Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СКАЗАНИЙ ЯКОВА РЕЙТЕНФЕЛЬСА

О СОСТОЯНИИ РОССИИ ПРИ ЦАРЕ АЛЕКСИИ МИХАИЛОВИЧЕ

Между иностранными Писателями, посвятившими свои труды России, одно из почетнейших мест бесспорно принадлежит Якову Рейтенфельсу, Автору книги: De rebus Moschoviticis 1. Начав исследованием о происхождении Русских, он обозрел всю нашу Историю до Царя Феодора Алексеевича, особенно объяснил состояние России при Алексии Михаиловиче. Обширность исторических познаний и обстоятельные сведения о быте Русского народа показывают, что Автор глубоко изучил свой предмет, много рылся в хрониках и бывши в Москве, хорошо ознакомился с Русскими. Его книга написана для Тосканского Герцога Козмы III, и достойна любознательности Медициса. [2]

Некоторые думают, что Рейтенфельс был Послом от Тосканского Герцога к Царю Алексею Михаиловичу. Он был сын Польского Вельможи (Ad ingen. lector. admonit.), находился в Москве в 1670 году (pag. 162): поэтому мы не можем ни разделять мнения думающих, что он был Тосканским Послом, ни определительно сказать, зачем он был в Москве, в качестве ли Государственного мужа или частного лица. С одной стороны не знаем, чтобы в 1670 году было в Poccии какое-либо иностранное Посольство (описывая образ приемa Послов у Русских, Автор не говорит ничего о своем Посольстве, а на странице 82 упоминает, что первое Посольство при Алексии Михаиловиче прибыло в Москву от Польского Короля Михаила в 1672 г.); с другой, хотя сочинение свое Рейтенфельс посвятил Герцогу Тосканскому, однакож в предисловии сказано: Hic vir (Рейтенфельс) cum Florentiae aliqnando degeret, ас in Sereniss. M. Etruriae Dusic Cosm. III, aula frequenter versaretur, quo ipsius Serenissimi animum significatione aliqua demeretur, huno ipsum librum et a se compositum et sua manu conscriptum eidem Serenissimo dono obtulit atque dicayit. Очень ясно, что он не был сановником Герцогства Тосканского, а только временно жил во Флоренции.

Сказание Рейтенфельса, из которого предлагаем мы занимательнейшия и важнейшия извлечения, заключая в себе подробное описание состояния Poссии при Царе Алексии Михаиловиче, составляет богатый материал для Истории этого Государя.

* * *

Царь Алексий Михаилович

Царь Алексей Михаилович - росту среднего, имеет лице полное, несколько красноватое, тело довольно тучное, волоса цвету среднего между черным и рыжим, глаза голубые, поступь величавую; на лице его выражается строгость вместе с милостию, взглядом внушает каждому надежду, и никогда не возбуждает страха.

Нрав его истинно Царский: он всегда важен, великодушен, милостив, благочестив, в делах [3] Государственных сведущ, и весьма точно понимает выгоды и желания иностранцев. Посвящая немало времени на чтение книг, он приобрел основательные познания в Науках Естественных и Политических. Большую часть дня употребляет он на делa Государственные, не мало также занимается благочестивыми размышлениями, и даже ночью встает славословить Господа песнопениями Венценосного Пророка; на охоте и в лагере бывает редко, посты установленные Церковию наблюдает так строго, что в продолжение сорока дней пред Пасхою не пьет вина, и не ест рыбы. В напитках очень воздержен, и имеет такое острое обоняние, что даже не может подойти к тому, кто пил водку. В искусстве военном опытен, и в битвах неустрашим; но, одержав победу, любит лучше удивлять своею милостию, нежели пользоваться правом сильного. Это доказал он во время осады Риги.

Благодетельность Царя простирается до того, что бедные почти каждый день собираются ко дворцу, и получают деньги целыми горстями, а в праздник Рождества Христова преступники освобождаются из темниц и сверх того еще получают деньги. Когда иностранцы вступают в Русскую службу, то Царь дарит им одежды, лошадей и прочее, как бы в залог будущих милостей. Вообще иностранцы теперь живут в Московии гораздо свободнее, нежели прежде.

Алексий Михаилович - такой Государь; какого желают иметь все Христианские народы, но не многие имеют. [4]

Он так набожен, что никогда не разлучается с своим Духовником. Лучшим доказательством его щедрости служит то, что Иерусалимскому Патриарху, привезшему в 1640 году частицу Креста Господня, дал больше ста тысяч рублей или Венгерских червонцев, и обещал Христианам, исповедующим Греческую Веру на Востоке, оказывать покровительство и помощь, сколько будет возможно. Милосердие составляет венец высоких добродетелей Царя, и им так преисполнено его доброе сердце, что и от других требует он того же настоятельно. Однажды Грузинский Князь 2, изгнанный из своего отечества и живший с матерью в Москве, приказал обрезать нос и уши своим людям за некоторые непристойные поступки: когда дошло это до сведения Царя, то он послал сказать Князю, что если и вперед намерен поступить также, то может отправиться в свою Грузию или куда угодно, а в Москве подобных жестокостей не терпят.

За несколько часов до смерти, он, говорят, простил должникам несколько боченков золота, освободил из темниц тридцать человек осужденных на смерть, и шесть тысяч червонцев велел раздать убогим.

Венчание на царство

Pyccкиe Цари венчаются на царство в Кремле, во храме Пресвятыя Богородицы. Чин священнодействия совершается почти следующим образом: когда Духовенство, вельможи, дворяне, военные чины и [5] депутаты от городов соберутся во храм: то по средине, на возвышении богато убранном, ставятся три седалища. Первое - из чистого серебра, позолоченное: на нем садится новый Царь в одежде украшенной золотом и драгоценными каменьями, по народному обычаю, до самой земли; подле него, на другом седалище, Патриарх, имеющий совершать коронование; на третьем кладется свяшенная митра, испещренная кругами из драгоценных камней, большая золотая цепь, Княжеский пояс, золотая корона, и вытканная из золота порфира, осыпанная жемчугом и подбитая соболями. Почти все эти регалии принадлежали Владимиру Мономаху, и после него назначены исключительно для коронования.

Священнодействие начинается песнопениями, в которых испрашивается благодать Божия новому Царю. В это время первый Вельможа просит Патриарха приступить к коронованию. Патриарх начинает читать молитвы; Царь поднимается с места, а Патpиapx просит его сесть на седалище вместe с собою; чтение молитв продолжает Митрополит города Москвы, а Патриарх возлагает Царю на чело алмазный крест. Главный Вельможа тотчас облачает его в Царскую порфиру, и приняв из рук Патриарха митру, надевает на Царя. После, Священники начинают литию или молитвы ко Святым и преимущественно к Божией Матери, и каждый по очереди благословит нового Царя рукою крестообразно, по три раза; за тем, прочие чины, по порядку, желают счастливого царствования на многие лета; наконец Патриарх убедительно увещевает Царя чтить Бога и Его Святый закон, творить суд и правду, [6] постоянно сохранять и распространять Русскую Bеpy. После идут все в храм Архангела Михаила, оттуда в храм Св. Николая (?) (оба храма находятся в Кремле), и молятся о счастливом царствовании.

Во время хода, по приказанию Царя, бросают серебряные и золотые деньги, нарочно вычеканенные в память коронации. По окончании, почетнейшия лица из всех сословий приглашаются на богатый пир. Столы ставятся в правильном порядке, и по средине - возвышенный трон. Царь, снявши с себя все украшения, кроме пояса, садится на трон, с жезлом в руке из единорогова, как говорят, рога.

Излишно было бы распространяться в описании пира; само собою разумеется, что он полон царского великолепия. Замечательно только, что гражданин города Переславля подносит последнее блюдо - сельди, как символ умеренности. В заключение, подаются каждому напитки в золотом бокале, который все осушают до дна, и, пожелавши долгого и счастливого царствования, весьма чинно благодарят Царя за милость. Другие подробности этого обряда по временам изменяются (вообще у Русских их немного).

Царский брак

В 1671 году (когда мы были еще в Москве), Алексий Михаилович, искренно оплакав покойную Царицу, приказал всех благородных девиц, отличавшихся красотою, собрать в дом первого Министра Артамона Сергеевича (его обыкновенно зовут [7] Артамон), и, поместившись в комнате, где его никто не мог видеть, сам узнал, чем каждая из них одолжена прикрасам, и чем собственно дарам природы.

В Московии исстари велось, что Князь, осмотревши подобным образом девиц, избирает из них трех; доверенные женщины узнают все телесные и душевные их достоинства, и выбор падает на лучшую: но Алексий с первого разу избрал Наталью Кириловну. Прочие девицы обыкновенно одаряются щедро и пользуются великою честию, что имели женихом Царя, а вельможи наперерыв предлагают им свою руку.

Наталья жила у Артамона, и совершенно не знала какое ожидает ее счастие. Спустя несколько недель после осмотра невест, Царь очень рано утром прислал к Артамону в придворных каретах несколько Бояр, в сопровождении небольшего отряда солдат и трубачей. Наталья ни о чем не знала и спала спокойно. Дружки объявили Артамону милостивое приказание Царя немедленно явиться с невестою во дворец. Артамон, разбудил Наталью и объяснил ей волю Царя. Тогда принесли привезенные уборы, одели ее великолепно, и повезли во дворец с немногими женщинами. На одежде столько было драгоценных камней, что после Наталья жаловалась на ее тяжесть. Привезши во дворец Царскую невесту, повели ее прямо в церковь, и брак совершен придворным Священником в присутствии немногих приближеннейших к Царю. Почтеннейшие сановники были угощаемы самым роскошным пиром во дворце (который был в это время [8] извне заперт) несколько дней, и когда, по старинному обычаю, поднесли Царю свадебные подарки (состоящие из соболей), то Царь отослал их к каждому в дом, с прибавлением своих; равно оказал милости и другим сановникам, своим подданным и иностранцам.

Царица

Ни одна Государыня из всех Европейских Держав не пользуется таким уважением подданных, как Русская. Pyccкиe не смеют не только говорить свободно о своей Царице, но даже и смотреть ей прямо в лице. Когда она едет по городу или за город, то экипаж всегда бывает закрыт, чтобы никто не видал ее. От этого она ездит обыкновенно очень рано поутру или ввечеру, и несколько человек впереди очищают дорогу. Карета Царицы выбита красным сукном; в нее впрягается восемь, белых как снег, лошадей, под красными шелковыми попонами; за каретою следует длинный ряд телохранителей, а позади несколько экипажей с придворными дамами, каждый в одну и не больше как в две лошади.

Царица ходит в церковь домовую, а в другие очень редко; общественных собраний совсем не посещает. Русские так привыкли к скромному образу жизни своих Государынь, что когда нынешняя Царица, проезжая первый раз промеж народа, несколько открыла окно кареты, они не могли надивиться такому смелому поступку. Впрочем, когда Наталье объяснили это дело, она с примерным [9] благоразумием охотно уступила мнению народа, освященному древностию.

Русские Царицы проводят жизнь в своих покоях в кругу благородных девиц и дам, так уединенно, что ни один мущина, кроме слуг, не может ни видеть их, ни говорить с ними; даже и почетнейшия дамы не всегда имеют к ним доступ.

С Царем садятся за стол редко; все занятия и развлечения их состоят в вышивании и уборах. Нынешняя Царица Наталья хотя отечественные обычаи сохраняет ненарушимо, однакож, будучи одарена сильным умом и характером возвышенным, не стесняет себя мелочами и ведет жизнь несколько свободнее и веселее. Мы два раза видели ее в Москве, когда она была еще девицею. Это - женщина в самых цветущих летах, росту величавого, с черными глазами на выкате, лице имеет приятное, рот круглый, чело высокое, во всех членах тела изящная соразмерность, голос звонкий и приятный, и манеры самые грациозные.

Дети царские

У Алексия нет ни одного брата, а только три сестры: Ирина, Анна и Татьяна. Не желая выходить за иностранцев, и не имевши в своем отечестве женихов равных себе, оне ведут жизнь монашескую. Дети Царские воспитываются весьма тщательно, но совершенно особенным образом, по Русским обычаям. Они удалены от всякой пышности, и содержатся в таком уединении, что их не может [10] никто посещать, кроме тех, кому вверен надзор за ними. Выезжают очень редко; народу показывается один только Наследник Престола, на 19-м году (с 18 лет у Русских считается совершеннолетие), а прочие сыновья, равно как и дочери, живут обыкновенно в монашеском уединении. От сидячей жизни они слабы и подвержены многим болезням. Лекаря думают, что и старший Царевич умер от недостатка деятельности и движения, составляющих необходимость Природы. С некоторого временя уже больше обращают на это внимания, и Царские дети упражняются каждый день, в определенные часы, в разных играх, конной езде и метании стрел из лука; зимою делают для них небольшия возвышения из дерева, и покрывают снегом, от чего образуется гора: с вершины ее они спускаются на саночках или на лубке, управляя палкою. Танцы и другие занятия, у нас обыкновенные, при Русском Дворе не употребляются, но каждый день играют там в шахматы. Изящными Науками Царские дети не занимаются, кроме энциклопедических познаний о предметах политических: за то весьма тщательно изучают (кроме чтения и письма на Отечественном языке) состояние своего Государства и соседственных Держав, дух и потребности подвластных народов, различающихся языком и нравами; приучаются любить и уважать Отечественные обычаи, и неуклонно следовать правилам Религии. Долг справедливости требует сказать, что этот скромный и по видимому простой образ воспитания Царских детей в России дает им прекрасное направление и гораздо [11] полезнee, нежели изучение всех таин Философии и уроки самых глубокомысленных Учителей.

Выезды царя

Редкие выезды Царя причиною того, что при появлении его, народ с благоговением спешит насладиться лицезрением своего Монарха. Когда он выезжает, то прежде всего несколько человек в красной одежде тщательно очищают метлами дорогу, (в Москве и в других местах есть особые дороги нарочно сделанные для Царя; он вымащиваются досками, рачительно содержатся, и проезд по ним позволен, кроме Царя, весьма немногим); после, отряд воинов тянется длинным рядом. Царя окружают Бояре и вельможи без шапок - жжет ли солнце или льет дождь; а по бокам скачут верховые. Если Царь заметит иностранцев, то посылает кого-либо из Бояр осведомиться о его здоровьи. Бояре по большей части - люди тучные, но приказание Царя исполняют бегом. Я видел, что, когда проезжал Царь, народ, стоявший по бокам дороги, поклонился, в знак почтения, до самой земли. Это называется бить челом. При священных церемониях Царь бывает пешком, редко ездит верхом, а всего чаще в карете (кареты у него самые дорогие, как в России сделанные, так и присланные от разных Государей). За Царем в экипаже не позволяется никому следовать, кроме Князя Грузинского. Перед каретою несут две красные подушки с шелковыми чахлами того же цвета, и ведут двух самых лучших коней под [12] дорогими попонами. Зимою, вместо кареты, употребляются сани, выбитые отборными соболями. В них запрягается конь в збруе, блестящей золотом и серебром, а впереди другой, также убранный, без седока.

Если Царь отправляется недалеко за город, то с ним бывает несколько тысяч телохранителей, которые занимают окрестные места, и содержат караул.

Царский стол и пиры

Алексий с юных лет объявил себя врагом роскоши, и выпроводил из дворца всех любителей хорошего стола, которые тучны телом и тощи духом. Он любит блюда самые простые, а яства изысканные и лакомые предлагаются только тогда, когда обедает кто-либо из посторонних: у стола служат три или четыре доверенных человека, и в столовую приносят блюда царедворцы, которые, из предосторожности, тут же должны отведать как кушанья, так и напитки. Когда настает время обеда, один из Стольников или придворных дает знак, ударяя палкою в дощечку. Царь обедает обыкновенно один, а ужинает по большей части вместе с Царицею. Пиры торжественные, на которые приглашаются иностранцы или свои Вельможи, бывают необыкновенно блестящи и великолепны; придворные в широких шелковых одеждах стоят неподвижно длинными рядами в нескольких залах, а другие, одетые легче, бегают туда и сюда с такой [13] быстротою, что задыхаются; палаты, обитые разноцветными шелковыми шпалерами, горят серебром и драгоценными каменьями. Множество отборнейших блюд и напитков показывают истинно царскую пышность.

В столовой ставятся два, три и даже четыре и пять столов, а по средине четвероугольный, на котором сосуды, серебряные и золотые, осыпанные жемчугом и драгоценными каменьями, ослепляют своим блеском, и довершают очарование.

Во время пира, Царь обыкновенно сидит на троне. В заключение, сам он берет золотый бокал с Испанским вином, и предлагает каждому гостю.

Царские увеселения

Русские не перенимают чужих обычаев, не столько по редкости сношений с другими Державами, сколько по народному чувству и общей привязанности к обычаям своих отцев. Цари не позволяют себе увеселений, самых обыкновенных при других Дворах, чтоб не дать подданным повода к нововведениям.

Главное их удовольствие состоит в охоте: зверей следят в лесах по тропе, и травят выученными собаками, а птиц весьма метко пронзают стрелами, или пускают на них ручных соколов. Впрочем, иногда и стреляют из самопалов.

Когда Царь хочет отдохнуть после занятий, то выезжает в загородный, почти безконечный, сад [14] (по Северному климату, он весьма хорошо устроен), или в какую-либо из своих деревень.

В последние годы Царь позволил прибывшим в Москву странствующим актерам показывать свое искусство, и представлять Историю Ассуира, и Эсфири, написанную комически. Узнавши, что при Дворах других Европейских Государей в употреблении разные игры, танцы и прочие удовольствия для приятного препровождения времени, нечаянно приказал, чтобы все это было представлено в какой-то Французской пляске. По краткости назначенного семидневного срока, сладили дело как могли.

В другом месте, прежде представления следовало бы извиниться, что не все в должном порядке, но тут это было бы совершенно лишнее: костюмы, новость сцены, величественное слово: иностранное, и стройность неслыханной музыки, весьма естественно, сделали самое счастливое для актеров впечатление на Русских, доставили им полное удовольствие, и заслужили удивление.

Сперва Царь не хотел, чтобы тут была музыка, как вещь новая и некоторым образом языческая; но когда ему сказали, что без музыки точно также не возможно танцовать, как и без ног, то он предоставил все на волю самих артистов.

Во время представления, Царь сидел перед сценою на скамейке; для Царицы с детьми был устроен род ложи, из которой они смотрели из-за решетки или, правильнее сказать, через щели досок; а вельможи (больше не было никого) стояли на самой сцене. Орфей, прежде нежели начал пляску между двух подвижных пирамид, пропел [15] похвальные стихи Царю. Они не звучны и незамысловаты; но, из уважения к Алексию, достойному вечной хвалы, я повторю их от слова до слова.

Ist nun der gevviinschte tag 3
Dermahl eins erschienen,
Das man dir zur freude mag
Grosser Zare dienen?

Unser unterthaenigkeit
Mus zu deinen fiissen
Darthun ihre schuldigkeit,
Und sie dreymahl kiissen.

Gros ist zvvar den fiirstenthum,
Das dein vvitz regieret,
Grösser doch der tugendruhm
So dich höher fihret.

Dein verstand und helden macht
Kan uns subereiten,
Nach der langen kriegesnacht,
Guldne friedenszeiten.

Das gerechte straffgericht,
Und zugleich die giite
Machen durcb ihr himmelslicht,
Göttlich dein gemuthe.

So mus deine tzeffligkeit
Sich dem himmel gleichen,
Vveil dir noch zu unster zeit
Alle miissen vveichen. [16]

Du der Reussen helle sonn,
Mit dem Mond and Sternen,
Lebet stets in hochster vvonn,
Vngliick steh vоn fernen!

Hersche lang, о himmelsfreund,
Misgunst du must schvveigen,
Vvelche Gott so nahe seind,
Miissen vvol gedeigen!

Drumb vvolam mein seytenvverek,
Las dich lieblich zvvingen,
Vnd die Pyramidenberg,
Hupfe nach dem singen!

В тот же день - это было в Субботу на масляной, - на Mоскве peке на льду была травля белых Самоедских медведей британами и другими собаками страшных пород. Эта сцена порядочно позабавила, потому что и медведи и собаки не могли крепко держаться на ногах, и скользили по льду.

В вечеру Царь смотрел фейерверки.

Погребения царей

В древности, как повествует Иродот, останки Русских (Скифских) Государей, где бы они ни умерли, несли с великою пышностию до реки Герра (Gerrhos) близь истока Борисфена, и опустив в землю гроб, насыпали над могилою высокий холм, на подобие горы. Такие холмы и теперь еще видны во многих местах в России и Польше, и даже в Швеции и Дании. С течением времени этот обряд [17] переменился, и покойников иногда погребали, а иногда сожигали. Просветившись Христианством, благочестивые Русские Князья пожелали, чтобы их погребали скромно и без пышности. Это исполняется и теперь. Если умрет кто-либо из Царской Фамилии, то его, часто в тот самый день, ставят в храм Архангела Михаила в простом гробе без пышных надгробий и дорогих курений. Родственники и друзья покойника носят по нем траур, и в продолжение времени, положенного для оплакивания почившего, отращивают себе волосы; придворные женщины с растрепанными волосами следуют за гробом, с плачем и воем, и распевают жалобы на смерть. А Царь удаляется во внутренность своих палат, облекается в изорванную одежду, и предается печали, пока время и утешения друзей его не успокоят.

Между тем бедным раздается милостыня, рабы отпускаются на волю, военнопленные и заключенные в темницах получают свободу, народу оказываются большия льготы и слагаются разные недоимки.

Тело Великого Царя Алексия Михаиловича, 19 Генваря, в самый день смерти, в Субботу, в девятом часу, вынесено в соборную церковь почти следующим порядком: впереди четыре Боярина несли крышку гроба; за ними следовали также четыре Боярина с гробом на золоченных носилках, покрытых золотым покрывалом; наконец Царя Феодора Алексиевича и овдовевшую Царицу Наталью несли на седалищах также по четыре Боярина. У Царицы лице было закрыто и голова склонена на [18] грудь какой-то благородной дамы. Сзади шли в трауре пять Царских дочерей, от первого брака. Когда народ увидел это шествие, то у всех вырвался такой ужасный стон, раздалось такое рыдание, как будто бы над ушами загремело несколько колоколов самым пронзительным звоном. Это был плач растерзанных сердец. Русские потеряли благочестивейшего и милостивейшего из Царей, которому подобного не знали. Такая скорбь подданных для Государей славнее всех мавзолеев. Tелo Алексия стояло во храме семь дней; в это время над гробом постоянно совершалось молитвословие, а во Дворце ежедневно был стол для бедных.

Москва, столица Царей

Москва, столица Государства и Русских Царей, есть один из самых больших в свете городов, так что из одной части города в другую непременно нужно ехать: она имеет четыре Немецкие мили в окружности, десять въездов, заключает в себе больше шести сот тысяч жителей. Для переезда, на каждом перекрестке и повороте стоит множество извощиков (летом с телегами, а зимою с санями), которые за небольшую плату тотчас домчат куда угодно.

По мнению Олеария, Москва лежит в 50 градусах от Северного Полюса. В ней самый долгий день 17 часов; климат довольно умеренный, местоположение приятное. Церквей - числом около двух тысяч и все почти каменные, дают городу великолепный вид. Не мало красоту его умножает и то, [19] что он расположен на семи небольших холмах. Дома жителей по большей части деревянные и освещаются небольшими окошками, но есть много и каменных зданий, принадлежащих Боярам и иностранцам.

Москва прежде была собственностию какого-то семейства по имени Тахмата. Иван Данилович (Калита) дал ей благородное название столицы, и этот город, с течением времени расширяясь и распространяясь беспрестанно, получил ту огромную обширность, которою теперь славится, хотя до нашествия Татар был еще больше. Каменных мостовых в Москве нет: улицы выстланы бревнами и досками, крепко одна с другою сплоченными; летом на них или грязно, или пыльно, за то уж зимою - гладь.

Москву прорезывают две реки: Москва-река глубокая и судоходная, и Неглинная, которую можно перейти в брод; небольшая речка Яуза омывает только предместья города. Каждый для своей выгоды имеет собственную мельницу, ветряную, водяную или ручную.

Недалеко от города есть загородные домы, куда ездит Царь, для отдохновения. Между ими не последнее место занимает Измайлово, с огромным садом и лабиринтом.

В сад ведут четверо высоких ворот. Тут устроен обширный зверинец или лучше лес, обнесенный забором и наполненный разными животными, и весьма красивая аптека с ботаническим садом. Замечательны также село Преображенское и [20] село Коломенское: в последнем есть здание деревянное, так превосходно украшенное резьбою и позолотою, что подумаешь это игрушка, только что вынутая из ящика. Близь города видны огромные деревянные строения и несколько меньших. Это - магазин для складки провианту для войска, и кабаки. Лучшее из предместий, Иноземная Слобода или Кукуй (от внешнего вала отделяется небольшим полем), с деревянными домами Немецкой архитектуры. Здесь Немцы, совершенно отделенные от Русских, имеют три Лютеранские храма и два Кальвинские: один для Голландцев, другой для Англичан; но не управляются сами собою, а подлежат суду Двора. Далее, предместье Басмановка населено людьми разных состояний, и потому называется слобода Перекрестов, т. е. тех иностранцев, которые приняли Русскую Веру. Иностранцы отправляют свое Богослужение в самом городе, а Поляки, исповедующие Греческую Веру, и Татары, пользуются совершенною свободою Богослyжения в предместьях. Почтари, которые возят гонцев, и стрельцы или воины, живут на краях города, и как бы замыкают его своими селениями. Часть города перед внешним валом, Скородом и Стрелецкий город, населены солдатами. На другом берегу реки, часть той же крепости названа Василием Грозным Налейка, потому что там впервые позволено было продавать и пить солдатам водку, сколько угодно. Подле Скородома обширнейшая площадь завалена невероятным множеством дерева, брусьев, досок, даже мостов, башен и домов, уже срубленных и совершенно готовых, [21] так что, когда вы купите, то их тотчас разберут и перевезут куда вам угодно. По причине частых пожаров в Москве, это придумано весьма удачно. Внутри Скородома, обхватывающего так сказать город, Царь-город или Белый-город обнесен весьма высокою и толстою стеною. Тут два огромные завода (в одном льют пушки и колокола, а в другом делают порох), и много красивых каменных и деревянных домов Бояр и иностранцев, с садами; но пред всеми отличаются изяществом архитектуры палаты Боярина Артамона Сергеевича. Там же, за Неглинкою, поселена Иоанном Васильевичем в 1565 году Опричина, где иногда он живал с своими клевретами. Замечательны также большие и красивые дома для Послов Государей Христианских, Магометанских и языческих, дворы Шведских купцов, и рынки, на которых продаются хлеб, говядина и лошади. А внутри Царя-города, Китай-город отделяется высокою красною стеною. Кроме величественных зданий Вельмож, Князя Грузинского и типографии, в нем находятся Греческий двор, немного уступающий бывшему в Риме Греческому кварталу, и три каменные гостинницы или, правильнее, замка иностранных купцев. Первый из них старее прочих: в нем продаются товары для ежедневного употребления; второй или новый обширнее всех: в нем платится пошлина по весу, и хранятся Немецкие товары; в третьем, или Персидском, Армяне, Персяне и Татары имеют около двух сот лавок с разными товарами, которые они умеют раскадывать искусно и приятно для глаз. Отсюда широкая улица, где [22] продается весьма много яблок, даже и зимою, в подземельных комнатах (погребах), выходит на рыбный рынок на берегу Москвы реки. Чрез нее переброшен пловучий мост на судах, а на другой стороне, называемой Козье Болото, - меcтo наказания преступников.

Перед Царским дворцем на четвероугольной площади, близь Иерусалимского храма весьма красивого, поставлены на кирпичных возвышениях по нескольку пушек неупотребительной величины. Эта площадь, равно как и другие ближние, где продаются жизненные припасы, целый день кипит народом. Неподалеку есть площадь, где каждый товар продается в особой лавке, на пример: в одной шелк в другой волна, в третьей лен, в той серебряные и золотые вещи, в иной духи, драгоценные меха, и прочая. Тут же рядом двести погребов с заграничными винами, медом, напитками из вишен в других ягод. Далеe, на особой улице продаются сыр, ветчина и сало; на другой свечи и воск; отдельно вещи деревянные, кожанные, конские приборы, лекарственные травы, шелк, канитель серебряная и золотая, женские наряды, ожерелья, и прочая. Короче: для каждого рода товаров назначено особое место, в том числе для продажи старого платья и для низеньких лавочек брадобреев. Все это устроено так умно, что покупщику из множества однородных вещей, вместе расположенных, весьма легко выбрать самую лучшую. Красоте площади немало способствует то, что на ней нет ни одного жилья, для безопасности от пожаров, часто свирепствующих в Москве. Для этого назначены и [23] караульные, тщательно наблюдающие за безопасностию площади oт огня, а кузницы устроены в отдаленных местах.

Близь площади находится городской суд, заведывающий разбором споров жителей, исправностию улиц, сбором некоторых пошлин, и прочая. В нем заседают два Боярина, и при них два писца. Сверх этого суда, власть правительственную имеют Старосты над кварталами, Сотники и Десятники.

На другом берегу Неглинной есть небольшая аптека, (officina medica), две конюшни, в которых до тысячи лошадей, и две тюрьмы для преступников (которые впрочем содержатся и в других частях города, и отсюда отсылаются в Сибирь).

В самой средине города, часть, где живет Царь, отделяется каменною стеною, и называется Кремль. В него ведут пятеро ворот; множество каменных зданий дают ему вид порядочного города. В нем больше тридцати церквей, из которых замечательнейшия: храм Пресвятыя Троицы, Успения Божьей Матери, храм Архангела Михаила; Святого Николая, и два монастыря, мужеский и женский. В большом соборе есть две весьма редкие вещи: огромное, чуть не бесконечное, серебряное паникадило из множества ветвей переплетшихся в виде венца, и книга Священного Писания вся в драгоценных каменьях; а на куполе большой крест из золота. На многих церквах жупелы покрыты золоченными металлическими листами. При солнце, когда на них отражаются лучи, - вид несравненный. В замке находятся [24] также все почти присутственные места, большое медицинское заведение, Патриаршия палаты и домы придворных сановников. В самой средине Кремля колокольня Иван Великий возносится над всеми зданиями, и может спорить с самыми высокими в Европе башнями. Подле, необыкновенно огромный колокол (в триста двадцать тысяч фунтов), отчасти повешен, отчасти поставлен на брусьях: несколько раз пытались поднять его, чтобы, повесить; но все усилия остались тщетны, и многиe заплатили жизнию за смелые попытки. После этого добрый Царь вменил себе в долг запретить подобные опыты, дабы не подвергать подданных опасности.

Огромный Царский дворец служит как бы венцем громаде Кремлевских зданий. В нем три отделения: первое, каменное, единственное по величине и форме; второе, деревянное, где живет Царь зимою, для сохранения здоровья; третье, также каменное, в котором некогда жил тесть нынешнего Государя Илья Данилович.

Иностранцы, находящиеся в Царской службе

Иностранцы занимают при Дворе много должностей, особенно где требуется знание языков и разных Наук.

Толмачи или переводчики - все иностранцы: некоторые из них соблюдают свою природную Веру, а другие приняли Русскую. Они употребляются только для неважных словесных объяснений придворных сановников с иностранцами. Главнейшие из них называются Переводчики, или, лучше, Секретари [25] иностранных дел: их обязанность переводить грамоты, разные Государственные акты, речи Послов и их разговоры с Царем и Боярами, на два языка, Русский и тот, на котором говорят послы.

Важнейшие из этих Переводчиков исповедуют Русскую Веру. Это - Гроций Регенсбургский и Виний Беглиец, недавно определивший на графической карте путь из Москвы в Китай, также какой-то Саксонец, которого Русские зовут водопийца, превосходно знающий много языков. За ними следуют Поляки, Татары, Typки, Армяне, Персы, Арабы и несколько других; но больше всех употребляются Греки, как единоверные с Русскими.

Лекарей нет ни одного Русского, а все иностранцы, вызванные Царем из-за границы на весьма выгодных условиях. Первый из них Иоанн Костер фон-Розенберг, бывший главным Врачем Шведского Короля Густава. В нашу бытность в Москве, особенно славились Блументрост, Грамонт, какой-то Араб и Жид, принявший Русскую Bеpy. Последний пользовался большою доверенностию Царя, и имел свободный вход во внутренния Царские Палаты (потому что был вместе и Постельничий).

Аптекарей из иностранцев до двадцати. Они получают хорошее жалованье, но за то занимаются целый день составлением лекарств во Врачебных Заведениях, куда лекаря приходят только поутру для совещаний, а в остальное время свободны. Во дворец они ходят только по зову, когда болен кто-либо из Царской фамилии. Замечательно, что когда больна Царица или Царские дети, то лекаря не видят их сами, а о болезни им рассказывает [26] старушка няня или слуга. По их-то словам лекарь должен отгадать болезнь и предписать лекарство, впрочем и то не всякое по произволу. Для рассмотрения этих дел есть Медицинский Приказ, которым недавно управлял Лукьян Тимофеевич Голосов, Вельможа знающий Латинский язык, хотя и нем, для чести и безопасности, обыкновенно председательствуют Сенаторы, самые близкие родственники Царя.

Придворные Русские

Первые меcтa при Дворе занимают природные Pyccкиe, и имеют свободный доступ к Царю. Старейшие из них, комнатные Бояре, пользуются особенною доверенностию Государя, имеют вход в самые внутренния палаты, и участвуют в тайных советах. Эти почетные сановники теперь: Кирилл Полуехтович (Нарышкин), Долгорукий, Князь Юрий Ромодановский, Артамон Сергеевич (Матвеев), Одоевский, Дохторов и много других, которые занимают и другие общественные должности. За ними, кажется, ближе всех к Царю Священник-Духовник, который находится при нем неотлучно. Ему почти равен другой Священник, раздающий милостыню от щедрот Царя. Далee - Думные Бояре или Тайные Советники, с которыми Государь имеет совещания каждый день; собственно так называемые Бояре - не что иное, как Сенаторы; Окольничие также постоянно находятся при Царе, и называются Советниками и Судьями. Когда Бояре отправляются в провинцию с войском, то при них [27] (равно как и при посольствах) бывает Окольничий, в качестве товарища. Думные Дворяне - Придворные Советники несколько низшего достоинства. Спальники и Постельники смотрят за Царским ложем, и каждую ночь дежурят по два в том отделении, где почивает Царь. Стольники, также из знатнейшего Дворянства, живут в Кремле, и служат Царю при столе во время торжественных пиров. Стряпчие или приближенные каммердинеры носят Царскую повязку (strophia) и шапку. Жильцы (Silci) суть возрастные дворяне, в разноцветных шелковых одеждах и соболях, стоящие во дворце с бердышами. Московские Дворяне получают из Казны годовое содержание и живут постоянно в Москве, всегда готовые, на случай военных действий. Городовые Дворяне отправляются в города, по приказаниям Воевод, когда обстоятельства требуют устроить рать. Двое юношей, Князья, в белой одежде, стоят по бокам Царского трона; один держит топор или слоновую секиру, а другой - шестопер или булаву. Конюший, Начальник Царских конюшен, не имеет теперь той власти, какою пользовался прежде: в прежние времена он был ближайшим наследником бездетного Государя. Дворецкий Боярин - главный управитель дворца, и называется по простонародному набольший в доме. Оружничий Боярин заведывает всеми украшениями дворца и Придворным арсеналом. Комнатный с ключем - так называется главный каммердинер, хранящий ключ от Царского кабинета. Кравчий распоряжает пирами (то же что Маршалок), а Ловчий - Царскою охотою. Главный Церемониймейстер - [28] Сенатор управляющий Посольским Приказом, в котором выдаются дела посольств и иностранцев. Думные Дьяки суть Придворные Секретари; главнейшиe из них заведывают секретною Канцелярию Царя, называемою тайных дел, а Дьяки значат просто писцы (они пишут, положа бумагу на колена). За ними следуют Подъячие.

Прием и отправление Послов

Послов иностранных Русские принимают особенным образом, и стараются отделаться от них как можно скорее. Постоянных Послов или Резидентов при Московском Дворе нет, равно как и их Послов при Дворах иностранных Государей, для того чтобы, от долговременного пребывания в чужих землях, Русские не усвоили себе иноземных обычаев.

Парламентеры Государей, состоящих в неприязненных с Московиею отношениях, в Московию не въезжают, а вступают в переговоры на гранинце, и, по окончании, тотчас отправляются восвояси. А Послы союзных Держав, как скоро прибудут на рубеж Московского Царства, содержатся на иждивении Царя, и едут в столицу в сопровождении приставов, которые обходятся с ними весьма почтительно. Послы сходят последние с лошадей или с экипажа, садятся первые, занимают почетнейшия места, после всех снимают шапки, ходят как можно менее, и прочее. Приехавши в первый Русский город, посольство останавливается, пока известят Царя о прибытии, и получат его [29] приказания касательно дальнейшего путешествия. В то время Воевода, управляющий провинциею, видится с Послами редко, чтобы не уронить чести своего Государя, а может быть и для того, чтоб не навлечь на себя подозрения частыми сношениями с иностранцами. Проезжая Русские города, Послы не могут прохаживаться по ним, разве только с согласия приставов, и в сопровождении отряда солдат. Под Москвою они ожидают, пока будет назначен день торжественного въезда, и прибудут новые Коммиссары; в город въезжают в Царской карете между многочисленными рядами всадников и пехоты в нарядных одеждах, и следуют в большой каменный дом, назначенный для Послов Христианских Государей. Здесь доставляют Посольству все, чего угодно, дабы оно во время пребывания в Московии не делало никаких издержек, кроме подарков.

Когда Послы едут во дворец для представления Царю; то впереди едет отряд конницы в пышном уборе, несколько рот пехоты, и везут пушки в несколько рядов, а впереди несут дары, каждый особо. После, их оценивают мастера серебряных дел и купцы, для того чтобы Царь мог сделать подарки, которые стоили бы не меньше полученных.

Во дворец есть особые входы для Послов Государей Христианских, особые для Магометанских и Языческих. Внутри, Послы идут между многочисленною придворною стражею; а в залах, чрез которые проходят, сидят с приличною важностию, пожилые Царедворцы в богатейших одеждах, тканых золотом, и в превысоких шапках, на [30] подобие башен. Прошедши несколько палат, Послы снимают с себя мечи, и наконец представляются Царю, который в то время сидит на великолепном троне; тут рядом стоят Бояре в пышном уборе, а позади Царя - двое юношей в серебряных одеждах и в высоких шапках из белых лисиц; у одного в руке секира, а у другого булава.

Послы желают Царю от имени своего Государя здравия, вручают грамоту, изъясняют в коротких словах предмет своего посольства, и допускаются к руке (встарину Царь мыл руки каждый раз, когда к ним прикасались иноверцы). Царь с своей стороны спрашивает Послов о здоровье их Государя, рассмотрение предмета посольства часто откладывает до дальнейших совещаний, и приглашает Послов на пир, который приготовляется в посольском доме, с блистательностию. Если Послам случится обедать вместе с Царем, то их сажают за стол несколько пониже Царского; Царь бывает в белой одежде (что означает дружественное расположение), предлагает им бокалы с вином и, в знак дружбы, сам пьет за здоровье их Государя. О мире и войне с ними трактуют Бояре для того назначенные, и часто разговоры их подслушивает сам Царь из потаенного места. После первой аудиенции, Послам и свите их позволяется прогуливаться по городу, но только в сопровождении воина, равно и к ним могут приходить, объявив страже имя свое и зачем, кто идет. Их посещают почетные Русские сановники, беседуют о разных предметах, и, если разговор коснется их отечества, с некоторым преувеличением в [31] хорошую сторону, но с таким уменьем, что возвратившиеся иностранцы по совести не могут похвалиться знанием настоящего положения дел в Московии.

Царская Казна и доходы

Царь Московский - один из богатейших в свете Государей: его доходы, по самому точному соображению, составляют больше двух миллионов рублей или Венгерских червонцев; один Архангельский порт доставляет каждогодно триста тысяч червонцев. Большая часть этих сумм расходуется на содержание Двора, Государственные потребности, особенно на ycтpoeниe Сибири и других Восточных Областей. Остальные деньги употребляются на покупку драгоценных вещей или вносятся в казначейство, для хранения. На Белоцерковном острове (Bialocerkwae insula) некогда были несметные богатства, но после издержаны; впрочем теперь у Царя богатства по крайней мере столько же, если не больше. Часть его сокровищ хранится в так называемой Золотой палате, где навалены целые кучи жемчугу и драгоценных камней, которые каждый день перечищаются сведущими людьми.

Источников Царских доходов безконечное множество. Из поместьев, принадлежащих Двору (они занимают около половины целого Государства, а другая часть земель разделена между Дворянством в Духовенством), доставляется не только хлеб, мед, скот и прочие жизненные потребности, но и [32] огромные суммы. Все это называется Вотчинный оброк. Самые главные доходы от повинностей, которые Царь в праве увеличивать и уменьшать, составляют тягла, или мepa, по Русски четверик муки с каждого человека, и подать или годовой подушный оклад, смотря по количеству земли, какою кто пользуется. Множество денег получается также от пошлин портовых и конфискуемых товаров. Драгоценные меха разного рода составляют, так сказать, легкое сокровище, и в таком же ходу как и деньги.

Далее, огромные доходы получаются от кабаков или питейных домов, в которых по всему Государству продается водка, мед и пиво. Не меньше приносят и публичные бани, потому что у Русских от употребления обратилось в закон мыться в них по крайней мере два или три раза в неделю. Сверх того, в Казну поступает половина взысканий по делам уголовным и десятая часть по домам судным. Торг лошадьми с Татарами также приносит большия выгоды. Но всего более богатству Московии содействует закон, позволявший ввозить деньги в Государство, и запрещающий вывозить их.

В случае надобности, Царь может требовать имущества частных людей на пользу общественную. Добрый Алексий законом постановил, чтобы подданные во время войны давали в Казну только десятину, т. е. десятую часть доходов, а при Царе Михаиле взималась пятина или пятая доля. [33]

Приказы

Для управления обширным Русским Государством, учреждено много Присутственных Мест или Приказов, по простонародному Канцелярий, из которых четыре главные именно:

Посольская Четверть, предмет которой составляют сношения с иностранными Государями и их Послами, и дела чужеземных купцев. Этим Приказом, в бытность нашу в Москве, со славою управлял Артамон Сергеевич.

Разрядная Четверть, в которой ведутся списки Бояр и Дворян, с означением их должностей и преимуществ, приобретаемых или теряемых на войне и в мирное время.

Поместная Четверть, в которой содержатся книги о жалуемых Царем землях в награду за заслуги; также разбираются споры о купле, продаже и наследстве.

Казанский и Сибирский Дворец заведывает делами Царств Казанского, Астраханского и Сибирского, доходами от звериной ловли, и устроением отдаленнейших областей.

Далее следуют Приказы:

Дворцовый - занимается делами касающимися до Царского Дворца.

Иноземский - управляет иностранцами, находящимися в Русской службе если они, по чему-либо, не подчинены другим Приказам.

Рейтарский, под управлением которого состоит конница, и получает из него жалованье. [34]

Большой Приход, куда Квесторы или Гости представляют портовые пошлины и проч., установляет цены, вес и меру, и платит месячное и годовое жалованье многим чиновникам.

Судной Володимирский Приказ - судит Бояр, по древнему установлению.

Судной Московский - судит Стольников, Стряпчих и прочих придворных и горожан.

Разбойный - допрашивает воров, мошенников и всех вообще преступников, и произносит над ними приговоры.

Пушкарский - управляет литейными мастерами колоколов, пушек, и вообще оружием.

Ямской - отправляет, по приказанию Царя, извощиков и гонцев, куда нужно, без малейшего замедления.

Челобитный - принимает и разрешает просьбы.

Земский - судит Московских горожан и заведывает пошлинами со cтроений, мостов и проч.; в нем также заключаются торговые условия и договоры.

Холопий - занимается делами крестьян, записывает имена нанимающихся на известное время, или запродающих себя, что у Русских называется кабалою.

Большой Красной, где хранится Царская казна, остатки доходов, серебряные, золотые и шелковые ткани, разные одежды, ковры и дорогие палатки.

Казенной (Casanoi) - имеет в своем ведении дела торговые, сборщиков Государственных податей, Русских купцев и преимущественно поставщиков. [35]

Монастырский - судит Духовенство по делам светским.

Каменный Приказ - управляет плотниками, каменщиками, всеми постройками города, и наблюдает за снабжением его необходимыми строевыми материалами.

Новогородский - ведает дела и доходы обоих Новых-городов.

Галицкий - управляет всем, что касается до Галиции, бывшей некогда Царством (?).

Новый - управляет всеми целовальниками, продающими водку, мед и пиво, рассчитывает их, получает вырученные деньги, и выдает для продажи напитки.

Костромской - заведывает областями Устюжскою и Холмогорскою.

Золотой и Алмазный - хранит Царские сокровища, сосуды, серебряные и золотые украшения и драгоценные камни. При нас Царь отдал туда доставленный из Восточной Татарии алмаз неслыханной величины, которого купцы и оценить не могли.

Ружейный - имеет в своем ведении оружие, знамена и прочиe военные снаряды.

Аптекарский, куда собираются медики, хирурги и аптекари, для отправления своих должностей.

Таможенный - ведает пошлины, собираемые в Москве за разные товары, и отдает каждогодно отчет большому приходу.

Приказ сбору десятой деньги - собирает десятую часть со всех имений, для издержек во время войны. [36]

Сыскной - разбирает такие споры, которые не принадлежат суду ни одного из Приказов.

Кроме исчисленных Приказов, есть несколько низших судебных мест, особенно по военной части, и три под начальством Патриарха.

По этому образцу управляются и провинции.

Бояре и Дворяне

Дворяне и простой народ пользуются почти одними и теми же правами; фамильные портреты в Московии не употребляются, но некоторым позволяется иметь в доме портрет Царя, в знак особенной eгo милости. По справедливости, в Московии тщеславиться древностию своего рода было бы и бесполезно, потому что там человек отличающийся особенными достоинствами, из какого бы звания он ни был, может достигнуть самых высоких степеней в Государстве. Впрочем, в частном и особенно в семейном кругу Русские гордятся предками, и в иностранцах весьма уважают знатность рода. Поэтому, занятие торговлею или искусствами у них считается ниже дворянского достоинства.

Дворянство владет третьею частию земель в Государстве, которые получаются по наследству или жалуются Государем. Подати платят все равно; Дворяне обязаны выставлять известное число солдат и сами итти на войну; каждому из них предоставлена свобода делать завещания и чинить суд и росправу своим крестьянам, до известной впрочем меры. Ловить рыбу и охотиться позволяется немногим, но убивать хищных зверей всем [37] предоставляется полная свобода. К преимуществам Бояр можно еще отнести то, что они имеют многочисленную прислугу, носят пышную одежду, и когда едут по городу верхом, впереди их несут кожаный чапрак, а если в санях, то их сопровождает несколько слуг.

Дворянство разделяется на следующие классы: Князья собственно так называемые и Князья Удельные, происходящие из древних Княжеских фамилий, но не имеющие прежних богатств и власти, и потому теперь несущие царскую службу наравне с другими; Бояре высшие и низшие; первые участвуют в тайных советах Царя, а последних все Боярское достоинство заключается почти в одном названии «Боярские Дети», то есть сыновья и внуки Бояр, имеют почтенные должности при Дворе и в провинциях, в военное и в мирное время получают из Казны жалованье, и называются собственно Дворяне или придворные воины. Самая блистательная черта их благородства состоит в том, что отчество их кончится на ич (на прим. Иванович), тогда, как у других последний слог ов (на прим. Иванов и пр.); но в просьбах, подаваемых Царю, имя пишут всегда уменьшительно, в знак уважения (на прим. Васька, Артамошка и проч.).

В нашу бытность в Москве, из Дворянских фамилий особенно славились: Князь Юрий Ромодановcкий, Князь Воротынский, Князь Яков Синкелеевич Черкасский, Милославский, Троекуров, Кирила Полуехтович тесть Царя, Артамон Сергеевич (Матвеев), Салтыков, Богдан Матвеевич (Matevicz), Худонекевич, Морозов, Собакин, Голосов, Хитров, [38] Хованский, Нащокин, происходящий из древнейшей Курляндской Фамилии фон-Сакен, и Долгорукий, главный Военачальник.

Замечательно, каким образом получили свое название Докторовы, одна из славнейших Русских фамилий. Один Немецкий Доктор, находясь на службе при Царском дворце, собрал большое богатство, и хотел возвратиться в свое отечество. Царь узнал об этом и повелел, чтобы, если хочет, выехать из России, оставил здесь все свое богатство, или одного из сыновей заложником. Доктор уехал за границу с своим богатством, оставив в Москве сына. Он был воспитан при Дворе, вышел в люди и дал имя своим потомкам.

Войска

Война - самое обыкновенное дело для Русских, и даже в мирное время у них содержится сто тысяч войска. Большая часть его расположена в пограничных городах, и даже на самой границе лагерями, а пятнадцать тысяч Опричнины содержат караул в Москве. Русские солдаты почти все женаты, и из Казны получают содержание на сыновей, которые, выросши, поступают в военную службу.

Лучшее войско у Русских - пехота. Воины женятся больше по Царскому приказанию, нежели во доброй воле, и, будучи отправлены в отдаленные малонаселенные провинции, не только строят там крепостцы, но и заводят колонии, подобно как были у Римлян воинские поселения. [39]

Конницу составляют Дворяне, с матерним молоком всосавшие мужество, и по одному мановению Царя вооружаются; их больше ста тысяч (Большие и Средние Дворяне и Дети Боярские почти всегда находятся в Москве). К этому нужно прибавить еще почти сто тысяч войска, составляемого из крестьян, принадлежащих Духовенству и Боярам. Случается, что некоторые Дворяне, не желая итти на войну, отказываются под благовидным предлогом болезни; но в таком случае Царь посылает свидетельствовать их своих придворных лекарей, которых ничем подкупить нельзя. Третий род конного и пехотного войска обучен Немцами, и может равняться с лучшими войсками в Европе. Под руководством Немцев, они в несколько лет так хорошо узнали военное искусство, что, кажется, превзошли самых учителей. Пехота и артиллерия доведена иностранцами до того, что Pyccкиe уже сами льют пушки в большом количестве и управляются с ними весьма ловко. Царь так признателен к иностранцам за усовершенствование войск, что они никогда не служат рядовыми, а все носят почетные звания. Прежде, иностранцы получали жалованье огромное, но назад тому несколько лет, по ревности и зависти каких-то купцов, содержание их значительно уменьшено. Природные Русcкиe, находящиеся в военной службе, получают жалованье гораздо меньшее: за то им отпускаются из Казны одежда, провиант и военные снаряды.

Войска подлежат ведению особых Приказов.

Если встретится необходимость, то в военную службу набирается десятый, седьмой, а иногда [40] четвертый человек из всего Государства, и составляются рати из Калмыков, Татар, Черемисов - обоего пола (?), Черкесов, и наконец из Казаков (частию подвластных Московии, а частию союзных).

Из этих народов составляется многочисленное войско. По различию обыкновения сражаться, они употребляют оружие разного рода. Конные имеют по большей части сабли, стрелы и копья, и носят железные кольчуги; стрельцы вооружены саблями и самопалами, прочие употребляют оружие обыкновенное у нас. В зимнее время в России в большом употреблении деревянные лыжи, загнутые вверх: подвязав их к подошвам, Русские бегают с невероятною быстротою по льду и по самым глубоким снегам. В 1610 г. четыре тысячи человек из Норботнии и Северной Московии, бывшие в отряде Шведского Генерала Якова Делагарди, при помощи лыж, действовали весьма удачно против Поляков.

Лучшее у Русских войско, как уже мы сказали, пехота, потому что они охотнее берут и защищают города нежели принимают сражение в чистом поле, употребляют фальшивые отступления, сражаются врассыпную, делают засады и обходят неприятеля. На знаменах изображаются орлы, драконы, всадники и кресты. На знамени, собственно Царском, представлен Иисус Навин останавливающий течение солнца. Главные Начальники войск имеют копье с конским хвостом или гривою (что употребляется и в Польше), окрашенными ярким красным цветом. В битвах сигналы дают трубачи, извлекая пронзительные звуки из труб, обыкновенных и [41] какого-то особенного рода. Когда хотят неприятеля устрашить, то нападают на него с ужасным криком. Употребляют и барабаны, деревянные и медные, обтянутые кожею, даже в коннице, только самого малого размера: их привязывают к седлу, и барабанят стрелами. Обоза при войске никогда не бывает, а каждый воин имеет за плечами, для дневного продовольствия, сухари, сушеную рыбу и толокно или овсяную муку, которую разводят в молоке или в холодной воде.

За особенные заслуги Царь жалует золотые медали с своим портретом, или дорогие одежды.

Иностранцы носят те же военные чины, какие употребляются в Московии, и сами Русские не много в этом разнятся, на пример: Полуголова значит то же, что Прохилиарх или Подполковник, а голова - Хилиарх (Тысяченачальник). Тот и другой имеют в своей команде несколько тысяч солдат. При Главном Начальнике ополчения находится сановник, заведывающий лагерем - Гулевой, от слова Гуляй город, т. е. походный город. Это - деревянные укрепления лагеря, или подвижные стены, которыми обыкновенно ограждается войско от нападений неприятелей, особенно Татар, и защищается от стрел. Известно, что то же было некогда и у Персов.

Особенному Начальнику вверяется надзор за орудиями и всеми их принадлежностями. Войско разделяется на четыре части, и его ведут четыре вожатые, при которых по два помощника. Первая часть войска называется правое крыло, вторая - левое крыло, третья - надзирательное или вспомогательное [42] крыло, четвертая - сторожевое крыло. Последнее содержит бдительный караул и при остальных трех крылах. В Русской армии военная дисциплина соблюдается весьма строго. Дорогие снаряды, оружие и палатки, могущия привлекать неприятеля надеждою добычи, держат как можно далее от лагеря, хотя в присутствии Царя носят уборы пышные. Образец великолепия мы с изумлением видели в 1670 году, когда во время смятений Стеньки Разина, Алексий Михаилович на полях под стенами Москвы, в продолжение восьми дней, осматривал шестьдесят тысяч Дворян. Кто не был там, тот едва ли может вообразить величественную картину, какую представляли тысяча воинов в блестящем уборе с драгоценным оружием. В миле от города, у реки, назначенной для охоты, на обширном поле возвышался дом, обитый внутри пурпуровыми и златотканными коврами, а снаружи красным сукном. Три лестницы о двенадцати ступенях, выстланные драгоценными коврами, вели внутрь тремя входами. Кругом здания, в значительном от него расстоянии, были перила под красным чехлом (из предосторожности, чтоб не напирал народ), множество орудий и цепь из солдат. Не вдалеке, была круглая, весьма искусно из дерева выстроенная, башня, изрешетченная окошками, и обитая разноцветною шелковою тканью. Здесь помещались трубачи и барабанщики. Против Царского трона стояло пять тысяч пехоты; между ею и сказанным домом проходили конные отряды дворян, и отдавали честь Царю, наклоняя голову; Начальники, сойдя с лошадей, рапортовали Царю о своих командах, каждый [43] особо. Наряды этого войска хотя в изяществе и уступали уборам, употребляемым в Европе, но за то превосходили их Азиатскою роскошью. За каждым из Начальников вели под устцы несколько верховых лошадей, на которых не только грива, шея, голова, ноги и копыта, но даже попоны имели столько серебра, золота и драгоценных камней, что от тяжести лошади едва двигались. Но я не хочу много распространяться об этом великолепном зрелище, чтоб не удалиться слишком от своего предмета; остальное предоставляю читателю дополнять воображением.

Торговля, художества, монета и металы

В последнее время в Московии обращено большое внимание на распространение торговли. Прежде нежели Португальцы открыли известный ныне путь в Восточную Индию, большая часть товаров Китайских, Индийских и Персидских доставлялась в Европу чрез Астрахань и города при Понте Эвксинском. В прежние времена, торговля, по причине беспрестанных войн, отправлялась не всегда удачно, пока промышленость Англичан при Эдуарде VI не перенеслась на берега Белого моря. Царь Иоанн Васильевич дал им право торговать в Московии без больших пошлин. Алексий Михаилович, узнав, что Англичане убили своего Короля, лишил было их привилегий, но после возвратил им оные, с некоторыми, впрочем, ограничениями.

Теперь Архангельский порт на Белом море посещают купцы Голландские, Гамбургские и других [44] Европейских Государств, с большою выгодою, потому что туда стекаются Руcские, Татары, Финны, Лопари и Самоеды сухим путем; но заморские пришлецы стараются покончить свои торговые дела на скорую руку, а не как бы следовало, дабы убраться как можно скорее восвояси, пока не застигла стужа; сверх того, Москва, Новгород, Псков, Смоленск, Киев, Астрахань и многиe другие города ведут весьма выгодную сухопутную и морскую торговлю круглый год со Шведами, Поляками, Турками, Армянами, Персами и Татарами. Но как торг производится почти всегда меною, а не на деньги, то товары, привезенные из Италии, Франции, Германии, Турции, Персии, Татарии и из других мест, сбываются в Москве по той же цене, или еще и дешевле, чего они стоили на месте.

Иностранцы пользуются в Московии разными привилегиями в торговле, так на пример: они могут покупать многие товары из первых рук, имеют как кредиторы преимущество пред туземцам, и разные льготы в отношении к пошлинам.

Купцы туземные могут выезжать за границу, но с позволения Царя и с обязательством возвратиться в отечество. В Гольме (в Швеции), в Вильне (в Литве), в Риге и в Ревеле (в Ливонии), и в других пограничных городах, они имеют дома, где складывают свои товары и производят торг. Если товары нужно перевезти морем, то обыкновенно нанимают суда у иностранцев за дорогую цену, потому что своих у них не много, и те непрочны. Но что касается до сообщений сухопутных (зимою Русские ездят [45] дорогами кратчайшими), то в Московии везде по большим дорогам расставлены лошади, которых можно брать за небольшую плату, и езда производится так быстро, что гонцы Царские от самых отдаленных рубежей Государства переносятся в столицу в самое короткое время. Ямы, или места, по которым расставлены лошади, находятся один от другого в семи и десяти Немецких милях. Почтовая гоньба отправляется классом людей известных под именем ямщиков, которые изъяты от всех прочих повинностей. Подъезжая к яму, они свищут сквозь зубы чрезвычайно пронзительно, и когда в яму услышат свист, тотчас выводят свежих лошадей, чтобы проезжающие могли, если угодно, продолжать путь, без всякой остановки.

Монета, употребляемая ныне в Московии, довольно чиста. В прежние времена, когда не было у Русских чеканных денег, вместо них были в ходу беличьи мордки и ушки. После стали бить монету, продолговатую, без клейма; наконец вошла в употребление и нынешняя. Первоначально торговля производилась меною или на вес серебра, и уже во время Венцеслава, Короля Венгерского, Богемского и Польского, который первый стал бить кожаную монету, в Московии стали употреблять такую же монету в 1290 году, при Великом Князе Льве Даниловиче. После, когда Русские стали богаче, заменили ее серебряною и золотою; и всегда тщательно наблюдали, чтобы она была из самого чистого серебра. Употреблявшияся прежде, по необходимости, медные деньги вышли из употребления и запрещены законом. Форма серебряных денег (в Московии [46] редко чеканят монету золотую) овальная; с одной стороны изображается всадник на коне, а с другой имя Царя. Кроме монет памятных или, как говорят, торжественных, у Русских только два рода денег: копейки, которых 50 составляет Немецкий талер, и денежки, ценностию в пол-копейки. Некогда были и полушки, т. е. полу денежки, но теперь оне не употребляются. Сто копееек составляет рубль или Венгерский червонец, пятдесят - полтину, двадцать пять - полуполтину, двадцать - гривну, десять - пол гривны, две - грош. Копейки простой народ носит во рту, с таким искусством, что заложив их за щеку пятьдесят, всякий может свободно говорить. Теперь деньги чеканят только в Москве, а прежде монетные дворы были в Твери, Новгороде и Пскове. Из Москвы деньги расходятся по всему Государству, кроме Лопарей и некоторых Сибирских народов, которые не знают им цены.

Число художников, которых в Московии прежде было очень мало, теперь со дня на день увеличивается, потому что Русские не только принимают их благосклонно, если сами приходят из Европы или Азии, но и выписывают их и приглашают чрез послов, предлагая большую плату, а сами так понятливы во всех родах искусств, что часто превосходят своих учителей, иностранцев. В мастерстве кузнечном, приготовлении пороху и тканье сукна Русские искусны.

Приискиванием и приготовлением металов занимаются больше Немцы и Французы, нежели сами Русские, и выделывают в большой количестве и с значительною прибылью, близ [47] города Тулы, лежащего не далеко от истока Волги, и в других местах, железо, а у Новагорода медь. Недавно Царь дозволил нескольким иностранцам осмотреть за Казанью, по направлению к Сибири, горы, где найдены прииски серебряной и золотой руды, недалеко от гор Рифейских. Я несомненно уверен, что в холодной почве Московии можно открыть огромные богатства, если бы употреблено было для этого побольше искуснейших иностранцев, и еслибы Русские тщательнее занялись предметом столь важным.

Из дерева Русские весьма искусно выделывают разные вещи, и дома строют так изящно, что они могут спорить в красоте и отделке с каменными.

Что касается живописи, то, кроме цветков и животных, художники ничего не изображают, изключая Святых в Греческом вкусе.

Брадобреи в низеньких лавочках, крытых древесной корою, на площади, называемой вшивою биржею, где продаются старые вещи, подбривают простому народу на голове волоса обыкновенными ножами; но к бороде железо не касается, и чем она длиннее, тем человек почетнее.

Одежда

Покрой одежды в Московии у всех классов людей одинаков; все отличие в материи. Шапки зиму и лето носят высокие, опушенные мехом и унизанные жемчугом, дорогими каменьями и золотом; рубахи носят короткие: на них надевается короткая [48] туника волняная или шелковая с длинными узкими рукавами, а сверху длинная до самых пят. Если выходят в народ, то накидывают охабень длинный и широкий, опушенный мехом, преимущественно бобром, с широкими рукавами и воротником, унизанными жемчугом, с шаровидными пуговками на груди. Сукно и шелковые материи употребляются всех цветов, кроме черного и пестрого. Первый носят только монахи, последний - Царские драбанты и Персы. Во всем уборе Русских не увидишь ни белья, ни лент. Сапоги носят зеленые, голубые, красные и черные до самых колен, на высоких каблуках с железными подковками. Простой народ делает себе обувь из липовых лык.

Одежда женщин несколько поуже; впрочем не все части тела обрисовываются. Рукава у рубах так длинны, что складки их едва можно уложить от кистей рук до самых плеч; оконечности рукавов и воротников обшиваются шелком, золотом и жемчугом. Множество складок так хорошо защищает от холоду, что даже зимою нет нужды надевать что-либо на плечи. Верхняя одежда украшается шариками и ниспадает до самых пят, а длинные рукава оторочены золотом, серебром, или по крайней мере шелком. Когда идут в церковь или в другое место, то сверху надевают другую такую же одежду. Чулки носят шерстяные, очень косматые и без подвязок, а каблуки у башмаков так высоки, что даже ходить трудно. Замужние женщины носят меховые шапки, и прячут под них волоса, или остригают их; а девушки укрывают голову красивым венком из [49] золотых, жемчужных и коралловых снурков; волоса заплетают в косу и наконец вплетают золотую подвеску или шелковую бахраму, чтобы коса лучше ниспадала на плечи. В ушах носят красивые серги с дорогими каменьями, и для этого самым маленьким девочкам прокалывают уши, в бане. Щегольством также почитается носить на пальцах много перстней. Когда выходят в парад, то на лице набрасывают покрывало огненного цвета, самое тонкое и прозрачное, чтобы могли и видеть и сами быть видимы.

Повозки

Повозки в общем употреблении самые простые в одну лошадь; заграничных карет весьма мало, потому что не всем позволяется иметь их, и нет обыкновения ездить мущинам в экипаже. Женщины по городу ездят в телегах, на подобие древних Скифских, выбитых зеленым или красным сукном, на таких высоких осях, что без скамейки не могут и сесть в них, а висячие подножки не употребляются. В этом экипаже, вместо тюфяков, кладут обыкновенные подушки; впрягается одна лошадь, по большей части белая, которою правит мальчик сидя верхом, а впереди идет мерным шагом толпа слуг. Зимою ездят в санях, женщины - в закрытых сукном, а мущины в открытых, с коврами или кожами черных и белых медведей. [50]

Пища и питье

Обыкновенная пища Русских - рыба, мясо, свинина, молоко и соленая рыбья икра, красная, только что начинающая просаливаться, черная, уже довольно просолившаяся, и белая, самая свежепросольная, жидкая и сгущенная, какую вывозят и за границу. Пища приготовляется, без всяких приправ, кроме соли; а если подается на стол еще перец и уксус, то это уже роскошь. Телятины Русские, не знаю почему, совсем не едят. Это предубеждение так сильно, что Царь Иоанн Васильевич рабочих, строивших в Вологде замок, велел сжечь (?), за то что они во время голода съели теленка. Pyccкиe также не употребляют в пищу зайцев, раков и голубей, и питают отвращенье ко всему, что убивается без пролития крови. Бедные пекут хлеб из ржи, пшеницы и ячменя; приготовляют похлебку из рубленной капусты, и кашу из овсяной муки, по обычаю древних Ирландцев и Шотландцев. Рыбий рассол многие любят есть с хлебом. У богатых, кроме рыб и мяс, подают блины, пироги и разные плоды, заваренные в уксусе. Холодные кушанья Русские умеют приготовлять весьма хорошо. Овощей, кроме капусты, не употребляют; но opеxи, ягоды, разного рода яблоки свежия и кислые, дыни и огурцы, составляют каждодневную принадлежность порядочного стола, равно как Астраханские арбузы, сберегаемые в меду, [51] Каспийский виноград и Татарская корица; пряники едят с водкою, чтобы уменьшить силу ея. Лук и чеснок играют немаловажную роль в Русской кухне.

Иногда варят в меду яблоки и разные ягоды, и, сгустивши, дают им форму продолговатую или шаровидную. Масло коровье употребляют редко, а больше приготовляют его из льняного семени и из грецких орехов.

Между напитками первое место занимает водка, имеющая жгучее свойство. Говорят, что она весьма полезна Русским по холодному климату. Для лучшего вкуса в нее кладут разные пряности и травы. Мед приготовляют, разводя соты в холодной воде, или варят этот раствор на огне. Последний почитается лучшим. Пиво варится из ячменя овса и хмелю. Простейший напиток, известный под именем квас, обыкновенно делают из ржи без хмеля. Летом пьют воду, настоянную на яблоках, вишнях, малине и других вкусных ягодах, и подслащенную медом.

Вина привозятся из Испании, Франции, Германии, Греции и из Астрахани; но они не в таком большом употреблении, как водка и мед. [52]

Свадьба

В Московии брачные договоры заключают родственники, а жених и невеста даже не знают друг друга. В день брака, отец жениха приходит один, к невесте, и острием стрелы пробирает волоса, которые она, пред его приходом, рассыпает на челе. Пока невеста сидит с открытою головою, eй приносят подарки от жениха, потом накидывают на голову покрывало, и ведут в другую комнату. Здесь она садится вместе с женихом за стол, дети в белой одежде приносят хлеб, соль и сыр. Священник благославляет их и прикушивает; после того тотчас входят родственники в нарядных уборах, и все отправляются в храм. Священник читает молитвы; новобрачные обещают друг другу верность и любовь; потом Священник возлагает на них венцы, сплетенные из полыни (absynthium), произнося следующия слова: что Бог сочетал, человек да не разлучает; молодые меняются кольцами, и наконец Священник читает Евангелие, и в заключение дает им поцеловать крест. По совершении таким образом брака, новобрачная падает к ногам своего мужа и целует его в ногу: дружки подносят Священнику стакан с вином, а он дает его новобрачным с приветствием; они [53] выпивают вино, а стакан растаптывают ногами 4, обещаясь также поступить и с тем, кто бы захотел растроить их союз. За тем, отправляются домой верхами и в повозках или санях, и открывается пир, а новобрачная начинает вздыхать, всхлипывать и плакать. За третьим кушаньем новобрачный ведет ее к брачному ложу, хотя она сопротивляется. Между тем гости чокаются бокалами, а свахи начинают в скорбных песнях оплакивать перемену девичьей жизни. Если невеста окажется не целомудренною или с каким-либо недостатком, как то: слепа, хрома, больна или очень стара, то ее могут отослать к родителям.

Родственники до четвертого колена и бывшие вместе восприемниками при крещении, в брак не вступают. Жениться и выходить замуж в третий раз в Московии предосудительно. Дворяне женят своих сынов очень рано, так что они еще играют в детские игры и учатся, а уже женаты. Жены в большом повиновении у мужей, и, в [54] знак власти последних, на постели вешается плеть, называемая: дурак 5.

С Латинского И. ТАРНАВА-БОРИЧЕВСКИЙ.


Комментарии

1. De rebus Моschoviticis ad Seremssimum Magnum Hetruriae Ducem Cosmum Tertium. Patavii, 1680. Typis Petri Mariae Frambotti Bibliop. Sap. perm.

2. Никул Давидович.

3. Правописание подлинника соблюдено во вceй точности.

4. Это сделано было и на браке Московской Великой Княжны Елены Иоанновны с Литовским Князем Александром в 1495 г. А в наряде свадьбы Великого Князя Василия Иоанновича с Княжною Еленою Васильевною Глинскою, в 1526 г., сказано: «и как еще Великий Князь будет допивать вино, и он ударит сткляницу о землю, и ногою потопчет сам и иному никому не топтать, опричь Князя после венчания, а собрав, кинуть в реку, как прежде велось». Прим. Перев.

5. Как ни странен этот обычай, но нельзя сказать, чтобы его выдумала клевета. В хороводной игре Покорици девицы, равно и в других старинных песнях, шелковая плетка играет немаловажную роль. Прим. Переводч.

(пер. И. П. Тарнава-Боричевского)
Текст воспроизведен по изданию: Извлечение из сказаний Якова Рейтенфельса о состоянии России при Царе Алексее Михайловиче, о состоянии России при царе Алексии Михайловиче // Журнал министерства народного просвещения, № 7. 1839

© текст - Тарнава-Боричевский И. П. 1839
© сетевая версия - Strori. 2010
© OCR - Strori. 2010
© дизайн - Войтехович А. 2001
© ЖМНП. 1839