Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:
Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь (открываются в новом окне)

ВЭЙ ШОУ

ИСТОРИЯ ДИНАСТИИ ВЭЙ

ВЭЙ ШУ

(гл. 103, л. 1а-22а)

Жуаньжуань 1, потомок дунху, имел фамилию Юйцзюлюй. [Следует сказать, что] в прошлом, в конце правления императора Шэнь-юаня 2, занимавшийся грабежом [вэйский] всадник добыл раба, у которого волосы на голове начинались от линии бровей. Поскольку он не помнил ни своей фамилии, ни имени, его хозяин дал ему прозвище Мугулюй. Мугулюй означает «голова облысела» 3. Мугулюй и Юйцзюлюй близки по звучанию, поэтому впоследствии сыновья и внуки раба сделали Юйцзюлюй своей фамилией.

Когда Мугулюй возмужал, он был освобожден от рабства и стал конным воином. При [северовэйском] императоре Му-ди опоздал явиться на место сбора, за что его должны были обезглавить, но он бежал и укрылся в ложбинах обширной пустыни, где стал собирать бежавших от наказания преступников, и, набрав более 100 человек, пристал к кочевью Шуньтулинь 4.

После смерти Мугулюя его сын Цзюйлухуэй, отличавшийся смелостью и решительностью, впервые получил народ [этого] кочевья и, присвоив прозвище жоужань 5, подчинился династии Вэй и стал служить ей. В дальнейшем [северовэйский] император Ши-цзу, в связи с тем что Цзюйлухуэй отличался невежеством, а по виду походил на ядовитое насекомое гу 6, изменил его прозвище на жуаньжуань 7. Став вождем кочевья, Цзюйлухуэй ежегодно приносил в качестве дани лошадей, домашний скот, шкурки соболей и лисиц 8. Зимой он переселялся на земли к югу от пустыни, а летом возвращался и жил к северу от нее.

После смерти Цзюйлухуэя во главе кочевья встал его сын Тунугуй. После смерти Тунугуя во главе кочевья встал его сын Бати. После смерти Бати во главе кочевья встал его сын Дисуюань. После смерти Дисуюаня кочевье разделилось на две части. Старший сын Дисуюаня, Пихоуба, наследовавший отцу, поселился в восточной стороне, а следующий сын, Вэньгэти, — в западной.

После кончины [северовэйского] императора Чжао-чэна 9 Вэньгэти примкнул к [Лю] Вэйчэню 10, изменив нашей династии [Северная Вэй]. В эру правления Дэн-го (386-395) [268] против него был предпринят карательный поход. Жуаньжуани бежали, перенеся кочевья в другие места, но [северовэйские войска] преследовали и догнали их у горы Наньчуаншань 11, возвышающейся в Великой пустыне. Здесь они нанесли им сильное поражение и захватили в плен половину кочевий. Пихоуба и вождь кочевья Уцзи, собрав оставшиеся юрты, бежали. В погоню за ними были посланы Чансунь Сун и Чансунь Фэй. Они пересекли Великую пустыню. Чансунь Сун дошел до Пинванчуаня, где нанес Уцзи сильное поражение, захватил его в плен к обезглавил в назидание другим. Чансунь Фэй догнал Пихоуба у горы Чжоешань 12. Пихоуба попросил разрешения сдаться вместе с имевшимися у него юртами. В руки Чансунь Фэя попали сын Вэньгэти, Хэдохань, старшие братья Хэдоханя, Цзегуйчжи, Шэлунь и Хулюй, а также несколько сотен сородичей [Вэньгэти], которых он распределил по разным кочевьям. Сам Вэньгэти бежал на запад, собираясь перейти под власть [Лю] Вэйчэня. [Император] Тай-цзу стал преследовать его, и, когда он подошел к горе Банашань 13, Вэньгэти сдался. Тай-цзу обласкал его точно так же, как делал это в прошлом.

В 9-м году [эры правления Дэн-го] (394) Хэдохань и Шэлунь, покинув отца, вместе со своим народом бежали на запад. Легковооруженные всадники Чансунь Фэя преследовали их и догнали у горы Банашань в округе Шанцзюнь, где обезглавили Хэдоханя и истребили весь его народ. Шэлунь с несколькими сотнями человек бежал к Пихоуба, который поселил его на южных окраинах своего кочевья, в 500 ли от ставки, и приказал четырем сыновьям надзирать за ним. Вскоре Шэлунь вместе со своими людьми задержал четырех сыновей Пихоуба, поднял мятеж и неожиданно лапал на Пихоуба, [другие] сыновья которого собрали остатки народа и бежали, найдя поддержку у гаоцзюйского кочевья Хулюй 14.

[Следует сказать, что] Шэлунь отличался жестокостью и хитростью, умел приспосабливаться к обстоятельствам, поэтому по прошествии более месяца освободил Пихоуба и вернул его к сыновьям, рассчитывая уничтожить их, когда они соберутся вместе. Затем он тайно собрал войска, неожиданно напал на Пихоуба и убил его, после чего 15 сыновей Пихоуба, в том числе Цибауцзе, изъявили покорность императору Тай-цзу.

После убийства Пихоуба Шэлунь, опасаясь, что императорские войска покарают его, ограбил жившие к западу от округа Уюань 15 кочевья и переселился на север от Великой пустыни.

[Император] Тай-цзу пожаловал Цибауцзе звание военачальника — умиротворителя далеких земель (аньюань цзянцзюнь) и титул Пинцзи-хоу.

Шэлунь заключил с Яо Сином договор о мире, основанный на родстве. В связи с этим, когда [император] Тай-цзу приказал Хэ Ту, занимавшему должность военачальника стрелков, вооруженных тугими луками, неожиданно напасть на кочевья Чуфу и Сугуянь 16, Шэлунь послал на помощь кочевью Сугуянь [268] конных воинов, но Хэ Ту нанес ответный удар и разбил их. После этого Шэлунь бежал далеко в земли к северу от пустыни, вторгся во владение гаоцзюйцев и, глубоко проникнув в их земли, присоединил к себе различные кочевья. В результате его злая сила возросла еще более. Он переселился на север, на берега р. Жолошуй 17. Здесь он впервые установил военные законы, по которым 1000 человек составляли отряд (цзюнь), во главе отряда ставился начальник, а 100 человек составляли знамя (чуан), во главе знамени ставился вождь. Тому, кто первым врывался в ряды противника, жаловались пленные и захваченная добыча, а того, кто из-за трусости отступал, убивали, бросая в голову камни, или же, когда представлялась возможность, били батогами. Письмен для записей не было, поэтому начальники и вожди приблизительно подсчитывали число воинов, используя при этом овечий помет, но впоследствии [жуаньжуани] хорошо научились делать записи с помощью зарубок на дереве.

К северо-западу от жуаньжуаней находилось владение, созданное остатками сюнну, причем вождем наиболее богатого и сильного кочевья был Жибаецзи 18. Он собрал войска и напал на Шэлуня. Шэлунь дал встречный бой на берегах р. Эгэньхэ и нанес ему сильное поражение, после чего присоединил к себе все земли [этого владения]. Шэлунь заслужил прозвище могущественного и процветающего. Он занялся скотоводством, переходя с места на место в зависимости от наличия воды и травы. Западнее его владения лежали земли [владения] Яньли 19, восточнее — земли [владения] Чаосянь, на севере оно занимало всю песчаную пустыню и доходило до Ханьхая, на юге приближалось к Великой пустыне. Его постоянная ставка находилась к северу от округов Дуньхуан 20 и Чжанъе 21. Все мелкие владения, страдавшие от набегов и грабежей Шэлуня, были [как бы] на привязи у него и подчинялись ему. В связи с этим Шэлунь присвоил себе титул Цюдоуфа кэхань. Цюдоуфа на языке династии Вэй означает «правящий и приведший к расширению», а кэхань — «император» 22.

По обычаям жуаньжуаней правитель и сановники принимают прозвища в зависимости от поступков и способностей, подобно тому как в Срединном государстве даются посмертные титулы, но у них после смерти почетные титулы не подносятся 23.

Обращаясь к начальнику государственной канцелярии Цуй Сюаньбо, [император] Тай-цзу сказал: «Еще в далеком прошлом жуаньжуаней называли тупыми и глупыми. Каждый раз, являясь пограбить, они запрягали в повозки коров, а убегая, гнали за ними волов (кастрированный бык. — В.Т.), несмотря на то что коровы падали от усталости и не могли двигаться вперед. Однажды кто-то из другого кочевья предложил им заменить коров волами, но жуаньжуани, ответив: «Если не могут двигаться даже матери, что же говорить об их сыновьях», так и не заменили коров, из-за чего были захвачены врагами в [270] плен. Ныне Шэлунь установил по примеру Срединного государства законы, ввел правила построения воинов и стал угрозой для наших границ. Как говорят последователи даосизма, когда рождается совершенномудрый правитель, появляются крупные разбойники, и это действительно так!»

В 5-м году эры правления Тянь-син (402) Шэлунь, услышав, что [северовэйский император] Тай-цзу выступил в карательный поход против Яо Сина 24, нарушил укрепленную линию и прошел на юг от горного хребта в уезде Цаньхэ до горы Чайшань и озера к северу от [г.] Шаньу 25. Император послал; во главе 10 тыс. всадников Цзуня, имевшего титул Чаншань-вана, преследовать Шэлуня, но он не смог догнать его.

В эру правления Тянь-цы (404-408) младшие сводные братья Шэлуня, Юэдай и Дана, разработали план убийства Шэлуня и возведения на престол Дана. [Заговор] был раскрыт. Тогда Дана и другие бежали ко двору династии Вэй, где Дана был пожалован званием военачальника, превосходящего всех в войсках (гуаньцзюнь цзянцзюнь), и титул Сипин-хоу, а Юэ-даю — звание юэци сяовэя 26 и титул Иян-цзы.

Летом, в 3-м году [эры правления Тянь-цы] (406), Шэлунь совершил набег на границу.

Зимой, в 1-м году эры правления Юн-син (409), Шэлунь снова нарушил укрепленную линию.

Во 2-м году [эры правления Юн-син] (410) Тай-цзун выступил против Шэлуня в карательный поход. Шэлунь бежал, но по дороге умер. Его сын Дуба был малолетним и не мог управлять народом, поэтому кочевья поставили у власти младшего брата Шэлуня — Хулюя по прозвищу Айкугай кэхань, что на языке династии Вэй означает «каган с прекрасными качествами» 27. На севере Хулюй присоединил владение Хэшуегу, а на востоке разбил кочевье Биличэнь.

В 3-м году [эры правления Юн-син] (411) несколько сотен сородичей Хулюя, в том числе Юэхоудодицянь, явились и изъявили желание сдаться [династии Северная Вэй]. Тем не менее Хулюй, боясь могущества династии Вэй, только оборонялся и не посмел вторгнуться на юг, в связи с чем на северных границах царило спокойствие.

В 1-м году эры правления Шэнь-жуй (414) Хулюй заключил с Фын Ба 28 договор о мире, основанный на родстве. Фын Ба сосватал себе в жены дочь Хулюя, но, когда невесту уже должны были передать жениху, Булучжэнь, сын старшего брата Хулюя, сказал ему: «Ваша дочь молода, она едет в далекие земли, где от тоски может заболеть, поэтому следовало бы отправить с ней в качестве приданого дочерей сановников Шули, Удияня и других». Хулюй не согласился. Но Булучжэнь, выйдя: от него, все же сказал Шули и другим, что Хулюй хочет отдать их дочерей в качестве приданого и отправить в далекое, чужое владение. Шули и другие, договорившись между собой, приказали удальцам направиться ночью к юрте Хулюя. Дождавшись, [271] когда он вышел из юрты, они схватили его. Затем Хулюй вместе с дочерью был отправлен в Хэлун. После этого [заговорщики] поставили у власти Булучжэня. Вступив на престол, Булучжэнь поручил дела управления Шули.

Следует сказать, что в прошлом гаоцзюец Чилохоу, поднявший мятеж против своего вождя, указал Шэлуню дороги, благодаря чему он нанес поражение [гаоцзюйским] кочевьям. В благодарность Шэлунь поставил его старейшиной. [В момент описываемых событий] Булучжэнь вместе с сыном Шэлуня, Шэба, приехал к Чилохоу и вступил в любовную связь с его младшей женой. Она сообщила ему, что Чилохоу хочет возвести на престол Датаня, которому послал в подтверждение своего намерения золотую конскую узду. Услышав об этом, Булучжэнь вернулся обратно и выслал 8 тыс. всадников, которые окружили Чилохоу.

Чилохоу сжег имевшиеся у него драгоценности и покончил жизнь самоубийством, перерезав себе горло. После этого Булучжэнь неожиданно напал на Датаня, но Датань выслал войака, захватил Булучжэня вместе с Шэба, задушил их и сам пришел к власти.

Датань был сыном Пухуня, младшего дяди Шэлуня. Первоначально он управлял отдельным кочевьем в западных землях. «Он сумел приобрести симпатии народа, в результате чего население владения выдвинуло и поддержало его, дав прозвище Моуханьгэшэнгай кэхань, что на языке династии Вэй означает «победоносный» 29.

После того как Хулюй вместе с дочерью прибыл в Хэлун, Фын Ба возвел его в титул Шангу-хоу.

Датань вместе со своим народом переселился на юг и нарушил укрепленную линию. [Император] Тай-цзун лично выступил против него в карательный поход. Напуганный Датань бежал. Император послал Си Цзиня, имевшего титул Шаньян-хоу, и других преследовать его. В это время ударили морозы и пошел снег, в результате из каждого десятка воинов замерзли или лишились пальцев рук два-три человека.

Весть о кончине императора Тай-цзуна и вступлении на престол императора Ши-цзу весьма обрадовала Датаня, и он осенью, в 1-й год эры правления Ши-гуан (424), предпринял набег на округ Юньчжун. Ши-цзу, лично выступивший в карательный поход против Датаня, за три дня и две ночи добрался до Юньчжуна. Всадники Датаня окружили Ши-цзу более чем 50 рядами. Их было так много, что головы лошадей касались, а всадники, стоя один около другого, образовали [как бы] стену. [Вэйские] воины очень испугались, но выражение лица Ши-цзу оставалось обычным, и они успокоились.

Следует сказать, что в прошлом младший брат Датаня, Дана, боролся с Шэлунем за власть во владении, но потерпел поражение и бежал ко двору династии Вэй. После этого Датань доставил сына Дана, Юйчжицзиня, вождем кочевья, но теперь [272] [вэйские] воины застрелили Юйчжицзиня из луков. Напуганный Датань повернул обратно.

Во 2-м году [эры правления Ши-гуан] (425) Ши-цзу предпринял крупный карательный поход против Датаня 30. Войска выступили и на востоке и на западе одновременно по пяти направлениям. Чансунь Хань, имевший титул Пинъян-вана, и другие шли через Черную пустыню, Чансунь Даошэн, имевший титул Жуинь-гуна, шел по дороге между Белой и Черной пустынями, сам император шел по средней дороге, Э Цин, имевший титул Дунпин-гуна, шел западнее императора, по дороге через Лиюань, Си Цзинь, имевший титул Ичэн-вана, военачальник Ань Юань и другие двигались по западной дороге, через горы Эр-ханьшань. Достигнув южной окраины пустыни, войска оставили обозы, и только легковооруженные всадники с запасом продовольствия на 15 дней пересекли пустыню, чтобы покарать Датаня. Напуганные кочевья Датаня бежали на север.

В 8-й луне 1-го года эры правления Шэнь-цзя (428) Датань послал сына во главе свыше 10 тыс. всадников вторгнуться внутрь укрепленной линии. Он порубил и ограбил пограничное население, после чего двинулся обратно. Зависимые [от династии Северная Вэй] гаоцзюйцы, пустившись в погоню, напали ка него и нанесли ему поражение. Вернувшийся из Гуаннина 31 [северовэйокий император] также преследовал жуаньжуаней, но не догнал.

В 4-й луне во 2-м году [эры правления Шэнь-цзя] (429) [император] Ши-цзу обучал войска в южных предместьях [Пин-чэна], готовясь к неожиданному нападению на Датаня. Все представители высшей знати и сановники не хотели выступать, в поход, а маги Чжан Юань и Сюй Бянь отговаривали [императора] Ши-цзу от этого шага, ссылаясь на небесные знамения. Однако Ши-цзу, приняв план [сановника] Цуй Хао, все же решил выступить в поход.

В это время вернулся [северовэйский] посол, ездивший в Цзяннань 32. Посол доложил, что Лю Илун (сунский император Вэнь-ди. — В.Т.) хочет захватить район Хэнань 33, и оказал ему: «Скорее возвращайтесь обратно и скажите правителю династии Вэй, чтобы он вернул мне земли в районе Хэнань, он должен немедленно отвести войска из этого района. В противном случае мне придется полностью использовать силу своих военачальников и воинов». Услышав это, Ши-цзу громко рассмеялся и сказал сановникам: «У живущего среди черепах паренька нет времени спасти самого себя, что же он может сделать! Если мы заставим его прийти, но не уничтожим до этого жуаньжуаней, а будем сидеть и ждать прихода разбойников, то попадем под удары врага и спереди и сзади, а это не лучший план. Я решил выступить [против жуаньжуаней] в поход».

После этого император выступил по восточной дороге в направлении горы Хэйшань, а Чансунь Хань, имевший титул Пинъян-вана, двинулся по западной дороге в направлении [273] горы Даэшань, причем они встретились на месте ставки правителя разбойников-жуаньжуаней.

В 5-й луне император подошел к южной окраине пустыни, где оставил обозы, и во главе легковооруженных всадников, дойдя до р. Лишуй 34, неожиданно напал на Датаня. Народ Датаня бежал на запад. Младший брат Датаня, Пилисянь, управлявший восточными кочевьями, хотел прийти на помощь Датаню, но встретился с войсками Чансунь Ханя. Чансунь Хань приказал всадникам напасть на него, было убито несколько сотен [жуаньжуаньских] старейшин. Узнав об этом, напуганный Датань вместе со своими родичами и сторонниками сжег юрты и бежал на запад, неизвестно куда. После этого жуаньжуаньские кочевья рассеялись, прячась в горных долинах, а скот разошелся по степи, причем никто не собирал его и не присматривал за ним.

Ши-цзу двинулся вдоль р. Лишуй на запад и прошел мимо старых валов, сооруженных ханьским военачальником Доу Сянем 35. В 6-й луне император прибыл на р. Туюаньшуй 36, находящуюся в 3700 ли от Пинчэна 37. Здесь он разделил войска для поисков и наказания жуаньжуаней. На востоке его воины доходили до Ханьхая, на западе — до р. Чжанъешуй, на севере переходили горы Яньжань 38, т. е. прошли с востока на запад более 5 тыс. ли, а с юга на север — 3 тыс. ли. Различные кочевья гаоцзюйцев, [используя одержанную северовэйскими войсками победу], убивали народ Датаня. Всего в разное время вэйским войскам сдалось более 300 тыс. жуаньжуаней, кроме того, были захвачены пленные и более миллиона военных лошадей.

В 8-й луне [император] Ши-цзу узнал, что восточные гаоцзюйцы стоят с большим количеством людей и скота в Инипо, расположенном на расстоянии более 1000 ли от северовэйских войск. В связи с этим он послал левого помощника начальника государственной канцелярии Ань Юаня и других покарать их. Когда они дошли до Инипо, гаоцзюйские кочевья — несколько десятков тысяч человек — при виде северовэйских войск сдались.

Датань, поняв, что его кочевья ослабели, заболел и умер. После этого на престол вступил его сын Ути под прозвищем Чилянь кэхань, что на языке династии Вэй означает «божественный» 39.

В 4-м году эры правления Шэнь-цзя (431) Ути отправил ко двору династии Вэй послов для представления подношений. Следует сказать, что до этого северовэйские конные дозорные на северной границе задержали свыше 20 всадников Ути, объезжавших свои южные границы. [Император] Ши-цзу пожаловал захваченным одежды и отправил обратно. Ути и его высшие и низшие сановники испытывали благодарность за оказанную милость и поэтому представили дань. Ши-цзу щедро одарил прибывших послов и отправил их обратно.

Во 2-й луне в 3-м году эры правления Янь-хэ (434) [274] [император] Ши-цзу выдал замуж за Ути принцессу Сихай гунчжу, одновременно отправил послов взять в наложницы младшую сестру Ути, которую затем повысил в ранг левой чжаои 40. Ути послал [проводить сестру] старшего брата Тулугуя и несколько сотен приближенных, которые поднесли 2 тыс. лошадей. Обрадованный Ши-цзу щедро одарил всех в зависимости от ранга.

Во 2-м году эры правления Тай-янь (436) Ути разорвал дружественные отношения [с династией Северная Вэй] и нарушил укрепленную линию.

В 4-м году [эры правления Тай-янь] (438) император прибыл в Уюань, а затем выступил в карательный поход [против Ути]. Пи, имевший титул Лэпин-вана, и Хэ Доло, имевший титул Хэдун-гуна, двигались во главе 15 военачальников по восточной дороге; Цзянь, имевший титул Юнчан-вана, и Му Шоу, имевший титул Иду-вана, шли во главе 15 военачальников по западной дороге; сам император шел по средней дороге. Дойдя до горы Цзюньцзишань, император разделил войска, шедшие по средней дороге, на две части: Чун, имевший титул Чэньлю-вана, пошел от большого озера к горе Чжоешань, а император двинулся от горы Цзюньцзишань на север по направлению к горе Тяньшань, западнее которой возвышалась гора Байфу. Юн поднялся на нее и на камне вырезал надпись с описанием похода и, не встретив жуаньжуаней, возвратился обратно. В это Бремя к северу от пустыни стояла сильная засуха, не было ни воды, ни травы, поэтому погибло много воинов и лошадей.

В 5-м году [эры правления Тай-янь] (439) император напал на западе на Цецзюй Муцзяня 41. В связи с этим он оставил в столице Му Шоу, имевшего титул Иду-вана, помогать Цзин-му 42 [в управлении государством], а Цзи Цзину, имевшему титул Чанлэ-вана, и Чуну, имевшему титул Цзяньнин-вана, приказал расположиться во главе 20 тыс. воинов к югу от пустыни в качестве меры предосторожности против жуаньжуаней.

Ути действительно нарушил укрепленную линию, и, так как Му Шоу не принял никаких мер предосторожности, разбойники-жуаньжуани дошли до горы Цицзешань. Жителей столицы [Пинчэн] охватил страх, и все они устремились в средний город. Начальник общественных работ Чансунь Даошэн оказал Ути сопротивление на горе Тутуйшань.

Следует сказать, что, предприняв набег, Ути оставил своего старшего брата Цилегуя оказать сопротивление северовэйским войскам, стоявшим в Бэйчжэне. Цзи Цзин и Чун разбили Цилегуя к северу от гор Иньшань и захватили его в плен. Цилегуй со вздохом сказал: «Цецзюй, ты погубил меня». В плен были взяты также его старший дядя по отцу Тауулуху и 500 военачальников, а свыше 10 тыс. воинов были убиты. Услышав об этом, Ути бежал, преследуемый Чансунь Даошэном, но, дойдя до южной оконечности пустыни, последний возвратился обратно.

В 4-м году эры правления Чжэнь-цзюнь (443) император [275] прибыл к южной оконечности пустыни, откуда двинул [против жуаньжуаней] войска в четырех направлениях: Лэань-ван по имени Фань и Цзяньнин-ван по имени Чун, каждый во главе 15 военачальников, шли по восточной дороге; Лэпин-ван во главе 15 военачальников шел по западной дороге; император шел по средней дороге. Чжуншань-ван по имени Чэнь во главе 15 военачальников составлял арьергард средней армии. Дойдя до теснины у оз. Лухунь 43, император столкнулся с разбойниками-[жуаньжуанями]. Ути бежал. Император преследовал Ути до р. Эгэньхэ (Орхон. — В.Т.), где напал на него и нанес поражение. Затем, дойдя до р. Шишуй, император возвратился обратно.

В 5-м году [эры правления Чжэнь-цзюнь] (444) император снова прибыл на юг пустыни с целью неожиданно напасть на Ути. Однако оказалось, что Ути бежал далеко. Узнав об этом, император возвратился обратно.

После смерти Ути на престол вступил его сын Тухэчжэнь под прозвищем Чу кэхань, что на языке династии Вэй означает «почтительно поддакивающий» 44. В 1-й луне в 10-м году [эры правления Чжэнь-цзюнь] (449) император выступил в поход на север [против жуаньжуаней]. Гаочан-ван по имени На шел по восточной дороге, Люэян-ван по имени Цзеэр шел по западной дороге, а император вместе с [наследником] Цзинму двигался по средней дороге к горе Чжоешань. Эрмяньтаба, вождь отдельного, подчинявшегося Тухэчжэню кочевья, явился во главе более тысячи семей к императору с изъявлением покорности. [К этому же времени] северовэйские войска прошли несколько тысяч ли. Все это напугало только что вступившего на престол Тухэчжэня, и он далеко бежал.

В 9-й луне император выступил в поход на север [против жуаньжуаней]. Гаочан-ван по имени На шел по восточной дороге, а Люэян-ван по имени Цзеэр шел по средней дороге, причем император условился, что все войска должны встретиться у оз. Юйдифу. Тухэчжэнь, возглавив отборных воинов, собранных со всего государства, и имея очень большие запасы военного снаряжения, окружил На несколькими десятками рядов [всадников]. На выкопал вокруг себя глубокие рвы и упорно оборонялся, в результате чего противники стояли друг против, друга несколько дней. Тухэчжэнь неоднократно вызывал На на бой, но каждый раз терпел неудачу. Поскольку у На было мало воинов, но он упорно оборонялся, Тухэчжэнь заподозрил, что к нему на помощь должны подойти крупные силы, а поэтому снял окружение и ночью бежал. На преследовал его девять дней и девять ночей. Это еще более напугало Тухэчжэня, он, оставив обозы, перешел хребет Хунлунлин и далеко бежал. На, собрав брошенные обозы, повел войска назад. С императором он встретился у оз. Гуанцзэ. [Одновременно] Люэян-ван по имени Цзеэр собрал свыше миллиона голов принадлежавшего жуаньжуаням скота. С этого времени ослабевший Тухэчжэнь [276] укрылся в далеких землях и на границах перестали подаваться сигналы тревоги.

В 4-м году эры правления Тай-ань (458) император, имея 100 тыс. всадников и 150 тыс. повозок, выступил в карательный поход на север и пересек Великую пустыню. Флаги и знамена его войск растянулись на 1000 ли. Тухэчжэнь далеко бежал, а его мофу 45 Учжуцзятуй явился и сдался императору вместе с несколькими тысячами юрт. Вслед за этим император вырезал на камне надпись с описанием совершенных подвигов и возвратился обратно. После предпринятого карательного похода Ши-цзу хотел дать отдых народу, а жуаньжуани, боявшиеся его могущества, укрылись на севере и не смели больше появляться на юге.

В 5-м году эры правления Хэ-пин (464) Тухэчжэнь умер и на престол вступил его сын Юйчэн под прозвищем Шоулобучжэнь кэхань, что на языке династии Вэй означает «милостивый» 46. [Для своего правления] Юйчэн сам установил 1-й год эры правления Юн-кан. [В этом году] во главе своих кочевий он «арушил укрепленную линию, но его войска потерпели крупное поражение от подвижных [северовэйских] войск, стоявших в Бэйчжэне.

В 4-м году эры правления Хуан-син (470) Юйчэн нарушил укрепленную линию, в связи с чем император выступил в карательный поход на север. Цзинчжао-ван по имени Цзытуй и Дунъян-гун по имени Юаньпи, возглавившие войска, двигались по западной дороге; Жэньчэн-ван по имени Юнь и другие, командовавшие войсками, двигались по восточной дороге; Жуинь-ван по имени Цы и Цзинань-гун по имени Ло Уба, возглавившие войска, шли в авангарде; Лунси-ван по имени Юаньхэ, командующий войсками, шел в арьергарде. Все военачальники соединились с императором на берегах р. Нюйшуй.

[Император] Сянь-цзу лично дал клятву войскам и приказал военачальникам: «Искусство руководства войсками определяется хитроумными планами, а не численностью войск. Прилагайте ради меня все силы в бою, а план военных действий уже у меня в сердце». После этого, отобрав 5 тыс. лучших воинов, он решил вызвать противника на бой; одновременно выставив многочисленные отряды для внезапного нападения, рассчитывал ввести врага в заблуждение. Войска варваров обратились в бегство. Император преследовал их на протяжении более 30 ли, порубив 50 тыс. человек. Кроме того, свыше 10 тыс. человек сдалось в плен, было захвачено неисчислимое множество лошадей и оружия. Всего за 19 дней император прошел свыше 6 тыс. ли, считая путь туда и обратно. Он изменил название р. Нюйшуй на Учуань, после этого сочинил оду о карательном походе на север и сделал надпись на камне с описанием совершенных подвигов.

В 5-м году эры правления Янь-син (476) Юйчэн обратился с просьбой о заключении брака. Поскольку Юйчэн неоднократно [277] нарушал пограничную укрепленную линию, чиновники просили отказать прибывшему послу и отправить войска покарать Юйчэна. Однако [император] Сянь-цзу сказал: «Жуаньжуани, подобно диким птицам и зверям, алчны и не помнят о долге, я же должен относиться к людям так, чтобы вызвать у них доверие и искренность. Жуаньжуаней нельзя подавлять и рвать с ними отношения. Юйчэн, осознав и раскаявшись в прошлых ошибочных действиях, прислал посла с просьбой о мире и добивается заключения брака, поэтому как можно проявлять неблагодарность в ответ на его искренние намерения?»

Сказав так, император приказал ответить: «Брак, о котором идет речь, положит ныне начало установлению между нами единства, но в то же время, если обратиться к сути дела, заключение его происходит не так, как должно быть. Ведь когда мужчина выбирает себе в жены девушку, о целесообразности этого должны ясно сказать гексаграммы, а щедрые предсвадебные подарки [от жениха] высоко ценятся благородными мужами. Если не проявлять с самого начала уважения к основам человеческих отношений, это приведет к .печальному концу». Юйчэн всегда отличался коварством, поэтому, [получив такой ответ], он в продолжение всего царствования Сянь-цзу не поднимал больше вопроса о браке.

В 4-й луне 1-го года эры правления Тай-хэ (477) Юйчэн прислал мохэ цюйфэня Биба и других поднести императору прекрасных лошадей и собольи шубы. Биба и другие доложили, что они слышали о великолепных богатствах Небесной династии [Вэй] и об их многочисленности, поэтому просят разрешения взглянуть на них. Император приказал чиновникам взять из своих кладовых драгоценности, изделия из золота и яшмы, расшитые шелка, утварь, вывести из конюшен пегих лошадей, а из заповедников редких птиц и удивительных животных, а также достать необходимые для людей вещи и расставить все на столичном рынке, чтобы послы могли посмотреть на них. Увидев все это, Биба и прибывшие с ним лица сказали: «Богато великое государство, за всю жизнь мы не видели ничего подобного».

Во 2-й луне 2-го года [эры правления Тай-хэ] (478) Юйчэн снова прислал к [северовэйскому] двору Биба и других для представления дани, а затем через некоторое время опять просил о заключении брачного союза. [Император] Гао-цзу, стремившийся привлечь Юйчэна на свою сторону, дал согласие. Однако, хотя дань от Юйчэна поступала ежегодно без перерывов, договор о дружбе не был составлен, а поэтому дело, связанное с заключением брака, также было прекращено.

В 9-м году [эры правления Тай-хэ] (465) Юйчэн умер и на престол вступил его сын Доулунь, принявший титул Фугудунь кэханя, что на языке династии Вэй означает «постоянный» 47. Для своего правления он сам установил 1-й год эры правления Тай-пин. [278]

Доулунь отличался жестокостью и был склонен к убийствам. Его сановники Хоуиинь и Шилохоу неоднократно преданно увещевали его установить дружественные отношения с династией Вэй и не нападать на Срединное государство. Разгневанный Доулунь, ложно обвинив Шилохоу в желании поднять мятеж, убил его и уничтожил его род в трех поколениях.

В 8-й луне в 16-м году [эры правления Тай-хэ] (492) император Гао-цзу поставил Янпин-вана по имени И и левого помощника начальника государственной канцелярии Лу Жуя главнокомандующими, и они во главе 12 военачальников, в том числе Хулюй Хуаня, и 70 тыс. всадников выступили в карательный поход против Доулуня.

В связи с этим гаоцзюйский [вождь] Афучжило, входивший в число доулуньских кочевий, бежал на запад во главе более 100 тыс. юрт и объявил себя правителем. Доулунь и его дядя Нагай бросились [за Афучжило] в погоню по двум направлениям. Доулунь двинулся на запад из местности к северу от горы Цзюньцзишань, а Нагай шел от гор Цзиньшань. Доулунь потерпел несколько поражений от Афучжило, в то время как Нагай одержал несколько побед. Все жуаньжуани считали, что Нагаю помогает Небо, и хотели выдвинуть его на пост правителя. Нагай не соглашался [стать правителем], но народ настаивал на этом. Нагай сказал: «Я не могу быть даже слугой, как же могу стать правителем?» Тогда народ убил Доулуня и его мать и показал трупы Нагаю. После этого Нагай вступил на престол, принял прозвище «Хоуцифудайкучжэ кэхань», что на языке династии Вэй означает «радостный» 48, и сам установил для своего правления 1-й год эры правления Тай-ань.

После смерти Нагая на престол вступил его сын Футу, который принял прозвище «Тахань кэхань», что на языке династии Вэй означает «продолжающий дело» 49, и сам установил для своего правления 1-й год эры правления Ши-пин.

В 3-м году эры правления Чжэн-ши (506) Футу прислал ко двору в качестве посла хэси 50 Улюба для представления подношений и просил об установлении мирных отношений. [Император] Ши-цзун не отправил ответного посла, а только приказал чиновникам передать Улюба: «Далекий предок жуаньжуаней Шэлунь, являвшийся слугой великой династии Вэй, поднял против нее мятеж, но в прошлом, проявив снисхождение к нему, мы какое-то время обменивались послами. Ныне жуаньжуани ослабели, их могущество не может сравниться с прошлым, в то время как добродетели великой династии Вэй в таком же расцвете, [как в свое время] были добродетели династий Чжоу и Хань, благодаря чему она владеет Центральной равниной и дает указания восьми сторонам света. Поскольку земли к югу от реки еще не усмирены, наша династия временно снисходительно относится к набегам с севера, но на установление мирных отношений согласиться не может. Однако, если вы будете выполнять правила поведения, предусмотренные для владения, [279] являющегося заслоном, и проявите искренность, мы не обидим вас».

В 1-м году эры правления Юн-пин (508) Футу снова прислал в качестве посла Улюба, который представил письмо и поднес собольи шубы. [Император] Ши-цзун не принял подношений, ответил послу как и в прошлый раз и отправил его обратно.

Футу выступил в карательный поход на запад против гаоцзюйцев, но был убит их правителем Миэту. На престол вступил его сын Чоуну, принявший прозвище «Доулофубадоуфа кэхань», что на языке династии Вэй означает «освещающий правлением» 51, он сам установил для своего правления 1-й год эры правления Цзянь-чан.

В 9-й луне 4-го года эры правления Юн-пин (511) Чоуну прислал шрамана (буддийский монах. — В.Т.) Хунсюаня, который поднес украшенное жемчугом изображение [Будды].

Зимой, в 3-м году эры правления Янь-чан (513), Ши-цзун отправил к Чоуну в качестве посла военачальника храбрых всадников Ма Ишу, но тот не успел выехать, как Ши-цзун скончался, в результате чего посольство не состоялось.

Чоуну отличался крепким телосложением и был искусен в военном деле. В 4-м году [эры правления Янь-чан] (514) он прислал ко двору в качестве посла сыцзиня 52 Юйбицзяня для представления дани.

В 1-м году эры правления Си-пин (516) Чоуну выступил в карательный поход на запад, против гаоцзюйцев, нанес им сильное поражение, захватил в плен гаоцзюйского правителя Миэту и убил его, после чего присоединил к себе всех гаоцзюйцев, поднявших мятеж, в результате чего владение жуаньжуаней стало сильным и процветающим.

Во 2-м году [эры правления Си-пин] (517) Чоуну снова прислал ко двору сыцзиня Юйбицзяня, хэси Улюба, Гунгули и других для представления дани.

Во 2-й луне 1-го года эры правления Шэнь-гуй (518) [император] Су-цзун явился во дворец Сяньяндянь, к ступенькам которого привели 12 жуаньжуаней, в том числе Гунгули. Император приказал составителю императорских указов при дворцовом секретариате Сюй Хэ объявить указ, в котором выражалось порицание за нарушение жуаньжуанями правил поведения, предусмотренных для владений, служащих заслоном.

Следует сказать, что в прошлом, когда Доулунь умер, а Нагай стал правителем, [его сын] Футу женился на жене Доулуня, происходившей из рода Хоулюйлин, у которой родилось шесть сыновей, в том числе Чоуну и Анагуй. После вступления Чоуну на престол его сын Цзухуэй неожиданно исчез. Его искали, но не могли найти. [В это время] жена Уинь Фушэнмоу по имени Шидоухунь Дивань, которой было немногим более 20 лет, занималась врачеванием и шаманством. Она заявляла, что в нее вселяются духи и души умерших. Чоуну верил ей, и [280] она свободно приходила к нему. Эта женщина сказала, что сейчас исчезнувший сын находится на небе, но она может вызвать его. Это обрадовало Чоуну, его жену и сыновей. На следующий; год, в 15-й день 8-й луны, Дивань поставила посредине большого озера юрту, в которой в течение семи дней очищалась, соблюдая посты, и молилась Небу, [чтобы оно вернуло мальчика].

Через одну ночь Цзухуэй неожиданно оказался в юрте и заявил, что все это время находился на небе. Чоуну, его жена и сыновья обнимали найденного и предавались радости и в то же время печалились [из-за того, что его пришлось вызвать с неба]. [В ознаменование этого события] Чоуну устроил для населения владения большой пир, назвал Дивань святой женщиной, женился на ней, объявив ее кагатуньей, а ее мужу Фушэнмоу пожаловал титул и должность, подарил 3 тыс. голоы лошадей, крупного рогатого скота и овец.

Поскольку Дивань владела колдовством и к тому же обладала красивой наружностью, Чоуну стал еще более уважать и. любить ее, верил и следовал ее словам, в результате чего запутал дела управления владением. Так продолжалось несколько лет.

Когда Цзухуэй вырос, мать спросила его о случившемся, и он ответил, что все время находился в семье Дивань и никогда не возносился на небо, а то, что он якобы был на небе, научила его говорить Дивань. Мать Цзухуэя сообщила об этом Чоуну, но Чоуну сказал: «Дивань предвидит ненаступившие события, ей нельзя не верить, не обращай внимания на клевету». Через некоторое время напуганная Дивань оклеветала Цзухуэя перед Чоуну, и Чоуну тайно убил его.

В начале эры правления Чжэн-гуан (520-524) мать Чоуну послала мохэ цюйфэня 53 Лицзюйле и других задушить Дивань. Разгневанный Чоуну хотел казнить Лицзюйле, но в это время Ачжило 54 вторгся в его владение. Чоуну напал на него, потерпел поражение и возвратился обратно, после чего был убит своей матерью и сановниками, которые возвели на престол младшего брата Чоуну — Анагуя.

Через десять дней после вступления Анагуя на престол его старший брат сылифа 55 Шифа напал на него во главе нескольких десятков тысяч воинов. В происшедшем сражении Анагуй потерпел поражение и во главе легковооруженных всадников младшего брата Ицзюйфа бежал на юг, изъявив покорность династии Вэй. Вскоре после этого его мать из рода Хоулюйлин и два младших брата были убиты Шифа, но Анагуй не знал об этом.

В 9-й луне, перед прибытием Анагуя, император Су-цзун послал Лу Сидао, занимавшего по совместительству должность окольничего, в качестве главного посла и Мэн Вэя, занимавшего по совместительству должность свитского всадника, прислуживающего при дворе, в качестве его помощника встретить [281] Анагуя в окрестностях столицы и выразить ему сочувствие за понесенные лишения. Цзи, занимавшему должность начальника общественных работ и имевшему титул Цзинчжао-вана, было приказано выехать [на встречу] в Бэйчжун, а окольничему Цуй Гуану и камергеру Юань Цзуаню — встретить Анагуя в предместьях столицы, устроить в его честь пиршество, выразить сочувствие за понесенные лишения и проводить до приворотных башен дворца.

В 9-й луне [император] Су-цзун явился в зал Сяньяндянь, во двор которого ввели и расположили рядами высших чиновников, начиная от пятого класса и выше, родственников императорского дома и послов от владений, служащих заслоном. Ваны, гуны и лица, имевшие более низкие ранги знатности, а также Анагуй прошли на середину двора и встали лицом к северу. После того как места были заняты, церемониймейстер провел ванов, гунов и лиц с более низкими рангами знатности в зал. Анагуй был поставлен на место ниже правителей владений, служащих заслоном. Затем в зал были введены чиновники, которых должны были назначить на должности, младший брат Анагуя и два младших брата его отца, занявших места ниже чиновников. Император приказал составителю императорских указов при дворцовом секретариате Цао Дао спросить о здоровье Анагуя. Анагуй ответил: «Проявив высочайшую милость, его императорское величество приказало моему младшему брату и дядям подняться в зал для участия в происходящем собрании, но у меня есть еще старший двоюродный брат, который в бытность на севере занимал более высокую должность, чем мои два дяди. Прошу приказать ввести его в зал». Император распорядился удовлетворить эту просьбу, причем введенному было предоставлено место ниже младшего брата Анагуя, но выше его дядей.

Когда пиршество подходило к концу, Анагуй, держа в руках представление, встал позади трона императора. Император приказал составителю императорских указов при дворцовом секретариате Чан Цзину спросить, что он хочет сказать. Анагуй просил поставить его перед троном императора, что император и приказал сделать. Совершив двойной поклон и встав на колени, Анагуй сказал: «Предки вашего слуги ведут происхождение от великой династии Вэй». Император приказал ответить: «Мы хорошо знаем об этом» 56. Анагуй встал с колен и продолжал: «Предки вашего слуги пасли скот, отыскивая хорошую траву, а затем поселились на землях к северу от пустыни». Император приказал сказать: «Вы сказали не до конца, можете изложить все подробно».

Анагуй продолжал: «Начиная с прародителя, мои предки из поколения в поколение жили на северных землях и, хотя по-прежнему были отделены горами и речными переправами, мечтали в душе выразить покорность вашему добродетельному владению, и то, что они не смогли своевременно объявить об [282] этом, объясняется мятежами гаоцзюйцев, из-за которых наше государство переживало тревоги и не имело времени отправить издалека послов выразить свои искренние намерения. Несколько лет назад, когда гаоцзюйцы были постепенно усмирены, а мой старший брат стал правителем, он отправил ко двору великой династии Вэй в качестве послов Гунгули и других лиц, желая искренне соблюдать правила поведения, предусмотренные для владений, служащих заслоном. Поэтому, когда Цао Даочжи прибыл в качестве посла на север, я и мой старший, брат, бывший правителем, отправили к вашему двору пять сановников для получения ваших указаний. Однако не успело наше главное желание дойти до вашего сведения, как гаоцзюйцы снова напали на нас, в связи с чем в государстве объявились лукавые сановники, которые подняли мятеж, убили моего старшего брата и поставили правителем меня. Прошло всего десять дней, и я, поскольку ваша милость равна милости Неба, поспешно бежал налегке в ваше государство, чтобы выразить покорность Вашему Величеству».

Император приказал: «Изложите подробно суть дела, вы еще не все сказали, и у вас есть еще что сказать».

Совершив двойной поклон Анагуй выслушал указ, поднялся с колен и сказал: «В связи с возникшими в государстве затруднениями я налегке прибыл к воротам вашего дворца, но моя престарелая мать, с которой я расстался, находится на родине, отделена от меня десятками тысяч ли, а мои чиновники и народ рассеялись. Поскольку милости Вашего Величества превосходят милости Неба и Земли, прошу предоставить войска, которые помогут мне вернуться в мое государство, где я истреблю мятежников и соберу разбежавшихся. Если Ваше Величество удостоит меня милости и пожалует на время войска, я смогу встретиться с моей престарелой матерью, если она жива. Это позволит говорить о проявленной к нам милости, а если она умерла, смогу отомстить врагам и смыть выпавший на мою долю великий позор. После этого я буду управлять оставшимся народом, служить Вашему Величеству и никогда не посмею прекратить представление дани в четыре сезона года. Трудно лицезреть священное лицо Вашего Величества, поэтому, хотя я и посмел изложить свое желание, того, что хотел сказать, не передать словами, в связи с чем мною отдельно составлено письменное представление, которое с почтением подаю на ваше рассмотрение и выражаю надежду, что вы удостоите его взглядом». После этого он вручил представление составителю императорских указов при дворцовом секретариате Чан Цзину, который доложил о нем императору.

Вскоре император предоставил Анагую должность правителя округа Шофан и титул жуаньжуань-вана, пожаловал одежду и головной убор, добавил верх для легкой повозки и знаки достоинства, такие же, как и у правителей владений, служащих заслоном, которые являются родственниками императора. [283]

В государстве Анатуя не было постоянного правителя, а сам он хотел вернуться на родину, чтобы создать в государстве спокойствие, о чем настоятельно просил в поданном представлении. В 12-й луне император Су-цзун приказал обсудить этот вопрос. Мнения придворных сановников разошлись; одни считали, что Анагую следует разрешить вернуться, другие говорили, что этого нельзя делать.

[В это время] Анагуй тайно поднес командующему войсками Юань Ча, имевшему звание канцлера 57, 100 цзиней золота, после чего ему было разрешено вернуться на север.

В 1-й луне 2-го года [эры правления Чжэн-гуан] (521) Анагуй и другие, всего 54 человека, просили разрешения проститься с императором. Су-цзун прибыл в западный зал дворца, куда к нему на аудиенцию провели Анагуя, его дядей и братьев, всего пять человек, они поднялись по ступенькам в зал и их удостоили мест для сидения.

Император приказал составителю императорских указов при дворцовом секретариате Му Би выразить явившимся сочувствие за понесенные лишения. Когда Анагуй и другие с поклонами прощались, император повелел пожаловать Анагую две пары тонко отделанных мингуанских лат для воина и лошади, шесть пар лат из уского железа для воина и лошади, два копья с древками, обвитыми шелком с серебряной проволокой и [украшенными] пучками из белого конского волоса, десять копий с древками, покрытыми красным лаком и [украшенными] пучками из белого конского волоса, десять копий с древками, покрытыми черным лаком и [украшенными] флажками, два лука, обвитых шелком, со стрелами к ним, шесть луков из кудрании, покрытых красным лаком, со стрелами к ним, десять луков, покрытых черным лаком, со стрелами к ним, шесть щитов, покрытых красным лаком, и мечи к ним, шесть щитов, покрытых черным лаком, и мечи к ним, двадцать барабанов и рожков, покрытых красным лаком, два цветных одеяла из шелка с затканным узором, тридцать одеял и тюфяков из желтого шелка, один вышитый халат с шапкой из личной кладовой, один стеганый темно-красный халат из внутренней кладовой, 20 темно-красных халатов с шапками, 1000 кусков разного цветного шелка и стеганые темно-красные штаны с узкими штанинами из внутренней кладовой, чашки, употребляемые во дворце, стеганые фиолетовые штаны с широкими штанинами, чашки, употребляемые во дворце 58, 18 больших палаток, шесть шатров из желтой ткани, 100 даней свежевысушенного вареного риса, 8 даней пшеничной муки, 5 даней муки из лещинных орехов, четыре медных котла и два котла из мягкого железа вместимостью но 2 ху каждый, четыре покрытых черным лаком бамбуковых сосуда для вина емкостью 2 шэна, двух рабынь, 500 степных жеребцов, 120 верблюдов, 100 коров, 5 тыс. овец, десять подносов, раскрашенных киноварью, и 200 тыс. даней проса. Все пожалованное подлежало выдаче в пограничной [284] крепости. Окольничий Цуй Гуан и камергер Юань Цзуань получили приказание проводить Анагуя за предместья столицы.

После бегства Анагуя ко двору династии Вэй его старшин сводный брат по отцу шлифа Поломынь во главе нескольких десятков тысяч воинов выступил в карательный поход против Шифа и нанес ему поражение. Шифа бежал во владение дидоуюй, где его убили, после чего [жуаньжуани] выдвинули Поломыня на пост правителя, и он принял прозвище «Миоукэшэгоу кэхань», что на языке династии Вэй означает «спокойствие» 59.

В это время Ян Цзюнь, командующий войсками в Хуайшо и имевший звание военачальника — умиротворителя севера (аньбэй цзянцзюнь), представил доклад, в котором говорилось: «По слухам, жуаньжуани уже поставили отравителя, который является двоюродным братом Анагуя. У варваров сердца диких зверей, и, если они поставили вождя, боюсь, не согласятся во главе с человеком, убившим старшего брата, выйти навстречу его младшему брату. Легкомысленно вступить [в земли жуаньжуаней] и ни с чем вернуться обратно — значит напрасно унижать достоинство нашего государства. Не увеличивая численности сопровождающих войск, Анагуя не ввести в северные земли».

Во 2-й луне [император] Су-цзун приказал Деюнь Цзюй-жэню, ездившему в прошлом послом к жуаньжуаням, [снова] выехать к ним, чтобы убедить Поломыня встретить Анагуя и: опять стать заслоном династии Вэй.

Поломынь держался очень надменно, не проявлял уступчивости, упрекал Цзюйжэня в несоблюдении правил поведения. Однако Цзюйжэнь, держа в руках верительный знак, не уступал, в связи с чем Поломынь отправил вместе с Цзюйжэнем: шесть высших сановников, в том числе мохэ цюйфэня и сыцзиня Цюшэнтоу, во главе 2 тыс. воинов встретить Анагуя.

В 5-й луне Цзюйжэнь вернулся в Хуайшо и рассказал об обстановке у жуаньжуаней. Встревоженный Анагуй не посмел выехать в свои земли, а представил челобитную с просьбой разрешить вернуться в [вэйскую] столицу.

В это время изгнанный гаоцзюйцами Поломынь во главе 10 кочевий прибыл в область Лянчжоу с изъявлением покорности [династии Вэй]. После этого несколько десятков тысяч жуаньжуаней поспешили встретить Анагуя.

В 7-й луне Анагуй подал представление, в котором говорил: «26-го числа текущей луны в крепость [Хуайшо] прибыли перешедшие на мою сторону жуаньжуани Юаньтуйшэ и Хуньхэчжань, они сообщили: „В землях государства [жуаньжуаней] происходит большая смута, все фамилии живут отдельно и непрерывно грабят друг друга. Живущий на севере народ с нетерпением ожидает помощи». Ныне, основываясь на проявленной вами в прошлом милости, прошу пожаловать 10 тыс. отборных воинов, с которыми я смогу вернуться [285] обратно, и приказать военачальникам проводить меня в земли к северу от пустыни, чтобы я мог успокоить разоренный народ. Если вы соблаговолите удовлетворить мою просьбу, дело непременно увенчается успехом». Император приказал передать представление в государственную канцелярию и придворное управление для обсуждения.

В 8-й луне император приказал Ван Цзунье, занимавшему по совместительству должность свитского всадника, прислуживающего при дворе, срочно выехать к Анагую объявить об императорской воле, передать слова утешения и обещать пожалования.

В 9-й луне последний правитель жуаньжуаней Сынифа прибежал в [крепость] Хуайшо. Это был старший брат Анагуя по имени Елечэнгуйван. Он просил о предоставлении войск и возвращении Анагуя.

В 10-й луне Юн, управляющий делами государственной канцелярии, имевший титул Гаоян-вана, начальник государственной канцелярии Ли Чун, окольничий Хоу Ган, левый помощник начальника государственной канцелярии Юань Цинь, окольничий Юань Ча, окольничий Янь Мин, имевший титул Аньфын-вана, начальник отдела чинопроизводства Юань Сюи, начальник счетно-финансового ведомства Ли Янь, служитель-камергер, обслуживающий дворец, Юань Цзуань, служитель-камергер, обслуживающий дворец, Чжан Ле и служитель-камергер, обслуживающий дворец, Лу Тун представили [императору] доклад: «Как мы слышали, династия Хань поставила южного и северного шаньюев, а династия Цзинь распалась на Восточную и Западную; и те и другие противостояли друг другу и защищали [Срединное государство] от бедствий, служа для него заслоном. Ныне мы, участвовавшие в обсуждении возникшего вопроса, считаем, что земли к северу от крепости Хуайшо, у горы Уцзешань, называемые местным населением Тужосицюань, и округ Сихай 60, расположенный к северу от Дуньхуана, являлись старыми оплотами династий Хань и Цзинь. В обоих местах степи обширны и ровны, а земли плодородны. Считаем, что Анагуя следует поселить на западе, на землях Тужосицюань, а Поломыня — в округе Сихай, и пусть каждый из них возглавляет кочевья, собирает разбежавшихся и объединяет рассеявшихся. Титулы и необходимое содержание должны быть определены в зависимости от вашей милости. Подчиненных чиновников пусть они назначают сами, руководствуясь старыми обычаями.

Поскольку Анагуй будет жить за пределами нашего государства, его следует отправить с несколько большими почестями, чтобы показать свое величие и карающую власть. Крепости Вое, Хуайшо и Учуань должны выделить по 200 человек, а командующим войсками в этих крепостях следует приказать снабдить их продовольствием, проводить [Анагуя] до его прежнего местожительства и разрешить им вернуться обратно после [286] того, как они успешно выполнят свою миссию. Лицам, явившимся с севера до изъявления покорности Поломынем, начальники областей и крепостей, а также их помощники должны выдать зерно, количество которого зависит от расстояния, и отправить их в Хуайшо к Анагую. Послам, которые получают пищевое довольствие и находятся на подворьях в столице, следует разрешить либо остаться в столице, либо уехать. Анагуй только что приступил к осуществлению [задуманного дела] и не имеет никаких запасов, поэтому просим, чтобы область Шочжоу выделила ему 2 тыс. ху сухой конопляной каши и доставила ее на казенных верблюдах. Поломынь будет жить в округе Сихай, т. е. в пределах нашего государства, поэтому ему нельзя давать столько же средств и охраны, как Анагую. Поскольку Анагуй и Поломынь вновь являются для нас заслоном, к каждому из них надлежит отправить на курьерских лошадях послов с верительными знаками, передать им слова утешения и поручить освоение территории». Су-цзун последовал предложенному совету.

В 12-й луне император назначил по совместительству начальника судебного приказа Юань Хунчао, имевшего звание военачальника — умиротворителя запада (аньси цзянцзюнь) начальником походной ставки государственной канцелярии и приказал выехать в Дуньхуан для устройства Поломыня. Вскоре Поломынь вместе с кочевьями поднял мятеж и перешел на сторону владения Яда. Три жены правителя владения Яда были сестрами Поломыня. Вэйские областные войска выступили против него в карательный поход и взяли его в плен.

В 12-й луне 3-го года [эры правления Чжэн-гуан] (522) Анагуй направил челобитную с просьбой о предоставлении проса для посева. Император распорядился выдать 10 тыс. даней.

В 4-м году [эры правления Чжэн-гуан] (523) народ Анагуя из-за сильного голода перешел укрепленную линию и занялся грабежами. Император Су-цзун назначил по совместительству левого помощника начальника государственной канцелярии Юань Фу начальником походной ставки государственной канцелярии, вручил ему верительный знак и приказал выехать образумить Анагуя. Когда Юань Фу прибыл к Анагую, последний задержал его, угнал в полон 2 тыс. человек мирного населения, захватил несколько десятков тысяч голов казенных и частных почтовых лошадей, крупного рогатого скота и овец, после чего бежал на север, извинился перед Юань Фу и отпустил его обратно. Император приказал начальнику государственной канцелярии Ли Чуну, имевшему звание великого военачальника, командующего сильной конницей, и другим возглавить 100 тыс. всадников и покарать Анагуя. Выйдя за укрепленную линию и пройдя более 3 тыс. ли, войска подошли к Ханьхаю, но, не догнав Анагуя, возвратились обратно.

Сынифа прибыл в Лоян, где император Су-цзун дал ему аудиенцию в Западном зале. [287]

В 5-м году [эры правления Чжэн-гуан] (524) Поломынь умер в подворье к югу от Лояна. Император приказал пожаловать ему почетное звание полномочного императорского посла, воинское звание военачальника — правителя запада (чжэньси цзянцзюнь), должность правителя области Циньчжоу и титул Гуанму-гуна.

В этом году житель крепости Вое Полюхань Балин поднял мятеж, а остальные крепости поддержали его. Весной, в 1-м году эры правления Сяо-чан (525), Анагуй во главе войск выступил покарать его. Император приказал послать Деюнь Цзюйжэня вручить Анагую различные подарки и выразить сочувствие за затраченные труды. Анагуй с поклоном принял повеление императора и во главе 100 тыс. воинов выступил из пункта, расположенного к западу от крепости Учуань, в направлении крепости Вое, одерживая победы в многочисленных сражениях.

В 4-й луне [император] Су-цзун снова отправил к Анагую в качестве посла составителя императорских указов при дворцовом секретариате Фын Си, занимавшего по совместительству должность свитского всадника, прислуживающего при дворе, для выражения благодарности за затраченные труды и выдачи наград всем в зависимости от их заслуг.

Поскольку среди кочевий Анагуя установился мир, численность воинов, а также лошадей постепенно возросла. Он принял титул Чилянь тоубиндоуфа кэхань, что на языке династии Вэй означает «забравший все в свои руки» 61.

В 10-й луне Анагуй снова прислал ко двору Юйцзюлюй Миэ и других лиц для представления дани.

В 4-й луне 3-го года [эры правления Сяо-чан] (527) Анагуй прислал ко двору послов, в том числе Гун Фынцзина, для представления дани. Когда послы возвращались обратно, [император] Су-цзун указал им: «Различные племена варваров, живущие в районе северных крепостей, не прекращают бунтовать, в связи с чем правитель жуаньжуаней, проявляющий преданность нашему государству, помогает карать их. Его слова и помыслы искренни, и он не забывает о преданности ни во время сна, ни во время приема пищи. Ныне, как мы знаем, он находится на наших северных границах, рядом с Эрчжу Жуном 62, и, поскольку твердо держит в руках своих слуг, между нами нет взаимных нападений. Недавно мы получили от правителя жуаньжуаней представление, в котором в интересах нашего государства он выражает желание выступить в карательный поход на восток. Однако правители жуаньжуаней из поколения в поколение жили в северной пустыне и не привыкли к жаркой погоде. Пусть пока он остается на месте и ждет дальнейших указаний». По-видимому, такое распоряжение было дано двором из-за того, что его беспокоило непостоянство Анагуя. В дальнейшем Анагуй неоднократно присылал послов для представления дани. [288]

В начале эры правления Цзянь-и (528) император Сяо-чжуан приказал: «Для совершивших крупные подвиги существуют щедрые награды, для проявивших высокие добродетели имеются блестящие титулы. Правитель жуаньжуаней Анагуй охраняет наши северные окраины, защищает от нападений наши северные границы, благодаря чему горы Иньшань избавились от тревог, а берега р. Жошуй освободились от пыли, поднимаемой копытами лошадей. Он оставил следы своих ног на склонах горы Ланшань, совершил подвиги в Ханьхае. Поскольку Анагуй проявляет свою искренность, но еще не вознагражден за совершенные подвиги, его следует выделить, установив для него специальные правила поведения. Разве можно распространять на него обычные нормы? Пусть отныне и впредь при представлениях императору не называют его имени, а в представляемых документах пусть он не называет себя слугой».

В 6-й луне 1-го года эры правления Тай-чан (532) Анагуй прислал ко двору Угоулань Шушифа и других для представления дани и просил выдать замуж за его старшего сына принцессу.

В 4-й луне 2-го года эры правления Юн-си (533) император Чу-ди обещал выдать замуж [за сына Анагуя] принцессу Ланъе гунчжу, старшую дочь Фаньян-вана по имени Хуэй. Однако брак еще не был заключен, как император уехал за заставу, о чем циский Сяньу-ван сообщил Анагую через послов 63. Со своей стороны, Анагуй прислал [к Сяньу-вану] послов, представивших дань, и добивался заключения брака. Сяньу-ван, который в это время был занят привлечением на свою сторону далеких окраин, согласился выдать за него замуж принцессу Лэань гунчжу, младшую сестру Чаншань-вана, изменив ее титул на Ланьлин гунчжу. Анагуй поднес в качестве свадебных подарков 1000 лошадей, а император приказал начальнику приказа по делам императорского рода Юань Шоу проводить невесту на север. После этого представления дани ко двору следовали одно за другим.

Поскольку могущество циского Сяньу-вана возрастало с каждым днем, Анагуй просил разрешения отдать ему в жены свою любимую дочь. Император Цзин-ди приказал Сяньу-вану принять девушку 64. С этого времени в землях за укрепленной линией не поднималась пыль от копыт военных лошадей.

(пер. В. С. Таскина)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории древних кочевых народов группы дунху. М. Наука. 1984

© текст - Таскин В. С. 1984
© сетевая версия - Strori. 2014
© OCR - Halgar Fenrirrsson. 2014
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1984

Мы приносим свою благодарность
Halgar Fenrirrson за помощь в получении текста.