Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

С. М. БРОНЕВСКИЙ

ИСТОРИЧЕСКИЯ ВЫПИСКИ

о сношениях России с Персиею, Грузиею и вообще с горскими народами, в Кавказе обитающими, со времен Ивана Васильевича доныне

/л. 78/ Епоха II.

От похода императора Петра Великаго в Персию до заложения Моздока

Приступая к важнейшей Епохе отношений российскаго двора с Персиею и вообще с народами, в Кавказе обитающими, нужно узнать прежде не токмо предлоги и поводы, убедившие государя Петра Великаго предпринять поход на Персию, но истинныя причины, составлявшия существо великих полезных и творческаго духа его достойных предначертаний. Известно, что в 14 и 15 столетиях геноузцы и венециане производили главный торг с востоком чрез Астрахань и город Тан /л. 78 об./ или Танаис на устье реки нынешняго Дона лежащий. Венецианский посланник Контарени, в 1475 году на возвратном пути его из Персии проезжавший чрез Астрахань, подает о тогдашней торговле сего города выгодное понятие. Под тем же годом у летописцев наших упоминается о черкаском городе Тюмене (Господин Сайманов, отличный службою своею офицер и писатель достойный уважения, полагает, что после покарения черкес город Тюмень переименован в Терки, хотя доказательств на сие не видно, но показание его кажется быть вероятным. Поелику же Тюмень или Терки затоплен морем около 1730 года, то изыскания и селения посему предмету были бы совершенно безполезны), что 40 человек устюжских купцов, ехавших с товарами в Тюмень, убиты были на дороге казанскими татарами 1. /л. 79./

Страбон утвреждает, что при Птоломеях троговля индейская производилась чрез Чермное море в Александрию, и что римляне продолжали троговать тем же путем. Птоломей Филанделоф открыл первый сию дорогу, которая простиралась вверх по Нилу водою до Контога или Кана, оттуда сухим путем на верблюдах до Берницы или Казаира, а там вдоль залива до Индии и до Тапробана (Полагают, что древние разумели под названием Тапробон остров Цейлон или Суматру), потом сей путь переменился, и проложен был новый от реки Индуса чрез Бакриану, реку Оксус, Каспийское море, Астрахань, Волгу, Тан или Танаис и в море Мажурское (Азовское), куда приезжали за пряными /л. 79 об./ кореньями венециане. После того при египетских судонах 2 обратились опять на старую дорогу чрез Барут и Александрию, но, когда португальцы открыли ход около мыса Доброй Надежды, торговля индейская получила добрый путь в Европу, прежде в Лиссабон, потом в Антверпен, и, наконец, в Амстердам. [63]

Как скоро неутомимые англичане нашли путь к Архангельску (Тогда еще был там только известен монастырь Святаго Николая) и познакомились с Россией, то обратили внимание свое на троговлю с Азиею чрез Каспийское море, и начались дружеския сношения между королевой Елизаветою и царем Иваном Васильевичем. В 1556 году английский купец Антон Енкинсон /л. 80/ отправлен был от российского двора в виде посланника чрез Каспийское море в Бухарию, не нашедши сию торговлю выгодною, устремились они на Персию и учредили свою факторию в Шемахе. Но разбои донских казаков, производимые по Каспийскому, и затруднения, встретившияся им в Персии, после последняго покушения их в 1580 году при Христофоре Бурруге испытанного, заставили англичан оставить сие дальновидное предприятие. При царе Борисе Федоровиче они опять домогались о возстановлении персидской торговли. По заключении с российским двором в 1743 году торговаго трактата англичане завели было в Гиляне факторию, /л. 80 об./ которая по разным обстоятельствам рушилась в 1746-м году 3. От царя Федора Ивановича до Петра 1-го сношения российскаго двора, основанныя большей частию на торговых видах, с персидскими шахами не прерывались, в которое и спокойное царствование царя Михайлы Федоровича 4 торговля астраханская с Каспийским поморием, то есть с Гилянью и Шемахою была доведена уже до цветущаго состояния. При царе Борисе Федоровиче дружеския сношения с Персиею равномерно поддерживались с большим вниманием. Но мудрое правление царя Алексея Михайловича, дружественныя сношения /л. 81/ его с шахом Аббасом II, Торговые договоры и записи, заключенные по повелению его с армянскою в Испагане компаниею 5, и покровительство, оказываемое всех азиатских народов купечеству, возвели астраханскую торговлю на высочайшую степень приращения. Сей государь преимущественно обратил свое внимание на распространение азиатской торговли, а паче с Персиею в то время богатейшим и благоустроенным государством. Из одной гилянской провинции вывозилось в Астрахань шелку, не щитая других товаров до 70ти тысяч пудов ежегодно, каковое количество и по тогдашним ценам конечно превышало три милиона рублей. Разбои Стеньки /л. 81 об./ Разина, несколько лет сряду по Каспийскому морю и по берегам персидским продолжавшиеся, прекратили на время торговым с Астраханью сношения, которыя с казнию сего предприимчиваго бунтовщика, опять восприяли свое течение 6. Весьма приметно, что открытия, европейцами учиненныя в восточной и западной Индиях, возродили сильное желание у российских царей, а паче у Царя Алексея Михайловича, подражая европейским державам, проложить торговый путь в Индию, то есть хотя к северным пределам [64] индейским, которые не в дальнем разстоянии находятся от персидской пристани Астрабата. /л. 82/

Государь Петр 1-й

Император Петр I-й, желая подкрепить продолжение столь выгодной для России торговли, отправил к шаху Гуссейну послом полковника Артемья Волынскаго для заключения с Персиею торговаго трактата, который в 1717 году состоялся под названием: статьи о купечестве или асикурация 7. Силою сего трактата доставлены российскому купечеству многия выгоды во взымании пошлин с товаров, в провожании купцов, в защите от притеснения персидских начальников, в обеспечении товаров при разбитии судна и прочия.

Персия не была пределом высоких замыслов Петра Великаго 8. /л. 82 об./ Привлечение индейской торговли чрез Персию или Хиву в Астрахань было главнейшим предметом его заботливости. Ханы юргенские или хивинские с 1622 года с российскими царями находились в сношениях единственно по торговле с Астраханью. Известно было, что царь Алексей Михайлович чрез гонцов, отправленых к индейским шахам Сааджаче и Аврен Зебу в 1646 и 1675 годах, испытал установить с Индиею торговыя союзы. Хотя благонамеренныя покушения его были безуспешны, ибо грамоты его не дошли до своего назначения, и последний гонец Мамет Исуп Касимов /л. 83/ отправлен был обратно из Кабула, не доезжая до Индии, по повелению Великаго Могола с выдачею ему двух тысяч рублей жалованья. Но оставшиеся в архиве документы доказывают однако же, что российские купцы в 1696 году проникли до Индии и получали от шахов проезжие указы и открытые листы, позволявшие им торговать в Индии без платежа пошлин 9.

Коль скоро победитель полтавской разогнал тучи на севере, то обратил взор свой на восточные и полуденные пределы империи. Князь Александр Бекович-Черкаской отправлен с посольством к хивинскому хану Ширгази или лучше сказать /л. 83 об./ с войском для открытия восточнаго берега Каспийскаго моря. Не ложные слухи о обращении узбекскими татарами устья реки Амур Дарьи (Амур Дарья или правильнее Амудари есть та самая река, которая в древности известна была под именем Оксуса. По преданиям тамошних жителей, не более 80 лет тому назад, то есть 160 лет до нашаго времяни, как сия река протекла мимо города Юргенча и впадала в Каспийское море, что совершенно сходствует с показанием древних географов. Ныне же обратила она течение свое в Аральское озеро. А как ложныя донесения были Петру I , что принудило оную переменить течение, запрудив плотинами, то велено Бековичу изследовать, нет ли знаков прежняго течения, и буде найдет таковыя плотины, истребить их) в Аральское озеро от прежняго ея течения в море Каспийское [65], не золотой песок, влекомый водами многих рек в Бухарин, но золото, ископаемое трудами и оборотами торговой промышленности, убедили императора предпринять /л. 84/ сию експедицию, по оплошности Бековича столь нещастливо оконченную 10. Коварный поступок хивинскаго хана с рассийским посольством, смерть Бековича, истребление препровождавшаго его войска и купеческих караванов не притупили желания Петра Великаго и не погасили в нем надежды к успеху.

Между тем для лучшаго осведомления дорог, ведущих в Индию, посланный татарский мурза Тевтелев (бывший потом генерал-майором) чрез Персию в Индию (Из России в Индию чрез Хиву и Бухарию ближайший путь есть на Бахш. 2й на Бадакшан. 3й на Кандарар. В 1738 году из Ориенбурга отправлен был караван в Ташкент, но не доходя до онаго близь Туркестанта был разбит киргиз-кайсаками. Второй караван послан был в 1750 году чрез Балх и Бадакшан в Кабул первый индейский город и дошел благополучно до Бадакшана. Но по причине /л. 84 об./ смерти главнейших участников сего каравана прочие татары разбрелись и не возвратились в Оренбург. От Оренбурга до Кабула щитается караваннаго хода три месяца), с тем чтобы возвратиться ему чрез Китай в Бухарию, был /л. 84 об./ захвачен в плен в Астрабате. Грамота, отправленная с российским купцом Александром Кожиным к индейскому шаху Шуалену, также не дошла до рук его и привезена обратно из Бухарин российским посланником Флорием Беневени, ибо смерть Бековича разрушила все устремленныя на ту страну военныя и политическия покушения 11.

Но твердость духа императора во многих случаях испытанная нераздражалась неудачами и никогда не приходила от оных в уныние. В то же самое время возникшие в Персии неустройства, /л. 85/ возмущения и внешния на оную нападения, пресекшия и раззорившия российскую торговлю, представили неутомимой деятельности его благоприятный случай довесть до желаемого конца любимое его намерение, то есть заложить основание индейской торговли с Росиею и возстановить персидскую на прочнейших началах.

Поелику важнейшее и выгоднейшее для России условие (Весь поход персидский извлечен из сих двух томов Деяний Петра Великаго кроме некоторых обстоятельств, которыя пополнены сведениями почерпнутыми из других авторов, равно как из собрания трактатов, хранящихся в Коллегии иностранных дел), помещенное в договорах, заключенных при царе Алексее Михайловиче с армянскою в Испагане компаниею 12, /л. 85 об./ состояло в том, что весь выделываемый в Персии шелк, остающийся сверх употребления на продажу, сия компания обязалась вывозить в Россию. В таковой же силе вытребован был указ от шаха, непозволяющий армянам никаких европейских государств купцам, кроме российских, не продавать шелку. Но открылось, что армяне нарушили свое обязательство и много шелку выпускали в турецкия [66] и другая земли 13. Посему указом, данным Коммерц-коллегии, поведено уничтожить все выгоды и преимущества, данныя в России армянской компании. /л. 86/ Притом ясно было, что российская торговля подвержена будет и впредь таким же неудобствами, даколе не прекратится зависимость важнейших в государстве торговых оборотов от иностранных купцов. Простейшим средством для сего представлялось учредить в России торгующее персидское общество, исполнение чего отложено было до удобнаго случая, как мы ниже сего увидим.

1720

В то время происходили в Персии следующия обстоятельства: лезгинский бунтовщик Дауд бег, соединясь с Сурхай ханом казыкумыцким, напали на ширванскую /л. 86 об./ область, взяли город Кубу и потом Шемаху, убили хана шемахинскаго, раззорили богатый и торговлею процветавший сей город, перебили купцов или захватили в плен. В том числе погибло до трехсот человек российскаго купечества, находившагося в Шемахе, и убыток, при сем случае причиненный российской торговле, восходил до четырех миллионов рублей. Государь император требовал неоднократно удовлетворения от шаха Гуссеина; но сей слабый и нещастиями гонимый шах, будучи с другой стороны притесняем еще сильнейшим бунтовщиком /л. 87/ кандагорским владельцем Мир Вейсом, а потом сыном его Мир Махмутом, не в состоянии был даже от собственной гибели предохранить себя и царство свое. Наконец, авганцы (Сии авганцы жили прежде в Кавказских горах, в Ширванской области, но будучи с великиим трудом побеждены славным завоевателем Тамерланом в наказание переселены были в Кандагорское царство, которое принадлежало Великому Моголу, а потом завоевано персидким шахом Измаилом), одержавшие под предводительством Мир Махмута неожидаемые успехи, прошли чрез всю Персию, завоевали многая провинции и подступили к столичному городу Испагани. Шах Гуссеин, находясь в столь тесных обстоятельствах, отправил трех послов /л. 87 об./ одного за другим к российскому государю, прося помощи. Вследствие чего государь император предпринял сам себе доставить удовлетворение и защитить нещастнаго союзника своего шаха Гуссеина. В 1721 году дано было повеление астраханскому губернатору Волынскому сделать к походу нужныя заготовления.

А в 1722 году по прибытии его в Астрахань 15 июня обнародован был манифест, переведенный на персидской, татарской и турецкой языки для объяснения причин предпринимаемых военных действий на Персию 14.

1722

Между тем авганцы осаждали Испагань, и не могши взять его, /л. 88/ хотели принудить к здаче голодом. Тахмасиб или Тахмас, один из сыновей шаха Гуссеина, [67] назначенный в наследники, пробился сквозь неприятеля с пятью тысячью войска. С другой стороны турки покровительствовали бунтующих в Ширване Сургай хана и Даут бега. В сие самое время прибыл государь в Астрахань.

Консулу Аврамову велено было прежде заключить условие с шахом Тахмасом о уступке некоторых городов и провинциий, по западному берегу Каспийскаго моря лежащих 15. В то же самое время князь Борис Туркестанов послан был ко грузинскому /л. 88 об./ царю Вахтангу, дабы наставить его в лучшем содействовании с российским войском. Но сей Вахтанг тогда уже согнан (уже) был с царства Карталинскаго, и скоро потом выехал в Россию, как мы выше сего видели.

17 июля государь выступил в море на 442х судах, на коих сидело 22 тысячи пехоты и пять тысяч матросов. Всего же сухопутнаго и десантнаго войска, выступившаго в поход в Персию, было 106 тысяч человек 16. 28 июля флот приплыл к Аграханскому заливу, и войско высажено было на берег.

Незадолго 17 пред сим шамхал тарковский Абдул Гирей был по прошению его принят /л. 89/ в покровительство российское. Он прислал нарочнаго с письмом для подтверждения преданности своей к государю и много способствовал предприятиям российским на Персию 18.

Первое неприятельское действие было в Андреевской деревне или Ендери, которая истреблена была до основания за дерзкое нападение жителей оныя на отряд бригадира Ветерани. Сие дагестанское селение, лежащее между реками Аксаем и Сулаком, потеряло тогда до 3 000 домов (Кумыки, живущие там, ныне называются вообще аксаевцами, имеют три глав-ныя деревни: Андреевская, Костюковская и Аксаевская, управляются своими князьями, /л. 89 об./ признают власть российской державы. Они граничат с одной стороны с чеченцами, а с другой с терским, прямо против Кизляра и гребенских казаков). Выше упомянуто было, что при царе Борисе сделано было /л. 89 об./ там укрепление, которое по разбитии российских войск в 1604 году оставлено, равно как крепости, построенныя близь Тарку и на Кайсе.

1722

По переправе армии чрез реку Сулок аксаевской Султан Махмут приехал к государю с дарами, прося его покровительства. 12 августа войско прибыло к Тарку, столице шамхальскаго владения. Тут встретили государя депутаты от дербентскаго наина с предложением о сдаче города, который в том месяце без сопротивления занят российским гарнизоном. Не доходя /л. 90/ до Дербента, было сражение в Устомише между бойнаками и уцмиевским владением. Уцмий каракайдацкий и утсмишский Султан Махмут, находящийся в зависимости [68] перваго, набравши до 15 тысяч вооруженных горских жителей, согласились воспротивиться походу российскаго войска. Раззорение утсмиша, большая добыча и тысячу человек убитых неприятелей было следствием сего упорства.

Во время пребывания в Дербенте, государь император занимался средствами улучшить и ободрить разведение шафрана и делание винограднаго вина (для сего последняго /л. 90 об./ предмета выписан был из Венгрии майор Туркул, который впоследствии довел тамошния вина до некоторой степени совершенства), разсматривал окружности сего древняго (Дар банд на персидском языке значит железныя ворота. Турки его называют демирь-капы, что значит также железныя ворота.) города, лежащаго (В тексте первоначально «лежавшего») на берегу Каспийскаго моря, и который славится по преданиям, якобы построен был Александром Великим или Скендером, удивлялся стене, коея протяжение от верхняго города на запад по одной черте направленное и верст на десять чрез горы и долины до Табасарана, непрерывющееся в остатках своих и развалившихся /л. 91/ башнях, доказывало важность сего труда, предпринятаго в древности и приличнаго великому народу. Персияне думают, что стена сия простиралась от Каспийскаго моря до Чернаго.

Войско российское расположено было в окружностях Дербента по рекам Самуре, Еламе и Белбелею. По приглашению жителей города Баку послан был морем поручик Лунин для склонения их к здаче, но Лунин возвратился без успеха, и султан отказался впустить российский гарнизон. Посему предполагаемо было отрядить на Баку бригадира Левашевым с 4000 войска. Кораблекрушение /л. 91 об./ многих судов, провиантом нагруженным, угрожавшее недостатком в продовольствии, не токмо остановило сие предприятие, но принудило государя по большинству голосов воинскаго совета возвратиться в Астрахань, что и воспоследовало в начале сентября.

Местоположение города Терка, стоявшаго на низком и нездоровом месте между рукавами реки Терека при самом ея устье, не нравилось государю императору; посему, прибыв на реку Сулок 20 сентября и выбрав выгодное на берегу оныя местоположение при разделении Сулака от Аграхани в 20 верстах от моря, заложил своими руками /л. 92/ крепость Святаго Креста (Государь знал, что древние греки называли сие место Ставрополь или город Креста. Это самое было причиною наименования новой крепости. По татарски учь значит также крест, полуостров Учь у дагестанцев или Учинская коса у русских доселе известна под сим имянем). Повелено было терской гарнизон перевесть в крепость Св. Креста и переселить с Дону тысячу семей по рекам Сулаку и Аграхану равно как [69] и терских черкас, поселившихся издавна близь Терков до 300 семей. По упразднении же крепости Св. Креста, в 1728 году, гарнизон переведен в новопостроенный город Кизляр 19, и козаки, и черкесы поселены по Тереку, из коих первые известны теперь под именем семейных Козаков, а последние под именем терских козаков. Государь всячески ободрял /л 92 об./ между сими козаками разведение шелку (Большая часть благих намерений его увенчаны успехом. Известно, что в Кавказской губернии выделывается ныне в одном городе Кизляре до 300 пудов шелку, который предпочитается персидскому. Во всей же губернии в 1802 году выделано шелку 360 пудов).

На возвратном пути российскаго войска император повелел калмыкам и донским козакам под начальством атамана Краснощекова вторично наказать дерзких жителей уцмиевскаго и утсмишскаго владения. Что и выполнено было с успехом, взято 350 человек в плен и множество рогатаго скота, не считая убитых дагенстанцев.

Видя нерешительность и колебание грузинскаго царя Вахтанга, который ничего /л. 93/ не придпринимал, государь отправил к нему поручика гвардии Толстова. Из грамоты, писанной к Вахтангу, и из наказа, даннаго Толстому, видно, что препоручение сие состояло в том же самом, что предписано было консулу Аврамову, то есть склонить шаха на уступку западнаго берега Каспийскаго моря, за что обещано Вахтангу власть над всеми тамошними христианами и неотступное покровительство России. Такаго же содержания грамота послана к армянскому патриарху Исайю 20.

4 октября государь прибыл в Астрахань и занимался /л. 93 об./ приуготовлениями к будущей компании. Часть пехоты и Козаков осталась в крепости Св. Креста под начальством полковника Сайманова, прочия войска возвратились в Астрахань.

Тут получено известие от консула Аврамова, что жители гилянские, утесняемые бунтовщиками, просят защиты и присылки войска. Посему той же осени отправлены были под начальством полковника Шилова морем два баталиона, которые по прибытии своем на гилянские берега заняли город Рящ. Морскому же начальнику капитан-лейтенанту Сайманову повелено /л. 94/ ему содействовать (Карта Каспийскаго моря, сочиненная в 1720 году капитан-лейтенантом Сай-мановым, отправлена была в Парижскую Академию наук), на возвратном пути описать устье реки Куры 21 и избрать удобное место для построения новаго города в Сальянской области (Сальянская область простирается по левому берегу Куры и Джевата, где Араке впадает в Куру, ныне принадлежит шемахинскому хану. Тогда же составляла особенный удел и находилась под иластию княгини Ханум, известной коварным поступком ея с российским войском), предвидя, что положение такаго города на устье судоходной реки, соделает оный средаточием персидской торговли. [70]

Между тем Мир Махмуд держал Испагань в осаде. Шах Тахмас, слабый умом /л. 94 об./ и военными силами странствовал в окрестностях Ардевиля и Тавриса. Голод свирепствовал в столице и пожирал бедных жителей. Престарелый шах Гуссеин, тронутый воплем подданных, решился вытти из города и предать себя в руки авганцов; что случилось 23 октября 22. Незадолго пред сим отправил он к императору полномочнаго посла Измаил бека для заключения оборонительнаго трактата, но по трудности пути, загражденнаго везде бунтовщиками, он не успел застать государя в Дербенте, а приехал прямо из Ряща (В рукописи первоначально «Ярца») в Астрахань, /л. 95/ потом в С.-Петербург, где и заключен сей трактат, как ниже сего будет сказано. С другой стороны Дауд бег и Сурхай, овладевшие Ширваном, послали Царьград просить защиты от российскаго войска, предаваясь в подданство Порты Отоманской. Вследствие чего приехал в Астрахань турецкой посланник Мегемет паша, дабы узнать точное намерение императора. Государь объявил ему, что находиться в обязанности защитить шаха от бунтовщиков, но заключенный мир с Портою намерен также сохранять ненарушимо. Диван, уважая тогдашний союз /л. 95 об./ России с цесарем Карлом VI 23, не смел предпринять явных неприятельских действий. Однако приняв под покровительство Дауд бега и сделав его дагистанским владельцем, требовал чтобы Россия не препятствовала ему владеть Ширваном. Сей Дауд бег скоро потом был выгнан турками, и на место его поставлен Сурхай хан казыкумыцкий.

1723

Генерал-майору Матюшкину велено отправиться морем с четырмя полками к Баку и взять сей город, что однако же не прежде выполнено 26 июля следующаго 1723 года. По отъезде императора в Москву, главное начальство над персидскими действиями поручено /л. 96/ генерал-адмиралу Апраксину, а политическим делам оставлен в Астрахане тайный советник граф Толстой. Визирь, начальствующий в Ряще (В рукописи первоначально «Ярце».) не благоприятствовал России, и при тогдашних смутных обстоятельствах вознамерился соделаться независимым владельцом. Посему, набрав до 15 тысяч войска, он напал на караван-сарай, в котором полковник Шипов укрепился с двумя баталионами, но принужден был отступить с потерею тысячи человек 24. После чего полковник Шипов построил на казбинской дороге земляное укрепление о пяти бастионах /л. 96 об./ сходно с повелением императора, дабы персиян держать в страхе и повиновении. [71]

Турецкий двор с неудовольствием взирал на завоевания российския в Персии и весьма наклонен был к разрыву. Французский министр, при Порте находившийся, Маркиз де Бонак много способствовал к укращению негодования Порты и согласил ее еще отправить посланника к императору с требованием решительнаго ответа. Посему послан был в С.-Петербург один ага, которому дан был дружеский ответ, а между тем велено на границах турецких держать войско в готовности 25. /л. 97/

Генерал-майор Матюшкин, приплыв с четырмя полками к Баку и получив от султана бакинскаго неблагоприятный ответ, высадил войско на берег, бомбардировал город, разбил неприятеля, сделавшаго сильную выласку и готов был взять город приступом. Но 26 июля султан и жители бакинские отворили ворота и сдались. В городе найдено 80 пушек медных и чугунных и 700 человек гарнизона. Главный доход сего города и с округою состоит в продаже нефти во всю Персию. Вовремя владения россиянами города Баку отдавалась нефть на откуп за 50 тысяч рублей /л. 97 об./ в год. Повсеместные бунты были причиною уменшения торговли; но прежде сего нефть приносила гораздо превосходнейшую прибыль бакинскому султану.

Матюшкин возвратился в Астрахань, а комендант города остался генерал-майор князь Борятинский.

14 августа персидской посол Измаил бег имел публичную аудиенцию у императора в С.-Петербурге для скорейшаго заключения трактата, на другой день вступил с ним в переговоры. В собственноручной записке государя императора, данной министерству, предписано требовать уступки /л. 98/ в вечное владение тех провинций, которыя уже заняты российскими войсками, и сверх того еще Мазандорана и Астрабата, лежащих по Каспийскому морю. «А о Шемахе, - продолжает государь, - объявить, что ею уже завладели турки и всем Ширваном, и ежели они (персияне) не могут одни оную получить пока, то бы и оную нам же уступили, понеже когда турки усилятся, то инаго нечего ждать кроме того, что с Мир Махмудом соединятся, и обоим как нам, так и им зло воспоследовать может. А особливо им для веры, что сам посол знает, как они ныне всех, персидскую веру /л. 98 об./ имеющих, переводят и мучат, супротив того от нас сего весьма опасаться нечего.

За что обязуемся вспомогать против их бунтовщиков, но притом чтоб они обязались тому войску давать провиант, под конницу - аммуницию и артиллерию, лошадей, а под багаж верблюдов и быков, и когда на сем согласится, то також внесть, чтоб он, возвратяся в те краи, объявил жителям указ своего шаха, что он те провинции за сию помощь уступил нам, и чтоб те жители были в послушании и верности, как надлежит подданным. Сие требуется /л. 99/ для того, когда не будем иметь сих провинций, то [72] нечем нам содержать там свои войска, ежели доходов там с вышеписанных провинций иметь не будем» 26.

Точно по содержанию сей записки заключен с сим посланным 12 сентября 1723 года от имени шаха Тахмаса союзный оборонительный трактат (Смотри приложение к странице «Епохи II», где помещен трактат сей от слова до слова), силою котораго уступлены России на западном берегу Каспийскаго моря лежащия провинции, а имянно Дагестан, Ширван, Гилян, Мазандаран и Астрабат 27. После чего Измаил бег получил 14 сентября прощальную /л. 99 об./ аудиенцию, и чрез несколько дней отправлен восвоясы.

Поелику торговля была главнейшим предметом завоеваний, предпринятых в Персии, все распоряжения государя императора большею частию клонились к сей цели. В наставлении, данном консулу Аврамову, при обратном его отправлении в Гилян предписано ему: 1е, приуготовить жителей тамошних к подданству и обнадежить их всякою милостью и покровительством; 2е, стараться всевозможно о возстановлении в Гиляни прежних торгов и манифактур, а паче о делании шелку, и для того взял бы /л. 100/ с собою сколько надобно и кого выберет из Казани переводчиков.

А дабы положить торговле персидской твердое основание, в том же году по имянному указу учреждено торгующее с Персиею общество. Оно состояло из 4000 акций, из коих каждая была во 150 рублей, имело одного главнаго да семерых простых директоров. Права сего общества подтверждены были указом, в 1758 году состоявшимся. Но когда кораблекрушение по Каспийскому морю умножилось, существование онаго с свободою торговли соделалось уже несовместным. И потому в 1762 году во все уничтожено /л. 100 об./ и разрешено всякому производить торг с Персиею по возможности 28.

Грузинский царь Вахтанг V в сие время, испросив поволение государя, приехал в Астрахань на вечное жительство в России, как выше упомянуто 29.

Полковник Зембулатов, отряженный с одним баталионом из Баку, завоевал всю сальянскую провинцию. Государь, услыша, что он послан с одним баталионом 30, сказал: «Очень мало, потому что ведомо, что сальянская княгиня Канума великая воровка, и опасно, чтоб чего худаго не учинилось» и приказал тотчас прибавить /л. 101/ туда людей и быть в осторожности. Предвидение императора сбылось на самом деле: ибо сальянская княгиня, подружившись с Зембулатовым, зазвала его в гости с офицерами, и посреди веселостей пира, велела всех их перерезать. Отчего и баталион, оставшийся без начальников, принужден был оставить Сальян и укрыться в Баку. [73]

Капитан-лейтенант Сайманов, сделавши описание части Каспийскаго моря и реки Куры, выбрал место при устье оной пониже Сальян для новопрожектированнаго города, и сочиненную им карту представил императору. /л. 101 об./ Государь одобрил выбранное им местоположение и приказал нарядить из казанской губернии татар, черемис и чуваш пять тысяч человек для произведения там нужных работ в действие.

Между тем старание пребывающаго в Царьграде российскаго министра Неплюева и французскаго Маркиза де Бонака наклонили Порту окончить мирным трактатом начавшияся распри по делам персидским. Прелиминорные пункты сего трактата заключались в следующем 31: 1е, заключенный трактат между Россиею и шахом Тахмасом горантируется Портою кроме /л. 102/ тех статей, которые противны чести и пользе турецкаго государства. 2е, уступленным провинциям персидским до реки Оссы оставатся во владении российском. 3е, границам российским с турецкими быть между Шемахою и Баку. 4е, Порте уступается сверх завоеванных (Данное слово написано на правом поле рукописи) городов провинции Ериванская, Тавризская и Казбинская до самых тех мест, где древния турецкия границы находились. По содержанию сих прелиминарных пунктов трактат заключен 12 июня 1724 года 32.

Столь щастливый успех в делах политических обратил внимание /л. 103/ императора на распространение персидской и индейской торговли. Он назначил три пункта на Каспийском море, чрез которое должны были проходить избытки азиатския и оттуда сливаться в Астрахань, и потому предполагаемо было построить пристани, первую на Куре при новопрожектированном городе, вторую в Зинзилинском заливе на берегах гилянских и третью при городе Астрахане для восточной торговли с Хорозаном, Бухариею, Саморкандом, Балхом и с самою Индиею (Ближайший путь из России в /л. 102 об./ Индию без сомнения был бы чрез Каспийское море, в Астрабат, оттуда, минуя разбойнеческий город Хиву, чрез Бухары на Балх, Бадакан, Кабул и Кандагор. По произволению торгующих представляются три разныя пути в Кашемир и во владения Великаго Могола). Индейская торговля так сильно /л. 102 об./ занимала императора, что в конце того же года отправил он на трех фрегатах вице-адмирала Вильстера к Великому Моголу с подробным наставлением. Но по разным препятствием сие намерение не состоялось.

1724

По получении ратификации трактата, заключеннаго с Портою, назначен в Царьград чрезвычайным послом Румянцов 33, которому поведено прежде ехать в Персию для размежевания по трактату границ между российскою /л. 103 об./ и турецкою империями. В наставлении, [74] данном Румянцеву, предписано было между прочим узнать можно ли рекою Курою итти до Грузии хотя малыми судами; также стараться уговаривать армян, чтобы они переселились в Гилян, где обещаны им многия выгоды.

Крепость Св. Креста кончена в 1724 году попечением генерал майора Кропотова, который по данному предписанию запер реку Сулак плотиною и оборотил течение ея в реку Аграхань. Намерение государя было доставить чрез сие лучшую пристань судам в устье реки Сулак, /л. 104/ и сею плотиною воспрепятствовать умножению мелей, каковыя при устьях рек от наносу илу и песку всегда бывают ко вреду судоходства 34. Народ армянской по искуству своему в купеческих промыслах привлекал на себя особенное внимание государя, который приказал желающим из них и просящих российскаго покровительства отвести земли по рекам Сулаку, Аграхану и Тереку 35.

1725

Вероломство княгини сальянской, и слухи о ожидаемом нападении от кескерскаго визеря на российския войска, в Ряще (В рукописи первоначально: «Ярце») находящияся, понудили генерал-поручика /л. 104 об./ Матюшкина яко главнокомандующаго в Персии в ноябре отправится морем в Рящ (В рукописи первоначально: «Ярц») для учинения нужных распоряжений. Между тем слабый шах Тахмас, управляемый своими приближенными, не признавал за действительный трактат, заключенный Измаил бегом, который находился в Ряще под покровительством российскаго начальника генерал-майора Левашова 36. Персияне, в числе 20 тысяч человек, в течении нескольких дней три раза делали нападение на российския войска, но столько же раз были отбиты и прогнаны с большею потерею. /л. 105/ Шамхал тарковский Абдул Гирей (Адил Гирей) с прискорбием видел в соседстве его владений оконченную крепость Св. Креста. Будучи обольщен турками, он собрал до 30 тысяч дагестанцев и осадил сию крепость. Генерал-майор Кропотов не только что разбил его войска, но раззорил город Тарку и часть его владений. После сего вероломнаго поступка государь уничтожил власть и достоинство шамхальскаго в Дагестане и предписал командующему в Ширване генералу отправлять его должность 37.

Из всех горских народов кабардинцы, по древнему их /л. 105 об./ подданству, предпочитались Россиею так, что вошло в обычай доставлять им защиту от нападения враждующих на них крымских татар, в 1720 году, когда крымский хан Саадет Гирей пришел с войском на кабардинцов, то по данному от государя повелению астраханский губернатор Волынский ходил к ним на помощь, прогнал хана и помирил его с кабардинцами. Течение [75] прежних дел и оставшияся документы доказывают, что деиствительно многие из князей кабардинских служили с верностию и усердием в войсках российских царей /л. 106/ и получали за службу отличныя награждения. Нельзя не удивиться крутому обороту, воспоследовавшему в мыслях и политических обстоятельствах сего народа, который по мере сближения России к пределам онаго, стал удалятся, а в то время, когда дальнейшее разстояние разделяло его, неотступно всегда искал приближится к российскому начальству (В рукописи «началству»), яко естественному своему покровителю.

В собрании трактатов, хранящихся в Коллегии иностранных дел, находятся четыре жалованные грамоты от 1615 до 1678 года разным князьям черкаским от рода /л. 106 об./ Сунчалея Мурзы Янглычева происходящим. Данныя во утверждении их в начальстве над черкасами и оконченами, живущими на Тереке. Содержание упоминаемых грамот заслуживает некоторое внимание. Из оных видно, что весь род сих черкаских князей хранил верность и усердие к царям российским, служил в походах против неприятелей и за сие получил отличныя царския милости и награды.

Первая жалованная грамота дана была в 1615 году в царствование царя Михаилы Федоровича Сунчалею 38 /л. 107/ Мурзе Янглычеву на княжеское достоинство, в оной же черкасы и окачаны ему подчиняются.

Вторая грамота дана была в 1625 году сыну его князю Шелаху Сунчалееву во утверждении власти его над черкасами.

Третья грамота при царе Алексее Михайловиче дана была в 1661 году Каспулату князю Муцалову племяннику сего последня-го в том же смысле.

В 1678 году при царе Федоре Алексеевиче дана была грамота сыну Муцалова князю Каспулату Муцаловичу Черкаскому, в которой между прочим сказано, что за службу /л. 107 об./ его дается по смерть право пользоваться собираемыми на Тереке таможенными доходами, также упомянуто, что в прошлом и нынешнем году он был под Чагирином, на Украине, и прогнал крымския и турецкия войска с узденями своими и черкасами 39.

Для ограничения власти сих князей в грамотах сказно, что судить и править им черкасов и окоченов по согласию с терскими воеводами.

Грамота к государю императору Петру I писанная в 1717 году от князей большой Кабарды Мусы /л. 108/ Устева, Ислам бега, Кайтуки Татархан бега, Федатчук бега и от всех кабардинских малых князей и узденей, заслуживает уважения. Содержание оныя состоит в том, что по объявлению, сделанному им от посланника российскаго князя Александра Бековича, они обещались быть в [76] подданстве и холопстве точно так, как калмыки состоят в подданстве российском. Кто пожелает из князей или узденей принять христианский закон, они в том не препятствуют. Но холо-пей их, которые крестятся для того, чтобы избавится от неволи, тех бы /л. 108 об./ русским не принимать и возвращать им, кабардинцам, равно как и тех, которые уже крестились, просят чтобы возвращены им были 40.

Сия грамота объясняет отчасти те неудовольствия, которыя нанесены были кабардинцам впоследствии при заложении Моздока, и что оныя происходили не столько от приближения границ российских, сколько от повода и удобности для побегу их холо-пей, открывшихся чрез принятие христианскаго закона.

В таком положении находились дела персидския /л. 109/ и кавказския, когда преждевременная кончина постигла Петра Великаго среди важнейших на тот край его предприятий. С сего самаго времени предлежит к описанию второе падение власти российской, чрез тридцать семь лет продолжавшееся до начала царствования императрицы Екатерины Второй.

1726 Императрица Екатерина I

В краткое царствование императрицы Екатерины I и императора Петра II предначертания Петра Великаго оставались неприкосновенными, звуки побед его раздавались еще на полдне и на севере, окружали славою и величеством /л. 109 об./ его наследников и достаточно были на некоторое время к отражению неприятельских противудействий. Главным начальником войск, находящихся в Персии, назначен генерал князь Долгоруков 41.

1727 Император Петр II

Генерал-майор Румянцов, назначенный полномочным российским коммисаром для разграничения в персидских новоприобретенных областях границ российских и турецких, приступил к сему делу совокупно с турецким коммисаром дервишем Магмет Агою 42. В сем и следующем году окончено разграничение от деревни Мабур при впадении Аракса /л. 110/ в Куру лежащей до Дербента, и сочинены два инструмента или записи, утверждающие ненарушимость назначенных обоюдных пределов и пограничных знаков, с общаго согласия поставленных. Силою сего постановления у Джевата близь деревни Мабур, где Араке сливается с Курою, положено быть точно сопредельности российских, турецких и персидских владений 43, то есть по сю сторону Куры российския границы простираются вдоль по западному берегу Каспийскаго моря до Джевата и Мабура совокупно с турецкими, которыя подаются во внутренность гор и заключают в себе /л. 110 об./ Шемаху, Кубу и всю ширванскую провинцию. По ту сторону Куры российсия владения Гилянь, Мазандаран и Астрабат до реки Оссы граничат с персидскими провинциями Ардевилем, Тавризом [77] и Хоросаном. Турецкия же границы, захватив все пространство, заключающееся между Курою и Араксом, то есть весь Адирбижан и сверх того за Араке города Тавриз, Ардабад, Хамедан, протягиваются в прямую линию до Керманшаха.

При разграничении турецких и российских владений разстояние мест изчислялось по часам конной езды, и предполагаемо было /л. 111/ от поставленнаго генеральнаго знака между Каспийским морем и Шемахою вести прямыя линия в одну сторону к Куре, а в другую чрез реку Самур к Дербенту. Но из утвержденных сих записей явствует, что гористыя местоположения и трудные пути, даже для коннаго поезда неудобовозможныя, уничтожали сие предположение, и потому пограничные знаки ставились там, где возможность к проезду дозволяла, наблюдая главное правило, чтобы на поперечной линии от Шамахи до Каспийскаго моря две трети земель к морю принадлежали России, а третья часть к Шемахе /л. 111 об./ и далее, в горы идущая, Порте Оттоманской.

Ахмет хан уцмей кайтацкий, в 1722 году пришедший в подданство российское, просил о утверждении его жалованною грамотою. Генерал князь Долгоруков во свидетельство верности его дал ему диплом 44, на основании котораго отправлена к нему первая грамота в 1727 году, потом еще две грамоты на его же имя состоялись в 1728 и 1730 годах 45.

1728

Шах персидской Тахмасиб, получивший противу бунтующих авганцов некоторые успехи, еще в прошедшем году отправил в Россию посланника Магомета Несиря с грамотою /л. 112/ на имя императрицы Екатерины 46, изъясняя неудовольствие свое на российский двор за общее соглашение онаго с Портою о разделе персидских областей 47. В сей же грамоте уведомляет он о успехах оружия его против бунтовщиков, просит о продолжении дружбы и союза и о защищении его от турецких войск, которыя заняли Грузию и Адербежан. Невидно из дел какой был ответ на сие посольство 48.

1792 (Следует читать 1729)

Между тем генерал-лейтенант Левашов заключил в Ярце (Решите) мирный трактат 49 с авганским предводителем Емрефом, который по смерти дяди своего Мир /л. 112 об./ Махмута принял главное начальство над бунтовщиками. Сохранение областей мазандаранской и астрабатской российскому двору казалось тогда неудобным тем паче, что сии провинции не были еще заняты российскими войсками. При таковой уступке земель, не бывших еще в действительном владении российском, чаятельно надеялись получить уже достаточное вознаграждение за все убытки персидскаго похода в удержании и обеспечении остальных завоеваний, которыя заключали [78] в себе лучшия торговыя по Каспийскому морю пристанища Баку и Занзили, /л. 113/ вследствие чего Мазандеран и Астрабат были уступлены с оставлением за Россиею всех прочих завоеваний 50. Но сей трактат не состоялся, ибо в том же году Емреф был выгнан из Испаганы Тахмас Кули ханом и скоро потом казнен.

Для лучшаго пояснения тогдшаних обстоятельств нужно коснуться мимоходом внутренняго положения персидских дел, которыя в течении нескольких лет внезапныя вмещают превращения.

В то самое время, когда Петр Великий вступил с войсками в Персию возник /л. 113 об./ из ничтожества Надыр кули 51, прославившийся на востоке под имянем Тахмас кули хана, а потом шаха Надыря, для временнаго спасения и к совершенной погибели нещастнаго рода Софиев, царствовавшаго в Персии (Шах Измаил, произшедший от колена шейх Сефия, по святости его в Персии уважаемаго, был первый основатель рода Софиев. Около 1500 г. соединясь с туркоманами, он выгнал из Персии потомков Тамерлановых и с того времени до 1734 года царствовали в Персии десять шахов от колена Софиев или Сефиев произшедшие 52). Сей Надыр кули, дотоле упражнявшийся в разбоях в Хоросане в окружностях города Мешеда (Мешед или Мечеть главный город в хорасанской провинции известный славною мечетью, в которой находятся гроб имам Ризы святаго Алиевой секты), пришел с горстью отважных хорасанцов к странствующему шаху /л. 114/ Тахмасибу предложил ему свои услуги и обещал возвести его на похищенный авганцами престол. Успехи подкрепили его прорекание. Победы следовали за победами. Покорены города: Шираз, Бендер Абаси, Испагань и, наконец, кандагарская крепость Лангор, где взят был и казнен начальник авганской Емреф. Таким образом шах Тахмасиб по семилетних странствованиях и неудачах в 1729 году вступил в Испагань и во всей Персии признан шахом. А славный Надыр кули в течении пяти лет из разбойников произошел в достоинство перваго векиля под названием Тахмас кули /л. 114 об./ хана или лучше сказать с того самого времени он начал царствовать в Персии, ибо имея власть в руках своих, оставил он слабому Тахмасибу одноимя шаха, как будто из великодушия до времени.

Императрица Анна Ивановна

Неутомимый и храбрый Тахмас кули хан немедленно устремился на турок и дал почувствовать сильный отпор честолюбивым их на Персию предприятиям. Однако воинския успехи с обеих сторон были нерешительны. И для Персии необходимо нужно было подкрепить себя союзом с Российскою империею, которая без наступательных действий одним пропуском чрез /л. 115/ Дагестан крымских татар в Персию могли бы нанесть великой вред сей последней в пользу Порты Оттоманской. Тахмас [79] кули хан употребил все способы для снискания благосклонности российскаго двора. С другой стороны, трудность в сохранении персидских завоеваний по мятежному состоянию оныя; болезни, умножающияся в войсках от перемены климата, а может быть и безмерно увеличивавшаяся власть в Персии векиля Тахмас кули хана убедили императрицу Анну Ивановну склониться на его предложения. Главнокомандующему в Персии генерал-аншефу /л. 115 об./ Левашеву и действительному статскому советнику барону Шафи-рову 53 дано полномочие для постановления с шахом Тахмасибом мирнаго и союзнаго трактата, который генваря 21 дня 1732 года заключен был в Ряще 54.

Важнейшия статьи сего трактата суть следующаго содержания: 1е, возстановление дружбы и союза. 2>е, Россия уступает Персии провинции: лагеджатскую, гилянскую, астаринскую, Ранакут и прочия от Астрабата до Куры. 3е, прочия завоеванныя области от Куры до Дагестана возвратятся тогда, когда Персия придет от неприятелей своих в безопасное (В рукописи первоначально «обезопасное») положение. 4е, взамен /л. 116/ сих уступок российскому купечеству позволяется торговать в Персии, привозить и вывозить товары без платежа пошлин. 5е, убытки, причиненныя российским купцам при раззорении Шемахи бунтовщиками шах обещает со временем взыскать и заплатить. 6е, царь грузинский Вахтанг вступит по-прежнему во владения свои и имеет находиться под покровительством Персии. 7е, с обеих сторон позволяется содержать агентов или консулов.

1734

Вскоре потом шах Тахмасиб, признанный недостойным царствовать, свержен был и послан в заточение 55, /л. 116 об./ а на место его поставлен шахом малолетний сын его Мирза Абас 56. Персидской посол Ахмет хан был прислан в С.-Петербург от векиля Тахмас кули хана с объявлением о возшествии на престол шаха Абаса III.

1735

Приготовления к войне с турками, которая в сем же году была объявлена, побудили российской двор укрепить союз с Персиею еще новым трактатом 57, который заключен был с шахом Абасом III при Гянже полномочным министром князем Сергием Голицыным 10 марта 1735 года 58. Сей трактат был ничто иное, /л. 117/ как дополнение статей трактата, в 1732 году заключеннаго. Города Баку, Дербент, владения шамхала и уцмия по прежним условиям возвращены Персии, и положено вывесть оттуда российския войска. Сверх того силою особенной статьи обе державы соглашаются не заключать мира с турками порознь, но совокупно и взаимно друг друга включать в мирные договоры. [80]

1736

От шаха Надыра прислан был в Россию посланник Мигр-Али-бек с известием о смерти Абаса III и о возшествии его на престол персидской. С сего времени /л. 117 об./ стал он называть себя шах Надыром 59.

1738

Во время продолжения войны между Россиею и Портою Оттоманскою шах Надыр, заключивши мир с ею последнею 60, прислал послов Магмет Риза хана каджарскаго и Теиб хана авшарскаго с предложением российскому двору посредничества его для заключения мира с Портою Оттоманскою. Но победы фельдмаршала графа Миниха были в сем деле надежнейшим ходатаем. Успехи его уже предшествовали миру и в 1739 году заключен при Белграде мирный трактат 61, /л. 118/ силою котораго однако же Большая и Малая Кабарда признаны независимыми от России оставлены барриерою между обеими империями. Но с обеих сторон позволено брать аманатов, и за дерзость виновных наказывать. Положено раззорить Азов, и на Черном, и на Азовском морях не иметь России флота и не строить кораблей 62.

В сем трактате представляется то непонятное противоречие, что успехи и слава российскаго оружия обратилась во вред политическаго могущества империи. Хотя границы оставлены те же самыя, которыя были до начатия сей войны, но независимость кабардинцев и еще важнейшая /л. 118 об./ статья - запрещение кораблеплавания по Черному и Азовскому морям - заставляют с некоторою вероятностию думать, что посредничество Франции в сем деле не весьма было чистосердечно.

Таким образом в течении семи лет заключенные два трактата с Персиею и третий с Портою усилившуюся власть российскую на востоке обратили в ничтожество. Есть ли российский двор уступку персидских завоеваний и власть над кабардинцами не признавал за важную потерю, то конечно не предвидел он на сей раз, что существенныя выгоды сильной империи неразлучно сопряжены с удержанием /л. 119/ приличнаго степени достоинства, а тем паче в мнении азиатских народов, где всякая уступка означает слабость и влечет за собою неуважение. Выгодныя для России торговыя статьи, помещенныя в трактатах с Персиею, могли бы отчасти вознаградить урон политической, но краткое время употребления оных прекратились с жизнью шаха Надыра, и Россия потеряла последний плод великой сей уступки в уменьшении астраханской торговли. Терек оставался естественною границиею российскою от Дагестана и от кабардинцев. Но малое вооружение, охранявшее сию важнейшую часть российских пределов, или лучше /л. 119 об./ сказать беззаботливость, с каковою по смерти шаха Надыра во все царствование императрицы Елисаветы Петровны управлялись азиятския дела, открыли чрез Кубань и Терек свободные [81] проходы горским народам до Волги и Дона, которые сим хищникам служили единственною преградою. Сверх того крымские ханы, воспользовавшиесь добровольным отречением России от кабардинцов, привлекли их к себе, распространили у них магометанский закон (Гильденштет, путешествовавший в тех странах в 1740, 41 и 42 годах, утверждает, что за исключением князей кабардинских простой народ малое еще имел понятие о магометанской вере, как и действительно сие было до самаго пришествия в Кавказския горы шаха Мансура, и который поставил /л. 120/ мулл, построил мечети и распространил мусульманских закон у многих народов) 63 и чрез единоверие утвердили безпрепятственно власть свою, которая /л. 120/ до самаго падения Крыма поддерживалась союзами с горскими народами и внушала им ненависть к России. Таковой оборот дел, в короткое время случившийся, тем паче заслуживает уважения, что крымские татары от позднейших времен почитались непримиримыми врагами кабардинцам, всегда были с ними в войне, а сии последние для защиты своей прибегали к российскому покровительству, в котором нередко находили свое спасение.

1741 Император Иоанн III

По завоевании Индии шах Надыр прислал с дарами в Россию /л. 120 об./ великолепное посольство при полномочном после Мегемет Гуссеин хане 64, при коем одних чиновников персидских было двадцать восемь человек 65. В числе подарков были присланы четырнадцать слонов, обученных воинским движениям по индейскому и персидскому обычаю. Все сие было единственно в знак продолжающагося союза и дружбы его с российским двором. Впрочем полагать можно, что в сем пышном оказательстве новых успехов, увеличивших власть его пред сильнейшим из его соседей, шах Надыр не менее удовлетворил честолюбие свое, разглашая повсюду славу побед своих. Сие было последнее /л. 121/ посольство от шаха Надыра.

1741 Императрица Елисавета I

По возвращении шаха Надыра из Индии возмущения, возставшия во время отсутствия его в Дагестане, и нападения лезгинцов на Грузию, которой зависимость от Персии признана Россиею и Портою, убедили его предпринять поход на ширванския и дагестанския области 66. Приближение его к российским границам, паче слухи, что он идет на брагунцов, андреевцов и костюковцов, издревле в подданстве России находящихся, переважили пограничное российское начальство. Указом военной коллегии (1741 года) послан на Терек к одному полку, там находящемуся, еще один драгунский полк /л. 121 об./ и предписано генерал-лейтенанту Тараканову поступать впредь до повеления по наставлениям, ему данным от бывшаго генералисимуса графа Миниха. [82]

1742

Вследствие чего генерал-майору Трейдену, отправленному в Кизляр, приказано от него Тараканова взять все воинския осторожности, и буде шах придет к Тереку, то дав знать ему, прежде чрез нарочнаго посланнаго о нарушении мирнаго трактата, действовать против него оружием, стараясь не пропускать на сю сторону Терека.

1745

От пяти колен туркменцов, живущих при Мангишлаке, составляющих 2500 кибиток, прислано прошение о принятии их в подданство и о позволении /л. 122/ производить торг в Астрахане 67. В самое то время, когда посланцы их были в С.-Петербурге, при Мангишлаке учинено насилие одному российскому купеческому судну.

1746

Посему государственный канцлер Бестужев-Рюмин при отправлении их объявил им письменно: что хотя они не заслуживают монаршей милости и принятия их в подданство, однако же позволяется им торговать в Астрахане с тем, чтобы они провожали российских купцов с Бухары и Хивы, выдавали бы российских пленных и впредь воздерживались от наглых поступков (Турхемнцы или туркоманы суть первобытные жители восточнаго Каспий/л. 122 об./скаго помория. Они находятся во всегдашней вражде с узбеками татарами, и которые вытеснели их из прежних жилищ). /л. 122 об./

1747

Назначенный в Персию полномочным послом генерал-адмирал князь Михайло Михайлович Голицин, доехав до Ярца Ряща cухим путем, в том же году возвратился в Астрахань морем чаятельно потому, что он услышал там о смерти шаха Надыра, который в том же году убит был в Хорасане.

1752

Поелику известно было, что в Осети построена православная церковь и подворье еще в 1741 году грузинскими духовными, то признано за полезное учредить осетинскую коммисию под верховным управлением астраханскаго архиепископа для приобретения больших /л. 123/ успехов в проповедании слова Божия горским народам, бывшим в древния времена в христианстве. В 1752 году разпоряжениями правительствующаго Сената вообще со Святейшим Синодом положены правила для проповедников и назначены способы для приласкания горских народов 68. Нужным начальником сей коммисии назначен грузинский архимандрит Пахомий, которому к трем церквам, находящимся в Осетии, велено прибавить две и на сооружение оных выданы деньги. Сверх положеннаго окладом Святейшего Синода /л. 123 об./ духовным чинам жалованья на приласкание горских народов, на покупку холста для рубашек, крестов медных и серебреных отпущено 530 рублей. [83]

1756

Сердарь авганский Азады хан, бывший в войне с сердарем Каджаром Мугамет Гассен 69 ханом, из Мазандарана пришел в Гилянь, разбил войско рящинскаго начальника Амир Гуни хана и вступил в Рящ (В рукописи первоначально «ярценскаго», «Ярц»). Российский консул Чекалевский получил от него привест вие и подарки. Но по приглашению его из Пери базара к нему не поехал, опасаясь свойственнаго персиянам коварства. При сем Азады хане находился тогда /л. 124/ с войсками грузинские князья Теймураз и сын его Ираклий.

1760

Сей Теймураз царь грузинский, а паче сын его Ираклий, бывшие в походе шаха Надыра в Индию, за отличную храбрость их были от него уважаемы. Теймураз поставлен был от шаха царем карталинским и кахетинским. Потом Кахетия была отдана в управление сыну его Ираклию. В 1752 году оба они присылали в Россию тифлизскаго митрополита Афанасия, прося покровительство и защиты от нападения горских народов. Но в 1760 году, вследствие возставшаго между отцом и сыном /л. 124 об./ несогласия, Ираклий выгнал отца своего Теймураза из Карталинии и присоединил оную к своим владениям. Царь Теймураз, получа от российскаго двора позволение, выехал в Астрахань и умер там же в 1762 году 70.

Продолжавшаяся в то время семилетняя война с Прусией (В рукописи первоначально «Персией») отвлекла все силы и внимание российскаго двора к европейским пределам, где между тем успехи российскаго оружия влекли за собою важнейшия произшествия 71. С сим кончится вторая Епоха исторических сведений и последняя Епоха падения власти российской на востоке. /л. 125/

Утомленное описанием политических уронов отечества моего внимание оживляется новыми силами при вступлении в третию Епоху, которая начинается от самаго возшествия на престол императрицы Екатерины Второй. Постепенное с того самаго времени приращение могущества российскаго в Кавказе доказывает сколько проницательны и дальновидны ея предначертания и сколь прочны основания, положенныя твердою рукою сея монархини для настоящих и будущих на востоке предприятий. /л. 125 об./

Приложение к стран. 19 Епохи II

Во имя Всемогущаго Бога.

Ведомо да будет, понеже от нескольких лет в персидском государстве учинились великия замешания, и некоторые того государства подданные, возстав против его шахова Величества, яко [84] своего законнаго государя, не токмо в Персии великое раззорение причиняют, но и весьма дерзнули подданным его императорскаго Величества всероссийскаго, по древней между обеими государствами пребывающей дружбе и трактатом, в персидское государство /л. 126/ торгующим, учинить убийство и разграбить, на великое число цены, их имение, и понеже тогда владеющее Его шахово Величество за теми в государстве его учинившимся великим (В рукописи «веикими») замешании не был в состоянии под теми его бунтовщиками надлежащую управу дать: того ради Его императорское Величество всероссийское по истинной своей к его шахову Величеству дружбе, не хотя тех бунтовщиков довольнаго разширения и приближения к российским границам, и персидское государство до последней погибели допустить, сам /л. 126 об./ оружие свое против тех бунтовщиков употребил и некоторыя города и места, на берегах Каспийскаго моря лежащия, которыя от тех бунтовщиков в крайнее уже утеснение приведены были, от них оружием своим освободил, и для обороны верных Его шахова Величества подданных войсками своими засел, а между тем учинилось, что с другой стороны, некоторые иные персидские бунтовщики таким образом усилились, что они столицею персидскаго государства овладели, и Его тогда владеющее шахово /л. 127/ Величество со всею его шаховою фамилиею пленили и с престола низвергнули, и остался токмо сын его, Тахмасиб, который по законному наследству после отца своего на престол вступил и законным государем персидским учинился, и желая древнюю между обеими государствами пребывающую дружбу возобновить и вяще утвердить, отправил к Его императорскому Величеству всероссийскому своего великаго и полномочнаго посла из ближних и верных слуг Его, сущих под ведением ихтимат-девлета почтеннаго и пречестнейшаго Измаил бека /л. 127 об./ с своею полномочною шаховою грамотою, не токмо со объявлением о Его шахова Величества Тахмасиба вступлении на персидский престол, но и с прошением ко Его императорскому Величеству всероссийскому, дабы его величество при нынешнем его от бунтовщиков терпимом утеснении, против бунтовщиков и неприятелей вспоможении учинить, и его на персидском престоле содержать изволил, и дал вышепомянутому своему великому и полномочному послу совершенную власть и полную мочь за своею печатью о сем Его шахову /л. 128/ Величеству против его бунтовщиков чинимом вспоможении ненарушимой трактат и договор заключить. Того ради Его императорское Величество всероссийское по своему к Его шахову и к персидскому государству, имеющему [85] доброжелательству высочайшим своим монаршим повелительным указом всемилостивейше повелел с ним Его шахова Величества великим и полномочным послом в оной трактат вступить, и тако с обеих сторон соглашеность, договореность (В рукописи «соглашенось, договоренось») и постановлено: 1е, Его императорское /л. 128 об./ Величество всероссийское обещает Его шахову Величеству Тахмасибу добрую и постоянную свою дружбу и высокомонаршеское свое сильное вспоможение против всех его бунтовщиков и для усиления оных и содержания Его шахова Величества на персидском престоле изволит. Как скоро токмо возможно потребное число войск конницы и пехоты в персидское государство послать, и против бунтовщиков Его шахова Величества действовать, и все возможное учинить, дабы оных низпровергнуть и Его шахово Величество при спокойном /л. 129/ владении персидскаго государства оставить.

2е, А насупротив того, Его шахово Величество уступает города Дербент и Баку со всеми к ним принадлежащими и по Каспийскому морю лежащими землями и местами такожде и провинции Гилянь, Мазандран, и Астрабат, и имеют оныя от сего времени вечно в стороне Его императорскаго Величества всероссийскаго остаться, и в его подданстве быть, которыя места и провинции Его императорское Величество всероссийское для того в награду себе желает, дабы оными /л. 129 об./ содержать войско, которое Его императорское Величество к Его шахову Величеству против его бунтовщиков в помощь посылает, и для того такожде на содержание онаго войска от Его шахова Величества денежное вспоможение не требует.

3е, И понеже невозможно есть, чтоб для отправляемаго к Его шахову Величеству против его бунтовщиков Его императорскаго Величества войска потребное число лошадей как для конницы, так и под артиллерию и аммуницию, и под багаж, и провиант в так отдаленные край морем /л. 130/ перевезено быть могло, а его шахова Величества полномочный посол объявил, что в установленных Его императорскому Величеству провинциях многое число лошадей, того ради чтоб потребное число лошадей сыскано было в тех провинциях, которыя Его императорскому Величеству командиров, которые ради вспоможения к Его шахову Величеству отправлены будут; Ежели ж чего невозможно будет сыскать, то со стороны Его шахова Величества потребное число дано будет по оценке оценовщиков, а именно, чтоб свыше двенадцати рублев не было, а верблюды под багаж /л. 130 об./ Его шахово Величество сколько будет потребно без найму и безденежно дать в своих гонцах обещает, а для [86] пропитания онаго войска, когда они против бунтовщиков пойдут, обещает Его шахово Величество хлеб, мясо и соль в пути везде приготовить, дабы в том скудости не было. Только Его императорское Величество всероссийской должен за тот хлеб, мясо и соль платить деньги по уговорной цене, как в сем трактате о том постановлено. А именно: за хлеб шахов батман, пшеницы по гривне, за мясо по пяти алтын с копейкою шахов батман /л. 131/ за баран (В рукописи «за бран»), в котором бы не меньше весу было четырех батманов шаховых по рублю, за соль по две копейки за батман шахов, а ежели цена свыше договорной в сем трактате в то время будет, когда войски пойдут, то Его шахово Величество должен тот излишек сверх поставленной цены сам из своей казны заплатить; и дабы в то время пропущено не было, того ради тотчас по возвращению Его шахова Величества упо-мянутаго великаго и полномочнаго посла в персидское владение к приписанию всего того надлежащия приуготовления учинены будут.

4е, И будет между Его императорским /л. 131 об./ Величеством всероссийским и Его государством вечно добрая дружба, и обеих сторон подданным всегда ненарушимо позволено будет в оба государства переезжать и тамо по своей воле свободно жить, и купечество свое отправлять, и и когда похотят свободно выезжать, и никому в том никакой задержки и обиды учинено не будет, и ежели б и то кому какую обиду учинить дерзнул, то оные за то от их Величества жестоко наказаны будут.

5е, И обещает Его императорское Величество, что он всегда будет неприятелем тем, кто /л. 132/ шаху и персидскому государству неприятели, и противу оных имеет чинить вспоможение, что разумеется около всего персидскаго государства, от кого б то неприятельство показано быть имело, еже взаимно Его шахово Величество Его императорскому Величеству всероссийскому обещает.

И что все сие крепко и ненарушимо содержано и исполнено будет, того ради я Его шахова Величества великой и полномочной посол Измаил бек по данной мне от Его шахова Величества за его печатью полной мочи и власти указом и имянем Его шахова Величества сей трактат /л. 132 об./ собственною своею рукой подписал, и печатью утвердил, и клятвою по закону моему укрепил, и против другой, со стороны Его императорскаго Величества всероссийскаго, за великою большою Его императорскаго Величества печатью и за подписанием Его императорскаго Величества министров, мне данной экземпляр в крепком и ненарушимом содержании всего того, что в сем трактате [87] обещано, разменял. Еже учинено в С.-Петербурге сентября 12 дня 1723 года.

С российской стороны подписали:

Империи всероссийской канцлер Гаврило Головин.

Его императорскаго Величества всероссийскаго тайный советник барон Андрей Остерман.

Его императорскаго Величества тайный советник канцелярии Василий Степанов.

м. п. Государственная большая печать.

С персидской стороны:

Великий и полномочный посол Измаил бек

м. п.

Печатан в С.-Петербурге при Сенате 1725 г. сентября 18 /л. 133/

Таблица,

содержащая в себе оглавление достойных примечанию грамот, трактатов, записей, о коих упомянуто в течении I и II Епохи для удобнейшаго приискания оных в собрании трактатов, хранящихся в Коллегии Иностранных дел, в том числе есть и такие, которые не для ссылки, а единственно для любопытного сведения о них здесь помещаются.

При каком царе Год Содержание грамот или трактатов, к кому писаны и с кем заключены № сей таблицы
 

 

 

 

К князьям черкаской и кабардинской земли.

 

 

Царь Иван Васильевич 1578 Грамота к Мамстрюку Мурзе Айдаровичу, а даче дяде его князю Камбулату жалованной грамоты за золотою печатью на принятие в сей черкаскои земли в российское подданство, и чтобы шли они с черкесами в поход на Украину в Темников. 1
Царь Федор Иванович 1585 Жалованная грамота черкаской земли начальнику кабардинскому князю Камбулатову Айдаровичу и всей кабардинской земли князьям и мурзам о принятии их в российское подданство. Между прочим в оной предписано ходить им на службу царскую по требованию астраханских и терских воевод 72. 2
Царь Михаила Федорович 1614 Похвальная грамота князю Солоху с братьями и племянниками за оказанную им верность к службе при изгнании из Астрахани бунтовщика Заруцкаго, при сем послано жалованье. /л. 133 об./ 3
 

 

1615 Жалованная грамота Сунчалею Мурзе Янгелычеву на княжеское достоинство, в оной же черкасы и окончены, живущие на Тереке, ему подчиняются. [88] 4
 

 

1625 Жалованная грамота сыну его князю Шелоху Сунчалеевичу во утверждении его начальником над черкасами и окоченами. 5
Царь Алексей Михайлович 1661 Грамота Каспулату князю Муцалову и племяннику Шелоха во утверждении начальства его над черкасами. 6
Царь Федор Алексеевич 1678 Жалованная и похвальная грамота сыну Муцалова князю Каспулату Муцаловичу черкаскому, в которой между прочим сказано, что за службу его дается ему право по смерти пользоваться собираемыми на Терке таможенными доходами, что в прошлом и нынешнем году он был под Чагириным на Украине и прогнал с узденями своими и черкасами кумыския и турецкия войски. 7
Царь Петр Алексеевич 1717 Грамота от князей Большой Кабарды Мусы Устева, Ислам бега, Кайтуки и прочих князей и узденей, что по объявлению, зделанному им от посланника российскаго князя Александра Бековича, они обещались быть в подданстве точно так, как в подданстве российском состоят калмыки. Есть ли кто из князей или узденей пожелает принять христианской закон, они в том не препятствуют; но холопей их, которые крестятся для того, чтоб избавиться от неволи, тех бы русским не принимать и возвращать их кабардинцам. /л. 134/ 8
Императрица Анна 1732 Грамота к кабардинским князьям Ислам беку, Батук беку, Кайсим беку, Магомет беку, Кайсай беку, Карай Мурзе беку, Нит шах беку о принятии их покорности и о посылке к ним жалованья 73. 9
 

 

 

 

К кумыцким владельцам и шамхалам тарковским.

 

 

Царь Михаила Федорович 1614 Похвальная грамота кумыцкому князю Гирею с братьями за оказанную верность; отправлена с дворянином Погажевым. Тут же присяжный лист. 10
 

 

1615 Жалованная грамота ему же о содержании его в подданстве. 11
 

 

1627 Жалованная грамота кумыцкому Андемир Мурзе Султан Махмуту о принятии его в подданство. 12
 

 

1638 Жалованная грамота детям кумыцкаго владельца Ильдар-Шавкала Гирей Мурзе, Имам Ризе Мурзе, Касай Мурзе с братьями о принятии их в подданство. 13
 

 

1638 Жалованная грамота кумыцкому и тарковскому владельцу Сурхай Мурзе о принятии его в подданство. [89] 14
 

 

1643 Сей Сурхай мурза, сделавшись шавкалом, просил грамотою о присылке ему жалованья. В том же году дана ему на шавкальство утвердительная грамота 15
Царь Алексей Михаилович 1654 Прошение кумыцкаго мурзы Казаналпа султана Махмутова сына о принятии его по-прежнему в подданство и о избавлении его /л. 134 об./ от притеснений князя черкескаго муцалы. Жалуется, что подданных его барагунов отняли у него и перевели на Кайсу. 16
Царь Петр Алексеевич 1718 Жалованная грамота кумыцкому владельцу Адил Гирею Будайханову сыну о принятии его в подданство. При сем посланы подарки в мелкой рухляди, в камках и сукнах состоящие, всего ценою на 3000 рублей. 17
 

 

1720 Грамота ему же Адил Гирею в том же, чтобы условится ему с астраханским губернатором Волынским на каком основании быть ему в поданстве. При сем же посланы подарки. 18
 

 

1720 Князь Чабан шамхал и андреевские старшины просили грамотою о принятии их в подданство. Астраханскому губернатору Артемию Волынскому велено с ними условиться. Сей Чабан не был утвержден в шамхальстве, поелику брат его Адил Гирей получил уже на сие достоинство жалованную грамоту 74. 19

К персидским шахам и от них трактаты с ними заключенные.

Царь Федор Иванович 1588 Грамота персидскому шаху Аббасу I о желании пребывать в дружбе, о уступке Дербента и Баки, обещанной отцом его шахом Худабендеем по отобрании оных от турок. В наказе, данном посланнику Васильчикову, велено словесно обещать, что турки не будут пропущены чрез Терек. 20
 

 

1590 Ответная грамота шаха Аббаса. Соглашается уступить города /л. 135/ Дербент и Баку, с тем чтобы для взятия оных посланы были российские войска. 21
1590 Грамота к гилянскому царю Ахмету о дозволении торговать с Россиею. 22
 

 

1592 Грамота к шаху Аббасу I о свободной торговле между обеими державами, В конце оной сказано, что поминки, посланные от шаха Аббаса к царю Федору Ивановичу, ограбил на дороге князь Шавкал и что вместо оных поднес посланник Кай девять перстеней золотых, которые не годились, и отданы назад. [90] 23
Царь Борис Федорович 1600 Две примерные записи с российской и персидской стороны, посланныя с князем Засекиным к шаху Аббасу I, о подтверждении дружбы и союза, о уступке Дербента, Шемахи и Баки, о возвращении с обеих сторон по смерти послов и купцов российских и персидских вымо-рочнаго имения законным наследникам 75. 24
Царь Алексей Михайлович 1662 Грамота к шаху Аббасу II, заключающая в себе полномочие, данное российским великим послам окольничему Милославскому и стольнику Нарбекову, о 25
 

 

1663 возобновлении дружбы и союза. Ответное письмо, данное российским посланникам от персидских министров, в коем по пунктам на каждое требование прописано решение шаха: 1е, неудовольствие шаха за разбои, производимые /л. 135 об./ по Каспийскому морю донскими казаками, 2е, город на Сунже раззорен для того, что горские народы были от него утесняемы и приносили жалобы, 3е, торговля в Персии для российских купцов свободна. 26
 

 

1664 Для защиты и покровительства российских купцов в Персии дан от шаха открытый указ, коим запрещено брать с них пошлины за постоялое, за наем подвод и лавок. 27
Царь Петр Алексеевич 1717 Статьи о купечестве под названием аси-курации, заключенныя в Персии российским посланником полковником Волынским с Ехтиманом девлетом. 28
1720 Ратификация заключенных статей о купечестве шахом Гуссейном 76. 29
 

 

1723 Трактат, заключенный с шахом Тахмасом в С.-Петербурге чрез уполномоченнаго персидскаго посла Измаил бека, о уступке России Дербента, Баки, Гиляни, Мазандарани и Астрабата за оказанную шаху помощь против бунтовщиков 77. 30
Императрица Екатерина I 1727 Грамота, от персидскаго шаха Тахмасиба, присланная с послом Магомет Несирем. Изъяснение неудовольствие шаха на российской двор за то, что оный согласился с турками для разделу Персии, уведомлял, что Адербужан и Грузия заняты турецкими войсками и что он, шах Тахмасиб, одержал много успехов против бунтовщиков. /л. 136/ Желает дружбы и союза с Россиею (сия грамота не находится в собрании трактатов, а особенно между персидскими делами в переводе на коем надписано, что генерал-фельдмаршал князь Василий Владимирович Долгоруков в бытность свою в [91] верховном тайном совете июня 12, 1728 года отдал оную в Коллегию иностранных дел). 31
Император Петр II 1729 Трактат, заключенный в Ярце генерал-лейтенантом Левашовым с авганским предводителем Емрефом (племянником бунтовщика Мир Махмута), силою ко-тораго уступаются Персии астрабатская и мазендеранская провинции, остальные же области и города, завоеванные по Каспийскому морю, остаются за Российскою империею. Сей трактат не состоялся, ибо в том же году Емреф был выгнан из Испагана Тахмас кули ханом и скоро потом казнен. 32
Императрица Анна Ивановна 1732 21 генваря Трактат, заключенный в Ряще (В рукописи первоначально «Ярце») генерал-аншефом Левашовым и действительным статским советником бароном Шафировым с персидским шахом Тахмасибом: 1е, возстановление дружбы и союза; 2е, Россия уступает Персии провинции лагеджатскую, гилянскую, Ранакут, астаринскую и прочия от Астрабата до реки Куры; 3е, прочия же завоеванныя области от Куры до Дагестана возвратятся тогда, когда Персия придет от неприятелей своих в безопасное положение; 4е, взамен сих уступок /л. 136 об./ российскому купечеству позволяется торговать в Персии, привозить российския товары и вывозить персидския без платежа пошлин; 5е, убытки, причиненныя российским купцам при раззорении Шемахи бунтовщиками, шах обещает со временем взыскать и заплатить; 6е, царь грузинский Вахтанг вступит по-прежнему во владения свои и будет находиться под покровительством России; 7е, с обеих сторон позволяется содержать агентов или консулов. Сей трактат ратификован с персидской стороны шахом в феврале, а с российской 6 апреля 1732 года. 33
 

 

1735 10 марта Трактат, заключенный с шахом Аббасом III при Ганже полномочным министром князем Сергеем Голициным. Города Баку и Дербент, с принадлежащими к ним владениями и прочия места шамхалу и уцмию принадлежащия, Россия возвращает Персии и обязывается вывесть оттуда свои войска. Обе державы соглашаются не заключать мира с турками порознь, но совокупно и взаимно друг друга включать в мирные [93] договоры. Трактат утвержден печатью Надыр Али хана, артификация шахом Аббасом. 78

34

 

 

1730 Муганский и шагесевенских степей хан Али кулий двумя письменными прошениями домогался о старшинстве его и правах на провинции Ленкерон, Ведештевен, Уджару, Арус, Енгар чилай, Каняр, Кур Кызылагач, /л. 137/ с принадлежащим к ним деревнями Также просил жалованья, и чтоб поставил и его ханом в вальяны 35
 

 

 

 

В том же году на просьбе его из Коллегии Иностранных дел воспоследовал решительный ответ в предписании, данном генералу-поручику Румянцеву то есть жалованье обещано, а прочее предоставлено на разсмотрение Румянцева. 79 36

Торговые договоры и записи, с армянами заключенные

Царь Алексей Михайлович 1667 Запись, заключенная в посольском приказе армянами Стефаном Рамаданским и Григорьем Лусиковым, по доверенности, данной им от торговой их в Испагане компании, о привозе в Россию шелку сырцу и других персидских товаров, о содержании в Москве от компании их агента и о утверждении сей записи жалованною российскаго государя грамотою 37
 

 

1667 Жалованная грамота о утверждении сей записи Агентом армянской компании избран английской купец Томас Бугеин, который по учинении присяги утвержден в том же году жалованною грамотою. /л. 137 об./ 38

39

 

 

1673 Договор, заключенный в посольском приказе с армянскою в Испагане ком-паниею о возстановлении пересекшаго с Россиею торга по причинегосмерти шаха Аббаса II, с дополнением некоторых статей о пошлинах, о взыскании с должников и прочее 40
Царь Петр Алексеевич 1711 Указ Правительствующаго Сената в посольской приказ о умножении торга с армянами, о неимании в порубежных городах ни пошлин, ни привозных денег с армянских товаров и прочее 41
 

 

1724 Жалованная грамота армянскому патриарху Исаию о принятии армянскаго народа в покровительство, о позволении армянам селится в Гиляне, Мазендиране, в Баке и других удобных местах 42
Императрица Екатерина I 1726 Грамота к армянским патриархам Исаию и Нестору, обнадеживающая их российским покровительством Словесно же велено объявить, что в Персию пошлется с войском генерал князь Долгоруков и грузинский царь Вахтанг 80. 43

Грамоты, записи царей грузинских и имеретинских и к ним.

Царь Федор Иванович 1587 Записи иверскаго князя Александра, на которой он учинил присягу за себя, за детей своих и за всю Иверскую землю, быть ему /л. 138/ в вечном подданстве у российских государей и платить ежегодно даней по 50 парчей и по 10 золотых ковров Привезена гонцами Биркиным и Пивовым 44
 

 

1589 Жалованная грамота иверскому царю Александру, на каком основании быть ему в российском подданстве Отправлена с послами князем Семеном Григорьевичем Звенигородским да с дьяком Тархом Антоновичем 45
Царь Борис Федорович Годунов 1605 Запись карталинскаго царя Юрья Семеновича, на которой учинил он присягу царю Борису Федоровичу в том, чтобы дочь свою царевну Елену прислать в супружество за сына его царевича Федора Борисовича, а племянника своего Хозроя прислать в Москву для бракосочетания с царевною Ксению Борисовною. 81 46
Царь Михайла Федорович 1638 Грамота дадианскаго князя (назывет себя царем) Леонтия, присланная с попом Гавриилом о принятии его в подданство 82. 47
 

 

1639 Записи грузинскаго царя Теймураза и сына его, Давыда, учиненнная при российских послах князе Федоре Волконском и дьяке Артемие Хватове, о принятии его в подданство Просит защиты его от кумычан /л. 138 об./ и персиян, построить город в Душетских горах и содержать там российския войска, дабы мог он от нападения врагов туда укрыватся Жалуется, что кизилбашской шах отнял у него город Ревань и взял из церкви, нареченной схети, ризу Христову Благодарит за присылку 250 икон, иконников, красок, слюды, жести и прочаго снадобья Тут же присяжный лист 48
 

 

1641 Жалованная грамота царю Теймуразу и сыну его, Давыду, о утверждении его на иверском царстве В оной упомянуто, что, еще при царе Иване Васильевиче, Леонтий, отец  царя Александра, пришел [94] в российское подданство. Отправлена с послами князем Мышенским да дьяком Ключаревым. 49
Царь Алексей Михайлович 1651 Запись и присяга, учиненная царем Александром имеретинским на вечное подданство при посланниках Никифоре Толочанове и дьяке Алексее Иевлеве 83. 50
 

 

1652 Жалованная грамота города Хопия и Аления монастыря. Рождество пречистыя богородицы архимандриту Гермену о приезде оттуда старцам в Россию за милостынею в седьмой год. /л. 139/ 51
 

 

1653 Жалованная грамота имеретинскому царю (В рукописи «Иарю») Александру о принятии его в подданство с братом его, Мамукою, и сыном, Багратом, и всею имеретинскою землею. Отправлена с имеретинскими послами казначеем Ленигацием Дженарицею и с архимандритом Евдемоном. 52
 

 

1657 Грамота от тушинскаго, кетурскаго, пшавскаго народа о принятии их в российское подданство. Прислана с посланниками Султан Григореем и Павлом. Тут же присяжный лист, на котором они присягу учинили. В сей грамоте называют они себя христианами (известно, что ныне большая часть из них пребывают в идолопоклонстве). 53
 

 

1658 Грамота от них же о подтверждении их верности, по возвращении послов их. 54
 

 

1658 Грамота царя имеретинскаго Александра о подтверждении верности его подданства. Просит помощи царю Теймура-зу, изгнаному из Грузии, и, чтобы запрещено было козакам ходить Черным морем на Дадианскую землю, поелику она принадлежит ему, царю Александру. При сем уведомляет, что он покорил Дадиана, взял Одиши и Гурием. /л. 139 об./ 55
 

 

1674 Жалованная грамота царевичу грузинскому Николаю Давыдовичу, внуку Теймураза, о утверждении его на царство грузинское. 56
Цари Иван Алексеевич и Петр Алексеевич 1683 Жалованная грамота царю имеретинскому Арчилу. Из оной явствует, что царь Федор Алексеевич позволил ему выехать в Терки, а потом в Астрахань, где он находился тогда, будучи вытеснен из царства своего турками. Ему важно отослать лишних людей и ехать на житье в Терки, где построить ему двор 84. [95] 57

Грамоты к уцмеям кайтацким

Император Петр I 1722 Первый уцмий кайтацкий, который покорился России, был Ахмет хан.  

 

Императрица Екатерина I 1727 Жалованая грамота кайтацкому уцмею Ахмет хану на утверждение его в сем звании. Пред сим дан был ему диплом генералом князем Долгоруковым, на котором основана грамота. 58
Император Петр II 1728 Жалованная грамота уцмию Ахмет хану в том, что в случае смерти его имеет наследовать ему сын его, Мугамет, в звании уцмия кайтацкаго. /л. 140/ 59
Императрица Анна Ивановна 1730 Грамота к кайтацкому уцмию Ахмет хану, при которой с посланием его посланы к нему в подарок халат, соболья шуба и сабля. 60

Трактаты, заключенные с Портою Отоманскою касательно Персии и горских народов

Император Петр I 1724 12 июня Трактат, заключенный с Портою Отоманскою в Константинополе российским резидентом Неплюевым и великим визерем Ибрагим пашою при посредстве французскаго посла маркиза де Бонака, о взаимном согласии по персидским делам: 1е, завоеванныя по Каспийскому морю области и города до Астрабата остаются за Росиею. 2е, ширванская провинция и город Шемаха со всеми землями до впадения Аракса в Куру будет принадлежать Порте. Тут будет тройная граница — российская, персидская и турецкая, 3е, от Ардевиля к Тавризу, отступя один час езды, Ардевиль остается Персии, а Тавриз, Ардабад, озеро Тавриза, Мереид, Мерага, Румие, Гуи, Чарисе, Селмас, Карабаг, Ганжа, Еривань, Нахичевань и прочие ардиби-жанские провинции с принадлежностьми их уступаются Порте. Сверх того от Тавриза в прямую линию до Камендана, прошед Ерделан и Курдистан до Керманшаха, все земли /л. 140 об./ и города принадлежать будут турецкой державе, а в Керманшахе быть границы персидской с турками, 4е, шаха персидскаго Тахмасиба не признавать до тех пор, пока сей трактат не будет выполнен во всем пространстве. 5е, буде же он окажет сопротивление, то с общаго согласия выбрать и поставить вместо него другаго (В рукописи первоначально «онаго») шаха. [96] 61
Императрица Екатерина I 1726 Инструмент или записи, первая, учиненная при деревне Мабурь по силе заключеннаго с Портоюя 12 июня 1724 года трактата чрез обоюдных полномочных коммисаров российскаго генерал-майора Александра Румянцева, турецкаго дервиша Магамета аги, о разграничении ширванской провинции от Шемахи до Каспийскаго моря с постановлением 12, пограничных знаков. 62
Император Петр II 1727 Инструмент или запись вторая, учиненная теми же обоюдными коммисарами, российским и турецким, о разграничении земель, начиная от Дербента внутрь гор. Разграничение сие было сделано следующим образом: в силу трактата от Шемахи ехать до Каспийскаго моря /л. 141/ ровною верховою ездою по прямейшей дороге; разделить сие разстояние на три равныя части, ведя щет по часам езды; от моря взять две трети разстояния принадлежать будет России, а остальная третья часть в горы к Шемахе и против Дербента Порте Отоманской. Тут поставить пограничные знаки и от сего генеральнаго знака итти прямейшею линиею в одну сторону чрез реку Самур к Дербенту, а в другую к деревне Мабур и Джевану, где Араке впадает в Куру. Поставленные знаки на сей линии будут границею между обеими империями. 63
Императрица Анна Ивановна 1739 Трактат, заключенный с Портою Отоманскою при Белграде посредством полномочнаго при Порте французскаго посла Маркиза де Вильнева. Границы оставлены теже самые, которыя были прежде. Азов имеет быть раззорен. Россия обязывается на Азовском и Черном морях не содержать флота и не строить кораблей. Большая и Малая Кабарда признаны независимыми и оставлены бариерою между двумя империями, но с обеих сторон позволяется брать аманатов и за дерзости виновных наказывать 85. /л. 141 об./ 64

Грамоты к юргенским, хивинским ханам и туркменским народам.

Царь Федор Михайлович (Следует читать царь Михаил Федорович (1613—1645)) 1622 Прошение от приехавшаго в Москву юргенскаго царевича Авгана, в котором объявляется, что братья его Абеше и Ильбарс лишили отца их Арам хана владения и выкололи ему глаза, просит [97] защиты и о принятии его в подданство, выехал из Хивы с российским послом Иваном Хохловым 86.

65

Царь (В рукописи «иарь») Алексей Михайлович 1668 Жалованная грамота юргенскому хану Анавше Махмет Багадырю за отворчатою печатью для безопаснаго и свободнаго приезда подданным его в Россию со всякими товарами. Отправлена с хивинским послом, бывшим в Москве. 66
Царь Петр Алексеевич 1700 Грамота от юргенскаго хана Шаниаса известительная о вступлении его на ханство и верющая послу его Достак Богадырю. 67
 

 

1700 Письменное представление, поданное послом Достак Богадырем боярину князю Борису Алекесеевичу Голицину: 1е, о принятии хана в подданство российское; 2е, о не собирании с хивинских купцов пошлин деньгами, но товарами; 3е, о пропуске из Астрахани в Хиву железа, свинца, пищалей, /л. 142/ а за сие из Хивы будут так же выпускаться прежде того запрещенные товары; 4е, о присылке в Юргенчь посла и о свободе с обеих сторон производить торговлю по всем городам. 68
 

 

1700 Грамота ответная к юргенскому хану Шаниасу о принятии его в российское подданство. 69
1700 Лист к тому же хану от боярина князя Бориса Алексеевича Голицына, объясняющий волю государя о присылке в Хиву посланника, о позволении торговать в России и о посланном указе в Астрахань, чтобы хивинским купцам оказывали пособие и лишних пошлин с них не брали. 70
1703 Грамота к юргенскому хану Арак Махмету о содержании его в подданстве и о позволении торговать с Россиею. Причем послано хану жалованья тысячу золотых червонцев, сорок соболей да три кречета 87. 71
 

 

1716 Грамота к юрегнскому хану Ширгазыю верющая, отправленному в Хиву российскому посланнику князю Александру Бековичу о предположении препорученных ему важных дел 88. /л. 142 об./ N. Известна всем нещастная кончина князя Бековича, который, не доезжая до Хивы, был убит. 72
Императрица Елисавета Петровна 1745

1746

Прошение от трухменцов, живущих при Мангышлаке, пяти родов: бурунчугскаго, аннешкаго, кечешскаго и [98] бузачинскаго, составляющих 2 500 кибиток, о принятии их в подданство и о позволении производить торг с Астраханью. В то самое время, когда посланцы их были в С.-Петербурге, при Мангышлаке учинено насилие одному российскому купеческому судну. Посему государственный канцлер Бестужев-Рюмин объявил им письменно: что хотя они не заслуживают монаршей милости и принятия их в подданство, но позволяется им безпрепятственно торговать в Астрахане с тем, чтобы они провожали российских купцов в Бухару и впредь воздерживались от наглых поступков 89. 73

74

К индейским шахам

Царь Алексей Михайлович 1646 Грамота к индейскому шаху Сааджаче о желании быть /л. 143/ с ним в дружбе по примеру персидскаго шаха Аббаса. Просит прислать послов своих для установления торговли между обеими державами, извеняется, есть ли при первой сей посылке титул шаха нивесь прописан. NВ. С сею грамотою назначены были в Индию гонцами торговыя люди казанц Микита Сыроезжин и астраханц Василий Тющников и посланы были чрез Персию с послом князь Савельем Козловским; но возвратясь, привезли сию грамоту обратно; в 1681 году отправлена была таковая же грамота вторично с переменою только имен государевых и печатей с торговыми людьми Родионом и Иваном Никитиными, но из дел не видно дошла ли она к шаху 90. 75
 

 

1647 Указ астраханским воеводам о предохранении индейских купцов в Астрахане от всяких обид, а паче от притеснения переводчика Девлет Абыза, на котораго они жалуются, о приласкании индейцев и доставлении им возможнаго пособия, о объявлении им в съезжей избе особеннаго благоволения и покровительства государева. /л. 143 об./ 76
 

 

1675 Грамота к индейскому шаху Евреин-зепу (Ауерен Зебу), отправленная с посланником Мамети Исуп Касимовым. Желает быть с ним в дружбе по примеру других (В рукописи «по примеру других» повторяется дважды) христианских и мусульманских государей. Просит о незадержании посланника и о присылке индейских послов в Россию. Йзвеняется в погрешностях, могущих быть в шахском титуле по неизвестности онаго. [99] 77
 

 

 

 

NВ. Посланнный с сею грамотою не был в Индию пропущен. Доказательством тому служит шахской указ, данный кабильскому (кабулскому) хану, в коем сказано, что никогда в Индию российские послы не хаживали и потому отправить сего в целости обратно и выдать ему из казны жалованья две тысячи рублей. На обороте указа в печати изображено Агыр хан. раб Авоин шахова величества 91. 78
Царь Иван Алексеевич и Петр Алексеевич 1696 Лист блишняго шахскаго Руг-хана, данный по повелению индейскаго владельца бывшему в Индии российскому купчине Семену Маленкому о неплатеже ему пошлин как с продажных, так и с покупных товаров, о свободном его везде пропуске. /л. 144/ 79
1696 Проезжий указ, данный за печатью Руг-хана тому же российскому купцу Семену Маленкому с товарищами о свободном пропуске и о позволении покупать и продавать товары без пошлин. В оной упомянуто, что Семен Малинкой был на аудиенции у шаха индейскаго и просил, чтобы взяли товары его в казну. 80
Царь Петр Алексеевич 1716 Грамота к индейскому шаху Шуалену о дозволении купчине Александру Кожину продать в Индии российские товары и купить там индейские. N. Грамота сия не дошла в Индию и провезена обратно приехавшим из Хивы посланником Беневени. 92 81

Текст воспроизведен по изданию: С. М. Броневский. Историческия выписки о сношениях России с Персиею, Грузиею и вообще с горскими народами, на Кавказе обитающими со времен Ивана Васильевича доныне. РАН. Институт востоковедения СПб. 1996.

© текст - Броневский С. М. 1996
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Осипов С. Г. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© РАН. Институт востоковедения 1996.