Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ФАНЬ ЧЭН-ДА

ГУЙХАЙ В ОПИСАНИЯХ ПОПЕЧИТЕЛЯ ГОР И ВОД

ГУЙХАЙ ЮЙХЭН ЧЖИ

Текст Б

(Перевод Гуйхай юйхэн чжи (Текст Б) выполнен по изд.: Ма Дуань-линь. Вэньсянь тункао. Шанхай, 1935.)

[I] Цзяочжи [цз. 323, с. 2544] 87

Я исследовал название Цзяочжи в тех [сочинениях], в которых оно встречается ранее всего. В Ванчжи 88 сказано: «Южные племена называются варварами — дяоти, цзяочжи. Есть те, кто едят пищу, не приготовленную на огне!» Татуируют лицо, лоб. До настоящего времени все еще так.

Придворный историограф (тайшигун) 89 в своем труде [писал]: «На севере вплоть до Юлина, на юге вплоть до Цзяочжи, на западе вплоть до Лунша, на востоке вплоть до Паньму — [в тех местах], которые освещаются солнцем и луной, нет никого, кто бы не пребывал в спокойствии и повиновении» 90. Говорится о том, что [Цзяочжи] — это крайний Юг. При ханьском [императоре] У-ди впервые учредили округ Цзяочжи, [до которого] ехать из Лояна 11.000 ли.

На протяжении эпох учреждали там пограничные гарнизоны. В наше время являются только [землями] племен варваров. *В [Ши] цзи говорится: «Южные племена называются варварами — дяоти, цзяочжи. Есть те, кто едят пищу, не приготовленную на огне»!* Поскольку в [Ши] цзицзяочжи] рассказано так же, [402] как о дяоти, то тамошние люди внешним видом, бесспорно, отличались незначительно.

Цзяочжоу цзи сказано: «У людей цзяочжи, выходцев из уезда Наньдин, стопы не имеют суставов, на теле есть шерсть. Лежащие подпирают [друг друга], чтобы встать»*. В Шань хай цзине сказано: «Страна Цзяосин ("переплетенные голени"). У людей голени переплетены». В [комментарии] Го Пу говорится: «Ноги и голени скрючены и вывернуты, переплетаются друг с другом, поэтому называют их цзяочжи ("переплетенные стопы")» 91.

В наше время в землях Аньнани, округах и уездах [времен династий] Хань и Тан, у тамошних людей и хуасцев 92 [строение] всего скелета не имеет отличий. [Выходец] из [тамошней] провинции Ай — танский Ци Гун-фу действительно родился там. Почему же встречаются рассказы о переплетенных ногах и тому подобном?

А еще в описаниях [земель] Аньнани упоминается, что есть *гора Болю. В окружности несколько сот ли*. Вся *напоминает железную ограду. Невозможно вскарабкаться. Внутри* есть *поля. Был только один проход, по которому можно проникнуть [туда]*, но однажды сами завалили его. Люди необыкновенные и удивительные, не общаются с людьми извне.

Подозреваю, что это земли древнего Цзяочжи. Непременно кто-нибудь сможет поспорить с этим.

[II] Потомки Паньху [цз. 326, с. 2575] 93

<Яо — изначально потомки Паньху>. Их земли — горы и горные речки — высокие и глубокие. Лежат между Ба, Шу, Ху, Гуаном. Не прерываясь, тянутся на несколько тысяч ли.

*<Скручивают волосы в узел, ходят босыми>*. Одежда из ткани коричневого цвета с крапинами и разводами. Называются яо 94 («исполняющие трудовую повинность»), но на самом деле <не платят налоги, не выполняют повинности. Все по степени родства составляют пятидворки>. Листьями деревьев покрывают дома. Сажают рис, *просо*, чумизу, *фасоль*, горное *таро* — все это используют в качестве Продовольствия*. Через отрезок бамбуковой трубки потягивают огонь. Когда свободны от работы, охотятся в горах, обеспечивают себя питанием. [403]

Взбираются на хребты, опасные кручи. Те, кто что-то несут на себе, всегда закидывают [груз] за спину, а веревки завязывают на лбу. Сгибаются, но идут быстро.

В обычаях испытывать радость от убийства врага. Полны ненависти и жестокости, презирают смерть. Кроме этого, могут терпеть голод, когда ведут боевые действия. С левой стороны на поясе носят длинный меч, справа на плече — большой самострел, в руках- длинную пику. Поднимаются вверх и опускаются вниз по горным кручам, словно летая. Ребенку, когда он только начинает ходить, нагретым железом или камнем прижигают подошвы стоп, чтобы они огрубели, как дерево. При этом не думают о человеколюбии. По этой причине они и могут словно в обуви ходить по колючкам и шипам, корням и пням и не получать ран.

Ребенка сразу же после рождения взвешивают. Равное его весу железо погружают в отравленную воду. Когда ребенок вырастает большим, куют сталь, изготовляют меч, которым он пользуется всю жизнь. Когда испытывают меч, отрубают голову быку, поднося острие к нижней части его шеи. Меч носят на плече. Тот единственный меч, который носят при себе, называют ляндао («хозяйский меч»).

Самострел называется *«с прикрепленной подставкой»*. Во время передвижений носят при себе. Одной ногой наступают и натягивают [тетиву], тыльной стороной руки поддерживают стрелу. Неизменно попадают в цель. Пика называется дяоцян («махательная пика») 95, в длину два чжана с лишним. При движении берегут самострелы. Несмотря ни на что добиваются побед. В сражении пользуются или самострелом, или пикой. Командиры ведут их за собой, сами идут впереди. Те, у кого пики, — впереди, не всегда защищены самострелами. Те, у кого самострелы, во рту зажимают меч, а руками стреляют. Если враги неожиданно предстают пред ними с обнаженными клинками, то пики не пускают в ход. Самострельщики снимают луки, берут в рот меч и, решительно атакуя, оказывают им помощь. Переходят через кручи, сохраняют при этом стройность движения. При отступлении всегда оставляют в засаде самострельщиков. В искусстве [стрельбы] их ставят в один ряд с пехотинцами-лучниками. Дерутся за землю. Никогда не могут определить победителя.

В начале года совершают жертвоприношения Паньху. Смешивают разное мясо и рыбу, вино и снедь в деревянных чанах. Стучат по чану, всей толпой кричат — таков ритуал. *В десятый месяц* в [404] день новолуния каждый раз, собравшись племенем, *совершают жертвоприношения Дубэй-давану («великий правитель Дубэй»)*. Собираются мужчины и женщины, выстраиваются рядами, *плечом к плечу, держатся друг за друга и пританцовывают. Называют это «топать и трястись». Если [мужчина и женщина] хотят соединиться друг с другом, то мужчина с кличем вырывается вперед. Входит в толпу женщин, выносит полюбившуюся и уходит*, так становятся мужем и женой. *Не зависят от [воли] родителей. Те, кто не сочетался, дожидаются следующего года* и вновь собираются. *Если у женщины на второй*-третий *год не будет мужа, который ее вынесет, то родители*, если захотят, *убьют ее как отвергнутую*.

Из музыкальных инструментов есть: *луша*, *чунгу («барабан чун»)*, *хулушэн («губной органчик хулу»)*, *чжуди («флейта бамбуковая»)*. *Во время оркестрового исполнения музыки [раздается] какофония* звуков, поднимается гвалт. *Связывают бамбуковые дудки* между собой. Группа музыкантов *подпрыгивает*, кричат и поют *друг с другом*. В конце года собираются и, исполняя музыку, приходят в провинции и уезды китайских земель. Стучат в ворота, выпрашивают деньги, рис, вино. Напоминает [труппы театра] но.

Те яо, которые подчинены Гуйлиню, живут во всех населенных пунктах [уездов] *Синъань, Линчуань, Линьгуй, Инин, Гусянь*, все они соседствуют с горными яо. *Самые сильные: яо из Ломани, яо из Маюани. Остальные [селения]: Хуанша, Цзяши, Линтунь, Баоцзян, Цзэнцзяо, Хуанцунь, Чишуй, Ланьсы, Цзиньцзян, Сунцзян, Динхуа*, Лэнши, *Баймянь, Хуанъи, Дали, Сяопин, Наньтоу, Даньцзян, Шаньцзян и другие*. Нельзя точно пересчитать.

Расположенные между горными ущельями, *рисовые поля малочисленны*. Если мало дождей, то посаженные скороспелые злаки не дают урожая. Если нет возможности достать пропитание, то [они] расходятся повсюду, вторгаются в земли провинций в поисках доуи шэней [еды], чтобы избежать гибели. Постоянно, забавы ради, даже в урожайные годы учиняют разбои. Люди из провинций приморской пограничной зоны и люди яо, чьи [земли] — как клыки собаки 96, имеют схожие обычаи, а также физической силой и особыми навыками похожи друг на друга. Помимо этого, между собой заключают браки. Когда завязывается вражда, то всегда свободно проходят в поселения яо и решают [вопросы] силой. [405]

Яо издавна знают проходы и тропы, передвигаются стремительно, совершают набеги на живущий мирно народ приграничной зоны. Да так, что невозможно [узнать], кто [совершил набег]. Нападают и разоряют поля, жилища, забирают пшеницу, просо, быков, домашний скот. Нет ни одного года, когда бы такое не случалось. Вихрем передвигаются по извилистым [тропам], продираются сквозь чащи бамбука. Когда [о набеге] узнают управляющие районами и уездами, то те уже унеслись далеко и упрятались в своих убежищах. Правительственные войска не могут к ним туда пройти, только разделяются и стерегут их на пересечениях дорог. Но в горах много троп, поэтому нельзя от них (яо) защититься сразу повсюду. Добавляют к повседневным [дополнительные] затраты людских усилий и средств.

К тому же люди яо постоянно воруют такие товары, как песок, доски, тальк, и обменивают их у жителей провинций на соль и рис. Горные поля легко засыхают, и поскольку [все проходы] полностью перекрыты, то неоткуда добыть пропитание. Тогда, невзирая на угрозу смерти, [яо] неожиданно появляются еще более разъяренные, чинят бедствия. Народ, живущий в провинциях приморской зоны, после этого или вступает с ними в контакт, или нападает и отбирает [захваченное]. Если объявляют их врагами, то выходят скрытно, для того чтобы уничтожить своих врагов.

Я, как только получил данное место в таком состоянии, в девятый год правления под девизом Гань-дао (1173), летом, направил чиновников установить там порядок. Полностью вывел правительственные войска. Специально использовал народ приграничной зоны. Тех, кого, согласно подворным спискам, можно использовать, было семь тысяч с лишним человек. Разделил на пятьдесят групп. Назначил старших и помощников, чтобы в соответствии с соподчиненностью контролировали друг друга, не могли устанавливать с яоотношения. Их снабдили оружием, учили и тренировали так, чтобы могли отбиться от налетчиков и не мешкая сообщить чиновникам. Когда яо нападали на одну группу, все остальные оповещались барабанным боем. Так сообщали о приближении яо.

Те, убедившись, что жители провинций объединились в группы, не могли более нарушать закон. Пути, по которым велся торговый обмен, не перекрывали. Они увидели, что народ приграничной зоны уже объединился. Будучи связанными обстоятельствами, не имели более возможности легко совершать преступления. Но так как стало благоприятно налаживать торговые отношения, [яо] было [406] выгодно покупать соль и рис. Все были довольны и выполняли приказы.

После всего этого отобрали смельчаков, бойких чиновников из [пограничных поселений] Санцзян, Гуйшунь, включая пятьдесят два вожака из числа яо, которые прошли глубоко [в горы] по диким проходам в Ломань и другие селения. [Там живут] те, кто по природе своей особенно свирепы и не поддаются изменению. Так с помощью ближних яо разъяснили им выгоду [примирения]. Полностью присоединились [к нам]. После этого учредили два рынка для ведения торговли. Один в [уезде] Инин, еще один был расположен в Жунси, что в провинции Жун.

В праздник дня рождения Сына Неба оказалось возможным пригласить вождей в уезды, которым они подчинялись, и угостить, устроив пир. Все яо были очень довольны.

Утвердили подворные списки пятидворок. Обеспечили секретность. Вопреки всему, дальние яо не подчинились. Тогда сочли необходимым, чтобы сначала их разбили ближние яо. Ближние яо стремились действовать. Сначала потребовалось, чтобы лучшие группы пограничной зоны сумели перейти через [горы] и прибыть в города, что оказалось весьма трудным!

Через несколько месяцев старшие групп всех яо — Юань Тай и другие, несколько десятков человек, *прибыли в Управление [губернии]* с визитом благодарности. Все были в фиолетовых халатах, с головными повязками, прямыми палками. Их угощали из серебряных чаш. Цветной шелк, соль, вино за труды направили им.

Помимо этого каждый из них принес клятву, которая вкратце гласила: *«Мы, те-то и те-то, несем службу в горах. Отныне будем удерживать наших мужчин и женщин. Мужчинам [дозволено] нести [только] посохи, женщинам — коноплю. Пусть следуют [правилам] входа-выхода [в земли Цзинцзяна] и не смеют чинить беспорядки. А если кто-либо учинит беспорядки, то пусть солнце наверху и земля внизу отвернутся от них, мужчина станет ослом, женщина — свиньей, и вся семья погибнет до единого. Недопустимо в лицо говорить хорошее, а повернувшись спиной, говорить злое. Недопустимо "отнимать холод, подавать тепло". Поднимаемся в горы по общей тропе, спускаемся по реке в общей лодке. Мужчины и юноши, подвесив мечи, будут действовать сообща, убивать разбойников. С теми, кто нарушит эту клятву, поступим по обычаям гор»*. [407]

Варварские *речения дики*, грубы. Не желая скрывать их суть, кратко записал здесь.

Я удостоился чести занимать должность управляющего [губернией] и вести дела в течение двух лет. Следа яо не осталось в землях провинции. После, когда император узнал об этом договоре, то повелел строго его соблюдать и действовать по нему.

[III] Чунчжоу [цз. 328, с. 2578] 97

<Юг называют [территорией] южных варваров мань. В наше время районы и поселения [со статусом] цзими расположены за пределами округов и уездов 98, хотя с древности все они были [территориями] южных варваров, но поскольку [эти] земли располагаются близ [китайских] провинций, где народ платит налоги, выполняет повинности, то правят ими не так, как варварами. После придания [статуса] цзими называют их «настоящими варварами мань вне культурного влияния». Племенные территории граничат [друг с другом] и проходят через [Ху и Гуан], граничат с западными варварами жун. Есть весьма причудливые типы, невозможно полностью> учесть.

В прежние эпохи подчинялись [Китаю] как внутренние [территории]. Провинцию Жун, чтобы объединить ее, определили как место для размещения [управляющего] Цяньнани. В наше время [в провинции] Жун это упразднено. Все [земли] вне влияния цивилизации. [Провинция] Жун расположена к югу от поселений яо, к востоку от [родов со статусами] иноземцев и варваров 99.

Когда иноземцы и варвары выходят в города районов и уездов, то обменивают мед, воск, благовонные травы и прочее. Каждый год в день рождения Мудрейшего 100 также есть те, кто выходят и приезжают, чтобы отдохнуть и попировать. Их [роды] называются: <Да Чжан («большие Чжан») и Сяо Чжан («малые Чжан»), Да Ван («большие Ван») и Сяо Ван («малые Ван»), а также Лун, Ши, Шэн, Се> и другие. Называют их «иноземцами Юго-Запада». <[Их] земли прилегают к [реке] Янко. Люди скручивают волосы в узел, ходят босыми. А также носят обувь из дерева, надевают одежду с зеленым цветочным узором. Охота и месть являются [основными] занятиями>. Используют деревянные щиты, копья, деревянные [408] самострелы, напитанные [ядовитым] снадобьем стрелы при грабежах и налетах друг на друга.

<[Варвары, живущие] к западу от [района] Эчжоу, отличаются тем, что там есть вожди и старейшины [родов], которые не подчиняются, — это суци, лоцзо, емянь, цзили, люцю, ваньшоу, долин, а-у и другие [со статусом] мань, которых называют шэнмань («дикими варварами»). Вожди сами себя называют тайбао. Очень похожи на горных лао, только имеют предводителей!>

Тамошние люди завязывают волосы в узел, перевязывают их *белой тесьмой. Рассказывают, что были покорены еще Уским хоу Чжугэ [Ляном]*.

Обычаи иноземцев Юго-Запада в большой степени способствуют их разъединению. *Мужчины очень суровы, их женщины очень пугливы. Мужья и жены живут в разных* жилищах. *Жены скрываются так тщательно, что не увидишь их облика. Муж, приходя к своей жене, непременно подвешивает меч на двери и только* тогда *входит*. Или [встречаются] в условленный срок *глубоко в горах*, не оскверняют жилища. Сказывают, будто если не так, то *злые духи* накличут на них беду. Все эти варвары никогда не причиняли [китайцам] зла, поэтому об их поступках также нельзя ясно узнать.

Кроме того, среди варваров есть хань. Десять лет назад из Дали привели лошадей в пограничное селение Хэншаньчжай. Эти варвары, с тех пор как признали свою зависимость, носят одежду, во многом похожую на ту, что в Срединном государстве. Могут понимать китайскую речь. Сами рассказывают, что их корни восходят к пограничным отрядам армии Уского хоу Чжугэ [Ляна]. Узнал, что таких людей крайне мало. Согласно Саньго чжи, сначала оставшиеся пограничные отряды не совершали действий. В Тан ши («История Тан») есть [описание] иноземных варваров ситу 101, [это] те солдаты [полководца] фубо Ма Юаня, кто остался и не уехал. Сначала было только десять дворов, к концу [правления династии] Суй стало 300 дворов. Все носили фамилию Ма. Оставшиеся в [стране] Линьи люди по прозвищу Ма оказались отделены от Тан границей 102. Сомневаюсь, что варвары-хянь имеют то же происхождение.

<Некоторые [земли] на Юге, связанные с [землями], расположенными за пределами [области] Наньцзян провинции Юн, именуются «странами» (го) — это Лодянь, Цзыци и другие, и [409] именуются «областями» (дао) — это Локун, Темо, Байи, Цзюдао и другие>. Все они образованы племенами, все земли близки к Наньчжао.

Ло[дянь] расположена к западу от провинций Жун и И, к северо-западу от [провинции] Юн. При Тан в правление под девизом Хуй-чан (841-846) пожаловали тамошнему управляющему (шуай) [титул] Лодянь-ван, который наследовался из поколения в поколение. [Из Лодяни] ежегодно приводят лошадей в [пограничное селение] Хэншань на рынок. А случается также, что [правитель] прибывает в [провинцию] Юн. [Он] <зовется Шоу Лодяньго-ван> Ло Люй.

Тех, кто приводит лошадей, иноземцы Юго-Запада [из рода] Се, управляющие [районом] Учжоу, называют чиновниками цзедуши, дуда. Они направляют официальные уведомления, [составленные] письменными знаками страны Лодянь.

Согласно Тан ши, восточные варвары [рода] Се живут на западе [района] Цяньчжоу. [Люди из] рода Се из поколения в поколение становятся вождями. Племя уважает и боится их. Если так, то иноземцы Се относятся к большим домам [страны] Лодянь. А также управляют теми землями, которые близки к [реке] Янко.

Малочисленные варвары, происходящие из [страны] Цзыци, особенно свирепы, коварны, питают склонность к наживе. Продают лошадей в [пограничном селении] Хэншань. Если хоть немного перечат им, они выхватывают клинки и наставляют на людей. Случалось, бывали убитые и раненые. [Чиновники] из Управления [провинции] Юн в ответ на это также убивали по нескольку варваров — было и такое.

В наше время правитель той страны зовется А Сы. Вступил на престол, когда исполнилось три года. Его подданный А Се опекал страну, умело управлял ее народом. Сравнительно много варваров подчинилось ему, даже имел отборную конницу, которая насчитывала десять тысяч [всадников]. Когда А Сы исполнилось 17 лет, А Се вернул ему управление страной. А Сы, когда начал править страной, прислушивался к его [мнению].

У варваров, которые прибывают в Управление Гуана продавать лошадей, обычаи и привычки по большей части одинаковы. У многих людей глубоко посаженные глаза, длинное тело, черное лицо, белые зубы. Парчой обматывают затянутые в узел волосы. [Носят] короткую грубую одежду. Ходят босиком. Носят остроконечные шляпы. Накидывают войлок. [На них] ожерелья из начищенных [410] клыков, вокруг предплечий золотые браслеты. На спине длинный меч, на поясе самострел, колчан со стрелами. От подмышек вниз до пояса свисает кожаная котомка — от груди и до поясницы. В двух местах перетянута конопляной веревкой, чтобы было удобно при езде верхом. Выбрав лошадь из табуна, держат за веревку и ведут вперед, затем забрасывают [веревку] за голову лошади. Всегда необходимо удерживать ее по центру. Меч в длину три чи, очень острый. Те [мечи], которые привозят из Дали, самые замечательные.

По натуре чистоплотные. Собираются по нескольку человек. В чашку с едой втыкают общую ложку, рядом ставят стакан с водой. Малые и большие едят [одной] ложкой. [Каждый] окунает ложку в воду и, как у них принято, черпает ложкой еду на один глоток. Когда чашка пустеет, то начинают черпать в ложку с верхом, а [еду] подбрасывают в рот, стараясь не грязнить ложку, чтобы не задерживать других. Всякий раз едят очень мало. И когда пьют вино, то ставят один стакан. И лишь отпивая по нескольку раз, могут опустошить его. Причина в том, что поясница и живот стянуты веревкой. В пищу потребляют соль, квасцы, черный перец. Не потребляют кабанье мясо. Поев, обязательно вычищают зубы, поэтому [они у них] всегда блестят.

Они крайне не любят зловоние. Для отходов всегда роют ямы и бросают [все туда]. Люди [провинции] Юн всякий раз выражают возмущение таким порядком, ведь те, покидав грязную посуду, сразу вскакивают на коней и уносятся.

[IV] Лао [цз. 328, с. 2579] 103

Люди <лао находят приют в горах и лесах, там и живут. *Не имеют вождей и старейшин, подворных списков. Это те варвары мань, о которых знают смутно и кто переменчив. Охотой добывают живность на пропитание. То, что движется, — а это насекомые и ползающие твари, — все идет в пищу.

В неурожайные годы из семей, охваченных круговой порукой, в каждой деревне выдвигают тех, кто имеет слуг. Называют [их] ланхо («чиновник огня»), иногда кратко кличут хо*>.

*В начале года в двенадцати земляных чашах запасают воду. Во время чэнь (с 7 до 9 часов утра) раскладывают рядами ткани. Ланхо [411] молятся там. В течение ночи собирается толпа, чтобы поглазеть. Если во время инь (от 3 до 5 часов утра) будет вода, а во времямао (от 5 до 7 часов утра) она иссякнет, то благодаря этому узнают, что в первый месяц будет дождь, а во второй месяц — засуха. Так и будет.

Все иноземцы ежегодно продают лошадей чиновникам. Чтобы пройти через их пределы, они (чиновники) обязательно берут с собой товар, а также соль и коров. В противном случае [лад] воспрепятствуют прохождению лошадей. Чиновники также солью, цветным шелком, задабривая, благодарят их*. Те немногие, кому удается проникнуть к варварам, говорят, что у них есть те, кого называют «верхами» и «низами».

*<Издавна передают, что есть разные типы [лао]: фэйтоу («летающие головы»], цзочи («выбивающие зубы»), биинь («пьющие носом»), байшань («[носящие] белые рубахи»), хуамянь («расцвеченные лица»)*, чигунь («[носящие] красные штаны»). *21 тип. В наше время на юго-западе области Юцзян [их] повсюду очень много, возможно сто с лишним типов>.

<У танского Фан Цянь-ли в И у чжи рассказывается, что женщины лао рожают ребенка и уходят от мужа. Чутко спят, как положено кормящим матерям. [Мужья] не заботятся о женах. Когда те болеют, они не испытывают [к ним] сострадания>*.

В Тан чжи сказано: *«У тех лао, что относятся к фэйтоу,* голова, когда [он] захочет, может летать. Вокруг шеи есть рубец, как от веревки. Жены и дети все вместе оберегают их. По ночам, как болезнь, голова неожиданно улетает, на рассвете возвращается» 104.

А также среди лао есть у-у («черное воинство»), в [их] землях рассеяны ядовитые [миазмы] тропической лихорадки 105. Те, в кого они проникают, не в состоянии выпить снадобья, поэтому выбивают зубы, [чтобы влить снадобье].

[V] Государство Наньчжао [цз. 329, с. 2586]

Дали — это государство Наньчжао [прошлого]. Первоначально при Тан сяои [чжао] и мэншэчжао проживали южнее всех остальных племен [чжао], поэтому назывались наньчжао («южные чжао»). При Пилогэ 106 пять [племен] чжао были объединены, [ему] был пожалован титул Юньнань-ван. Имоусюнь назывался [412] Наньчжао-ваном 107. [Правитель] Цюлун, [который] звался Пяосинь, изменил первоначальное [название] страны на Дали 108. В наше время граничит со Срединным государством, называется страной Дали. Знак лиотличается от ли в Тан шу, и не ясно, с какого времени так повелось 109.

Земли Дали обширны, люди многочисленны, утварь и оружие отменны. В предыдущих описаниях даны подробные разъяснения.

Река Юцзян в провинции Юн сообщается с рекой Дапань в Дали. [Река] Дапань протекает через центральную провинцию Вэйчуфу в Дали. Область Темодао и также тамошний округ Шаньчаньфу граничат друг с другом. Из областей [Юнцзян, Цзоцзян] провинции Юн все варвары лао прибывают в Дали не более чем за 40-50 переходов 110. Разводят превосходных лошадей, которых приводят в [пограничное селение] Хэншань. Поскольку на севере перекрыт [путь через] Цзыци, на юге перекрыт [путь через] Темо, то давно не могли получить их. [Об этом] сказано ниже 111.

В период правления под девизом Цянь-дао (1165-1173), год гуй-сы (1173), зимой неожиданно появились люди из Дали, [которых звали] Ли Гуаньиньдэ, Дун Люцзиньхэй, Чжан Божоши и другие. У многих имена из трех слов 112. Всего 23 человека. Прибыли в Хэншань на открытый там рынок лошадей. Вручили один только документ, написание иероглифов в общем имело [правильный] порядок черт. Большую часть из того, что [в нем] перечислялось, составили [названия книг]: Вэньсюань у чэнь чжу («"Литературный изборник" с комментариями пяти сановников»), У цзин гуанчжу («Пятиканоние с расширенным комментарием»), Чунь цю хоуюй («"Вёсны и осени" со следующими за ними изречениями»), Сань ши цзячжу дуда («"Три истории" с добавленным комментарием [чиновника] дуда»),Бэньцао гуанчжу («Бэньцао с расширенным комментарием»), Уцзан лунь («Рассуждения о Панчапитаке»), Да Божо шилю хуйсюй («Шестнадцать наставлений по Маха-праджня-парамите»), Чу сюэ цзи («Записки начинающего учиться»), Чжан мэн яюнь («Словарь рифм»),Цеюнь («Словарь инициалей и финалей»), Юйпянь («Словарь юйпянь»), Цзишэн ли байцзя шу («Собрание трудов всех мудрых философов разных эпох»). Кроме этого, [в нем] были перечислены: «стальная» посуда из [уезда] Фулян с чашами 113, стеклянные чаши и чайники, а также сандаловое дерево, благовоние чэнь, [растение] шуйганьцао, моллюск «морское ушко», [снадобья] цзинцюаньши и митосэн, устрицы сян, хай и другие снадобья 114. [413]

[Документ был] датирован двенадцатым месяцем второго года правления под девизом Ли-чжэн (1174) 115.

В конце его было сказано: «У людей древности было высказывание: "Тот, кто вникает в суть, не допускает промедления при ответе. Тот, кто рассматривает деяния, не испытывает недостатка в словах. Те, кто знают людей, счастливы, когда встречаются, навещая друг друга. Звуки речей не одинаковы, а чувства и переживания друг другу близки". Я знаю, что Муж (Конфуций) говорил: "Благородные мужи живут в согласии, но не одинаковы. Низкие люди одинаковы, но не живут в согласии". Ныне люди двух государств хотя и в неурочный срок, но встретились — разве это не воплощение слов Мужа! Сочинил короткие строки, склоняясь, прошу исправить. Короткие строки такие: "Еще речей не произносили, а мыслей о согласии много и в далекой окраине, где реки и горы на десятки тысяч ли"».

Все тамошние люди обладают благопристойностью в поведении и достойными манерами. Превосходно читали нараспев буддийские книги, написанные на лазоревой бумаге золотыми и серебряными знаками. Люди провинции Юн получили от них Дабэй цзин(«Канон Великой скорби»), о котором говорилось, что «[чиновник] танчо [по имени] Чжао Божоцзун, читая молитвы и заклинания от болезней глаз, написал эту книгу». Танчо, цюван, цинпин — это все названия чиновничьих должностей [в Дали]. Управляющий [провинцией] Юн для тех, кто прибыл, устроил-пир. Щедро одарив, проводил в обратный путь.

Поскольку земли Наньчжао [расположены] на крайнем Юго-Западе, то [их люди] являются западными варварами. Эти самые далекие [земли] Шу не находятся под опекой и покровительством управляющего Гуй[линем] 116.

[VI] Варвары Сиюани [цз. 330, с. 2588] 117

Когда Нун Чжи Гао восстал и правящий двор привел его к покорности, то пограничный край включили в танскую (китайскую) систему [административного] деления. <[Территории] племен разделили по видам. Те, что были большими, считались районами, те, которые были небольшими, считались уездами, другие небольшие считались поселениями>. Всего <пятьдесят с лишним. Поставили [414] тамошних вождей в качестве глав, в подушных реестрах тамошний народ стали называть «трудоспособными» (чжуандин)>. Дабы оградить внутренние округа, защитить их от внешних варваров, с необходимой скоростью собирать и готовить к несению службы, организовали их наподобие казенных войск 118.

Все их вожди на протяжении поколений по отдельности были подчинены пограничным селениям, а все вместе — подчинены инспектору по трудообязанным из поселений (тицзюй [дундин]). В области Цзоцзян на четыре пограничных селения два [таких] инспектора, в области Юцзян на четыре пограничных селения один инспектор.

Чиновники пограничного селения являются чиновниками народа 119-это управляющий пограничным селением (чжичжай) и письмоводитель (чжубу). Ведают в поселениях имуществом и налогами. В области Цзоцзян гарнизоны [размещены] в пограничных селениях Юнпин, Тайпин. В области Юцзян гарнизон [размещен] в пограничном селение Хэншаньчжай. Ведают очагами ополченцев в поселениях. Казенные войска защищают их.

В основном <*люди дерзкие, [их] нравы и обычаи дикие и странные*. Нельзя охватить всех образованием и законами Срединного государства. Для начала только [придали им статус] цзими. Есть управляющие районами (чжичжоу), районные чиновники (цюаньчжоу,цзяньчжоу), управляющие уездами (чжисянь), управляющие поселениями (чжидун)>. Все получают приказы из Управления [губернии] так: глава Управления перевозок продуктового налога (цзяньсы) передает документ, сложенный в несколько раз и написанный красной тушью. <Им подчинены тунфацянь, цюаньфацянъ>, которых называют «конторскими чиновниками» (гуаньдянь). Каждый получает приказы из своего района. Каждая деревня также выдвигает одного человека в старосты, которого <называют управляющим дворами (чжуху). Остальной народ называется тито. Так говорят только о байсин>.

Если среди трудообязанных поселений возникают разногласия, каждое из них разбирают вожди. Если вожди не могут рассудить их и между самими вождями возникают разногласия, то разбирает [управляющий] пограничным селением или инспектор по трудообязанным из поселений. Если они не могут рассудить, то разбирают в Управлении [провинции] Юн, а повторные доходят до управляющего губернией и там [решаются] окончательно. [415]

До периода правления под девизом Хуан-ю (1049-1054) управляющий районом получал парадную нашивку ни много ни мало дучжи бинмаши 120 — всего лишь подражание офицерским знакам различия. Во время смуты [Нун] Чжи Гао у людей поселений были заслуги. Тогда появились те, кто имел парадные нашивки [чиновничьего] ранга. Во всех поселениях управляющие районами не смели сидеть выше их. Во время приемов при дворе жаловали приказы о присвоении титулов, возвышали управляющих, проявляли к ним уважение и благодарность.

После периода правления под девизом Юань-фэн (1078-1085) там распространились чиновничьи должности срединных провинций. В последние годы многие вожди поселений были занесены в подушные списки внутренних земель. Стали «вносить просо» 121 и получать парадные нашивки не иначе как «старших или младших посланников» (шичэнь). Еще осмеливались прибывать ко двору, излагать в письменных документах свои материальные интересы. Доходило до того, что присваивали нашивки высших должностных лиц, с управляющим [губернией] выполняли ритуалы, положенные между равными, становились чиновниками, набиравшими всадников. Это резко отличалось от районов и уездов, где все относятся друг к другу фамильярно. Их дети, прибывшие в провинцию Юн и выдержавшие лауреатские экзамены, набирают служилых людей, которые уже не у дел. Многие держат соглядатаев. В районных уездах официальный документ еще не спущен вниз, а о нем уже знают. Паланкины, верховые выезды, жилища, одежда-во всем подражают гунам и хоу. А такие, как Ли Юй из района Аньпинчжоу, Хуан Се из района Тяньчжоу, имеют сильные войска!

<Поля выделяются народу исходя из числа ртов. Их нельзя продавать на срок с выкупом. Это относится только к осваиваемой самостоятельно целине. Их называют «полем, унаследованным от предков и разделенным по числу ртов». Управляющий провинцией помимо этого получает в кормление поле «на содержание» (янъинь), которое является «чистым полем». [Районные чиновники] цюаньчжоу и ниже, те, кто не имеют [права] ставить печати и вести официальную документацию, получают поле, «защищенное и освобожденное» (иньмянь).

Подчиненные каждому из них (чиновников) люди нападают и грабят горных лао, покупают [женщин] для женитьбы с тем, чтобы заполучить живые рты. Мужчин и женщин, составляющих пару, наделяют полем, которое должны обрабатывать. Обучают [416] воинскому искусству. Тех, кто зависит от них, называют «домашними рабами» (цзяну) или называют «домашними людьми» (цзядин). Крепких мужчин из народа, которых можно обучить и которые составляют основную силу, *называют «пахари-воины» (тяньцзы>цзя)*, <а еще называют «дощечками перед лошадью» (мацяньпянь)>. Все ходят в зеленых полотняных повязках, босые. <Обобщенное название — «трудообязанные поселений» (дундин)>. В прошлом в каждом районе их было не более 500-600 человек, в настоящее время есть такие [районы], где считают на тысячи. В период правления под девизом Юань-фэн (1078-1085) в подушных списках их числилось несколько десятков тысяч. Старых и немощных не считали. Эти подушные списки давно не выверяли!

Трудообязанные поселений *в походе энергичны и проворны, могут переносить тяжелые испытания. Носят кожаную обувь. Поднимаются вверх и спускаются вниз* не останавливаясь. *Среди их военного вооружения есть похожие на ведро доспехи, длинные пики, дротики, мечи дао, дальнобойное* оружие 122, щиты пай, *горные самострелы, бамбуковые стрелы, стрелы из [растения] гуанлян*. Друг к другу питают смертельную вражду. Обе стороны, занимая боевые позиции, растягиваются на два фланга с тем, чтобы окружить друг друга. У тех, у кого людей больше, фланги длиннее, они и побеждают. Нет других отличий 123.

*В народе* у домов *крыши кроют тростником*. Жилища *выстраивают в два этажа*, *называют их «конопляными загонами» (молань)*. *На верхнем живут сами, на нижнем держат коров и свиней* 124. *У жилища перекрытия из переплетенного бамбука*, только и *есть что коровьи шкуры в качестве подстилок и циновок*. *Вонь от нечистот коров и свиней ощутимо просачивается сквозь щели в перекрытиях*. *Привыкли* к этому. Кроме этого, поскольку в тамошних *землях много тигров и волков*, то независимо от того, *человек или домашнее животное, — никому нет покоя*. В глубинном Гуане многие люди живут именно так.

У людей поселений *жизненные условия жалкие и примитивные. Зимой, сплетая гусиный и древесный пух, летом, сшивая грубые ткани из волокна банана и конопляного полотна, делают одежды. Катают шарики из риса, рис берут пригоршнями и едят. Домашнюю утварь укрывают в подполе для того, чтобы сберечь в случае нападения разбойников 125. Местная продукция: самородное золото, медь, свинец, песок люта, киноварь, перья зимородка, ткань тан из поселений, отбеленные ткани, благовоние бацзяохуй, [417] [растение]цаого, множество снадобий. Ради получения прибыли не жалеют труда.

<В наше время [людей по] фамилии Хуан все еще много, а по фамилии Нун крайне мало. После смуты Чжи Гао род Нун исправился. Ему позволили войти в число государственных фамилий. В наше время много [людей] рода Чжао*. Бывает, что те, кто правят в поселениях и относятся к одной фамилии, женятся> между собой.

<Вожди к тому же берут по нескольку жен, всех называют «милками» (мэйлян)>. В семьях чиновников поселений во время бракосочетаний *простодушны и щедры*. Друг друга возвеличивают. При сватовстве *сопровождающих подарки много, достигает тысячи* носильщиков. Упираются, сокращают [их число] и [принимают] половину от них.

*Зять прибывает к родственникам. Члены семьи жены за пять ли *сплетают из трав жилище в сто с лишним помещений. Называют это «вводить в дом»*. Обе семьи, *с барабанной музыкой* встречая жениха и невесту, доводят до *дома*. *Служанок жены сто с лишним человек. Число слуг зятя достигает нескольких сот*. *В ночь* совершения ритуала обе *семьи держат наготове солдат*. Порой из-за пустяков *солдаты скрещивают клинки. После заключения брака зять всегда ходит с ножом в рукаве. Служанок жены, которые хотя бы изредка перечат его воле, убивает своими руками*. *Когда войдет в дом*, если *убьет* много *служанок*, то *жена и ее родня будут бояться его. В противном случае считают его слабаком*. Через полгода возвращаются в семью мужа.

Тот, кто уходил далеко и возвращается домой, останавливается в 30 ли. Члены семьи [навстречу ему] направляют шамана с бамбуковой корзиной. Возвращающийся человек снимает свою нательную одежду и укладывает ее в корзину для того, чтобы сначала ее принесли домой. Говорят, что душа путника вернулась.

Родственники недавно умершего *распускают волосы*, берут *бутыли и кувшины с узким горлом*, скорбя и плача, [идут] *на берег реки*. *Опустив* медные и бумажные *деньги в воду, черпают воду и обмывают тело. Называют это «покупкой воды». Если не так, то соседи посчитают, что не соблюдена сыновняя почтительность* 126.

Эти районы и уезды хотя и называют [землями] цзими, но благодаря возделыванию земель все стали считаться «землями провинций» (шэнди). Ежегодно чиновникам уплачивают налог рисом. [418]

С изначальных времен государство по размерам было огромным, гражданские чиновники управляли им, военные чиновники удерживали его в повиновении. Все поселения с помощью материальных и физических средств поддерживают казенные войска. Трудоспособное население готово по приказу собраться и приступить к действиям. Верхи и низы друг друга поддерживают.

Вожди поселений хотя и называются управляющими районами или уездами, но многие носят темно-белые матерчатые халаты, как обычные деревенские старосты. У всех, кто участвует в управлении пограничными селениями, прямые посохи. Сами говорят, что такой-то район удерживает разбойников. Как правило, относятся к управляющему пограничным селением как к старшему чиновнику над деревенскими старостами, к назначенному инспектору (тицзюй) — как к главнокомандующему целым войском. Относятся к Управлению [провинции] Юн как к правящему двору, а на управляющего [губернией] взирают как на божество. Отдача приказов стала там распространенным явлением, держится в тайне [от центральных властей]. В последние годы так или иначе все поселения не уплачивали налогов и не вносили податей, поэтому нет продовольствия, чтобы содержать [подчиненные] инспекторам отряды. [Эти] отряды разрозненны и слабы, поэтому приказы не действуют. Чиновники пограничных селений не настолько ленивы, чтобы не выполнять обязанностей, но вместе с тем ежедневно проходят через ворота чиновников поселений, договариваясь, заключают сделки. Инспекторы — [тоже] чиновники, а не могут восстановить авторитет и влияние, а те с ними связываются и обмениваются взятками. Среди них есть и те, кто бережет свою честь, но мало кто захочет помочь им в выполнении [служебных обязанностей]. В поселениях непременно замарают их, заставят совершить преступление или уйти. Если [взятки берут] постоянно, то привыкают к этому!

В прошлом в самом начале каждый, будучи даже мелким чиновником пограничной области, не считался с законом, преследовал исключительно [собственную] выгоду. Злоупотребления укоренились, их все нелегко перечислить. Поэтому свои мероприятия управляющие [губернией] начинали с того, что открывали управу [для посещений]. Раздавали соль, цветной шелк, устраивали угощения для вождей. В письменном виде спускали по инстанциям поучения, называли все это «лавированием». Являясь старшими чиновниками, стойко стояли на страже мира в пограничной [419] области. Оказывали материальную помощь «трудоспособным» (чжуандин).

С давних времен в провинции Юн подданным было нелегко содержать расквартированных там солдат, ведь войско насчитывает 5000 человек. Из столицы направили человека принять ответственность за основные войска и укрепления в пограничной зоне, чтобы подготовить их и привести в надлежащий вид.

В последнее время доходы провинции Юн скудны и недостаточны, а что касается дел, то они запущены. Только и остались истощенные солдаты [числом] в несколько сот человек. Городские стены и оружие сломаны и не отремонтированы. Деятельность ведомства военного коменданта [провинции Юн] ослаблена. [Жители] районов и поселений жестоки и коварны, для них нет ничего запретного. Доходит до захвата людей из [ханьских] провинций, купцов, путников. Их связывают и продают в Цзяочжи или варварам. Кроме этого, захваченным людям из [ханьских] провинций не дают отдыха. А тех, кто бежал, передают в подчинение [властям], чтобы оказывать содействие «пахарям-воинам» (тяньцзыцзя). Поднявших бунт тайно усмиряют силами [отрядов] военного коменданта. При этом не учитывается прошлый опыт, а ведь с тех пор, как в период правления под девизом Цин-ли (1041-1048) в районе Гуанъюань случилась та памятная смута 127, прошло не так уж и много времени!

[VII] Цзяочжи [цз. 330, с. 2593] 128

В наше время земли государства Аньнань — это бывшие *ханьские* округа Цзючжэнь и Жинань, или *танские* провинции Хуань, Ай и другие. На юго-востоке по морю [Аньнань] сообщается с *Чжаньчэном*. Чжаньчэн — это Линьи. На *востоке* по морю сообщается с [провинциями] *Цинь и Лянь*, на западе выходит ко всем варварам, на *северо*-западе сообщается с провинцией *Юн*.

Выезжают из юго-восточного предела *провинции Юн*, из *пограничного селения* Тайпинчжай 129, что в [области] *Цзоцзян*, — ближе всего. Из [этого] пограничного селения, следуя прямо на юг, достигают [вьетского уезда] Гуанлан, речки [Тао]хуа 130, переходят вброд [реку] *Фулян*, которую также называют рекой [420] Тэнлянцзян. *За четыре* перехода *можно достичь* [столицы]. *Кроме этого, из [того же] пограничного селения двигаются на юго-восток, переплывают маленькую речку Даньтэлоцзян, и из тамошней провинции Лян за шесть* переходов *можно* достичь [столицы]. *Если [выехать] из пограничного селения Вэньжунь, что в [области] Юцзян*, — дальше всего. *Из провинции Цинь*, пересекая море, *достигают за один день*.

[Эти земли] на протяжении эпох являлись округами и уездами [Срединного государства]. При правящей династии стали считать расположенными за пределами [ханьской] культуры. Род Дин, род Ли, род Ли, сменяясь, властвовали на тамошней земле 131.

В правление под девизом Шао-син (1068-1077), когда Гань Дэ только занял престол, *вельможа* [Ли Тхыонг Киет] встал во главе *мятежа*. В восьмой год (1075), появившись, [вьетские войска] разграбили и *нанесли урон трем провинциям — Юн, Цинь, Лянь*.

*Правящий двор* приказал *Го* Кую 132 и другим *покарать* их. Разбойники, погоняя слонов, оказали сопротивление, атакуя [наши] казенные войска. [Наши солдаты] большими мечами рубили слоновьи хоботы. Слоны обратились в бегство, ногами потоптали сопровождавших их и сидевших на них солдат. Разбойники потерпели полное поражение. Воспользовавшись победой, отобрали уезд Гуанлан. Управляющий [этим] уездом, прихватив с собой зятя [вьетского] правителя, скрылся в зарослях травы, [оттуда] следил за тем, как [наши] солдаты ловят разбойников. Почтительно подносил ему еду, относился к нему как к божеству. Выбравшись, доложил [своему] правителю: «Чтобы уберечься, сыновья и внуки не должны совершать преступления против великой династии».

Солдаты основной армии прошли от реки Фулян в [глубь Аньнань] духуфу на 40 ли, убили лженаследника, схватили главнокомандующего. Гань Дэ сильно испугался, *прислал письменное послание с просьбой принять капитуляцию. Случилось же так*, что в армии, [пришедшей] с Севера, многие заболели тропической лихорадкой. Тогда был приказ помиловать Цзяочжи и возвратить им (вьетам) пять районов. Правящий двор силами Куя не смог овладеть Цзяочжоу. Понизили его до главнокомандующего гвардией.

Что до охраны, границ, то перевели туда [жить] более 870 тысяч крестьян. Называются [они] цзиньгу 133. Вплоть до настоящего времени так и нет достойных результатов. В целом с периода правления под девизом Дуань-гун (988-989) до Цзя-ю (1056-1062) [421] районы и поселения обеих областей [Цзоцзян и Ю]цзян неоднократно подвергались нападениям варваров. Скрытно передали Цзяочжи 62 деревни, вошедшие в зарубежные [провинции] Су и Мао, [район] Гуанъюань, Цзядун и другие. Поэтому вплоть до настоящего времени [Цзяочжи] претендует на старшинство среди варваров.

*Гань Дэ умер*. Сын Ян Хуань вступил на престол. Ян Хуань умер. У Гань Дэ *был отосланный во чреве [матери] сын* в подвластном ему *Чжаньчэне*. *Возвысили и возвели на престол*. Еще рассказывают, что был [некто] Ли Моу, который являлся родственником супруги Гань Дэ. Стал приемным сыном рода Ли, убил отосланного во чреве сына и занял престол. Присвоил себе фамилию рода Ли. Имя — Тянь Цзо 134. В девятый год правления под девизом Шао-син (1139) люди этой страны еще величали Ли 135правителями. *В двадцать шестом году* (1156) направили послов, *доставили дань*. Правящий двор за это господину Ли 136 указом присвоил [почетную] должность и титул.

*Тянь Цзо* придерживался [правил] этикета, был щедр. В наше время пошел тридцать девятый год! Имел старшего брата, являвшегося управляющим провинцией Лян, который замыслил занять его (Тянь Цзо) место. Замысел был раскрыт. [Злоумышленник] в районе, через который протекает река Сюе (?), был пострижен в буддийские монахи.

С управляющим Гуанси и [властями] провинции Юн постоянно велась переписка. Использовали две черные лакированные дощечки, которые складывают и связывают. Документы в виде вырезанных на дощечках знаках называют «документами на деревянных зажимах» 137. [На последних глава] Аньнань духуфу Тянь Цзо не поставил подписи, а поставили подписи несколько человек из числа старшего командного состава, которым присвоили чиновничьи должности. Среди них упоминались: «Дафу, обладающий золотой печатью и пурпурным шнуром, с почетным титулом первого класса гуанлу ("имеющий светлые заслуги«), чжуншу ("секретарь государственной канцелярии«), шилан ("помощник министра«), тунпань ("помощник управляющего [центральной] провинцией«) [Аньнань] духуфу, которые замыслили уподобить духуфу провинциям и округам с управами по делам периферии (цяньтин)».

Управляющие провинциями пограничной области докладывали о таких документах, также используя «деревянные зажимы». В [городе] Гуйлинь хранили «деревянные зажимы». Сохранились [422] старые документы периодов правления под девизом Юань-ю (1086-1094), Си-мин (1068-Ш77). Люди цзяо доставляют и в наше время точно такие же [документы]. Текст печатей таков: «Печать государства Наньюэ». В последний год также перешли на использование печати государственной канцелярии (чжуншу) 138.

Управление Срединного государства в этом пустынном захолустье упрощено. Чиновники пограничной зоны к тому же страшатся незнакомых дел, большая часть которых откладывается. Расследование их не [ведется] вовсе!

Чиновников этой страны называют ванами. Род называется тяньваньбань («отряд небесного вана»), обычно *[старший] в роде называется чэнсы («признанный наследник»), остальные в роде называются чжисы («побочные наследники»)*.

*Имеются «внутренние»* чины и *«внешние» чины. «Внутренние» чины управляют* народом 139. *Фуго тайвэй соответствует [посту] «первого министра» (цзайсян)*. Имеются: сыкун (правый и левый), сян (правый и левый), цзяньи дафу (правый и левьш «советники государя»), нэйши («дворцовые чиновники») и юаньвайлан («сверхштатные чиновники»). Вышеперечисленные являются «внутренними» чинами.

*«Внешние» чины управляют войсками, это глава Верховного военного совета (шумиши), командующий войсками столицы (цзинъу тайвэй)*, войсковые командиры, а также есть пань или тунпань Аньнань духуфу. Все *являются «внешними» чинами*.

[Пути] тех, кто служит: экзамены, наследование должностей*, внесение *платы*. *Сдавшие экзамены* — самые уважаемые. Детям и внукам мастеровых и рабов не разрешается сдавать экзамены. *Внесшие плату* сначала становятся низшими чинами. *Внесшие* плату повторно получают дополнительно [почетную должность] чэнсиньлан 140. Передвигаясь по службе, *могут достичь должности управляющего провинцией*.

Те, кто на государственной службе, не имеют *жалованья*. *Способ оплаты — [кормление] от местного населения. Получают возможность извлекать доход от подчиненного [населения], выполняющего повинности по земледелию и рыболовству*.

Гвардейские войска: Селун 141, *Ушэн*, Лун-и, Даньдянь, Гуан-у, Ванцзе, Баньжи, Баошэн и *другие*. *Все делятся на «левые» и «правые». В каждом отряде по 200 человек. На лбу наколоты знаки «Воин Сына Неба» 142. А также есть Сюнлюэ, Юнцзянь и другие — [всего] девять отрядов. Их обязанность — выполнять поручения*. [423] Напоминают территориальные войска командира разъездных патрулей (сянцзюнь).

*Солдаты ежемесячно один раз заступают на службу. В свободное время занимаются земледелием, ремеслами и обеспечивают себя сами*. *В седьмой день первого месяца* на человека выдаются *300 монет, тонкие шелковые ткани по одной штуке каждому*. [Ткани] напоминают тонкие сети, но покрыты ватой. *Ежемесячно получают по; 10 снопов риса. В первый день Нового года* *угощают* военных, которые получают *обильное рисовое кушанье* — по одному блюду, *соленую рыбу* — по нескольку штук. Там *много земель занято под рис, рис является* ценностью.

*Четвертого числа первого месяца* вождь забивает быков* устраивает пир для своих подданных. *Пятое число седьмого месяца называют «Большим праздником». Люди поздравляют друг друга. Чиновники подносят живую скотину* своему вождю 143. На следующий день вождь готовит им *ответное угощение*.

Вождь живет в четырехэтажном здании. На первом живет сам, на втором этаже, называемом Юйчжоу («управлять вселенной»), живут влиятельные лица, на третьем этаже Гэлицзю («выгода и успех») — состарившиеся военачальники, на четвертом этаже — военнослужащие. Еще *есть дворец Шуйцзин («речная чистота»), покои Тяньюань («небесная первозданность»)* и другие. *Все не соответствует статусу*. На воротах иероглифами [написаны] названия. *Кроме того, есть здание, на вывеске надпись «Помещение Аньнаньдухуфу»*. На всех этажах алые, покрытые лаком колонны, расписанные драконами, журавлями, небесными девами.

Люди цзяо *все независимо от знатности* *волосы завязывают в узел, ноги босые*. *Их вождь в повседневной жизни [соблюдает] те же обычаи, только [носит] серьги и золотые шпильки*, надевает *желтую рубаху*, *фиолетовую юбку*.

У всех остальных одежда с отложными *воротниками*, *обшитые со всех сторон* юбки, *темные рубахи*. Не подпоясываются в талии. Подпоясываются под рубахой на *темной юбке*. [Носят] *серьги* серебряные и *железные шпильки*, *кожаную обувь*, *держат опахало из журавлиных перьев*. *Надевают коническую шляпу*. У кожаной обуви *подошва сделана из кожи, к ней приделан маленький «столбик»*, большим и указательным *пальцами зажимают его и ходят*. Веера связывают из *журавлиных перьев*, чтобы *отпугивать змей*. *Конические шляпы* из *узких бамбуковых [планок] и ткани, сотканной из шелковых нитей*, [424] внешним видом напоминают [раковину] *моллюска тяньло*. Считаются наиболее изысканными.

*У женщин* [в одежде] много *светлого*. От мужской отличается значительно. Любят платья с зелеными широкими рукавами, стоячим воротничком. Все носят темные юбки.

Вождь выезжает на повозке, которую тянут люди. Богатые и чиновники восседают на полотнище, которое подвешивается к большим бамбуковым жердям. *Двое мужчин* несут их. *Название [паланкина] — дия («подпирать ворона»)* 144.

В течение всего года не поклоняются предкам 145, заболев, не принимают лекарств, по ночам не зажигают светильников. *В первый день лунного месяца под знаком сы мужчины и женщины собираются вместе. И те и другие идут рядами. С песнями перебрасывают разноцветный сплетенный мяч. Называют его «летающим горбом». Мужчины и женщины* выстраиваются рядами. Если *женщина получит «горб», мужчина женится [на ней]*.

На *воротах* дворца есть *башня* с *большим колоколом*. *Люди, излагая жалобы*, звонят в колокол. Смертные или другие казни врагов услаждают сердца. *Ворам* и разбойникам *отрубают пальцы рук и ног. Изменникам родины отрубают руки и ноги. Тех, кто замышлял бунт, закапывают в землю, оставляя голову. Рядом устанавливают* длинный шест. Бамбук *сгибают и привязывают* к узлу волос, чтобы шея вытянулась. *Острым* заступом отрубают ее. С отрубленной головой *жердь разгибается*.

Если купец умер за границей, «секут труп» 146, сильно ругают за то, что «повернулся спиной к стране».

Местная продукция: самородное золото, серебро, медь, киноварь, жемчужные раковины, рог носорога, слоновая кость, перья зимородка, раковины тридакны, всевозможные благовония, соль, лаковое дерево, капок 147. Из плодов есть только сладкие мандарины, ароматные и круглые, [плоды] арековой пальмы, [плоды] вьющегося [растения] фулю.

Новые и старые уезды разделены маленькой речкой. Из них из всех вывозят благовония. Новые провинции — в прошлом земли Чжэньла, которые были захвачены [вьетами] после нападения.

Не могут [изготовлять] бумагу и кисти, просят их в землях срединных провинций 148. Тамошние люди немного понимают в [китайской] учености. Люди Минь — те, кто ходят на морских судах, — обязательно сталкиваются с тем, что [тамошние] чиновники для решения дел требуют от них официальные бумаги. Все книги вывозят к себе во время мятежей. Многое вывозится [425] странствующими купцами. Передают, что их предок Гун-юнь также был человеком из Минь 149.

А еще в этой стране местных людей крайне мало, половина из них — народ [из китайских] провинций. В южных провинциях [Гуанси] купцы обманом завлекают людей и делают из них рабов и рабынь 150. Приводят в районы и поселения связанными и продают их. За одного человека берут по два ляна золотом. В районах и поселениях обменивают или перепродают. Приводят в Цзяочжи, где берут за них по три ляна золотом. Ежегодно [уводят] не менее нескольких сотен или тысяч человек. За тех, кто искусен в ремеслах, [цена] золотом удваивается. За сведущих в официальной документации также удваивается.

Завязав [им] лица, гонят понукая. Связывают, запрокинув [им] голову назад, чтобы те не запомнили пути. Уводят в ту страну. Каждый, признав купившего хозяином, становится рабом до конца жизни. Всем на лбу накалывают четыре-пять иероглифов. У женщин накалывают на плечах, груди и там, где ребра. Содержат под стражей сурово. Беглецов непременно убивают. А если есть сюцаи, даоские и буддийские монахи, талантливые в искусстве [люди], то их передают в подчинение [государству]. Тех, кто бежал оттуда, очень много.

Не умеют чеканить монету. Из металлических денег используют лишь маленькие медные монеты из Срединного государства, которые тайком вывозятся торговцами. Тех, кого поймают, продают в рабство. А те [их] служилые люди, которые путешествуют по пограничной зоне, также украдкой вывозят деньги и драгоценности за пределы [Китая]. И первое, и второе, и третье запрещается законом. В наше время [чиновники] относятся к этим нарушениям несерьезно. Военных комендантов в горных поселениях приморской пограничной зоны у администрации не хватает. В пограничной зоне государственное управление расстроено, допускаются злоупотребления. Расследования дел затягиваются, откладываются, не доведенных до конца дел ежедневно прибавляется. Из мелких чиновников пограничной зоны многие не имеют достатка, чтобы выжить, утаивают доу и шэни 151. В землях тропической лихорадки только бы выжить. Как могут предаваться праздности те, кто обязаны в пограничной зоне заниматься делами обороны государства? От этого ноет сердце, болит голова.

Люди цзяо начиная с периода Си-нин (1068-1077) после подчинения не осмеливались бесчинствовать. На южной окраине прочно утвердился [мир] на сотню лет. [426]

В 12-й год правления под девизом Шао-син (1142) колдун Тань Ю-лян тайно явился во [вьетский] район Сылянчжоу. Обманывал, говоря, что назначен послом, дабы доводить до сведения районам и поселениям [волю китайского императора?]. Тянь Цзо был сильно напуган тем, что управляющий [губернией Гуаннаньсилу] объявит о начале боевых действий против Аньнани, чтобы схватить Ю-ляна. Тогда же в провинции Юн некий подставной чиновник лично заманил его. Ю-ляну сдались [местные] вожди — двадцать с лишним человек. Каждый поднес ему свою медную печать, план земель, местные товары. Направились в [пограничное селение] Хэншань. Чжао Юань, управляющий провинцией Юн, повязал Ю-ляна, отправил к управляющему [губернией], тот отрубил ему голову. Вождей вернули обратно в Аньнань — все были умерщвлены. В Цзяочжи зажили спокойно. До настоящего времени нет тех, кто бы не обсуждал это [событие] 152.

В восьмой год правления под девизом Гань-дао (1172), весной, император заявил о желании династии одарить [подданных] в связи с [10-летней годовщиной] восхождения Мудрейшего владыки на престол. [Двор] повелел Управлению Гуанси, чтобы послы, которые привозят дань, не прибывали ко двору, а из вещей оставляли [в Гуанси] одну десятую.

Той же осенью было еще одно повеление Управления губернии, предписывающее *купить* десять *обученных слонов*, чтобы подготовить их для сопровождения императора во время церемонии жертвоприношения Небу и Земле. Управляющий [губернией] Ли Дэ-юань, обращаясь [к вьетам], использовал «деревянные зажимы». Изложив суть дела, направил их в Цзяочжи, выразив пожелание купить слонов. Варвары сообщили, что хотели бы не продать [их], а предоставить в качестве дани.

На следующий год весной я неоднократно обращался [наверх] с тем, чтобы там выдали письменное разрешение, ведь по предыдущему указу дань [Аньнани] отклоняли. Время жертвоприношения постепенно приближалось. Двор приказал поторопиться со слонами. Без промедления варвары вновь «постучали в ворота пограничной крепости». Шесть слонов со всевозможными вещами привели к пограничной крепости. Поскольку [пройти] не позволили, то всех [слонов] отвели и разместили в небольшом загоне. Осмелились с правящим двором устроить торг.

Я узнал о том, что происходит, направил документ [в столицу] сразу же. Говорил, что хотелось бы отклонить эту дань, состоящую [427] из слонов. Незачем разрешать это. Жертвоприношения совершаются с помощью, во-первых, однородных, во-вторых, отборных [предметов]. Ради спокойствия [следует] отказаться от этого. В скором времени доставили бирку с золотыми знаками 153. Командированный чиновник удостоверил ее, привезя недостающую часть для сравнения в Гуйлинь уже в конце осени. Десять слонов решили принять в качестве дара [в годовщину] вступления на престол.

Привели [еще одну] партию в пять слонов и передали их с большими церемониями 154. Иероглифы в документе были с мушиную головку. Украшения из золота для слонов, предназначенных в дар, едва можно было разглядеть. Возницы сидели на слонах в сиденьяхлово. Лово по форме напоминает седло. Золотые покрытия были на бивнях слонов, украшения из золота были на лбах у слонов. Золотые и серебряные кисти украшали слоновьи крюки 155, с помощью которых управляли слонами. Между золотыми были и серебряные покрытия на лбах у слонов. Золотые и серебряные покрытия с жемчугами свисали сверху донизу. Медные ножные колокольчики были покрыты золотом, как и большие звонцы из меди, привязанные железными тросиками. У возниц сиденья были покрыты циновками, на которых были вышиты черно-полосатые быки, цветы. У возниц слонов были красные лестницы. В центре сидений лово имелись ленты с драконьими головами и другое. Были и иные вещи: золотые и серебряные гонги, благовония чэньшуй и прочее.

"Главным послом* был *чжунвэй дафу Инь Цзы Сы*, послом — *чэнъилан Ли Бан Чжэн*, Помощником* посла — *чжунъилан Жуань Вэнь Сянь*. Под их началом были [чиновники] чжиюань, шучжуангун, дувэй, тунъинь, чжикэ, цзяньган, кунму, синшоу, явэй,цзяолянь, сянгун, чансин, фаншоу 156.

Когда эти и другие входили на прием [к управляющему губернией], несколько изменили свою одежду и снаряжение. У послов: головная повязка, сапоги, дощечки для записи, красная обувь, золотые пояса, *«носорожьи пояса»*, каждый перед собой [нес] золотую шкатулку. Еще благовонной пастой напомадили волосы, словно лаком. На одежде тонкие складки, черные газовые платки, на ногах помимо обуви были чулки. Послы восседали *в прохладных паланкинах, боковые стойки которых были покрыты* темно-красным *лаком и сильно* разукрашены. Поскольку смогли добраться до Срединного государства, то изменили своим привычкам закручивать в узел волосы, ходить босыми, [передвигаться в паланкинах] *дия*. [428]

До этого [события], в 26-й год правления под девизом Шао-син (1156), когда [вьеты] доставили дань, [их] сановники и высокопоставленные чиновники приняли участие в официальных церемониях. [Ныне] управляющему Гуй[линем вьеты], исходя из опыта прошлого, [в документе] с «вырезанными знаками» сообщили о предстоящем визите и предложили провести торжественный пир у [управляющего губернией]. Я категорически отклонил это. Тот, кто был послом, лично сказал офицеру из присутствия: «[Тогда наши] принимали участие в официальных церемониях, часто удостаивались [чести] посетить [администрацию]. Почему же сейчас отклонено?» Я направил человека, дабы разъяснить ему: «Ведомство генерал-губернатора и Аньнань духуфу соответствуют друг другу. Генерал-губернатор и аньнаньский Наньпин-ван по уровню сопоставимы. Посол же-это мелкий чин в духуфу, которого можно сравнить со штатным чиновником в Гуйлине. По закону — равны. Для двора подобное участие [в официальных церемониях] является неестественным и невиданным». Посол подчинился. А ведь добивался у двора позволения на это.

Его возвращение было таковым: хотел, выстроив всех в ряд, совершить поклоны. Я направил человека удержать его, передав: «Не надо поклонов». Я, сообщая наверх об этом деле, описал все в документе, считая, что следует придерживаться предписаний 157.

Определенно, Аньнань настоящего времени — это не Цзяочжи древности.

[VIII] Варвары района Наньданьчжоу [цз. 331, с. 2597] 158

[Район] Наньдань расположен на западной границе провинции И. Там находят редкое сырье, удивительные снадобья, диких животных, *ядовитых змей*. Тамошние люди драчливы и смелы до дерзости. Из упругого дерева делают самострелы. Собирают яд, *напитывают им стрелы*, которые при попадании в человека убивают наповал.

В провинции И пограничное селение Гаофэнчжай — это Гуаньчжоу древности, соприкасается с границами Наньдани. Рельеф возвышенный. В Наньдани по обе стороны границы друг против друга — два высоких холма, стрела может долететь. Через [429] Наньдань ежедневно проходят на рынок в [пограничное селение] Гаофэн. Если кто-нибудь проявит хотя бы небольшую непочтительность, то приходят в сильную ярость, затевают бунт.

Их вождь из рода Мо. Правящая династия приказала ему стать <главой округа (цыши), который распоряжается ежемесячными расходами, соляными ресурсами, а также, являясь местным правителем (шоучэнь), уплачивает деньги [государству]> — 150 тысяч [монет], что сопоставимо с [налогом] внутренних округов. Сам величает себя Мо-даван («великий правитель Мо»). Когда въезжает в центральный город провинции И, для него выполняют ритуал, как [при въезде] в округ. И так уже несколько десятков лет!

<Данное сообщение говорит о том, что провинция И расположена за пределами границ [Юн]. *Эти земли во времена Тан были захвачены семьей Хуан. [Там] возродили и учредили [район] Наньдань, заставили [Хуан] осуществлять контроль [над этими землями].

Люди семей рода Мо постоянно воюют друг с другом. В наше время глава округа Мо Янь-шэнь отстранил своего младшего брата Мо Янь-линя и сам стал править. Янь-линь же бежал к императорскому двору. Назвали это «выходом из Сун»>. *Янь-шэнь, развратный и подлый, не мог поладить с многочисленными соседями. Враждовал с* родом Юй из района Юнлэ. Из года в год *ходили друг на друга походами*. В правление под девизом Цянь-дао (1165-1174), год дин-хай (1167), напал на род Юй и потерпел поражение. О чем сразу сообщили управляющему [губернией]. Управляющий направил *чиновников, которые пошли на соглашательство*. Район Юнлэ был богат. [Род Юй], неустанно совершенствуя имевшееся отменное войско в 10.000 человек, стремился уничтожить род Мо. *Янь-шэнь* тогда *стал еще более своевольным, не соблюдал законы. Частным образом выгравировал печать Управления [губернии] и печати управлений горных поселений провинции И. Подражая управляющему [губернией] и главе провинции, подписывал и пересылал официальные документы. Запугивал всех иноземцев и племена*.

В год цзи-чоу (1169) самовольно заявил, что поскольку районы, через которые ведут лошадей варваров, расположены недалеко, то желает для [Срединного] государства закупать лошадей. Просил [разрешить] в провинции И учредить рынок. Замыслил попасть в списки официальных представителей правящего двора [и благодаря этому] насильно поставить под контроль Юнлэ. [430]

В приграничной зоне воинские начальники всегда добросовестно относятся к своим обязанностям и к поддержанию связи [с руководством]. Доходило до того, что напрямую направляли докладные записки ко двору, минуя управляющего [губернией]. Верховный военный совет (шумиюань) распорядился командировать чиновников для создания Управления в провинции И. Я разъяснил в докладной, что в провинции И, которая расположена близко к внутренним землям, по сути, нет транспортных дорог, ведущих к варварам. В пограничной зоне есть такие «дыры», куда [чиновники] не осмеливаются направлять приказы. К тому же тот, кто на свой страх и риск направится туда, может быть взят под стражу теми ретивыми [военачальниками], которые затем еще и обвинят [его в служебном правонарушении]. Правящий двор прекрасно разобрался в этом, [позволил] снимать [таких военачальников] с должностей и высылать в Цзюцзян — Девятиречье 159. Больше такого никогда не повторялось.

Кроме этого, случается, что народ [ханьских] провинций нарушает правила. Торговцы едут торговать в Наньдань — а это те, кто получил разрешение направиться по торговым делам во внутренние [китайские] земли. Многие из них — люди из [уезда] Синъань, что в Гуй[лине]. Я также разбирался с этим «каналом» [нарушений], приговаривал к тюремному заключению, как [требует] закон. В Наньдани немного поутихли.

[IX] Варвары фушуй [цз. 331, с. 2598]

В [районе] Аньхуа самые жестокие нравы. Расположен на западной границе провинции И. Чиновникам [там] ежемесячно выплачивают натурой, например солью.

Ежедневно нападают на земли [ханьских] провинций. Обрабатывающий поля народ не смеет с ними сражаться. В районе не осмеливаются запретить им [вторгаться]. Не так давно, в правление под девизом Цзянь-янь (1127-1130), два [туземных] воинских начальника [по фамилии] Лин и Ло встали во главе армии народа из поселений, проявив тем самым преданность престолу.

[В то время] разбойники с [караваном] податного зерна проникли в Гуанси, водрузили там большое знамя. Объявили денежную награду за [поимку] тех двоих. А те два человека направили [431] несколько десятков групп низкорослых солдат-удальцов. С распущенными волосами они выглядели как мальчики-пастушки. Дождались, когда ушло [основное] войско. Прячась за быками, стали стрелять из самострелов отравленными стрелами. Те, в кого попали, падали замертво. Возникла паника, [разбойники] бежали.

Когда разбойники заполонили Гуанси, только силы, [подчиненные] тем двум полководцам, смогли навести порядок. В настоящее время люди Юга говорят, что их потомки встречаются среди тех, кто занимает чиновничьи должности в провинциях и уездах.

[X] Поселения ли [цз. 331, с. 2599] 160

<Ли — это варвары, [живущие] на землях четырех округов острова Хайнань. Остров подчинен провинции Лэй. Из [города] Сюйвэнь переправляются и за полдня достигают острова. На острове есть горы Лимушань. Все варвары живут вокруг с четырех сторон. Называются людьми ли>. *Те, кто [живут] в [горах], считаются шэн ли*, *те, кто вне [гор], считаются шу ли*.

<Горы крайне высоки, *всегда окутаны облачной дымкой*. Люди ли по ней узнают погоду. Когда подолгу ясно, морской воздух свеж — проявляются очертания [гор], тогда *видна лазурь остроконечных [пиков]*, наполовину *плавающих в воздухе*>. [Осадки] выпадают в виде обильной изморози. *Горная река разливается на потоки по четырем округам*.

Места, где живут шу ли, труднопроходимы. Жилища шэн ли глубоко упрятаны. Там не ступает нога чужака. Что касается вершин гор Лимушань, то и сами шэн ли также не могут достичь их. Передают, что *люди, которые живут на вершинах, доживают до глубокой старости. Наслаждаются жизнью. Не поддерживают связей с остальным миром*. *Тигры, барсы сторожат кручи. Нет путей, по которым можно было бы взойти. Можно только набрести на источники с вкусной водой*. Разве не удивительно!

Варваров, до которых *ехать* из земель [ханьских] провинций *далеко, которые не платят податей и не выполняют трудовых повинностей*, называют шэн ли. Тех, кто Обрабатывают земли, платят подати и выполняют трудовые повинности*, называют шу ли 161.

<Все *завязывают волосы в узел, ходят босые*. Втыкают серебряные, медные, оловянные заколки>. *Поясницу обматывают* [432] цветастой тканью 162. Носят меч с длинной рукоятью, луки с длинными заостренными концами, длинными наплечными пиками. Без них не сделают ни шагу.

*Шу ли могут говорить по-китайски*. *Меняют одежды и приходят в провинции и уезды на рынок*. *Когда день клонится к закату, по [звуку] рожка выстраиваются в ряды и возвращаются*.

*У женщин на лице татуировка, высокий узел волос*. К шпилькам <вдобавок [носят] *медные серьги, [из-за которых] уши свисают до плеч>. Все одеваются в разноцветные юбки из капока*. *Нет никого, кто бы носил штаны и куртку, выходя, наматывают в несколько слоев юбки. Юбки обшиты со всех сторон, закрывают ноги и перевязываются на поясе. Толпами купаются в реках*. Когда входят [в воду], верхняя одежда промокает. Сначала промокает [снизу] у ног, затем выше. Пока купаются в воде, юбки промокают до самого верха. Искупавшись, выходят из воды, [вода] стекает вниз по юбке.

Когда татуируют лицо, проводят праздничный обряд. *Когда <девушка> достигает возраста <укладки взрослой прически>, тогда выставляют вино, <собирают родственников>. Подруги девушки делают иглой и кистью очень <тонкие>* изображения *мотыльков*, *цветов, <трав>*. Наносят *легкий точечный <узор>* повсюду, где есть место. <Называют это «татуированием лица»>. Если женщина — *служанка*, то ее не [татуируют].

Женщины занимаются прядением и ткачеством. Приобретают шелка и цветной шелк из Срединного государства, распускают и сматывают цветные нити, [которыми вышивают] поверх цветастых капоковых тканей. [Получается] так называемая «парча ли». [Люди] липокрывают ею попоны и седла для удобства при езде. Есть разные виды в зависимости от качества. Жилье складывают из бревен в два яруса. Наверху живут сами, внизу держат скотину.

*При женитьбе переламывают стрелу для* заключения соглашения. Все собираются, бьют в барабаны, танцуют, поют. *Когда у них умирает родственник, не плачут и не накрывают столов, а едят только телятину*. Убиваясь по нему, доходят до кладбища. Родственники идут и *несут на плечах гроб. Впереди идет один человек, который бросает оземь куриные яйца*. Место, *где [яйцо] не разбивается, считается благоприятным*.

*Когда приезжают купцы*, если не знакомы, то хозяева сначала *через отверстие* рассматривают гостей, держатся *с [433] достоинством*. Начинают с того, что *посылают рабынь* расстелить *ткани и циновки* на земле. *Гости усаживаются на циновки. Вскоре и сам хозяин выходит*. Садится напротив. *Ни словом не обмениваются. Немного погодя на пробу гостям выставляют вино. Сначала с дурным и затхлым вкусом. Купцы терпят, но вкушают, не подозревая, что последует продолжение* с *вином*. Становятся как родственники. *Если гости не [пьют], то их выпроваживают* и никогда больше не имеют с ними дела. Вместе пьют, не расставаясь с *мечами*. *После трех кубков просят отбросить предосторожность*. Хотя оружие снимают, но *кладут рядом с собой*. Если скажут что-то неподходящее, то могут встать и начать драку.

*По своей внутренней природе* любят *убивать из мести. Называют это* «обламывать упрямых». Родственники убитого человека разыскивают родственников врага. Преследуют среди различных поселений, хватают. Заковывают в *колодки* из дерева личжи. *Требуют [за них] говядину и вино в серебряных флягах*, только затем освобождают. *Называют это шу мин («выкупать судьбу»)*.

*Местная продукция*: *благовоние* чэнь, благовоние пэнлай и другие благовония. В горах изобилие *арековых и кокосовых пальм*. Там также разводят *маленьких лошадей, [собирают] перья зимородков, желтый воск*. Торгуют с купцами из [ханьских] земель. Очень доверчивы и не обманывают купцов. Если питают доверие, то относятся друг к другу словно родственники. Дают товары в долг — не скупятся. Круглый год наблюдают [за каждым]. Если [купец], приехав раз, больше не приедет, то долго помнят о том. Если [купец] нарушит договоренность и [давший ему в долг ли] недополучит пусть даже одну монету, то и через несколько десятков лет [может] схватить [приехавшего] земляка [того купца], считая это справедливым. Колодку на его шее замыкают с помощью поперечной доски. Дожидаются, пока не явится [сам] должник и не возместит [долг], после этого освобождают [земляка]. Если нарушитель далеко или умер, не сняв вину, тогда его земляка связывают по рукам и ногам, [держат так] годами, месяцами — до самой смерти. Затем выслеживают другого заехавшего туда земляка, надевают на него колодку и связывают. Люди из его (должника) семьи, если он не отдал долг, опасаются беды, стыдят [его], требуют возместить долг. Пока односельчане собирают возмещение, долг растет. Если весь долг составляет одну связку [монет], то на второй год потребуют вдвое — две связки. В течение десяти лет [434] [долг ежегодно] удваивается. Так, исходный долг в одну связку за десять лет вырастает до тысячи. Поэтому люди не смеют задолжать им хоть одну монету.

Если купец по ошибке забьет их петуха, то барабанным боем оповещают о преступлении. Требуют возмещения, говоря, что такой-то купец убил их петуха. А возместить следует парой. Одна пара — это петушок и курочка. Один петушок стоит 30 монет, одна курочка стоит 50. Одна пара каждый раз приносит десять цыплят — пять петушков, пять курочек. Ежегодно — четыре раза по десять особей. А если составится шесть пар, то шесть пар могут произвести 60 особей. Удваиваясь [ежегодно], задолженность растет в течение десяти лет. Итак, если купец ошибочно убьет одну особь, то, даже будучи богатым, все равно окажется не в состоянии возместить. Семья [потерпевшего] не позволит купцу сократить [задолженность] ни на толику.

Купцы из Минь, [суда] которых ветром заносит [к ним], откупаются товарами. Многие приезжающие в земли ли, чтобы обрабатывать их, не возвращаются. Средние и мелкие чиновники, люди из [ханьских] провинций, проезжая через села и поселения, непременно останавливаются на ночлег в их семьях. Благодаря доверию сохраняется спокойствие.

Земли шу ли изначально считались районными уездами. Каждый из четырех округов [Хайнаня] занимает одну из частей острова. Земли [шэн] ли не входят в их состав, нет и дорог, по которым можно проехать. [Административный район] Чжуяй расположен в южной части острова. Поскольку невозможно доехать [посуху], то плывут по морю вдоль острова в южном направлении. Об этом говорят: «Вновь плыть по морским волнам — риск» 163.

<Многие люди четырех округов носят фамилию Ли, которую присвоили окраинным инородцам. В наше время многие люди ли носят фамилию Ван>. *У шэн ли характер упрямый и грубый. Не терпят обид и притеснений*. Не подвержены просветительскому воздействию императора. [Первыми] *не причиняют людям вреда. Среди шу ли [живет] много лихого люда из Ху, Гуана и Фуцзяни*, которые сбежали к ним. Нападая на [ханьские] земли, постоянно четырем округам наносят вред.

*Известна Ван Эр Нян*, которая в провинции Цюн *была вождем* шу *ли*. Имела *мужа, именем которого и не интересовались. [Ее] семья утопала в богатстве. Умело управляла своим народом. Могла подчинять племена ли. Императорский двор пожаловал ей [435] почетный титул ижэнь. Управление [провинции] Цюн направило приказ в поселения ли непременно, следуя указу, [именовать] ее Baн-ижэнь. Не было никого, кто бы не воспринял это со спокойствием. Когда Эр Нян умерла, ее дочь унаследовала* ее власть.

Остальные три округа сильны, называют их «маленькими форпостами». На самом деле не уступят расположенным в [губернии] Цзянчжэ селу или уездному городу. Когда для людей ли в тамошней управе решается какое-либо дело, то те направляют людей, чтобы отблагодарить. Вначале пытались возвращать [их подарки], но и прежде и после в пограничной зоне мелкие чиновники боязливы, не смеют возразить.

*В первый год периода правления под девизом Чунь-си (1174)*, десятый месяц, *в [горах У]чжишань глава поселений [народа] шэн ли Ван Чжун Ци с возглавляемыми им ближайшими* людьми из 10 *поселений с податным населением в 1820 человек признал себя [сунским] подданным*. Чжун Ци и *главы поселений, Ван Чжун Вэнь и другие — [всего] 81 человек — прибыли в Управление [провинции] Цюн*. У Управления их построили рядами и направили *в храм Сяньин, [там] разрубив камень и смазав кровью углы рта, поклялись исправлять ошибки, не возобновлять разбой*, их вознаградили и отослали обратно в поселения*.

На картине у управляющего [провинцией] Цюн они изображены в одежде, пожалованной управляющим [губернией], с завязанными в узел волосами, волосы перехвачены темно-красной шелковой тканью или цветной шелковой тканью, некоторые в маленьких цветных конических шляпах. У всех [в волосах] шпильки и два серебряных гребня или петушиные хвосты. Из одежды короткие тканые цветастые рубахи и цветастые юбки. Все босы. Это их самое нарядное убранство. Ван Цзюй Цзэ 164 с зеленой повязкой, в красном парчовом халате, перевязанном поясом, в плетеных туфлях. Он говорил: «Предок в период правления под девизом Сюань-хэ (1119-1125) получил в пользование землю, был назначен на чиновничью должность и пожалован парчовым халатом» 165.

(пер. М. Ю. Ульянова)
Текст воспроизведен по изданию: Чжоу Цюй-Фэй. За хребтами. Вместо ответов. (Лин вай дай да). М. Восточная литература. 2001

© текст - Ульянов М. Ю. 2001
© сетевая версия - Strori. 2015
© OCR - Иванов А. 2015
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Восточная литература. 2001