Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АБУ БАКР АЛ-КУТБИ АЛ-АХАРИ

ИСТОРИЯ ШЕЙХА УВЕЙСА

ТАРИХ-И ШЕЙХ УВЕЙС

ПРЕДИСЛОВИЕ

В середине XIII в., в результате военных походок монгольских войск под предводительством Хулагу-хана (1256-1265), возникло государство Хулагуидов. Оно включало в свой состав Азербайджан, Ирак Арабский, Ирак Персидский, Грузию, Армению, Фарс, Малую Азию (Рум), Курдистан, Керман, Хорасан, Хузистан и другие страны и области. Азербайджан стал политическим и административным центром империи, а Марага, Табриз и Султания в разное время были столицами государства 1. Во время правления Хулагу-хана и частично Абака-хана (1265-1282), когда государство в политическом, экономическом, военном и административном отношениях было достаточно сильным, кочевые феодалы не осмеливались выступать против ильхана и, кроме того, стремясь подчинить оседлое население и борясь с местными феодалами, вообще были заинтересованы в существовании сильной ханской власти 2. После смерти Абака-хана противоречия в среде феодальной знати обострились и в период правления Ахмада Тегюдера (1282-1284) началась борьба за власть между царевичами, в которой определяющую роль играли главные эмиры, возглавлявшие военные силы, и государственные чины, занимавшие высшие посты в системе управления. В результате феодальных распрей и междоусобных столкновений внутреннее положение государства во время правления Аргун-хана (1284-1291), Гейхату-хана (1291 -1295) и Байду-хана (1295) еще более ухудшилось 3. С целью его упорядочения Газан-хан (1295 - 1304) проводит в жизнь ряд реформ, в том числе религиозную, для сближения с мусульманским духовенством и местными феодалами; сам он также принимает ислам. Однако реформы Газан-хана привели лишь к временному [78] укреплению государства и несколько отсрочили процесс его распада 4. Затронув интересы многих кочевых феодалов, они стали также причиной периодических выступлений против центральной власти. Несмотря на это, Газан-хану удалось создать в стране относительно стабильное положение, которое сохранялось и при его брате Мухаммаде Олджейту (1304-1316) 5. После смерти Олджейту обстановка резко обострилась.

Возведение на трон 12-летнего Абу Са'ида (1317- 1335), его неспособность к самостоятельному управлению вызвали неповиновение многих феодалов, стремившихся к независимости. В первые годы правления Абу Са'ида вся полнота власти сосредоточивается в руках Чобана, главного эмира 6, что порождает недовольство в среде феодальной знати и приводит к активизации действий феодальных группировок. В то же время коренным образом меняется внешняя обстановка. В 1318-1319 гг. вспыхивает мятеж в Хорасане 7. Одновременно страна подвергается нападению войск золотоордынского хана и египетского султана. Эмир Чобан, сконцентрировав войска на этих трех направлениях, с трудом выправляет положение 8. Он становится фактическим правителем государства Хулагуидов и Абу Са'ид оказывается в полной зависимости от него. Важнейшие посты в государстве, управление основными вилайетами передаются в руки чобанидских эмиров 9. Такое положение не устраивает многих феодалов. В 1319 г. поднимается мятеж, возглавляемый Зайнуром 10, в том же году в Грузии выступает Курумиши 11. Со временем борьба против центральной власти принимает еще более резкую форму: в 1320 г. в Грузии, а в [79] 1322 г. в Руме падишахами объявляются соответственно Газан Оглан 12, и Дамир-Таш 13. Несмотря на подавление этих выступлений, положение остается неспокойным.

Вскоре чрезмерное усиление эмира Чобана и его приверженцев начинает беспокоить Абу Са'ида, достигшего к тому времени зрелого возраста. Опираясь на другие феодальные группировки, он ведет борьбу с чобанидами. В 1328 г. ему удается ликвидировать Чобана и устранить чобанидских эмиров от управления страной 14. Таким образом, Абу Са'ид приобретает относительную независимость, стремится провести в жизнь ряд мер, производит перераспределение должностей. Однако каждый его замысел встречает серьезное сопротивление со стороны различных феодальных групп. В стране поднимаются новые мятежи: в 1329 г. в Хорасане под руководством Нарин Тагая 15; в 1334 г. группа феодалов выступает в Султании 16.

В 1335 г. в пределы государства вторгаются полчища золотоордынского хана Узбека 17. Абу Са'ид направляется в Карабаг для организации сопротивления Узбеку, но оказывается жертвой междоусобной вражды феодалов и 1 декабря 1335 г., будучи отравленным 18, умирает.

После смерти Абу Са'ида феодальная знать, прикрываясь именами хулагуидских царевичей и необходимостью защиты государства Хулагуидов, ведет борьбу за свои интересы. Если вначале она хотела лишь захватить верховную власть, то спустя некоторое время стала стремиться уже к самостоятельности в отдельных вилайетах. В результате в конце 30-х годов XIV в. возникает многовластие 19 и территория государства делится [80] между различными феодальными группами. В период между 1336-1344 гг. 8 царевичей объявлялись падишахами; впоследствии часть из них лишилась власти, которая переходила в руки главаря очередной феодальной клики 20. Примером может служить устранение с престола в конце 1340 г. Джахан-Темура (1339- 1340) шейхом Хасаном (в исторической литературе Хасан Бузург - "Большой") и основание последним независимого государства Джелаиридов 21.

Самыми активными участниками феодальных войн, усилившихся со смертью Абу Са'ида, являлись эмиры из рода Чобана. После его поражения чобаниды, бывшие в крепости Кара Хисар в Руме, поднимаются на борьбу под предводительством чобанида шейха Хасана (Хасан Кючюк - "Малый") и в короткий срок захватывают власть в Азербайджане 22. Чобанид шейх Хасан свои действия также прикрывает лозунгом защиты государства Хулагуидов. Объявив падишахом сначала Сати-бек (1339-1340), а затем Сулейман-хана (1340-1344), он становится полновластным правителем Азербайджана, Ирака персидского, Хамадана, Кашана, Рея, Грузии и др. вилайетов, а также большей части Армении. Основными соперниками чобанидов на политической арене выступают джелаириды, возглавляемые шейхом Хасаном, и эмиры Хорасана. Острая борьба между ними приводит к распаду государства Хулагуидов. Джелаириды укрепляются в Багдаде, хорасанские эмиры - в Хорасане, а чобаниды - в Азербайжане. Однако чобанидам, в отличие от джелаиридов, не удается создать самостоятельное "государство Чобанидов" 23. Хотя чобанид шейх Хасан и его брат Малик Ашраф и представляют фактическую власть в государстве, тем не менее они вынуждены для придания законности своим действиям осуществлять их от имени хулагуидских царевичей. Малик Ашраф заменяет на престоле Сулейман-хана царевичем Ануширваном, а затем [81] объявляет падишахом Хасан-хана. В 1357 г. золотоордынский хан Джани-бек, вторгшийся в Азербайджан, убивает Малика Ашрафа 24 и передает управление Азербайджаном Бирди-беку. Тот вскоре вынужден возвратиться в Золотую Орду. Воспользовавшись создавшимся положением, в Азербайджане около года правит чобанидский эмир Ахиджук 25.

В октябре 1358 г. шейх Увейс, ставший в 1356 г., после смерти своего отца шейха Хасана, правителем государства Джелаиридов, направляется в Табриз и, разбив Ахиджука, захватывает город 26, но не задерживается здесь долго, и возвращается в Багдад. Азербайджан вновь оказывается под властью Ахиджука. В сентябре 1359 г. шейх Увейс вторично прибывает в Азербайджан, занимает Табриз и присоединяет Азербайджан к государству Джелаиридов 27. Он захватывает также Ширван 28. Вхождение Азербайджана, Аррана, Мугана и Ширвана в состав единого государства оказывает положительное влияние на дальнейшее развитие материальной и духовной жизни азербайджанского народа.

Шейх Увейс правит до 1374 г. В его правление происходит усиление государства Джелаиридов, центральной власти, оживляется хозяйство страны.

* * *

Как отмечают исследователи, в XIII-XIV вв. на Востоке, в том числе в Азербайджане и Иране, значительного развития достигла историческая наука 29. Академик В. В. Бартольд отозвался об этом периоде как о "золотом веке персидской историографии" 30. В это время появились такие исторические труды, как "Тарих-и джахангушай" Ала ад-Дина Ата Малика Джувейни; [82] ”Джами ат-таварих” Фазлаллаха Рашид ад-Дина; "Тарих-и Улджайту" Абулкасима Кашани; "Таджзийат ал-амсар ва тазджийат ал-асар" (Тарих-и Вассаф) Абдаллаха ибн Фазлаллаха аш-Ширази; "Тарих-и гузида", "Зайл-и тарих-и гузида" и "Зафарнаме" Хамдаллаха Мустауфи Казвини; "Дастур ал-катиб фи та'йин ал-маратиб" Мухаммада ибн Хиндушаха Нахчивани; "Зайл-и тарих-и гузида" Зайн ад-Дина ибн Хамдаллаха Казвини; "Зайл-и тарих-и гузида" Махмуда Кутуби; "Зайл-и джами ат-таварих-и Рашиди" Хафиза Абру и др. В этих сочинениях, различающихся хронологическими рамками охвата событий, методом изложения, языком и др. особенностями, нашла отражение политическая, социально-экономическая, культурная и этническая жизнь эпохи. Некоторые из них написаны просто и доступно (Зайн ад-Дин и Хафиз Абру), язык же других отличается сложностью, чрезмерной пышностью (Вассаф, Мухаммад Нахчивани); одни работы составлены в виде летописи, где перечисляются все события определенного года (Абулкасим Кашани), в других этот принцип не соблюдается, в них повествуется об отдельных правителях и событиях, связанных с ними (Рашид ад-Дин); часть сочинений представляет собой образцы всевозможных документов (Мухаммад Нахчивани). Неравнозначна и ценность данных источников, хотя каждый из них важен при освещении тех или иных событий. Следует отметить, что все они описывают историю монголов, точнее историю государства Хулагуидов, и не повествуют в отдельности о различных вилайетах, в том числе и об Азербайджане. Однако в некоторых из них Азербайджану уделено особое внимание, широко отражены события, происходившие здесь. Это, вероятно, объяснялось тем, что Азербайджан был центральной областью государства Хулагуидов, а Табриз его столицей, в то же время это могло быть порождено и отношением самого автора к Азербайджану. В этом плане сочинение азербайджанского историка Абу Бакра ал-Кутби ал-Ахари "Тарих-и шейх Увейс" приобретает исключительное значение.

Впервые несколько отрывков из него, относящихся к истории Золотой Орды, были переведены на русский язык В. Г. Тизенгаузеном. Он же отмечал, что в этом сочинении неизвестного автора отражена всеобщая история [83] от сотворения мира до шейха Увейса, и что рукопись описана в каталоге Де Гуе 31. Она упомянута также в биобиблиографическом обзоре Ч. А. Стори 32.

В 1954 г. в Гааге голландским ученым Я. Б. вал Лооном на английском языке был издан перевод рукописи "Тарих-и шейх Увейс" на основе единственного экземпляра, хранящегося в университетской библиотеке в Лейдене. Перевод был снабжен предисловием, указателями имен, географических названий, тюркских и монгольских слов и терминов, генеалогической таблицей джелаиридов, картой Азербайджана и прилегающих районов. В книгу было включено также факсимиле основной части рукописи (по которой осуществлен настоящий перевод - М. К.; В. П.), охватывающей события со времени вступления на престол Абака-хана (1265 г.) и до начала правления шейха Увейса в Азербайджане (1359 г.).

О личности и жизни азербайджанского историка сведений не сохранилось. Я. Б. ван Лоон пишет, что имя автора Абу Бакр ал-Кутби ал-Ахри было указано на шестой странице рукописи 33. Уже И. П. Петрушевский, написавший рецензию на перевод, отмечал "...возможно, правильнее было бы чтение ал-Ахари, - в таком случае эта нисба указывает на происхождение автора из города Ахара в Южном Азербайджане" 34. Основное внимание ал-Ахари обращено на изложение событий, происходивших в Азербайджане и северо-западном Иране в XIII-XIV вв. Я.Б. ван Лоон пишет что ал-Ахари "включил в свое описание много деталей связанных с историей его родной страны Азербайджана" 35.

Автор сочинения жил в начале - середине XIV в. Интересно, что голландский ученый приходит к таком выводу, основываясь на живости описания событий 36. В пользу этой даты говорят также несколько вскользь [84] оброненных ал-Ахари замечаний. В этом плане любопытна такая фраза, встречающаяся в рукописи. Речь идет о сражении между шейхом Хасаном Бузургом и Хасаном Кючюком, в котором первый потерпел поражение. ал-Ахари, описывая сражение, сообщает далее: "С того дня и до сегодняшнего, пока счастливые знамена и победоносный шатер великого султана, величайшего шахиншаха Му'изз ад-Дунйа ва-д-Дина (Увейса) - да увековечит Аллах его государство и власть! - не прибыли в этот край, люди не знали покоя и отдыха" 37. В предложении довольно определенно указывается время - "...до сегодняшнего дня", т.е. до установления власти Увейса в Азербайджане. Исходя из этого, можно с той или иной долей вероятности высказать мысль, что автор, очевидно, был современником Увейса.

Сейчас уже не представляется возможным установить время написания сочинения, так как экземпляр рукописи не только не содержит конца сочинения, где могла бы находиться дата составления, но и вообще обрывается на начале повествования о шейхе Увейсе. Неизвестно, была ли вообще написана отсутствующая часть повествования или же она просто утеряна. Рукопись содержит также множество лакун и, по мнению Я. Б. ван Лоона, не является автографом, о чем свидетельствуют искаженные написания имен, географических названий, относящихся к Азербайджану 38. Кроме того, можно упомянуть и такой факт. Некоторые даты в тексте, безусловно, проставлены неверно. Например, в рукописи указывается, что Ахмад-хан занял престол в 675 г.х. 39 Но это находится в явном противоречии с предыдущим изложением. Чуть выше сообщается, что Абака-хан умер в 680 г.х. Ахмад же занял престол после него. Следовательно, это событие никак не могло произойти в 675 г.х. Ошибка слишком нелепа и сам ал-Ахари вряд ли бы совершил ее. И такие искажения не единичны.

Сочинение в том виде, в котором оно сохранилось до наших дней, содержит две части. В первой из них представлена история династий доисламского Ирана (в том числе легендарных): пишдадидов. кайанидов, ашканидов [85] и сасанидов; во второй - история исламских династий: "праведных" халифов, омейядов, марванидов, дов и монгольских правителей.

Историю монгольских ильханов Я. Б. ван Лоон перевел полностью, тогда как предыдущие части переведены лишь в общих чертах. Ученый пишет о сочинении так: "Подобно многим продуктам мусульманской историографии, как арабской, так и персидской, Тарих-и шейх Увейс приобретает черты всеобщей истории, берущей начало от Адама и продолжающейся до времени жизни автора. Как и в других сочинениях, возникновение ислама представлено в работе в качестве основной вехи в истории; кроме того, этот фактор определяет собой и построение рукописи: после посвящения ее шейху Увейсу следуют две части, одна из которых связана с доисламским, а вторая с послеисламским периодом" 40. Источниками первой части работы, по сообщению самого ал-Ахари, послужили труд ат-Табари, "Шахнаме" Фирдоуси, "Хафт пайкар" Низами Гянджеви, "Таварих-и Санджари" и "Джамаспнаме" 41. Эта часть рукописи носит компилятивный характер и наименее интересна. Что же касается основной части, то в ней "при изложении событий 1265-1304 г. н.э. автор, несомненно, пользовался трудами Джувейни и весьма обильно - Рашид ад-Дина. Можно допустить также, что ему был известен труд Вассафа. В своем изложении наш автор в сильной степени зависит от своих первоисточников. Однако он приводит и ряд интересных деталей событий и подробности, которых нет в названных источниках" 42.

События, изложенные в рукописи, объединены в сравнительно небольшие части, озаглавленные: "султанат" или "падишахство", причем до описания правления Абу Са'ида сведения автора носят отрывочный, конспективный характер, ал-Ахари каждый раз указывает имя и время пребывания у власти того или иного ильхана, события же, связанные с ним, часто разрознены и не всегда выстроены в единую последовательную цепь, а порой и вовсе не имеют к нему непосредственного отношения. Как заметил И. П. Петрушевский, [86] ал-Ахари, повествуя о событиях, сообщает интересные детали и подробности. Надо сказать, что особенно это относится ко времени правления чобанидов, которое автор, возможно, сам пережил. Так, например, привлекают внимание его сообщения о полной зависимости Абу Са'ида от чобанидов 43, об обещании Чобана не поднимать меча против трона Хулагу-хана 44, о возможном самоубийстве везира ходжа Али-шаха 45, о вторжении дважды в 1335 г. Узбек-хана в Азербайджан 46, о разговоре Али Падишаха с везиром Гийас ад-Дином Рашиди 47, о возведении на престол Сати-бек вместе с матерью Абу Са'ида Хаджи-хатун 48. Более важное значение приобретают замечания ал-Ахари о том, что чобанидам не удалось образовать независимое государство и что они все время действовали под знаменем "продолжателей" государства Хулагуидов. Это выразилось, к примеру, в том, что правление Малика Ашрафа дано под заголовком "эмират", а не "падишахство", кроме того, немного ниже, описывая вторжение в Азербайджан Джани-бека, автор приводит следующие слова Малика Ашрафа: "...Джани-бек не имеет отношения к улусу Абака-хана; здесь есть падишах, а эмират при надлежит мне" 49. Эти факты говорят о несостоятельности термина "государство Чобанидов", принятого в исторической литературе 50. Интересны также и сведения ал-Ахари о борьбе против чобанидских феодалов, о том, что в период их правления в Азербайджане "было много трех вещей: гнета, дороговизны и холеры" 51.

Описывая многочисленные события и происшествия, ал-Ахари не просто беспристрастно их фиксирует, а ясно выказывает свое отношение к их участникам: джелаиридам, чобанидам, золотоордынцам, ширваншахам. Так, он всячески восхваляет джелаиридов, их [87] деятельность, положительно относится к золотоордынцам и ширваншахам, большей частью, очевидно, по причине их военных столкновений с чобанидами. В то же время отношение автора к чобанидам резко отрицательное; он осуждает каждый их шаг, широко показывает их жестокость и гнет. Как отмечает И. П. Петрушевский, ал-Ахари был первым автором, изобразившим Малика Ашрафа как одного из самых отвратительных тиранов средневековья 52. Он писал, что Малик Ашраф "не оставил в мире ни одного золотого дирхема и все собрал силой и несправедливостью. У него было 14 казнохранилищ. У него было много черт, заслуживающих порицания..." 53. ал-Ахари сообщает и такую деталь, что у Малика Ашрафа ”под одеждой имелся архалук, в котором были зашиты его самые ценные камни” 54. Приводя диалог между представителями чобанидов и джелаиридов у ворот Багдада 55, азербайджанский историк стремится раскрыть перед читателем сущность политики чобанидов, отличие ее от политической линии джелаиридов.

Как уже было отмечено и как видно из приведенных примеров, "Тарих-и шейх Увейс" содержит много новых и интересных фактов, связанных с событиями, происходившими в Азербайджане и Иране в XIII-XIV вв., и значение его как первоисточника по изучению данного периода достаточно велико.

Надо также указать, что голландский ученый провел большую работу и добросовестно, широко привлекая другие источники, осуществил перевод рукописи. К сожалению, он не подготовил комментария к тексту, но зато по ходу перевода высказал интересные замечания, восстановил ряд пропущенных дат, отметил искажения в написании имен и географических названий. При всех этих положительных моментах перевод Я. Б. ван Лоона не лишен некоторых недостатков. Довольно часто он не придерживался строго оригинала, отдельные предложения пропустил или неправильно перевел. Мы не имели возможности упомянуть все эти места, да это и не входило в нашу задачу, но все же отдельные случаи несовпадения [88] наших точек зрения мы отметили в примечаниях. Нами подготовлены генеалогические таблицы хулагуидов, чобанидов и джелаиридов (в них включены только имена, встречающиеся в рукописи). В сочинении приведено очень большое количество имен эмиров, полководцев, шейхов, многие из которых идентифицировать довольно сложно даже по параллельным источникам. Мы стремились к точному переводу текста и надеемся, что работа представит интерес для читателя.

Текст воспроизведен по изданию: Абу Бакр ал-Кутби ал-Ахари. Тарих-и шейх Увейс. Баку. Элм. 1984

© текст - Кязимов М. Д.; Пириев В. З. 1984
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Карпов А. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Элм. 1984