Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

СЮАНЬ-ЦЗАН

ЗАПИСКИ О ЗАПАДНЫХ СТРАНАХ [ЭПОХИ] ВЕЛИКОЙ ТАН

ДА ТАН СИ ЮЙ ЦЗИ

ЦЗЮАНЬ X

Семнадцать стран

Страна Хираньяпарвата, страна Чампа, страна Цзечжувачжило, страна Пундравардхана, страна Камарупа, страна Саматата, страна Тамралипти, страна Карнасуварна, страна Уча, страна Гунъюйто, страна Калинга, страна Кошала, страна Андхра, страна Дханакатака, страна Чжулие, страна Дравида, страна Малакута

Страна Хираньяпарвата в окружности около 3000 ли. Столица, по северную сторону которой течет река Ганга, имеет в окружности около 20 ли. Хлеба здесь родятся в изобилии, множество цветов и плодов. Климат мягкий, приятный, жители по нраву неизменно честные. Монастырей около 10, монахов около 4000 человек, в большинстве исповедуют учение «малой колесницы» школы самматия. Храмов дэвов около 20, иноверцы разного толка проживают вперемешку.

В недавнее время царь соседней страны сместил правителя этой страны и стал держать столицу под своей властью. Он совершал дарения монахам и построил в этом городе два монастыря - в каждом из них немного менее 1000 монахов, в обоих исповедуют учение «малой колесницы» школы сарвастивада.

Поблизости от столицы, у берега реки Ганги, находится гора Хиранья 1. Она испускает курения, которые затмевают солнце и луну. С давних времен и доныне риши и святые люди, чередой сменяя друг друга, здесь предаются отрешению. Ныне на этом месте стоит храм дэвы, в котором совершается поклонение, завещанное традицией. В прошлом здесь также жил Татхагата, проповедуя прекрасное Учение для богов и людей.

К югу от столицы есть ступа на месте, где Татхагата в течение трех месяцев проповедовал Учение. Рядом с ней - место, где три будды прошлого сидели, а также ходили и оставили свои следы.

К западу от Хождения Трех Будд, неподалеку, есть ступа. На этом месте родился бхикшу Шрутавимшатикоти 2. Некогда в этом [267] городе жил старшина-купец. Он был влиятелен и богат, но поздно обрел наследника. Тому, кто принес ему это известие, он дал в награду двести коти золотых монет, и потому он назвал своего сына Шрутавимшатикоти. До тех пор пока сын не вырос, он не ступал на землю, и потому на его ступнях выросли волосы длиной в 1 чи, блестящие и мягкие, цветом похожие на золото. Он нежно любил своего сына и доставал для него наилучшие вещицы. От своего дома до самых Снежных Гор он выстроил цепочку подворий, между которыми сновали его слуги. Какое бы ценное снадобье ни потребовалось, они доставляли его, передавая приказание друг другу и не теряя времени, - настолько богата была эта семья.

Почитаемый в Мире, зная о том, что «корни благого» [у сына] готовы уже прорасти, повелел Маудгальяяне отправиться туда и наставить его. Когда же тот подошел к воротам и не знал еще, как войти, в семье старшины-купца совершали поклонение солнечному дэве. Каждое утро, на рассвете, они поворачивались к нему в знак почитания. Тогда Маудгальяяна, применив свою чудодейственную силу, спустился с солнечного диска и предстал перед ними. Сын старшины-купца принял его за солнечного дэву и потому преподнес ему ароматный рис и ушел к себе 3. А запах этого риса достиг города Раджагрихи. Царь Бимбисара, пораженный таким ароматом, послал гонцов, чтобы выспросить, [откуда он исходит]. И тогда Маудгальяяна в вихаре Венуване 4, куда он прибыл из семьи того старшины-купца, дал знать о том, что это сын старшины-купца обладает такой диковиной. Царь тогда послал гонца, чтобы призвать его к себе. Старшина-купец, приняв повеление, стал обдумывать, как будет надежнее двигаться, - ведь плыть на веслах на корабле, подвергаясь ветрам и волнам, опасно, а если ехать на колеснице, то может случиться такая беда, что слоны споткнутся и упадут. И тогда от своего дома до самого города Раджагрихи он прорыл канал, наполнил [его воды] горчичным семенем и пустил по нему корабль, который тянули канатами, - так [сын] добрался до города Раджагрихи. Но прежде он пошел поклониться Почитаемому в Мире, и Почитаемый в Мире сказал: «Царь Бимбисара послал гонца, чтобы призвать тебя к себе. Без сомнения, он захочет увидеть волосы на твоих ступнях. Когда царь захочет поглядеть на них, ты сядь скрестив ноги, ибо за вытянутые в сторону царя ноги по законам этой страны полагается смерть». И вот сын старшины-купца, получив указания Будды, отправился [к царю]. Когда его ввели [во дворец] и представили, царь [268] выразил желание видеть волосы. Тогда он сел скрестив ноги. Царь был доволен тем, что ему свойственна такая почтительность, и проникся к нему глубоким расположением. Когда он вышел оттуда, то сразу отправился к Будде. Татхагата в то время, проповедуя Учение, произносил наставление. Восприняв наставление, сын преисполнился глубоким чувством и решил «уйти из дома». Он так усердно занимался совершенствованием, стремясь к обретению «плода», что беспрестанно ходил, и ступни его стали кровоточить. Почитаемый в Мире сказал ему: «Ты поистине мужественный человек. А когда ты жил в своем доме, умел ли ты играть на цине 5?» Тот ответил: «Умел». «В таком случае это можно использовать для разъяснения. Если перетянешь струны, звучание станет нестройным, если ослабишь струны, тон мелодии будет неприятным. Если же не будешь ни перетягивать, ни ослаблять струны - звучание станет согласным. Так и в совершенствовании - если будешь перенапрягать себя, тело станет болезненным и разум увянет, а если расслабишь, то чувства станут изнеженны и стремления станут праздными». Восприняв это наставление Будды, он почтил его, обойдя по кругу. Через недолгое время он обрел «плод».

На западной окраине этой страны, к югу от реки, Ганги, подошел к небольшой, одиноко стоящей горе с раздвоенной, высоко вздымающейся вершиной. В прошлом Будда в течение трех месяцев проводил здесь «отрешенную жизнь» и покорил якшу Бакулу 6. С юго-восточной стороны этой горы, под скалой, на верху большого камня, есть след сидения Будды. Углубление в камне - около 1 цуня, длина - 5 чи и 2 цуня, ширина - 2 чи и 1 цунь. Над ним возведена ступа. Далее к югу есть след на камне там, где Будда ставил свою кундику 7. След имеет глубину около 1 цуня и сделан в виде цветка с восемью лепестками. К юго-востоку от Следа Сидения, недалеко, есть след ноги якши Бакулы - длиной 1 чи и 5-6 цуней, шириной 7-8 цуней, глубиной чуть менее 2 цуней. Позади следа якши есть каменная статуя сидящего Будды высотой 6-7 цуней. Далее на запад, неподалеку, есть место хождения Будды. На вершине этой горы есть древнее жилище якши Бакулы. Далее на север есть след ноги Будды длиной 1 чи и 8 цуней, шириной около 6 цуней и в глубину примерно половина цуня. Поверх этого следа возведена ступа. Когда в прошлом Татхагата покорил якшу Бакулу, то повелел ему не убивать людей и не есть их мяса. Тот с почтением принял буддийские обеты и впоследствии получил рождение на небесах. [269]

Отсюда к западу есть теплые источники, числом шесть или семь, и вода в них очень горяча. У южных пределов этой страны большие горы и леса, в которых водится много диких слонов - с виду они необыкновенно велики.

Отсюда следовал вдоль южного берега реки Ганги, прошел около 300 ли на восток, прибыл в страну Чампа 8.

Страна Чампа в окружности около 4000 ли. Столица, по северную сторону которой течет река Ганга, имеет в окружности около 40 ли. Земли низинные, влажные, хлеба родятся в изобилии. Климат очень теплый, жители по нраву благородные и честные. Монастырей несколько десятков, большая часть их в разрушении. Монахов около 200 человек, исповедуют учение «малой колесницы». Храмов дэвов около 20, иноверцы разного толка проживают вперемешку.

Стены города выстроены из кирпича и имеют высоту несколько чжанов. Основания стен возведены на обрывистой скале, неприступной и очень высокой. В прошлые времена, в начале кальпы, когда люди только начинали существовать, они жили в диких местах, в пещерах, не зная еще городских зданий. Впоследствии же явилась богиня, которая низошла к людям с небес. Она странствовала по реке Ганге и, насладившись купанием в ее водах, под влиянием чудесной силы забеременела и родила четверых сыновей. Они поделили между собой владычество над Джамбудвипой, и каждый из них овладел своей долей земель, основал столицу, выстроил города и очертил границы своих владений. Этот город и есть столица одного из сыновей, самый первый из городов Джамбудвипы.

К востоку от города на расстоянии около 140-150 ли, на южном берегу реки Ганги, на окруженном водой острове, на верху высоких и обрывистых скал, стоит храм дэвы, обладающий многими чудесами. В скалах вырублены кельи. Здесь проведены потоки воды, образующие пруды. Цветущие рощи и диковинные деревья. В скалах на огромных каменных глыбах живут святые мудрецы. Тот, кто видел эти места, забывает обратный путь.

На южной окраине страны, в горах и лесах, обитают дикие слоны и свирепые звери, которые рыщут тысячными стаями.

Отсюда прошел на восток около 400 ли, прибыл в страну Цзечжувачжило 9.

Страна Цзечжувачжило в окружности около 2000 ли. Земли низинные, влажные, урожаи хлебов обильны. Климат теплый, жители по [270] нраву почтенны. Они уважают высокоодаренных людей, ценят ученость и искусность. Монастырей - 6 или 7, монахов около 300 человек, храмов дэвов - 10, иноверцы разного толка проживают вперемешку. В последние несколько сотен лет царский род был прерван и страна попала под власть соседних государств; вследствие этого города опустели, а большая часть населения живет в деревнях и небольших городах. Потому царь Шиладитья, странствуя по Восточной Индии, построил здесь свой дворец, откуда осуществлял управление своими странами. Поскольку он был сооружен из тростника, в виде укрытия, то после его отъезда дворец сгорел.

На южных окраинах страны водится много диких слонов. На северной окраине, за рекой Гангой, недалеко от нее, стоит высокая башня, сложенная из кирпича и камней. Стены ее широки и очень высоки, они сплошь покрыты резьбой редкого образца. По сторонам башни - священные статуи, изображения Будды и дэвов, помещенные в отдельные ниши.

Следуя отсюда на восток, переправился через реку Гангу, прошел около 600 ли, прибыл в страну Пундравардхана 10.

Страна Пундравардхана в окружности около 4000 ли, столица в окружности около 30 ли. Жители многочисленны. Водоемы, подворья, цветущие леса следуют вдоль пути, сменяя друг друга. Земли низинные, влажные, хлеба произрастают в изобилии. Здесь много плодов панаса, которые очень ценятся. Плод этот столь же велик, как зимняя тыква. Когда он созревает, становится желто-красного цвета. Если его разрезать, то внутри обнаружится несколько десятков малых плодов, размером с голубиное яйцо, а если и их разломить, то вытечет сок желто-красного цвета, очень сладкий на вкус. Растут они или на ветвях дерева, и тогда их собирают так же, как многие другие плоды, или же на корнях дерева, как фу-лин 11, растущий на земле. Климат благоприятный, умеренный, жители по нраву склонны к учености. Монастырей около 20, монахов около 3000 человек, исповедуют и «большую» и «малую колесницу». Храмов дэвов - 100, иноверцы разного толка проживают смешанно; особенно многочисленна община ниргрантхов, которые ходят обнаженными.

К западу от города на расстоянии около 20 ли есть монастырь Башипо 12. Дворы в нем светлые и просторные, а строения очень высоки. Монахов здесь около 700 человек, все исповедуют учение [271] «большой колесницы». Множество знаменитых, большой учености монахов из Восточной Индии пребывают в этом месте.

Недалеко отсюда есть ступа, построенная царем Ашокой. В прошлые времена на этом месте Татхагата в течение трех месяцев проповедовал Учение для дэвов и людей. Когда наступают дни поста, она излучает свет. Рядом есть место, где четыре будды прошлого сидели и ходили, и остались их следы. Также недалеко отсюда есть вихара, в которой имеется статуя бодхисаттвы Авалокитешвары. Она обладает чудесной проницательностью, так что от нее ничего нельзя скрыть, и наивысшим чудотворным воздействием. Люди из дальних и ближних мест здесь постятся и молятся.

Отсюда прошел на восток около 900 ли, переправился через большую реку, прибыл в страну Камарупа 13.

Страна Камарупа в окружности около 10 000 ли, столица в окружности около 30 ли. Земли низинные, влажные, хлеба созревают согласно сезону. Плоды панаса и нарикела, хотя здесь и много таких деревьев, очень высоко ценятся. Водами рек и озер окружены города и селения. Климат мягкий, приятный, жители по нраву благородные и честные. Люди по своему облику низкорослы и темнокожи. Язык их немного отличается от языка Срединной Индии. Будучи по характеру дикими и необузданными, они весьма привержены учености. Поклоняются дэвам и не верят в Учение Будды. Потому со времен Будды и до сего времени здесь не строили монастырей, где могли бы собираться монахи. Те, кто имеют чистую веру, лишь только думают об этом втайне. Храмов дэвов несколько сотен, иноверцев разного толка - несколько десятков тысяч.

Нынешний царь - благословенный потомок Нараянадэвы, из брахманского рода. Его имя - Бхаскараварман, титул - Кумара 14. С тех пор, когда его предки овладели этими землями и установили свое правление, до времени нынешнего царя прошла уже тысяча поколений. Правитель склонен к учености, и простой народ следует ему в этом. Высокоодаренные люди из дальних областей, восхищаясь его справедливостью, посещают его в своих странствиях. Хотя он и не имеет веры в Учение Будды, однако весьма почитает ученых шраманов. Как только он услышал о том, что в монастыре Наланда в Магадхе есть шраман из страны Чина, пришедший из дальнего края, чтобы изучать глубочайшее Учение Будды, он трижды посылал за ним, но тот не отозвался на повеление. Тогда знаток доктрины [272] Шилабхадра сказал: «Желая отблагодарить Будду за его милость, должно распространять истинное Учение. Такова твоя стезя, так что тебе не следует бояться дальнего путешествия. В роду царя Кумары почитают "внешние учения", но теперь он приглашает к себе шрамана, и это хороший случай. Из этого можно заключить, что он переходит на новый путь, приобретая заслугу через широкое распространение своих благодеяний. Ты издавна взращиваешь в себе великодушие и дал великий обет одиноко странствовать через разные страны и, презрев свое тело, стремиться к Учению, чтобы повсюду спасать живые существа. Разве речь только о твоей родной стране? Тебе должно забыть о том, что можешь умереть. Равнодушно принимая и славу и бесчестье, распространяй святое Учение и поведи за собой толпы заблудших. Думай прежде о других и лишь потом о себе, забудь о достижении известности и распространяй Учение». Тогда, не тратя более слов, [шраман] отправился вместе с посланниками на прием.

Царь Кумара сказал: «Хотя я сам и лишен талантов, но всегда почитал людей высокой учености. Прослышав о твоей славе, я осмелился пригласить тебя». [Шраман] ответил: «Мои способности скромны, а знания невелики, и мне неловко слышать это при моем ничтожестве и невежественности». Царь Кумара сказал: «Это благородно! В стремлении к Учению и совершенной учености считать самого себя столь незначительным, преодолевать грозные опасности, пуститься в дальние странствия в чужие земли - все это благодаря преобразованию царской власти и той превосходной учености, о которой доходят известия. Ныне в странах Индии многие восславляют в песнях подвиги царя Цинь, правителя страны Махачина. Я давно уже слышал о нем. Действительно ли это твоя страна, о почтеннейший?» [Шраман] ответил: «Да, эти песни славят добродетели моего повелителя». Царь Кумара сказал: «Трудно помыслить, какой великой добродетелью обладают жители этой страны. Я неизменно почитаю ее обычаи и законы. Давно уже я обратил свои взоры на восток, но стоящие на пути горы и реки не позволяют мне самому добраться туда». [Шраман] сказал: «Слава о совершенной добродетели моего великого повелителя простирается повсюду, его гуманные установления достигают удаленных мест. Жители чужих земель, придерживающиеся иных обычаев, с поклоном приходят к воротам его дворца, и много таких, кто называет себя его подданными». Царь Кумара сказал: «Если так и есть, что он покровительствует всему сущему, то я всем сердцем стремлюсь отправиться к нему с дарами. [273] В настоящее время царь Шиладитья находится в стране Цзечжувачжило, чтобы творить великие благодеяния, во множестве сеять "корни благого" и мудрости. Шраманы и брахманы всех Пяти Индий, обладающие ученостью, не преминут собраться там. Он прислал ко мне послов с приглашением, и я бы хотел, чтобы мы пошли вместе». И тогда они отправились в путь.

На востоке этой страны тянутся горы, и здесь нет ни одного большого города. Эти земли простираются вплоть до юго-западных варваров. Потому здешние жители такого же дикого вида, как мань 15. Как удалось узнать у местного населения, за два месяца пути можно дойти до земель у юго-западных пределов Шу 16, однако этому препятствуют горы и долины. Пагубный воздух, вредоносные испарения, ядовитые змеи и ядовитые травы - множество всего, что может причинить смерть.

На юго-востоке этой страны бродят стада диких слонов, и потому в этой стране боевых слонов особенно много.

Отсюда прошел на юг 1200-1300 ли, прибыл в страну Саматата 17.

Страна Саматата в окружности около 3000 ли и вплотную подходит к Великому Морю 18. Земли низинные, влажные. Столица в окружности около 12 ли. Хлеба урожайны, цветы и плоды обильны. Климат мягкий, жители благонравны. По характеру эти люди суровы, по облику низкорослы и цветом кожи черны. Они склонны к учености и усердны, исповедуют одновременно и ложную и истинную веру. Монастырей около 30, монахов около 2000 человек, все исповедуют учение школы стхавира. Храмов дэвов - 100, иноверцы разного толка проживают вперемешку. Ниргрантхи, которые ходят обнаженными, особенно многочисленны.

В стороне от города, недалеко, есть ступа, построенная царем Ашокой. В прошлом Татхагата на этом месте в течение семи дней проповедовал глубочайшее и прекрасное Учение для дэвов и людей. Рядом - место, где четыре будды прошлого сидели и ходили, и остались их следы. Недалеко отсюда - монастырь, в котором имеется статуя Будды из зеленой яшмы. Ее высота - 8 чи, «благие знаки» на ней представлены полностью, и время от времени она являет чудеса.

Отсюда на северо-восток - берег Великого Моря, где среди гор и долин находится страна Шрикшетра. Далее на юго-восток, на берегу Великого моря - страна Камаланка. Далее на восток - страна Дварапати. Далее на восток - страна Ишанапура. Далее на [274] восток - страна Махачампа, которую также называют Линьи. Далее на юго-запад - островная страна Яманадвипа 19.

Ко всем этим шести странам дороги идут через горы и опасны, туда нельзя попасть. Впрочем, об обычаях жителей, о землях и их границах можно узнать по расспросам.

Из страны Саматата прошел на запад около 900 ли, прибыл в страну Тамралипти 20.

Страна Тамралипти в окружности 1400-1500 ли, столица в окружности около 10 ли. Страна расположена у самого моря. Земли низинные, влажные, хлеба созревают согласно сезону. Цветов и плодов изобилие. Климат жаркий, жители по нраву вспыльчивые. По характеру эти люди суровы и мужественны. Они исповедуют одновременно и ложную и истинную веру. Монастырей около 10, в монашеской общине около 1000 человек. Храмов дэвов около 50, иноверцы разного толка проживают вперемешку.

Страна расположена на берегу залива, так что воды заходят в глубь суши. Редкие камни и удивительные драгоценности во множестве скопились в этой стране, и потому жители страны в большинстве богаты.

В стороне от города есть ступа, построенная царем Ашокой. Рядом с ней - место, где четыре будды прошлого сидели и ходили, и остались их следы.

Отсюда прошел на северо-запад около 700 ли, прибыл в страну Карнасуварна 21.

Страна Карнасуварна в окружности 4400-4500 ли, столица в окружности около 20 ли. Жители многочисленны, и дома их зажиточны. Земли низинные, влажные, хлеба выращивают согласно сезону. Здесь великое множество цветов, а также изобилие ценных плодов. Климат благоприятный, умеренный, жители по нраву благородны и добры. Они склонны к учености и искусны в мастерстве. Исповедуют одновременно и ложную и истинную веру. Монастырей около 10, монахов около 2000 человек, они придерживаются учения «малой колесницы» школы самматия. Храмов дэвов около 50, иноверцев разного толка очень много. Также есть 3 монастыря, в которых не едят сыра, следуя завету Дэвадатты 22.

Вблизи города есть монастырь Лодовэйчжи 23. Дворы в нем светлы и просторны, башни очень высоки. Все, кто в этой стране [275] высокоодаренны, преуспели в учености, наделены изощренным умом и обрели широкую известность, собираются именно здесь. Они стараются поддерживать друг друга, добиваясь отточенного совершенства в постижении Учения и следовании добродетели.

Вначале в этой стране не было веры в Учение Будды. В то время в Южной Индии жил один иноверец, который заковал живот листовой медью, а на голове носил горящий светильник. С посохом в руке, ступая широкими шагами, он явился в этот город. Он ударил в «гонг диспута», желая вызвать кого-нибудь на диспут. Один человек спросил его: «Почему у тебя такие странные вещи на голове и на животе?» Тот ответил: «Моя ученость обладает такой мощью, что я боюсь, мой живот лопнет. И я преисполнен жалости ко всем, кто пребывает в невежестве, потому и ношу светильник». Прошло десять дней, но никто к нему не обращался. Среди всех ученейших и одареннейших людей не нашлось такого необыкновенного человека. Царь сказал: «Что же это, во всей этой земле нет просвещенных людей, если никто не может откликнуться на вызов? Какой позор для нашей страны! Надо взяться за дело и отыскать кого-либо из отшельников». И ему сказали: «В глухом лесу живет необыкновенный человек, который называет себя шраманом. Он человек великой учености и ныне живет в отшельничестве, давно уже пребывая в уединении. Здесь нет другого столь достойного мужа, который обладал бы соединением таких добродетелей. Кто еще сможет справиться с этим, как не он?» Услышав такое, царь сам отправился пригласить его. И шраман ответил: «Я родом из Южной Индии и в своих странствиях остановился здесь. Мое ученое искусство незначительно, и, боюсь, о нем тебе ничего не известно. Но я осмелюсь прийти, исполняя твою волю, и не буду более отнекиваться. Если я не потерплю поражения, то прошу тебя построить монастырь и созвать монахов, чтобы восславлять и утверждать Учение Будды». Царь сказал: «С почтением принимаю сказанное тобой. Я не посмею забыть о твоей высокой добродетели». И шраман, приняв приглашение, отправился на «площадь диспута». Тогда иноверец нараспев изложил свое вероучение, употребив около 30 000 слов. Его доводы были глубоки, его рассказ связан в единую цепь. Содержащиеся в его речи имена и их характеристики были понятны для восприятия. Шраман же, выслушав его, сразу понял все, и ни одно слово, ни один довод не были им упущены. Употребив несколько сотен слов, он выступил с речью и все разъяснил. Затем он просил иноверца изложить его основные [276] принципы. У того же слова иссякли, а доказательства были исчерпаны. Уста его сомкнулись, и он не мог более отвечать. Лишившись своей славы, он с позором отступился. Царь преисполнился глубокого почтения к такой добродетели и построил этот монастырь. С того времени в этих краях распространилось Учение Будды.

В стороне от монастыря, недалеко, есть ступа, построенная царем Ашокой. В прошлом Татхагата на этом месте в течение семи дней проповедовал Учение и наставлял [людей].

Поблизости - вихара на месте, где четыре будды прошлого сидели, а также где ходили и оставили свои следы. Здесь же - несколько ступ на местах, где Татхагата произносил сутры Учения, и все они построены царем Ашокой.

Отсюда прошел на юго-запад около 700 ли, прибыл в страну Уча 24.

Страна Уча в окружности около 7000 ли, столица в окружности около 20 ли. Земли тучные, плодородные, хлеба в изобилии, и все плоды вырастают более крупными, чем в других странах. Редкие травы и знаменитые цветы трудно перечислить. Климат жаркий, жители по нраву дикие. По своему облику они крупные, лица их темные. Их манера речи отличается от той, что в Срединной Индии. Они склонны к учености и предаются ей неустанно, в большинстве верят в Учение Будды. Монастырей около 100, монахов около 10 000 человек, все исповедуют учение «большой колесницы». Храмов дэвов - 50, иноверцы разного толка проживают вперемешку. Здесь около 10 ступ, все они стоят на местах, где Татхагата проповедовал Учение, и построены царем Ашокой.

На юго-западной окраине страны, на большой горе, стоит монастырь Бушэбодили 25. Его каменная ступа обладает многими чудесами и всегда, когда наступают дни поста, излучает сияние. Потому здесь собираются те, кто наделен чистою верой, приходя из дальних и ближних мест. Все они несут красивые цветные зонты и приносят их в дар, помещая на верху купола, ниже «сосуда амриты» 26. Ручки цветных зонтов втыкают в него и оставляют, так что они похожи на иглы, выросшие на камне. На северо-восток от нее, в стоящем на горе монастыре, есть ступа, которая являет такие же чудеса. Обе эти ступы построены духами, и потому от них исходят такие знамения.

На юго-восточной окраине страны, на берегу Великого Моря, расположен город Чаритра 27, около 20 ли в окружности. Купцы, [277] которые уходят в море, и прибывшие из далеких стран чужеземцы, странствуя, останавливаются здесь на своем пути. Стены этого города высоки и неприступны. Здесь много редких драгоценностей.

За пределами города следуют друг за другом пять монастырей, с очень высокими строениями и священными изображениями прекрасной работы.

Если направиться в южную сторону, то на расстоянии 20 000 ли расположена страна Синхала. В ясные ночи издалека можно видеть сияние драгоценной жемчужины на верху Ступы Зуба Будды, находящейся в той стране 28. Будучи на далеком расстоянии, она похожа на горящий светильник, который висит в воздухе.

Отсюда прошел на юго-запад через обширные леса около 1200 ли, прибыл в страну Гунъюйто 29.

Страна Гунъюйто в окружности около 1000 ли. Столица в окружности около 20 ли, расположена у морского залива, рядом с которым теснятся горы. Земли низинные, влажные, хлеба созревают согласно сезону. Климат жаркий, жители по характеру храбрые и горячие. С виду они великаны и лицом черны. Обладают некоторой порядочностью и не склонны к обману. Что касается их письмен, то они таковы же, как в Срединной Индии, а язык и произношение иные. Здесь глубоко почитают «внешние учения» и не верят в Учение Будды. Храмов дэвов около 100, иноверцев около 10 000 человек.

В пределах страны насчитывается несколько десятков малых городов, которые тянутся от гор до самого моря. Города сильно укреплены, а их воины отчаянно храбры, потому они силой держат власть над соседними областями, и никто не может им противостоять. Поскольку страна расположена на берегу моря, здесь много редкостных драгоценностей. Раковины и жемчуг они используют для торгового обмена.

Здесь выводят больших темных слонов - на них совершают переходы до дальних мест.

Отсюда шел на юго-восток и вступил в обширные дикие места. Здесь дремучие леса, в которых деревья настолько высоки, что достигают небес и заслоняют солнце. Прошел 1400-1500 ли, прибыл в страну Калинга 30.

Страна Калинга в окружности около 5000 ли, столица в окружности около 20 ли. Хлеба созревают согласно сезону, цветы и плоды в изобилии. Непроходимые леса тянутся без перерыва на [278] протяжении нескольких сотен ли. Отсюда вывозят диких темных слонов, которые ценятся в соседних странах. Климат очень жаркий, жители по нраву вспыльчивы. По характеру в большинстве они грубые и дикие, однако верны своему слову и правдивы. Речь у них легкая и быстрая, произношение четкое и правильное, но значение слов и манера произношения сильно отличаются от тех, что в Срединной Индии. Здесь немногие верят в Учение Будды, большинство почитает «внешние учения». Монастырей около 10, монахов около 100 человек, исповедуют учение «большой колесницы» школы стхавира. Храмов дэвов около 100, иноверцы очень многочисленны, большинство из них - последователи ниргрантхов.

В прошлом в стране Калинге жители были столь многочисленны, что плечами они касались друг друга, оси их повозок задевали одна другую, а если они поднимали вверх рукава, то получался как будто полог. И был тогда обладавший «пятью способностями» риши, который жил среди скал, предаваясь отрешению. Некие люди унизили его из-за того, что он утратил свои чудесные способности, и он наложил на них проклятие, из-за которого жители страны стали погибать. Ни молодые ни старые не миновали этого, и мудрые, и те, кто неумен, - умирали все, и жилища людей исчезали. Прошло много лет, со временем сюда приходили переселенцы, но население так и не восполнилось до конца. Потому и ныне в этой стране мало жителей.

К востоку от города, недалеко, есть ступа высотой около 100 чи, построенная царем Ашокой. Рядом - место, где четыре будды прошлого сидели и ходили, и остались их следы. На северной окраине страны, на вершине большой горы есть каменная ступа высотой около 100 чи. В начале кальпы, когда жизнь людей была бесконечна, здесь жил пратьекабудда, который на этом месте вошел в «конечное угасание».

Отсюда прошел на северо-запад около 1800 ли через горы и леса, прибыл в страну Кошала 31.

Страна Кошала в окружности около 6000 ли, вокруг нее расположены цепи гор. Дикие леса здесь тянутся непрерывно. Столица в окружности около 40 ли. Почвы плодородны, земля дает богатые урожаи. Селения расположены так, что из одного видно другое, население многочисленно. С виду жители крупного сложения, чернокожи. В обычае у них суровость и дикость. Люди по характеру храбры и горячи. Здесь исповедуют и ложную и истинную веру, высоко ценят [279] ученость и мастерство. Царь - кшатрий, глубоко почитает Учение Будды, милосерден и величествен. Монастырей около 100, монахов несколько менее 10 000 человек, все они исповедуют учение «большой колесницы». Храмов дэвов около 70, иноверцы разного толка проживают вперемешку.

К югу от города, недалеко, есть древний монастырь, и рядом с ним - ступа, построенная царем Ашокой. В прошлом Татхагата на этом месте проводил собор, на котором он явил свои чудесные силы и ниспроверг иноверцев. Впоследствии в этом монастыре пребывал бодхисаттва Нагарджуна. В то время царь этой страны, который носил имя Садваха, весьма почитал Нагарджуну и дал ему охрану, которая стояла у дверей его обители. Тогда же бодхисаттва Дэва из страны Синхалы пришел сюда, чтобы вступить с ним в диспут. Он сказал привратнику: «Будь благосклонен, сообщи обо мне». Привратник пошел доложить о нем. Нагарджуна, которому давно было известно о его славе, наполнил патру водой и повелел своему ученику: «Возьми эту воду и покажи ее Дэве». Когда Дэва увидел воду, он, сохраняя молчание, бросил в нее иглу. Ученик взял патру и, недоумевая, вернулся. Нагарджуна сказал: «Какие слова!» Ученик сказал: «Он молчал, ничего не было им сказано. Он только бросил иглу в воду, и все». Нагарджуна сказал: «Какая мудрость! Кто может сравниться с этим человеком! Такое понимание сути вещей присуще божественным существам. Такое проникновение в тончайшее делает его вторым после Мудрейшего 32. Если он обладает столь многими достоинствами, следует немедленно пригласить его войти». Ученик спросил: «Что же он этим сказал? Не есть ли это прекрасное искусство говорить без слов?» Тот ответил: «Вот вода. Соответственно форме сосуда она приняла круглую форму. Она становится чистой либо мутной в зависимости от веществ, [которые в ней находятся]. Она наполняет [сосуд] целиком. Ее чистота и прозрачность неизмеримы. То, что я наполнил [сосуд водой] и показал ее, - это сравнение с полнотой знаний, которые присущи моей учености. Если он бросил в нее иглу - значит, он постиг ее до самого дна. Этого необыкновенного человека следует немедленно пригласить войти». И Нагарджуна, держась весьма церемонно, выказал ему подобающее почтение. Ведя беседу, они оба склонили свои головы, выказывая покорность. Дэва, который знал о его высоких качествах, давно уже, в своем стремлении к совершенствованию, хотел пройти у него обучение. Теперь же, когда настал этот миг, он почувствовал глубокий [280] трепет перед его величием. Поднявшись в зал, он сел в стороне. Речь его была темна, и так до окончания дня - лишь тогда его слова и суждения стали ясны и возвышенны. Нагарджуна сказал: «Твои ученики превосходят всех, какие есть в мире. Твое искусство красноречия блистает более, чем у предшественников. Я же лишь дряхлый старик. Однако, встретив человека таких дарований, поистине следует "разливать по кувшинам", осуществляя "передачу светильника" 33, которая не должна прерываться - ради широкого распространения Учения. Какая удача - вот человек, который может занять место впереди всех и блестяще разъяснить все то, что сокровенно». Выслушав это наставление, Дэва обрел уверенность в себе и, намереваясь открыть «сокровищницу мудрости», прежде стал «странствовать по саду красноречия» 34. Речь Дэвы была правильна, он благоговейно держался истинного смысла. Но внезапно, когда он увидел величавый облик [Нагарджуны], речь его прервалась, а уста сомкнулись. Поднявшись со своего сиденья, он повинился перед ним и просил позволения стать его учеником. Нагарджуна сказал: «Вернись на сиденье. Ныне я передам тебе те истинные и превосходные принципы, которые доподлинно были преподаны самим Царем Дхармы». И Дэва, всеми пятью частями тела приникнув к земле 35, всем сердцем предался его покровительству: «И ныне, и впредь я надеюсь слушать твои наставления».

Бодхисаттва Нагарджуна был весьма искушен в приготовлении снадобий. Стоило съесть [приготовленную им] пищу, и жизнь продлевалась на несколько сотен лет, при этом и желания не слабели, и внешность не становилась дряхлой. Царь Садваха принял его чудесное снадобье, и жизнь его продлилась на сотни лет. А у царя был юный сын, который спросил у своей матери: «Когда же я унаследую царский престол?» Мать сказала ему: «Сейчас, я полагаю, еще не пришел срок. У царя, твоего отца, длительность жизни в несколько сот лет; у него есть сыновья и внуки, которые уже состарились или умерли, и таких уже много. Все это содеяно благодаря чудесной силе Нагарджуны и его искусству в приготовлении снадобий. Как только настанет "тихое угасание" Нагарджуны, тотчас и царь скончается. Мудрость этого бодхисаттвы Нагаджуны необычайно велика, его доброта и сострадание исключительно глубоки. Совершая даяние ради блага всех живущих, он считает свою жизнь ничтожной. Тебе следует пойти к нему и попросить, чтобы он отдал тебе в дар свою голову. Если последуешь этому совету, то будет так, как ты хочешь». [281] И царевич, с почтением приняв такое повеление матери, пришел к монастырю. Привратник почтительно отступил, и потому ему удалось войти внутрь. В то время бодхисаттва Нагарджуна ходил, в благоговении произнося сутры. Внезапно он увидел царского сына, остановился и сказал: «Ведь уже так поздно, отчего ты снизошел до посещения монашеской обители? Грозит ли тебе какая-то опасность или ты чем-то испуган, что так поспешно явился сюда?» А тот ответил: «Я получил от своей доброй матери шастры, рассказывающие о покинувших мир мужах, которые полагали, что жизнь существ драгоценна. В приведенных там историях не случалось, чтобы они, считая ничтожным свое "тело благого воздаяния" 36, жертвовали им для тех, кто этого страстно желает. Тогда моя добрая мать сказала: "Нет, не так. Сугата 37 десяти сторон света, Татхагата трех миров, пребывая в мире в прошлые времена, дал обет воздержания и впоследствии обрел 'плод'. Он усердно стремился по 'пути будд'. Исполняя обет и терпя лишения, он пожертвовал своим телом, чтобы накормить дикого зверя, отрезал свою плоть, чтобы спасти голубя. Так, царь Чандрапрабха отдал свою голову брахману, царь Майтрибала 38 напоил голодного якшу своей кровью". Подобные примеры трудно даже перечислить. Если искать среди прежних просветленных, то в какую эпоху не было таких людей? И вот ныне бодхисаттва Нагарджуна привержен столь же высоким устремлениям. То, что я ищу, - голова человека, которую бы мне отдали. Я уже много лет провел в поисках, но так и не смог найти того, кто бы от нее отказался. Если бы я стал действовать силой и совершил убийство, то мой грех был бы слишком велик. Совершив убийство невинной жертвы, я поступил бы безнравственно. Лишь бодхисаттва, который следует по пути мудрости и которому в будущем суждено обрести "плод Будды", осыпает своими щедротами все сущее, и милосердие его не имеет пределов. Он считает жизнь ничтожной, как пустой пузырь, он презирает тело, рассматривая его как гнилье. В этом не будет противоречия с его изначальными устремлениями, если он ответит согласием на мою просьбу». Нагарджуна сказал: «То, что ты говоришь, совершенно верно! Я стремлюсь обрести "священный плод будды". Ведь я изучал, что Будда способен отринуть все, считая, что тело - это лишь звук, тело - лишь пена; проходя через "круговорот перерождений" в обликах "четырех видов живых существ", оно странствует по "шести судьбам" 39. Я давно уже дал великий обет непротивления желаниям существ. Однако царевич столкнется с одним [282] затруднением, и как с этим быть? Ведь как только мое тело обретет свой конец, твой отец тоже умрет. Подумай об этом, ведь кто же тогда сможет его спасти?» И Нагарджуна стал ходить туда и сюда, ища, чем он сможет прервать свою жизнь. Взяв высохший лист тростника, он перерезал себе шею, как острым мечом, и голова его отделилась от тела. Увидев это, царевич в испуге бросился бежать и скрылся. Привратник же доложил об этом деле вышестоящим, рассказав все от начала до конца. Услышав об этом, царь был так тронут и взволнован, что тоже скончался.

К юго-западу от этой страны на расстоянии около 300 ли находится гора Брахмагири 40. Она вздымается ввысь, вершина ее грозна и обрывиста, в горе нет провалов, и возвышается она как цельный камень. Царь Садваха для бодхисаттвы Нагарджуны прорубил в этой горе проход и выстроил здесь монастырь, а от горы на протяжении 10 с лишним ли проложил к нему дорогу. Потому, находясь у подножие горы, можно видеть повсюду обтесанные скалы и среди них длинные галереи для прохода, высокие террасы, на которых стоит само строение. Строение имеет пять ярусов, на каждом ярусе по четыре двора, и при них устроены вихары. В каждой вихаре есть отлитая из золота статуя Будды такого же роста, каким он был, прекрасной, изысканной работы, со своим особым убранством, украшенная золотом и драгоценными каменьями. С вершины горы низвергается водопад, и поток огибает строения, опоясывая их вдоль галерей. Через пробитые отверстия свет проникает во внутренние помещения. Когда царь Садваха еще только начал строить монастырь, его люди выбились из сил, и казна его опустела. Оставалось сделать еще половину работы, и он был глубоко опечален. Нагарджуна спросил его: «Отчего великий царь выглядит таким печальным?» Царь ответил: «Я был движим таким вдохновением, смея надеяться, что посеянные мною благие заслуги дадут результат, который останется незыблемым до времени прихода Милосердного. Но вот деяние еще не завершено, а средства мои исчерпаны. Потому я всякий день сижу в таком огорчении, ожидая следующего утра». Нагарджуна сказал: «Не печалься. Если столь высоки заслуги, полученные благодаря благим деяниям, то воздаяние за них неиссякаемо. Если ты охвачен таким великим желанием, то не переживай, что не получишь помощи. Когда ты сегодня вернешься во дворец, почувствуешь необыкновенную радость. Завтра же выйди на прогулку, осматривая дикие горы, а затем приходи сюда, чтобы спокойно обсудить дела [283] строительства». Царь, получив такое наставление, почтил его, обойдя по кругу. А бодхисаттва Нагарджуна, окропив большие камни чудесным снадобьем, превратил их в золото. Когда царь вышел на прогулку и увидел золото, его «сердце и уста поздравили друг друга». Царь поспешно вернулся к Нагарджуне и сказал: «Сегодня, выехав на охоту, я подпал под чары чудесных духов. В покрытых лесом горах я увидел горы золота». Нагарджуна сказал: «Это не чары духов, золото явилось благодаря твоему искреннему чувству. Теперь тебе следует взять его и употребить для завершения твоего прекрасного деяния». И он продолжил строительство, а после того как работы были выполнены, остался излишек средств. Тогда-то для каждого из пяти ярусов он велел отлить по четыре большие золотые статуи. Остальную часть излишка он употребил на пополнение казны. Он созвал тысячу монахов и поселил их здесь, чтобы они могли отправлять культ и возносить молитвы. Бодхисаттва Нагарджуна поместил здесь [тексты] Учения, преподанного Буддой Шакьей, а также шастры, составленные бодхисаттвами, и собрание канонов других школ. Наверху, на первом ярусе, он разместил исключительно статуи Будды, сутры и шастры, внизу, на пятом ярусе - поселил «чистых людей» 41, снабдив их всеми необходимыми вещами, а на средних трех ярусах устроил кельи для монахов.

В старинных записях говорится: когда царь Садваха закончил строительство, то подсчитали, что соль, которую съели работники, обошлась в девять коти золотых монет. После этого монахи возмутились и пошли к царю, чтобы спокойно обсудить это дело. А в это время «чистые люди» стали говорить между собой: «Среди монахов поднялся раздор, они перессорились между собой». И эти дурные люди, улучив момент, разрушили монастырь. Затем они перекрыли вход в монастырские строения, чтобы изгнать монахов. С того времени и до сих пор здесь нет больше монашеской общины. Если издалека смотреть на эти скалы, то нельзя понять, где вход. Если сюда приводят лекаря для исцеления болезней, то закрывают ему лицо, когда он входит и выходит, чтобы он не узнал дороги.

Отсюда, следуя через обширные леса, прошел на юг около 900 ли, прибыл в страну Андхра 42.

Страна Андхра в окружности около 3000 ли, столица в окружности около 20 ли и имеет название Пинцило 43. Земли весьма плодородные, урожаи хлебов обильны. Климат жаркий, жители по нраву [284] дикие и жестокие. Их язык и речь отличаются от тех, что в Срединной Индии; что же касается письма, то оно имеет большое сходство. Монастырей около 20, монахов около 3000 человек. Храмов дэвов около 30, иноверцев очень много. В стороне от города Пинцило, недалеко, есть большой монастырь, в котором и двухэтажные постройки, и башни богато украшены резьбой. В изображениях Будды его священный облик передан с наивысшим мастерством. Впереди монастыря есть каменная ступа высотой в несколько сотен чи; все это построено архатом Ачарой.

Если пойти на юго-запад от Монастыря Архата, то недалеко есть ступа, построенная царем Ашокой. В прошлом Татхагата на этом месте произнес проповедь Учения, явил великие чудесные способности и обратил бесчисленное множество людей. Пройдя около 20 ли на юго-запад от Монастыря Архата, прибыл к одинокой горе. На вершине горы стоит каменная ступа. На этом месте бодхисаттва Динна 44 составил «Хетувидья-шастру». Бодхисаттва Динна после того, как Будда покинул мир, принял обычаи иной жизни и надел «крашеную одежду». Его познания и устремления простирались необычайно далеко, сила его мудрости была глубока и прочна. Преисполнившись сострадания к миру, который был лишен опоры, он принял решение распространять святое Учение. Он осознавал, что над текстом «Хетувидья-шастры», в котором слова столь глубоки, а смысл столь широк, изучающие его тратят силы впустую, ибо так труден он для постижения. И он удалился в глухое место в горах, где предавался сосредоточению и практиковал «тихое самадхи». Он размышлял о том, как лучше составить истолкования, вникал в сложные соединения значений слов. В то время горы и долины сотряслись, сгустились облака и туманы, а дух той горы подхватил бодхисаттву, вознес на высоту в несколько сотен чи и нараспев произнес такую речь: «В прошлые времена Почитаемый в Мире сообразно подходящим случаям вел за собой людей. В своем милосердии к ним он произнес "Хетувидья-шастру", в которой сведены воедино превосходные принципы [Учения] и глубоко исследован тончайший смысл слов. После того как Татхагата ушел в "конечное угасание", это великое разъяснение было утрачено. Ныне же бодхисаттва Динна, заслуги и познания которого простираются столь далеко, глубоко постигнув святое наставление, снова распространит "Хетувидья-шастру"». И тогда бодхисаттва, излучая великое сияние, озарил мир до самых темных его глубин. [285]

Царь этой страны преисполнился глубокого почтения, увидев это сияние. Он решил, что тот вошел в «алмазное самадхи», и потому просил бодхисаттву обрести «плод» прекращения рождений. Динна же сказал: «Я вошел в самадхи ради размышления, в стремлении разъяснить смысл глубочайших сутр. Всем сердцем стремлюсь к обретению правильного просветления, но не имею намерения обрести "плод" прекращения рождений». Царь сказал: «"Плод" прекращения рождений - это то, на что возлагают надежды все святые мудрецы. Прервать "желания [одного из] трех миров", постичь "три проникновенных знания" - это наивысшая цель. Стремись поскорее достигнуть ее». И бодхисаттва Динна, в радости оттого, что царь попросил об этом, устремился к обретению «священного плода» «не в обучении». В то время бодхисаттва Манджушри узнал об этом и опечалился. Желая предостеречь от ошибки, он в одно мгновение вразумил его, сказав так: «Жаль! Как ты мог отринуть свое великое намерение и предаться столь ограниченным устремлениям, думая лишь о самосовершенствовании и желая пренебречь спасением [существ]! Если ты хочешь совершить благое и полезное дело, то тебе следует распространять и разъяснять "Йогачарабхуми-шастру" Милосердного бодхисаттвы. Тогда ты оставишь руководство для своих последователей и тем самым принесешь великую пользу». Бодхисаттва Динна принял его наставление и почтил его, обойдя по кругу. После того, всецело предавшись глубокому ее изучению, он развил учение «Хетувидья-шастры». Опасаясь, однако, что ученики будут отпугнуты изощренностью ее текста с его сжатой манерой изложения, он преподал ее великий смыл, разъяснив утонченные слова, и составил «Хетувидья-шастру» для наставления последующих поколений. С тех пор и на все последующие времена было возвещено учение йогачары 45 в полном истолковании, и ученики, принадлежащие к будущим поколениям, получили это знание.

Отсюда, следуя через глухие леса, прошел на юг около 1000 ли, прибыл в страну Дханакатака 46.

Страна Дханакатака в окружности около 6000 ли, столица в окружности около 40 ли. Земли плодородные, хлеба растут в изобилии. Здесь много необжитых мест, а селений мало. Климат жаркий. Жители с виду темнокожи. По характеру они дикие и горячие, но склонны к учености и ремеслам. Монастыри идут сплошной чередой, но в большинстве они заброшены и уже в развалинах, ныне действующих [286] сохранилось около 20. Монахов около 1000 человек, все они исповедуют учение школы махасангхика. Храмов дэвов около 100, иноверцев разного толка очень много.

К востоку от города, на склоне горы, стоит монастырь Пурвашила 47. К западу от города, на склоне горы, стоит монастырь Апарашила 48. Прежний царь этой страны построил здесь храм и посвятил его Будде. Расширив ущелье, он проложил пути, растесав скалы, выстроил башни. [Здесь устроены] длинные галереи, служащие крытыми крышей переходами, примыкающие к скале и соединяющие пещерные помещения. Божественные духи охраняют это место, а святые мудрецы проводят здесь отдых. В течение тысячи лет, прошедшей после «тихого угасания» Будды, каждый год сюда прибывали тысячи мирян и монахов, чтобы сообща проводить «отрешенную жизнь». Когда заканчивался срок «отрешенной жизни», все они достигали состояния архата и, вознесенные ввысь чудесною силой, исчезали. И по истечении тысячи лет миряне и монахи продолжали здесь собираться для совместного проживания, однако в последнее столетие здесь больше не стало монашеской братии. Дух этой горы, изменяя свой облик и принимая вид то волка, то обезьяны, наводил страх на путников. Потому это место пришло в запустение, и монашеской общины здесь нет.

К югу от города, недалеко, есть большая пещера внутри горы. На этом месте жил во «дворце асуров» знаток доктрины Бхававивека 49. Здесь он ожидал встречи с Милосердным бодхисаттвой и достиг состояния будды. Этот знаток доктрины был широко известен своей просвещенностью, обладал высокой добродетелью и знанием сокровенного. Сторонники «внешних учений» провозглашают его последователем санкхьи, сторонники «внутренних учений» возвещают, что он был учеником Нагарджуны. Услышав о том, что бодхисаттва Дхармапала в стране Магадхе проповедует Учение и имеет тысячу учеников, он загорелся желанием вступить с ним в диспут. Взяв посох, он отправился в путь. Когда он пришел в город Паталипутру, то узнал, что бодхисаттва Дхармапала находится у дерева бодхи. Тогда знаток доктрины повелел своим последователям: «Ступайте к бодхисаттве Дхармапале, который пребывает у дерева бодхи, и передайте ему мои слова: "Бодхисаттва повсюду распространяет завещанное Учение, наставляет заблуждающихся. На его добродетели взирают с восхищением, и все приемлют его с радостью - так длится уже много времени. Однако его заветное желание так и не сбылось. [287] Поэтому бессмысленно отправляться к дереву бодхи для почитания. Если он поклянется не держаться воззрения о 'пустоте' и держаться воззрения о том, что все должно быть доказано 50, - тогда будет назван наставником богов и людей"». Бохисаттва Дхармапала ответил посланникам: «Человеческая жизнь - иллюзия, тело - подобно пустому пузырю. Мне нужен весь день для того, чтобы усердно совершенствоваться, и я не имею времени для диспута. На самом деле тебе надо отправляться обратно, мы не будем устраивать встречи». Тогда знаток доктрины вернулся в свою страну. Успокоившись, он подумал: «Пока Милосердный бодхисаттва не достиг состояния будды, кто разрешит мои сомнения?» И, представ перед статуей бодхисаттвы Авалокитешвары, он стал произносить хридая-дхарани 51, отказавшись при этом и от малой крупицы еды, и от питья. Через три года бодхисаттва Авалокитешвара явил ему свой превосходном облик и сказал знатоку доктрины: «Каково твое желание?» Тот ответил: «Хочу сохранить это свое тело до тех пор, пока не увижу Милосердного». Бодхисаттва Авалокитешвара сказал: «Судьба людей подвержена превратностям. Мир - это лишь пустой пузырь, иллюзия. Ты должен всецело предаться совершенствованию, если хочешь получить рождение на небесах Тушита. Там ты станешь почтительно просить аудиенции и вскоре дождешься встречи». Знаток доктрины сказал: «Мое устремление не может быть утрачено, мое намерение не может быть изменено». Бодхисаттва сказал: «Если так, то тебе следует идти в страну Дханакатаку, к той пещере, которая находится к югу от города и в которой обитает дух Ваджрапани, и со всей искренностью произносить ваджра-дхарани 52. И все будет так, как ты желаешь». Тогда знаток доктрины отправился сюда и стал произносить [дхарани]. Через три года дух снова спросил его: «Каково же твое желание, если так усердствуешь?» И знаток доктрины сказал: «Хочу сохранить это свое тело до тех пор, пока не увижу Милосердного. Бодхисаттва Авалокитешвара направил меня сюда для исполнения моего желания. Не ты ли тот самый дух, что здесь обитает?» И тот дал ему тайное наставление, сказав так: «В этой пещере находится "дворец асуров". Если ты будешь просить в соответствии с правилом, то скала раскроется. Когда она раскроется, входи немедленно и можешь ожидать встречи». Знаток доктрины спросил его: «В этом мрачном обиталище беспроглядная тьма, как же я узнаю, что Будда явился?» Но дух Ваджрапани ответил: «Когда Милосердный выйдет, я дам тебе знать». И знаток доктрины, получив такое [288] повеление, со всем усердием продолжал произносить [дхарани]. Прошло еще три года, но он, не изменяя своего намерения, повторял слова «горчичное семя» 53. Он постучал, и тогда скала разверзлась и раскрылся вход. В то же время перед ним явилось собрание численностью в сотни десятков миллионов. Видя это, он забыл обратный путь. Знаток доктрины шагнул во внутренний двор и, обратившись ко всему собранию, сказал: «В течение долгого времени я молился о том, чтобы дождаться встречи с Милосердным. Благодаря помощи чудесного духа мое великое желание исполнилось. Нужно вместе войти туда, чтобы увидеть Будду». Все, кто услышал это, затрепетали в страхе и не решались пройти во двор, говоря: «Там логово ядовитых змей. Мы боимся, что погибнем». Трижды он взывал к ним, и только шестеро согласились последовать за ним и войти внутрь. Знаток доктрины оглянулся, выказывая признательность, и, в то время как все собрание оставалось недвижимо, вошел туда. Когда он вошел, скала снова сомкнулась. Собравшиеся раскаялись в том, что пренебрегли словами, с которыми он к ним обратился.

Отсюда прошел на юго-запад около 1000 ли, прибыл в страну Чжулие 54.

Страна Чжулие в окружности 2400-2500 ли, столица в окружности около 10 ли. Земли дикие и необжитые, кругом болота и густые заросли, населения совсем мало, и рыщут шайки разбойников. Климат жаркий, в обычае коварство и вероломство. Люди по характеру дикие и горячие, истово почитают «внешние учения». Монастыри разрушены, монашество также в упадке. Храмов дэвов несколько десятков, много иноверцев, которые ходят обнаженными.

К юго-востоку от города, недалеко, есть ступа, построенная царем Ашокой. В прошлом на этом месте пребывал Татхагата, являя свои чудесные способности, проповедуя глубочайшее и прекрасное Учение, сокрушая иноверцев, обращая дэвов и людей.

К западу от города, недалеко, есть древний монастырь. Здесь происходил диспут между бодхисаттвой Дэвой и архатом. Как только бодхисаттва Дэва услышал о том, что в этом монастыре живет архат Вадало, который обрел «шесть чудесных способностей» и достиг «восьми путей к освобождению», то пришел издалека, чтобы увидеть, какую он ведет безупречную жизнь. Прибыв в монастырь, он просил у архата места для ночлега, но архат был скромен и довольствовался малым, и у него было только одно ложе. Когда Дэва [289] вошел и не обнаружил сиденья, тот настелил листьев и, указав на них, просил садиться. Архат вошел в самадхи и вышел из него после полуночи. Тогда Дэва стал излагать ему свои сомнения. Архат проследил все трудные вопросы и подверг их истолкованию. Дэва же, взвесив каждое слово, снова стал задавать вопросы, и, когда они прошли по третьему кругу, архат сомкнул уста и больше не отвечал. Втайне применив свои чудесные способности, он отправился на небеса Тушита и стал расспрашивать Милосердного. Милосердный дал ему разъяснение и сказал так: «Это тот самый Дэва, который совершенствовался в продолжение всей прошедшей кальпы и в середине бхадракальпы займет трон Будды. Ты ведь не знал об этом. Тебе должно выказать ему глубокое почтение». В тот же миг он вернулся на прежнее место, где сидел, и, повышая и понижая голос, повторил то глубокое, разрешающее трудности объяснение, выразив его в изысканной речи. Дэва же сказал ему: «Это истолкование исходит от мудрости Милосердного бодхисаттвы. Разве ты сам, о благородный, мог бы провести столь доскональное исследование?» Архат сказал: «Да, это так. Таково наставление Татхагаты», - и, поднявшись с сиденья, с должной церемонией выразил ему глубочайшее почтение.

Следуя отсюда на юг, вступил в дикие леса, прошел 1500-1600 ли, прибыл в страну Дравида 55.

Страна Дравида в окружности около 6000 ли, столица имеет название Канчипура 56, в окружности она около 30 ли. Земли плодородные, возделанные, урожаи хлебов обильны, много цветов и плодов. Здесь добывают драгоценные камни и вырабатывают другие товары. Климат жаркий, жители по нраву храбрые и горячие. Они с глубокой приверженностью верны своему долгу, высоко ценят ученость. При этом их язык и письмена несколько отличны от тех, что в Срединной Индии. Монастырей около 100, монахов около 10 000 человек, все исповедуют учение школы стхавира. Храмов дэвов около 80. Много иноверцев, которые ходят обнаженными.

В прошлом, когда Татхагата пребывал в мире, он несколько раз странствовал по этой земле, проповедуя Учение и обращая людей. Потому царь Ашока на местах, где остались его священные следы, построил ступы. Город Канчипура - это родина бодхисаттвы Дхармапалы. Бодхисаттва был старшим сыном важного сановника этой страны. С малых лет в нем сказывался проникновенный ум, а когда он вырос, то стал человеком великой просвещенности. Когда он [290] достиг совершеннолетия, царь и царица повелели ему [жениться]. Вечером перед свадьбой его охватила печаль, и, представ перед статуей Будды, он со всей истовостью предался молитве. Духи, тронутые его искренним чувством, перенесли его в далекий край, где он мог скрыться. Удалившись на несколько сотен ли, он прибыл к монастырю, стоящему на горе, и сел посреди Зала Будды. Монах, который открывал двери во двор, увидев юношу, усомнился, не разбойник ли это, и стал расспрашивать его, кто он. Бодхисаттва все рассказал о своих заветных желаниях и просил принять его «уход из дома». Монашеская община была поражена этим чудом и приняла его просьбу. Царь же в то время приказал искать его повсюду и узнал, что бодхисаттву унес дух и что он удалился от мирской суеты. Когда царь узнал об этом, то преисполнился глубокого почтения. С тех пор как [бодхисаттва] стал носить «крашеную одежду», он с усердием предался совершенствованию в учености. Он приобрел широкую славу, о чем в этих записках уже рассказывалось ранее.

К югу от города, недалеко, есть большой монастырь, в котором собираются и остаются жить ученейшие люди этой страны. Здесь есть ступа высотой около 100 чи, построенная царем Ашокой. В прошлом Татхагата на этом месте проповедовал Учение, сокрушал иноверцев, обращал людей и дэвов. Рядом есть место, где четыре будды прошлого сидели и ходили, и остались их следы.

Отсюда прошел на юг около 3000 ли, прибыл в страну Малакута 57.

Страна Малакута в окружности около 5000 ли, столица в окружности около 40 ли. Почвы на полях засолены, и потому эти земли неплодородны. В эту страну во множестве свозят жемчуг с маленьких островов. Климат знойный, жаркий, люди в большинстве чернокожи. По характеру они суровы и вспыльчивы. Здесь исповедуют и ложную и истинную веру. Они совсем не стремятся постичь мастерство, а только ищут выгоды. Монастыри представляют собой древние развалины, здесь множество остатков старых стен. Ныне действующих монастырей мало, и монахи здесь редки. Храмов дэвов несколько сотен, иноверцев великое множество, большинство их - последователи тех, кто ходят обнаженными. К востоку от этого города, недалеко, есть древний монастырь. Дворы его пусты и заброшены, но основания стен еще сохранились. Он построен Махендрой, младшим братом царя Ашоки. К востоку от него есть ступа; хотя ее [291] святое основание сильно разрушено, купол еще сохраняется; построена она царем Ашокой. В прошлом Татхагата на этом месте проповедовал Учение, являл великие чудесные способности и обращал бесконечное число людей. Чтобы отметить следы этих святых событий, и был сооружен этот памятник. На протяжении долгих лет ступа являла чудеса, и что здесь было испрошено, то сбывалось.

На юге этой страны, на берегу моря - горы Малая 58. Вершины этого хребта высоко вздымаются вверх, в глубине ущелий текут потоки. В этих горах есть белый ароматный сандал и дерево чжаньтаньнибо 59 - дерево того же рода, что и белый сандал, и различить их невозможно. Только если в самый разгар лета взобраться на высокий холм и смотреть издалека, его можно узнать потому, что оно окутано большими змеями. Его древесина по природе своей холодная, и потому змеи его обвивают. Увидев издалека это дерево, помечают его, выпустив стрелу, а зимой, после того как [змеи] впадут в спячку, дерево срубают. Ароматное дерево карпура 60 имеет такой же ствол, как у сосны, но листья, цветы и плоды иные. Когда его только что срубили и оно еще свежее, то не имеет аромата, а после того как оно высохнет, его по определенным правилам расщепляют, и в середине появляется ароматное вещество, похожее на слюду и такого цвета, как снег. Потому это благовоние называют «мозги дракона» 61.

К востоку от гор Малая - горы Поталака 62. Горные пути здесь очень опасны, над ущельями нависают скалы. Есть озеро на верху горы, воды которого сияют как зеркало. Из него вытекает большая река, которая двадцать раз огибает гору и впадает в Южное море. На берегу озера есть божественный дворец, выстроенный из камня. Здесь останавливается в своих странствиях бодхисаттва Авалокитешвара. Кто хочет увидеть бодхисаттву, не жалеет своей жизни - переправляется через реку и взбирается на гору, забыв об опасностях. Мало кому удается добраться туда. Однако если живущие у подножие горы люди с искренним чувством молятся о том, чтобы увидеть его, он является в облике дэвы Ишвары или как иноверец, «обмазанный золой». Он дает этим людям утешение и исполняет их желания.

На северо-восток от этой горы, на берегу моря есть город - именно здесь открывается путь через Южное море в страну Синхалу. Местные жители говорят, что если отсюда выйти в море и следовать на юго-восток около 3000 ли, то и доберешься до страны Синхалы 63. [292]

(пер. Н. В. Александровой)
Текст воспроизведен по изданию: Сюань-цзан. Записки о западных странах [эпохи] Великой Тан (Да Тан си юй цзи). М. Восточная литература. 2012

© текст - Александрова Н. В. 2012
© сетевая версия - Strori. 2015
© OCR - Иванов А. 2015
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Восточная литература. 2012