Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

СЮАНЬ-ЦЗАН

ЗАПИСКИ О ЗАПАДНЫХ СТРАНАХ [ЭПОХИ] ВЕЛИКОЙ ТАН

ДА ТАН СИ ЮЙ ЦЗИ

ЦЗЮАНЬ VII

Пять стран

Страна Варанаси, страна Чжаньчжу, страна Вайшали, страна Вриджи, страна Непала

Страна Варанаси в окружности около 4000 ли. Столица, по западную сторону которой протекает река Ганга, имеет протяженность 18-19 ли и ширину 5-6 ли. На городских воротах - частые зубцы. Население многочисленно, семьи зажиточны, и в жилищах у них много ценных вещей. Люди по характеру добры и благочестивы, в их обычае обладать высокой ученостью. В большинстве они привержены «внешним учениям», мало почитают Учение Будды. Климат мягкий, хлеба выращивают в изобилии. Здесь пышно разрастаются плодовые деревья, густые травы. Монастырей около 30, монахов около 3000 человек, все исповедуют учение «малой колесницы» школы самматия. Храмов дэвов около 100, иноверцев около 10 000 человек, в большинстве они поклоняются дэве Махешваре. Одни стригут волосы, другие завязывают волосы узлом, иные ходят обнаженными, иные обмазывают тело золой. Прилежно соблюдая эти аскезы, они стремятся освободиться от бремени рождения и смерти.

В столице 20 храмов дэвов. Постройки и дворы храмов отделаны резным камнем и узорами из дерева. Пышные кроны деревьев затеняют друг друга и окружены протоками с чистой водой. Здесь есть статуя дэвы из меди, высотой 100 чи. Она величественна и благочинна, вид ее столь грозен, словно это живое божество.

К северо-востоку от столицы, на западном берегу реки Вараны 1, есть ступа, построенная царем Ашокой, высотой 100 чи. Впереди ее возведен каменный столб, с прозеленью, как на зеркале, и блестящий, как застывшая вода. В нем часто можно видеть образ Татхагаты.

От реки Вараны шел на северо-восток 10 ли, прибыл в монастырь Оленья Пустынь 2. Весь участок монастыря поделен на восемь частей, объединенных окружающей их стеной. Постройки в несколько [179] этажей с галереями необычайно красивы и созданы по лучшим образцам. Монахов 1500 человек, все исповедуют учение «малой колесницы» школы самматия. Внутри общей ограды есть вихара высотой 200 чи. Наверху ее - изображение плода амалаки, вырезанное из желтого золота. Цоколь сделан из камня, а ниши из кирпича опоясывают здание с четырех сторон рядами, которых насчитывается сто. В каждой нише - изображение Будды из желтого золота. Посреди вихары есть статуя Будды из медного камня такой же величины, как настоящее тело Татхагаты; он изображен вращающим «колесо Учения».

К юго-западу от вихары есть каменная ступа, построенная царем Ашокой. Хотя она и разрушена, но до сих пор высота ее достигает 100 чи. Спереди возведен каменный столб высотой около 70 чи. Камень отливает яшмовым глянцем и отражает свет, как чистейшее зеркало. Кто обратится к нему с прилежной молитвой, может иногда видеть в нем изображения, которые выглядят как тени и являют добрые или недобрые знаки. Здесь то самое место, где Татхагата, достигнув правильного просветления, начал вращение «колеса Учения». Недалеко отсюда есть ступа. Аджнята Каундинья и его спутники отказались последовать за Бодхисаттвой, зная о том, что он отринул аскезу 3; придя же на это место, они сами вошли в самадхи. Рядом - ступа на том месте, где пятьсот пратьекабудд одновременно вошли в нирвану. Еще три ступы - на местах, сохранивших следы, где сидели и ходили три будды прошлого.

Рядом с Хождением Трех Будд есть ступа. Здесь бодхисаттва Майтрея 4 получил полное предсказание Будды. Некогда Татхагата, пребывая в городе Раджагрихе на горе Гридхракута 5, возвестил собравшимся бхикшу: «В будущие времена, когда на землях Джамбудвипы установится мир и спокойствие и жизнь людей будет длиться десять тысяч лет, появится сын брахмана, Милосердный. Тело его будет подлинно золотого цвета, и будет оно сиять ясным светом. Он "уйдет из дома", обретет правильное просветление. Для блага множества существ на трех соборах он будет проповедовать Учение. Те, кто будет им спасен, станут существами, которые будут взращивать заслуги, следуя завещанному мной Учению. Они будут привержены "трем сокровищам", проникнутся глубокой верой, устремив на это все свои помыслы. И те, кто пребывает в доме, и те, кто "ушел из дома", и те, кто соблюдает устав, и те, кто нарушает устав, - все получат благое наставление, обретут "плод" и освобождение. На [180] проповедях во время трех соборов будут спасены последователи завещанного мной Учения, и лишь затем будут обращены те праведные и дружественные люди, которые готовы к такой же судьбе». Тогда Милосердный бодхисаттва, услышав, как это произнес Будда, встал со своего сиденья и говорит Будде: «Хотел бы я стать этим Милосердным, Почитаемым в Мире». И возвестил Татхагата: «Ты будешь тем, о ком я говорил, и обретешь этот "плод". И как уже было сказано мною, таков будет высокий образец твоего наставления».

К западу от места, где Милосердный бодхисаттва получил предсказание, есть ступа на месте, где получил предсказание бодхисаттва Шакья. В середине бхадракальпы, когда жизнь людей продолжалась двадцать тысяч лет, явился в мир будда Кашьяпа и повернул колесо прекрасного Учения. Просвещая обладающие разумом существа, он дал предсказание бодхисаттве Прабхапале 6: «Этот бодхисаттва в будущем, в те времена, когда жизнь существ будет длиться сто лет, обретет состояние будды; имя же его будет Шакьямуни».

Недалеко к югу от того места, где бодхисаттва Шакья получил предсказание, сохранились следы, где ходили четыре будды прошлого. Здесь сложено сооружение из зеленых камней длиной около 50 бу, высотой примерно 7 чи. Сверху установлена статуя идущего Татхагаты. Статуя эта с виду необычайно величественна и благочинна. Сверху ушниши выступает пучок волос, таинственные знаки явственны, есть свидетельства святых знамений. Внутри этой стены священных следов воистину множество. Здесь несколько сотен вихар и ступ; нами упомянуты лишь некоторые из них, трудно было бы дать более подробное описание.

К западу от стены монастыря есть чистое озеро около 200 бу в окружности. В нем Татхагата совершал омовения. К западу от него есть другое большое озеро, 180 бу в окружности. В нем Татхагата мыл посуду. К северу отсюда есть озеро 150 бу в окружности. В нем Татхагата стирал одежду. Во всех трех озерах имеются жилища драконов. Вода в них очень глубока, а на вкус очень сладкая. Она прозрачная, сияющая, никогда не прибывает и не убывает. Когда люди с нерадивой душой купаются в этом озере, то в большинстве бывают убиты зверем кумбхира 7, а те, кто обладает глубокой верой, могут входить в воду без боязни. Рядом с озером, где стиралась одежда, на большом квадратном камне есть отпечаток кашаи Татхагаты. Ее рисунок ясно различим, светится и как будто выгравирован. Все, кто приходят сюда с чистой верой, совершают приношения. Иноверцы [181] [182] же и недобрые люди ведут себя легкомысленно и наступают на этот камень, и тогда живущий в озере дракон насылает ветер и дождь.

Неподалеку от озера есть ступа. Здесь в те времена, когда Татхагата вел жизнь бодхисаттвы и был царем слонов с шестью клыками, один охотник отнял его клыки 8. Он переоделся в кашаю и, натянув свой лук, стал поджидать его, чтобы захватить в качестве добычи. Царь же слонов из уважения к кашае выдернул клыки и отдал ему.

Недалеко от Дарения Клыков есть ступа. Здесь Татхагата в те времена, когда вел жизнь бодхисаттвы, преисполнился сожаления о том, что люди утратили достойное поведение, и принял облик птицы 9. Собрались они вместе с обезьяной и белым слоном и спросили друг друга: «Кто первым увидел дерево ньягродха!» Каждый сказал, как было дело, и, распределившись в соответствующем порядке, они стали повсюду распространять благое просвещение. Люди познали высокое и низкое. Последователи Пути и миряне приняли защиту [Учения].

Недалеко отсюда, посреди большого леса есть ступа. Здесь место, где Татхагата, когда в прошлом вместе с Дэвадаттой они были царями оленей, разрешил трудное дело. Некогда в этом лесу было два оленьих стада, в каждом по пятьсот оленей. В то время царь этой страны выехал на охоту по диким местам. Бодхисаттва, царь оленей, вышел вперед и стал просить царя: «Великий царь на просторах своих охотничьих угодий устраивает пал и пускает стрелы. Все мои последователи уничтожены. Уже на рассвете, пока еще не наступил день, туши их разлагаются и становятся непригодны в пищу. Разреши нам установить такой порядок: каждый день мы будем отдавать тебе одного оленя. Царь будет получать свежую пищу, а наши жизни продлятся хоть на день». Царь согласился с этими словами, повернул свою колесницу и отправился домой. С того времени два стада оленей каждый день жертвовали одной жизнью. А в стаде Дэвадатты была беременная олениха. И вот пришла ее очередь идти на смерть. И говорит она своему вожаку: «Я-то согласна отдать на смерть свое тело, но ведь ребенку еще не очередь». Царь оленей в гневе сказал: «Кому же не дорога своя жизнь?» С тяжким вздохом сказала олениха: «Мой царь немилосерден - отдает на смерть того, кто не прожил и дня». И рассказала она о своей беде бодхисаттве - царю оленей. Царь оленей сказал: «О горе! Сердце любящей матери сострадает тому, кто еще не имеет облика. Сегодня я пойду вместо тебя». И пришел он к царским воротам. Люди, которые шли по [183] дороге, передавая весть, закричали: «Вот, великий царь оленей сегодня пришел в город!» Жители столицы - и служивые и народ - не могли удержаться, чтобы не броситься посмотреть на него. Царь, как услышал об этом, подумал, что это неправда, и поверил только тогда, когда ему рассказал об этом привратник. И сказал: «Почему царь оленей столь неожиданно явился?» И олень сказал: «Есть олениха, которая назначена на смерть, а детеныш ее еще не рожден. Не могу не скорбеть об этом и вот хочу заменить ее, отдать свое тело». Услышав такое, царь тяжело вздохнул и сказал: «Я, имеющий тело человека, - олень. Ты, имеющий тело оленя, - человек». С тех пор он полностью освободил оленей от дани, и больше они не жертвовали жизнью. Тогда же он отдал этот лес оленям во владение. Потому его назвали «лес, дарованный оленям». С тех пор так и повелось называть его Оленья Пустынь.

К югу от монастыря в 2-3 ли есть ступа высотой около 300 чи. Основание ее широкое и высокое, украшено самоцветами и редкими драгоценностями, но нет ниш, располагаемых ярусами. Сооружен купол, и, хотя установлен шпиль, на нем нет колокольчиков, подвешенных по кругу, Рядом с ней есть малая ступа - на месте, где пятеро людей, во главе которых стоял Аджнята Каундинья, отказались изъявить покорность Будде и приветствовать его.

Некогда царевич Сарвартхасиддха 10, покинув город, поселился в уединении среди гор и долин. Презрев свою плоть, он предался Учению. Тогда царь Шуддходана, обратившись к трем людям из своего рода и к двоим из дядьев по матери, сказал так: «Мой сын Сарвартхасиддха ушел из дома, чтобы совершенствоваться в познании. В одиночестве странствует он по горам и болотам, в отрешении поселился он в диких лесах. Потому-то повелеваю вам последовать за ним и разузнать, где он пребывает. Кто из нашей семьи - дядья по отцу и матери, а также кто вне семьи - и знатные, и служилые люди, - пусть все примутся за это дело. Следует узнать, где он остановился». Получив указ, пятеро человек отправились в путь, осматривая все места до самых окраин страны. После столь ревностных поисков у них самих появилось желание уйти от мира. И спросили они друг друга: «Страданием или радостью достигают "пути самосовершенствования" 11?» Два человека сказали: «Через покой и радость становятся на "путь"». А три человека сказали: «Испытывая страдания, становятся на "путь"». Те двое заспорили с теми тремя, но так и не достигли ясности. В то время царевич, размышляя [184] над непреложной истиной, принял мученичество «внешнего пути» и поддерживал свою плоть, принимая [в день] лишь одно конопляное и одно рисовое зерно 12. Два человека увидели это и говорят: «То, чему следует царевич, не соответствует истинному учению, ведь "путь" достигается через радость. А он предается мученичеству. Мы не последуем за ним». Они отказались от него и удалились. Размышляя о достижении «плода», царевич шесть лет предавался мученичеству, но не достиг бодхи. И решил он испытать, не является ли следование мученичеству неистинным. Он принял рисовую кашу на молоке и обрел «плод». Три человека услышали об этом и со вздохом сказали: «Он был так близок к достижению успеха и вот теперь отступился. Шесть лет он предавался мученичеству и в одно утро отказался от достигнутого». Тогда они решили держать совет и выяснить суть дела. Они встретились с двумя людьми, сели в должном порядке и стали говорить между собой высокие речи. И вот, обсудив все, они сказали: «Было время, царевич Сарвартхасиддха ушел из царского дворца и уединился в долинах, сбросил дорогие одежды, накинул оленью шкуру. Прилежно воспитывал он в себе стойкость, целомудренно предавался мученичеству, стремясь к сокровенному прекрасному Учению и обретению "плода", выше которого ничего нет. Ныне же он принял от женщины рисовую кашу на молоке 13, отступился от "пути", лишился стойкости, и мы, узнав об этом, не можем признавать его». А два человека сказали: «Почему же, высокородные, мы спохватились так поздно, когда этот человек совершил столь дерзкий проступок? Он жил так безмятежно в дворцовых покоях, он был почитаем и всемогущ. И не смог он перенести спокойной жизни, удалился в горы и леса. Он отказался от трона царя-чакравартина и стал скитаться, как человек низкого рода. Что можно думать о нем? Когда говоришь об этом, лишь прибавляется печаль».

Бодхисаттва же, искупавшись в реке Найранджане 14 и воссев у дерева бодхи, достиг правильного просветления. Теперь его стали называть учителем дэвов и людей. Пребывая в умиротворении, он стал размышлять, кто был бы достоин того, чтобы передать ему Учение, и проговорил: «Удра Рамапутра 15, который практиковал самадхи "отсутствие желаний", достоин воспринять прекрасное Учение». И дэвы, парившие в воздухе, подали голос и возвестили: «Уже семь дней прошло, как скончался Удра Рамапутра». Татхагата вздохнул печально: «Как же так! Мы так и не встретились! Ему было бы передано прекрасное Учение, и он тотчас принял бы обращение». [185] И вновь он стал размышлять, обозревая весь мир: «Есть Арада Калама 16, который достиг самадхи "не-приобретение". Он сможет воспринять истину». И снова дэвы возвестили: «Уже пять дней назад скончался он». И снова печально вздохнул Татхагата, сетуя о свой горестной доле, и вновь стал размышлять, кто был бы достоин принять его наставление. И вспомнил он, что живут в Оленьей роще пять человек, которые могут первыми последовать за ним. Тогда встал Татхагата с места у дерева бодхи и отправился в Сад Оленья Пустынь, преисполнен величия и покоя. Сиял чудесный свет, урна 17 переливалась драгоценными красками, и тело его было поистине золотого цвета. В безмятежности шел он вперед, чтобы наставить тех пятерых людей. А те пятеро человек издалека увидели Татхагату и говорят друг другу: «Тот, кто приближается к нам, - Сарвартхасиддха. Прошли многие годы, а он так и не обрел "священного плода". Он отступился от прежних устремлений и вот ищет нас, чтобы сделать своими последователями. Следует каждому хранить молчание и не вставать, чтобы приветствовать и почтить его». И приблизился к ним Татхагата, величием и святостью поражая все существа, и забыли те пять человек о своем уговоре, и с поклоном приветствовали его, и расспрашивали его, и последовали за ним, как полагается по чину. Татхагата со временем наставил их и явил им прекрасную истину. Когда миновали две «отрешенные жизни», все они обрели «плод».

От Леса, Дарованного Оленям, шел на восток 2-3 ли и пришел к ступе. Рядом с ней есть высохшее озеро около 80 бу в окружности. Одно его название - «Спасение жизни», по-другому его называют «Доблестный герой». В старинных преданиях говорится: несколько сотен лет тому назад жил отшельник, и устроил он хижину у этого озера, чтобы жить в уединении. Он обладал высокой ученостью и преуспел в искусствах. В совершенстве владел он чудесною силой, умел превращать черепки и камни в драгоценности, изменять облик людей и животных. Не умел лишь только повелевать ветрами и тучами и летать на них так, как умеют риши. Просматривая тексты, изучая старинные предписания, вновь и вновь он пытался дознаться искусства риши. А в них говорилось: «Духи-риши владеют умением продлевать жизнь. Если хочешь научиться такому, прежде всего сосредоточь помыслы на этом. Построй алтарь около 1 чжана в окружности и прикажи одному доблестному герою - надежному, мужественному и наделенному ясным разумом - взять в руки [186] длинный нож, встать на краю алтаря, затаить дыхание и не произносить ни слова с вечера до утра. А тот, кто хочет стать риши, пусть сядет посередине алтаря, держа в руке длинный нож и вслух произнося заклинания; пусть насторожит зрение и слух. К рассвету он станет риши, а острый нож, который он держит, превратится в драгоценный меч. Он воспарит ввысь, ступая по воздуху, он будет повелевать сонмом риши, и стоит ему взмахнуть мечом - сбудется все, что он пожелает. Не будет у него слабости, не будет старости, не будет болезней, не будет смерти». И тот человек, дабы стать риши, пошел искать доблестного героя. Ища, потратил он годы и все не мог найти того, кто соответствовал бы его пожеланиям. Но потом в городе встретил он одного человека: горько плача, следовал он по дороге. Посмотрел отшельник, какие знаки на его теле, и в душе обрадовался. И спрашивает его участливо: «О чем же ты так убиваешься?» А тот говорит: «Будучи в нужде, я нанялся работником, чтобы поддержать свое существование. Хозяин же, увидев, как я доверчив, по истечении срока пяти лет обещал заплатить мне большое жалованье. С тех пор я стойко переносил все лишения, несмотря на тягостный труд. Пять лет уже подходили к концу, когда однажды утром я совершил проступок, и меня жестоко высекли. Так ничего я и не получил. Об этом-то я и сокрушаюсь. О, горе мне! Кто пожалеет меня?» Отшельник повелел ему следовать за ним и привел в свою тростниковую хижину. Силой своего колдовства он сотворил угощение, повелел тому человеку искупаться в озере и одел его в новые одежды. Помимо этого, он выплатил ему 500 золотых монет и сказал: «После того, что уже сделано, приходи и проси, что захочешь - будь любезен, не сторонись меня». В дальнейшем он все больше одаривал его и втайне совершал благодеяния. Будучи глубоко тронут, доблестный герой не раз порывался самозабвенно служить ему, чтобы его отблагодарить. Отшельник же говорит: «Я искал доблестного героя. Прошли годы, пока не посчастливилось мне встретиться с человеком необыкновенного облика и столь подходящим для моего замысла, как никто другой. Я хотел бы, чтобы в течение одной ночи ты не произносил ни слова». И сказал доблестный герой: «Я и на смерть пойти не откажусь, что мне стоит всего лишь затаить дыхание?» Тогда устроили они алтарь, предназначенный для получения дхармы риши 18, сделав все согласно предписаниям, и сели ждать захода солнца. После захода солнца каждый взялся за свое дело: отшельник произносил заклинания, герой держал острый нож. [187] И вот почти перед самым рассветом тот человек вдруг вскрикнул. Тотчас с небес низвергся огонь, и пошел дым, и разгорелось пламя, и сгустились тучи. Отшельник потащил того человека в озеро, чтобы спасти от опасности. И спрашивает: «Ведь я распорядился, чтобы ты не говорил ни слова. Почему ты так встрепенулся и закричал?» А доблестный герой говорит: «После того как я получил приказ, в середине ночи, когда стало совсем темно, одолел меня как будто тягостный сон. Все изменилось, и увидел я, будто прежний хозяин сам пришел ко мне - ласков, великодушен и полон благодарности. Но я не произнес ни слова. Тот человек разгневался, и затем я увидел, будто он меня убивает, и я обрел "теневое тело" 19. Глядя на свое мертвое тело, я испустил жалобный вздох, но, вопреки всему, я дал обет в течение многих веков не говорить из долга благодарности. Затем увидел я, будто получил воплощение в Южной Индии в семье великого брахмана. И вот был зачат и рожден, прошел через многие горькие испытания, но, чувствуя глубокую признательность за оказанные милости и памятуя свой долг, так и не произнес ни звука. Со временем я прошел обучение и по достижении совершеннолетия женился. Похоронил я родителей, родился у меня сын. Каждый день я помнил ранее оказанные милости и ничего не говорил, а мои домашние и родственники, видя это, удивлялись. Так прошло шестьдесят пять лет, и моя жена сказала: «Ты должен заговорить - если так и будешь бессловесным, я убью твоего сына». И только тогда я задумался: «Я уже в таком возрасте, когда не могу рождать, стал дряхлым и старым, и есть у меня только этот малолетний сын». Вот почему, желая остановить жену и приказать ей не убивать сына, я издал этот крик». И сказал отшельник: «Это моя вина. Тебя смущал Мара». Доблестный герой, испытывая благодарность за милости и скорбя, что дело не было исполнено, почувствовал глубокую муку и умер. Поскольку он был спасен из огня, это место называют Спасение Жизни. Поскольку он умер от благодарности за милость, другое название - Озеро Доблестного Героя.

К западу от Озера Доблестного Героя есть Ступа Трех Зверей. Здесь место, где Татхагата в те времена, когда вел жизнь бодхисаттвы, изжарил свое тело 20. В начале кальпы в этом диком лесу жили лиса, заяц и обезьяна. Были они разной породы, но ладили между собой. Тогда-то владыка дэвов Шакра, желая испытать тех, кто следует по пути бодхисаттвы, с помощью своей чудесной силы превратился в старца. Обратившись к тем трем зверям, он сказал: «О вы, [188] дети мои, живете ли вы счастливо и безмятежно? Не ведаете ли страха?» И они ответили: «Мы крадемся через густые травы, рыщем по дремучему лесу. Мы разной породы, но равно довольны, спокойны и веселы». Старец сказал: «Услышав, что вы, дети мои, великодушны и милостивы, я пренебрег старостью и немощью и пришел сюда издалека. Теперь же я голоден - какой пищей вы могли бы совершить мне подношение?» И они сказали: «Подожди здесь немного. Мы побежим, поищем». И вот, в едином стремлении к самоотвержению, разными тропами отправились они на поиски. Лиса пошла вдоль берега реки и принесла в зубах свежего карпа. Обезьяна залезла на дерево, набрала цветов и плодов и тоже пришла на то место и преподнесла все старцу. Только заяц вернулся ни с чем, прыгая туда и сюда. Старец ему и говорит: «Как я вижу, ты не таков, как лиса с обезьяной, не в одном с ними стремлении. Каждый смог мне послужить, только заяц вернулся ни с чем, он один не поднес мне пищу вместе со всеми. И в этих моих словах истинная правда». Заяц же, услышав упрек, обратился к лисе с обезьяной и сказал: «Соберите побольше хвороста и травы». Так они и сделали. Лиса с обезьяной поспешно насобирали травы, натаскали дров. Сложили в кучу, разожгли жгучее пламя. И заяц сказал: «О достойный! Мое тело презренно. Поскольку мне трудно что-либо найти, то самого себя, ничтожного, я осмелюсь принести в дар, только такую пищу». Закончив речь, он бросился в огонь и тотчас умер. Тогда старец вернулся в тело Владыки Шакры, собрал останки и долго его оплакивал. И сказал он лисе с обезьяной: «Ведь только он один был способен на это! Я глубоко тронут, и, чтобы память о нем не исчезла, я поселю его на лунном диске». Эта история передавалась в последующих поколениях, и потому все говорят, что на Луне с тех пор живет заяц. Впоследствии люди на этом месте построили ступу.

Отсюда по течению реки Ганги шел на восток около 300 ли, прибыл в страну Чжаньчжу 21.

Страна Чжаньчжу в окружности около 2000 ли. Столица расположена на реке Ганге, в окружности около 10 ли. Жители состоятельны, селения расположены близко друг к другу. Земли плодородны, урожаи хлебов собирают согласно сезону. Климат мягкий, теплый, в обычае простосердечие и правдивость. Люди по характеру дикие, исповедуют и ложные верования и истинную веру. Монастырей около 10, монахов менее 1000 человек, все придерживаются [189] учения «малой колесницы». Храмов дэвов - 20, иноверцы проживают вперемешку. К северо-западу от города, в монастыре, есть ступа, построенная царем Ашокой. В индийских записях говорится, что в ней хранятся мощи Татхагаты объемом 1 шэн. Некогда Владыка Мира на этом месте проповедовал дэвам и людям прекрасное Учение. Рядом сохранились следы, где три будды прошлого сидели, а также ходили и стояли. Поблизости также есть изваяние Милосердного бодхисаттвы. Образ по размеру хотя и невелик, но великой святости и благодати. Таинственным образом проявляя божественные силы, от него временами исходят чудесные знамения.

От столицы прошел на восток около 200 ли, прибыл к монастырю Авиддхакарна 22. По протяженности стен он невелик, украшен резьбой изрядной работы. Цветы отражаются в озере, высокие строения смыкаются своими кровлями. Монахи степенны и благонравны, все заняты учебой. Как повествуют старинные предания, некогда в стране Духоло, расположенной к северу от Больших Снежных гор, жили шраманы, которые учились с радостным усердием, два или три товарища. Все свое свободное время они посвящали рецитации текстов. Каждый день они говорили друг другу: «Прекрасная истина сокровенна и глубока, она не может быть постигнута пустыми разговорами. Священные следы несут свет, и нам должно пойти к ним, следуя друг за другом, чтобы поведать единомышленникам об этих увиденных нами священных следах». И вот эти два или три товарища взяли посохи и вместе отправились в путь. Пришли они в Индию. Когда же они подходили к монастырям, их презирали, как людей из окраинных земель, и не давали им приюта. Снаружи они были одолеваемы ветром и сыростью, а изнутри были мучимы голодом - всячески страдали, и лица их были измождены. В то время царь этой страны выехал на прогулку по окрестным местам. Увидев монахов-иноземцев, он удивился и спросил: «Вы из какой страны, нищенствующие? Зачем пришли? Уши у вас не проколоты 23, а одежды изорваны и грязны». И шраманы ответили: «Мы из страны Духоло, почитатели истинного Учения. Стремясь прочь от мирской суеты, мы ушли в дальний путь и, будучи привержены одинаковым убеждениям, созерцаем священные следы. Но вот беда, так несчастна наша участь! Все как один гонят нас. Индийские шраманы не заботятся о странниках. И хотелось бы нам вернуться на родную землю, но еще не завершили паломничества. Пусть мы терпим невзгоды, но прежде последуем стремлению души, а потом уже [190] позаботимся о себе». Царь, услышав такие речи, был весьма растроган, велел построить монастырь на этом памятном месте и написать на белой ткани указ: «Я стал избранным владыкой над обитаемым миром, я высоко почитаем людьми - все это благодаря божественной помощи "трех сокровищ". Когда я стал царем, властвующим над людьми, я получил поручение от Будды постоянно благотворительствовать всем "крашеным одеждам" и построил этот монастырь, чтобы оставить память об иноземцах. Отныне и впредь я не разрешаю монахам с проколотыми ушами останавливаться в этом монастыре». Из-за этой истории монастырь и получил свое название.

От монастыря Авиддхакарна шел на юго-восток около 100 ли и, переправившись на южный берег реки Ганги, прибыл в город Махасара 24. Здесь живут брахманы, которые не чтят Учение Будды. Увидев шрамана, они сначала стараются вызнать степень его учености, и лишь когда выяснят, что он имеет твердые знания, обращаются к нему с почтением.

К северу от реки Ганги есть храм Нараянадэвы. Его высокие башни и строения в несколько ярусов блистают великолепием и красиво украшены. Статуи дэвов, вырезанные из камня, исполнены высочайшего замысла и являют божественные знамения, которые трудно постичь.

От храма Нараянадэвы шел на восток около 30 ли; здесь стоит ступа, построенная царем Ашокой. Большая часть ее ушла в землю. Спереди возведена каменная колонна высотой около 2 чжанов, наверху ее - изваяние льва, а вырезанная на ней надпись сообщает о покорении демонов. Некогда на этом месте жили пустынные демоны. Применяя свою могущественную силу, они пожирали кровь и мясо людей, губили живые существа, напуская на них жестокие наваждения. Татхагата же, в сострадании ко всем живущим, запретил им убивать. Благодаря своей святой силе он обратил духов, наставил их на путь благой веры и велел принять обет неубиения. Духи, благоговейно восприняв наставление, стали отправлять культ, совершая обход по кругу, и поднесли в дар камень, прося Будду сидеть на нем, пребывая в покое. Они хотели слушать истинное Учение, чтобы быть в состоянии овладевать своими мыслями. С этого времени последователи тех, кто не имеет веры, состязались, пытаясь передвинуть поставленное духами каменное сиденье, но, хотя это делали 10 000 человек, так и не могли сдвинуть. Вокруг строения - [191] густые рощи и чистые водоемы. Люди, живущие поблизости, не могут не испытывать благоговейного трепета.

Недалеко от Покорения Духов есть несколько монастырей. Хотя большей частью они разрушены, но монахи в них еще есть, и все они исповедуют учение «большой колесницы».

Отсюда прошел на юго-восток около 100 ли, прибыл к ступе. Фундамент ее уже врос в землю, осталось лишь несколько чжанов высоты. В прошлые времена, когда после паринирваны Татхагаты великие цари восьми стран делили мощи, взвешивавший мощи брахман смазал медом внутренность сосуда. Цари получили свои доли, а брахман взял сосуд и с ним вернулся домой. Затем он выбрал прилипшие мощи, построил ступу и почтительно вложил в нее сосуд. Отсюда название ступы. Впоследствии царь Ашока вскрыл ее, взял сосуд и отстроил ступу заново. Когда приближаются дни поста, она излучает сияние.

Следуя отсюда на северо-восток, переправился через реку Гангу, прошел 140-150 ли, прибыл в страну Вайшали 25.

Страна Вайшали в окружности около 5000 ли. Земли плодородны, цветы и плоды в изобилии. Плодов амалака и моча очень много, и они имеют большую ценность. Климат мягкий, теплый, в обычае простосердечие и правдивость. Здесь склонны к приобретению заслуг и высоко ценят ученость. Есть приверженцы и ложных верований и истинной веры. Монастырей несколько сотен, в большинстве они разрушены, осталось лишь 3 или 5. Монахи малочисленны. Храмов дэвов несколько десятков, иноверцы проживают вперемешку. Особенно многочисленно сообщество последователей тех, кто ходят обнаженными.

Город Вайшали уже значительно разрушен. Его древние развалины имеют в окружности 6-7 ли. Дворцовый город в окружности 4-5 ли. Жителей мало.

К северу от дворцового города, пройдя расстояние в 5-6 ли, прибыл к монастырю. Монахов очень мало, исповедуют учение «малой колесницы» школы самматия. Рядом есть ступа - когда в прошлом Татхагата произнес «Вималакирти-сутру» 26, сын старейшины-купца Ратнакары и с ним другие люди здесь поднесли Будде драгоценные зонты. К востоку от нее есть ступа на том месте, где Шарипутра вместе с последователями обрел «плод» «не в обучении». [192]

На юг от Обретения Плода Шарипутрой есть ступа, построенная царем Вайшали. После нирваны Будды прежний царь этой страны получил долю мощей и с должным ритуалом возвел ступу. Индийские записи сообщают: в давние времена в ней хранились мощи Татхагаты объемом 1 ху. Царь Ашока вскрыл и взял 9 доу, так что остался только 1 доу. Впоследствии жил царь одной страны, который захотел снова вскрыть ступу и взять мощи. Но как только он принялся за это дело, земля задрожала, и вскрыть ее не удалось.

К северо-западу отсюда есть ступа, построенная царем Ашокой. Рядом стоит каменная колонна высотой 50-60 чи, наверху ее изваяно изображение льва.

К югу от каменной колонны - озеро, которое выкопала для Будды стая обезьян. В прошлом здесь бывал Татхагата. К западу от озера, недалеко, есть ступа. На этом месте обезьяны, взяв патру Татхагаты, забрались на дерево и набрали меда. К югу от озера, недалеко, есть ступа на месте, где обезьяны поднесли Будде мед. В северо-западном углу озера по сей день сохраняется изображение обезьяны.

К северо-востоку от монастыря в 3-4 ли есть ступа на месте руин древнего жилища Вималакирти, обладающая многими чудесами. Недалеко отсюда есть одна священная вихара, с виду похожая на нагромождение кирпичей. Как передают, эта каменная куча находится на месте, где старшина-купец Вималакирти во время болезни произносил проповедь. Недалеко отсюда есть ступа, где было древнее жилище Ратнакары, сына старшины-купца.

Недалеко отсюда есть ступа, где было древнее жилище женщины Амры 27. На этом месте тетка Будды и другие бхикшуни вошли в нирвану.

К северу от монастыря в 3-4 ли есть ступа. На этом месте стоял и ждал Татхагата, намереваясь отправиться в Кушинагару, чтобы войти в паринирвану, а люди и киннары 28 сопровождали Почитаемого в Мире. Далее к северо-западу, недалеко, есть ступа. На этом месте Будда в последний раз посмотрел на город Вайшали. К югу отсюда, недалеко, есть вихара. Спереди ее построена ступа. Здесь был сад женщины Амры, который она принесла в дар Будде.

Рядом с Садом Амры есть ступа. Здесь место, где Будда сообщил о своей паринирване. Некогда Будда здесь сообщил Ананде: «Тот, кто овладел "четырьмя чудесными способностями" 29, может прожить жизнь длительностью до одной кальпы. Сколько же продлится жизнь Татхагаты?» И так повторил он трижды. Ананда не отвечал, [193] поскольку был одолеваем чарами Мары. Ананда поднялся с сиденья и стал гулять по лесу. А в то время Мара явился к Будде и спрашивает: «Татхагата, пребывая в мире, уже долгое время обращал людей. Тех заблудших, которых он спас из помрачения "круговорота перерождений", насчитывается столь же много, как пыли и песка. Теперь как раз пришел срок радости "тихого угасания"». Владыка Мира положил песок на ноготь и сказал Маре: «На всей земле песчинок больше или на ногте больше?» Тот ответил: «На всей земле больше». И Будда сказал: «Как нельзя сосчитать, сколько частиц почвы на ногте, так же не счесть их на всей земле. Через три месяца я достигну нирваны». Услышав это, Мара возрадовался и удалился. Ананда же, пребывая в лесу, вдруг увидел странный сон. Пришел он к Будде и говорит: «Будучи посреди леса, во сне я увидел большое дерево, с обильными ветвями и листвой, и густая крона его давала тень. Вдруг поднялся страшный ветер и разметал все без остатка. Неужели Владыка Мира намерен войти в "тихое угасание"! Душа моя в смятении. Потому и пришел спросить тебя». И Будда сказал Ананде: «Я ведь уже говорил тебе. А ты, помраченный Марой, тогда не попросил меня остаться в мире. Царь Мара уговаривал меня скорее войти в нирвану. Срок уже назначен. Об этом и был твой сон».

Рядом с Объявлением Срока Нирваны, недалеко, есть ступа на месте, где тысяча сыновей встретили отца и мать. Некогда жил риши, он вел уединенную жизнь среди гор и долин. В средний месяц весны он омылся в чистом потоке. Вслед за тем отсюда попила воды косуля, и тогда зачала, и родила девочку. Облик ее был человеческим, только ноги как у оленя. Посмотрел на нее риши, взял к себе и воспитал. Прошло время, и он велел ей поискать огня. Она пошла, но где бы она ни ступила на землю, в ее следах были цветы лотоса. Когда другой риши увидел это, то очень удивился и повелел ей обойти его хижину, сказав, что тогда она и получит огонь. Девушка-олениха выполнила приказ, получила огонь и вернулась домой. В то время царь Брахмадатта 30 поехал на охоту, увидел следы с лотосами и последовал за ними, чтобы выяснить, что это за чудо. Посадил он ее в свою колесницу и отвез к себе. Мудрецы же гадали и предсказали, что она родит тысячу сыновей. Услышав это, другая жена не могла не замыслить зла. Прошли дни и месяцы, и родила она цветок лотоса. У цветка была тысяча лепестков, и на каждом лепестке сидел мальчик. Другая жена оклеветала ее, сказав, будто это несчастливый [194] знак, бросила цветок в реку Гангу, и он поплыл по течению. А царь Уджджияна 31 вышел погулять вдоль реки и увидел окутанный желтым облаком сосуд, который плыл по волнам и приблизился к нему. Он взял его, открыл и заглянул внутрь. А там - тысяча мальчиков. Он вырастил их, и когда они повзрослели, то стали рослыми и сильными. Имея своей опорой сыновей, он стал расширять пределы своих владений. Его могучее войско одерживало победы, и вот однажды он собрался пойти войной на эту страну. Царь же Брахмадатта, услышав об этом, затрепетал до глубины души, боясь, что его войско не сможет противостоять противнику, и не мог придумать, что предпринять. А тем временем женщина с оленьими ногами сердцем почувствовала, что это ее сыновья. И говорит царю: «Ныне разбойники напали на наши границы, и все сверху донизу склонны к измене. Я всего лишь твоя жена, но имею один замысел и могу отвратить могучего врага». Царь не поверил ей и оставался пребывать в глубоком страхе. Тогда женщина-олениха взошла на городскую башню и стала ждать, когда подойдут враги. Как только войско из тысячи сыновей окружило город, женщина-олениха обратилась к ним: «Не делайте неподобающее дело. Я ваша мать, вы мои сыновья». Тысяча сыновей говорят ей: «Что за странность ты говоришь?» А женщина-олениха надавила на обе груди, и пролилась тысяча струй, которые по свойству родства попали в их рты. Тогда они сняли доспехи, распустили войско и вернулись в свой род. Две страны помирились, а народ обрел покой и благоденствие.

Недалеко от Возвращения в Свой Род Тысячи Сыновей есть ступа. Здесь сохранились следы, где ходил Татхагата. Указав сюда, он сообщил общине монахов: «Некогда на этом месте я вернулся в свой род и встретил родителей. Если желаете знать о тысяче сыновей - они и есть тысяча будд бхадракальпы».

На восток от Разъяснения о Прежнем Рождении есть остатки древнего строения. Сверху построена ступа, временами она светится ярким сиянием; все, кто помолится здесь, обретают испрошенное. На этом месте Татхагата произнес «Самантамукхадхарани» и другие сутры. От высоких строений и зала для проповедей остались основания стен. Недалеко от зала для проповедей есть ступа. В ней сохраняются мощи половины тела Ананды.

Отсюда недалеко есть несколько сотен ступ. Кто захочет подсчитать их точно - не сможет узнать числа. Здесь место, где тысяча пратьекабудд вошли в нирвану. Внутри и вне городских укреплений [195] Вайшали такое множество священных следов, что трудно их перечислить. Повсюду расположены древние холмы, которые сплошь покрывают местность и возвышаются друг за другом. Проходили годы и месяцы, сменялись жара и холод, и теперь все здесь полностью разрушено. Леса извелись, водоемы высохли. Лишь остались гнилые пни - вот все, о чем можно рассказать.

На северо-запад от столицы прошел 50-60 ли и прибыл к ступе на месте, где личчхавы 32 расстались с Татхагатой. Когда Татхагата из города Вайшали поспешно отправился в страну Кушинагару, личчхавы услышали, что Будда намерен войти в «тихое угасание», и с горестным плачем последовали за ним. Почитаемый в Мире увидел, что они прощаются с ним, как с умершим, что никакими словами нельзя их унять, и благодаря своей чудесной силе сотворил большую реку - глубокую, с обрывистыми берегами и быстрым течением. Личчхавы были в отчаянии оттого, что пришлось остановиться, и Татхагата оставил им свою патру на память.

К северо-западу от города Вайшали в 200 ли есть древний город, опустевший уже много лет назад. Жителей совсем мало. Посреди города есть ступа. Здесь некогда Будда рассказал собранию бодхисаттв, людей и дэвов о своем прежнем рождении: когда он вел жизнь бодхисаттвы, то в этом городе воплотился в облике царя-чакравартина по имени Махадэва. Он обладал «семью драгоценностями» и правил Четырьмя Поднебесными 33. Заметив на себе признаки одряхления и познав истину о том, что тело не вечно, в своих сокровенных помыслах он решил удалиться от мира. Он оставил свой трон, покинул страну, «ушел из дома». Надел «крашеную одежду», стал совершенствоваться в учености.

Прошел на юго-восток от города 14-15 ли, прибыл к большой ступе. Здесь место, где проходил собор семисот совершенных. Через 110 лет после нирваны Будды в городе Вайшали жили бхикшу, которые отошли от Учения Будды и неверно следовали установлениям винаи. В то время старец Яшода жил в стране Кошале 34, старец Самбхута 35 жил в стране Матхуре, старец Ревата 36 жил в стране Ханьжо 37, старец Шала 38 жил в стране Вайшали, старец Фушэсумило 39 жил в стране Сололифу 40. Все они были великими архатами, обладали свободой от заблуждений, были привержены «трем сокровищам», владели «тремя проникновенными знаниями», имели большую славу, знали все, что подлежит познанию, и все были учениками почтенного Ананды. И вот Яшода послал обращение к святым [196] мудрецам, дабы все собрались в городе Вайшали. В то самое время, когда лишь одного человека недоставало до семисот, Фушэсумило божественным зрением увидел, как великие совершенные собрались обсуждать дела Учения. С помощью чудесной силы он перенесся по воздуху на собор. Тогда Самбхута посреди собрания, обнажив правое плечо и встав на колени, воззвал: «Собрание да утихнет! Преисполнимся благоговения! Будем внимательны! В прошлом великий совершенный Царь Учения своей благой волей вошел в "тихое угасание". Хотя прошли многие годы, слова Учения еще пребывают в мире. В городе же Вайшали нерадивые бхикшу неверно следуют установлениям винаи и неверно понимают десять пунктов учения о "десяти силах". И вот ныне здесь собрались совершенные, которые глубоко уяснили, что верно и что неверно, и все преемствуют наставлениям высокодостойного Ананды. Проявим благодарность за милость Будды и вновь провозгласим его святую истину!» И великое собрание не могло не преисполниться глубокими чувствами. Они призвали тех бхикшу и потребовали, в соответствии с винаей, чтобы они прекратили нарушения. Были устранены заблуждения в наставлении и внесена ясность в святое Учение.

От Собора Семисот Совершенных прошел на юг 80-90 ли, прибыл к монастырю Шветапура 41. Его высокие строения величественны, башни устремлены ввысь. Община монахов благочинна, исповедует учение «большой колесницы». Поблизости есть места со следами, где четыре будды прошлого сидели и ходили. Рядом есть ступа, построенная царем Ашокой. Здесь место, где сохранились следы Татхагаты: когда он в прошлом направился на юг в страну Магадху, то остановился на дороге и оглянулся на север, на город Вайшали.

От монастыря Шветапура прошел на юго-восток около 30 ли. Здесь на реке Ганге, и на южном, и на северном берегу, есть по ступе. На этом месте почтенный Ананда поделил свое тело между двумя странами. Ананда приходился Татхагате двоюродным братом по отцу. Он имел большую осведомленность и самообладание, настоящее знание всех вещей. После того как Будда покинул мир, он стал последователем Кашьяпы. Он нес истинное Учение и наставлял людей, ступивших на путь совершенствования. Однажды в стране Магадхе он шел через лес и увидел одного шраманеру, рецитирующего буддийские сутры. Тот ошибался в порядке членения текста и путал слова. Услышав это, Ананда проникся глубоким чувством сожаления и тихо подошел, чтобы предостеречь его и указать правильный [197] путь. Шраманера с улыбкой сказал: «Высокодостойный старец! То, что ты говоришь, ошибочно. Мой учитель обладает высокой просвещенностью и в полном расцвете лет. Я получил верные наставления, поистине не может быть ошибки». Ананда в молчании отошел в сторону и сказал со вздохом: «Хотя я уже и преклонных лет, ради всех существ я хотел бы дольше оставаться в мире и нести истинное Учение. Однако все существа погрязли в скверне, и стало трудно наставить их. Нет пользы оставаться долее, надо скорее уйти в "угасание"». Тогда покинул страну Магадху и, держа путь в город Вайшали, стал переправляться через реку Гангу - плывя на лодке, он был уже на середине реки. В то самое время царь страны Магадхи услышал, что Ананда уходит, и его охватило глубокое чувство благоговения. Тотчас он снарядил колесницу и, выступив с войском, поспешил просить его вернуться. Его войско в несколько сот тысяч воинов расположилось на южном берегу. И царь Вайшали, услышав, что приближается Ананда, переполнен вместе и печалью, и радостью, тоже поднял войско и помчался навстречу. Его войско в несколько сот тысяч воинов собралось на северном берегу. Два войска встали друг напротив друга, бунчуки и знамена заслонили солнце. Ананда, боясь, что случится столкновение и одни станут убивать других, воспарил вверх над лодкой, поднялся ввысь, явил чудесное преображение и тотчас вошел в «тихое угасание». И был явлен огонь, который сжег его тело, а останки разделились пополам - одна часть упала на южный берег, другая на северный берег. Так два царя получили по своей доле. Воины горестно рыдали, и оба царя вернулись в свои страны, воздвигли ступы и стали совершать приношения.

Отсюда шел на северо-восток около 500 ли, прибыл в страну Вриджи 42.

Страна Вриджи в окружности около 4000 ли. С востока на запад широкая, с юга на север узкая. Земли тучные, плодородные, цветов и плодов изобилие. Климат довольно холоден, люди по характеру вспыльчивы. В большинстве исповедуют «внешние учения», мало привержены Учению Будды. Монастырей около 10, монахов менее 1000 человек. Исповедуют и «большую» и «малую колесницу». И те и другие усердно совершенствуются в Учении. Храмов дэвов несколько десятков, приверженцев «внешних учений» поистине множество. Столица называется Чжаньшуна 43, и большая ее часть уже [198] разрушена. В древнем дворцовом городе проживает около 3000 семей, и это скорее похоже на деревню, чем на город.

К северо-востоку от большой реки есть монастырь. Монахов очень мало, они заняты совершенствованием в учености и в поведении придерживаются высокой чистоты.

Отсюда шел на запад - туда, где на самом берегу реки стоит ступа высотой около 3 чжанов. С юга ее огибает река. На этом месте великомилосердный Почитаемый в Мире обратил рыболовов. В давние времена, когда Будда пребывал в мире, пятьсот рыболовов объединились в артель, чтобы ловить рыбу и другую водную живность. И поймали они в этой реке большую рыбу, у которой было восемнадцать голов, а у каждой головы по два глаза. В тот миг, когда рыболовы хотели ее убить, Татхагата, находившийся в стране Вайшали, увидел это своим божественным зрением. Желая использовать этот случай, чтобы обратить их и наставить на путь, он объявил, оповещая «большую колесницу»: «В стране Вриджи живет огромная рыба. Я хочу наставить ее и тем самым вразумить рыболовов. Вам же следует обдумать это событие». Тогда великая сангха окружила его, чудесною силой перенеслись они все по воздуху и прибыли на берег реки. Он воссел подобающим образом и обратился к рыболовам: «Не убивайте рыбу. С помощью чудесных сил я открою двери "проповеди по удобному случаю", я укрощу эту большую рыбу, позволю ей познать ее прошлую жизнь; она сможет говорить человеческой речью, и в ней поистине раскроются человеческие чувства». И тогда Татхагата, хотя и знал все это заранее, спросил: «Какие же прегрешения ты совершила в прежнем воплощении, если в "круговороте перерождений" попала на "дурной путь" и получила это скверное тело?» Рыба сказала: «В прошлом вследствие накопленных заслуг я родилась в знатном роде и была великим брахманом по имени Капиттха 44 - таково было мое воплощение. Полагаясь на принадлежность к своему роду, я оскорбляла установления людей. Полагаясь на свою просвещенность, презирала сутры и Учение. С легкомыслием ругала всех будд, скверными речами поносила монахов сангхи, обзывая их верблюдами, ослами, свиньями, конями и всеми, кто отвратителен с виду. За эти злые деяния я и получила это отвратительное тело. Однако благодаря остаткам прежних добрых дел я родилась во времена Будды, удостоилась видеть его святое воплощение и получить его святое наставление. Потому я прошу прощения и раскаиваюсь в деяниях, совершенных в прошлом». Тогда Татхагата в [199] соответствии с этим подходящим случаем обратил ее и должным образом дал ей наставление. Когда рыба услышала Учение, то покончила с жизнью; действием этой заслуги она родилась в небесном дворце. Она сама увидела, каким было прежде ее тело, действием какой кармы она родилась в этом облике, и так познала свою прошлую жизнь. Стремясь отблагодарить Будду за его милость, она пришла к нему на поклон и, следуя вместе с дэвами, воздавала ему особые почести. Совершив обход в правую сторону, она отошла и встала поодаль. Небесными драгоценностями, благовониями и цветами она совершила ему подношения. И Владыка Мира обратился с речью к рыболовам, произнеся проповедь прекрасного Учения. Все они были глубоко растроганы, со всей искренностью преисполнились благоговения, разорвали сети и сожгли лодки. В истинном рвении приняли они Учение и надели «крашеную одежду». Выслушав дальнейшее наставление, они отринули скверну и обрели «священный плод».

От Обращения Рыболовов шел на северо-восток около 100 ли. К западу от древнего города есть ступа, построенная царем Ашокой, высотой около 100 чи. На этом месте Будда проповедовал Учение в течение шести месяцев, обращая дэвов и людей.

К северу отсюда в 140-150 бу есть малая ступа. В прошлом на этом месте Татхагата учредил устав для бхикшу. Далее, недалеко, есть ступа, в которой хранятся волосы и ногти Татхагаты. Когда в прошлом Татхагата был на этом месте, люди из ближних и дальних селений устремились сюда и собрались толпой; они возжигали благовония, рассыпали цветы, беспрерывно поддерживали огонь в светильниках.

Отсюда шел на северо-запад 1400-1500 ли, перебирался через горы, входил в долины, прибыл в страну Непалу 45.

Страна Непала в окружности около 4000 ли. Расположена посреди Снежных Гор. Столица в окружности около 20 ли. Горы и долины тянутся чередой. Земли пригодны для выращивания хлебов. Много цветов и плодов. Добывают красную медь, разводят яков и птиц минмин 46. В торговле используют медную монету. Климат холодный, морозный. В обычае коварство и обман. Люди по характеру дикие, пренебрегают верой и законностью. Не обладают ученостью, но владеют мастерством. Облик их безобразный. Исповедуют и ложную и истинную веру. Монастыри и храмы дэвов непрерывно следуют [200] друг за другом. Монахов около 2000 человек, они исповедуют и «большую» и «малую колесницу», не различая то и другое. Приверженцев «внешних учений» и вообще иноверцев разного толка трудно перечислить. Царь - кшатрий, родом из личчхавов. Он устремлен к учености, придерживается высокой нравственной чистоты, искренно верит в Учение Будды. Недавно здесь правил царь по имени Амшуварман 47, отличавшийся большой просвещенностью и мудростью. Он сам составил «Шабдавидья-шастру», глубокий ученый труд, достойный почитания, который приобрел широкую известность.

К юго-востоку от столицы есть небольшая река и озеро. Если бросить туда огонь, то в воде займется пламя, если бросить другие вещи, они тоже воспламеняются и превращаются в нечто иное.

Отсюда вернулся в страну Вайшали, переправился в южную сторону через реку Гангу, прибыл в страну Магадху 48. [201]

(пер. Н. В. Александровой)
Текст воспроизведен по изданию: Сюань-цзан. Записки о западных странах [эпохи] Великой Тан (Да Тан си юй цзи). М. Восточная литература. 2012

© текст - Александрова Н. В. 2012
© сетевая версия - Strori. 2015
© OCR - Иванов А. 2015
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Восточная литература. 2012