Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

СТЕЛА В ПАМЯТЬ ВАНЬЯНЬ СИИНЯ КАК ЭПИГРАФИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК ПО ИСТОРИИ ЧЖУРЧЖЭНЕЙ

«Стела на пути духа» почившего левого министра Государственного совета вана Чжэнсянь, в области Цзиньюань, князя Ваньянь [Сииня], Великой [династии] Цзинь, была установлена в конце XII в. в Верхней столице чжурчжэньского государства Цзинь (Хуйнинфу, в окрестностях нынешнего Харбина) по приказу императора Ши-цзуна (1161-1189). Простояв более 800 лет, она сохранилась до наших дней во многом благодаря реставрации, предпринятой в 1894 г. по распоряжению маньчжурских правителей Китая, считавших себя прямыми потомками чжурчжэней.

Стела в память Ваньянь Сииня широко известна в кругах китаеведов. Упоминания о ней неоднократно встречаются в трудах таких ведущих российских специалистов по изучению династии Цзинь, как М. В. Воробьев и С. Н. Гончаров 1. Так, М. В. Воробьев отмечает, что текст этой стелы является ценнейшим историческим источником, а сама стела представляет собой наиболее крупную из погребальных стел Маньчжурии. Ее размеры составляют 3,2 м в высоту, 1,5 м в ширину и 0,4 м в толщину. Стела установлена на панцире черепахи, а ее надпись содержит 2400 китайских иероглифов, многие из которых уже неразличимы 2.

Текстологической реставрации и исследованию стелы Ваньянь Сииня посвящены опубликованные в 1930-х гг. работы китайских ученых Ло Фу-и и Сюй Бин-чана 3. Их исследования свелись к установлению текста по нескольким снятым со стелы эстампам, а также к толкованию содержащихся в этом тексте известий, путем сопоставления их с материалами династийной истории «Цзинь ши». Но эти первичные исследования не затрагивают внутренней критики источника, некоторые аспекты которой наряду с вопросом о датировке стелы уже освещались автором в одной из ранних работ 4.

Настоящая публикация содержит впервые переведенный на русский язык полный текст стелы с комментариями и примечаниями автора перевода. При переводе был использован список стелы, приведенный в книге Ло Фу-и «Сведения об эпиграфике Маньчжурии». Этот список стелы был составлен на основе другого, [83] более раннего списка, помещенного в книге «Цзилинь юши тунчжи» (Свод историко-географических описаний провинции Цзилинь), который сам Ло Фу-и выверил и дополнил с помощью фамильного эстампа со стелы в память Ваньянь Сииня. Несмотря на то что китайский ученый смог существенно реставрировать утраченный первоначальный текст стелы, в нем все-таки имеются отдельные, так и не восстановленные фрагменты. Это обстоятельство ограничивает возможности изучения текста стелы, хотя многие лакуны могут быть довольно точно восстановлены по контексту.

Что касается композиции стелы, то она вполне традиционна и включает заголовок, основную часть и стихотворную эпитафию. При более подробном ознакомлении весь текст стелы можно разделить на пять частей: заголовок, имена составителей, вводная часть, жизнеописание Ваньянь Сииня и заключение составителей стелы.

Основная часть текста представляет собой собственно жизнеописание Ваньянь Сииня. Она начинается с упоминания его родословной и охватывает около четверти века, со времени чжурчжэньских выступлений в 1113-1114 гг. против киданьского государства Ляо, и вплоть до смерти Сииня в 1140 г.

Примерную дату установки стелы можно определить с достаточно высокой степенью уверенности, по косвенным данным, содержащимся в ее тексте и в материалах династийной истории «Цзинь ши». Так, во введении и заключении стелы дважды упоминается имя «нынешнего тайвэя и левого министра Пу-го гуна [Ваньянь] Шоудао», родного внука Ваньянь Сииня, который, как и его дед, был видным государственным деятелем в государстве Цзинь и около четверти века служил при дворе императора Шицзуна. Примечательно, что в обоих случаях о Ваньянь Шоудао говорится в настоящем времени. Это означает, что к моменту установки стелы он одновременно занимал обе упомянутые должности «тайвэя» и «левого министра». Согласно «Цзинь ши», Ваньянь Шоудао был назначен на эти должности в 7-м месяце 1181 г. и занимал их до 4-го месяца 1186 г., когда был отправлен в отставку 5. Следовательно, стела в честь его деда Ваньянь Сииня была установлена между 1181 и 1186 гг.

В пользу верхней хронологической границы говорит тот факт, что император Си-цзун (1135-1149), казнивший Ваньянь Сииня по ложному обвинению в заговоре, фигурирует в стеле под своим первым храмовым именем Минь-цзун. Второе храмовое имя (Си-цзун) было присвоено ему лишь во 2-м месяце 1187 г. 6

Поскольку текст стелы в память Ваньянь Сииня составлялся по приказу Ши-цзуна, можно предположить, что она была установлена в один из личных приездов императора в Шанцзин (Верхнюю столицу), в период с 1181 по 1886 г. Согласно «Цзинь ши», [84] за это время Ши-цзун посетил Шанцзин лишь однажды, пробыв в нем с 5-го месяца 1184 г. по конец 9-го месяца 1185 г. 7 Вероятнее всего появление стелы приходится на 1185 г., потому что как раз после поездки в 1185 г. в Шанцзин в местечке Фуюй, на реке Лалинь (провинция Цзилинь) императором Ши-цзуном была установлена другая стела в честь военной победы основателя цзиньской династии Агуды над киданьским государством Ляо 8. Установку стелы в память Ваньянь Сииня, как и стелы в честь Агуды, можно рассматривать в качестве общих звеньев политики по возвеличиванию исторического прошлого чжурчжэней.

В основной части текста стелы в память Ваньянь Сииня содержится богатый материал по истории взаимоотношений чжурчжэней с соседями — государствами Ляо и Сун, тангутским государством Си Ся и монголами, а также важные сведения, касающиеся внутриполитической жизни государства Цзинь в ранний период его существования (1113 — 1140 гг.). При сопоставлении с материалами «Цзинь ши» выясняется, что большая часть помещенных в тексте стелы сведений о жизни и родословной Сииня вплоть до мельчайших подробностей совпадает с данными династийной истории, причем даже стиль изложения в обоих источниках практически одинаков. Это обстоятельство указывает на тесную связь между двумя источниками. Хотя «Цзинь ши» была составлена почти на два века позднее стелы, прямое использование в династийной истории данных стелы достаточно сомнительно, поскольку сведения о раннем периоде чжурчжэньского государства представлены в «Цзинь ши» гораздо более полно и широко. Вероятнее всего совпадение текстов стелы и «Цзинь ши» объясняется тем, что авторы обоих памятников пользовались общим документальным первоисточником. И коль скоро известно, что в основу хроникально-исторической части «Цзинь ши» легли ныне утраченные «достоверные записи» (ши лу) о жизни правителей династии 9, вполне логично предположить, что текст стелы написан также на основе «ши лу».

Критическое сопоставление сведений «Цзинь ши» и стелы в память Ваньянь Сииня позволяет несколько уточнить наши представления о характере утраченного первоисточника. В некоторых случаях стела весьма существенно дополняет и уточняет сведения «Цзинь ши», обнаруживая тенденциозность составителей династийной истории (чиновников монгольской династии Юань) в подаче и отборе материалов. При сопоставлении выясняется, что в ходе подготовки текста стелы чжурчжэни также тенденциозно использовали «достоверные записи» (ши лу). Таким образом, учитывая характер обработки «достоверных записей», предпринятой при составлении текстов стелы и хроникально-исторической части «Цзинь ши», следует заключить, что перед нами две редакции [85] одного первоисточника. Текст стелы представляет особый интерес, поскольку является редакцией, максимально приближенной по времени к описываемым событиям раннего периода истории Цзинь, и весьма наглядно отражает историко-политические воззрения самих чжурчжэней, ближайших потомков основателей этой династии. Как известно, завоевание государством Цзинь обширных территорий в Маньчжурии и Северном Китае сопровождалось попытками распространения чжурчжэньской культуры на покоренные народы. В частности, император Ши-цзун активно внедрял чжурчжэньские язык и письменность в практику официального делопроизводства. Неудивительно поэтому, что стела воздает высокие похвалы Ваньянь Сииню как создателю первой собственно чжурчжэньской письменности, получившей у современников название «Больших письмен» 10.

Сравнение текстов стелы и «Цзинь ши» обнаруживает примечательное отсутствие в стеле одного крайне важного факта. В отрывке, содержащем общие рассуждения о судьбах династии, после имен первых императоров Тай-цзу и Тай-цзуна, которые «получили повеление владеть Поднебесной», не названы имена двух последующих императоров — Си-цзуна и Хайлин-вана (1149-1161). Минуя двух названных правителей, составители стелы сразу же переходят к описанию времен императора Ши-цзуна. Такое намеренное умолчание служит свидетельством явно отрицательной оценки Ши-цзуном личностей Си-цзуна и Хайлин-вана, правивших страной в общей сложности 25 лет. Если Ши-цзун был известен как активный проводник этноохранительной политики, то Си-цзун и Хайлин-ван были ревностными поборниками китаизирования цзиньского общества в ущерб сохранению самобытной чжурчжэньской культуры.

В частности, Си-цзун открыто пренебрегал чжурчжэньскими обычаями. Еще в юности он получил китайско-конфуцианское образование и зашел в своем подражании китайцам так далеко, что почти совсем утратил облик «жучжи» (чжурчжэня). Старых же заслуженных сановников он характеризовал как «ничего не понимающих варваров». При Хайлин-ване курс на принятие всего китайского стал еще резче, а охранительная инициатива (т.е. направленная на сохранение и развитие этнических особенностей чжурчжэньской культуры) рассматривалась как оппозиция правительству в борьбе последнего против родовой знати 11.

Фигура умолчания в тексте стелы интересна еще в одном отношении. Стела была публичным памятником, доступным широкому кругу лиц, поэтому прямая критика предшественников могла повредить общему престижу императорской власти 12, забота о котором составляла одну из фундаментальных основ конфуцианской этики. Жалуясь на утрату «чистых чжурчжэньских обычаев», [86] император-охранитель пытался одновременно внедрить базовые конфуцианские принципы в систему своего государственного управления. В тексте стелы дважды формулируется требование следовать обычаям правления праведных предков-правителей, а цепочк преемства: Тай-цзу — Тай-цзун — [?] — [?] — Ши-цзун должна была наглядно показать, что именно Ши-цзун стал наилучшим продолжателем деяний первых императоров Цзинь, тогда как не упомянутые в стеле предшественники нарушили священны принципы и незаконно узурпировали императорскую власть. Хот и сам Ши-цзун вступил на престол путем дворцового переворота он сделал это с благословения и поддержки этноохранительно настроенной чжурчжэньской знати. А тщательное следование традициям предков было в его глазах достаточным оправданием для установления собственной власти под девизом Великой стабильности (Да Дин).

Знаменательно, что для обоснования законности собственного правления Ши-цзун воспользовался традиционной в таких случаях аргументацией китайцев: восхваление древности, критика предшественников (в данном случае — немая), доказательство прямой связи между древностью и современностью и т.п. Таким образом, упомянутые особенности текста стелы оказываются наглядным свидетельством серьезного влияния китайской культуры на концепцию государственной власти, воспринятую правителями чжурчжэньской династии.

В тексте стелы нашел отражение и процесс постепенного проникновения идеалов конфуцианства в прочие сферы воззрений чжурчжэньской правящей знати. Симптоматичен, например, тот факт, что личные качества, приписываемые Ваньянь Сииню в стеле и династийной истории, характеризуют его как классического сановника конфуцианца. Он не только совершает многочисленные военные подвиги, но также чтит просвещение и культуру, спасает китайские книги и покровительствует пленным китайским конфуцианцам, увлекается литературой и каллиграфией, изобретает первую чжурчжэньскую письменность и заботится об образовании потомков. В области политики Сиинь служит верной опорой нескольким императорам, разоблачает антидинастийные заговоры, заботится о выборе «должного» наследника престола и препятствует злоупотреблениям властью со стороны императрицы. Короче говоря, имея на службе такого верного «конфуцианского» сановника-чжурчжэня, император мог надежно обезопасить свою особу и обеспечить благополучие всего государства.

Наконец, влияние китайской культуры ощущается и в том, что по своей форме и композиции восхваляющий чжурчжэньское прошлое текст стелы в память Ваньянь Сииня, как уже было сказано, составлен в сугубо традиционной китайской манере. [87]

Условные обозначения к переводу текста стелы

1-А… — нумерация абзацев и строк списка стелы.

□, □ — утраченные иероглифы в тексте стелы.

[...] — реконструкция текста.

(...) — примечания автора перевода.


Стела «на пути духа» почившего левого министра, [принца] области Цзиньюань, Чжэньсянь Вана, князя Ваньянь [Сииня]

1-А Младший член академии Ханьлинь, «чжун дафу», ведающий составлением императорских указов, одновременно младший смотритель императорских библиотек, чиновник «цинчэ дувэй», ведающий литературой дворца Юйвана, вельможа «бо» 13 [имеющий право давать титулы] в области Тайюань, имеющий в кормлении 700 дворов, пожалованный кошелем с изображением рыбы, [вытканным] из золота, на бордовом шелке, верноподданный сановник Ван Янь-цянь получил высочайшее повеление составить [текст этой стелы].

1-Б Чиновник, пожалованный титулом «чжи дафу», судья при главнокомандующем пехотой и конницей провинции Даминфу, «фэйци вэй» 14, пожалованный кошелем со знаком рыбы, [вытканном] на красном шелке, верноподданный сановник Жэнь Цзюнь записал [текст этой стелы].

1-В «Минвэй цзянцзюнь», распорядитель Восточных ворот для приема мудрейших, одновременно занимающий должность главы великого [императорского] храма, «Шанци □ □ □ дувэй», чиновник «кайсо цзы» 15 в уезде □ □, имеющий в кормлении поселение в 500 дворов, верноподданный сановник Цзо Гуан-цин написал заглавие почерком Чжуань 16.

2-А Нынешний сын Неба 17, унаследовавший дела совершенномудрых [предков] императоров, назначил [на службу] нынешнего «тайвэя», левого министра Пу-Го гуна Ваньянь Шоу-дао 18 не только за его... □ □ □ (личные заслуги? — В.Г.) □ □ но и из уважения к заслугам его рода.

Император как-то на досуге, обратившись к министру 19 [Шоу Дао], сказал: «Я, император, смотрел «достоверные записи» 20 о деяниях предков-императоров. Узнал о доблестных заслугах твоего деда-министра [Ваньянь Сииня], был глубоко тронут и восхищенно вздыхал!.. □ □ □ □ То, что узнал [о его заслугах], не могло не ввергнуть в трепет и благоговение! [Сиинь] воистину проявил уважение к своему древнему роду и сослужил добрую службу [предкам] императорам. [88]

2-Б Как говаривал Мэн-цзы: «Когда ведут речи о древних государствах, имеют в виду не то, что там есть старые деревья, а то, что их сановники занимали свои должности из поколения в поколение» 21. В «Ши-цзин» сказано: «Публично восхваляю твои заслуги. Я не сокрою твоих добродетелей. Так ублаготворю предков-правителей (ванов). Твои деды также будут ублаготворены этим. Разве не так?!!» 22 Почивший левый министр [Ваньянь Сиинь], посмертно пожалованный титулом правителя 23 области Цзиньюань, □ □ [имел] первоначальное имя Гушэнь 24.

3-А С тех пор как... □ □ [прадед Шилу принял] имя рода Ваньянь, обрел одинаковое с правителем Чжао-цзу табуированное имя. Так как он (прадед Сииня. — В. Г.) был мудр и проницателен, [правитель] Чжао-цзу дружил с ним 25. Люди в государстве, восхваляя его, каждый раз говорили: «Мудрый [от рождения] человек!» Был посмертно пожалован званием «кайфу итун саньсы» и титулом «Син-го гуна».

Дед (которого звали Хэсунь. — В. Г.) служил... □ □ □ □ □ [императору Цзин] 26. Дед был посмертно пожалован титулом «кайфу итун саньсы» и титулом... □ □ □ □ □ □ □ □ «...-го гуна».

Отец [Сииня], Хуаньду 27, служил при дворах четырех правителей: Ши-[цзу], Су-[цзуна]; Му-[цзуна] и Кан-[цзу-на] 28. Имел множество заслуг. [Ему] доверяли по службе, как собственным рукам и ногам. Лично [правитель] Ши-цзу как-то сказал: «Раз у меня есть Хуаньду, любое дело завершится успешно!» Посмертно [Хуаньду] был пожалован званием «кайфу итун саньсы» и титулом «Дай-го гуна».

4-А □ □ □ ...Тай-цзу 29 прибыл для совершения погребального обряда в Иланьхэ в дом вождя племени Шитумэня. И по такому случаю предложил старшим и младшим братьям совершить совместный поход на Ляо 30. В то время Ван 31 вместе с Минсу-хуанди [Цзунганем] 32 и Цинь ваном Цзунханем 33 находились в свите и знали [об этом решении] 34.

4-Б □ □ □ □ □ □ □ Ван □ приказал собрать все племена Тели и Ужэ, жившие вдоль реки [Сунцзян] 35. Вождь Тели, [по имени] Долила, согласился [участвовать] в этом деле, сказав: «Почтительно принимаю договор».

4-В Когда они вернулись в [ставку], войска окружили Нинцзян-чжоу 36. Вану было предложено с помощью воинов сравнять ров, чтобы захватить город. Когда же произошла битва при Чухэдяне 37 □ □ □ □ [ван командовал... моукэ 38].

4-Г В пятый год [эры правления] Тянь-фу (1121) на основе языка своего государства [Сиинь] составил письменность, дабы преподнести [ее] императору. Тай-цзу обрадовался. [89]

Пожаловал [Сииню] халат и императорского коня. Приказал обнародовать и ввести эти [письмеца] 39.

4-Д Младший брат императора Ляо-ван Гао, занимавший должность «дутуна» внешних и внутренних войск, покорил Чжунду (Среднюю столицу. — В.Г.) 40. Совместно [с Гао] Ван усмирил племена Си. Повсеместно призывал к сдаче... □ □ ...узнав, где расположен лагерь войск Ляо, неожиданно напал на него. Военачальникам [Ляо] удалось бежать. Захватили всех их пастухов и прочий народ.

4-Е Цинь-ван Цзунхань передислоцировал свои войска в Бэйань. Тут же призвал [Сииня]... □ □ □ [захватили ляоского] «вэйши» [Елюй] Синиле. Прибыли издалека, чтобы выразить покорность. Подробно... □ □ □ □ □ □ доложили, [что обстановка в Ляо позволяет] внезапно напасть и захватить его □... Цзунхань затем... □ □ □ □ □ □ [предложил двинуть вперед войска]. Воины Ляо перекрыли заставу перед нашими войсками. Ван с тысячным войском преследовал [их]. Ван нанес им поражение. Истребил много народу. Захватил все их латы, шлемы и обозные телеги 41.

4-Ж Когда войска [уже] достигли Юаньянло, правитель Ляо бежал. □ Ван □ □ с конницей стремительно преследовал их, вплоть до Байшуйло, [где они уже] сблизились на небольшое расстояние друг от друга. Почувствовав это, правитель Ляо бежал с легкой конницей. [Сиинь] захватил все богатства и ценности [его] дворцовой казны. Преследовал до тех мест, где проживал правитель [жителей] Иши. Не догнал и вернулся 42.

4-3 Дутун Гао послал Вана... □ вместе, с другими военачальниками доложить о победе [императору] Тай-цзу, а также попросить о переселении во внутренние земли всех племен [полицейского ведомства] Западной дороги, выполнить приказ и вернуться. [Император] Тай-цзу за то, что Ван участвовал в справедливых походах и совершил много подвигов, пожаловал ему золотое оружие.

4-И Во второй год эры правления Тянь-хуэй (1124) правитель Ляо перебрался в Иньшань. Цзунхань собрал всех военачальников с отборными войсками, чтобы напасть [на него] врасплох. □ □ □ □ □ □ Преследовали и едва не настигли его. Правитель Ляо бросил свой лагерь и бежал.

4-К Ван с восемью всадниками выступил вперед своих войск на поиски [врагов]. Под вечер снова догнал их. Правитель Ляо во главе ста с лишним всадников контратаковал [Сииня]. До наступления сумерек Ван успел трижды нанести им поражение. [Тогда] правитель Ляо разделил [свое войско] на три отряда и скрылся... □ □ Ван, следуя за одним из отрядов, вновь напал на них, [когда те] не были готовы. Испугавшись, [90] правитель Ляо бежал в сопровождении одного-двух сановников □... [Ван] захватил их «восемь драгоценностей» 43, жен принцесс и множество приближенных слюдьми из многих племен и родов.

4-Л [Позднее] Ван занимал должность «цзинлюэ ши» 44 в авангарде. Неоднократно был в должности «дутуна» юго-западно и северо-западной «дорог» 45.

5-А Сначала □ □ [государство Си Ся-?] выступало в поддержку Ляо. На этом основании завладели землями [областей] Тяньдэ, Юньнэй, Люгуань. К тому же переманивали уже захваченных нами людей Си и киданей. Мы занимались уничтожением Ляо [и потому] временно оставили это без внимания. [Когда Си] Ся 46 подверглись нападению со стороны [государства] Сун, то попросили у нас поддержки. Тогда пожаловали... □ □ Ван... □ □ □ □ □ □ ...смысл речей их был непочтителен. В ответном послании Ван упрекнул [их за это] и по справедливости требовал вернуть тех людей. Однако [Си Ся] по-прежнему тянули с возвращением.

6-А Когда победили [государство] Сун, то установили государство Чу [во главе с] Чжан [Бань-чаном]. Прочертили границу по Великой реке [Хуанхэ]. Вслед за этим полностью возвратили старые территории 47.

6-Б И вернули наших сановников и народ. С должности «цзкнлюэ ши» авангарда [Ван] был переведен на должность Правого войскового инспектора 48.

6-В [Когда] сунцы нарушили [мирный] договор, [об этом] было доложено императору. Император повелел поднять великие! силы, чтобы наказать [правителей] Сун за [их] преступления. Ван вместе с войсками Левого помощника главнокомандующего Цзунханя спешно направился в [район] Хэдун. По достижении городов и поселений, которые запирали ворота и давали отпор, брали их штурмом, Если сдавались [по своей воле], то усмиряли [их мирно]. Разослали всех военачальников разгромить сунские подкрепления из разных провинций. Прежде всего захватили [Тай]юань 49.

6-Г На следующий год (1126) 50 снова подняли войска. Двигались без остановки. Когда уже покорили Бянь[цзин] 51, всё военачальники наперебой стремились захватить драгоценности. И только Ван прежде всего заполучил сунскую библиотеку. [Когда] доложили о победе, Тай-цзун 52 восхвали его подвиг. Пожаловал клятвенной [охранной] грамотой знак особого расположения 53.

6-Д Вскоре [после этого] сунский Кан-ван Чжао Гоу самовольно взошел на престол в Хуайяне 54. Тогда наши войска вновь перешли [Хуан]Хэ. Захватили города Шань[чжоу], Пу[чэн], Дамин 55. [Когда] захватывали штурмом города бунтовщиков, [91] то вырезали их [жителей]. [Но когда] войска расположились в Дунпине, Ван, убеждая Цзунханя, сказал: «Ведь этот поход предпринят только из-за [Чжао] Гоу! Зачем же совершать [слишком] много убийств?» После этого в большинстве случаев побежденных удостаивали всеобщей амнистии. [Когда войска] продвинулись до Суйяна, [то] выслали отборную конницу, чтобы переправиться через Хуай[шуй]. Внезапно напали... □ □ [на Чжао Гоу], достигли Янчжоу. [Чжао] Гоу едва успел пересечь [Янцзы] Цзян на джонке и убежать [на юг] 56.

6-Е Вернули войска на постой в Юньчжун. Ван вместе с Цзунханем прибыли в [столицу] Яньцзин. Прибыли [в ставку] Правого помощника главнокомандующего [Цзун Бу] 57... □ условились снова... □ совершить поход на юг.

7-А За два дня до праздника Двух девяток 58 Ван проезжал [заставу] Цзиныианьгуань. На [ведущей к заставе] проезжей дороге увидел двух верховых. Допросили их, [они] встревожились и переполошились. Обыскав [их] одежду, нашли за воротником изменническое письмо [правого] главного инспектора при главнокомандующем Елюя Юйду, [в котором] тот договаривался с военачальником «тунцзюнь ши» в Яньцзине, [Сяо] Гаолю, в [праздничный] девятый день пригласить двух главнокомандующих к выезду на охоту, чтобы, устроив засаду, начать мятеж. Ван срочно известил [об этом] обоих главнокомандующих. Вслед за этим арестовал Гао Лю. Допросив его, добился признания. Ван спешно выехал на перекладных и уже через день прибыл в Сицзин 59. Разыскал и покарал мятежников. Далеких ли, близких ли — всех схватил и казнил. Послал войска догнать и захватить [Елюя] Юйду. Но [тот] успел бежать... □ □ □ □ [Юйду и его люди] были убиты татарами, [которые] отрубили их головы, чтобы послать их [в Цзинь]. Тех, кто был связан [с этим заговором], в разное время было несколько тысяч человек. Договаривались выступить в один день. □ [Если бы] Ван [не] разоблачил и [не] схватил их, действуя молниеносно, как дух, то дело было бы нелегко уладить 60.

8-А [Когда] вместе с Цзунханем вернулись ко двору □ □ □ □ □ [просили назначить наследника престола] 61... подал прошение. [Ван] был пожалован должностью «шаншу цзо чэньсян» 62 и одновременно должностью шичжуна» 63. Присвоили звание «кайфу итун саньсы» 64. Как и прежде, остался [в должности] «цзяньцзюнь».

9-А Монголы беспокоили границы. Вану вместе с Цзунханем был пожалован императорский указ покарать их. [Разгромили] их племена... □ □ □ □ □ □ □ □ □ □ □ прибыли и доложили о победе 65. [92]

10-А Еще в день расставания с императором [перед походом] «тайфу» [Цзунгань] сказал, обращаясь к Вану: «Если захватите скот, нужно оставить про запас для нужд границы» Ван сказал, что в этом и есть смысл императорского указа [и нужно] следовать ему... [Но] Цзунпань раздал весь захваченный скот в награду воинам. К тому же при этом еще ц не поровну. «Тайфу» [Цзунгань] считал, что это неправильно. Цзунпань же, узнав об этом... □ [ложно обвинил] Вана как будто бы Ван подделал императорский указ. Обвинил [его в этом] перед [самим] императором. Тогда Ван подал прошение о сдаче [своих] должностей. Император еще не нашел, что ответить, когда «тайфу» [Цзунгань], выступив вперед, сказал: «Сегодня он просит об отставке, потому что на самом деле боится клеветы и обвинения в преступлении». [После этого] император издал указ, [в котором] не удовлетворил его просьбу [об отставке].

10-Б До этого времени место наследника престола пустовало. Цзунпань сам считал себя старшим сыном [императора] Тай-цзуна. Тайфу Цзунгань тайно приказал Правому и Левому главнокомандующим, [а также] Вану прибыть ко двору. Обдумали и согласовали [свои] намерения. Высказались за то, чтобы назначить наследника престола. Помогли возвести [на это место] Минь-цзуна 66. Цзунпань в душе не мог оставаться к этому равнодушным 67.

10-В Как только император [Минь-цзун] взошел на престол, сразу же убрал Цзунпаня с должности «шаншулина» и назначил [его] на должность □ □ [тай ши]. А Вана назначил вести [все] дела управления 68. Цзунпань узнал, что план возведения [Минь-цзуна] исходит от Вана, и разгневался на него. К тому времени [они] уже прониклись глубокой ненавистью друг к другу.

10-Г Как только «люшоу» 69 Восточной столицы Цзунцзюань и левый помощник главнокомандующего Далань явились ко двору, — все они составили группировку и примкнули к Цзунпаню. Объединили усилия, чтобы сместить Вана. [В итоге] Ван был сослан на должность начальника области Синчжун 70. Цзунпань сменил его на должности левого министра 71. Приказал [своим] людям представить донос [о том, что] во время северного похода Ван присваивал много лошадей, коров и кормов. Доложили императору. [Император] направил чиновников расследовать это [дело]. Обвинение не подтвердилось, а доносчик сознался [в клевете].

10-Д На другой год император призвал Вана обратно. Вновь сделал Левым министром Государственного совета 72. Пожаловал титул Сюй-го гуна 73. [93]

10-Е Цзунпань не считал себя в душе подданным [императора]. Вступил в заговор с Цзунцзюанем. Замыслили совместное зло 74. Ван и «тайфу» [Цзунгань], проведав [об этом заговоре], скрытно готовились к нему. Вскоре Цзунпань и другие изменники выступили. Дело раскрылось. Утром схватили их в палатах дворца. [Император] повелел допросить их. Сознались в преступлении. Ван действовал как ни в чем не бывало, а Цзунпань и другие изменники были уже наказаны по закону. За заслуги в усмирении [этой] смуты [Вана] пожаловали титулом Чэнь-вана 75.

10-Ж В годы Тянь-цзюань (1138-1140) императорский выезд отбыл в Янь[цзин] 76. Для въезда в город императору следовало облачиться в халат и головной убор императора и ехать на яшмовой колеснице. Императрица пожелала ехать в одной колеснице [с императором]. [Но] Ван не позволил [ей этого], сказав: «Правила императорского выезда предназначены для того, чтобы показать всем четырем сторонам света, как должно следовать ритуалу. Согласно ритуалу императору и императрице недопустимо ехать в одной колеснице». Императрица страшно разгневалась, [но] не посмела... □ обнаружить [свой] гнев.

10-З Когда [Ван] поссорился на пиру с верховным главнокомандующим Цзунби, [то], как только [Цзунби] распрощался и вернулся в войска, той же ночью император послал гонца с повелением прибыть обратно, заявив ему: «Сиинь некогда замышлял предательство». Призвал также Минсу-[хуанди]. Сообщил ему о преступлении Вана. Минсу, увещевая [императора], сказал: «Сиинь имел заслуги с установления правления [первого] императора Тай-цзу. К тому же [когда] помогали Вашему Величеству взойти на трон, [Сиинь] также приложил к тому свои усилия. Проявите Вашу совершенную мудрость, чтобы припомнить [все это]». Император так разгневался, что выхватил меч и прогнал его.

10-И На следующий день император приказал пожаловать [Сииню] вместе с двумя его сыновьями право покончить с собой. Все внуки были помилованы 77.

11-А Ван совершал подвиги всю свою долгую жизнь. Искусно применяясь к обстановке, вырабатывал стратегию. Если уж выступал в поход, то непременно побеждал. Приступал к делам, [действуя] решительно и смело. Таким образом, сумел преумножить заслуги [своих] предков. Поддерживал наследственность совершенномудрых императоров. Неустанно служил государству. Не было ничего такого, чего бы он знал и не сделал. [Но] с тех пор как императрица Даохоу воцарилась в «Срединном дворце», [она] хитростью и [94] ловкостью влияла на замыслы императора. Сильно вмешивалась в [государственное] правление за пределами [дворца] 78. Вас каждый раз препятствовал усилению [ее самоуправства]. [В итоге] был тайно обвинен в преступлении. Вероятно, это произошло из-за клеветы императрицы.

11-Б [Ван] имел склонность к занятиям литературой и каллиграфией. В тех местах, куда ходили карательными походами! принимал захваченных в плен мужей-конфуцианцев с должными церемониями. Расспрашивал [их] о победах и поражениях древности и современности. Всех внуков учил сызмалу. Собирал их внутри замкнутой изгороди, проделав [в ней] круглое отверстие, в которое можно было просунуть только еду и питье. А учителя обучали их с утра до вечера. Вот каково было его чувство долга!

11-В В начале эры правления Тянь-Дэ (1151) Сиинь посмертно удостоился титула Юй-го вана и [позднее] посмертного имени Чжэньсянь (1175) в знак того, что за ним не было преступлений 79. Во второй год эры правления Чжэн-Лун (1157) получил новый титул [Вана] области Цзиньюань. В шестнадцатый год эры правления Да-Дин (1176) император [Шицзун] повелел выставить портрет [Сииня] во дворце, в Янь-цзине. На следующий год (1177) [в честь Вана] совершили совместное с императором жертвоприношение в храме Тайцзуна, а при дворе приказали литературно одаренному сановнику составить жизнеописание [Сииня] для надгробной надписи.

11-А Я [автор этой надписи], верноподданный [Ван] Янь-цянь, дважды почтительно склонившись до земли, нижайше полагаю, [что] процветание династии длится со времен Чжао-цзу, [что] потомки превосходили в искренности предшествующих доблестных правителей. Вплоть до того, что Тай-цзу и Тай-цзун получили мандат на владение Поднебесной 80.

12-Б Нынешний Сын Неба (Ши-цзун. — В.Г.) величественно продолжил основные деяния [своих предков]. Чтобы восславить заслуженного крупного сановника, вознаградил даже предков Вана. Начиная от прадеда Син[го]-гуна из поколения в поколение [все они] были честными, верными, добродетельными. Что же касается Вана, то... □ □ □ □ стали знатным [древним] родом.

12-В Нынешний «чэньсян» [Ваньянь] Шоудао 81 также способен исполнять возложенные на него обязанности, чтобы славно поддерживать процветание судьбы [правящей династии]-Правитель и подданные сошлись в своих чувствах, и все это проистекает издревле! [95]

Могильная надпись гласит:
В древности говорили:
Древние государства
Назывались так не потому,
Что там были старые деревья,
[Но потому, что] тамошние подданные
Следовали добродетелям древности,
Были постоянны в своей верности,
Поддерживали славу рода.
[Совсем как] внук Син[го]-гуна,
Сын Дай[го]-гуна (Ваньянь Сиинь. — В.Г.).

Когда был жив Дай[го]-гун,
Выдающийся военачальник,
[Он] всеми силами помогал в бедах,
Служил нашим [правителям] Ши-цзу,
Су-[цзуну], Му-[цзуну], Кан-[цзуну].
[Имея] героический характер,
Преисполненный великолепия,
Заслуженный и величественный,
Ван [Сиинь] сумел [продолжить дело предков].
Когда У Юань 82 выступил в поход,
Сопровождал [его] повсюду.
Получив приказ, выполнял славно.
Не имел равных в распознании врагов.

Первым ворвался в Шамо
… □ …□ отдал [приказ]
[Отправить] послание, порицающее Ся.
Возвратил древние земли [государства].
Помог Вэнь-ле 83 взойти на престол.
Спросил с Сун [за их преступления] □ □
Император [Вэнь-ле] приказал Вану:
«Ты [будешь] инспектировать войска в походе».
В день взятия Бянь [цзина]
Прежде всего заполучил библиотеку.

Ясная стратегия... □ □
...С прежних времен
В войсках не беспокоились,
[Но] жестокие слуги погибшего царства Ляо
Злобными замыслами затмили Небо.
Тайно планировали [заговор],
Но [внешне] выражали покорность.
Ван разоблачил и схватил их.
Победил [молниеносно], как дух.
Огонь еще не разгорелся,
А заговорщики были уничтожены
Прежде, чем успели поднять [мятеж].
В годы Тянь-цзюань 84... □
Навел порядок, установил закон,
Придумал новые письмена.
Вскоре [тай]ши [Цзунпань] и [тай]бао [Цзунцзюань]
Вступили в заговор, затеяли внутреннюю смуту.
Как чжоуские Гуань и Ча,
Как ханьские Сюй и Дань 85. [96]

Всегда [болел] сердцем о правящей фамилии.
В этом [проявилась] верность Вана.
Схватил замысливших бунт,
В этом [проявилась] доблесть Вана.
Ван говорил о себе так: «Я служил,
Следуя только справедливости,
Не обращался с [корыстными] просьбами,
И разве не [заботился] обо всех?!
Я служил как подобало,
Наказывал неправедных,
Оказывал помощь [тем, кто в беде]».
Светлейший Сын Неба [Тогда] ясно увидел
Ту прежнюю ошибку.
Повелел внуку Вана 86
Наследовать должность министра,
И не скорбеть о своем предке.
Его мудрость превосходила его храбрость.
Поскольку он был таким,
Потомки должны походить на него.
Он умер, но не забыт!
Учитесь [всему] этому у Вана!


Литература

Цзинь щи (история династии Цзинь). Тайбэй, 1976.

Воробьев М. В. Культура чжурчжэней и государства Цзинь. М., 1983.

Воробьев М. В. Чжурчжэни и государство Цзинь. М., 1975.

Головачев В. Ц. Стела в память Ваньянь Сииня: предварительный анализ текста и материалов по истории чжурчжэней // Общество и государство в Китае. М., 1985. С. 27-31.

Гончаров С. Н. Китайская средневековая дипломатия: отношения между империями Цзинь и Сун 1127-1142. М., 1986.

Лo Фу-и. Маньчжоу цзинь ши чжи (Сведения об эпиграфике Маньчжурии). Вып. 2. Ч. 3. Мукден, 1936.

Hsu Ping-ch’ang. Notes on the Epitaph on Wan Yen Hsi Yin of the Chin Dinasty // Shihhxue chikan (Historical Journal). Peiping. 1937. N 3.

(пер. В. Ц. Головачева)
Текст воспроизведен по изданию: Стела в память Ваньянь Сииня как эпиграфический памятник по истории чжурчжэней (перевод и комментарии) // Вестник МГУ. Серия 13. Востоковедение, № 2. 2006

© текст - Головачев В. Ц. 2006
© сетевая версия - Strori. 2013
© OCR - Станкевич К. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Вестник МГУ. 2006