Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ДЖОВАННИ ВИЛЛАНИ

НОВАЯ ХРОНИКА

NUOVA CRONICA

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ

1. КАК ИЗБРАНИЕ РИМСКОГО ИМПЕРАТОРА ПЕРЕШЛО К ГЕРМАНЦАМ И КАК БЫЛ ПОСВЯЩЕН В ЭТОТ САН ОТТОН I САКСОНСКИЙ

Когда вышеупомянутый папа Иоанн XII, сын императора Альберта, позорил церковь своими бесчинствами, часть кардиналов призвала германского короля Оттона, чтобы он сместил папу и сделался сам императором. Узнав об этом, папа велел отрезать нос своему кардиналу диакону Иоанну, который все это затеял, а другому Иоанну, субдиакону, написавшему письмо, приказал отрубить руку. Из-за этих и подобных им отвратительных поступков, чинимых в Ломбардии и в Тоскане Беренгарием и Альбертом, Оттон со всем своим войском снова пришел в Италию и окончательно упразднил власть этих императоров в Ломбардии, а затем вступил в Тоскану, где был с почетом встречен жителями Лукки, в которой пробыл довольно долго, и Флоренции, где также задержался на некоторое время. Потом Оттон отправился в Рим, куда вошел со славой и триумфом. Здесь он низложил и изгнал папу Иоанна, который потом окончил свои дни в низменных пороках 1, и способствовал избранию папы Льва VIII, который, памятуя о злокозненности римлян, издал декрет, что папа может быть избран только с согласия императора 2. Все духовенство во главе с папой убедилось, что только с помощью германцев возможно сохранить свободу церкви и защитить ее от коварства злонамеренных римлян, и от итальянских тиранов. Поэтому Оттон, признанный за его доблесть, добронравие и мощь достойнейшим, был избран церковью и римским народом императором, и в 955 году папа Лев торжественно посвятил и короновал его в Риме, после чего Оттон щедро одарил Святую Церковь 3. Император Оттон правил двенадцать лет, был он родом из Саксонии и совершил много великих деяний во славу церкви и империи. Он умиротворил Италию, а затем вернулся в Германию со своей женой Алундой, от которой у него был сын, в честь отца названный Оттоном II. По возвращении императора в Германию коварные римляне сместили папу Льва и избрали на его место Бенедикта V. Разгневанный этим известием Оттон снова подступил с войском к Риму и осадил его. Тогда римляне выдали ему папу Бенедикта, чтобы помириться с императором, и он вернул на трон прежнего папу Льва, а затем отправился назад в Германию, захватив с собой Бенедикта, который там бесславно умер. Оттон дал еще много доказательств своего благочестия и человеколюбия, и богато одарил немало монастырей, прежде чем скончался в Германии. Он навел порядок и восстановил покой и благосостояние Италии, искоренив могущество тиранов, и многие его бароны получили владения в Тоскане и Ломбардии. Среди них был и родоначальник [77] графов Гвиди по имени Гвидо. Император сделал его пфальцграфом 4, пожаловал ему графство Модильяна в Романье, и его потомки позднее владели всей Романьей, пока жители Равенны не изгнали их из города и не перебили за испытанные от них обиды. Спасся только мальчик Гвидо, прозванный Сангве, оттого что он единственный уцелел при кровопролитии. Впоследствии император Оттон IV даровал ему власть в Казентино, и именно этот Гвидо взял в жены графиню Гвальдраду из Флоренции, дочь достойного мессера Беллинчоне Берти де'Ровиньяни, уважаемого флорентийского гражданина. Как можно установить, Оттон I останавливался во Флоренции по пути в Рим и обратно, потому что она очень ему полюбилась, как верная дочь Рима, всегда послушная власти императора. Оттон одарил Флоренцию своими милостями и привилегиями и пожаловал ей контадо шириной в шесть миль 5. Когда он удалился в Германию, в городе остались и поселились некоторые его бароны. Среди них был некто Губерт — говорят, что от него пошел род Уберти, как свидетельствует их имя. Еще от одного барона, Ламберта, произошли Ламберти, впрочем, все это мы знаем только по слухам. В Тоскане обосновались многие другие из лучших баронов этого императора, а также Оттона II. Они положили начало многим знатным семействам Флоренции и других городов Италии. Оттон I разрешил жителям Лукки чеканить золотую и серебряную монету, на которой оттиснено его имя. После его смерти императором стал Оттон II, его сын, правивший пятнадцать лет 6. При нем римский префект 7 Петр велел схватить папу Иоанна XIII, из рук которого в свое время император принял корону, и заточить его в замке Сант'Анджело, а затем изгнать в Кампанью. Оттон, однако, восстановил папу на троне и в наказание за бунт предал много римлян жестокой казни, а других увел в Саксонию. При нем сарацины и греки заняли Калабрию, и Оттон выступил им навстречу с большим войском, состоявшим из римлян, немцев, ломбардцев и апулийцев. Из-за неудачного командования и предательского бегства римлян и жителей Беневента армия императора потерпела поражение к великому горю всех христиан, а сам он попал в плен к греческим пиратам. С помощью разных уловок и обещаний Оттон склонил их плыть в Сицилию и, будучи здесь узнан, беспощадно со всеми ими расправился. Затем он осадил Беневент, взял город и разорил его в отместку за измену. Мощи святого апостола Варфоломея он перенес в Рим, чтобы взять потом с собой в Саксонию, но вскоре после прибытия в Рим скончался, так что эти мощи остались на Острове в Риме.

2. ОБ ИМПЕРАТОРЕ ОТТОНЕ III И О МАРКИЗЕ УГО, ОСНОВАВШЕМ ФЛОРЕНТИЙСКОЕ АББАТСТВО

После смерти Оттона II императором был избран Оттон III, его сын, коронованный папой Григорием V в 979 году. Правил он двадцать четыре года 8. После коронации он совершил паломничество в Апулию, где взошел на гору Святого Ангела, а затем через Францию [78] возвратился в Германию, оставив Италию в покое и благоденствии. Но по отъезде его в Германию консул и правитель Рима Кресценций сместил с папского престола Григория V и возвел на его место епископа Пьяченцы, хитроумного грека. Прослышав о том, император Оттон сильно разгневался, привел в Италию свое войско и осадил Кресценция и его папу в римском замке Сант'Анджело, которые пытались там укрыться. Замок пал, и Оттон приказал обезглавить Кресценция, а папе Иоанну XVI выколоть глаза и отрубить руки. На престол он снова возвел папу Григория, своего родственника, а затем вернулся в Германию, восстановив в Италии мир, и в свое время скончался там в благоденствии. С Оттоном III в Италию прибыл маркиз Уго: я полагаю, что он был маркизом Бранденбургским, ибо в Германии других маркизатов нет 9. Ему очень понравились тосканские места, в особенности наша Флоренция, поэтому он остался здесь наместником императора и вызвал к себе жену. По воле господней случилось так, что во время охоты в окрестностях Бонсолаццо маркиз заблудился в лесу, потеряв своих спутников и забрел в одно место, где ему представилась большая кузница, где куют железо. Но вместо железа здесь пытали огнем и били молотами людей какие-то черные уродцы. Когда маркиз спросил, что это, ему объяснили, что здесь находятся осужденные навеки души и что к подобному же наказанию за порочную жизнь будет приговорена и душа маркиза Уго, если он не раскается. Маркиз с великим страхом препоручил себя богородице Деве Марии, и когда видение исчезло, остался под таким сильным впечатлением, что, вернувшись во Флоренцию, приказал распродать все свое имущество в Германии, чтобы основать во Флоренции семь монастырей. Первым было аббатство святой Марии во Флоренции, второе было учреждено в Бонсолаццо, где ему явилось видение, третье в Ареццо, четвертое в Поджибонси, пятое на горе Веррука в Пизе, шестое в Читта ди Кастелло и последнее в Сеттимо. Маркиз щедро одарил все эти монастыри и благочестиво прожил с женой остаток жизни. Детей у него не было, скончался он во Флоренции в день святого Фомы 1006 года и с почетом был похоронен в флорентийском аббатстве. В свое время маркиз Уго посвятил в рыцари многих членов рода Джандонати, Пульчи, Нерли, графов Гангаланди и Делла Белла; все они взяли в его честь герб маркиза в красно-белую полоску, с разными добавлениями.

3. О СЕМИ ГЕРМАНСКИХ КНЯЗЬЯХ, ИЗБИРАЮЩИХ ИМПЕРАТОРА

По смерти Оттона III, последнего из трех Оттонов, передававших императорский титул от отца к сыну, папа Сергий IV, кардиналы и римские князья решили поручить выборы императора германцам, которые были могучей опорой христианства. Отныне власть должна была переходить к самому достойному, избрание которого утверждалось [79] церковью. Декретом были учреждены семь курфюршеств, без участия государей которых невозможно было избрание императора. Курфюрстами стали архиепископ Майнцский, канцлер Германии; архиепископ Трирский, канцлер Галлии; архиепископ Кельнский, канцлер Италии; маркиз Бранденбургский, имперский казначей; герцог Саксонский, хранитель меча; пфальцграф Рейнский, который сегодня является наследником герцога Баварского, имперский стольник; и король Богемии, имперский чашник. Без их согласия избрание недействительно. Был также издан декрет о том, что, поскольку выборы императора стали уделом одних германцев, они не могли претендовать на титул папы или кардиналов во избежание церковных распрей, но это условие позднее не соблюдалось. В дальнейшем мы проследим за сменой императоров, с того момента, как их избрание выпало на долю Германии, а равно и пап, упоминая о том, сколько лет они правили, и вкратце об их деяниях, ибо чередование императоров начало отзываться на росте и возвышении нашего города. Их раздоры с папами и церковью привели к переворотам и партиям во Флоренции, о чем мы не преминем рассказать в свое время. Необходимо теперь вспомнить о королях Франции и Апулии, потому что с ними связано много событий, касающихся нашего повествования, об этом мы кратко сообщим в следующей главе.

4. О ДИНАСТИИ ФРАНЦУЗСКИХ КОРОЛЕЙ, КОТОРАЯ ПРОИЗОШЛА ОТ ГУГО КАПЕТА

После того как род Карла Великого прекратился, королем Франции с 987 года Христова был уже упоминавшийся Гуго Капет. Он был герцогом Орлеанским (как пишут, это старинный и знаменитый герцогский род), сыном Гуго Великого и сестры Оттона I Германского. Большинство же утверждает, что его отец был влиятельным и богатым парижским бюргером, выходцем из семейства мясников или торговцев скотом. Когда наследницей герцогства Орлеанского стала женщина, благодаря своему богатству и влиянию этот человек взял ее в жены, и у них родился сын, Гуго Капет, прославившийся умом и могуществом 10 . Он управлял всем французским королевством, а когда династия Карла Великого пресеклась, сделался королем и правил двадцать лег. Знаком Гуго Капета и его потомков всегда была золотая лилия на голубом поле, а у Карла Великого половину щита занимал герб империи: черный орел на золотом поле, а на второй половине лилия, насколько можно определить. Правда, в Сен-Дени во Франции обнаружились старинные королевские хоругви с изображением золотых шпор на голубом поле, но непонятно, принадлежали они Каролингам или первым королям, выходцам из Сикамбрии. После Гуго Капета двенадцать лет правил его сын Губерт, который был весьма искушен в Писании, вел благочестивую и святую жизнь. Его сын Генрих царствовал тридцать [80] лет, сын Генриха Филипп — сорок девять лет, сын Филиппа Людовик Толстый тридцать один год, его сын Людовик Набожный сорок три года. Как явствует из имени, он был добр, благочестив и одарен всеми добродетелями. Он женился на графине Шартрской, происходившей от Карла Великого, из Нормандского дома, и у них был сын по прозванию Филипп Одноглазый 10a, царствовавший сорок четыре года. Это был человек великой доблести, сильно расширивший пределы королевства. Сначала против него восстал его крестный, граф Фландрский, вместе со многими французскими баронами, но король привел их благодаря своему уму и доблести к покорству и в наказание за мятеж отнял у графа Фландрского Вермандуа и Пиккардию. Вместе с королем Англии Ричардом Филипп снарядил заморский поход и завоевал Аккру в Сирии, но потом поссорился с Ричардом из-за уплаты долга, которым Филипп ссудил английского короля для похода под залог герцогства Нормандии в сумме двести тысяч парижских ливров. Когда пришел срок возвратить деньги, французский король пожелал получить их в парижских пикколи 11, как было оговорено в хартии, но так как они не были собраны вовремя, он взял себе Нормандию и привел ее в подданство. Это послужило причиной большой войны, в ходе которой Ричард заключил союз против Филиппа с графом Фландрским Ферраном и римским королем Оттоном IV. В один и тот же день произошли два сражения: король Филипп разгромил Оттона и Феррана на мосту Бувина во Фландрии — Ферран попал в плен, а Оттон бежал; а сын Филиппа Людовик победил в Пуату короля Англии и его баронов 12. Под власть французского короля перешли Пуату, Гасконь, Турень, Анжер и Клермонт, позднее он завещал щедрую милостыню для раздачи в заморских краях и скончался в 1216 году 13. После Филиппа Одноглазого три года царствовал его сын Людовик, у которого было четыре сына от королевы Бьянки, дочери короля Испании. Старший сын, добрый король Людовик Святой наследовал ему на французском престоле, второй, Робер, был первым графом Артуа; третий, Альфарант, получил графство Пуатье и Алансон. Наконец младший, достойный Карл, был графом Анжуйским, а впоследствии и Прованским, затем благодаря своей доблести и отваге стал королем Сицилии и Апулии, о чем будет рассказано там, где речь пойдет об императоре Фридрихе и его сыне, короле Манфреде. Король Людовик Святой правил сорок восемь лет, он разбил английского короля и графа Маршского и пошел в поход за море на Дамьетту, но вместе со своим братом Карлом попал в плен под Мансурой, где погиб граф Артуа. Король и его брат заплатили султану огромный выкуп и на обратном пути, в Тунисе, Людовик благочестиво скончался в 1270 году. После Людовика Святого четырнадцать лет царствовал его сын Филипп, совершивший поход в Арагон, где он и умер. У короля Филиппа и его жены, дочери Арагонского короля, было двое сыновей: Филипп Красивый, прекраснейший из христиан своего времени, правивший уже при нас двадцать восемь лет, и Карл Валуа, [81] до прозванию Карл Безземельный, из-за которого во Флоренции случилось много перемен, о чем речь пойдет ниже. У Филиппа Красивого было три сына: первый — король Людовик, унаследовавший от матери Наварру, второй — Филипп, граф Пуату, и третий — Карл, граф Марша. После смерти отца в 1315 году все они недолгое время занимали французский престол. Мы рассказали о чередовании королей Франции и Апулии из рода Гуго Капета, чтобы наше изложение истории Флоренции и прочих городов и провинций Италии было понятнее. Оставим теперь французов и вернемся к повествованию о римских императорах и о делах Флоренции.

5. КАК ГЕНРИХ I СТАЛ ИМПЕРАТОРОМ

Когда умер император Оттон III, германские курфюрсты возвели на престол герцога Баварского Генриха I, происходившего из рода Карла Великого, как мы отмечали выше. Это было в 1003 году, а правил он двенадцать лет и шесть месяцев, и во всех его сражениях с врагами в Германии, Богемии и Италии ему сопутствовала удача. Он привлек в лоно христианской веры короля Венгрии Стефана и все его королевство и отдал за него свою сестру. Этот Генрих был первым императором, носившим такое имя, но вторым германским королем, поэтому хроники расходятся в наименовании Генрихов: вместо третьего говорят о четвертом и вместо третьего о втором, когда речь заходит об империи 14. Генрих и его жена, святая Кунигунда, договорились хранить целомудрие, то есть девственность, и после их смерти было явлено много чудес. Они побывали во Флоренции и велели перестроить церковь Сан-Миньято, как сказано выше. Оставим теперь императоров и вернемся к делам Флоренции, а именно к описанию того, как при императоре Генрихе и с его ведома город Фьезоле был захвачен и разрушен флорентийцами, а Флоренция возвысилась.

6. КАК ПРИ ИМПЕРАТОРЕ ГЕНРИХЕ ФЛОРЕНТИЙЦЫ ЗАХВАТИЛИ И РАЗРУШИЛИ ФЬЕЗОЛЕ

К тому времени, как на престол взошел император Генрих I, Флоренция стала довольно многолюдным и могущественным при своих малых размерах городом. Больше всего этому способствовали покровительство и помощь всегда благоволивших к флорентийцам императоров Оттона I, второго и третьего Оттонов, а также сына и внука последнего. Влияние Фьезоле тем временем постоянно уменьшалось вследствие беспрерывных войн и враждебности соседей. Однако из-за неприступности расположения и прочности городских стен и башен Фьезоле попытки флорентийцев завоевать его оставались тщетными, несмотря на превосходство и помощь сильных союзников. Более того, [82] фьезоланцы часто тревожили их своими нападениями. Убедившись в невозможности взять Фьезоле силой, флорентийцы помирились с фьезоланцами и оставили взаимные обиды. Благодаря перемирию они стали общаться и посещать друг друга, а некоторые даже породнились между собой, так что былое недоверие рассеялось. Но флорентийцы понимали, что их родной город никогда не возвысится, пока этому мешает твердыня, подобная Фьезоле. Поэтому однажды ночью они тайно устроили засаду из своих вооруженных людей в разных концах Фьезоле. Жители города ничего не подозревали и не приняли никаких мер предосторожности. Утром главного фьезоланского праздника, дня святого Ромула 15, когда ворота были открыты, а горожане не вооружены, под предлогом участия в празднике во Фьезоле стали входить флорентийцы. Когда их набралось довольно много, воины, бывшие в засаде, овладели воротами и, как было условлено, дали знать об этом во Флоренцию. Тогда все флорентийские пешие и конные отряды поднялись на холм, вошли во Фьезоле и заняли весь город, причем из жителей не пострадал никто, кроме оказавших сопротивление. Часть фьезоланцев, застигнутых флорентийцами врасплох, укрылась в сильно укрепленной цитадели 16 и потом удерживала ее в течение долгого времени. Нижний город заполонили флорентийцы, которые захватили укрепления и взяли в плен их защитников, тогда оставшийся простой народ сдался, причем было оговорено, что им будут сохранены жизнь и имущество, а флорентийцы могут разрушить город, не посягая на епископство. Флорентийцы объявили, что жители Фьезоле вольны переселяться во Флоренцию беспрепятственно со всем своим имуществом, а равно и выехать в другие места, куда им будет угодно. Очень многие фьезоланцы спустились во Флоренцию и положили начало некоторым влиятельным семействам города, существующим и поныне. Другие расселились в контадо, где у них были имения и поместья. Когда Фьезоле опустело, флорентийцы приказали разрушить его полностью, за исключением кафедрального собора, некоторых других церквей и крепости, не пожелавшей сдаться. Это было в 1010 году. Флорентийцы и переселившиеся к ним фьезоланцы вывезли из города все ценное, колонны и мраморные изваяния, и в том числе мраморную колесницу, находящуюся теперь в флорентийском Сан Пьеро Скераджо.

7. О ТОМ, КАК МНОГИЕ ФЬЕЗОЛАНЦЫ ВЕРНУЛИСЬ ВО ФЛОРЕНЦИЮ И СОЕДИНИЛИСЬ С ЕЕ НАРОДОМ

После уничтожения Фьезоле, от которого уцелела только упомянутая крепость на скале, многие фьезоланцы перебрались во Флоренцию и вошли в состав ее народа, поэтому понадобилось расширить ее территорию и удлинить опоясывающие ее стены, о чем мы [83] расскажем ниже. Чтобы связать вновь прибывших с флорентийцами узами более прочного доверия и любви, были соединены гербы двух коммун и учрежден единый красно-белый герб, который до сих пор носят флорентийское кароччо и войско. Алый цвет герба достался флорентийцам от римлян, и на нем, как уже упоминалось, была изображена белая лилия, а древний герб фьезоланцев был белого цвета, с лазоревым полумесяцем. На общем гербе уже не было ни лилии, ни полумесяца, а только два цвета. Приняли также новые законы и уставы, во главе стояли два консула и сенат из ста человек, лучших граждан города, по обычаю, унаследованному флорентийцами от римлян. Благодаря разрушению Фьезоле и притоку фьезоланцев увеличились численность и сила народа Флоренции, но не настолько, как в наше время, ибо город был маленький, в чем можно убедиться по старым границам, в которых население его не составляло и четверти от сегодняшнего. Фьезоле к тому времени заметно ослабло и после его разрушения жители рассеялись в разные стороны, но большинство поселилось во Флоренции, которая для своего времени была крупным городом. Но, как можно установить, со всеми фьезоланцами число ее жителей не достигло и половины нынешнего. Отметим, что не стоит удивляться постоянным раздорам и междоусобицам возникающих в нашем городе партий: одна из причин состоит в том, что он, как говорилось в соответствующей главе, был заново отстроен под влиянием планеты Марс, которая благоприятствует ссорам и войнам. Другая, более вероятная и натуральная причина заключается в том, что флорентийцы происходят от разных и искони враждебных друг другу народов — римлян и фьезоланцев. В этом мы убедимся на деле и проследим, как во Флоренции, с тех пор как два народа объединились, беспрестанно возникали заговоры, партийные раздоры и распри, о чем более подробная речь пойдет уже в этой книге.

8. О ТОМ, КАК НОВЫЕ ГРАНИЦЫ ФЛОРЕНЦИИ БЫЛИ ОКРУЖЕНЫ РВАМИ И ИЗГОРОДЯМИ, А ВПОСЛЕДСТВИИ СТЕНАМИ

После того как большинство фьезоланцев возвратилось во Флоренцию, как рассказано выше, население города заметно выросло и за пределами его старой части, небольшой по размерам, образовались новые предместья и кварталы. Поэтому вскоре появилась необходимость расширить его границы, устроив первоначально изгороди и рвы, затем, при императоре Генрихе, были возведены стены для того, чтобы во время войн, которые он вел в Тоскане, осажденный врагами город не был захвачен и разорен. В 1078 году, о чем мы еще будем говорить впереди, в связи с историей Генриха III, флорентийцы приступили к строительству новых стен, начав с восточной стороны от ворот Сан Пьеро Маджоре, находившихся позади этой церкви. Предместье Сан [84] Пьеро Маджоре и церковь оказались по эту сторону новой стены которая прошла с севера рядом с этим предместьем и повернула к другому входу, под названием Албертинелли, по имени жившего там семейства. Затем стены тянулись до ворот предместья Сан Лоренцо, включив в городскую черту церковь этого святого; немногим дальше находились две калитки — одна у развилки на поле Корболини, а другая потом получила название ворот Баскьера. Затем стена подходила к воротам Сан Паоло и далее к воротам Каррайя и тут упиралась в Арно. Позднее здесь построили мост Каррайя, названный в честь этих ворот. Отсюда невысокие стены шли по берегу Арно, оставляя в городской черте все, что не помещалось в пределах старых укреплений, а именно: предместья Сан Бранкацио, Парионе, Санто Апостоло, предместье ворот святой Марии до Понте Веккьо и по берегу Арно до замка Альтафронте. Здесь стена отклонялась от реки, освобождая проход к ней, к которому вели две калитки. Далее она образовывала угол и поворачивала к тому месту, где теперь мост Рубаконте, и на повороте находились так называемые Бычьи ворота, рядом с ними был бычий рынок. Потом они стали называться по имени мессера Руджери да Квона, когда семья да Квона, перебравшись в город, поселилась у этих ворот. Стены продолжались за церковью Сан Якопо, между рвами, среди которых она стояла, и доходили до края нынешней площади перед францисканской церковью Санта Кроче. Тут имелась калитка, ведущая на остров посреди Арно. Отсюда стена по прямой линии без ворот и прочих входов возвращалась к Сан Пьеро Маджоре, где она начиналась. Таким образом, в новом городе по эту сторону Арно на пять сестьер приходилось пять ворот, по одним воротам на сестьеру, и еще несколько упомянутых выше калиток. В Ольтрарно было три предместья, и все они за Арно подходили к Понте Веккьо. Одно из них называлось и теперь называется Вшивым, потому что населено чернью, и в него вели Римские ворота. Там теперь дома Барди за Понте Веккьо, у церкви Санта Лучия де'Маньоли. Здесь проходил путь в Рим, который вел через Феггине и Ареццо. Это предместье вместо стен было защищено тыльной стороной домов, стоявших на склоне холма. Другое предместье называлось Борго Санта Феличита, или Борго ди Пьяцца. Его ворота находились на месте нынешней площади Сан Феличе и путь из них вел в Сиену. Еще одно предместье носило имя Сан Якопо и имело ворота на месте теперешних домов Фрескобальди, отсюда шла дорога в Пизу. Эти три предместья сестьеры Ольтрарно были защищены только воротами и изгородями, окружавшими сады и огороды крайних домов. Но когда император Генрих III выступил войной на Флоренцию, флорентийцы решили защитить Ольтрарно стеной, начиная от Римских ворот, мимо Борго ди Коста у Сан Джорджо, за Санта Феличита и включая Борго ди Пьяцца и Сан Якопо. Эта стена огибала указанные предместья, но позднее на холме были выстроены более высокие стены Ольтрарно, [85] существующие до сих пор, и было это сделано при первом правлении гибеллинов во Флоренции, о чем мы расскажем в свое время. Оставим теперь Флоренцию и расскажем об императорах, наследовавших Генриху I, поскольку это необходимо для продолжения нашей истории.

9. КАК ИМПЕРАТОРОМ СТАЛ КОНРАД I 17

После смерти императора Генриха I был избран Конрад I, коронованный папой Бенедиктом VIII в 1015 году. Он происходил из Швабии и правил двадцать лет. Когда он пришел в Италию, то не мог овладеть Миланом и обложил его осадой, заняв предместья. Он короновался железной короной в одной из церквей за пределами города, и во время обедни раздался ужасный гром и в церковь влетела молния, убившая несколько человек. Тогда служивший мессу у алтаря архиепископ сказал императору Конраду, что ему представился святой Амвросий, который пригрозил суровой карой, если император не снимет с Милана осаду. Из-за этого предзнаменования Конрад отвел войско и замирился с миланцами. Он был человеком справедливым, издал много законов и долго управлял империей в мире. Правда, ему пришлось выступить в Калабрию против сарацин, разорявших этот край, и выдержать кровопролитную битву с ними, в которой погибло много христиан, но в конце концов сарацины были разгромлены и изгнаны. Конрад очень полюбил Флоренцию в бытность свою в Тоскане, оказал ей много милостей и собственноручно посвятил многих горожан в рыцари, которые потом верно ему служили. Ради памяти о знатных и влиятельных гражданах Флоренции того времени мы здесь вкратце их перечислим.

10. О НОБИЛЯХ ФЛОРЕНЦИИ ВРЕМЕН ИМПЕРАТОРА КОНРАДА, И ПРЕЖДЕ ВСЕГО О ТЕХ, ЧТО ЖИЛИ БЛИЗ ДУОМО 18

Как мы уже говорили, при восстановлении Флоренции в небольших размерах она была разделена на картьеры и имела четверо ворот. Поскольку удобнее всего называть знатные семейства, которые после разрушения Фьезоле принадлежали во Флоренции к грандам, по картьерам, где они жили, то мы и будем придерживаться этого порядка. Сперва мы расскажем о воротах Дуомо, или Соборных, ибо этот квартал был колыбелью и опорой возрожденной Флоренции: здесь, около собора, каждое воскресенье собирались и беседовали все благородные граждане города, заключались браки и мировые, отмечались праздники и торжественные для коммуны события. Затем мы скажем о картьере ворот Сан Пьеро, Сан Бранкацио и Санта Мария. У Соборных ворот жили семейства Фильи Джовани и Фильи Гвинельди, бывшие в числе первых, кто заново отстроил Флоренцию. От них произошли многие нобили Муджелло, Вальдарно и самого города, которые теперь [86] причислены к популярам 19 и почти захирели. Около Санта Мария Маджоре жили Баруччи, род которых уже пресекся, от них произошли Скали и Палермини. В этом же квартале жили Арригуччи, Сизи, делла Тоза. Последние принадлежали к роду Бисдомини, покровителей и защитников епископской кафедры, но один из них отделился от своих, живших у ворот Сан Пьеро, и взял в жены женщину по имени Тоза. Их дети получили это имя, среди которых были делла Пресса, поселившиеся вместе с дворянами Кьявайоли 20.

11. О ДОМАХ НОБИЛЕЙ В КВАРТАЛЕ ПОРТА САН ПЬЕРО

В квартале ворот Сан Пьеро жили Бисдомини, которые, как сказано выше, являются патронами епископства, и Альбериги, церковь которых Санта Мария Альбериги была у дома Донати, а теперь на ее месте ничего нет. Род влиятельных грандов Ровиньяни обитал у ворот Сан Пьеро, где потом построили дома графы Гвиди и Черки. От них по женской линии — от дочери достойного мессера Беллинчоне Берти, — как мы уже говорили, произошел весь род графов Гвиди. В наше время все эти семейства захирели: Галлигари, Кьярмонтези, Ардинги, жившие в Орто Сан Микеле, весьма древние роды; Джуоки, ставшие пополанами, помещавшиеся тогда у Санта Маргерита; Элизеи, тоже принадлежащие ныне к пополанам и живущие у Меркато Веккьо. Там находились еще Капонсакки, происходившие от фьезоланских грандов, Донати или Кальфуччи, когда-то составлявшие одно древо, но род Кальфуччи пресекся; Делла Белла ди Сан Мартино, теперь тоже пополаны; род Адимари, происходивших из дома Кози, которые живут сейчас у Порта Росса, они построили Санта Мария Нипотекоза. Хотя на сегодняшний день этот самый знатный род сестьеры и вообще во Флоренции, в то время они не принадлежали к наиболее древним.

12. О ТЕХ, ЧТО ЖИЛИ В КВАРТАЛЕ ВОРОТ САН БРАНКАЦИО

В квартале порта Сан Бранкацио помещалось весьма знатное и влиятельное семейство Ламберти, происходившее из Германии. Здесь жил старинный род Уги, который построил церковь Санта Мария Уги; ему принадлежал весь холм Монтуги, но теперь этот род угас. Древнейшим было и семейство Кателлини, память о котором ныне стерлась, — говорят, что от них по побочной линии происходят младшие Тьери. Другие дворяне и гранды того времени — Пильи, Солданьери, Веккьетти; древний род делль'Арка, в наши дни угасший, Мильорелли, впавшие в ничтожество; и Тринчавелли да Мошьяно, весьма старинный род. [87]

13. О НОБИЛЯХ БОЛЬШОГО КВАРТАЛА ПОРТА САНТА МАРИЯ И САН ПЬЕРО СКЕРАДЖО

В квартале ворот святой Марии, принадлежащем сейчас к сестьерам Сан Пьеро Скераджо и Борго, обитали многие влиятельные и древние семейства. Главными были Уберти, родоначальник которых приехал из Германии. Они жили на современной площади Приоров и Дворца народа. Фифанти или Боголези жили на углу у врат святой Марии. Галли, Каппьярди, Гвиди и Филиппи, сегодня никому не известные, в то время славились могуществом и влиянием и жили на Новом Рынке. Хотя мы называли в числе ныне неизвестных род Филиппи, еще можно назвать таких выходцев из него, как Риньери делла Пьяцца и Тано, сын Гвальфредуччо. Их дома до сих пор находятся близ площади Нового Рынка, напротив домов Бостики. Правда, Риньери и Тано носят прозвище делла Пьяцца, а иные зовут их Гвальфредуччи, но происходят они от Филиппи. Гонди и Строцци, живущие в сестьере Сан Бранкацио, состоят в родстве с Гвальфредуччи и делла Пьяцца, ибо все восходят к Филиппи. Гречи, когда-то заселявшие все борго де'Гречи, все перевелись, только в Болонье еще живут их потомки. На месте нынешнего дворца народа жили также Орманни, которые сейчас носят фамилию Форабоски. За церковью Сан Пьеро Скераджо, где теперь дома младших Петри, располагались Пера или Перуцца, от которых пошло название калитки, находящейся поблизости — Порта Перуцца. Некоторые утверждают, что современные Перуцци — выходцы из этого рода, но я в этом не уверен. Очень древним было семейство Саккетти, живущее близ Гарбо, вокруг Нового Рынка обитали гранды Бостики, делла Саннелла, Джандонати, Инфангати. В предместье Санто Апостоло — Гвальтеротти, Импортуни, теперь ставшие пополанами, а также Бондельмонти, старинные и знатные граждане контадо, имевшие замок Монтебуони и еще несколько в Вальдигреве. Сперва они обосновались в Ольтрарно, а затем вернулись в Борго. Пульчи, графы да Гангаланди, Чуффаньи и Нерли д'Ольтрарно пользовались влиянием одновременно с Джандонати и с упомянутыми выше делла Белла. Они получили рыцарское достоинство и гербы от выстроившего флорентийское аббатство маркиза Уго, ибо при нем они возвысились.

14. О МАЛОНАСЕЛЕННОСТИ ОЛЬТРАРНО В ТУ ПОРУ

Мы перечислили знатных и могущественных горожан, которые славились во Флоренции при императоре Конраде I. Несколько других семей, не обладавших равным значением, в наши дни приобрели большое влияние, а названные нами древние роды захирели настолько, что помимо нашей хроники о них навряд ли кто и вспомнит. В Ольтрарно тогда не было старинных и уважаемых семей, потому что, как мы уже [88] сказали, это место не входило в древний город, а было заселено чернью и простым людом. Прервем теперь рассказ о делах Флоренции до того момента, как ей представился случай выказать свою силу, и скажем вкратце об императорах, наследовавших Конраду I, о графине Матильде, о Робере Гвискаре, завоевавшем в то время Сицилию и Апулию. Все они имели отношение к наступившим в Италии переменам, затронувшим и Флоренцию.

15. КАК ИМПЕРАТОРОМ СТАЛ ГЕНРИХ II, НАЗВАННЫЙ ТРЕТЬИМ, И О СОБЫТИЯХ ЕГО ВРЕМЕНИ

После смерти Конрада императором был избран Генрих II. Некоторые считают его сыном, но он был зятем императора Конрада и сыном Леопольда, пфальцграфа Баварского, внука Генриха I 21. В ночь, когда родился будущий император, его судьба была предсказана следующим образом. Во время охоты Конрад оказался в лесу один и ночью натолкнулся на хижину, в которой жили отец и мать Генриха, изгнанные за убийство и укрывавшиеся здесь от имперских властей. В этой хижине и родился Генрих. Конраду явилось видение, предвещавшее, что младенец станет впоследствии его зятем и унаследует трон, но поскольку он не знал в лицо его отца, графа, и думал, что это сын простого мужика, то разгневался и приказал умертвить его в лесу. Но по Божьему изволению слуги Конрада пощадили мальчика, а императору доложили, что выполнили приказ. Потом Генрих вырос и достиг известного положения, так что попал на службу ко двору Конрада. Тот вспомнил о предзнаменовании и узнал его по некоторым приметам и знакам. Он послал Генриха к своей жене с письмом, где говорилось о том, что его следует предать немедленной смерти. Однако по пути Генрих заночевал по постоялом дворе с одним священником, который, во исполнение воли Божьей, тайно удалил эти слова из письма и вместо них написал, что надо выдать их дочь за этого юношу. Так и случилось, как гласило Божье предначертание. Несмотря на противодействие Конрада, Генрих был коронован в 1040 году и царствовал семнадцать лет. Этот император пришел в Италию и получил корону из рук папы Климента II, которого сам избрал, переменив до этого трех других пап: Бенедикта IX, Сильвестра III и Григория VI. Эти папы поочередно смещали и изгоняли друг друга из Рима. После этого Генрих двинулся в королевство, чтобы навести порядок в управлении Апулией и Кампанией. Он велел схватить правителя Капуи Пандольфо и увез его в Германию, а на его место поставил другого Пандольфо, графа Тарентского. Затем он удалился в Германию, пробыв в Италии недолго. Покой страны был тут же нарушен внутренними войнами местных властителей и римлян, которые покушались на имущество и владения церкви и грабили паломников. Но тут к власти вернулся папа Григорий VI, изгнавший из Рима Климента, человека довольно никчемного. [89] Новый папа, как настоящий светский государь, вооруженной рукой возвратил и защитил церковные права, имущества и владения, воевал с Генрихом, который его сместил, и одержал над ним верх. И хотя эти поступки скорее пристали простому смертному, удача сопутствовала ему до конца, и он объяснил своим кардиналам с благочестивым сокрушением, что его поступки были вызваны не какой-то особенной жадностью, а желанием восстановить могущество Святой Церкви. Он также приводил высказывания Святого Писания в пользу того, что духовные лица должны становиться стеной на защиту веры и Святой Церкви против всех нападок на них. Смерть его сопровождалась Божьими чудесами. Когда он умер, кардиналы и римское духовенство не стали хоронить его в священной сени собора святого Петра, но поместили его прах вне храма, как он и завещал, будучи человеком земных страстей. Они предполагали совершить погребение в соборе, если на то будут явлены чудесные знамения Божьей воли. И когда были затворены и замкнуты двери собора святого Петра, поднялся ветер и сильнейший вихрь сорвал их с петель и унес на хоры. Видя это знамение святости папы, кардиналы похоронили его в церкви с великими почестями.

16. ОБ ИЗБРАНИИ ИМПЕРАТОРОМ ГЕНРИХА III И О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИЛО ПРИ НЕМ В ИТАЛИИ, А ТАКЖЕ О ПРЕБЫВАНИИ РИМСКОЙ КУРИИ ВО ФЛОРЕНЦИИ

После смерти Генриха II императором был избран Генрих III, которого называли четвертым в соответствии с порядком чередования королей, но на императорском престоле он был третьим. Это случилось в 1056 году, и правил он сорок девять лет. Был он сыном другого Генриха Баварского. При нем в Италии и во Флоренции свершилось много перемен, о которых мы расскажем. Во времена этого Генриха по всему свету свирепствовали мор и глад, и в круге Луны можно было ясно и открыто видеть планету Венеру, чего прежде никто никогда не наблюдал. С помощью Генриха на папский трон взошел Виктор, родом из Германии, который в 1059 году созвал во Флоренции собор и сместил многих епископов за блуд и святокупство 22. Когда курия покинула Флоренцию, папа отправился в Германию к императору Генриху, который милостиво встретил его и оказал великие почести. Вскоре после этого папа умер. На его место кардиналы во Флоренции избрали папу Стефана, выходца из Лотарингии в Брабанте. Он прожил еще около десяти месяцев, скончался во Флоренции и был похоронен в главной церкви Санта Репарата. Затем на папском престоле насильственно утвердился папа Бенедикт, епископ Веллетрийский, но по истечении девяти месяцев он был низложен и умер. После него папой стал флорентийский епископ, происходивший из Бургундии. Курия в это время была в [90] Сиене. Новый папа получил имя Николая III, он правил три с половиной года и скончался в Риме. За ним на престол взошел папа Александр из Милана. Правление его длилось одиннадцать с половиной лет, но ломбардцы при нем выбрали другого папу, пармского епископа по имени Халдук, который ходил с ломбардцами два раза на Александра, чтобы свергнуть его, но ничего не добился. В конце концов по просьбе императора Генриха папа Александр поехал в Мантую, созвал там собор, и после этого церковный раскол и раздоры улеглись. Звание папы осталось за Александром, который вернулся в Рим и здесь скончался. Следующим папой был Григорий VII. Тем временем к 1078 году Флоренция сильно разрослась и укрепилась благодаря длительному пребыванию в ней римского двора. В ходе войны, которая началась при папе Григории между императором Генрихом, церковью и графиней Матильдой, о чем речь впереди, флорентийцы возвели второй круг стен на месте изгородей и рвов, упоминавшихся в соответствующей главе.

17. О СВЯТОМ ДЖОВАННИ ГВАЛЬБЕРТИ, ГРАЖДАНИНЕ ФЛОРЕНЦИИ И ОСНОВАТЕЛЕ ОРДЕНА ВАЛЛОМБРОЗЫ

При императоре Генрихе во флорентийском контадо жил один дворянин по имени Джованни, сын мессера Гвальберто, кавалера из рода синьоров да Петройо ди Вальдипеза. Был он мирянином и враждовал с семейством своих соседей, которые погубили его брата. Однажды с группой вооруженных всадников он приехал во Флоренцию и встретил около церкви Сан Миньято-а-Монте своего противника, убийцу брата, и тот, застигнутый врасплох, бросился к ногам Джованни Гвальберти и, сложив руки крестом, просил у него пощады ради Иисуса Христа, на кресте распятого. Господь смягчил сердце Джованни, который возымел снисхождение к своему врагу, простил его и подвел к алтарю с изображением распятия в церкви Сан Миньято. Этот милосердный поступок был ознаменован явным чудом Божьим. На виду у всех Распятый кивнул Джованни Гвальберти и удостоил его благодати покинуть свет и посвятить себя религии, так что он постригся в монахи в церкви Сан Миньято. Но обнаружив, что ее настоятель предавался грехам и симонии, новообращенный сделался отшельником в горах Валломброзы, и здесь приобщился милости Божией и святой жизни. Он был основателем тамошнего аббатства и святого ордена, а впоследствии в Тоскане и в Ломбардии появилось много таких же обителей со святыми монахами. Как рассказывает легенда о святом Джованни, при жизни и после смерти им были явлены многочисленные чудеса, и он пользовался уважением за свою чистую веру и благочестие у папы Стефана VIII и у папы Григория VII. Он скончал свои дни в аббатстве Пассиньяно в 1073 году и был торжественно канонизирован папой Григорием. [91]

18. ПОВЕСТВОВАНИЕ О РАЗНЫХ СОБЫТИЯХ ЭТОГО ВРЕМЕНИ

В 1070 году в Италию вступил Робер Гвискар, герцог Нормандский, совершивший великие деяния благодаря своему уму и доблести. Он защищал Святую Церковь от преследований императора Генриха III, от императора Алексея и венецианцев, о чем мы еще расскажем. Поэтому Святая Церковь утвердила его в звании властителя Сицилии и Апулии, и его потомки правили этим королевством до Генриха Швабского, отца Фридриха II. В те же годы жила мудрая и достойная графиня Матильда, которая правила почти всей Тосканой и Ломбардией. Она тоже прославилась многими деяниями на пользу Святой Церкви, и мне представляется разумным рассказать в нашем труде о ее возвышении и власти, поскольку это непосредственно связано с Флоренцией и с переменами, последовавшими в Тоскане. Сперва мы скажем о Робере Гвискаре, а затем о графине Матильде и вкратце опишем начало и продолжение их царствования, а потом вернемся к нашему повествованию о делах Флоренции, слава о которой не в пример прошедшему стала распространяться по всему свету, благодаря увеличению численности и энергии флорентийцев. Но для этого необходимо прежде дать общее понятие о папах, императорах и королях, а также о последовательности происшествий и перемен в разных странах, поскольку это касается нашего предмета. Ведь с императора Генриха III начался разлад между империей и церковью, а затем между гвельфами и гибеллинами, одни из которых поддерживали папу, а другие — императора. Эти партии усилились настолько, что распространились по всей Италии и Европе, вследствие чего нашему городу, как и всему свету, пришлось подвергнуться множеству бед и опасностей, перемен и напастей, о чем мы упомянем дальше. В начале каждой главы будем отмечать год Господень, описывая их по порядку, чтобы удобнее было обращаться к прошедшему.

19. О РОБЕРЕ ГВИСКАРЕ И О ЕГО ПОТОМКАХ, КОРОЛЯХ СИЦИЛИИ И АПУЛИИ

Итак, мы уже говорили, что при императоре Карле, по прозванию Толстый, правившем с 880 по 892 год Господень, из Норвегии в Германию и Францию пришли с войной язычники-норманны, сильно притеснявшие и беспокоившие галлов и германцев. Карл выступил против норманнов с сильным войском, а затем заключил с ними мир, скрепленный брачным союзом, причем король норманнов крестился и его восприемником из священной купели был сам Карл. Император не мог совсем изгнать норманнов из Франции, и в конце концов уступил им область за Сеной, называемую Лада Серена, и по этим норманнам [92] страна до сих пор именуется Нормандией. Вместо короля ими стал теперь править герцог. Первым герцогом был Робер, ему наследовал сын Вильгельм, который родил Ричарда, а у того родился еще один Ричард. У него были сыновья Ричард и Робер Гвискар, но последний не управлял Нормандией, герцогом которой стал его брат Ричард. По их обычаю Роберу, как младшему сыну, не досталось герцогское звание и желая попытать счастья, он отправился служить в Апулию гол как сокол. В то время герцогом Апулии был другой Робер, местного происхождения, и у него Робер Гвискар стал оруженосцем, а впоследствии был посвящен в рыцарское звание. Герцог Робер воевал с князем Салернским, и во время этой войны Робер Гвискар проявил чудеса храбрости, так что, щедро вознагражденный, смог возвратиться в Нормандию. Здесь он так превозносил перед местными рыцарями сокровища и утехи, что ждут их в Апулии, свидетельством чему служили золотые удила и серебряные подковы его коней, что многие последовали за ним из жажды славы и богатства. Вскоре он вместе с ними вернулся в Апулию и верно сражался за герцога Робера против Готтфреда, герцога норманнов. Некоторое время спустя, предчувствуя близкую кончину, Робер, герцог Апулии, по воле своих баронов назначил Гвискара наследником герцогства, и тот, как было условлено, женился на его дочери в 1078 году 23. Через малое время Гвискар победил константинопольского императора Алексея, захватившего Сицилию и часть Калабрии, а также венецианцев, и овладел всем королевством Сицилии и Апулии. И хотя он выступал против римской церкви, которой принадлежало королевство Апулии и ради которой графиня Матильда воевала с Робером Гвискаром, в конце концов он добровольно примирился с церковью и получил от нее власть над королевством. Немного спустя, когда Григорий VII с кардиналами был осажден императором Генрихом IV в замке Сант'Анджело, Робер пришел в Рим, изгнал Генриха вместе с назначенным им антипапой и освободил папу и кардиналов. Он возвратил папе Латеранский дворец и сурово расправился с римлянами, выступившими на стороне императора Генриха и его антипапы против папы Григория. Однажды, уже будучи герцогом Апулии, Робер Гвискар поехал на охоту и в погоне за зверем углубился в чащу леса, потеряв своих спутников и не обращая внимания на то, куда он заехал. Когда приблизилась ночь, он перестал преследовать добычу и собрался вернуться домой. По пути он встретил в лесу прокаженного, взывавшего о помощи, и, когда тот стал ему что-то объяснять, ответил, чтобы прокаженный обратился к покаянию, но сперва он желает принять на себя все заботы и тяготы. Затем Робер спросил у прокаженного, чего он хочет, и тот ответил: "Я желаю, чтобы вы посадили меня за собой на коня", потому что в лесу его могли съесть дикие звери. Робер с радостью посадил его позади себя, и, когда они скакали, прокаженный и говорит своему знатному всаднику: "Мои руки так оледенели, что если я не согрею их о твое тело, то не смогу [93] удержаться на коне". Тогда Робер разрешил прокаженному согреть руки под его одеждой и безбоязненно прикасаться к его телу. И в третий раз прокаженный обратился к его милосердию, и Робер посадил его в седло, а сам скакал на крупе, обхватив прокаженного руками, и так он доставил его в свою спальню и положил в собственную постель, заботливо укрыв, чтобы он отдохнул, и не известив никого из домашних. Во время ужина он предупредил жену, что в его постели лежит прокаженный, и та пошла узнать, будет ли несчастный ужинать. Но спальня оказалась наполнена таким благоуханием, как будто в ней собрали все ароматические травы, неведомые Роберу и его жене. Прокаженного же в комнате не было, так что супруги были крайне удивлены и с благоговением и страхом Божиим вопрошали друг друга, что означало это происшествие. На следующий день Роберу в видении явился Христос и открыл ему, что это он предстал перед ним в облике прокаженного, чтобы испытать его милосердие. Также он предсказал, что у него и у его супруги будут сыновья, один из которых станет императором, другой королем, а третий герцогом. Ободренный этим пророчеством Робер победил всех мятежников в Апулии и Сицилии, и стал там полновластным господином. У него было пять сыновей: Вильгельм, женившийся на дочери греческого императора Алексея и получивший от него герцогское звание и императорскую власть, но умерший бездетным (говорят, что это тот самый Вильгельм, которого прозвали Длинным Мечом, но, по утверждениям многих, Длинный Меч происходил не от Робера Гвискара, а из рода маркизов Монферратских) 24. Второй сын Гвискара, Боагдин, на первых порах сделался герцогом Тарентским; третьим был Рожер, герцог Апулии, коронованный папой Гонорием II после смерти отца на троне Сицилии 25. Генрих, герцог Нормандский, приходился Роберу Гвискару четвертым сыном, а пятым — Ричард, граф Чичерат, как я полагаю — делла Черра. После многих славных деяний, совершенных в Апулии, Робер Гвискар по своей набожности замыслил отправиться паломником в Иерусалим и в видении ему открылось, что в Иерусалиме он и скончается. Препоручив королевство своему сыну Рожеру, он отплыл в Иерусалим морем, и когда высадился в Греции в одном порту, позднее названном по его имени Гвискаром, то сильно занемог. Однако, уповая на явленное ему откровение, он не боялся смерти. Неподалеку от порта находился остров, куда он велел перевезти себя, чтобы отдохнуть и набраться сил, но там его состояние вовсе не улучшилось, а стало заметно хуже. Тогда Робер спросил, как называется остров, и моряки ему ответили, что в старину его нарекли Иерусалимом. Услышав это, он уверился в близкой кончине, исполнил все необходимые для спасения души обряды и благочестиво опочил в 1110 году, процарствовав в Апулии тридцать три года 26. Обо всем этом отчасти можно прочитать в хрониках, посвященных Роберу Гвискару, а отчасти я услышал от знатоков истории королевства Апулии. [94]

20. О КОРОЛЯХ СИЦИЛИИ И АПУЛИИ, НАСЛЕДОВАВШИХ РОБЕРУ ГВИСКАРУ

У Рожера, сына герцога Робера Гвискара, родился мальчик, тоже Рожер, после смерти отца ставший королем Сицилии 27. У него были сын Вильгельм и дочь Констанца. Вильгельм в почете и славе управлял королевством Сицилии, он взял в жены дочь английского короля, но детей у них не было. И хотя по смерти Рожера власть перешла к Вильгельму, по стране ходило пророчество, что Сицилийское королевство в руинах и развалинах перейдет к его сестре, Констанце. Король Вильгельм призвал к себе друзей и мудрых советников и спросил, как ему поступить с сестрой. В большинстве они ответствовали ему, что, если он хочет упрочить свою власть, ее следует умертвить. Но один из них, герцог Тарентский по имени Танкред, племянник Робера Гвискара от его сестры, о которой говорят, что она была женой Боэмунда, князя Антиохийского 28, стал возражать остальным и старался разжалобить короля Вильгельма, чтобы он пощадил ни в чем не повинную женщину. Так Констанца была спасена от смерти, но из страха за свою жизнь ей пришлось затвориться в монастыре и вести там жалкое существование наравне с другими монахинями. После смерти Вильгельма его наследником стал Танкред, хотя и против воли римской церкви, претендовавшей на это королевство как на свою собственность 29. Танкред был от природы одарен глубоким умом и познал множество наук. У него была жена более прекрасная, чем Сивилла 30, по мнению многих, женщина совершенно плоскогрудая, от которой у него были два сына и три дочери. Старшего сына звали Рожером, он стал королем еще при жизни отца и вскоре умер. Вторым сыном был Вильгельм младший, он тоже стал королем при жизни отца, а после его кончины унаследовал королевство. Между тем, пока Танкред был жив и царствовал, Констанца, сестра короля Вильгельма, не душою, но телом пребывала монахиней в Палермо и достигла уже, вероятно, пятидесяти лет 31. В это время между королем Танкредом и архиепископом Палермским завязалась распря, вероятно, из-за того, что Танкред занимал церковные владения. Архиепископ задумал переменить властителя королевства Сицилии и тайно договорился с папой, чтобы Констанца вышла замуж за герцога Швабского Генриха, сына Фридриха старшего. Генрих получил жену, которой принадлежали права на королевство, и принял от папы Целестина императорскую корону. После смерти Танкреда Генрих вступил в королевство Апулии и наказал многих его сторонников и сподвижников, а также тех, кто нанес оскорбление королеве Констанце и опорочил ее высокое происхождение. Констанца была матерью Фридриха II, который недолго задержался на престоле римской империи, но оставил ее на краю гибели, как мы увидим из его поступков. Итак, после кончины Танкреда королевство досталось его малолетнему и неопытному сыну Вильгельму. Когда Генрих в 1197 году вторгся со своим войском в королевство, [95] он сделал вид, что хочет заключить с молодым королем мир, и коварно захватил его в плен. Втайне от всех он отправил его вместе с сестрой 32 в изгнание в Швабию, там ослепил и держал в заточении до самой смерти. Одновременно с сыном Танкреда Вильгельмом были захвачены три его сестры: Альберия, Констанца и Эрнадама. После смерти императора Генриха, когда лишившегося зрения и оскопленного младшего Вильгельма уже не было в живых, Филипп, герцог Швабский, отпустил дочерей короля Танкреда из заключения по просьбе жены, дочери константинопольского императора Мануила, и разрешил им отправиться, куда им угодно. У Альберии, или Ачерии, было трое мужей. Первый — граф Готье де Бриенн, брат короля Иоанна, у которого родился сын Гвальтерано, граф Яффский, женившийся на дочери кипрского короля. По смерти графа Готье от руки графа Трибальда Немца Альберия стала женой графа Якопо ди Трикана, от которого у нее были дети граф Симон и мадонна Адалитта. После смерти второго мужа папа Гонорий выдал Альберию за Тигрима, пфальцграфа Тосканского, получившего в приданое графство Лечче и Монте Скальозо в королевстве Апулии. Констанца вышла замуж за венецианского дожа Маркезона. Третья сестра, по имени Эрнадама, осталась незамужней. Таковы были дела наследников Робера Гвискара в королевстве Сицилии и Апулии вплоть до Констанцы, матери императора Фридриха, сына короля Генриха. Очевидно, что Робер Гвискар и его наследники правили королевством Сицилии и Апулии на протяжении ста двадцати лет. Оставим теперь королей Сицилии и Апулии и расскажем о славной графине Матильде.

21. О ГРАФИНЕ МАТИЛЬДЕ

Утверждают, что матерью графини Матильды была дочь одного из императоров Константинопольских, при дворе которого находился некий благородный итальянец знатного происхождения, великодушный, умелый и опытный воин, одаренный всеми лучшими качествами, которые обычно выказывают выходцы из рыцарского рода. При всем том он был мил и обходителен. Дочь императора ему приглянулась, и он тайно вступил с ней в брак. Собрав деньги и драгоценности, какие могли, они вместе бежали в Италию. Здесь они достигли епископства Реджо в Ломбардии, где у супругов родилась славная графиня Матильда 33. Тем временем отец ее матери, император Константинопольский, усиленно разыскивал свою единственную дочь, и когда его посланцы нашли ее, они предложили ей вернуться к отцу, который обещал выдать ее замуж за любого государя по ее желанию. На это она отвечала, что избрала из всех своего мужа, никогда его не покинет и не соединится с другим человеком. Когда все это было передано императору, он тут же послал ей письмо с утверждением брака и несметное количество денег, велел им скупать селения и замки за [96] любую цену и сделать там новые постройки. Прежде всего были куплены три замка, стоявшие рядом, почему в Реджо называют эту местность Тре Кастелла. Неподалеку от этих трех замков императорская дочь велела построить на горе неприступную крепость, названную Каноссой 34, где впоследствии графиня основала славную женскую обитель и щедро ее одарила. Это было сделано в горах, а на равнине она построила Гвасталлу и Сульцариани, скупила земли вдоль По, основала несколько монастырей и украсила реки Ломбардии несколькими большими мостами. Говорят, что ее владения были и в Гарфаньяне, в большей части Френьяно и в моденском епископстве, кроме того, ей принадлежали крупные селения Арцеллата и Медичина в окрестностях Болоньи, а также многие другие в Ломбардии. В Тоскане она тоже выстроила замки, в Полуджане велела возвести башню для своего местопребывания и разбить парк для охоты и сад на берегу моря для соколиной забавы, которые входили в ее усадьбу. Она щедро одарила многих дворян, которые стали ее вассалами, основала несколько монастырей в разных местах и сделала множество пожертвований соборным и простым церквам. Когда оба супруга скончались, графиня Матильда осталась их наследницей и решила выйти [97] замуж. Она прослышала о достоинствах одного человека из Швабии, по имени Гульфо, и направила к нему торжественное посольство со своими поверенными, которые заочно скрепили их брак и договорились о месте свадьбы. Передача колец состоялась в славном замке графов Аженуа, ныне разрушенном. Гульфо прибыл в этот замок, и ему навстречу выехала графиня Матильда в сопровождении пышной свиты, чтобы отпраздновать веселую свадьбу. Но вскоре радость сменилась печалью, потому что брачный контракт оказался невыполненным вследствие бесплодия этого союза, а ведь целью всякого брака является создание потомства. Дело в том, что Гульфо не мог познать свою жену, как и любую другую женщину, в силу своей природной холодности или какого-то другого непреодолимого препятствия. Однако, желая скрыть свой позор, он говорил жене, что на него наслали порчу из зависти к его счастью. Но графиня Матильда, преисполненная веры в свою правоту перед Богом и людьми, не стала слушать об этих кознях и, вознегодовав на мужа, приказала убрать из своей комнаты ложе, одежды и украшения, поставить еду на голый стол и позвать своего супруга Гульфо. Раздевшись донага и распустив волосы, она сказала мужу: "Теперь никакие чары не подействуют, приди и будь со мной!" 35 Но поскольку он оставался бессилен, графиня повела такую речь: "Ты надеялся обмануть наше величество, но мы даруем тебе прощение ради нашей чести и повелеваем без промедления оставить нас и возвратиться домой. Если же ты не поторопишься исполнить это, погибели тебе не избежать". Испуганный муж во всем сознался и поспешил вернуться в Швабию. Графиня не сказала никому ни слова, но возненавидела брачные узы и, опасаясь обмана, провела всю жизнь в целомудрии и посвятила себя делам благочестия 36. Она основала и щедро одарила много монастырей и приютов и дважды выступила в поход с большим войском в защиту церкви. В первый раз она ходила против норманнов, которые насильственно отторгли от церковных владений герцогство Апулию и разоряли рубежи Кампаньи. Графиня Матильда, как верная дочь святого Петра, вместе с герцогом Сполето Готтфредом отогнала их до Аквино, что было, когда в Риме правил папа Александр II. В другой раз она сразилась с императором Генрихом III Баварским и победила его. Еще раз она вступила в битву с его сыном, Генрихом IV, защищая интересы церкви в Ломбардии при папе Калликсте II, и тоже победила 37. В конце жизни она составила завещание, в котором все свое состояние жертвовала на алтарь святого Петра и сделала своей наследницей римскую церковь. Вскоре после этого она почила с богом и была погребена в пизанской церкви, которую богато одарила 38. Скончалась графиня в год от Рождества 1115. Закончим рассказ о графине Матильде и вернемся к истории императора Генриха III Баварского. [98]

22. О ТОМ, КАК ГЕНРИХ III БАВАРСКИЙ СНОВА НАЧАЛ ВОЙНУ ПРОТИВ ЦЕРКВИ

Император Генрих отличался хитроумием и коварством. Чтобы ему было легче управлять Римом, он разнес смуту по всей Италии и посеял в церкви раскол, восстановив против папы нескольких кардиналов и прочих духовных лиц. По его наущению один римский гранд по имени (...) сын Цельса, в рождественскую ночь захватил папу, когда тот служил первую мессу в Санта Мария Маджоре, и запер его в своей башне. В ту же ночь, однако, римский народ освободил папу, разрушил башню и прогнал из Рима сына Цельса, потому что папа Григорий вел святую жизнь. За это Григорий VII в собрании ста десяти епископов отлучил императора Генриха, который хотел нарушить единство Святой Церкви. Но потом император явился в Ломбардию на милость папы, чтобы вымолить у него прощение. Много дней он простоял босой на снегу и холоде, и папа насилу его простил, но тот так и не сделался другом церкви, а всегда поносил и притеснял ее, а также раздавал инвеституры вопреки воле папы. Тогда германские курфюрсты, в то время как Генрих находился в Италии, с согласия папы избрали римским королем герцога Саксонского Рудольфа. Император потребовал у папы, чтобы он отлучил курфюрстов от церкви за этот поступок, но Григорий не пожелал этого сделать, пока Генрих не удовлетворит его требований. Разгневанный Генрих ушел в Германию, вступил с Рудольфом в битву, разгромил его и вернулся в Ломбардию. В Брешии он собрал свой двор вместе с двадцатью четырьмя епископами и другими прелатами, которые следовали за ним и восстали против папы. Тут он устроил судилище над папой Григорием, но решение было вынесено не по справедливости, а чтобы угодить Генриху: постановили папу низложить, упразднить и отменить все его декреты, а на его место был избран другой папа, архиепископ Равеннский Силибер, принявший имя Климента. Император пришел с новым папой в Рим и там торжественно короновал его с помощью епископов Болонского, Моденского и Червии. Климент же повторно возложил на него императорскую корону. Но первый и законный папа Григорий со своими кардиналами, отлучивший Генриха и лишивший его императорской власти, как гонителя церкви, освободил всех его баронов от вассальной зависимости и присяги, за что Генрих осадил Григория и его кардиналов при поддержке римлян в замке Сант'Анджело. Тогда папа послал за помощью в Апулию к достойному Роберу Гвискару, немедленно явившемуся в Рим с великим войском, устрашившись которого Генрих и его папа сняли осаду и разорили Львов город, предав его огню от святого Петра по эту сторону Тибра до Капитолия. Не в состоянии сопротивляться мощи Робера Гвискара и его войска, Генрих со своим папой бежал в Сиену. Робер тем временем освободил кардиналов и папу, восстановил его на престоле в Латеранском дворце и сурово наказал многих римлян, замешанных в бунте, лишив их жизни и имущества. Позднее папа [99] Григорий удалился в королевство Сицилии и Апулии вместе с Робером Гвискаром и благочестиво скончался в Салерно, причем были явлены немалые чудеса Божьи. За ним правил папа Виктор, но не прошло шестнадцати месяцев, как он был отравлен, и тогда избрали папу Урбана II, что произошло в 1099 году.

23. КАК ИМПЕРАТОР ГЕНРИХ ОСАДИЛ ФЛОРЕНЦИЮ

В 1080 году, когда Генрих возвращался из Сиены в Ломбардию, флорентийцы, которые были на стороне церкви и папы Григория, не захотели подчиниться императору и открыть перед ним ворота, потому что он совершил столько преступлений. Тогда он обложил Флоренцию своим войском от того места, что теперь зовется Кафаджо и где находится церковь Рабов святой Марии, до Арно и разорил окрестности. Он пробыл здесь немало времени и много раз пытался взять город, но всегда безуспешно, ибо Флоренция была хорошо укреплена, а среди горожан царили единство и согласие. Флорентийцы сделали вылазку в стан императора, и ему пришлось спешно сняться с места, оставив все палатки и утварь, а было это 21 июля указанного года. При этом императоре вся Италия впервые разделилась на сторонников церкви и империи. После того как Генрих выехал из Тосканы и вернулся в Ломбардию, он много воевал с графиней Матильдой, верной дочерью Святой Церкви. Графиня разбила его войско в нескольких сражениях, а самому Генриху пришлось бежать из Ломбардии в Германию. Умер он отлученным от церкви в тюрьме, куда его заточил собственный сын, Генрих IV 39.

24. О ВЕЛИКОМ ПОХОДЕ ЗА МОРЕ, ПРЕДПРИНЯТОМ В ЭТО ВРЕМЯ

В 1089 году, когда правил папа Урбан II, сарацины из Сирии захватили Иерусалим, перебили множество христиан, а других увели в рабство 40. По настоянию святого человека, Петра Пустынника, который принес эти вести из Иерусалима, папа Урбан созвал всеобщий собор сперва в Клермоне в Оверни, а затем в Турени, в Туре. Тогда же на небе появилась комета, по словам мудрых астрологов, предвещающая великие события и падение царств. И действительно, вскоре после этого на защиту поднялись почти все западные страны, которых всколыхнуло взятие Иерусалима, и в поход выступило бесчисленное войско как из пехоты, так и из конницы, насчитывавшее более двухсот тысяч человек, собравшихся из Франции, Германии, Прованса, Испании, Ломбардии, Тосканы, из нашей Флоренции и Апулии. Среди них были следующие государи: Готфрид Бульонский, герцог Лотарингии, командующий всем войском, отличавшийся отвагой, умом и доблестью; [100] Гуго, брат французского короля Филиппа I; Балдуин и Эсташ, братья Готфрида Бульонского; Ансельм, граф Рибуамон; граф Фландрский Робер; Стефан, граф Блуа; Ренье, граф Сен-Жиль; Боэмунд, герцог Апулии, и много других баронов и господ, которые перебрались в Иерусалим частью по морю, но главным образом по суше через Константинополь, проделав весьма трудный путь. Сначала они захватили город Антиохию, потом другие города Сирии и Иерусалим, и наконец все города и замки Святой Земли, дав сарацинам множество сражений, в которых христиане одержали славные победы. Готтфрид стал иерусалимским королем, но поскольку Христос был коронован здесь терновым венцом, из смирения Готтфрид не пожелал носить золотую корону. Однако, кого эта история интересует в подробностях, пусть прочитает книгу об этом походе, где все они приведены 41. Взятие Иерусалима совершилось около 1120 года и тогда же было положено начало орденам госпитальеров и храмовников 42.

25. КАК ФЛОРЕНТИЙЦЫ НАЧАЛИ РАСШИРЯТЬ КОНТАДО

В 1107 году флорентийцы, видя, что наш город усилился, а жителей в нем и в окрестностях прибавилось, решили увеличить контадо и распространить свою власть вширь, подчиняя, если понадобится, непокорные крепости и замки силой. В том году они сперва завоевали Монтеорланди — замок, возвышавшийся над Гангаланди. Им владела семья из окрестных дворян; они не захотели подчиниться Флоренции и были разбиты, а замок разрушен и уничтожен.

26. КАК ФЛОРЕНТИЙЦЫ ПОБЕДИЛИ И РАЗГРОМИЛИ ЗАМОК ПРАТО

В том же году жители Прато подняли восстание против Флоренции. Флорентийцы двинулись против них со смешанным войском 43, осадили, заняли и разрушили крепость. Прато был тогда небольшим селением, жители которого лишь недавно покинули насиженные места на холме между Прато и Пистойей у Монтемурло, называвшимся Кьявелло. Это были вассалы графов Гвиди, откупившиеся от них и избравшие себе новое свободное место. Они назвали его Прато, потому что раньше там был цветущий луг, и поселились на нем 44.

27. ОБ ИЗБРАНИИ ИМПЕРАТОРОМ ГЕНРИХА IV БАВАРСКОГО И О ГОНЕНИЯХ, ВОЗДВИГНУТЫХ ИМ ПРОТИВ ЦЕРКВИ

В том же 1107 году германские курфюрсты избрали римским королем Генриха IV Баварского 45, сына упомянутого выше Генриха III, врага Святой Церкви. Генрих IV был таким же, если не более непримиримым, ее врагом, как и его отец, и правил он пятнадцать лет. В 1110 [101] году он выступил в Италию, чтобы короноваться в Риме, и послал к правившему тогда папе Пасхалию и его кардиналам посольство с письмом, в котором уверял, что он желает быть верным другом Святой церкви и хочет добровольно возвратить папе инвеституры всех епископов, аббатов и прочих духовных лиц, отнятые у церкви его отцом и другими его предшественниками. Речь шла о епископских и других церковных должностях, которые они раздавали, как им было угодно, и в Германии, и в Италии, отчего возникла ссора между императорами и церковью 46. Свое обещание Генрих собирался подтвердить клятвой, которую должны были принести и его бароны. После этого папа Пасхалий одобрил его избрание императором, и когда Генрих прибыл в Рим по дороге, ведущей через Монтемало, все римское духовенство и народ выступили ему навстречу в триумфальной процессии, а папа и кардиналы в полном убранстве ожидали его на ступенях храма святого Петра. Генрих в знак уважения поцеловал ступню папы, а тот облобызал его уста в знак примирения и взаимной любви. Это происходило у Серебряных врат собора, а затем они степенно вошли в храм и тут у дверей, называемых Профика, папа потребовал от Генриха обещанной клятвы о его отказе от инвеституры епископов и прелатов. Тут Генрих немного посовещался со своими баронами и вдруг приказал воинам из своей свиты схватить папу и кардиналов. Как было задумано изменниками, при сочувствии коварных римлян арестованные были уведены в тюрьму. Точно так же он поступил со своим отцом, Генрихом III, с которым долго воевал в Германии, разгромил его, заточил в тюрьму в Льеже и там умертвил 47. После того как папа Пасхалий и кардиналы пробыли некоторое время в темнице, они заключили с Генрихом договор, и тогда он их освободил. Папе не оставалось ничего другого, как отказаться от инвеститур в пользу Генриха и присягнуть, что ни он, ни его кардиналы не станут отлучать его за понесенные обиды. Для упрочения заключенного мира папа причастился вместе с Генрихом тела Христова и короновал его императором вне Рима. В то время, как папа сидел в темнице, поочередно были поставлены три ложных папы. Одного звали Альбертом, другого Агнульфом и третьего Теодорихом. Каждый из них мало продержался на престоле и власть их была ничтожной по сравнению с папой Пасхалием. По смерти же последнего кардиналы выбрали папой Геласия, но так как Генрих не одобрил этот выбор и не присутствовал при нем, то он назначил своего папу — испанца по имени Бордино. Тогда папа Геласий и его кардиналы, опасавшиеся Генриха, бежали в Гаэту, на родину папы, а оттуда морем добрались до Прованса и отправились во Францию, искать помощи у тамошнего короля. Однако по пути папа умер в городе Амиаке, и кардиналы единодушно избрали на его место Калликста II из Бургундии. Папа Калликст отлучил императора Генриха и его сторонников за преследование Святой Церкви и возвратился в Рим через Прованс, Ломбардию и Тоскану. По пути все встречали его [102] с почестями, как законного папу. Узнав о его приближении, Бордино, папа, назначенный императором Генрихом, от страха бежал из Рима в Сутри. Римляне, однако, осадили и захватили его в Сутри, и в знак презрения привезли в Рим на верблюде, посадив лицом назад и привязав руки к хвосту верблюда. Его заключили в крепость Фуммоне в Кампанье, и там он умер.

28. КАК ИМПЕРАТОР ГЕНРИХ IV В КОНЦЕ КОНЦОВ ВЕРНУЛСЯ К ПОСЛУШАНИЮ СВЯТОЙ ЦЕРКВИ

Император Генрих много воевал против церкви и потерпел поражение в Ломбардии от вышеназванной графини Матильды, как и его отец. После этого он внял голосу совести и отказался в пользу папы Калликста от всех инвеститур епископов, архиепископов и аббатов кольцом и посохом 48, как и от всех прав и притязаний на них, предъявленных церкви им и его предками. Также Генрих возвратил вотчину святого Петра и все имущество, принадлежащее церкви и отдельным храмам, захваченное у них и проданное императором и его людьми во время войны с церковью, папой Пасхалием и другими. Тогда папа Калликст заключил с ним мир и снова принял в лоно церкви, но потом и папа и император прожили недолго. В народе говорят, что в наказание за дурное обращение с отцом Генриху не дано было иметь наследников — ни сыновей, ни дочерей. Он скончался в 1125 году, и за ним правил Лотарь Саксонский, таким образом, он был последним императором Баварской династии 49. Она состояла из четырех Генрихов, царствовавших один за другим, и три из них были противниками Святой Церкви. Оставим теперь на некоторое время императоров и папу и вернемся к делам Флоренции, ибо там произошло много перемен, связанных с войнами флорентийцев против соседей за расширение своих владений.

29. КАК ФЛОРЕНТИЙЦЫ РАЗБИЛИ НАМЕСТНИКА ИМПЕРАТОРА ГЕНРИХА IV

В 1113 году флорентийцы выступили против городка Монтекашоло, который враждовал с ними, а подбил на это тамошних жителей мессер Роберто Тедеско, наместник императора Генриха в Тоскане 50. Со своими отрядами он расположился в Санминьято дель Тедеско, получившем свое название "Немецкого" потому, что имперские наместники со своими немецкими солдатами делали оттуда набеги на города и замки Тосканы, не подчинявшиеся императору. Мессер Роберто был разгромлен и убит флорентийцами, а замок взят и разрушен. [103]

30. КАК ВО ФЛОРЕНЦИИ ДВАЖДЫ ЗАНЯЛСЯ ПОЖАР И СГОРЕЛА БОЛЬШАЯ ЧАСТЬ ГОРОДА

В мае 1115 года случился пожар в предместье Санто Апостоло, столь сильный и свирепый, что на беду флорентийцев сгорела значительная часть города. В том же году скончалась добрая графиня Матильда. Вскоре затем, в 1117 году, Флоренция запылала снова, так что не сгоревшее в первый раз сгорело теперь, и для флорентийцев это была великая напасть. Это наказание Божье было не без причины, ибо город запятнал себя ересями, в том числе распространившейся в нем сектой эпикурейцев, погрязших в похоти и чревоугодии. Их было так много, что дошло до вооруженных стычек между горожанами в разных концах Флоренции, и эта чума бушевала много лет, вплоть до пришествия орденов святого Франциска и святого Доминика, которым папа поручил вершить суд над еретиками 51. Святые братья этих орденов, а впоследствии и другие инквизиторы, искоренили ересь во Флоренции, в Милане и во многих городах Тосканы и Ломбардии при блаженном мученике Петре, погибшем от рук патаренов 52 в Милане. Во время флорентийских пожаров сгорели многие книги и хроники, подробно рассказывавшие о былом нашего города, и осталось лишь несколько из них. Поэтому нам пришлось восстанавливать отсутствующее по другим подлинным хроникам разных городов и стран, использованным во многих частях этого труда 53.

31. КАК ПИЗАНЦЫ ЗАНЯЛИ МАЙОРКУ, А ФЛОРЕНТИЙЦЫ ОХРАНЯЛИ ПИЗУ

В 1117 году пизанцы собрали большой флот из кораблей и галер и отправились на остров Майорку, занятый сарацинами 54. Когда флот уже отплыл из Пизы и собрался у Вады, чтобы выступить в поход, жители Лукки послали свое войско под Пизу, чтобы захватить город. Узнав о том, пизанцы не решались двинуться дальше, опасаясь за судьбу Пизы, но и отказаться от похода казалось им постыдным после стольких затрат и приготовлений. Наконец они решили направить посольство к флорентийцам, с которыми в то время были очень дружны, и просить их, как верных союзников и братьев, чтобы они охраняли город. Флорентийцы согласились защищать Пизу от посягательств Лукки и других городов и флорентийская коммуна снарядила конное и пешее войско, остановившееся в двух милях от Пизы. Чтобы не задевать чести пизанских женщин, флорентийцы не входили в город и запретили своим людям входить в Пизу под угрозой смертной казни. Одного из них, нарушившего приказ, приговорили к повешению. Пизанские старцы, оставшиеся в городе, просили помиловать виновного ради них, но флорентийцы отказались. Тогда пизанцы стали просить, чтобы он был казнен хотя бы за пределами их территории. [104] Флорентийцы тайно купили на имя своей коммуны участок у одного крестьянина, построили на нем виселицу и привели в исполнение приговор, как требовал их приказ. По возвращении пизанского войска с Майорки в знак своей благодарности пизанцы предложили флорентийцам на выбор из своих трофеев: металлические врата или две порфиритовые колонны, вывезенные с острова. Те попросили колонны и пизанцы отправили их во Флоренцию, обернув пурпуром. Говорили, что перед этим они из зависти прокалили их на огне. Эти колонны высятся теперь перед Сан Джованни.

32. КАК ФЛОРЕНТИЙЦЫ ЗАНЯЛИ И РАЗГРОМИЛИ КРЕПОСТЬ ФЬЕЗОЛЕ

В 1125 году флорентийцы выступили против тогда еще прочной и сильной крепости Фьезоле, которую занимали некие нобили, бывшие вассалы Фьезоле, и в которой укрывались вооруженные шайки, изгнанники и всякий сброд, грабивший на дорогах и во флорентийском контадо. После длительной осады из-за отсутствия припасов они вынуждены были сдаться, потому что силой невозможно было взять крепость, которую теперь флорентийцы разрушили до основания и запретили специальным указом когда-либо восстанавливать ее.

33. КАК ОТМЕРЯЕТСЯ РАССТОЯНИЕ ВО ФЛОРЕНТИЙСКОМ КОНТАДО

Со стороны пяти сестьер, находящихся по эту сторону Арно, расстояние в контадо измеряется от собора или церкви святого Иоанна. По ту сторону Арно точкой отсчета служит колонна Старого моста на этой стороне реки, несущая статую Марса 55. Таков старинный обычай флорентийцев, верста у которых равна тысяче шагов, а один шаг — трем локтям.

34. КАК ГЕРЦОГ АПУЛИИ РОЖЕР ВСТУПИЛ В ВОЙНУ С ЦЕРКОВЬЮ, А ПОТОМ ПОМИРИЛСЯ С ПАПОЙ И КАК В РИМЕ БЫЛО СРАЗУ ДВА ПАПЫ

В 1125 году, при папе Гонории II, который был родом из Болоньи, бароны Апулии подняли мятеж против герцога Рожера, сына Робера Гвискара 56, и лестными обещаниями склонили папу выставить войско, чтобы отнять у него королевство. Однако это войско было разбито Рожером и понесло большие потери. Несмотря на это, герцог не возгордился, а смиренно явился к папе и бросился к его ногам с мольбой о пощаде. Папа наступил ему на шею и произнес стих из Псалтири: "На [105] аспида и василиска наступишь; попирать будешь льва и дракона" 57. С этими словами он простил Рожера, поднял его и облобызал в знак примирения. Герцог доказал папе лживость возводимых на него баронами обвинений и уверил, что он так же предан Святой Церкви, как и его отец. Тогда папа утвердил его на престоле, возложил на него корону Сицилии и строго наказал мятежников. По смерти папы Гонория его преемником стал Иннокентий II, избранный в 1130 году. Он происходил из римлян и правил тринадцать лет, но при нем в Риме начался церковный раскол, ибо некий мессер Пьеро, кардинал и сын влиятельного римлянина Пьетро Леоне, заставил избрать себя папой под именем Анаклета и разгромил папу с кардиналами в домах Франджипани в Риме. Мессер Пьетро Леоне разграбил сокровищницы всех церквей в Риме, чтобы получить побольше денег, и, так как там хранились несметные богатства, подкупил многих римлян, перешедших на его сторону. Папа Иннокентий не мог оставаться в Риме, будучи не в силах противостоять сыну этого Пьетро Леоне, и, отлучив его от церкви и отменив все его декреты, отплыл со своими кардиналами на двух галерах во Францию. Там его с почетом встретил король Людовик Толстый и обещал всеми силами помогать церкви, а папа посвятил его в королевский сан. Но пока Иннокентий находился во Франции, императором был избран Лотарь Саксонский, который пришел в Италию с большим немецким войском и взял с собой папу, его кардиналов, многих епископов и архиепископов, присутствовавших на соборе, сперва в Клермоне, в Оверни, а затем в Лотарингии. Лотарь восстановил на престоле папу Иннокентия, изгнал из Рима Пьетро Леоне и всех его приспешников, а затем, в 1130 году, принял из рук папы корону империи. Он пробыл римским королем и императором одиннадцать лет и правил как благочестивый христианин, верный Святой Церкви. Рожер, сын предыдущего герцога, тоже Рожера (который был сыном Робера Гвискара и королем Сицилии и Апулии), поддержал партию Пьетро Леоне, противника папы Иннокентия, поэтому император Лотарь вместе с папой и флотом генуэзцев и пизанцев вторгся в Апулию с моря и с суши и напал на Рожера, восставшего против папы и церкви. Войско последних изгнало Рожера из Апулии в Сицилию и отобрало у него королевство. Герцогом Апулии был избран граф Каммон, но он правил недолго, так как власть перешла опять к сыну Рожера, доброму королю Вильгельму, о чем мы еще расскажем. В благодарность за помощь, оказанную церкви в войне с герцогом Апулии, на всеобщем соборе в Риме Генуе было присвоено звание архиепископства и ей были подчинены епархии на генуэзском и ломбардском побережье. Так же поступили и с пизанцами, получившими епархии Сардинии, Массы в Маремме, и Гроссето. Засим император Лотарь благополучно вернулся в Германию и вскоре скончался. В 1138 году римским королем был избран Конрад II Саксонский 58, он царствовал пятнадцать лет, но императорской короны в Риме не получил. [106]

35. РАССКАЗ О ВТОРОМ ПОХОДЕ ЗА МОРЕ

При вышеназванном римском короле Конраде в Риме было три папы, правивших один за другим. Папа Целестин II сидел на престоле семь месяцев, Люций I также прожил недолго; наконец, папа Евгений из Пизы, пробыл на папском троне восемь лет и один месяц. При последнем папе, в 1147 году, французский король Людовик Набожный, чтобы очиститься от вины за войну, которую он затеял с Наваррским королем, намереваясь отнять у него Шампань, пообещал прийти на помощь Святой Земле. Для этого заморского похода поднялось все его королевство, и римскому королю Конраду он предложил тоже принять в нем участие. Тот охотно согласился, и оба они просили папу Евгения, чтобы он пришел во Францию и вручил им крест. Папа выполнил их просьбу и короновал Людовика, а затем крестоносных королей Конрада и Людовика от имени папы на границе между Францией и Германией благословил святой Бернар, аббат Клервоский. Несметное войско французов и немцев пересекло море на двустах кораблях, но большинство двинулось пешком через Венгрию и Паннонию в Грецию. Это путешествие оказалось очень тяжелым из-за злокозненности греков, подмешивавших в муку известь, чтобы погубить или ослабить крестоносцев. Умерло немало людей, а остальные достигли Турции, где состоялось много жестоких сражений с турками. Сарацины были разбиты, но христиане пробыли там недолго. Сначала во Францию вернулся Людовик, затем в Германию — Конрад, который в Рим не заезжал и так и умер без благословения на имперскую власть. Папа Евгений, свершив много добрых дел, скончался в 1154 году. Его преемник, папа Анастасий IV, правил всего год с небольшим. За ним шел папа Адриан IV, короновавший императора Фридриха I. Теперь вернемся к рассказу о Флоренции этого времени, прерванному ради продолжения нашего труда.

36. КАК ФЛОРЕНТИЙЦЫ РАЗРУШИЛИ ЗАМОК МОНТЕБУОНО

До 1135 года существовал укрепленный замок Монтебуоно, принадлежавший семейству Буондельмонти, старинных дворян и вассалов контадо, которые получили свое родовое имя как раз по имени этого замка. Около него проходила дорога, и владельцы под защитой своей крепости собирали с проезжающих дань. Это вызывало недовольство флорентийцев, не желавших терпеть такое вымогательство рядом с городом, поэтому они выступили в июне названного года против Буондельмонти и захватили их замок. По договору с хозяевами он должен был быть разрушен, а другие имения оставались за ними, причем сами они обязывались поселиться во Флоренции. Так флорентийская коммуна начала расширять свои владения, действуя скорее силой, чем уговорами, и подчиняя себе всех окрестных нобилей. Их замки при этом разрушались, а размеры флорентийского контадо увеличивались. [107]

37. КАК ФЛОРЕНТИЙЦЫ ПОТЕРПЕЛИ ПОРАЖЕНИЕ ОТ ГРАФОВ ГВИДИ ПРИ МОНТЕДИКРОЧЕ

В 1147 году флорентийцы воевали с графами Гвиди из-за того, что их замки находились в непосредственной близости от города. Графы закрепились в Монтедикроче и оказывали сопротивление, а флорентийцы осадили их со своими солдатами. Излишне уверенные в безопасности, они не позаботились о должной охране и были разбиты графом Гвидо старшим, которому помогали аретинцы и другие союзники, что случилось в июне. Однако в 1154 году флорентийское войско снова подошло к Монтедикроче и с помощью измены захватило его. Замок был разрушен до основания, а имущество графов Гвиди продано флорентийскому епископству без всякого возмещения и выплаты процентов владельцам. С тех пор графы Гвиди и аретинцы, покровительствовавшие им, перестали быть союзниками флорентийской коммуны.

38. КАК ЖИТЕЛИ ПРАТО БЫЛИ РАЗГРОМЛЕНЫ ПИСТОЙЦАМИ ПРИ КАРМИНЬЯНО

В 1154 году горожане Прато вели войну с Пистойей за замок Карминьяно и их конница, получившая вспомогательные отряды у флорентийцев, потерпела поражение от неприятеля. Прервем теперь рассказ о делах Флоренции, где в последующие шестнадцать лет не происходило ничего значительного, и перейдем к императору Фридриху I, в правление которого, как и при его наследниках, случилось много событий в Италии, в римской церкви и в нашей Флоренции. Как мы увидим, их описание существенно дополнит нашу историю.

(пер. М. А. Юсима)
Текст воспроизведен по изданиям: Джованни Виллани. Новая хроника или история Флоренции. М. Наука. 1997

© текст - Юсим М. А. 1997
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Руссо М. М. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1997