Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

СЮАНЬ-ЦЗАН

ЗАПИСКИ О ЗАПАДНЫХ СТРАНАХ [ЭПОХИ] ВЕЛИКОЙ ТАН

ДА ТАН СИ ЮЙ ЦЗИ

ЦЗЮАНЬ IX

Страна Магадха (продолжение)

Следуя на восток от дерева бодхи, переправился через реку Найранджану. Посреди большого леса есть ступа, к северу от нее - озеро. На этом месте слон Гандха 1 ухаживал за своей матерью. Когда Татхагата в прошлом вел жизнь бодхисаттвы, он воплотился в образе слона Гандхи, который жил посреди Северных Гор, странствуя у этого озера. Его мать была слепой, и он собирал коренья лотоса, набирал чистую воду, с благоговением исполняя сыновний долг. Прошло время, и вот один человек бродил по лесу и заблудился; он ходил в разные стороны, горестно взывал и убивался. Услышав это, слон пожалел его и повел, показав обратный путь. А тот человек, когда вернулся, рассказал царю, говоря: «Я знаю слона Гандху, что обитает в глухом лесу. Он редкой ценности. Можно пойти и поймать его». Царь, вняв этим словам, со своими воинами отправился его ловить. Тот человек шел впереди, показывая путь. Когда же он указал царю на слона, то обе руки его отпали, как будто их отрезало. Царь, хотя и видел это чудесное явление, однако поймал слона и вернулся домой. Слона долго продержали спутанным, но он не пил воды и не ел сено. Конюх доложил об этом царю, и царь пришел, чтобы расспросить его. Слон сказал: «Моя мать слепая, бедное живое существо. Голодая целыми днями, ныне она пребывает в бедственном положении. Как же я могу наслаждаться едой?» И царь, сочувствуя его чистосердечным порывам, отпустил его.

Рядом есть ступа, впереди ее возведена каменная колонна. На этом месте в прошлые времена будда Кашьяпа сидел в медитации. Рядом есть место, где сидели четыре будды прошлого, и сохранились следы, где они ходили.

К востоку от Сидения Четырех Будд переправился через реку Мохэ 2, прибыл в большой лес. Здесь стоит каменная колонна, где приверженец «внешнего пути» входил в медитацию, когда впал в греховные желания. Некогда жил приверженец «внешнего пути» [238] Удра Рамапутра. Душой он уносился ввысь в облака тумана, освещенные зарей, а телом оставался в диких чащобах. В этом священном лесу он скрывался, ища сосредоточения. Он обрел «пять чудесных способностей» 3, достиг «высшего самадхи». Царь Магадхи глубоко почитал его и каждый день к полудню приглашал во дворец к трапезе. Удра Рамапутра, уносясь ввысь и ступая по воздуху, прилетал и улетал без затруднений. Царь Магадхи ожидал его к сроку и, когда он прибывал, с почтительностью расстилал ему сиденье. И вот царь собрался отправиться в поездку и хотел поручить кому-то свои дела. Выбирая из тех, что жили во дворце, он не нашел никого, кто был бы в состоянии исполнить его распоряжения. Была же у него юная дочка, скромная и усердная в исполнении повелений. Среди родственников во дворце не было такого, кого бы почитали выше нее. Позвал ее царь Магадхи и приказывает: «Я удаляюсь в поездку и собираюсь поручить тебе дело. Ты должна выполнить это дело со всем усердием. Речь идет о риши Удре Рамапутре, которого я постоянно с почтением принимаю. Когда он приходит к трапезе, ухаживай за ним так, как это делал я». Предупредив ее об этом, он уехал осматривать свои владения. Юная дочка исполняла его указания и, как было заведено, ждала прибытия великого риши. Почтительно расстелила она сиденье, а Удра Рамапутра прикоснулся к девушке, и в нем взыграли нечистые помыслы «мира желаний», отчего потерял он священные способности. Приняв пищу, он попрощался, но не смог вознестись ввысь. В душе стыдясь, он стал изворачиваться и говорит девушке: «Выполняя предписания своего учения, я вхожу в самадхи, обретаю покой святости и тогда возношусь ввысь, прилетаю и улетаю без промедления. Я давно уже слышал, что жители страны хотят посмотреть на меня. В соответствии с издревле принятыми установлениями, благодетельствовать существам - это обязанность. Как я могу доставлять благо себе одному, забывая приносить пользу всем прочим? Ныне хочу выйти за ворота и, ступая по земле, уйти. Это подходящий случай, чтобы все взирающие, как я иду, могли обрести благодать и пользу». Царская дочь, как услышала это, разослала повсюду весть. Тотчас все стали усердно подметать улицы и после, собравшись многими сотнями и тысячами, ожидали его выхода. Удра Рамапутра прошествовал от царского дворца до священного леса, воссел в умиротворении и вошел в самадхи. Мысленно унесся он вдаль за пределы того места, где находился. Но в окрестном лесу загалдели вороны, а из ближнего озера повыпрыгивали водяные [239] существа. Растерявшись и придя в смятение, он утратил способность развивать состояние самадхи. Тогда его охватил гнев, и вслед за тем в нем взыграло злое желание: «Я желаю в будущем родиться в образе свирепого зверя, с телом дикой кошки и птичьими крыльями, переловить и поесть всех живых тварей. Чтобы тело мое было шириной в три тысячи ли и крылья шириной в тысячу пятьсот ли каждое. Ворвавшись в лес, я пожру всех крылатых, вступив в реки, поем всех гадов и рыб». Как только в нем взыграло такое желание, гнев мало-помалу утих. Он напряг все силы и снова, как прежде, достиг самадхи. Вскоре он скончался и родился на высшем небе, где жизнь его продолжалась 80 000 кальп. Татхагата вспоминал о нем, что, когда закончилась его долгая жизнь на небесах, он обрел «плод» своего прежнего желания и получил то самое скверное тело. В дальнейшей череде перерождений он вступил на «дурной путь», и не было назначено срока, когда можно будет из него выбраться.

К востоку от реки Мохэ вступил в большой лес, по диким местам прошел около 100 ли, прибыл к горе Куккутапада 4. Также ее называют Гурупада 5. Высокие пики скалисты, пропасти бездонны. У подножие горы - потоки, в их долинах тянутся леса с высокими деревьями. Густые травы покрывают крутые склоны у вершины. В вышине вздымаются три пика, и стеной стоят невиданно крутые обрывы. Туман здесь почти касается неба, и с виду пики подобны тучам. После того как почтенный Махакашьяпа пребывал здесь в «конечном угасании», ее не смеют называть своим именем и потому говорят «Гурупада».

Махакашьяпа был учеником-шравакой 6, он обрел «шесть чудесных способностей», постиг «восемь путей к освобождению». Когда Татхагата завершил миссию обращения и намерился уйти в нирвану, он сказал Кашьяпе: «В течение долгих кальп я усердно следовал по пути страданий. Ради множества живых существ я стремился к непревзойденному Учению. И вот настал давно желанный срок, ныне "плод" уже созрел. Теперь я желаю войти в паринирвану, а тебе поручаю собрать Сокровищницу Учения 7. Сохраняй ее и распространяй, не допускай утрат. Подаренную мне теткой шитую золотом катаю оставляю тебе, чтобы она перешла к Милосердному, когда он станет Буддой. Тогда все, кто следует завещанному мною Учению - бхикшу, бхикшуни, упасаки, упасики 8, - первыми обретут спасение и покинут "круговорот перерождений"». Кашьяпа получил, эти указания и, утверждая истинное Учение, полностью собрал [240] канонические тексты. Через двенадцать лет, пресытившись пребыванием в мире, полном тщеты, он намерился вступить в нирвану. И тогда он отправился к горе Гурупада, поднялся по теневой ее стороне, прошел извилистым путем, добрался до вершины с юго-западной ее стороны. Пик горы стоял несокрушимой преградой. Чтобы пройти сквозь массивную скалу, он ударил по ней посохом с оловянными кольцами и раскрыл ее, как будто разрезал. В горе открылся проход, по которому он и проследовал. Преодолевая запутанный путь, то петляя, то идя напрямик, он вышел на северо-восточную сторону вершины. Выйдя на середину того места, где стоят три пика, он с благоговением взял в руки кашаю Будды и встал на месте. Силой его желания три пика обрушились и погребли его. Потому-то ныне на этой горе три вершины имеют такие обрывы. Когда в будущем Милосердный придет в мир и трижды произнесет проповедь Учения, то останется еще бесчисленное множество одолеваемых гордыней существ, и он поведет их к этой горе, к месту, где пребывал Кашьяпа. Милосердный щелкнет пальцами, горный пик сам раскроется, и тогда все существа увидят Кашьяпу, но гордыня их только возрастет. Тогда Махакашьяпа, передав одежду, произнесет почтительную речь, вознесется в воздух и, являя множество чудесных превращений, сотворит огонь, который сожжет его тело. Затем он войдет в «конечное угасание». Все будут смотреть вверх, и гордыня покинет их сердца, - оттого они проникнутся глубоким чувством, и все обретут «священный плод». Потому ныне на горе стоит ступа. Тихими ночами издалека видно сияние, как от свечи, но если подняться на гору, то ничего не видно.

От горы Гурупада прошел на северо-восток около 100 ли, прибыл к горе Буддхавана 9. Скалистые вершины ее чрезвычайно высоки, гора окружена обрывами и пропастями. В расщелине между скал есть каменная келья - здесь некогда, низойдя свыше, стоял Будда. Рядом есть каменная глыба, где владыка Шакра и царь Брахма растирали сандал гоширша и умащали им Татхагату. Доныне на этом камне остался благоуханный запах. Здесь же тайно вели святую жизнь пятьсот архатов. Если кто с глубоким чувством стремится встретиться с ними или повидать их, то они принимают облик шраманер и приходят в селение просить подаяние. Они то скрываются, то появляются, и об их чудесных проявлениях трудно рассказать подробно.

По диким ущельям у горы Буддхавана шел на восток 3 ли, пришел к лесу Яштивана 10. В этом лесу рослый бамбук, его заросли [241] покрывают горы и заполняют долины. Прежде здесь жил брахман, который слышал, что тело Будды Шакьямуни имеет длину 1 чжан и 6 чи. Долго пребывал он в сомнениях и не мог поверить в это. Тогда, взяв бамбуковый шест длиной 1 чжан и 6 чи, намерился-таки измерить тело Будды. Но тело все уходило далее конца шеста, как будто его высота увеличивалась, и он не смог определить точной длины, выкинул шест и ушел. Этот бамбук пророс и пустил корни. Посредине леса есть большая ступа, построенная царем Ашокой. В прошлом Татхагата на этом месте семь дней являл великие чудеса дэвам и людям, проповедуя свое глубокое и прекрасное Учение.

В Лесу Посоха недалеко от его середины жил упасака Джаясена из Западной Индии, родом из кшатриев. Обладая возвышенными устремлениями и скромной простотой, он с радостью пребывал в горах и лесах. Он проводил жизнь в мире своего воображения, мысленно странствуя по [сфере] истинной сущности. Тексты «внешнего» и «внутреннего учения» изучил он досконально, предельно глубоко проник в сокровенное и тончайшее. В знании слова шастр он был точен и непревзойден, а нрава был тихого и благостного. Шраманы и брахманы, приверженцы «внешних учений» разного толка, цари и сановники, старшины-купцы и местные владыки приходили все сообща, ожидая, что он примет их, и смиренно просили наставлений. Ученики его жили в шестнадцати кельях, и, хотя возраст его приближался к семидесяти, он без устали читал им вслух тексты. Отбросив как ненужные остальные занятия, он только совершенствовался в знании буддийских сутр. Поддерживал в бодрости тело и разум, не делая перерывов ни днем ни ночью.

В Индии есть благочестивый обычай: приготовляют из ароматного порошка пасту, лепят из нее маленькие ступы, высотой 5-6 цуней, и внутрь кладут рукописи сутр. Называют их дхармашарира 11. Когда их скопится много, строят большую ступу и все помещают в нее, должным порядком совершая приношения. Таково было занятие Джаясены: устами он проповедовал сокровенное Учение, привлекая к нему последователей, а руками лепил ступы и тем достиг высокой и полной добродетели. Даже ночью он ходил, рецитируя, или смиренно сидел в размышлении. Ни для сна, ни для еды он не оставлял праздного времени, днем и ночью пребывая в бодрости, а когда ему исполнилось сто лет, в разумении и делах не проявлял немощи. За тридцать лет он изготовил 7 коти дхармашарир, и для каждого коти выстроил по большой ступе, вкладывая их внутрь и совершая [242] обильные приношения. Он пригласил сюда общину монахов, которые в собрании для слушания закона вознесли ему хвалу; в то время засиял чудесный свет и были явлены знамения. С тех пор ступы иногда излучают свет.

К юго-западу от Леса Посоха, на освещенной стороне большой горы, есть два горячих источника. Вода в них очень горяча. В прошлом Татхагата чудом исторг эту воду и в ней совершил омовение. Они существуют по сей день, и чистый поток в них не уменьшается. Люди из ближних и дальних мест приходят сюда для омовения, и многие избавляются от своих недугов и застарелых болезней. Рядом есть ступа на месте, где ходил Татхагата.

На юго-восток от Леса Посоха прошел 6-7 ли, пришел к большой горе. Впереди ее гребня стоит каменная ступа. Здесь в прошлом Татхагата два или три месяца проповедовал Учение людям и дэвам. Тогда и царь Бимбисара хотел прийти, чтобы слушать Учение. Он прорезал гору и сложил из камней лестницу, чтобы войти сюда. Ширина ее около 20 бу, длина 3-4 ли.

В 3-4 ли к северу от большой горы стоит одинокая гора. В прошлом здесь в уединении пребывал риши Вьяса 12. Он продолбил скалу, сделав в ней келью. Руины ее еще существуют. До сих пор остаются ученики, которые унаследовали его прославленное учение.

В 4-5 ли к северо-востоку от одинокой горы есть малая одинокая гора. В скале на этой горе - каменная келья такой ширины и длины, что в ней могут поместиться около 1000 человек. Здесь в прошлом Татхагата три месяца проповедовал Учение. Выше каменной кельи есть большая глыба камня. Владыка Шакра и царь Брахма растирали на ней сандал гоширша, чтобы умащать тело Будды. На камне сохранился запах, и доныне он остается благоуханным.

К юго-западу от каменной кельи есть пещера в скале. В Индии ее называют «дворец асуров 13». Некогда жил добродетельный человек, который глубоко постиг искусство заклинаний. Он увлек за собой своих друзей, и они сообща, четырнадцать человек, договорились пойти в эту пещеру. Когда прошли они 30 или 40 ли, все вокруг озарилось ярким сиянием, и увидели они город - с дозорными башнями, весь из золота, серебра и хрусталя. Как только эти люди подошли, то появились молодые девушки и встали у ворот, приветливо встречая их и оказывая им большое почтение. Пройдя далее, они подошли к воротам внутреннего города, и появились две служанки, и каждая несла золотое блюдо, наполненное цветами и [243] благовониями. Они подошли с поклоном и людям этим говорят: «Вам следует сразу же искупаться в озере, умастить головы благовониями и украсить цветами, и лишь затем можно войти. Но не торопитесь, только этот владеющий искусством [заклинаний] человек должен сейчас войти». Когда же остальные тринадцать человек вслед за ним пошли купаться - только вошли в озеро, как сразу будто впали в забытье, и оказались они сидящими посреди рисового поля к северу от этого места, среди равнины, удалившись на расстояние 30-40 ли.

Рядом с каменной кельей проходит дорога с деревянным настилом шириной около 10 бу, протяженностью 4-5 ли. В прошлые времена царь Бимбисара намерился отправиться к тому месту, где пребывал Будда. Тогда-то он велел прорубить камень вдоль ущелья и проложить дорогу среди скал. То складывая камни, то пробиваясь сквозь толщу скалы, сделали лестницу, чтобы он добрался до места, где пребывал Будда.

Отсюда шел через большие горы около 60 ли, прибыл в город Кушагарапура 14, или «Город превосходного тростника». Это самая середина страны Магадхи. В древние времена цари этой страны сделали его столицей. Здесь произрастает много душистого тростника, приносящего счастье, потому и стали говорить «Город превосходного тростника». С четырех сторон высокие горы окружают город, как крепостные стены. С запада к нему подводит узкое ущелье, на севере открывается проход между гор. С востока на запад город вытянут, с юга на север неширок; в окружности имеет около 150 ли. Стены внутреннего города в окружности около 30 ли. Повсюду вдоль дорог растут деревья канака 15, цветы их таят особый аромат, а цвет их сияет как золото. В последний месяц весны все деревья становятся золотого цвета.

К северу от дворцового города за воротами есть ступа. Здесь Дэвадатта и царь Аджаташатру 16, сговорившись, выпустили пьяного слона Дханапалу 17, желая убить Татхагату. Татхагата же из кончиков пальцев выпустил пять львов. Пьяный слон на этом самом месте присмирел и остановился перед ним.

К северо-востоку от Укрощения Слона есть ступа. Здесь место, где Шарипутра слушал проповедь бхикшу Ашваджита 18 и обрел «плод». Сначала Шарипутра жил в доме 19, был он высокоодарен и великодушен, и его весьма уважали люди того времени. Среди прочих учеников он совершенствовался, воспринимая Учение. Когда он пошел в большой город Раджагриху, в то самое время бхикшу [244] Ашваджит тоже отправился собирать подаяние. Издалека увидев Ашваджита, Шарипутра и говорит другим ученикам: «Вот приближается некто, столь достойный и степенный. Он не обрел еще "священный плод", отчего же он так уравновешен и полон покоя? Надо нам постоять и подождать, пока он подойдет». Бхикшу же Ашваджит уже достиг архатства. В душе он обрел уверенность, и облик его стал благостен. Переставляя посох, приблизился он, выступая с достоинством. Шарипутра сказал: «Почтенный! Ты столь благ и покоен. Кто твой учитель? Какое ты принял учение, если так преисполнен радости?» Ашваджит же сказал: «Разве ты не знаешь? Сын царя Шуддходаны отказался от трона царя-чакравартина, он выказывал милосердие в течение шести кругов перевоплощений, шесть лет предавался аскезе. Он обрел самбодхи и достиг всеобъемлющего знания. Он и есть мой учитель. Если же говорить об Учении, то оно утверждает отсутствие существования и отсутствие "пустоты". Трудно это разъяснить. Только будды вместе с буддами могут с глубоким проникновением рассуждать об этом. Как может толковать об этом непросвещенный? Потому своей проповедью я восславляю Учение Будды». Выслушав это, Шарипутра тотчас пришел к обретению «плода».

К северу от Обретения Плода Шарипутрой, неподалеку, есть широкая и глубокая яма. Рядом построена ступа. Здесь место, где Шригупта замыслил убить Будду, приготовив яму с огнем и отравленную пищу. Шригупта был рьяным приверженцем «внешнего пути» и глубоко проникся ложными воззрениями. Брахманы 20 же говорили: «Жители страны почитают Гаутаму; из-за того наши последователи лишатся нашей защиты. Ты сегодня пригласи его к себе домой на обед, а у входа вырой большую яму и в ней разведи огонь, засыпав его древесной трухой и прикрыв сухой землей. И всю пищу смешай с ядом - если он минует огненную яму, то уж наверняка нарвется на отравленную пищу». Шригупта, восприняв такие указания, велел приготовить отравленный обед. А все жители города знали, что Шригупта собрался погубить Почитаемого в Мире. И все стали увещевать Будду, чтобы он не ходил туда. Почитаемый же в Мире возвестил: «Не печальтесь. Тело Татхагаты не может быть погублено такими средствами». Приняв приглашение, он пошел туда. Как только он переступил порог, огненная яма стала водоемом, налилась чистейшей водой, которая засияла как зеркало и покрылась лотосами. Шригупта же, увидев это, испугался, что не сможет осуществить [245] замысел, и говорит своим приспешникам: «Ему удалось избежать огня, но осталась еще отравленная пища». Почитаемый в Мире принял пищу и стал проповедовать прекрасное Учение. Шригупта, выслушав проповедь, признал свою вину и принял его покровительство.

К северо-востоку от Огненной Ямы Шригупты, там, где горы огибают город, есть ступа. Здесь великий врачеватель Дживака 21 построил для Будды зал для проповедей и вокруг его стен посадил цветы и плодовые деревья. Остатки стен и пни с порослью сохраняются здесь, как памятные знаки. Когда Татхагата пребывал в мире, он подолгу жил на этом месте. Рядом находится и древнее жилище Дживаки. Руины старого колодца на месте той ямы все еще существуют.

От дворцового города прошел на северо-восток 14-15 ли, подошел к горе Гридхракута 22. Располагаясь рядом с Северной Горой, с освещенной ее стороны, она вздымается ввысь одинокой вершиной, на которой обитают коршуны, и похожа она на высокую башню. Отражая лазурное небо, она переливается то яркими, то бледными красками. Татхагата пятьдесят лет владычествовал в мире и подолгу жил на этой горе, проповедуя прекрасное Учение. А царь Бимбисара, чтобы услышать Учение, отправился туда вместе с устремившимися за ним людьми и от подножие горы добрался до скалистой вершины. Чтобы перебраться через расщелины и взобраться на скалы, он выложил камни, построив лестницу шириной около 10 бу и длиной 5-6 ли. На середине этого пути есть две малые ступы. Одна называется Схождение с Колесницы, потому что царь, подъехав к этому месту, пошел пешком. Другая называется Возвращение Толпы, потому что здесь он отъединился от толпы, повелев ей не идти дальше с ним вместе. Вершина горы с востока на запад вытянута и с юга на север сужена. С западной ее стороны, где нависают отвесные скалы, стоит вихара - высокая, широкая, редкостной работы. На востоке она выходит во двор. Здесь в прошлом подолгу жил Татхагата, проповедуя Учение. Тут же сделано его изображение - проповедующего; по величине такое же, как сам Татхагата.

К востоку от вихары есть длинный камень, по которому прошел Татхагата. Рядом есть большой камень высотой 1 чжан и 4-5 чи, в окружности около 30 бу. На это место издалека сбросил его Дэвадатта, чтобы попасть в Будду. У основания южной скалы стоит ступа - в прошлом Татхагата на этом месте произнес «Саддхармапундарика-сутру» 23. К югу от вихары, у скалы, есть большая каменная келья. Татхагата в прошлом на этом месте входил в самадхи. [246]

К северо-западу от каменной кельи, впереди ее, есть большая каменная глыба. На этом месте Мара устрашал Ананду. Когда почтенный Ананда входил здесь в самадхи, царь Мара обернулся коршуном. В темную половину месяца, ночью, засел он на этом большом камне, стал размахивать крыльями и кричать страшным голосом, чтобы напугать Почтенного. И Почтенный испугался, что не сможет осуществить свое намерение. Татхагата в чудесном отражении увидел это и протянул руку, чтобы успокоить его. Пронзив стену, он коснулся темени Ананды и словами, полными великого сочувствия, возгласил: «Не следует бояться того, во что превратился Мара». И тотчас Ананду окутал покой, душа и тело его прониклись умиротворением. На этом камне до сих пор сохраняются птичьи следы, существует и сквозное отверстие в скале, хотя прошли уже многие годы.

Рядом с вихарой есть несколько каменных келий. На этом месте Шарипутра и другие архаты входили в самадхи. Перед каменной кельей Шарипутры есть большой колодец. Он высох, в нем нет воды, но остатки его еще существуют. К северо-востоку от вихары, посреди каменистого потока, есть большой плоский камень. Здесь Татхагата сушил кашаю. Отпечаток одежды ясно различим - отчетливый, как будто он выгравирован. Рядом с ним на камне есть след ноги Будды. Хотя знак колеса и потемнел, форму его можно рассмотреть. На вершине северной горы есть ступа. Здесь Татхагата, взирая на город Магадху 24, семь дней проповедовал Учение.

К западу от северных ворот Города, Окруженного Горами 25, есть гора Пибуло 26. Из местных преданий известно, что на теневой стороне юго-западной скалы этой горы некогда было пятьсот теплых родников, ныне же их лишь несколько десятков - есть холодные, есть теплые, но горячих нет. Родники эти проистекают из озера Анаватапта 27, что к югу от Снежных Гор, и подземными потоками достигают этого места. Вода в них очень чистая и прозрачная, на вкус такая же, как воды озера, откуда она исходит. Пятьюстами рукавами протекает она через небольшие раскаленные подземелья. Сила огня поднимается языками пламени, и вода, доходя досюда, остается горячей. У выходов родников везде стоят резные камни. Они сделаны в виде головы льва или белого слона. Или же сделан подвесной желоб, чтобы отвести поток. Стекая вниз, они сливаются вместе на поверхности скалы, образуя озеро. Из разных стран, из иноземных городов - отовсюду приходят в эту долину, и в долине этой многие [247] получают облегчение застарелых болезней. Справа и слева от теплых родников - ступы и вихары. Руины здесь покрывают все плотными рядами. Здесь повсюду места, где сидели четыре будды прошлого, а также где они ходили и оставили свои следы. На этой земле чередуются горы и воды. Здесь живут праведники и мудрецы, а также скрытно обитают многочисленные отшельники.

К западу от теплых родников есть каменная келья Пиппала 28. В прошлом Почитаемый в Мире постоянно жил в ней. Позади стены - пещера. Это «дворец асуров». Многие бхикшу, практиковавшие самадхи, жили в этой келье. Временами отсюда исходят чудесные явления: тень дракона или льва. Кто увидит их, впадает в помешательство. Однако на этой прославленной земле останавливаются святые. Согласно поверью, кто наступит на их следы, забывает свои несчастья.

Поблизости жил бхикшу, который был добропорядочен и целомудрен, наслаждаясь покоем уединения. И захотел он, укрывшись в этой келье, практиковать самадхи. А некоторые его уговаривали: «Не ходи туда! Там много опасных видений, и немало таких, от которых можно погибнуть. Кроме того, там трудно достичь самадхи и преследует страх смерти. Следует вдуматься в уроки прошлого, чтобы не продлевать совершение ошибок». Бхикшу сказал: «Нет. Мое предназначение - устремиться к получению "плода будды", сокрушить и усмирить дэву Мару. Даже если за это грозит погибель, стоит ли говорить об этом?» И тотчас поднял он посох и отправился к келье. Он соорудил алтарь, стал распевать заклинания. Когда прошло десять дней, из пещеры вышла юная девушка. И говорит она бхикшу: «О почтенный, носящий "крашеную одежду", соблюдающий обет! Ради всех рожденных существ ты ушел под защиту Учения. Ты оттачиваешь мудрость, совершенствуешься в самадхи. Для существ ты стал святым и благим проводником, а мою родню держишь в страхе. Разве таково Учение Татхагаты?» А бхикшу сказал: «Я соблюдаю чистые обеты, следуя святому Учению. Бежал в горы и долины, удалившись от суеты. И вдруг слышу такие упреки. В чем же моя вина?» А та в ответ говорит: «Почтенный! Звук пения заклинаний идет вширь, и к нам извне приходит огонь и сжигает наше жилище, причиняя вред моему роду. Прошу ведь только о милосердии: не пой более заклинаний». Бхикшу же говорит: «Пением заклинаний я защищал свое тело и не хотел причинять вред существам. В прошлом здесь жил странник и совершенствовался в самадхи, [248] стремясь получить "священный плод", чтобы спасти пребывающих во мраке и нечистоте. Увидев же нечто сверхъестественное, был он напуган до смерти и умер. Ведь это твои козни. Что ты скажешь на это?» А та в ответ говорит: «"Препятствующий грех" 29 слишком тяжел, а разумение мое ничтожно. Отныне и впредь буду жить уединенно и держаться поодаль. Но я хочу, чтобы Почтенный не распевал священных заклинаний». После этого бхикшу по-прежнему стал совершать самадхи, пребывая в покое, и никто не причинял ему вреда.

На горе Пибуло есть ступа. Это место, где в прошлом проповедовал Татхагата. Ныне сюда приходит много иноверцев - тех, кто ходят обнаженными, они с утра до ночи неустанно предаются аскезе. С рассвета до темноты они совершают обход и предаются созерцанию.

Налево от северных ворот Города, Окруженного Горами, пройдя на восток от теневой стороны южной скалы 2-3 ли, прибыл к большой каменной келье. Здесь в прошлом Дэвадатта входил в самадхи.

К востоку от каменной кельи, недалеко, на плоском камне, есть скопление цветных пятен, похожих на пятна крови. Рядом построена ступа. Это место, где совершавший самадхи бхикшу убил самого себя и обрел «плод».

В прошлом жил бхикшу, который усердно упражнял разум и тело и удалился в уединение, чтобы совершенствоваться в самадхи. Проходили долгие годы и месяцы, а он все не мог обрести «священный плод». Отступившись и обвиняя себя, он повторял со вздохом: «Уже не осталось времени получить "плод" "не в обучении". Тело есть обуза, по природе своей оно лишь тщета - какая в нем польза?» На этом самом камне он перерезал себе горло и тотчас обрел «плод архата». Вознесшись ввысь, он явил чудесные превращения. Когда он сотворил огонь и сжег свое тело, то вошел в «конечное угасание». В память о его прекрасном благородном поступке и построили [ступу].

На восток от Обретения Плода Бхикшу, на верху скалы есть каменная ступа. Это место, где совершенствовавшийся в самадхи бхикшу бросился со скалы и обрел «плод». В прошлом, во времена Будды, жил один бхикшу. В уединении пребывал он в горах и лесах, совершая самадхи, ведущее к обретению «плода». Он усердствовал уже долгое время, но все не мог достичь обретения «плода». День и ночь он продолжал мысленные усилия, не покидая чистого состояния самадхи. Татхагата же, узнав о том, что его чувства 30 готовы [249] раскрыться, отправился сюда, чтобы довести его до полного совершенства. От Бамбуковой Рощи 31 перенесся он до подножие горы, щелкнул пальцами, позвал его и остановился в ожидании. Тем временем этот бхикшу узрел святую сангху. Тело и мысли его преисполнились отвагой и радостью, он бросился со скалы и стал падать вниз. Благодаря чистоте его души и глубокой вере в слово Будды он успел обрести «плод», еще не достигнув земли. И Почитаемый в Мире возвестил: «Следует знать этот пример». Тотчас [бхикшу] вознесся ввысь, являя чудесные превращения. Дабы показать его чистую веру, и был возведен этот памятник.

Пройдя 1 ли от северных ворот Города, Окруженного Горами, прибыл к Бамбуковой Роще Каранды 32. Ныне здесь есть вихара - с каменным цоколем, кирпичными стенами и выходом, обращенным на восток. Когда Татхагата пребывал в мире, он подолгу в ней жил и проповедовал Учение, обращая и наставляя всех, спасая мирян. В наше время здесь установлена статуя Татхагаты - размером с тело Татхагаты.

Давным-давно в этом городе жил старшина-купец Каранда. В те времена он прослыл щедрым и благородным за то, что подарил иноверцам большую бамбуковую рощу. Когда же он повидал Татхагату и услышал Учение, то преисполнился чистой веры. Вспоминая содеянное, он сожалел, что в бамбуковой роще живет эта чуждая община: «Ныне наставник богов и людей не имеет пристанища». Тогда духи и демоны, чувствуя его искренние чувства, прогнали иноверцев и объявили: «Старшина-купец Каранда собирается в этой бамбуковой роще поставить вихару для Будды. Вы должны поспешно уйти прочь, чтобы избежать беды». Иноверцы были разгневаны, но, скрывая свое негодование, ушли. Старшина-купец построил здесь вихару. Когда работа была закончена, он сам отправился приглашать Будду. Тогда-то Татхагата и принял этот дар.

На восток от бамбуковой рощи Каранды есть ступа, построенная царем Аджаташатру. После нирваны Татхагаты цари, собравшись вместе, поделили мощи. Царь Аджаташатру получил свою долю, вернулся домой, с должным почтением построил [ступу] и совершил приношение даров. Царь же Ашока, когда принял веру, раскрыл ее и взял мощи для строительства ступ 33. Руины ее еще сохраняются и временами излучают сияние.

Рядом со ступой царя Аджаташатру есть ступа, в которой сохраняется половина мощей Почтенного Ананды. В прошлом, когда [250] Почтенный намеревался войти в «конечное угасание», он покинул страну Магадху и перешел в город Вайшали. Две страны вступили в соперничество и хотели уже двинуть войска. Почтенный же, скорбя об этом, поделил свое тело. Царь Магадхи принял дар, вернулся домой, совершил приношения и тогда в своей прославленной стране с надлежащим почтением построил [эту ступу]. Рядом с ней - место, где ходил Татхагата. Отсюда недалеко есть ступа. Здесь Шарипутра вместе с Маудгальяяной и другими проводил «отрешенную жизнь».

От Бамбуковой Рощи прошел на юго-запад 5-6 ли. На теневой стороне южной горы, посреди бамбуковой рощи, есть большая каменная келья. Здесь Почтенный Махакашьяпа вместе с 999 великими архатами после нирваны Татхагаты собрались на собор для составления Трипитаки. Перед ней - древние руины. Царь Аджаташатру построил этот зал для составлявших Дхарма-питаку 34 великих архатов. Первоначально Махакашьяпа уединенно жил в горах и лесах. Внезапно загорелся яркий свет, и содрогнулась земля, и он сказал: «Что значит это знамение? Как будто что-то изменилось». И божественным зрением увидел он Будду: между двумя деревьями Почитаемый в Мире вступает в паринирвану. И тотчас повелел он своим ученикам следовать за ним в город Кушинагару. В дороге он встретил брахмана, который нес в руке божественный цветок. Кашьяпа спросил его: «Ты откуда пришел? И где сейчас мой великий учитель?» Брахман ответил: «Я иду из города Кушинагары и видел, что твой великий учитель вступил в паринирвану. Дэвы, люди и великая сангха собрались, совершая приношения даров. Цветок, который несу, я получил там». Услышав это, Кашьяпа сказал своим ученикам: «"Солнце мудрости" погасло. Мир погрузился во мрак. Благой наставник покинул нас. Все существа низвергнуты в бездну». А нерадивые бхикшу, поздравляя друг друга, стали говорить: «Татхагата вступает в "тихое угасание". Нам всем это в облегчение - если в чем допустим нарушения, то кто сможет нас осудить и призвать к порядку?» Кашьяпа, услышав это, был глубоко огорчен и скорбел. И замыслил он собрать собор для составления Дхарма-питаки, чтобы, основываясь на поучении [Будды], пресекать нарушения. Тогда пришел он к тем двум деревьям и, взирая на Будду, совершил обряды почитания. Вслед за тем Царь Дхармы покинул мир. Дэвы и люди лишились наставника. И все великие архаты тоже овладели «переходом в угасание» 35. Тогда Махакашьяпа помыслил: «Чтобы верно следовать поучению Будды, должно составить "Дхарма-питаку"». [251] И вот взошел он на гору Сумеру 36, ударил в большой гонг и пропел такие слова: «Ныне в городе Раджагрихе будут решаться дела Учения. Те, кто обрел "плод", должны поспешить на собор». При звуках гонга наставление Кашьяпы разнеслось повсюду до пределов «великого тысячекратного мира, состоящего из трех тысяч миров». Все, кто обрел чудесные способности, услыхали его и пришли на собор. И Кашьяпа объявил всему собранию: «Татхагата вступил в "тихое угасание". Мир опустел. Должно нам составить "Дхарма-питаку" в благодарность за все милости Будды. И теперь, когда мы приступаем к составлению "Дхарма[-питаки]", для занятий нужны бессуетность и тишина. Ведь при таком скоплении народа не удастся справиться с делом. Те, кто овладел "тремя проникновенными знаниями", кто обрел "шесть чудесных способностей", кто известен тем, что не имеет заблуждений, кто не имеет затруднений в искусстве вести диспут, - эти совершенные могут быть признаны пригодными для проведения собора. Кто же пока обладает лишь "плодом" "в обучении", пусть возвратится домой». И вот их стало 999 человек. Только Ананда был еще «в обучении». Махакашьяпа позвал его и сказал: «Ты еще не завершил совершенствования и должен уйти из собрания мудрых». А тот сказал: «Я был спутником Татхагаты в течение многих лет. Каждый раз, когда велось обсуждение Учения, я участвовал в собрании и не бывал отвергнут. Теперь же, перед самым началом собора, я встречаю такое отторжение. Царь Дхармы ушел в "конечное угасание", и я лишился опоры». Кашьяпа объявил: «Не сокрушайся. Ты был близким сподвижником Будды и потому действительно много слышал. Однако твои чувственные привязанности еще не исчерпаны и связующие путы не разорваны». Ананда выразил покорность и вышел. Он пришел в пустынное место, желая здесь получить [«плод»] «не в обучении». Он напрягал все силы в своем стремлении, но не достиг цели. Наконец, когда он уже в изнеможении хотел лечь спать, то не успел прислониться к изголовью, как обрел «плод архата». И пошел туда, где проводили собор, и постучал в дверь, объявляя о своем приходе. Кашьяпа сказал: «Твоя связанность путами пришла к концу. Теперь ты должен применить свои чудесные способности. Войди же, не открывая двери». Ананда принял повеление и через замочную скважину вошел внутрь. Почтив собрание, он отошел в сторону и занял сиденье. Это было во время «отрешенной жизни», в начале 15-го дня. Тогда-то Кашьяпа произнес речь: «Будьте вдумчивы! Настройте слух! Ананда, который [252] слышал святые речи Татхагаты, составит Сутра-питаку. Упали, который досконально изучил винаю и известен в общине как глубоко сведущий, составит Виная-питаку. Я же, Кашьяпа, буду составлять Абхидхарма-питаку. Через два-три месяца закончим составление Трипитаки». Кашьяпа был старейшиной собора, отсюда и название школы стхавира 37.

К северо-западу от Проведения Собора Кашьяпой есть ступа. Здесь то самое место, куда пришел Ананда, выслушав слова упрека от сангхи, не разрешившей ему участвовать в проведении собора, и, пребывая в умиротворении, обрел «плод архата». После же обретения «плода» он присоединился к ним.

От Обретения «Плода» Анандой прошел на запад около 29 ли - здесь ступа, построенная царем Ашокой. На этом месте проходило составление канона школы махасангхика. Все те, кто «в обучении» и кто «не в обучении», числом 100 000 человек, не допущенные Кашьяпой на собор, пришли сюда и стали между собой говорить: «Когда Татхагата пребывал в мире, у всех нас был один учитель. Когда же Царь Дхармы вошел в "тихое угасание", нами пренебрегают как чужими. Хотим отблагодарить Будду за его милости и составить Дхарма-питаку». Тогда и простые [монахи], и мудрейшие объединились на соборе, собрались во множестве и невежды, и знающие. Они повторно составили Сутра-питаку, Виная-питаку, Абхидхарма-питаку, Смешанную питаку и Дхарани-питаку 38, так что здесь было составлено иное собрание в пять питак. На соборе объединились и простые [монахи], и мудрейшие, отсюда и название школы махасангхика 39.

От вихары Бамбуковый Лес прошел на север около 200 бу, пришел к озеру Каранда. Когда Татхагата пребывал в мире, то часто здесь проповедовал. Воды его были очень чисты и прозрачны и обладали «восемью качествами» 40. После нирваны Будды оно высохло и более не существует. От озера Каранда прошел на северо-запад 2-3 ли - здесь ступа, построенная царем Ашокой, высотой около 60 чи. Рядом стоит каменный столб, на котором вырезана надпись об установлении ступы. Высота его около 50 чи, сверху изваяно изображение слона.

Проследовав на северо-восток от каменного столба, недалеко, пришел в город Раджагриху 41. Внешние стены его уже разрушены, и не осталось больше ограждения. Внутренние же стены хотя и в руинах, но остатки их еще высоки и занимают землю около 20 ли в [253] окружности. Спереди имеются одни ворота. Вначале столицей царя Бимбисары был город Кушагарапура. Жилища простонародья часто страдали от пожаров и оттого разрушались. Если займется один дом, то и соседние с четырех сторон попадают в такую беду, и тушением огня занимались не переставая, спасая имущество и владения. Население роптало, не имея покоя в своем жилье. Царь сказал: «Из-за того, что я лишен достоинств, простой народ терпит бедствие. Какие же совершить добродетельные дела? Может быть, отвратить бедствие молитвами?» Собравшиеся советники сказали ему: «Великий царь в своей добродетели творит мир и спокойствие - своим управлением, своим наставничеством и проницательностью. Это простой народ ныне пренебрегает бдительностью по отношению к бедствию от огня. Должно установить строгий закон, чтобы избавиться от дальнейших преступлений. Если займется огонь, то надо расследовать, откуда он произошел, и наказывать того, кто главный преступник, переселить его в шитавану 42. В шитавану выбрасывают покойников; согласно обычаю, она считается неблагоприятным местом, и люди избегают туда ходить. Прикажи ему переселиться туда, наравне с выброшенными покойниками. Стыдясь такой участи, все будут хранить бдительность и бережливость». Царь сказал: «Хорошо. Нужно распространить эту весть повсюду, объявить об этом жителям». И вот в то самое время в царском дворце по недосмотру загорелся огонь. Обращаясь к советникам, царь сказал: «Мне-то и переселяться туда». И тогда повелел он царевичу принять управление и оставил ему дела: «Хочу сохранять в неприкосновенности законы страны, потому перехожу жить в другое место». А царь Вайшали, как только услышал, что царь Бимбисара удалился в пустынь, снарядил войско и хотел совершить нападение, пока нет никакой защиты. Правители окраинных земель, услышав об этом, построили город, а поскольку царь поселился здесь первым, то и назвали город «Раджагриха» 43. Все служилые люди и народ переселились туда со своими семьями. Также говорят, что в более позднее время этот город построил царь Аджаташатру, а сын царя Аджаташатру, когда унаследовал престол, сделал его своей столицей. Так было до времени царя Ашоки, который перенес столицу в Паталипутру, а город Раджагриху отдал в дар брахманам. Потому ныне в городе нет простолюдинов, а только брахманы - 1000 семей.

В юго-западном углу дворцового города есть два малых монастыря. Здесь останавливаются монахи-странники, которые приходят [254] из разных стран. Это место, где в прошлом проповедовал Будда. К северо-западу отсюда есть ступа. Здесь было древнее селение, где родился старшина-купец Джьотишка 44.

За пределами южных ворот города, слева от дороги, есть ступа. Здесь Татхагата проповедовал, а также совершил обращение Рахулы 45.

Отсюда прошел на север около 30 ли, прибыл к монастырю Наланда 46. Как известно из рассказов старых людей, к югу от этого монастыря, посреди рощи деревьев амра, есть озеро, и его дракон зовется Наланда. Поскольку монастырь построили рядом с ним, то и дали такое название. Но на самом деле было так. Когда Татхагата в прошлые времена вел жизнь бодхисаттвы, он был царем большой страны и построил на этой земле свою столицу. Движимый состраданием ко всем существам, он источал любовь и повсюду благодетельствовал. Чтобы отметить, как прекрасна его добродетель, ему дали прозвище «Ненасытный в даянии». Потому и монастырь получил таковое название 47. На этом месте изначально был сад деревьев амра, и пятьсот торговцев за десять золотых монет купили его, чтобы отдать в дар Будде. Будда на этом месте три месяца проповедовал Учение, а торговцы и с ними другие люди обрели «священный плод». Через недолгое время после нирваны Будды бывший тогда царь этой страны Шакрадитья глубоко почитал «три сокровища». Определив по гаданию благоприятное место, он построил этот монастырь. Но как только начали работу, то, копая землю, поранили тело дракона. В то время жил гадатель, иноверец ниргрантха 48, который прочитал запись: «Это прославленное место. Если построить здесь монастырь, он непременно будет процветающим, будет образцом для всех Пяти Индий. И по прошествии тысячи лет сохранит он свое величие. Ученики, которые придут сюда в будущем, легко достигнут совершенства. Однако многих из них станет тошнить кровью из-за того, что здесь был ранен дракон». Его сын, царь Буддхагупта, вступив в наследство, неукоснительно продолжал славное дело и с южной стороны построил еще один монастырь. Царь Татхагатагупта, преданно следуя делам предшественников, с восточной стороны построил еще один монастырь. Царь Баладитья, унаследовав престол, на северо-востоке построил еще один монастырь. Когда работа была завершена, для обретения заслуги он созвал собор, на котором оказывал почести [монахам]. Чтобы искренно облагодетельствовать и простых, и прославленных, он пригласил всех, кто обладает святостью. [255] Монахи из Пяти Индий, как тучи, собрались на этот собор с расстояний в десятки тысяч ли и всей общиной расселись в установленном порядке. А два монаха пришли позже. Их провели в трехъярусную башню и затем спросили: «Когда царь намерился проводить собор, то сразу пригласил всех обладающих святостью. О достойные, из каких вы краев, пришедшие последними?» А те говорят: «Мы из страны Чина. Один монах 49 заболел. Только после того как выходили его, мы отправились в путь, получив издалека приглашение царя. И вот пришли на собор». Услышавшие переполошились и поспешили доложить об этом царю. Царь в душе был убежден, что они святые, и самолично отправился их расспрашивать. Но, взойдя на башню, не мог обнаружить, куда они исчезли. Царь тогда глубоко уверовал и, покинув свое государство, «ушел из дома». И после того как «ушел из дома», он стал жить среди монахов нижайшим. Но в душе он все время был недоволен и не находил себе покоя: «В прошлом я был царем и меня почитали как самого высшего. Ныне же, "уйдя из дома", я как ничтожество пребываю в общине нижайшим». И он пошел к монахам, чтобы объяснить им, каково его положение. Тогда монахи пришли к такому соглашению: для того, кто не принял обеты, ранг определяется соответственно возрасту. Потому исключительно в этом монастыре есть такое правило.

Сын царя, Ваджра, унаследовавший далее престол, имел твердую веру и вновь построил монастырь к западу от этого места. Впоследствии царь Срединной Индии вновь построил большой монастырь к северу от этого места и тогда же возвел окружающую стену 50 - высокую, как скала, с одними воротами. В течение ряда поколений правители, следуя один за другим, возводили здесь строения - с искуснейшей резьбой, поистине великолепные. Правитель 51 сказал: «В монастыре, ранее построенном царем, теперь поставлю статую Будды и в общине каждый день буду кормить сорок монахов в благодарность за оказанные [Буддой?] милости».

Монахов здесь несколько тысяч, все исключительно одаренные и высокоученые. Наиболее достойных в настоящее время, тех, чья слава разносится по иным странам, несколько сотен человек. В соблюдении обетов они старательны, в следовании установлениям винаи безупречны. Монахи придерживаются строгих правил, всем свойственна суровая простота. В странах Индии все уповают на них. Здесь задается так много вопросов и толкования так глубоки, что не хватает на это целого дня. С утра до ночи они бдительны, младшие [256] [257] и старшие поддерживают друг друга. Если есть такие, кто не может вести рассуждения о глубинной сути «Трех питак», то, стыдясь этого, держатся в стороне. Потому ученые люди из других городов, которые хотят быстро приобрести известность, все приходят сюда разрешать свои сомнения, и тогда повсюду разносится о них большая слава. Именно благодаря причастности к имени [монастыря] в своих странствиях они пользуются немалым уважением. Если кто, пришедший из другой страны, из другого города, хочет участвовать в обсуждениях, то привратник задает ему трудные вопросы, и тогда многие терпят неудачу и уходят. Только тем, кто глубоко изучил и новейшие и древние [труды], разрешается вход. Затем вновь пришедшие проявляют свои способности в изощренных диспутах. Из десяти бывает по семь-восемь отвергнутых, а оставшиеся двое или трое, наиболее просвещенные, оказавшись внутри общины, могут не избежать посрамления в другой раз и потерять свою репутацию. Если же говорить о мудрейших людях, наделенных высокой одаренностью, образованностью, широкими познаниями, многими способностями и чистейшей добродетелью, следующих по стопам предшественников, сияющих в едином сиянии, - это такие как Дхармапала и Чандрапала 52, которые защитили «завещанное учение» от нечистоты, Гунамати и Стхирамати 53, слава которых длится доныне, Прабхамитра 54 с его ясным ведением диспута, Джинамитра 55 с его высоким искусством рассуждения, Джняначандра 56, являющий пример прозорливости и проницательности 57, Шилабхадра - и далее те достойные, которые остались неизвестными. Эти совершенные люди всеми почитаемы и своими высокими достоинствами превзошли предшественников. Они досконально изучили древние сочинения, а созданные ими шастры и составленные комментарии, которые состоят из десятков глав у каждого автора, все получили широкое распространение и считаются ценными до настоящего времени.

По четыре стороны от монастыря - сотни священных следов; здесь можно коротко рассказать лишь о нескольких из них.

К западу от монастыря, неподалеку, есть вихара. Некогда Татхагата пребывал здесь три месяца, чтобы проповедовать дэвам и людям прекрасное Учение.

К югу отсюда, на расстоянии около 100 бу - малая ступа на месте, где бхикшу из далекой страны встретился с Буддой. Некогда жил бхикшу, который пришел сюда из далекой страны и повстречал Татхагату в окружении святых. В порыве искреннего благоговения [258] он распростерся ниц на земле, в тот же миг преисполнившись желания стать царем-чакравартином. Татхагата, видя его, сказал своим ученикам: «Этот бхикшу в высшей степени достоин сочувствия. Его прошлые заслуги уходят далеко в глубь времен, и его вера тверда. Если бы он желал "плода будды", то в недалеком времени обрел бы его. Но ныне он преисполнен желания сделаться царем-чакравартином и, несомненно, в грядущем мире получит эту награду; сколь много пылинок от места, где он распростерт на земле, до Золотого Колеса - столь много раз он будет награжден [рождением в облике] чакравартина. Но пока он привязан к земным радостям, "священный плод" остается далеким».

Рядом с этим местом, с южной стороны, есть статуя бодхисаттвы Авалокитешвары. Многие видели, как, неся в руках сосуд с благовониями, он направляется к вихаре Будды и совершает обход в правую сторону.

К югу от статуи бодхисаттвы Авалокитешвары, внутри ступы, сохраняются волосы и ногти Татхагаты, срезанные в течение трех месяцев. Если кто заболел, то, совершив обход [ступы], многие излечиваются.

Отсюда к западу, с внешней стороны стены, рядом с озером есть ступа - здесь иноверец, неся в руках воробья, расспрашивал Будду о смерти и рождении. Далее к юго-востоку, с внутренней стороны стены, на расстоянии около 50 бу есть чудесное дерево высотой 8-9 чи. Ствол у него двойной. В прошлом Татхагата, разжевав ивовую веточку, бросил ее на землю, после чего она проросла и пустила корни. Прошло много лет, а дерево ничуть не растет и не становится меньше. Далее на восток - большая вихара высотой около 200 чи. В прошлом Татхагата четыре месяца проповедовал здесь прекрасное Учение. Далее на север на расстоянии около 100 бу есть статуя бодхисаттвы Авалокитешвары, стоящая внутри вихары. Ученики, обладающие чистой верой, совершая приношения, по-разному видят, где она находится: или она стоит у дверей, или же выходит на крыльцо. Монахи и миряне из многих стран во множестве приходят сюда совершать приношения.

К северу от вихары бодхисаттвы Авалокитешвары есть большая вихара высотой около 300 чи, построенная царем Баладитьей. Своим убранством и размерами, а также той статуей Будды, которая стоит внутри, она похожа на большую вихару у дерева бодхи. К северо-востоку отсюда есть ступа; в прошлом Татхагата в течение семи дней произносил здесь проповедь о прекрасном Учении. [259]

Отсюда к северо-западу, поблизости, есть место, где сидели четыре будды прошлого. К югу от него - вихара, отделанная медью, построенная царем Шиладитьей. Хотя работа еще не завершена, но, согласно замыслу, ее ширина будет составлять 10 чжанов, когда строительство закончится.

Далее на восток на расстоянии около 200 бу, с внешней стороны стены, есть медная статуя стоящего Будды высотой около 80 чи; сверху ее накрывает строение из шести ярусов. В прошлом она была установлена царем Пурнаварманом. К северу от медной статуи Будды царя Пурнавармана, на расстоянии 2-3 ли, внутри кирпичной вихары, есть статуя бодхисаттвы Тары. Она весьма высока, а ее чудесная сила ясно проявлена. Каждый год в первые новогодние дни ей совершают приношения. Цари соседних стран, советники и знатные люди приносят в дар благовония и цветы, неся украшенные драгоценностями флаги и зонты, и поочередно звучит музыка, исполняемая то на [инструментах] из золота и камня, то на струнах и бамбуковых флейтах. Этот собор, посвященный Учению, устраивается в течение семи дней.

У южных ворот, с внутренней стороны стены, есть большой колодец. В те времена, когда Будда пребывал в мире, случилось так, что большая община купцов страдала от жажды, и пришли они к тому месту, где был Будда. Почитаемый в Мире указал им на землю и сказал, что здесь они могут добыть воду. Старшина купцов осью от повозки ударил о землю, земля разверзлась, и забил родник. Выслушав [проповедь] Учения, все они постигли «священный плод».

От монастыря шел на юго-запад 8-9 ли, пришел в городок Кулика 58, в котором есть ступа, построенная царем Ашокой. Здесь было древнее селение, в котором родился Почтенный Маудгальяяна. Рядом есть ступа на месте, где Почтенный вошел в нирвану «без остатка», и в ней находятся мощи оставленного им тела. Почтенный был родом из брахманов и в юности был близким другом Шарипутры. Шарипутра был высокопочитаем за его одаренность и просвещенность, а Почтенный славился утонченностью и проницательностью. В своей одаренности и мудрости они были на равных. Когда они странствовали или останавливались, то непременно были вместе. С начала и до конца они были едины в своих устремлениях, в содружестве поддерживая друг друга. Пресытившись мирской жизнью, оба они решили «уйти из дома» и последовали за учителем Санджаей 59. Когда же Шарипутра встретил архата Ашваджита, он [260] услышал Учение и обрел мудрость. По возвращении он, в свою очередь, проповедовал для Почтенного, и тот, выслушав его, постиг Учение и после этого обрел «начальный плод» 60. Вместе со своими последователями, которых было двести пятьдесят человек, они отправились к тому месту, где пребывал Будда. Почитаемый в Мире, увидев его издалека, указал на него и, обращаясь ко всем, возвестил: «Этот пришедший будет первым среди моих учеников по способности творить чудеса». Когда они пришли к месту, где пребывал Будда, то просили принять их в Учение. И Почитаемый в Мире возгласил: «Добро пожаловать, бхикшу. Усердно соблюдайте чистое поведение, и тогда вы сможете покинуть пределы [сферы] страданий». Когда он услышал эту речь, его волосы и борода отпали и мирская одежда преобразилась. Приняв обет чистоты, преисполнившись благочиния и послушания, по прошествии семи дней он прервал связывавшие его путы, обрел «плод архата» и получил чудесные способности.

От древнего селения Маудгальяяны прошел на восток 3-4 ли. Здесь есть ступа на месте, где царь Бимбисара встречал Будду. Когда Татхагата только что обрел «плод будды», он узнал о том, что жители страны Магадхи искренно желают принять его. Получив приглашение царя Бимбисары, в утреннее время, облачившись в свою [монашескую] одежду и взяв патру, вместе с тысячей бхикшу, которые окружали его справа и слева, и сопровождающими их, расположившимися спереди и сзади, почтенного возраста брахманами с пучками волос на голове, которые в своем стремлении к Учению надели «крашеные одежды», вошел в город Раджагриху. В то время Владыка Шакра, царь дэвов, превратился в юношу Манаву 61 с пучком на голове, который в левой руке нес золотую вазу, а в правой руке держал посох с драгоценными камнями. Ступая по воздуху на высоте четырех пальцев над землей, в окружении великой общины шествовал он по дороге впереди Будды. В то время царь Магадхи Бимбисара вместе с живущими в той стране брахманами и старшинами-купцами, которые числом сто тысяч раз по десять тысяч сопровождали его спереди и сзади, вышел из города Раджагрихи, чтобы почтительно встретить святую общину.

От Встречи Бимбисарой Будды прошел на юго-восток около 20 ли, прибыл в селение Калапинака 62, где есть ступа, построенная царем Ашокой. Здесь место, где родился Почтенный Шарипутра. Колодец сохранился доныне. Рядом есть ступа на месте, где Почтенный [261] совершил «тихое угасание», и в ней хранятся мощи его тела. Почтенный происходил из высокого брахманского рода. Его отец был высокоодарен, просвещен и наделен глубоким проникновением в тончайшие вещи. Не было таких древних сочинений, которые бы он не изучил. Его жена видела сон и рассказала мужу: «Когда я спала прошедшей ночью, то видела сон, будто необыкновенный человек, одетый в доспехи и держащий в руке золотой меч, сокрушает горы, стоя у подножие горы». Муж ответил: «Это очень благоприятный сон. Скоро ты родишь сына, который своей великой ученостью будет прославлен во всем мире. Он одолеет знатоков доктрины, сокрушит их школы. И станет он учеником того, кто не похож ни на одного другого человека». Когда наступила беременность, мать внезапно обрела изощренный ум и свободно заговорила об ученых шастрах, так что никто не мог ее опровергнуть.

Когда Почтенному исполнилось восемь лет, слава о нем распространилась по всем странам. По характеру он был честен и прям, а сердце его было преисполнено милосердия и сострадания. Разорвав все путы, он достиг совершенной мудрости. С Маудгальяяной он стал дружен с юных лет. Глубоко пресытившись мирскою тщетой и не располагая [знанием об учении], к которому можно прибегнуть, вместе с Маудгальяяной направились они к иноверцу Санджае и проходили у него обучение. Затем они сказали друг другу: «Это не наивысшие принципы, они не могут избавить от страданий. Пусть каждый из нас пойдет на поиски лучшего наставника. Если кто-то первым отведает нектар 63, то непременно вкушение его станет общим». В то время архат Ашваджит, держа в руках положенный [по уставу] сосуд 64, вошел в город собирать подаяние. Шарипутра, увидев, как он величественен и преисполнен покоя, спросил: «Кто твой учитель?» Тот ответил: «Царевич из рода шакьев. Пресытившись миром, он "ушел из дома" и достиг правильного просветления. Он и есть мой учитель». Шарипутра спросил: «Какое учение он проповедует, можно ли услышать его?» Тот ответил: «Я только начал получать наставление и еще не постиг глубокой истины». Шарипутра сказал: «Я хотел бы, чтобы ты рассказал мне то, что слышал». Тогда Ашваджит, насколько был в состоянии, произнес проповедь, и, выслушав его, Шарипутра тотчас обрел «начальный плод». Вместе с двумястами пятьюдесятью последователями направился он к тому месту, где пребывал Будда. Почитаемый в Мире, издалека увидев его, указал на него и возвестил общине: «Среди моих учеников он [262] будет первым в мудрости». Тот подошел и, склонившись почтительно, выразил желание стать последователем Учения Будды. И Почитаемый в Мире возвестил: «Добро пожаловать, бхикшу». Когда [Шарипутра] услышал эти слова, он полностью принял все обеты. По прошествии половины месяца он услышал, как Будда проповедует Учение брахману Диргханакхе 65, услышал также другие шастры и, проникшись глубоким чувством, обрел «плод архата».

После Ананда узнал о том, что Будда возвестил о сроке своего «тихого угасания», и эта весть стала передаваться из уст в уста. Все были охвачены горестным чувством. Шарипутра, глубоко поражен горем и испытывая благоговение, не мог помыслить, что он увидит, как Будда входит в нирвану, и потому просил разрешения у Почитаемого в Мире войти в «тихое угасание» прежде него. И Почитаемый в Мире возвестил: «Тебе следует познать это в свое время». Тогда, простившись с учениками, он отправился в селение, где родился. Следовавшие за ним шраманеры оглашали весть по городам и селам. Царь Аджаташатру, а также жители его страны не преминули примчаться с быстротою ветра, и все они, подобно тучам, собрались на собор. Шарипутра произнес большую проповедь Учения. Выслушав ее, все ушли; он же, по прошествии половины ночи, утвердившись мыслью в своей душевной привязанности, вошел в самадхи «угасание до конца» и вслед за тем вознесся, достигнув «тихого угасания».

В 4-5 ли к юго-востоку от селения Калапинака есть ступа. Здесь место, где ученик Почтенного Шарипутры вошел в нирвану. Еще говорят, что в те времена, когда в мире пребывал будда Кашьяпа, 3 коти великих архатов все одинаково именно на этой земле достигли «тихого угасания без остатка».

Пройдя около 30 ли на восток от ступы ученика Шарипутры, подошел к горе Индрашайлагуха 66. На этой горе скалы и ущелья окутаны мраком, она покрыта густым лесом цветущих деревьев. Ее вершина имеет два пика, высоко вздымающихся вверх. На восточном пике между скал есть большая каменная келья, широкая, но невысокая. Когда в прошлые времена в ней пребывал Татхагата, небесный владыка Шакра написал на камне вопросы о сорока двух сомнениях. Будда разъяснил их Шакре. Следы их обоих все еще существуют, и ныне сделаны изображения, передающие их былое величие. Те, кто входят внутрь для почитания, не могут не испытывать благоговейного трепета. На вершине горы есть место, где сидели [263] четыре будды прошлого, а также следы их хождения. На восточном пике есть монастырь. Местные предания гласят, что обитающая в нем монашеская община в полночь видит, что в каменной келье на западном пике перед каждым изображением Будды горят светильники, и это свечение наблюдается постоянно.

Перед монастырем на восточном пике горы Индрашайлагуха есть ступа, называемая Ханса 67. В прошлые времена в этом монастыре исповедовали учение «малой колесницы», а именно «постепенное учение» «малой колесницы». Потому у них разрешалось вкушение «трех чистых» [видов мяса], и в монастыре исполняли это неукоснительно. Впоследствии же случилось так, что не хватило времени для поиска «трех чистых» [видов мяса]. А один бхикшу бродил вокруг и, увидев стаю летящих гусей, в шутку сказал: «Сегодня монашеской общине не хватает пищи. Махасаттвы, настал час, когда вы должны проявить понимание!» Не успел он закончить свою речь, как один из гусей остановился в полете, бросился вниз и прямо перед монахом разбился. Бхикшу, увидев это, рассказал все монашеской общине. Выслушавшие, преисполнены горестного чувства, стали говорить между собой: «Татхагата, утверждая свое учение, приводит к обращению, пользуясь подходящим случаем. Мы, заблуждаясь, исповедуем "постепенное учение", приверженцы же "большой колесницы" имеют правильные установления. Мы должны изменить свои прежние обычаи и на деле последовать святому указанию. Этот гусь преподал нам наставление, которое поистине стало для нас руководством. Следует прославить эту великую доблесть, передавая память о ней следующим поколениям». Тогда и построили ступу, чтобы увековечить такой подвиг, и захоронили под ней этого мертвого гуся.

От горы Индрашайлагуха прошел на северо-восток 150-160 ли, пришел к монастырю Капотака 68. Монахов около 200 человек, они придерживаются учения школы сарвастивада. К востоку от монастыря есть ступа, построенная царем Ашокой. В прошлом Будда на этом месте для великой общины в течение одной ночи проповедовал Учение. И был тогда ловчий, который в этом лесу поставил силки для ловли птиц. Прошел день, а он ничего не поймал. Тогда он сказал: «Это мое несчастье произошло из-за какого-то обмана». И пришел он к Будде, и стал говорить нарочито громким голосом: «Сегодня Татхагата здесь проповедовал Учение. А я поставил силки и совсем ничего не поймал. Жена и дети остались голодными. Какой [264] выход из этого положения?» Татхагата возвестил: «Ты должен развести костер, и тогда будет тебе пища». И Татхагата тотчас сотворил большого голубя, который бросился в огонь и умер. Ловчий взял его и вернулся домой, жена и дети его насытились. После этого он снова отправился к Будде, и Татхагата в соответствии с подходящим случаем привел его к обращению. Ловчий, выслушав Учение, раскаялся в прежде содеянном и пережил обновление. Он «ушел из дома», стал совершенствоваться и обрел «священный плод». Потому-то построили монастырь с таким названием.

Следуя на юг от монастыря Капотака на расстояние 2-3 ли, прибыл к одинокой горе. Эта гора весьма высока и покрыта густыми лесами. Знаменитые цветы, чистые потоки покрывают ее утесы и впадины. На ней много вихар и святилищ, отделанных изысканной резьбой. Внутри вихары есть статуя бодхисаттвы Авалокитешвары. Хотя рост ее и невелик, она обладает большой чудесной силой и великолепием. В руке бодхисаттва держит цветок лотоса, голова увенчана изображением Будды. Здесь постоянно присутствует большое число людей, которые держат пост, отказавшись от пищи, чтобы увидеть бодхисаттву, - и так в течение семи дней, дважды семи дней и до месяца. Проникнувшись глубоким чувством, они видят бодхисаттву Авалокитешвару с его прекрасными знаками, облеченного величием и окруженного ослепительным сиянием. Он выходит из статуи и приветствует этих людей.

В прошлом царь страны Синхалы, расположенной в Южном море, поглядев поутру в зеркало, не увидел себя, а увидел, что в Джамбудвипе, в стране Магадхе, среди деревьев тала 69, на малой горе стоит эта статуя бодхисаттвы. Царь был глубоко растроган, замыслил разыскать ее и немедленно направился к этой горе, чтобы установить здесь точно такое же изображение. Потому он построил и вихару, чтобы совершать приношения. Впоследствии разные цари в продолжение этого начинания рядом с ней построили вихары и святилища. Благовония и цветы, звуки музыки приносятся здесь в дар беспрерывно.

От статуи Авалокитешвары, стоящей на одинокой горе, шел на юго-запад около 40 ли, пришел к одному монастырю. Монахов здесь около 50 человек, все исповедуют учение «малой колесницы». Впереди монастыря есть большая ступа, обладающая многими чудесными свойствами. В прошлом Будда на этом месте семь дней проповедовал Учение царю дэвов Брахме и другим. Рядом есть место, где [265] сидели три будды прошлого, а также сохранились следы, где они ходили.

От монастыря шел на северо-восток около 70 ли и пришел к большому селению, расположенному на южном берегу реки Ганги. Население в нем зажиточно, есть несколько храмов дэвов, все с богатым убранством. Недалеко отсюда к юго-востоку есть большая ступа. В прошлом Будда на этом месте в течение одной ночи проповедовал Учение.

Следуя отсюда на восток, вступил в горы, заросшие лесом, прошел около 100 ли и пришел к селению Лоиньнило 70. Впереди монастыря есть большая ступа, построенная царем Ашокой. В прошлом Будда на этом месте три месяца проповедовал Учение. Отсюда к северу на расстоянии 2-3 ли есть большое озеро около 30 ли в окружности. Лотосы четырех цветов распускаются здесь в течение всех четырех времен года.

Следуя отсюда на восток, вступил в большие горы, заросшие лесом, прошел около 200 ли, прибыл в страну Хираньяпарвата 71. [266]

(пер. Н. В. Александровой)
Текст воспроизведен по изданию: Сюань-цзан. Записки о западных странах [эпохи] Великой Тан (Да Тан си юй цзи). М. Восточная литература. 2012

© текст - Александрова Н. В. 2012
© сетевая версия - Strori. 2015
© OCR - Иванов А. 2015
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Восточная литература. 2012