Жоу-жаней владетели их, Анагуй и Поломынь, один за другим пришли с изъявлением покорности, из коих последний был поселен в Си-хай-цзюне, отличавшемся плодородием и находившимся в 1.200 ли на С. З. от упомянутого уезда Чжан-е и в 1.000 слишком ли от гор Цзинь-шань, в которых обитали Гао-гюйцы.

588. И-цзи-найская область лежит в 1.500 ли на С. В. от Гань-чжоу. На С. В. от областного города находится большое озеро, а на С. З. тянутся песчаные степи. Это ханьский город Цзюй-янь. Сюда был переселен из Хуай-ан’и Токто. При Юаньской династии из Су-чжоу на Эцзинэй пролегала большая дорога, а от Эцзинэй через Гоби шла торная дорога в Хоринь

589. Относительно Сэртэна мы находим в И-тун-чжи следующие сведения: когда Арабчжур, на возвратном пути из Тибета, не имея возможности возвратиться домой, вступил в подданство Китая, то он был возведен в достоинство бэйцзы, с приказанием кочевать за Цзя-юй-гуанем, в местности Дан-сэртэн, называвшейся так от нахождения между рр. Дан и Сэртэн.

Оз. Сэртэн лежит в 300 слишком ли на Ю. З. от Ша-чжоу и служит важным путем в Кукэ-нор.

Р. Су-лай, называемая также Булунгир, берет начало из южных гор (Нань-шань), в округе Цзин-ни, под именем р. Чан-ма, течет на С. и, поворотив на З., проходит уже под именем р. Су-лай на север от округа Лю-гоу; затем, протекая в том же направлении, она проходит в 3-х ли на С. от округа Ань-си; следуя далее на 3, она проходит на С. З. от округа Ша-чжоу, где в нее впадает с юга р. Дан (хэ); после этого, протекши на З. еще более 300 ли, р. Булунгир превращается в оз. Хара-нор. Длина течения этой реки более 700 ли. Образованное ею озеро имеет в окружности несколько десятков ли. Это древняя р. Нань-цзи-дуань. Хлебопашные колонии трех округов пользуются ее водою для орошения полей.

Р. Дан (хэ), иначе называемая Сирхацзинь берет начало в горах на Ю. В. от Ша-чжоу и, протекши более 200 ли на С, поворачивает на З., принимает в себя с юга одну реку, затем опять течет на С. на протяжении более 100 ли, огибая старый город Ша-чжоу с востока, а новый с запада и впадает в р. Су-лай. Дан-хэ - это древняя р. Ди-чжи-шуй.

Пост Ань-си ныне обращен в округ. Пост Ша-чжоу преобразован в уезд Дунь-хуан, со включением в него и поста Лю-гоу; пост Цзин-ни вошел в состав уезда Юй-мынь.

На З. от оз. Сэртэн есть оз. Гашунь (Касы на наших картах). Кроме него есть еще другое озеро, называемое Малый Сэртэн.

590. По исследованиям Хэ-цю-тао, на З. от оз. Сэртэн лежит оз. Гашунь; далее на З. в 100 ли находится оз. Ацзигэ-сэртэн, имеющее в окружности 160 ли; еще далее на З. в 200 ли, под 39° 4' с. ш. и 24° з. д., находятся 6 озер, известных под названием Цаган-чолоту; отсюда далее на З. течет р. Хадату; еще далее на З. лежит оз. Гас (нор), отстоящее от Лоб-нора в 200 ли. В царствование Кан-си и Юн-чжэна, до присоединения к Китаю всего западного края, на озере Гас, как важном стратегическом пункте, был поставлен гарнизон. В 1716 году, после поражения и бегства Чжунгаров, было решено отозвать этот гарнизон. Но в виду того, что кочевавшие в Цайдаме тайцзи, подчиненные цин-хайскому бэйлэ Даяну, имели сообщение с Цаган-чолоту у оз. Гас, для наблюдения за движениями Чжунгаров, туда был послан ши-вэй (гвардейский офицер). В следующем году, цин-хайским бэйлэ и тайцзи повелено было выбрать но 100 солдат и стоять гарнизоном на оз. Гас, для предосторожности от Чжунгаров. Через год гарнизон этот, но докладу Даяна, был усилен 2.000 человек из Си-ань-фу и 1.000 человек из Си-нина. В 1729 году государственные советники, в виду того, что Гас служит Чжунгарам важным проходом для сообщения с Кукэ-нором и Тибетом, положили просить о наборе из кукэнорских чжасачеств 1.500 человек и о расположении их отдельными отрядами у Гаса, в Цайдаме, Дэбтэре и Цаган-усу.

Относительно путей в этом районе в И-тун-чжи встречаются следующие сведения: крепостца Та-ши-пу лежит в 150 ли на Ю. З. от поста Лю-гоу-вэй; в 100 ли от нее на Ю. З. находится Батудунь; а в 200 ли от этого последнего места лежит город Ши-пу (чэн) (на наших картах Ши-бао-чэн). Так как из него идет важный путь за Снежные Горы (Нань-шань), то в нем поставлен гарнизон. От Ши-пу-чэна на юг, в 50 ли, находится р. Сань-дао-гун-цзао-хэ; далее в 250 ли от нее есть Эрдэни-булак, от которого идут 2 дороги: одна на Ю. З., чрез 50 ли пути, приводит в Улан-дабан. Дорога эта представляет гористую тропу, служащую для цин-хайских инородцев важным путем сообщения. От Улан-дабана она идет на Ю. З., до соленых озер Большего и Малого Цайдама и выходит на большую гас’скую дорогу, имеющую чрезвычайно важное значение. Из свода всех источников, замечает Хэ-цю-тао, можно убедиться, что Гас представляет важный пункт. Во время Ханьской династии отсюда в западный край вели две дороги; для первой из них Гас служил жизненным пунктом. Из статистического описания провинций Ганьсу мы узнаем, что на С. З., за пределами Ша-чжоу, пролегают 2 пути: один из Хулусутай’я на Ю. З. чрез 730 ли пути приводит в Иосун-цаган-чолоту, лежащему на большом пути, который ведет в Или и бассейн Тарима, а на юге сообщается с Си-хай. В этом промежутке на пространстве 1.000 слишком ли есть вода и трава и нет кочевников. Это западная дорога. Другой путь, идущий прямо на юг, чрез 180 ли приводит к городу Дан-чэн; от него на Ю. В. до Эрдэни-булака 600 ли, на протяжении которых встречаются вода и трава, но также нет кочующих инородцев. Следуя этим путем на 3, сообщаются с Сэртэном, а на Ю. З. - с Ару и с Большим и Малым Цайдамами. Эта последняя ветвь служит важным путем по Соляной Гоби.

591. Алак-шань - это, по всей вероятности, Алак-сар, в Кукэ-норе, лежащая на В. от Желтой реки и на юг от горы Билюту. Алтан также одна из кукэ-норских гор, лежащая в 90 ли на С. В. от границ си-нинского округа.

592. Эцзинэй, по объяснению Сюй-суна, в переводе с монгольского значит: темный, сокрытый, таинственный. По объяснению Мин-и-тун-чжи, р. Чжан-е берет начало из Бай-тун-чуань, проходит чрез горы Ци-лянь-шань и, по выходе из горы Хэли на запад, под именем р. Хэ ли вступает в пределы Эцзинэй’я. По другому источнику, р. Чжан-е собственно называется Хэй-хэ; вытекая из гор, лежащих на Ю. З. от Чжэнь-чэна, она проходит чрез горы Ци-лянь-шань, от тающих снегов которых становится более полноводною; затем, минуя гору Хэ-ли, выходит чрез проход Цян-гу-коу и, направляясь на север, вступает в пределы Эцзинэй’я. Р. Эцзинэй, по словам И-тун-чжи, протекает по западной границе западно-ордос’ского элютского знамени; а р. Жо-шуй, получив начало на Ю. З. от уезда Шань-дань, по соединении с р. Чжан-е, во всем нижнем течении своем, до соединения с р. Тао-лай, известна под этим последним именем. Шань-даньская р. Чжан-е - это Жо-шуй Юн-гуна, а р. Тао-лай - это Ху-цань-шуй Ханьской географии. По соединении этих двух рек, река принимает название Эцзинэй и известна под этих названием на протяжении 500 ли, до впадения в оз. Цзюй-янь-хай. Относительно р. Жо-шуй в Ханьской географии говорится, что река эта, называемая в Шо-вэнь р. Ни-шуй, протекает из Шань-даня на З. до Цзю-цюаня и Хэ-ли, а затем уходит в Лю-ша (сыпучие пески), которые, по замечанию китайских географов, тянутся на С. В.-ке уезда Цзюй-янь и отождествляются ими с Лю-ша, упоминаемыми в Шу-цзине.

593. Хэ-цю-тао, основываясь на картах, полагает, что кочевье знамени находится на Ю. от Суок-омо, пролегая на восток к р. Хундулэн. По соображению положения местности, оно, вероятно, лежит на месте ханьского старого города Цзюй-янь и управления эцзинэйскою областью при династии Юань. По Хуй-дянь-ту-шо, знамя эдзинэй’ских старо-торгутов лежит у оз. Цзюй-янь-хай. Здесь нет больших рек, а есть только р. Хундулэн, которая, протекая от Су-чжоу на север, проходит по эдзинэйскому знамени и разветвляется на 2 рукава, из коих каждый образует озеро. Оба озера известны под одним и тем же именем Цзюй-янь-хай.

Относительно системы рек, образующих р. Эдзинэй, в Шуй-дао-ти-ган сообщаются следующие сведения, не лишенные интереса: р. Шань-дань, т. е. древняя Жо-шуй, берет начало из горы Цюн-ши-шань, на Ю. З. от округа Шань-дань и, протекши более 100 ли на С. В, проходит на З. от Ма-ин-дуня; затем, протекая на С. 50 ли, она проходит на западе города Юн-гу-чэна, потом, протекая в том же направлении 20 ли, она проходит на В. от Хун-шуй-ина, поворачивает на С. З. и, следуя в этом направлении 120 ли, достигает юго-восточных пределов Гань-чжоу. Здесь встречается одна река, которая, вытекая на востоке из гор за Великою стеною, направляется на Ю. З., входит в город, проходит чрез Шань-даньский лагерь и по южной стороне Тун-юань-пу, а затем, поворотив на З., впадает в р. Шань-дань. Эта последняя, направляясь на С. З., проходит по северным пределам округа (Гань-чжоу); в дальнейшем течении ее на С. З. встречается р. Чжан-е, впадающая в нее с Ю. З., - это древняя р. Цян-гу-шуй; еще чрез 100 ли на С. З. она подходит к южной стороне крепостцы Пин-чуань-пу и к северной - Фу-и-пу и, спускаясь на С. вдоль великой стены, подходит к северо-западной стороне крепостцы Гао-тай-пу; здесь в нее впадает одна река, идущая с Ю. З. от гор, лежащих на юг от укреплений Хунх-яй-пу и Цун-жэнь-пу; спускаясь отсюда далее на С. З. вдоль великой стены, она проходит на В. от укрепленных посадов Дин-ань, Хэй-цюань, Хуа-цян и Шэнь-гоу; затем, направляясь на С., она подходит к северо-западной стороне крепостцы Чжэнь-и-пу и чрез пролом в Великой стене выходит за границу, течет в северном направлении 300 ли и доходит до места, лежащего на С. В. от Вэй-гун-ина, где в нее впадают 2 су-чжоуских реки, текущих с Ю. З. на С. В. Одна из двух этих рек называется Мао-лай; она берет начало в северо-западных пределах Цайдама, за границею су-чжоуского округа и образуется из трех истоков: восточного, известного под именем Эцзинэй-бира, выходящего на юго-западе горы Ошики и текущего на С. З., среднего, известного под именем Бадун-бира, выходящего от северной подошвы горы Чжурхэньда и западного, самого большого, именуемого Таолай-бира, который соединяется с Шань-даньскою рекою (т. е. Хэй-хэ или Чжан-е-хэ) на С. от Вэй-гун-ина. Образовавшаяся таким образом река в дальнейшем своем течении известна у туземцев под именем Эцзинэй-бира, в которую р. Хундулэн впадает с С. В., недалеко от двух озер (Цзюй-янь-чи). Из этих озер северо-западное называется Согок-омо и имеет в окружности 90 ли; северо-восточное известно под именем Собо-омо и имеет в окружности более 60 ли.

594. По замечанию Хэ-цю-тао, на В. от знамени есть древний город Вэй-юань. По Танской географии в су-чжоуском округе было 2 города с военными постами Цзю-цюань и Вэй-юань. Последний город, согласно Су-чжэнь-чжи, находился в 380 ли на С. В. от Су-чжоу. В начале Миньской династии он был сделан военным постом, который потом был уничтожен. Здесь есть гора Ци-гань-шань, на которой в то время было водружено знамя для призвания в покорности возмутившегося народа. Кроме того в восточной части знамени есть озеро, называемое Да-ку-шуй, на В. от которого находятся 2 озера, из коих одно называется Пянь-ма-ху (на карте главн. штаба: Тан-ма-ху), а другое, лежащее на Ю. В. от последнего, называется Ша-цзао-ху, иначе Ша-цзао-цюань. В 230 ли на С. В. от Су-чжоу и в 170 ли на С. от Цзинь-та-сы, на В. от Ша-цзао-ху есть оз. Фын-ин-да-цюань (на карте глав. штаба: Фын-юй-да-цюань).

595. На юге эцзинэйского знамени находится старинный уездный город Хуй-шуй времен Ханьской династии, входивший в состав цзю-цюаньской области. Из (Ханьской) географии узнаем, что резиденция воеводы северного отдела находилась в Янь-шуй-чжан, а восточного - в Дун-бу-чжан. Тоже самое было при поздней Ханьской и Цзиньской династиях. Хэ-цю-тао, находя, что показание Си-юй-ту-чжи, помещающей уезд Хуй-шуй в округе Ань-си, несогласно с показанием Итун-чжи, которая основывается на словах Ши-цзи-со-инь, - что р. Жо-шуй на С. З-де доходит до уезда Хуй-шуй и входит в горы Хэ-ли-шань, полагает, что, в виду этого последнего свидетельства, уездный город Хуй-шуй должен находиться на С. от Су-чжоу, в южной части эцзинэйского знамени.

На Ю. знамени находится еще город Вэй-лу-чэн, в котором при начале Минской династии учрежден был военный округ Вэй-лу, вскоре уничтоженный. В 1528 г., когда Фань-и (Турфаньцы), во главе с Я-му-лань, изъявили покорность, они расселены были на С. от Су-чжоу, за Великой стеной, в старом городе Вэй-лу, на маяке Тянь-цан, в городе Мао-му и в Бай-чэн-цзы (белый городок). В 1549 году город Вэй-лу и древний город Цзинь-та-сы были возобновлены и кроме того было учреждено 7 укрепленных посадов и 12 маяков, в которых помещено было более 700 палаток фаней (Турфаньцев). Город Вэй-лу лежал в 130 ли на С. В. от Су-чжоу, а город Бай-чэн-цзы в 120 ли в том же направлении; города эти ныне упразднены. Город Цзинь-та-сы, обращенный в укрепленный посад, лежал в 60 ли на С. В. от Су-чжоу, имел в окружности 190 саженей (около 1.900 фут) и служил резиденциею гарнизонного полковника. Маяк Тянь-цан-дунь находился в 260 ли на С. В. от Цзинь-та-сы-пу и при Минской династии известен был у маячных солдат под именем Гуй-мынь-гуань (чертов проход). Город Мао-му имел в окружности 2 ли и находился в 150 ли на С. от города Чжэнь-и. Ныне, для управления китайским населением, здесь учреждено полицейское приставство.

Далее, на юге знамени был еще город Пин-шо, лежавший в 220 ли на С. от города Чжэнь-и и также имевший в окружности 2 ли. Предание гласит, что города Пин-шо и Мао-му были военными постами Юаньской династии. В 180 ли на С. от Чжэнь-и находился еще город Гу-лянь-чэн. Кроме того, на юге знамени, среди Гоби, поднимается еще гора Хэй-шань, известная также под именем Цзы-сай; от нее на юг до Су-чжоу 180 ли, а от прохода в нее на Ю. В. до Су-чжоу 140 ли.

596. Город Хами лежит в 7.180 ли от Пекина, в 3.500 ли от провинциального города Лян-чжоу и в 870 ли на С. З. от Ань-си-чжоу. Он разделяется на два города: старый город, имеющий в окружности 4 ли, построен в 1717 году, новый же, имеющий в окружности 1 слишком ли, построен в 1727 году. Оба, города упираются на С. в большую гору, а с остальных трек сторон окружены равнинами. Мусульманское население занижается земледелием, скотоводством и охотою. Земля здесь представляет плодородную равнину, климат теплый, вода отличная. Поля орошаются из арыков. Страна эта славится довольством и многолюдством. Восточное и западное предместья города находятся на большом пути и служат торговым центром. На Ю. З. Хами сообщается с Турфаном, служащим ключом сообщения с Восточным Туркестаном, а на С. - с Баркулем, от которого идет главный путь по северному склону Тянь-шаня. Таким образом, господствуя одновременно над двумя путями, Хами является одним из важнейших пунктов в западном крае При династии Хань земля эта принадлежала Сюнну и известии была под именем И-у-лу и только при поздней Ханьской династии она была присоединена к Китаю под именем И-у. При династии Вэй (220-264 г.) она отошла к Жуань-жуань; при Суй здесь был учрежден округ И-у (цзюнь), перешедший скоро к Ту-кюесцам; при Тан здесь был округ Си-и (чжоу), измененный потом в И-чжоу; в период 5 династий земля эта известна была под именем Ху-лу-цзи; при Сун она отошла к Хуйгу (Уйгурам); при Юаньской династии она была уделом Вэй-у-вана; при Мин здесь был учрежден хамийский военный округ, перешедший потом к турфанцам; при настоящей династии земля эта вошла в состав Китая в 1697 году.

597. По мнению китайских географов, гора Ацзи, составляя один из отрогов Алтая, тянется по Гоби на В. то поднимаясь, то скрываясь, на протяжении 3.000-4.000 ли и служит южною границею западного халхаского отдела.

598. По замечанию Хэ-цю-тао, гора Хэ-ли - это гора, чрез которую проходила р. Жо-шуй, упоминаемая в Юй-гуне. По Ши-цзи-чжэн-и, гора эта лежит в 200 ли на С. З. от уезда Чжаж-е По Син-ду-сы-чжи, она находится в 10 ли на С. от поста Гао-тай и в 30 ли на С. В. от поста Чжэнь-и, соединяясь с горою Хэй-шань, лежащею в 20 ли на С. В. от последнего поста. По другому сочинению, она поднимается от каменистого ущелья Шань-даньских гор, доходит до Чжэнь-и, протягиваясь на 300 слишком ли. В горе этой растет чай.

599. На месте Юй-мыньского уезда при династии Мин был монгольский военный округ Чи-гинь, впоследствии упраздненный; при настоящей династии, в 1718 году, был учрежден военный округ Чи-цзинь; в 1726 году он был упразднен и земля включена в округ Цзин-ни тин, наместо которого в 1760 году был учрежден уезд Юй-мынь.

На В. от старого чи-гиньского военного округа была крепостца Хуй-хуй-пу; находившиеся на С. от нее гора Куань-тай и урочище Хоу-лю-вань, а на С. З. город Шань-ма - все сообщались с важною дорогою на Хундулэн, куда также вела дорога из местности Булур, лежавшей на С. от старинного округа Цзян-ни тин.

600. На С. В. от знамени есть гора Лан-синь, лежащая в 600 ли на С. Цзинь-та-сы-лу; на Ю. от этой горы в 500 ли находится город Чжэнь-и-со, чрез который пролегает важный путь сообщения. Кроме помянутой горы есть еще гора Гу-хун (шань), лежащая в 350 ли на С. В. от Цзиньуга-сы-пу; она служит сборным пунктом для всех отправляющихся в северные горы за Хами.

601. При Ханьской династии на месте Баркуля было владение Пу-лэй. Баркуль находится в 7.500 слишком ли от Пекина, в 1.790 ли на С. З. от Су-чжоу и отделяется от Хами Тянь-шанем, на южном склоне которого находится Хами, а на северном - Баркуль. За восточными воротами города есть монумент, воздвигнутый в 138 году, при династии Хань, в честь заслуг дунь-хуанского областного начальника Пэй-циня. На вершине Тянь-шаня есть другой памятник, воздвигнутый при Танской династии, в 640 году, Цзян-син-бэню. От Хами Баркуль находится в 330 ли. На С. З. от него лежит озеро того же имени, имеющее в окружности 120 слишком ли. Благодаря присутствию влаги, здесь в изобилии и роскошно растет трава и земля пригодна для скотоводства; но так как местность лежит на северном склоне Тянь-шаня, то здесь бывает много холодов. При настоящей династии в 1715 году, по указу Кан-си, в Баркуле поставлен был отряд; в 1731 году там был построен город, имевший 8 ли в окружности. В 1735 году поставлен был постоянный гарнизон и город сначала назначен резиденцией ань-си’ского окружного начальника. С учреждением в 1773 году области Чжэнь-си (фу), Баркуль сделан был областным городом, а кроме того в нем было и И-хэ’ское уездное управление. В городе имеются храмы Конфуцию и духу-хранителю города. На Ю. З. от города лежит кумирня Лун-ван-мяо. На В. от города есть другой город, имеющий в окружности 6 ли и служащий местопребыванием маньчжурскому гарнизону. На С. З. от него построена кумирня Гуань-ди мяо, пред которою поставлен памятник в честь Пэй-циня. По Си-юй-ту-чжи, на В. от города до прохода, лежащего на южном склоне Тянь-шаня, 250 ли; на С. В. до Соленого озера (Янь-чя) 160 ли; на З. до Гашунь 340 ли; на Ю. до Тянь-шаня 10 ли; на С. до Сань-тан 160 ли. По замечанию Хэ-цю-тао, в 160 ли на В. от Ань-си-чжоу лежал старинный город Лю-гоу-вэй, крепостца Лю-гоу-пу находилась в 75 ли на В. от него. От Ань-си-чжоу на С. в 120 ли находится ключ Му-лун (цюань); далее, в 130 ли от него лежал старинный маяк Ихэ-има-хань, в 240 ли от которого (далее на север) находился старинный маяк Тэбши. На пространстве этих нескольких сот ли тянется, большею частию, гобийская степь; по местам попадается вода и трава. Пролегающая по ней дорога идет к горам Ацзигэ у Бэй-тао и к Баркулю. В 40 ли на С. от Лю-гоу есть место, называемое Бянь-цан-тоу-дунь (т. е. первый маяк за Великою стеною); прямо на С. от него 140 ли до Лэй-дунь-цзы; от нее 80 ли до Ши-бань-дунь; от сей последней 80 ли до Бай-дунь-цзы; от Бай-дунь-цзы 210 ли до Цзинь-гоу-ся (проход) и от этого последнего 120 ли до Цзин-эр-цюань. На этом пространстве, большею частию, также идет Гобийская степь, на которой по местам попадается вода и трава. Это важный путь, ведущий также чрез горы Ацзигэ у Бэй-тао на Баркуль и Хами.

602. По замечанию Фу-цина, автора И-юй-чжу-чжи-цы, урочище Тамуха, иначе называемое Шара-боро, лежало в 700 слишком ли на Ю. З. от Н. Кульчжи, на границе с Бурутами.

603. Р. Урунгу имеет 2 истока: восточный - это р. Бурхань (Булгун наших карт) и западный р. Чингис (Чингиль наших кадр). Р. Булгун выходит на севере Ново-хошотского знамени, соединяется с водами оз. Харату (бо), течет на Ю. и, проходя на В. от Чжахациньского знамени, течет на Ю. Р. Чингиль (Чингис), получив начало на севере Ново-торгутского знамени и, соединившись с водами оз. Хара (бо), течет на Ю. З., соединяется с р. Хабчик и, направляясь на Ю. В., соединяется с р. Булгун и вместе с нею образуют р. Урунгу, которая, поворотив на З., проходит чрез знамя алтайских Урянхайцев и образует оз. Хэсэр-баш.

По Юань-би-ши, когда Чингис с Ван-ханом выступил в поход против найманьского Дигу-чугудунь-буирухэй, то последний в это время кочевал на р. Согохэй (хэ), в местности Урухэй-тахэй, куда и прибыли Чингис с Ван-ханом. Не будучи в силах сопротивляться им, Буирухэй поднялся и ушел за горы Алтай. Его преследовали до местности Хумушэнгир, следуя по р. Урунгу, где случилось, что вышедший на рекогносцировку Буирухэй’ев офицер, по имени Иодитубурухэй, преследуемый дозорными Чингиса, бежал в горы и там был схвачен. Преследование Буирухэй’я продолжалось до оз. Кизиль-баш, где он был доведен до крайности. По мнению Хэ-цю-тао, оз. Кизиль-баш - это Хэсэр-баш (оз. Улюнгур на китайских картах); а если это справедливо, то р. Сого в местности Урухэй-тахэй (Улуг-таг), это р. Улясутай, находящаяся на С. (?) от Бобдо по северной стороне Алтая, где было древнее найманьское владение.

604. Согласно Си-юй-ши-ди, при Танской династии Гу-чэн составлял местность, подчиненную бэйтинскому воеводству. В это время уезды Цзинь-мань, Лунь-тай, Пу-лэй и Хай-си все входили в состав бэйтинского воеводства. Так как нельзя было определить, от какого времени остался этот город, то его и назвали Гу-чэном (т. е. древним городом). Он лежит в 8.100 слишком ли от Пекина. Из Си-цзи-чжи, соч. Цзи-юань-хуай’я, мы узнаем относительно Гу-чэна следующее: в урочище Цзи-му-са находится старинный город Танского воеводства, Бэй-тин, построенный Ли-вэй-гуном; он имеет в окружности 40 ли; стены его сложены из сырцового кирпича; каждый кирпич толщиною в 1 чи, шириною в 1 чи, 5-6 дюймов и длиною в 2 чи 7-8 дюймов; старые черепицы достигали в ширину более одного чи, а в длину 1 чи, 5-6 дюймов. В городе есть одна кумирня, совершенно развалившаяся; в ней каменное изображение будды, по пояс вошедшее в землю и все таки имеющее в вышину 7-8 чи. Железный колокол выше человеческого роста, покрытый со всех сторон надписями, но до такой степени съеденными ржавчиной, что нельзя разобрать ни одной буквы. В городе повсюду каменный уголь и требуется прокопать на глубину 1-2 чи, чтобы показалась земля. Элюты рассказывали, что город этот в древности взят был огненным боем и что, находившиеся с четырех сторон батареи были возведены во время осады. Но к какому времени относится город и каким народом он был построен, они не могли сказать этого. Настоящий город Гу-чэн построен был, для помещения войск, на месте старого, в 1772 году. Не смотря на то, что город кажется совершенно изолированным, к нему сходятся бесчисленные горные тропинки и стежки. Из Си-юй-ту-чжи мы узнаем, что Гу-чэн лежит в 90 ли на С. З. от уездного города Китай, что он состоит из двух городов южного и северного. В первом из них находится Вань-шоу гун и Гуань-ди мяо. на З. от города есть источник Ню-цзюань-цюань, у которого военный начальник края, Соном-цэрэн, в 1775 году нашел 2 обломка памятника времен Танской династии, из сохранившихся на котором слов «Цзинь-маньский уездный начальник и др.» мы узнаем, что Гу-чэн лежит на земле Танского уезда Цзинь-мань; танский же город Цзинь-мань должен соответствовать городу того же имени у задних Чэши (Уйгуров). При Ханьской династии дорога из переднего Чэши на С., проникавшая до города Цзинь-мань задних Чэши, должна была проходить чрез нынешнее местечко Цзи-му-са, находящееся в восточной части уезда Фу-кан; восточные пределы этого уезда смежны с западными Китайского уезда, а Гу-чэн и Цзи-му-са лежат по соседству друг с другом и потому их должно признавать за восточные границы танского уезда Цзинь-мань. Место на котором первоначально поставлен был памятник, не следует непременно приурочивать в самому уездному городу. На этом основании не остается никакого сомнения в том, что западная часть Китайского и восточная Фу-канского уездов должны быть принимаемы за древнее место Цзинь-мань.

В Синь-цзян-чжи-лио помещен следующий маршрут из Гу-чэна в Кобдо:

Гу-чэн

0

Бэй-дао-цяо

50 ли

Гашунь

120 ли

Сучжи

160 ли

Олон-булак

90 ли

Бо боту

50 ли

Будун-хара

90 ли

Цаган-тунгу

160 ли

Шасхай

100 ли

Юй-инь-ци

120 ли

Дабасуту

80 ли

Ботогунь

120 ли

Сучжи

100 ли

Кобдо

200 ли

Итого

1440 ли

605. По замечанию Хэ-цю-тао, р. Чингиль - это вышеупомянутая р. Чингис, называемая также Чингиль-гол.

606. По показанию Хэ-цю-тао, горы Байтак лежат на З. от гор Хабтак, на южном берегу Чингиля. От Байтака на Ю. З. 300 ли пути до границ Китайского уезда. Это и есть старинная земля шатосцев, на которой при династии Тан был образован шатоский округ.

Китайский уезд, входящий в состав области Чжэнь-си, лежит от главного города области, Баркуля, в 690 ли на З. От уездного города на В. до Гашунь-гоу 300 ли; на З. до Гань-гоу 110 ли; на юге он подходит в Тянь-шаню и на С. - к Вэй-ху (тростниковое озеро). По умиротворении западного края, в Китае была основана крепостца, с местопребыванием в ней помощника провиантского пристава, которая в 1776 г. была преобразована в уездный город. В городе есть кумирни в честь Конфуция и Гуань-ди. На юг и на запад от города есть два укрепленных посада того же имени. Далее на Ю. лежит крепостца Лун-коу-пу. Арыки и реки, выходящие из южных гор (Небесных), окружают город и все крепосцы справа и слева. Немного на В. от города есть ключ Ин-гэ-цюань, вытекающий от подошвы Тянь-шаня и направляющийся на север.

При поздней Ханьской династии на этой земле был задне-чешиский город Цзинь-мань; при Тан сначала здесь был округ Цзинь-мань-чжоу, а потом уезд того же имени. на З. от Му-лэй’я, в нынешнем уезде Китай и до пределов уезда Фу-кан, на восток от Тэнэгэра, как раз на северных границах настоящего Пичана и древнего переднего Чэши, были все земли Цзинь-мань. Уезд Фу-кан, в древности называвшийся Тэнэгэр, находится в 200 ли на С. В. от Урумци. Место это в прежнее время служило кочевьем для Торгутов; со включением его в пределы Китая, на нем была воздвигнута крепостца Фу-кан; в 1776 году здесь был основан уезд и подчинен округу Ди-хуа. Уезд, тянущийся с В. на З. на 300 ли, простирается на В. до станции Дэлэ-хусу, соприкасаясь с границами Китайского уезда; на З. - до Гань-цюань-пу, соприкасаясь с границами Ди-хуа’ского округа; на Ю. - до Тянь-шаня и на С. - до Вэй-ху. В пределах этого уезда должно находиться владение У-тань-цзы-ли, существовавшее при Хань.

607. В Си-юй-ту-чжи написано не Хабчик, а Хабтак. Место это, получившее название от гор, находится в 400 ли на С. З. от Чжэнь-си-фу. В 60 ли на С. от Хабтака протекает р. Булгун. Земля на Ю. от реки и на С. от гор изобилует водою и травою и пригодна для скотоводства. За Хабтаком до р. Чингиль в прежнее время была юго-восточная граница чжунгарского владения.

608. Р. Чингиль в Шуй-дао-ти-ган называется Боро-чингиль, а образуемое ею озеро - Кизиль-баш. Названия эти не согласны с теми, которые мы встречаем на картах в Хуй-дяне. Хэ-цю-тао полагает, что река эта, должно быть, получила название Чингис по имени Чингис-хана на том основании, что в Юань-чао-би-ши упоминается р. Урунгу, в которую впадает названная река.

609. У Чжунгаров, человек, охраняющий пикет, или караул, называется «чжахацинь». Синь-юн-гун 3-й ст., Мамут, сначала был чжунгарским зайсаном. Захваченный в плен в 1754 г., он был сделан ближним боярином. Прибывшие вместе с ним чжахациньцы были подчинены его ведению. В следующем году, за участие в походе против Даваци, он был пожалован в синь-юн-гуны 3-й ст. Когда Амурсана сманивал его присоединиться к нему, то Мамут плюнул и укорял его в преступлении. Пристыженный Амурсана схватил и умертвил его. Узнав об этом, богдохан написал стихи, в которых восхвалял его, как доблестного мужа и приказал внуку его Чжамцаню наследовать титул его. В 1775 году Чжамцань умер и, так как чжахациньцы собственно не были подданными (албату) Мамута, из них было образовано особое знамя и подчинено ведению Кобдоского правителя. Родичи Чжамцаня и его подданные, в числе более 30 семейств, также включены были в кочевье Уюкчи-бодокчи, лежавшее в окрестностях Кобдо. В 1800 году число подданных Токто-бату, внука Чжамцанева, возросло до 150 человек тягловых мужеского пола и из них, под управлением его, снова была составлена рота. Кочевье его находится на Ю. от города Кобдо. Восточная граница его, начинаясь от Дэдэху-хутул, простирается до Харчжань-хошо, Сара-булака и Барлубака, соприкасаясь с границами Халхасов; юго-восточная граница, начинаясь от Барлубака, доходит до Ангирту, гранича опять таки с Халхасами; южная граница, начинаясь от Ангирту, доходит до гор Хабтак, соприкасаясь с границами Баркуля; юго-западная граница идет от гор Хабтак до Хотан-обо, соприкасаясь с границами Торгутов и Хошотов; западная граница, начинаясь от Хотан-обо, доходит до восточного берега р. Булгун, соприкасаясь с алтайскими Урянхайцами; северо-западная граница, начинаясь от р. Булгун, доходит до гор, лежащих на С. от Хулай-сэнхур, Думда-сэнхур и Хойту-сэнхур, соприкасаясь с границами, тех же алтайских Урянхайцев; северная граница, начинаясь от Хойту сэнхур, доходит до Тугурика, соприкасаясь с казенным пастбищем халхаских военно-поселенцев; северо-восточная граница, начинаясь от Тугурика, доходит до Дэдуху-хутул, соприкасаясь с границами Халхасов. Так как чжахациньцы не имеют чжасака, то для них не отведено особой главы. Управляются они на общем с хулун-буирцами и урянхайцами, основании.

610. По замечанию Хэ-цю-тао, основанному на картах Хуй-дяня, от Хабчака на С. тянутся земли, состоящих в кобдоском ведомстве халхаских военно-хлебопашцев, а на З. кочевья Элютов.

Согласно указаниям Новой всеобщей географии Китая, аймак кобдоских Элютов состоит из одного знамени. Восточная граница его, начинаясь от Чжиргаланту, по западному берегу р. Буянту доходить до Бухуту-хошо, соприкасаясь с границами халхаских военно-хлебопашцев; южная от Бухуту-хошо по северному берегу Буянту доходит до Хада-улясутай, соприкасаясь с теми же халхаскими военно-хлебопашцами; западная от Хада-улясутай доходит до оз. Дур-нор, соприкасаясь с алтайскими Урянхайцами; северная от оз. Дур-нор доходит до р. Сицзикту, соприкасаясь с теми же алтайскими Урянхайцами; далее, от этой реки по южному берегу р. Кобдо, она доходит до Чжиргаланту, соприкасаясь с границами Мингатов.

Кобдо-элютское знамя принадлежало собственно тайцзи Дамбай’ю; когда же он за преступление был лишен титула, то его подданные были подчинены кобдоскому правителю под главным ведением улясутайского цзян-цзюня.