Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

СЮАНЬ-ЦЗАН

ЗАПИСКИ О ЗАПАДНЫХ СТРАНАХ [ЭПОХИ] ВЕЛИКОЙ ТАН

ДА ТАН СИ ЮЙ ЦЗИ

ЦЗЮАНЬ V

Шесть стран

Страна Каньякубджа, страна Аюйто, страна Хаямукха, страна Праяга, страна Каушамби, страна Вишакха

Страна Каньякубджа в окружности около 4000 ли. Столица стоит на реке Ганге, которая протекает по западную ее сторону. Длина около 20 ли, ширина - 4-5 ли. Городские стены прочны и неприступны, стоят вровень с башнями. Леса здесь густые, а озера сияют, как зеркала. Редкостные товары из других стран стекаются сюда во множестве. Жители богаты и жизнерадостны, семьи весьма зажиточны. Цветов и плодов повсюду изобилие. Хлеба сеют согласно сезону. Климат мягкий, благоприятный, жители по нраву простые и честные. Внешностью они красивы, одежда и украшения изысканны и красочны. Они склонны к учености и к искусствам, их суждения ясны и глубокомысленны. Приверженцев ложной и истинной веры здесь поровну, монастырей около 100, монахов около 10 000 человек. Последователи и «большой» и «малой колесницы» ревностны в постижении Учения. Храмов дэвов около 200, иноверцев несколько тысяч человек.

Когда в стране Каньякубдже люди были долгожителями, то их царский город имел название Кусумапура 1, а царя звали Брахмадатта 2. Обладая заслугами, накопленными в прежних рождениях, он был честен и безупречен и в мирных и в военных делах. Он держал в устрашении Джамбудвипу, его слава гремела среди соседних государств. Тысяча сыновей его были мудрыми и храбрыми, могучими и непоколебимыми. Также он имел сто дочерей - приятных в обхождении и изысканно-красивых.

В то время был один риши, который жил на берегу Ганги. В духовном сосредоточении он вошел в медитацию. Прошло несколько десятков тысяч лет, и он стал похож на высохшее дерево. Пролетавшие мимо птицы уронили ему на плечо плод ньягродха 3. Прошло лето, наступила зима. Дерево раскинулось тенистою кроной и [131] выросло толщиной в обхват. Прошло много лет. Выходя из медитации, он хотел сбросить дерево, но побоялся, что из него выпадут птичьи гнезда. Люди того времени, высоко ценя его достоинства, назвали его риши Махаврикша 4. Когда риши, гуляя по берегу реки, брел через заросли, он увидел царских дочерей, которые резвились, гоняясь друг за дружкой. И взыграла в его сердце низменная страсть, принадлежащая «миру желаний». Немедленно явился он в Кусумапуру, желая со всей почтительностью сделать предложение. Услышав, что пожаловал риши, царь с поклоном вышел встречать его и ласково спросил: «Великий риши живет в тиши, вне мирских желаний. Что же могло его так взволновать?» И сказал риши: «Я обитал в чащобах в течение множества лет. Выйдя из медитации, я отправился на прогулку и увидел царских дочерей, и тогда страсть зародилась в моем сердце. Я пришел издалека, чтобы просить у тебя [дочь]». Выслушав эту речь и не находя иного выхода, царь сказал риши так: «Ты пока возвращайся к себе. Прошу тебя подождать до радостного события». И риши, выслушав это указание, вернулся в свои чащобы. Тогда царь поочередно стал спрашивать своих дочерей, но они не соглашались выходить замуж. Царь боялся могущества риши, затосковал и впал в расстройство. А его меньшая дочка, подгадав подходящее время, будучи непосредственной, спросила его: «О царственный отец! У тебя целая тысяча сыновей. Десять тысяч стран покорены тобою. Почему же ты в такой печали, как будто чего-то боишься?» И сказал ей царь: «Риши Махаврикша оказал нам честь своим вниманием, приходил свататься. Однако ни одна из вас не захотела последовать судьбе. Ведь риши обладает большим могуществом, он может творить и зло и добро. Если не удовлетворить его желание, то он непременно разгневается. Он разорит страну, уничтожит храмы и надругается над памятью прежних царей. Крепко задумался я над такою бедой, которой действительно надо страшиться». Меньшая дочь почтительно произнесла: «Пусть покинет тебя твоя глубокая печаль. В ней повинны мы. Я, хотя и такая малышка, хочу служить благоденствию двора и страны». Услышав это, царь обрадовался и велел запрячь экипаж, чтобы сопроводить ее. Он немедленно отправился к хижине, где жил риши, и почтительно сказал: «Великий риши снизошел к чувствам внешнего мира, удостоил вниманием земной мир. Позволь передать тебе в дар мою младшую дочь, чтобы подметать твое [жилище]». Посмотрел на нее риши и остался недоволен. И говорит он царю: «Ты пренебрег моим почтенным [132] возрастом и сватаешь мне такую неказистую». Царь сказал: «Я опросил всех дочерей поочередно, и ни одна не согласилась последовать судьбе. К счастью, вот эта меньшая захотела выполнить мою просьбу». Тогда риши, сдерживая гнев, произнес проклятие: «Девяносто девять твоих дочерей в одночасье согнутся пополам. В таком искалеченном виде они до конца мира не смогут выйти замуж». Царь послал людей, чтобы убедиться, [подействовало ли проклятие], - а те уже оказались согнутыми. С тех пор город так и называется - «Согнутые Девушки» 5.

Нынешний царь - родом из вайшьев, его имя - Харшавардхана 6, он и правит в этих владениях. За два поколения сменилось три царя. Имя его отца - Прабхакаравардхана 7, имя брата - Раджьявардхана 8. Раджьявардхана, как старший, унаследовал престол и правил достойно. В то время Шашанка 9, царь восточноиндийской страны Карнасуварны 10, непрестанно говорил своим сановникам: «Если сосед - мудрый правитель, то это беда для государства». Тогда они заманили его на встречу и убили. Народ лишился своего правителя, и страна пришла в запустение. В то время старший сановник Пони 11, при своей служебной репутации имевший большой вес, собрав чиновников, сказал: «В интересах государства надо сегодня же восстановить правление. Сын прежнего царя погиб. Младший же брат нашего господина великодушен и милосерд, его натуре свойственна сыновняя почтительность, он искренне предан своей семье и справедлив к подданным. Я хотел бы, чтобы он унаследовал престол. Пусть каждый из вас выразит свое мнение о том, как будет лучше». И все выразили свое согласие, высоко оценив его достоинства. И вот министры и те, кто ведает делами, все вместе стали просить его принять царство: «Соблаговоли выслушать, царевич! Прежний царь накопил много заслуг. В сиянии его добродетелей государство благоденствовало. Когда Раджьявардхана унаследовал престол, мы полагали, что он скончается в глубокой старости. По недобросовестности помощников его тело попало в руки врага, из-за чего страна в большом бесчестье. Но это вина низших чинов. Твои славные добродетели признает народная молва. Удостой своей милости землю и жителей. Одолей врагов семьи. Смой позор со своей страны и с деяний своего славного отца. Ведь от этого твои заслуги приумножатся. Будь благосклонен, не откажи». И царевич сказал: «Принять в наследство страну - тяжелый груз. И ныне, и в прошлые времена это всегда было сопряжено с тяготами. Чтобы вступить [133] в должность правителя, нужно обдумать это. Я воистину беден достоинствами. Отец и брат покинули меня. Если отказаться от наследования престола - будет ли это во благо? Народное мнение таково, что я должен последовать долгу и забыть о своем несовершенстве. На берегу реки Ганги есть статуя бодхисаттвы Авалокитешвары, исполненная великой благодати. Хочу пойти просить у нее совета». И вот, представ перед статуей бодхисаттвы, он предавался посту и молитве. Бодхисаттва, почувствовав его искренность, принял свой подлинный облик и сказал: «О чем ты просишь, если так предаешься печали и так усердствуешь?» Царевич сказал: «Меня одолело множество бедствий. Мой милостивый отец умер, но меня постигло еще более жестокое наказание - погиб мой старший брат. Я же, в противоположность им, небольших достоинств. Жители страны прочат меня на этот пост как наиболее уважаемого и повелевают принять в наследство великий престол и продолжить дела моего сиятельного отца. В своей темноте и невежестве я осмеливаюсь просить твоего мудрого наставления».

Бодхисаттва сказал: «В прежнем рождении ты был бхикшу и жил в этом лесу в своей обители. Своим прилежанием и неустанным трудом ты накопил большую силу благих заслуг и стал вот этим царевичем. Царь страны Карнасуварны попирает Закон Будды. Ты же, унаследовав царский престол, должен сделать [страну] благоденствующей. Поставив своей целью милосердие, будь постоянно преисполнен сострадания. Пройдет немного времени, и ты станешь царем Пяти Индий. Если хочешь продлить благоденствие страны, то последуй моим наставлениям, и твои благие заслуги тайною силой приумножатся. Соседи не будут одолевать тебя. Но не восходи на "трон льва" и не принимай титул "великого царя"». Получив наставление, он вернулся домой. Приняв в наследство царский престол, он провозгласил себя царевичем с титулом Шиладитья 12. И приказал своим сановникам: «Пока враги моего брата не получили возмездия и соседние страны не покорены - до тех пор не поднесу своей правой руки ко рту. Все вы, простой народ и чиновники, единодушно соедините свои силы». И тогда собрали воинов со всей страны, обучили солдат. Боевых слонов было 5000, конницы - 20 000, пеших воинов - 50 000. От запада до востока покорили всех, кто не признавал подданство. Слонов не расседлывали, и люди не снимали доспехов. На шестой год он отвоевал все Пять Индий. Расширив пределы своей страны, приумножил и войско: боевых слонов стало [134] 60 000, конницы - 100 000. В последующие тринадцать лет он не поднимал оружия и осуществлял мирное правление. Он предавался воздержанию и, накопляя благие заслуги, сеял добро, забывая про сон и еду. Он повелел, чтобы во всех Пяти Индиях не ели мяса, а если кто нарушит это повеление, того предавать наказанию без пощады. На берегах реки Ганги он выстроил несколько тысяч ступ, каждая высотой около 100 чи. Во всех Пяти Индиях - в городах, селениях, повсюду на перекрестках дорог - он устроил приюты, снабженные запасами воды и питья для оказания помощи странникам и бедным; все это широко раздают, не ведая скупости. Повсюду на местах, где имеются следы святых событий, он выстроил монастыри.

Раз в пять лет он устраивает мокшамахапаришад и тогда, не жалея средств казны, щедро их раздает, за исключением оружия, не подлежащего дарению. Раз в году он собирает на собор шраманов из разных стран и в течение трех-семи дней совершает дарение «четырех [родов] вещей». Он устраивает должным образом убранный «трон Учения» и располагает места для публики. Отдает распоряжение проводить диспуты и судит, где правая и неправая сторона. Награждает достойных, порицает тех, чьи суждения ложны. Понижает в ранге невежественных, жалует просвещенных. Если кто строго придерживается устава и славится исключительной чистотой, того царь возводит на «трон льва» и сам получает от него наставление в Учении. Если кто, хотя и чистого поведения, неглубок в учености, то и ему оказывает знаки уважения, но с меньшим почетом. Если же кто не соблюдает правила винаи, порочен и лишен праведности, того подвергает изгнанию из пределов страны, не желая ни слышать его, ни видеть. Если младший правитель соседней страны или же кто из помощников его и сановников стремится к благу и неустанно трудится, то его он ставит в равное с собой положение и называет добрым другом, а тех, кто не таков, не допускает к себе на беседу. Если нужно передать какие-то дела, то дает поручения посыльным, которые следуют то туда, то обратно. Если он отправляется объезжать подвластные области, то надолго не останавливается в тех местах, которые проезжает, и живет в подготовленном для него временном жилище. Только в те три месяца дождей, когда идут очень сильные дожди, он не совершает поездок. Каждый раз в его походном дворце запасаются яства для угощения приверженцев разных учений: тысячи монахов сангхи и пятисот брахманов. Каждый день его поделен на три части. Одну часть дня он занимается государственными [135] делами, а две другие посвящает приумножению заслуг и совершению добрых дел, которые творит в великом усердии, не ведая усталости, даже потратив на это весь день, - ему все мало.

Сначала я получил приглашение царя Кумары 13 и ответил: «Направляюсь из страны Магадхи в страну Камарупу 14». В то время царь Шиладитья объезжал свои владения и, когда он находился в стране Цземовачжило 15, повелел царю Кумаре: «Тебе следует вместе с этим чужестранцем-шраманом из Наланды немедленно приехать и встретиться со мной». Тогда вместе с царем Кумарой мы отправились на эту встречу. Завершив свои труды, царь Шиладитья спросил: «Из какой страны ты пришел и с какой целью?» Я ответил: «Пришел из великой страны Тан, устремляясь к Учению Будды». Царь сказал: «В какой стороне находится великая страна Тан? Каким путем туда добираться? Далеко ли она отсюда?» Я ответил: «Отсюда на северо-восток несколько десятков тысяч ли. В Индии называют ее "страна Махачина 16"». Царь сказал: «Я не раз слышал о том, что в стране Махачина правит царь Цинь, Сын Неба. В юности он обладал даром божественного прозрения, а когда вырос, стал непревзойденным воином. В прошлые времена, при прежних династиях, царила смута. Страна была раздроблена, происходили военные столкновения, и все живые существа терпели бедствия. Но царь Цинь, Сын Неба, с самого начала вынашивал дальновидный замысел. Выказывая великое милосердие и сострадание, он спасал души живущих, установил мир на пространстве между морями, распространяя свой порядок и свои наставления. Он сеял свои благодеяния повсюду на дальние пределы. Жители иных земель были охвачены его влиянием и становились его подданными. Простой народ, настолько облагодетельствован, повсюду слагал песни во славу побед царя Циня. Уже с давних времен я слышал гимны о нем. Правдива ли эта добрая слава о его многочисленных достоинствах? Он ли и есть тот самый великий царь Тан?» Я ответил: «Так и есть. Чина - это наименование государства прежних царей. Великая Тан - название государства нашего повелителя. В прошлом, пока он еще не взошел на престол, его называли "царь Цинь". Теперь, когда он стал преемником правления, его называют "Сын Неба". Когда прежняя династия была прервана, все существа лишились своего господина. В войсках поднялась смута, погибали живые души. И царь Цинь в своей всеохватывающей добродетели преисполнился милосердием и своею мощью истребил злодеев и подстрекателей. Он умиротворил все [136] четыре стороны света и десять тысяч стран сделал своими данниками. С любовью взращивал он "четыре вида живых существ", почитал "три сокровища". Уменьшил подати, сократил казни и штрафы. Тогда благосостояние страны увеличилось, а среди населения не осталось врагов. Все его великие преобразования трудно перечислить». Царь Шиладитья сказал: «Великолепно! Как счастлив народ, имеющий такого правителя!»

В то время царь Шиладитья намеревался вернуться в город Каньякубджу для проведения собора. Сопровождаемый толпой в несколько сотен тысяч человек, он остановился на южном берегу реки Гаити. Царь же Кумара, сопровождаемый толпой в несколько десятков тысяч человек, находился на северном берегу, так что река пролегала между ними. Передвигаясь и по воде, и по суше, оба царя шли во главе четырех родов войск, несших охрану. Одни плыли на лодках, иные ехали верхом на слонах. Били в барабаны, трубили в рога, играли на струнных инструментах и флейтах. Через семь дней они прибыли в город Каньякубджу и остановились на западном берегу реки Ганги посреди большого цветущего леса. В то время цари более чем двадцати стран, будучи заранее оповещены, каждый в сопровождении выдающихся шраманов из своей страны, следующих за ними брахманов, множества чиновников и военачальников прибыли на этот великий собор. Сначала царь на западном берегу реки построил большой монастырь. С восточной стороны монастыря он возвел драгоценную башню высотой около 100 чи, и в ней была помещена золотая статуя Будды такого же роста, как сам царь. К югу от башни устроили драгоценный алтарь на месте, предназначенном для совершения омовений статуи Будды. Отсюда на северо-восток на расстоянии в 14-15 ли построил также походный дворец. Это был 2-й месяц весны. С 1-го дня месяца он изысканными яствами угощал шраманов и брахманов - и так до 21-го дня. От походного дворца до самого монастыря по всей дороге были возведены высокие строения, украшенные самоцветами, и расставлены музыканты, которые играли одну мелодию за другой. Когда царь вышел из походного дворца, вынесли золотую статую, покрытую резьбой, высотой около 3 чи, и поместили на большого слона под установленным на нем драгоценным пологом. Царь Шиладитья в одеянии владыки Шакры, держа в руке драгоценный зонт, сопровождал ее слева, а царь Кумара в облике царя Брахмы, держа в руке белое опахало, сопровождал ее справа. За каждым из них следовали 5000 боевых слонов, [137] облаченных в панцири. И впереди и позади статуи Будды располагались сто больших слонов, которые везли музыкантов, игравших на струнных инструментах. Царь Шиладитья рассыпал по сторонам дороги жемчуг, разные дорогие каменья, также золото, серебро и цветы, совершая приношения «трем сокровищам». Прежде всего на драгоценном алтаре ароматной водой омыли статую, и сам царь нес ее на плечах к постаменту, возведенному с западной стороны, а затем совершил ей приношения самоцветами и тканями каушея - десятками, сотнями и тысячами.

В это время шли уже только шраманы, около двадцати человек, а цари разных стран составляли их свиту. По окончании угощений собрались последователи различных учений и в изысканных речах вели беседу о тех или иных предметах. Когда солнце стало клониться к закату, царь вернулся в походный дворец. И так каждый день, как и в первый, он сопровождал золотую статую. Но когда наступил завершающий день, вдруг загорелся большой постамент, а затем пламя охватило постройку над воротами монастыря. Царь сказал: «Я отдал все, опустошив казну. Следуя примеру прежних царей, я построил этот монастырь, чтобы на века оставить благое деяние. Но из-за того, что так скудны мои добродетели, я не имею помощи свыше, и вот случилось такое бедствие. Если я повинен в этом, то зачем мне и жить на свете?» Тогда, воскурив благовония и вознеся молитвы, он произнес заклятие: «Благодаря своим прежним благим деяниям я стал правителем Индий. Хочу, чтобы силою моих заслуг эти молитвы остановили пожар. Если не будет так, как я прошу, то ныне же я готов лишиться жизни». И тотчас он упал ниц перед воротами. И вот огонь угас, как будто его потушили, и дым рассеялся. Цари были поражены и преисполнились еще большего почтения. Он же, не изменившись в лице и с такой [же спокойной] речью, как прежде, обратился к царям, вопрошая: «Так внезапно этот пожар уничтожил уже завершенный труд, который я вынашивал в душе своей. Что вы об этом думаете?» И цари пали ниц, сокрушаясь и проливая слезы, и сказали ему в ответ: «Уже завершенный труд, который был свидетельством твоего великодушия и который, как мы надеялись, перейдет к грядущим поколениям, в одночасье превратился в золу. О чем мы можем помышлять? Только ведь иноверцы еще более возрадуются». Царь же сказал: «На этом примере можно убедиться в том, о чем говорил Татхагата. Приверженцы "внешних учений" и другие настаивают на "постоянстве", и только наш [138] великий наставник учит о "не-постоянстве" 17. Впрочем я, окончив совершение даны 18, предпринятой по велению моей души, и соприкоснувшись с таким бедствием, лишь глубже осознал истину проповедей Татхагаты. Все это было великим благом, и не нужно так сокрушаться». Затем, сопровождаемый царями, он направился в восточную сторону, взошел на большую ступу и осмотрел все вокруг. Когда же он стал спускаться по ступеням, внезапно один иноверец с ножом в руке набросился на царя. Царь, будучи ошеломлен, отступил, снова поднявшись вверх, а затем спустился и схватил этого человека, чтобы передать его своим помощникам. Помощники же тем временем были так напуганы, что не знали, как подбежать и защитить его. Цари потребовали, чтобы этого человека казнили. Но царь Шиладитья, ничуть не выказывая гнева, приказал не убивать его. Царь сам стал его спрашивать: «В чем я виноват перед тобой, что ты пошел на такое злое дело?» Тот ответил ему: «Великий царь преисполнен добродетели, щедрости и бескорыстия. И внутри страны, и за ее пределами он преуспевает. Я же неразумен и сам не замышляю больших планов. Ведомый лишь одним словом иноверцев, я был подослан для совершения убийства». Царь сказал: «По какой же причине иноверцы вынашивают такое зло?» Тот ответил: «Великий царь собрал у себя людей из разных стран; опустошая казну, он совершает приношения шраманам и отливает статуи Будды. Но иноверцы, которых призвали из дальних мест, не получают такого внимания и поистине чувствуют себя униженными. Вот и приказали мне, неразумному, пойти на это вероломное деяние». Тогда царь стал расследовать дело иноверцев и их последователей. Всего их было пятьсот брахманов, все высоких дарований, которые по его повелению были сюда призваны. Завидуя шраманам, которым царь покровительствовал и выказывал особое почтение, они пустили зажигательную стрелу и подожгли драгоценную башню. Расчет был на то, что, спасаясь от огня, люди впадут в панику, - в этот момент они и хотели убить великого царя. Упустив же такой случай, они наняли того человека и направили его сюда, чтобы он совершил покушение. Цари и старшие сановники потребовали, чтобы иноверцы понесли наказание. Тогда царь казнил их главаря, а остальным сообщникам простил их вину. Пятьсот брахманов он сослал за пределы Индии, а затем вернулся в свою столицу.

К северо-западу от города есть ступа, построенная царем Ашокой. Когда Татхагата пребывал в мире, то семь дней здесь он [139] проповедовал прекрасное Учение. Поблизости есть места, где четыре будды прошлого сидели и ходили и сохранились их следы. Здесь же - малая ступа, в которой сохраняются волосы и ногти Татхагаты, и ступа на месте, где он проповедовал.

К югу от Ступы Проповеди Учения, на берегу реки Ганги есть три монастыря, которые имеют общие стены, но ворота у каждого свои. Статуи Будды в них величественны и прекрасны, монахи и послушники строги и благоговейны, в услужении у них несколько тысяч «чистых людей». Здесь, в вихаре, внутри драгоценного ларца, хранится зуб Будды, который имеет длину примерно полтора цуня, обладает необыкновенным сиянием, а цвет его меняется - днем один, а ночью другой. Из дальних и ближних мест сюда устремляются и знатные люди, и простолюдины, чтобы с должным ритуалом совершить почитание, и каждый день их собирается великое множество, сотни тысяч. Служители, охраняющие [реликвию], под предлогом того, что многочисленная толпа производит шум и создает сумятицу, установили высокую плату. Они объявили повсюду, что если кто хочет увидеть зуб Будды, пусть платит большие деньги золотыми монетами. Тем не менее последователи [Учения], которые приходят совершить обряд почитания, собираются во множестве и с радостью, состязаясь в усердии, приносят такую плату золотыми монетами.

Каждый раз в день поста его выносят и помещают на высокий трон. Тогда несколько сотен тысяч собравшихся людей курят благовония, рассыпают цветы, - и хотя цветов набирается целая гора, ларец с зубом они не перекрывают. Спереди монастыря, по правую и левую стороны, есть вихары высотой около 100 чи. Фундамент их каменный, а помещения из кирпича. Внутри - статуи Будды, украшенные множеством драгоценностей, одни отлиты из сплава золота и серебра, а другие из меди. Спереди каждой из этих двух вихар находится небольшой монастырь.

К юго-востоку от монастыря, недалеко, есть большая вихара. Фундамент ее каменный, а помещения из кирпича, высота около 200 чи. Внутри изваяна статуя стоящего Будды высотой около 30 чи, отлитая из меди и украшенная красивейшими драгоценностями. По четырем сторонам вихары, вверху каменных стен, вырезаны изображения, повествующие о том, как Татхагата был бодхисаттвой. Резьба выполнена с исключительным искусством.

К югу от каменной вихары, недалеко, есть храм Солнечного дэвы. К югу от храма, недалеко, есть большой храм дэвы Махешвары. Оба [140] они выстроены из синего камня и отделаны искусной резьбой. Размерами они таковы же, как вихара Будды. При каждой состоит тысяча прислужников, которые обязаны обметать их и орошать водой. Звуки музыки и песнопения не прерываются здесь ни днем ни ночью.

К югу от большого города в 6-7 ли, на южном берегу реки Ганги, есть ступа высотой около 200 чи, построенная царем Ашокой. Когда Татхагата пребывал в мире, здесь в течение шести месяцев он проповедовал о том, что тело лишено постоянства, подвержено страданиям, оно есть «пустота» и нечистота. Рядом со ступой - места, где четыре будды прошлого сидели и ходили и остались их следы. Еще есть малая ступа, в которой сохраняются волосы и ногти Татхагаты. Если человек болен и приходит сюда, чтобы с искренним чувством совершить обход по кругу, то непременно получит исцеление, и благие заслуги его возрастут.

От большого города прошел на юго-восток около 100 ли, прибыл к городу Навадэвакула 19, расположенному на западном берегу реки Ганги. Город в окружности около 20 ли. Здесь цветущие рощи отражаются в чистых водах озер. К северо-западу от города Навадэвакула, на восточном берегу реки Ганги, есть храм дэвы. Его башни и строения в несколько ярусов покрыты резьбой редкой работы. В 5 ли к востоку от города есть три монастыря, которые имеют общие стены, но ворота у каждого свои. Монахов и послушников около 500 человек, все исповедуют «малую колесницу» школы сарвастивада. Спереди монастырей на расстоянии около 200 бу есть ступа, построенная царем Ашокой. Хотя ее стены и разрушены, но все еще сохранились на высоту около 100 чи. В прошлом Татхагата проповедовал на этом месте в течение семи дней. В ней имеются мощи, и временами она излучает сияние. Рядом есть места, где четыре будды прошлого сидели и ходили и остались их следы.

В 3-4 ли к северу от монастырей, на берегу реки Ганги, есть ступа высотой около 200 чи, построенная царем Ашокой. Когда в прошлом Татхагата на этом месте проповедовал в течение семи дней, были пятьсот демонов, которые пришли к Будде послушать Учение и постигли его. Они покинули свой облик демонов и получили рождение на небесах. Рядом со Ступой Проповеди есть место, где четыре будды прошлого сидели и ходили и остались их следы. Рядом с ними - еще одна ступа, где сохраняются волосы и ногти Татхагаты. [141]

Отсюда прошел на юго-восток около 600 ли, переправился через реку Гангу и, двигаясь на юг, прибыл в страну Аюйто 20.

Страна Аюйто в окружности около 5000 ли, столица в окружности около 20 ли. Здесь богатые урожаи хлебов, изобилие цветов и плодов. Климат мягкий, приятный, жители по нраву порядочны и добры, привержены к приобретению благих заслуг, склонны к учености и искусствам. Монастырей здесь около 100, монахов около 3000 человек. Исповедуют они и «большую» и «малую колесницу». Храмов дэвов - 10, иноверцев совсем мало.

В столице есть древний монастырь - здесь бодхисаттва Васубандху на протяжении нескольких десятилетий работал над составлением различных шастр - и «большой» и «малой колесницы». Рядом есть древние руины - здесь находился зал, где бодхисаттва Васубандху объяснял основы Учения и проповедовал.

В 4-5 ли к северу от города, на берегу реки Ганги, посреди большого монастыря есть ступа высотой около 100 чи, построенная царем Ашокой. Здесь Татхагата в течение трех месяцев проповедовал прекрасное Учение собранию дэвов и людей. Рядом с ней - ступа на месте, где четыре будды прошлого сидели и ходили и остались их следы. В 4-5 ли к западу от монастыря есть ступа, в которой хранятся волосы и ногти Татхагаты.

К северу от Ступы Волос и Ногтей есть руины монастыря. В прошлом знаток доктрины Шрилабдха 21, принадлежавший к школе саутрантика, составил здесь «Вибхаша-шастру» школы саутрантика.

В 5-6 ли к юго-западу от города, посреди большой рощи деревьев амра, есть древний монастырь. Здесь место, где бодхисаттва Асанга произнес проповедь, наставляя мирян. Бодхисаттва Асанга ночью совершил восхождение в небесный дворец к бодхисаттве Майтрее и получил от него «Йогачарабхуми-шастру» 22, «Махаянасутраланкара-тику», «Мадхьянтавибханга-шастру» и другие тексты, а затем изложил их превосходные принципы перед великой общиной.

К северо-западу от рощи деревьев амра на расстоянии около 100 бу есть ступа, в которой сохраняются волосы и ногти Татхагаты. Рядом - остатки древних стен. На этом месте бодхисаттва Васубандху сошел с небес Тушита и встретился с бодхисаттвой Асангой.

Бодхисаттва Асанга был родом из Гандхары. Он жил в середине тысячелетия, которое последовало после того, как Будда покинул мир. Обладая глубоким проникновением в суть сокровенного, он, [142] преобразившись внутренне, посвятил себя постижению [истинного] пути, стал последователем школы махишасака, «покинул дом» и предался совершенствованию в учености. Вскоре воззрения его изменились, и он уверовал в «большую колесницу». Его брат бодхисаттва Васубандху принадлежал к школе сарвастивада. «Покинув дом», он прошел обучение, приобрел широкую известность, обладая глубокой ученостью и проникновенным знанием. Учеником Асанги был Буддхасинха 23, таинственное поведение которого было непостижимо; он был высокоодарен и имел широкую славу.

Эти мудрецы говорили между собой так: «Мы все следуем по пути учености, желая быть принятыми у Майтреи. Пусть тот из нас, чья кончина наступит первой и кто достигнет этого заветного желания, пошлет нам весть, чтобы мы знали о том, что он туда прибыл».

После этого первым скончался Буддхасинха. Три года от него не было вестей, и бодхисаттва Васубандху тоже скончался. Затем прошло шесть месяцев, а вестей от них так и не было. Тогда приверженцы иных учений стали посмеиваться, говоря о том, что Васубандху и Буддхасинха в ходе перерождений попали на «дурной путь» и потому от них нет знамений. После же, когда бодхисаттва Асанга в первую половину ночи наставлял своих последователей в учении о самадхи, внезапно все светильники погасли, в воздухе явилось сияние, и, ступая по воздуху, сверху спустился божественный риши и, войдя в [монастырский] двор, почтительно приветствовал Асангу. Асанга спросил: «Почему ты медлил с твоим приходом? Каково теперь твое имя?» Тот ответил: «После своей кончины я отправился на небеса Тушита, где в обители Майтреи был рожден внутри цветка лотоса. Когда цветок раскрылся, Майтрея произнес восхваление: "Добро пожаловать, обладающий обширным знанием! Добро пожаловать, обладающий обширным знанием!" Я лишь успел выразить свое почтение, совершив обход вокруг него, и тотчас явился сюда, чтобы рассказать о своей судьбе». Асанга сказал: «А где сейчас пребывает Буддхасинха?» Тот ответил: «Когда я совершал обход [Майтреи], я видел Буддхасинху среди его свиты, и он был погружен в блаженство. Мы даже не обменялись взглядами. Как может он прийти и рассказать о себе?» Асанга сказал: «Это понятно. Каков же облик Майтреи и каково провозглашаемое им учение?» Тот сказал: «"Благие знаки" [на теле] Майтреи трудно описать словами. Провозглашаемое им прекрасное учение в своих основах не отличается от того, что исповедуется здесь. Божественный голос бодхисаттвы [143] звучит мягко и полон ясности, слушающие его не ведают усталости, получающие от него [знание] не знают насыщения».

К северо-западу от Зала Принесения Известий Асанге на расстоянии около 14 ли подошел к древнему монастырю, расположенному на северном берегу реки Ганги. В нем есть ступа, выстроенная из кирпича, высотой около 100 чи. Здесь место, где бодхисаттва Васубандху преисполнился желания исповедовать «большую колесницу». Бодхисаттва Васубандху пришел сюда из Северной Индии. В то время бодхисаттва Асанга повелел своим последователям пойти повстречать его. Когда он прибыл в этот монастырь, произошла встреча [двух бодхисаттв], и они беседовали. А один из учеников Асанги, стоя за окном, во второй половине ночи стал произносить «Дашабхумика-сутру» 24. Прослушав ее, Васубандху был растроган и преисполнился глубокого сожаления, что столь глубокое и прекрасное учение не было услышано им ранее. Считая источником заблуждения, порождавшим клевету [на «большую колесницу»], свой язык, он возложил всю вину на язык и решил, что должен его отрезать. Но как только он взял острый нож, намереваясь отрезать себе язык, тотчас явился Асанга, который предстал перед ним и сказал: «Да, учение "большой колесницы" в высшей степени правильно. Ему возносили хвалу все будды, и все святые почитали его. Я дам тебе наставление, но теперь ты сам постиг его. И после того как ты его постиг, что будет хорошего для святого учения всех будд, если ты отрежешь свой язык, не совершив покаяния? Так же как в прежнее время ты порочил "большую колесницу", употребляя этот язык, так же и теперь, употребляя тот же язык, будешь возносить хвалу этому учению. Покайся и обнови себя - это лучшее, что остается сделать. Если ты сомкнешь свои уста и лишишься речи, в чем будет польза этого?» Сказав так, он тотчас исчез. Васубандху принял его указание и не стал отрезать свой язык. Наутро он пришел к Асанге и просил его дать наставление в «большой колеснице». После этого он предался совершенствованию и с истинным рвением создавал шастры «большой колесницы», всего более сотни текстов; все они были великолепны и имели широкое хождение.

Отсюда прошел на восток около 300 ли, переправился на северный берег реки Ганги, прибыл в страну Хаямукха 25.

Страна Хаямукха в окружности 2400-2500 ли. Столица расположена на реке Ганге, в окружности около 20 ли. Произведения земли [144] и климат здесь таковы же, как в стране Аюйто. Нравы жителей просты и благородны, они весьма привержены учености и приобретению благих заслуг. Монастырей - 5, монахов около 1000 человек, исповедуют учение «малой колесницы» школы самматия. Храмов дэвов - 10, иноверцы разного толка проживают вперемешку.

К юго-востоку от города, недалеко, на берегу реки Ганги есть ступа, построенная царем Ашокой, высотой около 200 чи. В прошлом на этом месте Татхагата в течение трех месяцев проповедовал Учение. Рядом - место, где четыре будды прошлого сидели и ходили и остались их следы. Еще есть ступа из синего камня, в которой сохраняются волосы и ногти Татхагаты. Рядом с ней - монастырь, в котором около 200 монахов. Статуи Будды богато убраны и столь же преисполнены величия, как [сам Будда] при жизни. Высокие строения - великолепные, редкой работы - возвышаются во множестве. В прошлом знаток доктрины Буддхадаса 26 составил здесь «Махавибхаша-шастру» школы сарвастивада.

Отсюда прошел на юго-восток около 700 ли, переправился на южный берег реки Ганги и севернее реки Ямуны прибыл в страну Праягу 27.

Страна Праяга в окружности около 5000 ли. Столица расположена между двух рек, в окружности около 20 ли. Урожаи хлебов богаты, плодовые деревья густо разрастаются. Климат мягкий, приятный, жители по нраву порядочны и добры, склонны к учености и привержены «внешним учениям». Здесь два монастыря, монахов совсем мало, все исповедуют учение «малой колесницы». Храмов дэвов несколько сотен, иноверцев очень много.

К юго-западу от города, посреди цветущей рощи [деревьев] чампака 28 есть ступа, построенная царем Ашокой. Хотя она и разрушена, но сохранилась на высоту 100 чи. В прошлом Татхагата на этом месте сокрушил иноверцев. Рядом с ней - ступа, в которой сохраняются волосы и ногти Татхагаты, а также место со следами его хождения. Рядом со Ступой Волос и Ногтей есть древний монастырь. Здесь место, где бодхисаттва Дэва создал «Шата-вайпульяшастру» 29, опроверг учение «малой колесницы» и сокрушил иноверца.

Когда бодхисаттва Дэва пришел из Южной Индии в этот монастырь, в городе жил брахман-иноверец, который был искушен в диспутах и славился искусством красноречия, которому не было [145] пределов. Сопоставляя наименования [вещей] и их сущность, он выискивал смысл слов. Будучи давно наслышан о том, что Дэва искушен в исследовании сокровенного, он замыслил сразить его в поединке. И тогда, переставляя слова, он задал вопрос: «Скажи, как твое имя?» Дэва сказал: «Мое имя - Дэва». Иноверец сказал: «Дэва - это кто?» Дэва сказал: «Я». Иноверец сказал: «Я - это кто?» Дэва сказал: «Пес». Иноверец сказал: «Пес - это кто?» Дэва сказал: «Ты». Иноверец сказал: «А ты кто?» Дэва сказал: «Дэва». Иноверец сказал: «Дэва - это кто?» Дэва сказал: «Я». Иноверец сказал: «Я - это кто?» Дэва сказал: «Пес». Иноверец сказал: «Кто пес?» Дэва сказал: «Ты». Иноверец сказал: «А ты кто?» Дэва сказал: «Дэва». И так шло по кругу до тех пор, пока иноверец не образумился. С того времени он проникся глубоким уважением к прекрасным помыслам [Дэвы].

В городе есть храм дэвов, он богато украшен, в нем одно за другим происходят чудеса и многие знамения. Согласно старинным текстам, это место - благословенная земля, где все существа обретают благие заслуги. Если в этом храме подать одну монету, то заслуга будет больше, чем если пожертвовать тысячу золотых монет в других местах. Более того, если, презрев свою жизнь, в этом храме покончишь с собой, то получишь счастливое рождение на небесах, где останешься навечно.

Перед залом этого храма растет большое дерево с густою кроной, дающее глубокую тень. На нем живет демон-людоед, который устроил здесь свое жилище. Потому по обе стороны разбросаны кости. Если человек приходит в этот храм, то не может не презреть [свою жизнь] и не пожертвовать своим телом - его тотчас соблазняют на это и лживые речи, и происки духа. И так с давних времен и доныне беспрерывно продолжают повторять эту ошибку.

В недавнее время жил потомок брахманского рода - великодушный, обладающий многими познаниями, проницательностью и высокой одаренностью. Пришел он в этот храм и обратился ко всем собравшимся: «О мужи! При ваших неправедных обычаях и варварских устремлениях вас трудно наставлять. Я буду поступать так же, как вы, а затем обращу вас [в иную веру]». И он, поднявшись на высоту, наклонился и сказал: «Я умираю. Прежде я говорил о том, что [ваше учение] абсурдно, теперь же утверждаю, что оно истинно. Дэвы и риши, с прекрасною музыкой паря в воздухе, приглашают меня к себе. С этого райского места я сброшу свое бренное тело». И [146] только он хотел броситься вниз и покончить с собой, его близкие, уговаривавшие его не исполнять своего намерения, растянули одежды повсюду вокруг дерева и, когда он бросился, спасли ему жизнь. Через некоторое время он очнулся и сказал: «Едва я увидел в вышине дэвов, призывающих мою душу, как этот злокозненный дух завлек меня, и я не смог обрести небесное наслаждение».

К востоку от столицы, у слияния двух рек, на протяжении около 10 ли местность возвышенная и покрыта мелким песком. С давних времен и доныне цари и люди из знатных родов, которые повсюду раздают дары, непременно приходят сюда и совершают бессчетные дарения - потому это место называется «поле великих даров». Нынешний царь Шиладитья, продолжая дела своих предков, усердно раздает милостивые дары. Накопленные за пять лет богатства он выкладывает за один день. Когда на «поле даров» наберется много ценных вещей, он в первый день устанавливает большую статую Будды и украшает ее драгоценностями. После этого, доставив прекрасные сокровища, он совершает дарения: сначала монахам, живущим [в монастыре]; затем тем членам общины, которые временно пребывают в нем; затем тем, кто высокоодарен, обладает большой ученостью, широкими познаниями и многими способностями; затем последователям иноверцев и покинувшим мир отшельникам; затем вдовцам и вдовам, сиротам, беднякам и нищим. И так, полностью исчерпав свои сокровища и раздавая угощение, он согласно такому порядку непременно одаривает всех. Когда выложенные из казны одежды и дорогие вещицы все исчерпаются, он отдает жемчужину, украшающую узел его волос, и ожерелья на его теле и с самого начала не испытывает сожаления. Совершив дарение, он объявляет: «О радость! Все, что у меня есть, вошло в алмазную наитвердейшую сокровищницу!» После этого каждый из правителей разных стран дарит драгоценности и одежды, так что не более чем через десять дней казна пополняется.

К востоку от Поля Великих Даров, на слиянии рек, ежедневно сотни людей топятся в реке. Здешние жители считают: для того чтобы получить рождение на небесах, надо на этом месте поститься, принимая лишь одно зерно, и затем себя утопить. Омовение в этой реке уничтожает все грехи. Потому люди из разных стран и из дальних земель стремятся собраться здесь; в течение семи дней они отказываются от пищи, а затем совершают самоубийство. Также и горные обезьяны и дикие олени, стада которых бродят у побережья, - [147] некоторые пускаются вплавь и возвращаются, а некоторые отказываются от пищи и умирают. Однажды, когда царь Шиладитья совершал великую раздачу даров, одна обезьяна, обитавшая на берегу реки, поселилась под деревом, предаваясь уединению и отказавшись от пищи. Прошло несколько дней, и она умерла, уморив себя голодом.

Иноверцы, которые предаются аскетизму, посреди реки поставили высокий столб. Ежедневно на рассвете они взбираются на него и, держась одной рукой и одной ногой за верхушку столба, прижимаясь боком, удерживают себя на весу с вытянутыми другой рукой и другой ногой и не сгибаются. Вытягивая шею и широко раскрыв глаза, они смотрят на солнце, поворачиваясь вслед за ним в правую сторону до тех пор, пока не наступит вечер, и лишь тогда спускаются. Так делают десятки их приверженцев, стремясь совершением этого самоистязания освободиться от рождения и смерти, и в течение нескольких десятилетий они не оставляют своих усилий.

Следуя из этой страны на северо-запад, вступил в обширные леса, где водятся свирепые звери и дикие слоны, которые сбиваются в стаи и нападают на путников. Поэтому, если не объединиться в большие сообщества, здесь опасно передвигаться.

Пройдя около 500 ли, прибыл в страну Каушамби 30.

Страна Каушамби в окружности около 6000 ли, столица в окружности около 30 ли. Земли хорошие, плодородные, дают богатые урожаи. Много риса, сахарный тростник в изобилии. Климат жаркий, жители по нраву суровы и жестоки. Они склонны к учености и книжности, с благоговением взращивают благие заслуги. Монастырей - 10, все они в разрушении и запустении. Монахов около 300 человек, исповедуют учение «малой колесницы». Храмов дэвов около 50, иноверцев очень много.

В городе, внутри древнего дворца, есть вихара высотой около 60 чи, и в ней статуя Будды, вырезанная из сандалового дерева, над которой простирается каменный навес. Статуя сделана царем Удаяной 31. От нее исходят знамения, и временами она излучает чудесный свет. Правители разных стран силой пытались завладеть ею, но, хотя и приводили множество людей, так и не смогли сдвинуть ее с места. Потому создают ее копии и поклоняются им, и утверждают, что все они столь же подлинны. Известно, что эта статуя является оригиналом, с которого они сделаны. Когда Татхагата только что достиг [148] правильного просветления 32, то вознесся в небесный дворец, чтобы проповедовать своей матери, и три месяца не возвращался. А тот царь (Удаяна), помышляя о нем с благоговением, захотел создать его изображение. Он просил почтенного Маудгальяяну применить свою чудесную силу и переправить ваятеля в небесный дворец, где бы он мог воочию видеть его прекрасные «благие знаки» и вырезать статую из сандала. Когда же Татхагата вернулся из небесного дворца, вырезанная из сандала статуя поднялась и приветствовала Почитаемого в Мире. И Почитаемый в Мире милостиво сказал: «Труд, направленный на поучение и обращение, наставление будущих поколений, - вот то, что я от тебя ожидаю».

К востоку от вихары на расстоянии около 100 бу - место, где четыре будды прошлого сидели, а также где ходили и оставили свои следы. В стороне, неподалеку, есть колодец Татхагаты и его купальня. В колодце до сих пор можно черпать воду, но купальня уже давно разрушена.

В городе, на юго-восточном его конце, есть древнее жилище, от которого остался лишь фундамент. Это жилище старшины-купца Гхоширы 33. Внутри его находится вихара Будды, а также ступа, в которой сохраняются волосы и ногти Татхагаты. Еще здесь есть руины купальни Татхагаты.

К юго-востоку от города, недалеко, есть древний монастырь. Здесь некогда был сад старшины-купца Гхоширы. В монастыре - ступа, построенная царем Ашокой, высотой около 200 чи; здесь Татхагата в течение нескольких лет проповедовал Учение. Рядом с ней - место, где четыре будды прошлого сидели, а также где ходили и оставили свои следы. Еще есть ступа, в которой сохраняются волосы и ногти Татхагаты.

К юго-востоку от монастыря, на верху двухъярусной башни - древняя кирпичная келья, в которой жил бодхисаттва Васубандху. В этой келье он составил «Видьяматрасиддхи-шастру», которая должна была сокрушить учение «малой колесницы» и смутить иноверцев.

К востоку от монастыря, посреди рощи деревьев амра, есть древние руины. Здесь бодхисаттва Асанга составил «Сянь ян шэн цзяо лунь» 34.

К юго-западу от города на расстоянии 8-9 ли - пещера вредоносного дракона. В прошлые времена Татхагата укротил этого дракона и оставил здесь свою тень. Однако, хотя и передают такую историю, тени не видно. Рядом - ступа, построенная царем Ашокой, [149] высотой около 200 чи; тут же - следы хождения Татхагаты и ступа, в которой сохраняются его волосы и ногти. Ученики, страдающие болезнями, просят здесь о помощи и в большинстве получают исцеление.

Когда приблизится конец Учения Шакьи, в этой стране оно будет существовать дольше всего. Потому все - от верховных правителей до простолюдинов, - приходя в эту страну, бывают глубоко растроганы и не могут сдержать слез, и домой возвращаются в печали.

К северо-востоку от Пещеры Дракона - большой лес. Прошел по нему около 700 ли, переправился через реку Гангу и, следуя на север, прибыл в город Кашапура 35. Город в окружности около 10 ли. Жители в нем богаты и преуспевают.

Поблизости от города есть древний монастырь, от которого остались лишь руины. Это место, где бодхисаттва Дхармапала 36 укротил иноверцев. Прежний царь этой страны, под влиянием ложных проповедей, хотел разрушить Учение Будды и глубоко почитал «внешние учения». Он призвал к себе одного знатока доктрины из иноверцев, который отличался острым умом, обладал высокой одаренностью и был искушен в постижении сокровенного. Тот состряпал лживую книгу в 1000 шлок и 32 000 слов, в которой опорочил Учение Будды, а свои утверждения представил как незыблемую истину. Тогда [царь] созвал монашескую общину и повелел сразиться с ним в диспуте. Если победу одержат иноверцы, то он будет разрушать Учение Будды, а если монахи не потерпят поражения, то он отрежет себе язык в знак того, что несправедлив. Тогда монахи, боясь, что потерпят поражение, собрались и стали говорить между собой: «"Солнце мудрости" клонится к закату, "мост Учения" вот-вот разрушится. Царь привержен иноверцам, как можем мы надеяться на то, что устоим против них? Если дела наши таковы, то есть ли какое-нибудь средство, которое обеспечит нам выход из положения?» Все собравшиеся пребывали в молчании, и никто не предлагал никакого плана. Бодхисаттва же Дхармапала хотя и был еще юным отроком, но обладал искусством красноречия, большой осведомленностью, хорошими манерами и необычайной прозорливостью. И вот, находясь среди общины, он взял слово и сказал: «Пусть я еще невежествен и несмышлен, но прошу позволения изложить свой замысел. Я на самом деле готов выполнить повеление царя. Если я смогу одержать верх, то это будет свидетельством помощи свыше; если же мои доказательства будут слабыми и я проиграю, то это может быть [150] приписано моей юности. В любом случае это будет выход из положения, и тогда ни Учению, ни монахам не будет предъявлено обвинения». Все согласились, чтобы было так, как он предложил, и выполнил повеление царя. И вот он взошел на «трон диспута». Иноверец стал играть словами и доказательствами, то продвигаясь вперед, то отступая, расставляя свои сети. Изложив свои аргументы, он остановился, ожидая, что скажет его противник в диспуте. А бодхисаттва Дхармапала, восприняв его речь, улыбнулся и сказал: «Я смогу одержать победу. Я смогу с точностью разгадать, как он строит свою речь на ложных основаниях и как употребляет путаные слова, чтобы строить свою речь на ложных основаниях». Иноверец в растерянности сказал ему: «Сынок, не будь столь высокомерен. Если ты сможешь досконально разобраться в моих речах, то на этот раз выйдешь победителем, но ты разбери мою речь по порядку и затем истолкуй ее смысл». И тогда Дхармапала спокойным голосом разъяснил смыл его речи, безошибочно выявляя значения слов и не искажая их духа. Как только иноверец выслушал это, то сразу изъявил желание отрезать себе язык. Дхармапала же сказал: «Отрезание языка не даст искупления вины. Изменить свои взгляды - вот в чем будет раскаяние». Он произнес проповедь Учения, и тот уверовал и обрел ясность мысли. Царь тогда отринул «ложный путь» и стал почитателем истинного Учения.

Рядом с Укрощением Иноверца Дхармапалой есть ступа, построенная царем Ашокой. Хотя она и разрушена, но сохранилась на высоту около 200 чи. В прошлом Татхагата на этом месте в течение шести месяцев проповедовал Учение. Рядом - следы его хождения, а также ступа, в которой сохраняются его волосы и ногти.

Отсюда прошел на север 170-180 ли, прибыл в страну Вишакха 37.

Страна Вишакха в окружности около 4000 ли, столица в окружности 16 ли. Хлеба здесь родятся в изобилии, множество цветов и плодов. Климат мягкий, приятный, жители по нраву неизменно честные; они привержены учености и неутомимы, неуклонно стремятся к обретению благих заслуг. Монастырей около 20, монахов около 3000 человек, все исповедуют учение «малой колесницы» школы самматия. Храмов дэвов около 50, иноверцев чрезвычайно много.

К югу от города, по левую сторону дороги, есть большой монастырь. Здесь в прошлом архат Дэвашарман 38 возвестил [151] «Виджнянакая-шастру», в которой говорится о том, что не существует «я» отдельной личности. Здесь же архат Гопа 39 составил «Шэн цзяо яо ши лунь», в которой говорится о том, что «я» отдельной личности существует. Из-за этих толкований Учения развернулась основательная полемика. Здесь же бодхисаттва Дхармапала за семь дней нанес поражение сотне знатоков доктрины «малой колесницы». Рядом с монастырем есть ступа высотой около 200 чи, построенная царем Ашокой. В прошлом Татхагата на этом месте в течение шести лет проповедовал Учение и обращал людей. Рядом с местом проповеди есть редкостное дерево высотой 6-7 чи. В течение многих лет оно не меняется, не растет и не становится ниже. Когда в прошлом Татхагата чистил зубы, то бросил на этом месте веточку, и она пустила корни, выросла и дала густую крону, какая остается и по сей день. Люди, придерживающиеся ложных воззрений, а также приверженцы «внешних учений» во множестве приходили сюда и ломали дерево, но оно тут же вырастало и снова становилось таким же, как прежде. Поблизости - место, где четыре будды прошлого сидели, а также где ходили и оставили свои следы, и ступа, в которой сохраняются волосы и ногти Татхагаты. Здесь непрерывно следуют друг за другом руины святых зданий и растут рощи, которые отражаются в водах озер.

Отсюда прошел на северо-восток около 500 ли, прибыл в страну Шравасти 40. [152]

(пер. Н. В. Александровой)
Текст воспроизведен по изданию: Сюань-цзан. Записки о западных странах [эпохи] Великой Тан (Да Тан си юй цзи). М. Восточная литература. 2012

© текст - Александрова Н. В. 2012
© сетевая версия - Strori. 2015
© OCR - Иванов А. 2015
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Восточная литература. 2012