Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ШАХ-МАХМУД ИБН МИРЗА ФАЗИЛ ЧУРАС

ХРОНИКА

ТАРИХ-И ШАХ МАХМУД БЕН МИРЗА ФАЗИЛ ЧОРАС

«История Шах Махмуд бен Мирза Фазил чораса». Автор – Шах Махмуд бен Мирза Фазил чорас (В своем другом сочинении *** он называет себя Мирза Шах Махмуд бен Мирза Фазил чорасом. См. перевод этого сочинения с фарси на старо-уйгурский язык: *** . Рукопись ЛО ИНА АН СССР, В 771, л. 7а) – жил во второй половине XVII в. в Восточном Туркестане, в Яркенде, происходил из одного из могущественнейших могульских племен чорас, принадлежал к высшим аристократическим кругам могульской знати. Его отец, Мирза Фазил чорас, занимал при ханах-чагатаидах Кашагрии высокие военно-административные посты, в частности, был хакимом древнего селения Барчук (*** Рукопись Гос. публ. библиотеки им. В. И. Ленина (Москва), л. 72б). Принимал он участие и в военных предприятиях ханов. В свое сочинение Шах Махмуд чорас включил два автобиографических рассказа отца, один из которых мы приводим: *** [370] *** (Там же, л. 72а). Передаю со [слов] своего отца, который рассказывал: «Был я кошбеги и учбеги бурангара (Кошбеги ***- «бек ставки [войск]», по значению соответствует званию квартирмейстера. Кошбеги не следует путать с кушбеги, имеющим значение «сокольничий», «егермейстер». См.: М. А. Абдураимов. Очерки аграрных отношений в Бухарском ханстве…, стр. 75-81. Учбеги ***- «бек [войск] фланга», где уч – «фланг, крыло войска». Тюркское слово уч «конец» в значении «фланг, крыло войска» употреблялось в глубокой древности, например, в надписи Тонйкука *** . Сравнительно с нами их (войск врага – В.Ю.) два крыла наполовину были многочисленнее. См.: С. Е. Малов. Памятники древнетюркской письменности. Тексты и исследования. М.-Л., 1951, стр. 59, 63, 69. Бурангар *** - монгольское слово, означает «правый фланг, правое крыло войска»). Хазрат Азизан (Хазрат Азизан – Ходжа Мухаммед Йахйа-азиз, третий сын Ходжа-Мухаммед Исхака (Исхак Вали), сына Махмуд-и А’зама. Руководитель секты исхакиййа в Восточном Туркестане, скончался в возрасте 63 лет в 1055 г. х, т.е. в 1645/1646 г. н.э.), вступив в посредничество по делу одного из ра’иййатов, прислал [ко мне] человека. Невежество во мне [однако] одержало верх и я не согласился [с ним]. Это как раз и было причиной того, почему я от преуспеяния пришел в упадок». Этот случай отражает трения и соперничество, имевшие место в то время в Восточном Туркестане между служилой племенной знатью и набиравшей силу и политическое влияние верхушкой черногорской секты исхакиййа суфийского ордена накшабандиййа. Высокомерное третирование аристократом Мирза Фазил чорасом суфийского пира привело его к какому-то жизненному крушению, по-видимому, он был разорен. Второй рассказ отца Шах Махмуд чораса сообщает о значении, случившемся якобы Мирза Фазил чорасу во сне, в результате которого он раскаялся и вступил в число мюридов Ходжа Мухаммад Йахйи (***, л. 72 аб). Последнее, вероятно, нужно понимать как попытку спасти лицо при объяснении фактической капитуляции знатного аристократа перед духовным владыкой.

Мюридом Ходжа Мухаммад Исхака Вали, сына Махдум-и А’зама, был прадед Шах Махмуд чораса, Кутлук Мухаммад-мирза чорас, который вместе со своим братом Мамук-мирзой – одним из первых в г. Аксу – признал святость Исхака Вали и оказал ему содействие в вовлечении населения этого города в число его мюридов. За это Исхак Вали сотворил молитву о даровании братьям детей, после [371] чего у Кутлук Мухаммед-мирза чораса народилось восемь сыновей и четыре дочери, а у Мамук-мирзы – пять сыновей и семь дочерей (Там же, л. 50б; ***, лл. 87а-88а).

О самом Шах Махмуд чорасе есть сообщение в «Хидайат-наме», персоязычном сочинении Мир Хал ад-Дин катиб бен Маулана Кази Шах-Кучика ал-Йарканди: «И еще – Мирза Гази-бек и Мирза Шах Махмуд чорас. Эти два брата были из числа миров времени и из вельможных эмиров Йарканда. Мирза Шах Махмуд был знатоком и чтецом исторических хроник. Он [организовал] два-три маджлиса и сочинил хроники, [посвященные] именам государей Йарканда Абдаллах-хану, Исма’ил-хану, ‘Абд-ар-Рашид-хану и Мухаммад Амин-хану. Был он человеком, пристрастившимся к кокнару. Всю свою жизнь без перерыва провел он в распутстве, и не имел склонности к суфийским книгам, и не признавал суфиев Хазрат Ишана (Хазрат Ишан – Хидайаталлах (Аппак)-ходжа. Правнук Махмуд-и А’зама, предводитель белогорской секты ишкиййа в Вост. Туркестане, в междоусобной борьбе с ханами-чагатаидами и черногорскими ходжами предал интересы давшего приют его отцу и ему уйгурского народа и способствовал установлению власти джунгаров над Восточным Туркестаном. Народная традиция Кашгарии наградила его, однако, чертами национального героя и защитника. Мазар его в Кашгарии до самого последнего времени пользовался громадной популярностью), и постоянно говорил: «Если Хазрат Ишан является наместником преславного господа…, то пусть он избавит нас от [пристрастия к] кокнару…». Однажды он встретился в ханаке с Хазрат Ишаном. Хазрат Ишан между слов об истине суфизма так сказал: «Все кокнаристы сгинут без веры, потому что умрут в самый момент опьянения от кокнара или во время похмелья. Оба эти [состояния] – признаки невежества и заблуждения». Этот заблудший не обрел помощи. Через несколько дней он, напившись этой мерзкой отвратительной скверны – кокнара, опъянел и в разгар лета умер в помещении, в котором была разбрызгана вода и он постоянно спал. Известно [об этом] стало [лишь] через три дня. Тело [его] распухло и начало разлагаться. Зловоние от него распространилось на целое махалла, [чем] жители этого махалла были удивлены. Наконец [его] извлекли из того помещения. Его брат Мирза Гази-бек чорас в те дни уехал на ту сторону реки в вилайет Пусар на охоту. В самый момент паводка, бурного течения реки и волнения паромы не ходили. Отправили [ему] сообщение. Труп его, брошенный до приезда его брата, пролежал еще три-четыре дня» (***, рукопись ИВ АН УзССР, № 1682, лл. 59а-60а. Согласно мусульманским погребальным обрядам, покойник должен быть захоронен в день смерти. В данном случае автор стремится подчеркнуть «позорные» обстоятельства смерти и похорон Шах Махмуд чораса). [372]

Этот отрывок, в котором сквозит неприкрытая ненависть суфия к мирянину, далеко не беспристрастен. Рисуя нравы племенной аристократии, в среде которой были широко распространены алкоголизм и пристрастие к наркотикам, Мир Хал ад-Дин-катиб Йарканди тем не менее допустил натяжку. Шах Махмуд чорас отнюдь не был противником всех суфиев, он только не желал признавать суфиев белогорской секты ишкиййа и пира этой секты Хидайаталлах (Аппак)-ходжу. Он признавал секту исхакиййа и даже посвятил её духовным вождям свое сочинение «Анис ат-талибин» («Друг ищущих истину»). Его в целом неприязненное отношение к ходжам в завуалированной форме известно нам и из его сочинения «История».

Прожил Шах Махмуд чорас, по-видимому, довольно долгую жизнь. Его первое дошедшее до нас сочинение «Анис ат-талибин» было написано около 1049 г.х., т.е. около 1639-1640 г. н.э. (H. Beveridge. The Khojas of Eastern Turkistan. «Journal of the Asiatic Society of Bengal». Vol. LXXI, Part I, №№ 1 and 2, 1902. Calcutta, p. 45. По утверждению О. Ф. Акимушкина, «Анис ат-талибин» было написано через четверть века после «Истории». См.: О. Ф. Акимушкин. Персоязычные источники по истории Восточного Туркестана. «Филология и история тюркских народов» (тезисы докладов). Тюркологическая конференция. АН СССР, ИНА, ЛО; ЛГУ, Восточный факультет. Л., 1967, стр. 50), а «История» - не ранее 1670 г. н.э., так как последняя дата, зафиксированная в хронике – это 11 зу-л-ка’да 1080 г.х., соответствующая 2 апреля 1670 г. н.э. Следовательно, период его творческой жизни, если исходить из этих дат, равнялся минимум тридцати годам. Хроника Шах Махмуд чораса написана ради прославления имени Исма’ил-хана. Между тем, судя по сообщению Мир Хал ад-Дин-катиба Йарканди, у него (Шах Махмуд чораса) были особые хроники, посвященные ханам Абд ар-Рашиду и Мухаммад Амину, которые правили после Исма’ила. Умер он, вероятно, ранее Аппак-ходжи, который скончался в начале месяца раджаба в четверг 1105 г.х., т.е. 4 марта 1694 г. н.э. Если предположить, что Шах Махмуд чорас начал свою литературную деятельность в 25-30 лет, то станет ясным, что он скончался в возрасте 70-80 лет. Точная дата смерти его, однако, не известна так же, как и время его рождения.

Таким образом, перу Шах Махмуд чораса принадлежит, вероятно, не менее пяти сочинений, если сообщение Мир Хал ад-Дин-катиба Йарканди понимать так, что он посвятил каждому из названных ханов особую хронику. До нашего времени дошли только два его сочинения – «История» и «Анис ат-талибин». Другие его труды пока не обнаружены. Писал Шах Махмуд чорас на простом, доступном литературном языке фарси. В. В. Бартольд о языке его «Истории» выразился так: «….Мирза Шах Махмуд чурас написал свою историю на [373] очень плохом персидском языке...» (W. Barthold. Caghatai Literature. В статье «Turks». EI, vol. IV, 1931, p. 917). Приговор В. В. Бартольда, по- видимому, следует признать слишком суровым. Верно, что язык его сочинений простой, но называть его плохим вряд ли будет правильным. Шах Махмуд чорас писал в эпоху, когда в литературный язык начали проникать областные выражения, а общий стиль со времени написания «Бадан' ал-вакаи4» Зайн ад-Дина Васифи претерпел значительные изменения в сторону опрощения.

Источниками для «Истории» Шах Махмуд чораса послужили «Та'рих-и Рашиди» Мирза Мухаммед Хайдар доглата, рассказы его отца, современников и личные впечатления. До времени правления чагатаида Абд ар-Рашид-хана (умер во второй половине XVI в., разные источники сообщают разные даты его смерти) события излагаются по «Та'рих-и Рашиди». Глава об Абд ар-Рашид-хане излагается частично по последнему сочинению, частично — на оригинальном материале. Далее изложение дается оригинальное. Шах Махмуд чорасу, вероятно, не были известны ни «Хафт иклим» Амин Ахмада Рази, ни «Бахр ал-асрар фи манакиб ал-ахйар» Махмуд бен Эмира Вали, сочинения которых также дают оригинальные известия по истории Восточного Туркестана того же времени. Совпадение известий «Истории» со сведениями «Хафт йклим» и «Бахр ал-асрар» говорит о том» что все эти три источника содержат доброкачественный материал, который может послужить прочной основой для исследования освещаемых в этих сочинениях событий. Разногласия в показаниях этих трех авторов сводятся к разной оценке событий, даваемых авторами, несовпадениям в датировках, которые в целом незначительны, и частным деталям. Если в одном сочинении какие-то события освещаются более полно, то в других — более узко. Сопоставление показаний трех источников часто помогает установить истинный характер происходивших событий. В некоторых случаях одно из сочинений может сообщать такие сведения, которые другими не дублируются.

Первая часть «Истории» Шах Махмуд чораса, скомпилированная из «Та'рих-и Рашиди», иногда так излагает события, что она может послужить лучшему пониманию или направлению соответствующего места «Та'рих-и Рашиди», искаженного, вероятно, переписчиками, если не самим Мирза Мухаммад Хайдар доглатом. Так обстоит дело с одним сообщением о казахском хане Касиме: *** (***, л. 29а) «И зимой года девятьсот девятнадцатого (т. е. в 1513-1514 г. н. э. — [374] В. Ю.) Шах Исма'ил ушел в Ирак в поход на Султан Селима Руми, а Касим-хан ради упрочения власти в своих владениях ушел в сторону Аспары». В «Та'рих-и Рашиди» сообщается, что Касим-хан ушел в сторону Убайра-Субайра ***, в котором исследователи видят Сибирь (A History of the Moghuls of Central Asia being the Tarikh-i-Rashidi of Mirza Muhammad Haidar, Dughlat..., p. 282). В некоторых источниках она известна под названием Ибир-Сибир. Странным являлось такое указание, потому что Касим-хан, кочевавший у Сыр-Дарьи и в горах Семиречья, вдруг на зимовку должен был откочевывать за тысячи километров, в Сибирь. Текст «Истории» Шах Махмуд чораса вносит в этот запутанный вопрос ясность: Касим-хан кочевал зимою недалеко от Сыр-Дарьи в горах Ала-Тау, уходя туда через Аспару. Все становится на свои места, а соответствующее место текста «Та'рих-и Рашиди» приходится признать искаженным.

Свою хронику Шах Махмуд чорас написал по предложению Эрке- бека с целью прославить имя чагатаида Исма'ил-хана. Предки этого Эрке-бека были выходцами из Сайрама на Сыр-Дарье, происходили они из племени арлат. Сам Эрке-бек в течение длительного времени находился на службе джунгарских ханов Сенге и Галдана, занимал на службе у них ответственные посты, ходил походом на русских и чахаров, участвовал в сражениях с ними, ездил во главе джунгарских посольств в Москву (И. Я. Златкин. История Джунгарского ханства (1635-1758). АН СССР, ИНА, изд-во «Наука». М., 1964, стр. 244) и Пекин (***, л. 83б).

По содержанию хроника является последовательным изложением периодов правления могулистанских ханов и ханов Могулии со столицей в Яркенде, а также правления чагатаидов в Чалыше (Карашар), Турфане и Комуле (Хами). Начинается изложение материала с истории чагатаида Султан Йунус-хана (1462-1487 гг.), старшего сына Вайс-хана (убит в 1428 г.), и доводится до года воцарения Исма'ил- хана (1670 г.). Состоит из вступления и ста восемнадцати глав неодинакового объема. По замыслу автора, его хроника, по-видимому, должна была быть как бы продолжением «Та'рих-и Рашиди» и историей его родного племени чорас, подобно тому, как «Та'рих-и Рашиди» — история племени доглат. Однако эти задачи и цели не были сформулированы Шах Махмуд чорасом столь ясно и четко, как это было сделано Мирза Мухаммад Хайдар доглатом. По своему характеру «История» является образцом придворной историографии, а автор — выразителем идеологии могульской племенной феодальной аристократии. Некоторые его высказывания могут быть поняты как критика в адрес верховных правителей со стороны недовольного феодала-вассала. [375] Таковы многочисленные рассказы об изгнании ханами неугодных могульских эмиров и, наоборот, о требованиях, предъявляемых могульскими эмирами к ханам, чтобы они их отпустили в случае несогласия эмиров с действиями ханов. Как и большинство произведений средневековой персоязычной феодальной историографии, «История» Шах Махмуд чораса содержит очень мало известий по социально-экономической истории Могулии и сопредельных стран и народов, почти ничего не говорит о взаимоотношениях масс трудящихся с классом феодалов. Основное содержание хроники — политическая история с подробным описанием действий ханов и прочих правящих лиц.

Свою родину — Восточный Туркестан — Шах Махмуд чорас называет Могулией (См., например: *** «[В период правления Исма'ил-хана и Эрке-бека] страна Могулия стала благоустроенной и процветающей». ***, л. 85а). По-видимому, он первый из авторов нарративных источников употребляет этот термин. Он сообщает много интересных сведений о племени чорас и о его отдельных представителях так же, как и о других племенах. Например, он рассказывает о тяжбе чорасов с бекчиками (канглы), которые принадлежали к правому крылу, из-за первого места, о выступлениях чорасов против Исан-Буга-хана, младшего сына Вайс-хана. Желая подчеркнуть лояльность чорасов в отношении ханов, он говорит, что с того времени они ни с кем из ханов не враждовали. Один из его рассказов является очень любопытным» Описывая поход яркендского войска на Чалыш, он пишет:

*** [376] *** (*** , л. 58а) «Когда Мирза Хайдар чорас и Мирза Хашим байрин и все эмиры осадили крепость Чалыша, Мухаммад Вали-бек, который был из племени чорас, укрепил крепость и организовал оборону. Мухаммад Вали-бек был братом Али-Хайдар-бек чораса. Хайдар-бек послал в крепость человека и выразил желание встретиться с братом. Мирза Мухаммад Вали сказал: «Мирза Хайдар, придите к подножию крепости» а я поднимусь на верх крепостной стены. Там и встретимся». Хайдар-бек с родственниками и близкими пришел к подножию крепости, а Мухаммад Вали-бек, в свою очередь сдержав свое обещание, взошел на верх крепостной стены. После приветствия Хайдар-бек сказал своему брату: «О дорогой брат, мы овладели страной. Ты много терпел лишений на чужбине. Настало время вернуться на исконную родину. Мы можем предоставить вам должность хакима любого рубежа,, что придет вам на ум». Мухаммад Вали-бек так сказал в ответ: «О брат, ты не имеешь стыда, а называешь себя эмиром. Отдаешь дочь Мирза Шариф Хасан барласа Хашим-ходжа Терсаку и еще претендуешь на звание эмир ал-умара. Чем идти туда и получать звание эмира, лучше мне быть нищим в чужой стороне», — и сошел вниз с крепостной стены. Хайдар-бек, пристыженный и смущенный, вернулся и присоединился к Тимур-султану».

В этом рассказе и политическое кредо, и кодекс чести племенной служилой знати могулов. В награду за свою службу они требуют земельных владений и высоких должностей, занятие которых гарантирует им доход и реальную власть. Нарушение идеальных взаимоотношений сюзерена и вассалов приводит к неудовольствию вассалов и их протесту. Возмущенные попранием их чести, они уходят служить к другим покровителям. Мирза Мухаммад Вали возмущен тем, что дочь знатного могула отдают замуж за ходжу. По его понятиям, это большое бесчестие. Между тем его брат Мирза Хайдар чорас в отношении брачных традиций «степных рыцарей» проявляет значительную уступчивость, вынужденный считаться с реальной расстановкой сил. Эти два бека из племени чорас выступают как представители двух разных тенденций в развитии могульского общества: один является хранителем «благородной седой старины», другой — представитель нового направления знати, которая вступила на путь сотрудничества а могущественной клерикальной верхушкой, закрепляя его матримониальными узами. Контекст «Истории» Шах Махмуд чораса позволяет установить, что высказывания Мирза Мухаммад Вали в [377] значительной мере созвучны настроениям и взглядам автора хроники, в сочинении которого сквозит горечь по поводу разрушения традиционных форм взаимоотношений иерархической верхушки могулов и слышится скорбь относительно падения нравов.

Как источник по истории казахского народа, хроника Шах Махмуд чораса в значительной мере может быть охарактеризована теми же словами, что и «Бахр ал-асрар» Махмуд бен Эмира Вали (см. статью о Махмуд бен Эмире Вали в настоящем сборнике). Сведения Шах Махмуд чораса во многом совпадают с сообщениями Махмуд бен Эмира Вали, однако, будучи независимыми, также являются ценным первоисточником по истории казахско-могульских отношений. Если «Бахр ал-асрар» доводит изложения событий только до последних лет первой половины XVII в., то «История» Шах Махмуд чораса .завершается описанием событий 1670 г. Специально должно быть отмечено лаконичное упоминание об участии казахского Тауке (Таваккул)- хана (умер в 1598 г.) в политических делах могульского государства в Чалыше и Турфане: позиция Тевеккель-хана была определяющей в решении вопроса, кому быть на троне этого владения. Это указание открывает совершенно новый аспект в дипломатической и военной деятельности этого хана, который хорошо известен по персидско-таджикским, тюркским и русским историческим материалам. Если до сих пор мы знали Тевеккеля по его дипломатическим связям с Россией и Средней Азией, по его военно-политической деятельности в государстве шайбанида Абдаллах-хана II и в казахских владениях в Семиречье, то теперь выясняется, что его внешнеполитические связи простирались и в противоположном направлении, в направлении Восточного Туркестана. Деятельность его брата Есим-хана в Восточном Туркестане, его перекочевка на территорию Чалыша и Турфана, соправление в этой стране и участие в междоусобных могульских войнах, также получившие отражение в «Истории» Шах Махмуд чораса, по-видимому, были подготовлены предшествующей деятельностью Тевеккель-хана.

«История» Шах Махмуд чораса — фактически еще не использованный источник, хотя она и является важным памятником не только для изучения истории народов Восточного Туркестана, но и для Киргизии, Казахстана, Средней Азии, Джунгарского ханства.

Впервые сведения об одном из списков «Истории» Шах Махмуд чораса опубликовал А. З. Валидов, обнаруживший его в 1913 г. в Ташкенте в частном собрании рукописей Баки-Джанбая. Вместе с краткими сведениями об этом источнике он опубликовал список всех глав этого памятника (А. З. Валидов. Некоторые данные по истории Ферганы XVIII столетия, ПТКЛА, г. двадцатый (11 декабря 1914 г. — 11 декабря 1915 г.). Ташкент, 1915, стр. 68, прим. 3; Он же. Восточные рукописи в Ферганской области, ЗВО ИРАО, т. XXII, вып. III-IV. Петроград, 1915, стр. 313-319). Один из списков хроники Шах Махмуд чораса обнаружил в 1916 г. в Хотане у Айса-кази Нуширван Яушев, [378] который опубликовал на татарском языке несколько главе из неё в пересказе и краткие сведения о списке, у которого недоставало конца (*** Приложение к газете «Вакт» №2057; *** Приложение к газете «Вакт» №№ 2103, 2111, 2120 (на татар. яз.). В настоящее время известны два списка этого сочинения: один, полный, на языке фарси, хранится в Государственной публичной библиотеке им. В.И. Ленина в Москве, из которого публикуются извлечения в данном сборнике, и второй – перевод этого сочинения на старо-уйгурский язык с элементами кашгарского диалекта, который хранится в ИВ АН УзССР под номером 7585 под условным названием *** «История ханов Алтышара. Автор – Шах Махмуд, сын Мирза Фазила». Последний список не имеет конца и обрывается на главе «О том, как Шуджа ад-Дин Ахмад-хан послал войско на своего великого дядю Абд ар-Рахим-хана», которая в списке является семьдесят седьмой.

Два отрывка из «Истории» Шах Махмуд чораса по рукописи Салеева опубликовал в переводе-пересказе С.Д. Асфендиаров: первый – о посылке Султан Са’ид-ханом своего сына Абд ар-Рашид-султана в Могулистан, второй – о походе Абд ар-Рашид-хана на Хакк-Назар-хана, после того как последний разгромил сына Абд ар-Рашид-хана Абд ал-Латиф-султана («Прошлое Казахстана в источниках и материалах». Сб. I, стр. 100-101). Последний отрывок заимствован в «Историю» из «Та’рих-и Рашиди» (см. перевод извлечений из «Та’рих-и Рашиди» в настоящем сборнике), поэтому он нами сейчас опущен. «Историю» Шах Махмуд чораса использовал в своих работах В.В. Бартольд, К.И. Петров и некоторые другие исследователи.

До наших дней дошли также два списка «Анис ат-талибин» другого сочинения Шах Махмуд чораса. Один из них на фарси хранится в Oxford Indian Institute под номером 294 (H. Beveridge. Op. cit., p. 45). Второй представляет перевод этого сочинения на староуйгурский язык с элементами кашгарского диалекта и хранится в рукописном фонде ЛО ИНА АН СССР под шифром В 771. Перевод имеет название *** «Рафик ат-талибин» (Товарищ ищущих [истин]») (ОУР, стр. 179). [379]


|47а| О ЗАВЕРШЕНИИ ДЕЛА АБД АЛ-ЛАТИФ-СУЛТАНА И ПОХОД АБД АР-РАШИД-ХАНА С ВОЙСКОМ РАДИ ТРЕБОВАНИЯ КРОВИ СВОЕГО ЛЮБИМОГО СЫНА АБД АЛ-ЛАТИФ-СУЛТАНА

Когда страна утвердилась за ханом, Абд ал-Латиф-султан поселился в Аксу. Был он царевичем храбрым и отважным и достаточно прочно овладел Могулистаном. Казахи и киргизы не могли [уже больше] находиться в Могулистане. В конце концов, Абд ал-Латиф-султан совершил набег на Хакк-Назар-хан казаха и захватил много пленных и добычи. Хакк-Назар-хан собрал казахов и киргизов и выступил в погоню. Султан, не ведая о .врагах, .предался удовольствиям и развлечениям, fa] Хакк-Назар-хан и шесть других тора пришли следом за ним.

Тохтамыш Йирук, [который] был из племени балыкчи [и который] находился в охранении, обнаружил врага, но не донес [об этом] султану, а бежал и ушел прочь. Войско казахов и киргизов в полночь совершило нападение на султана и разгромило его войско. Опасно раненного султана доставили к Хакк-Назар-хану. Хакк-Назар-хан оказал [ему] почет и уважение, [но] Абд ал-Латиф-султан из этого тленного мира [тогда же] перешел в сады вечности.

/47б/ Известие о кончине Абд ал-Латиф-султана достигло хана.

Хан и ханим 1 держа траур, привезли тело султана и погребли его в Алтуне 2 в ногах его деда Султан Са'ид-хана.

Хазрат Ходжа Мухаммад Шариф — да святится тайна его — в то время был занят наставлением нетвердых [в вере] на путь истины. Абд ар-Рашид-хан воззвал к Хазрат Ходже и просил [у него] помощи, и изложил [ему] существо дела. Хазрат Ходжа, сжалившись над положением хана, поспешил в сопровождении хана на поклонение к святым прошлого. Они отправились к светозарному мазару султана, сына султана, хакана, сына хакана, то есть Султан Сатук-Богра-хана. Он [Ходжа Мухаммад Шариф] просил Великого Султана о поддержке и дал хану разрешение на поход.

Хан собрал большое войско и отправился на киргизов и казахов. Хазрат Ходжа занялся поклонением великим и прибыл в Йаркенд.

[Хан] за врагом прошел трехмесячный путь. На Эмиле он настиг Хакк-Назар-хана.

Хакк-Назар-хан и другие тора и люди киргизов укрепились [380] в одном неприступном месте. Осада затянулась. Однажды хан впереди всех погнал [своего] коня (на врага]. Все войско вдруг погнало коней. Благодаря полному старанию они разгромили Хакк-Назарчхана. Хакк-Назар-хан и другие тора попали в плен и были убиты. И киргизские эмиры также попали в плен. Хан три дня простоял на Эмиле я с победой и одолением вернулся к месту пребывания своего господина. Он привез с собой в Йаркенд семь бунчуков и знамен тора из рода Джучи. Они-то и суть семь бунчуков и знамен. Государи казахов до сего времени не имеют знамен.

Йунус-хан разгромил в Кара-Токае Бурудж-оглана. До этой даты между шайбанидами и казахами [с одной стороны] и могулами [с другой] происходило много сражений. Большей частью побеждали шайбаниды и казахи, а могулы никогда не одерживали победу над шайбанидами и казахами. Но Абд ар-Рашид-хан нанес большое поражение войскам шайбанидов, {также как] и казахов и киргизов. Влияние этой победы сказывается до сих пор.

|55 а| О НАЧАЛЕ ПОЛОЖЕНИЯ ХАЗРАТ АБД АР-РАХИМ-ХАНА - ДА СДЕЛАЕТ АЛЛАХ ЛУЧЕЗАРНЫМ БЛЕСК ЕГО

Так, передают, что он был последним сыном Абд ар-Рашид- хана. Мухаммад-хан отправил [его] совместно с Мирза Шахом 3 в сторону Чалыша и Турфана для правления в той стране. В то время в тех городах Худабанда-султан, сын Курайш-султана, захватил при поддержке Тауке-хан 4 «казаха Чалыш и Турфан.

Когда Абд ар-Рахим-хан и Мирза Шах подошли к Турфану, Худабанда-султан попросил помощи у калмаков, и калмаки пришли для оказания ему поддержки, и эти самые калмаки передали Худабанда-султана Абд ар-Рахим-хану и Мирза Шаху, и Мирза Шах забрал Худабанда-султана и привез в Йаркенд. И Абд ар- Рахим-хан независимо утвердился на правлении Чалыша и Турфана.

|60а| О ТОМ, КАК ШУДЖА 'АД-ДИН АХМАД-ХАН ПОСЛАЛ ВОЙСКО НА СВОЕГО ВЕЛИКОГО ДЯДЮ АБД АР-РАХИМ-ХАНА

Так, передают, что когда Тимур-султан перешел из бренного дома во дворец вечности, то опасение и грусть овладели благородной персоной Шуджа 'ад-Дин Ахмад-хана. [Он] созвал совет своих эмиров. Эмиры дали такой совет: «Если мы не пойдем походом в сторону Чалыша и Турфана, то Абд ар-Рахим-хан — [381] го сударь могущественный, и отважный, и добродетельный, и справедливый, : — возможно, победит». Проявив полное старание, они собрали войско.

По той причине, что в предыдущем году Мирза Абугур 5 ходил [походом и] потерпел поражение, [и так как во время этого похода] умер Тимур-султан, у Шуджа' ад-Дин Ахмад-хана как будто сломались руки.

Он устроил войско, навел порядок [и] послал из Йаркенда тысячу человек. Во главе его был Мирза Назар-Мухаммад чорас. Мирза Мухаммад Йусуф-бек взял войско Хотана и [также] выступил [за ним]. Они прибыли в Аксу.

Улук-Мирза Хашим-бек и Мирза Хашим чорас 6 взяли людей Аксу и Уча и выступили в сторону Чалыша и Турфана, и прибыли в Корлу 7.

Хазрат Абд ар-Рахим-хан, получив [об этом] известие, привел в порядок [свое] войско и преградил им путь. Между ними произошло сражение. Искандар-султан казах 8 был при Абд ар- Рахим-хане. Он сказал хану: «О владыка мира, произошло тяжелое сражение. Наступил трудный момент. Отправьте со мной сорок витязей, я пойду и прегражу врагу путь. Если мы останемся живы, то пожертвуем свои души за твое счастье». Искандар- султан и сорок вооруженных человек по собственному желанию выступили вместе и преградили врагу путь.

Искандар-султан, сын Худабанда-султана, находился среди эмиров Шуджа' ад-Дин Ахмад-хана. Большая часть спутников Искандар-султана казаха упала на землю, пораженная ружейными пулями. Абд ар-Рахим-хан все время порывался предпринять атаку, [но] Мухаммад Вали-бак чорас удерживал его. Когда Искандар-султан казах, пораженный ружейной пулей, свалился [с коня], Мухаммад Вали-беж сказал: «О мой падишах, на этот раз [пришло] время взять [в руки] знамя и горн и атаковать». В руках у Хазрат Абд ар-Рахим-хана были четки. Он бросил их за пазуху и направился в сторону противника. Все вдруг бросились в атаку. Поражение выпало на долю эмиров Шуджа' ад-Дин Ахмад-хана. Разгромленные эмиры в сопровождении Искандар-султана пришли на службу хана. Искандар-султан казах в том бою был убит. Шуджа' ад-Дин Ахмад-хан утешил эмиров, послал Искандар-султана в Аксу и вручил поводья власти в руки Мирза Хашим-бека. [382]

|65а| О НЕКОТОРЫХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ [ХАНСТВОВАНИЯ] АБД АР-РАХИМ-ХАНА, И ПОХОДЕ ХАНА НА КУСАН И АКСУ, И ВОЗВРАЩЕНИИ ХАНА БЕЗ ДОСТИЖЕНИЯ ЦЕЛИ, И ЗАХВАТЕ АБУ-Л-ХАДИ МЕКРИТОМ АБДАЛЛАХ-ХАНА

Некоторые из заслуживающих доверия лиц так передают, что Хазрат Абд ар-Рахим-хан во время Мухаммад-хана по традиции, [идущей от] Мансур-хана, утвердился на правлении Чалыша и Турфана. Славные храбрецы и могущественные мубаризы 9 были без числа и счета на службе хана [и среди них] подобные великим эмирам Мирза Мухаммад-Вали чорасу, Мирза Йунус чорасу, Шахйари-беку, Араб-беку, Мирза Фируз доглату, Мирза Тулак доглату, Шах Тахир-Шаху, Мирза Насир чорасу, Мирза Мухаммад-Шах-мирзаке, Ходжа Си-бахадуру, Мирзакули-беку и Абд ал-Каххар-беку.

Войско хана в то время достигло числа около сорока тысяч. Устроив [его, он] отправился в сторону Кусана и Аксу.

Мирза Абу-л-Хади был хакимом селения Кусан. Хан осадил крепость Кусана. Мирза Абу-л-Хади укрепился, посла л к хану человека и написал письмо: «Мы старинные рабы Хазрат Ханим 10, но, боясь хана, на аудиенцию не приходам. Пришлите в крепость Абдаллах-хана, и я, ничтожный слуга, посажу царевича [себе] на шею и займусь приготовлениями к аудиенции у хана». Абд ар-Рахим-хан запросил совета у столпов государства. Некоторые сказали: «Посылка Абдаллах-хана к Мирзе Абу-л- Хади нежелательна». Некоторые посылку считали положительным делом. В конце концов, Абдаллах-хана послали к Мирза Абу-л-Хади.

/65б/ У бога просил, и то не выходило, а тут [Мирза Абу-л-Хади без какого-либо труда вдруг] достиг своей цли. Он взял Абдаллах- хана и воссел [на трон правления, но] на аудиенцию к хану не явился.

Хан прошел через селение Кусан, и все столпы государства, вельможи страны, и великие, и благородные пришли на Аксу. Люди Аксу укрепились в своих крепостях. Осадили крепость Аксу. Араб-бек совершил нападение на ворота. Мубаризы Аксу схватили Араб-бека. Спутников бека хан благополучно увел. Владения Аксу и Уча хану не покорились, и хан вновь вернулся в свое место.

Когда Шах Шуджа' ад-Дин Ахмад-хан скончался, Абд ар- Рахим-хан снова двинулся на Аксу и Уч. На этот раз он также вернулся без достижения цели.

Ашим-хан, сын Шигай-хан казаха, пришел из Ташкента к Абд ар-Рахим-хану и стал [его] мулазимом. Хан оказал ему достаточное уважение и почет и пошел походом на Аксу. [383]

Мирза Абу-л-Хади выслал хану подобающие дары, [но] сам из крепости не вышел. С крепостной стены он показал хану Абдаллах-хана.

Хан поневоле прошел через Кусан и достиг селения Бай: Хакимом Бая был Субханкули-бек. В безвыходном положении он взял людей Бая и явился на аудиенцию к хану. Хан проявил [по отношению к ним] царственную ласку.

Хан и Ашим-хан пришли на Аксу. Вельможи страны Мирза Малик Касим-бек, Мирза Али Мардан-бек, Мирза Мансур и его сыновья (из Йаркенда на помощь в Аксу пришли Мирза Курбан- бек, Мирза Кара бахадур и Мирза Латиф) подготовили вооружение и снаряжение, укрепили крепости Аксу [и тем самым] занялись [приготовлениями к] войне. Абд ар-Рахим-хан остановился в Йар-Баши 11, [а] Ишим-хан остановился в Савук-Булаке 12. Осада затянулась. Люди Кум-Баша 13, Арала 14 и Ак-Йара пришли на Абд ар-Рахим-хана. Произошел жестокий бой.

Мирза Тимур чорас, его братья — Мирза Мухаммад-Амин-бек чорас, Мирза Тулак чорас, Мирза Талиб чорас — Ходжа Мухаммад-Баки» туман, Гази-бахадур байрин и группа других вышли из крепости Аксу и обратили лицо на врага. Со стороны Абд ар-Рахим-хана вступили в бой и сражение Мирза Хашим, Мирза Шамси, Мирза Абд ар-Рахман ордабеги, Ходжа Си-бахадур и группа других. Мирза Абд ар-Рахман убил Мирза Тимура. Мирза Талиб стал пленником. Поражение выпало на [долю] эмиров Абд ал-Латиф-хана. Мирза Талиба Абд ар-Рахим-хан вернул в Аксу. Осада затянулась на три месяца.

Доброжелатели Абд ал-Латиф-хана, такие как Мирза Али Мардан ордабеги, Мирза Малик-Касим байрин, его брат Мирза Бек Касим, Мирза Мас'уди, Мирза Курбан чорас и Мирза Латиф чорас, объединились и послали человека к Абд ал-Латиф-хану, чтобы [тот] сообщил хану о положении людей [Аксу].

Человек эмиров прибыл к дверям аудиенции и доложил Абд ал-Латиф-хану о положении людей [Аксу]. Абд ал-Латиф-хан устроил совет со столпами государства и вельможами страны. Было решено на том, что хан и Хазрат Азизан 15 отправятся в сторону Аксу. Хан собрал многочисленное войско, повел его в сторону Аксу и переход за переходом достиг Йанги-Арыка 16 и остановился [там].

[Когда] Абд ар-Рахим-хан получил известие о [приближении] Абд ал-Латиф-хана, [то он] вознамерился вернуться. Ишим- хан заявил хану: «Будет лучше, если мы с этим войском, [а оно] у нас устроено, /66а/ и нет у нас ;в войске недостатков, и среди войска много славных мубаризов, один раз выступим против Абд [384] ал-Латиф-хана». Абд ар-Рахим-хан в ответ сказал: «Говорят, что Абд ал-Латиф-хан — [юноша] прекрасной внешности и имеет сложение пери 17. Люди от одного [его] взгляда жертвуют ему свою сладкую душу. И еще, войско Йаркенда и Кашгара беспредельно и бесподобно. Сражение с ним будет [делом] далеким от осторожности и прозорливости». Ишим-хан сдался, [и они] вернулись.

Достигнув границы Бая, они остановились. Субханкули-бек бежал от Абд ар-Рахим-хана и укрылся в одной крепости. Прошли через Бай и достигли крепости Кусан. Мирза Абу-л-Хадя вновь засел [в крепости], закрыв ворота. Абд ар-Рахим-хан и Ишим-хан перешли границу Кусана и (Вернулись в столицу Чалыша и Турфана.

Абд ал-Латиф-хан дошел до селения Бай, обласкал людей, назначил Мирза Али-Мардан-бека хакимом Аксу и вернулся к месту [своего] правления. А впрочем Аллах лучше ведает.

/66б/ О НАЧАЛЕ ПОЛОЖЕНИЯ СУЛТАН-МАХМУД-ХАНА, СЫНА ЗИЙА-ВАД-ДИН АХМАД-СУЛТАНА, И О ЗАВЕРШЕНИИ [ДЕЛ] АБД АЛ-ЛАТИФ-ХАНА, О СРОКЕ [ЕГО] ЦАРСТВОВАНИЯ И СРОКЕ ЕГО ЖИЗНИ

От некоторых из заслуживающих доверия лиц так передано и сообщено, [что] из Ташкента пришел сын Турсун-хана 18. Он был племянником [по брату] Ханим. У Мирза Курбана отобрали должность хакима Кашгара и отдали ему. Люди Кашгара прогнали султана. Абд ал-Латиф-хан послал на должность эмира Кашгара своего племянника [по брату] Султан Махмуд-хана, сына Тимур-султана. Должность хакима того нахийе19 передал Мирза Курбан чорасу.

Абд ал-Латиф-хан независимо правил [в течение] двенадцати лет [в пределах] от селения Кусан до границы Бадахшана. Жил двадцать шесть лет. Великие и ученые, [известные] в те дни, — [это] Ахунд Молла Мурад, Ахунд Ходжа, Кази Наджм ад-Дин и Да'и ал-Марвази. Люди были очень опечалены смертью Абд ал- Латиф-хана и [очень] сожалели, а впрочем Аллах лучше ведает.

|75а| О ПОЕЗДКЕ АБДАЛЛАХ-ХАНА В ГОРЫ ШАХНАЗА 20, ПРИБЫТИИ [ТУДА] ЙОЛБАРС-ХАНА, ВОЗВРАЩЕНИИ [ХАНА] В СВОЮ СТОЛИЦУ И О ТЕХ СОБЫТИЯХ, КОТОРЫЕ В ТО ВРЕМЯ ПРОИЗОШЛИ

Изложение этого события таково. [Однажды] хан отправился на прогулку в сторону Там-Кара 21. Эмиры бурангара остановились в местности Чамалун 22. Хан был в Кызыле 23. В таком расположении духа переход за переходом они прибыли в [385] Там-Кара. Хан остановился в доме Шахбаз-бека. Бек организовал пышный маджлис.

Йолбарс-хан 24 пришел и явился на аудиенцию. До отъезда хана Йолбарс-хан приготовил все необходимое для маджлиса и привез в ту местность. Он пригласил хана. Состоялась торжественная беседа. Вcем великим 25 и эмирам он преподнес платье. Хан осыпал своего сына непередаваемыми милостями и дарами и дал позволение вернуться, [a] сам пришел в Йаркенд.

Шахбаз-бек в том году скончался от водянки. Он прожил пятьдесят один год, правил шесть лет. Останки бека отправили в Кашгар. Управление Йаркенда было пожаловано в союргал Мумин-султану. Султан-Гази — дед Мухаммад Мумин-султана — во времена Абд ал-Карим-хана ушел из [племени] катаган и пришел с четырьмя сыновьями: Умар-султаном, Иекандар-султаном, Мухаммад Амин-султаном, Барак-султаном. Абд ал-Карим-хан пожаловал [ему] в союргал управление Каргалыком 26.

Одним словом, Мухаммад Мумин-султан был столпом государства Абдаллах-хана. В то время Мухаммад Латиф-бек прислал из Керии сообщение, что калмаки совершили набег на Керию 27. Хан в опьянении сел на коня, [он] Мухаммад Мумин-султан убедил хана отказаться от похода и сам вместе с эмирами и войском /75б/ выступил в поход. Шах-бек присоединился [к нему, прибыв] из Хотана, и они пошли дальше вместе с эмирами и войском из Хотана. Мухаммад Латиф-бек повел [их и они] проследовали до местности Черчен 28, но калмаков не нашли, вернулись и пришли [в Йаркенд]. Хан преподнес войску дары.

В то время от Джахангир-хана 29 пришел посол по имени Йунус-ходжа из потомков Шайх Хаванд Тахура 30. С этой стороны послали Суфи-ходжу, сына Ходжа Сейид Мухаммад-халифы 31, — да пребудет над ним милость {Аллаха]. Джахангир-хан вместе с Суфи-ходжой послал своего сына Тауке-султана. Хан обласкал его царскими милостями и монаршей благосклонностью и отправил вместе с ним Кочкар-бека. Джахангир-хан в то время убил Ахунд Молла Йа'куба и Вафа-ходжу, сына Ходжа Джан-ходжи 32, — да пребудут над ними обоими милость и прощение [Аллаха. Джахангир-хан] послал к хану с Кочкар-беком своего старшего сына Абак-султана. Йолбарс-хану послал свою дочь. [Абдаллах-хан] отличил Абак-султана дарами и милостями и отпустил. Так как Йунус-ходжа пожелал [поселиться] в этой стране, [то Абдаллах-хан]передал ему должность кази Хотана. Там он [и] сконч(ался.

Хан во время Мухаммад Мумин-султана 33 бросил пить спиртные напитки и также отдалил [от себя] любителей выпивать.


Комментарии

1. Имеется в виду старшая жена 'Абд ар-Рашид-хана Чучук-ханим, дочь Адик-султан казаха и Султан Нигар-ханим — сестры Султан Ахмад-хана (Алача-хана).

2. Алтун — усыпальница могульских ханов в окрестностях Яркенда (Валиханов. Соч., т. II, стр. 295).

3. Мирза Шах — хаким Яркенда при Мухаммад-хане.

4. Тауке-хан — он же Таваккул, казахский хан, сын Шигай-хана.

5. Мирза Абугур — могульский бек из племени сагрычи, один из приближенных Шах Шуджа' ад-Дин Ахмад-хана, занимал должности аталыка при Афак-хане в Кашгаре, хакима Хотана и т. д.; убит при 'Абд ал-Латиф-хане Мирза Актуром и Мирза Хосровом.

6. Названные лица — могульские беки на службе Шах Шуджа’ ад-Дин Ахмад-хана.

7. Корла — город Курля в Восточном Туркестане, примерно в 20 км на юго-запад от озера Баграш-Куль.

8. Искандар-султан казах — сын Султана Гази. См. о нем сведения на л. 75а «Тарих»а Шах Махмуд чораса.

9. Мубариз (араб.) — витязь, богатырь; воин, способный вести бой в одиночку.

10. То есть Чучук-ханим.

11. Йар-Баши — селение и местность в Восточном Туркестане, на дороге из Аксу в Кашгар, примерно в 15 — 20 верстах юго-восточнее Аксу. Названы так «по причине высокого (от 10-12 сажен) лёссового обрыва, который резко ограничивает здесь культурную долину Аксуйской реки и, вероятно, некогда служил ее берегом. Восточнее указанного обрыва расстилается высокая равнина, совершенно бесплодная» (Пржевальский. От Кяхты на истоки Желтой реки..., стр. 485).

12. Савук-Булак: селение под Аксу.

13. Кум-Баш — селение в окрестностях г. Аксу в Восточном Туркестане.

14. Арал — селение в Восточном Туркестане в 10 верстах к востоку от Бая по дороге в Кучу.

15. Хазрат Азизан — Ходжа Мухаммад Йахйа, третий сын Ходжа Мухаммад Исхака — основателя секты черногорцев, внук Махдум-и А'зама, духовный наставник ханов Кашгарии.

16. Йанги-Арык — селение в Восточном Туркестане, к западу от Аксу, на дороге из Аксу в Кашгар.

17. Пери. — В иранской мифологии пери — добрые духи женского рода, обладавшие обольстительной наружностью. Бывали и злые пери, но обычно они считались благодетелями людей и животных. Их представляли «в виде женских существ необыкновенной красоты», от них исходило такое ослепительное сияние, «что человек не выносил его» (Брагинский. Из истории таджикской народной поэзии, стр. 119; Фирдоуси. Шахнаме, т. I, стр. 613).

18. Турсун-хан — казахский хан, «родовое происхождение которого до сего времени остается еще не вполне выясненным, но который, несомненно, принадлежал к линии ханов Большой, или Старшей, орды». Убит в 1627 или 1628 г. ханом Ишимом, в результате чего владение Турсун-хана — г. Ташкент — перешло в руки Ишим-хана (Чулошников. Очерки по истории Казак-Киргизского народа, стр. 151, 153)

19. Нахийе (араб.) — район, округ; единица административного деления менее вилайета.

20. Горы Шахназ — название (Шахназ) реки, долины, гор и перевала в горах к западу от Кашгара на пути в Бадахшан (The Tarikh-i Rashidi, p. 296).

21. Там-Кара — селение к западу от дороги из Кашгара в Яркенд.

22. Чамалун — небольшое (35 дворов) селение в Восточном Туркестане, несколько к востоку от дороги между Йанги-Хисаром и Яркендом, между селениями Калпун и Кызыл (Григорьев. Восточный, или Китайский Туркестан, стр. 481; I. — L. Dutreuil de Rhins. Mission scientifique, p. III, p. 216).

23. Кызыл — селение в Кашгарии, на дороге из Яркенда в Йанги-Хисар, в 75 км на северо-запад от Яркенда (I. — L. Dutreuil de Rhins. Mission scientifique, p. III, p. 216).

24. Йолбарс-хан — чагатаид, сын 'Абдаллах-хана, с титулом хана правил Кашгаром при жизни своего отца, затем был изгнан 'Абдаллах-ханом, ушел к джунгарам и вел борьбу против отца.

25. Термин «великие» в тексте «Та'рих»а Шах Махмуд бен Мирза Фазил чораса постоянно противопоставляется термину «эмиры» и обозначает духовных и прочих лиц, не обязанных военной службой.

26. Каргалык — селение в Восточном Туркестане, примерно в 60 верстах юго-восточнее Яркенда, на пути из Яркенда в Хотан.

27. Керия — крупное селение в Восточном Туркестане, к востоку от Хотана, в 145 км на большой дороге.

28. Черчен — селение в Восточном Туркестане, к северу от гор Куэн-Лунь, в юго-восточном углу пустыни Такла-Макан.

29. Джахангир-хан — сын и наследник казахского хана Ишкма (Есима); его преемником был его сын — знаменитый Тауке-хан (1680-1718), упоминаемый ниже под именем Тауке-султана. Вся жизнь Джахангир-хана прошла в борьбе с джунгарами. По-видимому, и описываемые здесь посольства имели целью организацию союза с ханами Восточного Туркестана против джунгаров.

30. Шайх Хаванд-Тахур — известный среднеазиатский шейх, «по имени которого называется одна из самых значительных частей туземного Ташкента (в просторечии «Шейхантаурская»), где имеется обширная, наиболее чтимая и богатая, мечеть с его мавзолеем; был старшим сыном весьма известного в Ташкентском округе шейха 'Омара Багистанского. Последний происходил из таджикского селения Багистан, доныне существующего в горах на левом берегу Чирчика, верстах в ста на северо-восток от Ташкента; шейх 'Омар считался через шестнадцать поколений потомком Абдуллы, сына халифа Омара, и был ближайшим предком с материнской стороны высокочтимого в Средней Азии мистика Ходжа Ахрара. Духовным наставником 'Омара Багистанского был шейх Хасан Булгарский (происходивший, впрочем, из Азербайджана), на которого высшая суфийская благодать преемственно передалась через длинный ряд различных шейхов, от самого пророка». «Хавенд-Тахур воспитывался под ближайшим руководством своего отца и благодаря ему в науках внешних и сокровенных достиг самых высоких ступеней». Умер Шайх Хаванд-Тахур, по одним сведениям, в 761 г. х. (1359/1360 г. н. э.), по другим — в 756 г. х. (1355 г. н. э.) (Семенов. Ташкентский шейх Хавенд-Тахур («Шейх-Антаур») и приписываемый ему «кулях». ПТКЛА, г. двадцатый (11 декабря 1914 г. — 11 декабря 1915 г.). Ташкент, 1915, стр. 25-31).

31. Ходжа Сейид Мухаммад-Халифа — Халифа Ходжа Мухаммада Йахйи, сын Шутур-халифы, крупный деятель суфийского ордена накшбандиййа в Кашгарии, современник Абдаллах-хана.

32. Ходжа Джан-ходжа — сын Ходжа Мухаммад Йахйи, третьего сына Ходжа Мухаммад Исхака.

33. Мухаммад-султан — Мухаммад Мумин-султан.

(пер. В. П. Юдина)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории казахских ханств XV-XVIII веков. (Извлечения из персидских и тюркских сочинений). Алма-Ата. Наука. 1969

© текст - Юдин В. П. 1969
© сетевая версия - Тhietmar. 2011
© OCR - Парунин А. 2011
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1969