Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АНТИОХ СТРАТИГ

ПЛЕНЕНИЕ ИЕРУСАЛИМА

Мая 20-го. ПЛЕНЕНИЕ ИЕРУСАЛИМА.

Сочинение блаженного монаха Страитика, который жил в лавре отца нашего Саввы.

Сказал он это касательно опустошения Иерусалима, пленения Христова Креста, древа нашей жизни, сожжения святых церквей и разрушения их, пленения патриарха Захарии, истребления священников, диаконов и монахов, касательно народа, верующего во Христа, и касательно всего, что постигло Иерусалим и его жителей от вавилонян, персов и халдеев по приказанию их царя Хосроя.

О, христолюбивые, приложите ваши уши: я намерен рассказать и поведать вам о страшном деле. Мне хочется уподобиться евангелисту Матфею, проповеднику, повествующему слова Христа, Бога нашего, написавшему всему миру Евангелие, в котором всякая радость, всякое веселье и повествование слов божьих.

Этот блаженный евангелист возвестил прекрасным голосом и сочинил книгу о рождении Иисуса Христа, Сына Давида, сына Авраама. А я, братья мои, поведу речь и опишу дела подобно ему, но не повести и речам его уподобятся мои, так как я не сообщаю вам о радости и веселии, ниже приглашаю вас на развлечение и ликование, а на печалование и плач.

Пожалейте, братья мои, пожалейте мою душу, сокрушенную сегодня и расслабленную от обилия слез, и прощения удостойте меня, ибо я намерен подробно повести свою речь и поведать ее подобно евангелисту Матфею. Скажу так: “книга опустошения и пленения Иерусалима, святого города, того города, который принадлежит Иисусу Христу, Сыну Давида, сына Авраама". [2]

Эта книга, написанная мною, повествует о пленении древа жизни, опустошении Христовых церквей и сожжении и гибели Иерусалима. Эта книга повествует о заклании и истреблении паствы Иисуса Христа, сына Давида, сына Авраама. Но к чему удлинять свою речь к вам, слушатели? Начну и буду рассказывать кратко. Эта книга полна страстей, трудов и бедствий, постигших Иерусалим, город Иисуса Христа, Сына Давида, сына Авраама.

И как назову я эту книгу моею, когда она скорее принадлежит вам всем? Она повествует не о радости, как книга для чтения, а о печали. Я ее называю не книгою, а плачем о пленении, не называю ее письмом к кому-либо, а печалованием об истреблении, не посланием называю ее, а рыданием об опустошении.

Она разбудит души слушателей. Она поразит умы тех, кто будет слушать с разумением, и научит печали сокрушенных, как наставник и учитель плача пророка Иеремии.

О, братья мои, она научит тому, как эта обетованная земля рассеялась, место святости было опустошено, как церкви Христа подверглись разрушению, алтари Бога были опустошены, даже сделались они стоянкою врагов, как утешение наше сделалось огорчением, как духовное пение обратилось в рыдание, как вожделенный город Иерусалим, что значит Зрелище блага, сделался запустелым и печальным.

Но умоляю, возлюбленные братья мои, помолиться обо мне, убогом и грешном, чтобы [Бог] дал мне слово для начала моей повести, так как я знаю бессилие моего разума и боюсь, что, начав повествовать, не смогу довершить и сделаюсь для всех и для вас предметом таких упреков: “этот человек не постиг своего бессилия, принялся строить и не смог довершить". Как бы не произошло так со мною. [3]

// Скажем и мы, как косноязычные, (слова) пророка Давида: " Господи, отверзи мои губы, и мои уста да возвестят хвалу Тебе" {Пс.51.17}, чтобы я также начал повествовать об этих божьих делах, наученный Его милостью, так как Он щедро дает милость просящим Его и воздаяние хорошее и полное уповающим на Него, и да дарует Он и нам, неразумеющим.

Конечно, мы недостойны Его милостей, но, как верные рабы, мы просим у благого Господа силы и слова знания, чтобы исполнить это начинание, ибо я знаю, что не малая польза даруется слушающим эти (слова) и не слабое приобретение жалуется верующим.

Однако я выскажу не философскую мысль и не разукрашивание слов сочту своим долгом, как многоречивые, а скажу скорбные слова, сообщу о плаче со слезами и поведаю с рыданием о несчастиях и опасностях дела, постигшего по нашим грехам от вавилонян Иерусалим и его жителей.

И вот, братья мои, не об одном только городе плачу, и не ободном только храме, и не об одном только незначительном месте, как оно было в прежние дни. Не плачу о мирском царе и его народе, а плачу я и рыдаю о верующем народе, о том, как презрел Свою паству Всевышний, держащий на своей ладони весь мир, и покинул Он Свой народ за его грехи.

Не плачу я о храме иудеев, о котором скорбел пророк Иеремия и рыдал, и не плачу о ковчеге, в котором находились жезл, манна и книга, написанная Моисеем собственноручно после скрижалей, которые он раздробил из-за жестокосердия сынов Израиля.

И не плачу я о стенах с золотою резьбою, о тесаных камнях, прекрасных воротах, высоких портиках и яшмовых столбах. Не плачу я также о священниках, истреблявших пророков, о народе, // распявшем [4] Господа, и злом собрании, говорившем "распните, распните Иисуса Христа!", воздавшем Ему злом за добро, напоившем Его уксусом и желчью взамен манны и прободавшем Его копьем взамен Моисеева жезла, которым он рассек Чермное море.

И не плачу я, ниже рыдаю о них самих, ибо они заслужили то несчастие, которое постигло их от пленения, так как они оставили Господа и поклонились идолам Иеровоама и Иезавели, как повествует Закон, а плачу я и скорблю о святом городе, величественных церквах, освященных священниках и верующем народе, которые были истреблены безжалостно. Ибо у евреев были лишь призраки, у нас же истина. Они владели тенью, мы же — таинством Солнца правды,— мы, которых постигло все это зло.

И не думайте, возлюбленные, что я — многоречивый человек, так как бедствия заставляют меня говорить и боль моего сердца побуждает меня рассказать вам об этих делах, полных горя и плача, о чем и Господь говорил устами пророка Иеремии для народа: "вы же, когда слышите добрую мысль, спешите туда, и скорбное повествование возбудит вас к плачу и покаянию, и вы обратитесь к Господу сокрушенно со слезами". Потому и я расскажу вам скорбные вещи, в которых сокрыто и много полезного для слушающих, как сказала Мудрость: "иди ты в дом печали, а не в дом пированья!" {Екл., 7, 2}

Но нам, плененным в грехах, еще более подобает обрести плач более смеха и скорбь более радости, как сказал Господь: "блаженны плачущие сердцем, ибо они утешатся". {Мф., 5, 4}

И нам надлежит поведать вам о том, что постигло нас, о печали, приключившейся с нами, бывшими в Иерусалиме. // Рассказываю я вам не о тайном, а об явном, достигшем всех стран. Молва о нашей гибели разошлась в края мира. [5]

И вы видели чудеса и знамения, постигшие церкви, опустошение святых мест и истребление верующих народов в наказание за наши грехи. Итак, начну рассказывать вам, что постигло нас от вавилонских персов.

Ибо Захария, иерусалимский глава отцов, патриарх, пастырь св. города, пас свою паству надлежаще, чинно и угодно Господу. И в те дни прибыли какие-то злые люди и поселились в Иерусалиме; некоторые из них бывали раньше в этом св. городе с помощью диавола. Именовались они по одежде, которую носили, и звали одно общество зеленым, а другое — голубым.

Они были полны всяких злодейств, не довольствовались только избиением и ограблением верующих, а предавались также кровопролитию и человекоубийству. Бой и истребление всегда царили среди них, и они постоянно чинили злодейства и над жителями Иерусалима.

Ибо пророк Иезекииль пророчествовал об этом деле и о том, что постигло Иерусалим, когда он говорил: "сын человеческий, скажи Иерусалиму касательно того, что зло пребывает и стоит в тебе до сих пор, Господь говорит: “венец милости возложил я на твою голову и сделал тебя царем. Разошлась слава о тебе среди всех язычников, и была она гордостью для тебя и помехою для них. И ты достал твое сокровище и приготовил из него изваянного идола, нарядил его (венцом) твоей главы и привел твоих сынов, рожденных для Меня, и посвятил их как жертву идолам на пагубу // их, и умножились твои прелюбодейства. Поэтому предал тебя Бог в руки твоих врагов"". {Иез. 16. 1, 12, 14, 16, 20, 26, 27}

Это сказал Господь через Иезекииля. Но говорил Он не об идолах, а о людях, одетых в зеленое и голубое, пребывавших в Иерусалиме. Поэтому-то наслал Бог опустошение на нас и предал нас [6] в руки наших врагов, когда умножилось злодейство одетых в зеленое и одетых в голубое, и еще более превзошли меру их скверна, прелюбодейство и блуд, не было божьего страха в их глазах и ужаса и трепета перед Ним в их сердцах, а все разом обратились к злодейству и коварству, отвергли все хорошее и стяжали все злое, развиваясь постоянно в ненависти и лжи.

Тогда Судья правды, желающий не гибели грешника, а обращения и жизни, наслал на нас злой персидский род, как посох учения и лекарство обличения.

И прибыли они с великою силою и многочисленным воинством, завладели всею страною Сирии, обратили в бегство греческие отряды и войско и затем начали входить с многочисленным войском и народом в каждый город и селения и занимать их. Достигли они Палестины и ее окрестностей, прибыли в Кесарию, которая есть матерь городов. Те просили мира и склонили выи в знак покорности. Затем они пошли в Сарапеон и заняли его и все приморские города с деревнями.

Ибо от Бога было их движение. И по попущению Его диавол призвал злой народ, и враги пылали, как огонь, ходили по городами овладевали ими.

После этого они достигли Иудеи, прибыли в великий и славный город, христианский город, т. е. Иерусалим, // город Сына Божья. Пришли они грозно и с великим гневом, и Господь отдал его в их руки, и они исполнили все согласно Его воле. И кто может рассказать, что было среди Иерусалима и на его путях? И кто сочтет лежавшее среди Иерусалима множество убитых, которые были истреблены этими злодеями по внушению диавола? Ибо среди них было посеяно семя того, который постоянно трудится над нашим разрушением. [7]

И как он опечалился, когда увидел Господа нашего Иисуса Христа вознесшимся на кресте со множеством верующих вокруг Него, и посеял среди иудеев свое лукавство, точно плевелы, желая при их посредстве соблазнить верующих, также теперь спешил проклятый злой предводительствовать недобрыми зверями, так что нас постигло всякое страдание, гибель и пленение по божьему попущению, ибо во всех местах происходило кровопролитие в те дни по его внушению.

И кто может не скорбеть, братья мои, о том деле, которое было совершено в Константинополе царем Юстинианом, когда он кричал: "одолей! одолей!", как тогда текла посреди города река крови от избиения бесчисленного народа? И кто не слышал, что произошло в великом городе Антиохии, какие напасти и испытания постигли его жителей?

Кто не будет скорбеть и плакать о деле, постигшем город Лаодикию и его жителей, когда несметный народ был истреблен завистью и возбуждением богоненавидящего врага? Кто может молчать и удержать слезы при всем этом зле и страдании? Кто сочтет множество лишений и трудов, и сколько десятков тысяч было истреблено из-за того, что учинил Воносий?

Кто не будет плакать об Иерусалиме, когда это постигло его жителей? Кто не будет оплакивать пленения священников и монахов и гибели непорочных дев? Кто не будет печалится о разрушении церквей // и алтарей? Кто не будет скорбеть и проливать слезы о непостижимых и неисчислимых мучениях верующих?

И если хочешь ты уразуметь то дело, слушай, что рассказал мне некий боголюбивый муж о смерти этого злого человека, по имени Воносия, чтобы вы знали, что я рассказываю вам истину. [8]

Ибо достойный муж, пребывавший в стране Иорданской, рассказал мне, говоря: “когда умер несчастный Воносий, я увидел тогда страшных людей, которые вели его душу в запечатанный колодезь. На колодце сидел страж, и они сказали ему: "говорим тебе, о человек, открой нам колодезь, чтобы заключить в него душу Воносия". Ответил им человек, сидевший на колодце: "я не могу открыть этот колодезь, пока не повелит мне Господь".

“Один же из тех, которые вели душу Воносия, поспешил и доставил рукописание Господа. Тогда взглянул на них сидевший стражем на колодце, вздохнул из глубины сердца и, ударяя себя в грудь, сказал; "горе этой несчастной душе, так как со времени нечестивого царя Юлиана я не открывал двери этой темной преисподней"".

Об этом мы молвили для того, чтобы вы знали, какие люди проживали в нашей стране, и сколько злодеяний они учинили, убивая, опустошая и истребляя своих братьев.

И вождем всего этого был Воносий: он был преисполнен безбожья и вместе с упомянутыми раньше злыми людьми настроен разрушать города и опустошать церкви, так что смятение и истребление достигло церкви, и он имел в мыслях схватить патриарха, бывшего перед патриархом Захарией, и убить его и погубить церкви. Такие дела совершали те люди, проживавшие среди нас. // И когда мы не признали Бога и не соблюли Его заповедей, Бог предал нас в руки наших врагов, и нами овладел мерзкий род персов, и они поступили снами, как им было угодно.

И теперь начну рассказывать тебе, что произошло.

Когда эти злые роды овладели всей страной Сирии и примория, они изловили двух каких-то монахов из приморских монастырей. Эти люди были украшены добродетелями достойной жизни, красноречивы словом [9] и совершенны в святости. Они были блестящи от божьих даров, так как Господь любит боящихся Его имени.

И тому же Господу, Который для спокойствия мира велел увести в плен пророка Даниила и пленить трех отроков, угодно было пленение тех монахов, чтобы они научили многих божьему закону.

И как только изловили монахов и привели к князю, тот взглянул на их лицо и догадался об их достоинстве. И хотя князь был противник Бога, Он велел охранять их, пока увидит, каков будет конец дела. И когда приблизился к св. городу Иерусалиму, он начал изо дня в день спрашивать их, говоря: “о монахи, сдастся ли мне этот город или нет?" Монахи в ответ говорили: “напрасно ты трудишься, и тщетен твой замысел, вождь злого и мерзкого народа, так как десница Господа оберегает этот св. город".

И когда достигли Иерусалима, пошли вельможи и князья народа осмотреть городи его стены. И когда увидели они множество монастырей и обителей богочестивых, расположенных в окрестностях города, разум их прояснился, и они хотели заключить мир с жителями города.

Тогда блаженный патриарх Захария, когда узнал об их желании и понял от Господа, что постигнет город, также захотел заключить мир с врагами. Так он искал жизни своей паствы и спасения от врагов и мира святых мест, // ибо знал о множестве грехов и о преумножении нечестия, творившегося ежедневно в городе.

И когда вожаки тех смутьянов узнали, что патриарх намерен сделать, собрались вместе и, напав на него точно звери, сказали ему: “говорим тебе, вождю этого народа: ты не доброе замышляешь, так как думаешь заключить мир с врагом. И хотя ты считаешь [10] себя святым и не боишься их, так как любишь персидский народ, но мы не подчиняемся твоей воле, ибо по невежеству ты умышляешь неугодное, когда ты хочешь заключить мир с людьми, не боящимися Бога". И они принудили его отказаться от своего намерения.

Тогда, видя неразумие их и то, что они думали, блаженный Захария начал рыдать и плакать о своей пастве и о гибели своего верующего народа.

Но он боялся, как бы не убили его эти злодеи, о которых и говорил пророк Давид: "спаси меня от вражды народа". {Пс., 59, 2} И, конечно, не смерть казалась ему тяжкой, а домогался он спасти народ и охранить святые места, и потому-то желал он заключить мир с врагами. Ибо он знал, что Бог попускал, и знал, что постигнет город. Поэтому беспокоился он и плакал о всем народе и с плачем говорил собранию: “посмотрите сами, что вы задумали. Да буду я неповинен в вашей крови!" И затем он сказал им с плачем и рыданием: “опасаюсь я, как бы не исполнилось среди нас слово пророка, когда он говорит: "горе творящим зло и кто близок к ним!"".

Ибо все это произошло от Господа, чтобы научить согрешивших и счистить яд их грехов множеством бедствий. Это было точно лекарство, причиняющее боль, которое дает искусный врач для исцеления немощей, чтобы изгнать множество болезней и очистить порок греховных мыслей. И после того Сильный Непобедимый может и повергнуть врагов и рассеять их мощь, когда Он обратит Свой неусыпный глаз на милость // и помилует Свой народ и повергнет царей и князей.

И Иерусалим страдал сначала от египтян, но затем, когда признал Бог нужным их гибель, колесницы и кони их пали и доспехи их вооруженных потонули. Таким же образом вмиг разрушились [11] Иерихонские стены, когда угодно было Богу повергнуть их, и унизил Благий царем Ираклием также множество персов, когда Он взглянул на Свой народ с милостью.

Между тем блаженный Захария, истый пастырь, приглашал их к миру, и когда они не послушались его, то дал им другой совет. Он призвал монаха, по имени авву Модеста, которым был настоятелем монастыря св. Феодосия, и велел ему выйти и собрать людей из греческого войска, бывшего в Иерихоне, чтобы помочь им в их борьбе. Блаженный же Модест принял приказ патриарха, вышел и собрал греческое войско, бывшее в Иерихоне.

А персы осадили весь город и подступили для борьбы, и ежечасно спрашивали они монахов касательно города, предаст ли его Бог в их руки или нет? Однажды снова спросили их. Тогда монахи посоветовались друг с другом и сказали: “если солжем, зло, а если скажем правду, горе. Без опустошения этого города не обойдется, и надлежит не скрывать истины". Тогда монахи вздохнули из глубины души и, ударяя себя по лицу и проливая слезы точно реку, сказали в ответ: “за грехи наши Бог предал нас в ваши руки".

Мы же, когда были отданы в пленение, говорили тем монахам: “почему вы сначала же не сказали нам, что город будет предан в руки врагов? Напротив, вы говорили, что он Богом храним, а мы знаем, что слово ваше от Господа, и потом вы сказали, что он отдан на опустошение?" // Ответили нам монахи и сказали: “мы не были пророки и прорицатели божьего решения, а были отданы в руки врагов за наши грехи, были пленены ими и биты вместе с этим народом по нашим делам. Но касательно св. города не удивляйтесь тому, что постигло его, ибо каковы мы были с Богом, таков и Бог был с нами [12]

“Когда нас вывели персы из наших пещер, то привели сюда к Иерусалиму. Мы взглянули на стены города и увидели чудное видение: на всех замках и башнях стояло по одному ангелу, держащему в руках щит и огненное копье. И когда мы увидели это знамение, мы очень обрадовались. Мы поняли, что Бог на нашей стороне. Потому мы говорили врагам: "напрасно трудитесь, тщетно думаете касательно этого города, что будто он будет отдан в ваши руки"

“И когда мы перестали повиноваться Богу, презрели Его заповеди, пренебрегли молитвами, прекратили моление и прошение милости и умножили наши злодеяния, Господь услышал об этом и разгневался: на Сионе вспыхнул огонь, и гнев постиг народ, и он был отдан смерти и пленению.

“Тогда сошел с неба ангел за три дня перед постигшим бедствием, явился к ангелам, стоявшим на стенах Иерусалима и оберегавшим его, и сказал им: "уходите, удалитесь, так как Господь предал этот святой город в руки врагов".

,,И когда сонм ангелов услышал это, они ушли, так как не могли сопротивляться велению Бога. И из этого мы узнали, что наши грехи превзошли милости Бога

“Но не горюйте, братья, и не слабейте, так как Бог не из ненависти сделал нам это, а для того, чтобы учить нас. Он учит и // опять утешает. Претерпим это дело, чтобы избавиться от будущих орудий пыток.

“Слушайте, что говорит пророк Давид: "Терпя претерпел я для Господа, и Он взглянул на меня".{Пс., 40, 2} И еще говорит он: "блажен человек, которого Ты, Господи, научил".{Пс., 94, 12} Затем еще апостол Иаков говорит: "блажен человек, который переносит искушение, потому что постигшее искушение и перенесение бедствия стяжают венец жизни"". {Иак., 1, 12} [13]

Подобные слова говорили те монахи народу и учили его. И они уняли печаль и заботу в их мыслях и рассеяли их.

Был еще некий монах, другой, в лавре св. Саввы, достойный по жизни и украшенный добродетелями, которого звали Иоанном. Он проживал в месте, называемом Семиуст. У него был ученик при себе. И когда инок увидел осаду Иерусалима врагами и беспокойство своего учителя по этому делу, взмолился к нему и сказал: “я знаю, Бог не скроет от тебя ничего, о чем бы ты ни спросил Его. Потому умоляю тебя, святой отец, сообщить мне, попадет ли этот святой город в руки врагов и будут ли отданы его жители в пленение." Блаженный старец Иоанн сказал в ответ; я — грешный человек, и откуда знать мне решение Бога и сокровенное дело?"

Но ученик бросился к нему в ноги и сильно его умолял. Тогда старец стал плакать и сказал ученику: “раз ты так желаешь, сын мой, знать будущее, слушай — я расскажу тебе, что поведал мне Господь пять дней тому назад. Ибо я в душе размышлял об этом деле и увидел в видении, точно кто-то восхитил меня и поставил перед св. Голгофой. Там я увидел в сборе весь народ, кричавший и говоривший: " Господи, помилуй нас!"

“Я поднялся на Голгофскую скалу и увидел Господа нашего Иисуса Христа на кресте. Святая Богородица Мария стояла перед Ним. Она просила Господа о народе, чтобы // Он подарил его ей и пощадил от грядущего гнева. А Господь отвернул Свое лицо, чтобы не слышать ее моления, и затем сказал ей: "Я не буду слушать их моления и не уважу их просьбы, так как они растлили Мой храм и предали поруганию его святость". И когда Он не взглянул на то, как мы сильно вопили со слезами и глубокими вздохами и произносили "кvрiелейсон!", то весь народ поднялся в [14] собор, т. е. (в церковь) св. Константина, где было обретено древо честного Креста. Я также поднялся в тот храм для молитвы, и когда я преклонил колена, чтобы поклониться, и опустил голову на место Креста, увидел я там, что на том месте выходила большая грязь, и церковь наполнялась той грязью. Два старейшины города стояли там. Я окликнул их и сказал: "разве не боитесь Бога? Что это такое? Ведь мы не можем молиться от этой грязи". Знатные старейшины ответили мне и сказали: "все это от негодности священников и их мерзости". Я же сказал им: "разве вы не можете очистить это?" А старейшины сказали мне: "верь, брат, что эта грязь не может быть счищена, пока огонь не сойдет с неба и не сожжет все это". И до сих пор я видел видение".

Тогда монах начал рыдать с великим плачем и сказал ученику: , о, сын мой, знай, что этот город отдан в руки врагов. Наступили и наши страдания и отход от мира. Вышло повеление касательно всего этого. Я очень умолял Господа, чтобы миновало меня наступившее испытание, но Бог не услышал меня".

И пока монах беседовал с учеником, подоспели злые враги, схватили блаженного старца Иоанна и убили его. А ученик бежал и спасся. И когда злые враги ушли, пришел тот брат, т. е. монах, и, найдя учителя убитым, // начал рыдать великим плачем. После этого он похоронил его в могилу святых отцов.

А персы, поняв, что жители города не соглашаются покориться, возбудились в великом гневе, как свирепые звери, замыслили всякое зло против Иерусалима, осадили его с большой осторожностью и сразились.

Между тем монах авва Модест, отправленный патриархом для сбора греческого войска на помощь [15] им в беде, убедил его идти, но Бог не пожелал помочь им: увидев многочисленность персидского войска, расположенного лагерем вокруг Иерусалима, (греки) все разом бежали, обращенные в бегство персами

Тогда авва Модест остался один, так как не мог бежать. Он увидел скалу в ущелье и вошел в нее. Скала была уже окружена персами: некоторые стояли на ней, а другие еще стояли насупротив скалы. Но Бог, защитивший пророка Елисея и истребивший шедших на него убийц прежде, чем лицезрели его, затемнил глаза врагов и сохранил Своего раба в безопасности. И он с миром спустился в Иерихон. А жители города загоревали, когда узнали о бегстве греков и о том, что ни откуда не было у них помощи.

Тогда персы поняли, что Бог покинул христиан, и никто им не помощник, и, усилившись в гневе, стали изыскивать средства, так что выстроили башни вокруг города, поставили на них тараны для борьбы с жителями Иерусалима, приготовили всякого рода боевые орудия, как водится у воителей, и с большим остервенением сражались с христианами. Они особенно старались и хотели завладеть Иерусалимом, так как знали, что этот город — убежище всех христиан и крепость их царства.

Начало борьбы персов с христианами Иерусалима было 15-го апреля, 2-го индикта, // на 4-м году царствования Ираклия. Провели они в борьбе двадцать дней. Персы метали из балист с такою силою, что на двадцать первый день разрушили городскую стену. Тогда злые враги вступили в город с большой яростью, точно рассвирепевшие звери и обозлившиеся драконы.

Люди, защищавшие городские стены, бежали и прятались в пещерах; ямах и цистернах, чтобы спастись, а народ во множестве устремлялся в церкви и алтари, и там их истребляли, ибо враги входили с великим гневом, в жестокой ярости скрежетали зубами, рвали и метали, [16] точно злые звери, ревели как львы, шипели как лютые ехидны и убивали всех, кого находили. Точно бешенные псы откусывали зубами мясо у верующих, и совершенно никого не щадили ни мужчины, ни женщины, ни юноши, ни старика, ни отрока, ни ребенка, ни священника, ни монаха, ни девицы, ни вдовы.

И чего многословить? Я и не в силах рассказать в полной мере постигшее нас бедствие, даже небесный Иерусалим плакал о земном Иерусалиме.

Правдивость этого да явствует, братья, из того, что тьма и мрак покрыли город в тот день подобно тому дню, когда солнце не испускало света — в великий день распятия. Таким же образом научил Господь и этот Сион по справедливости, когда Он предал его учению и обличению огня.

Между тем злые персы, не имевшие никакой жалости в сердцах, бегали в городе по всем местами и разом истребляли весь народ.

Кто убегал в смятении, того они ловили, и если кто звал от страха, они рычали на него с зубовным скрежетом и, сокрушая зубы, заставляли замкнуть уста. Младенцев // убивали ударом о земь, и те с великим визгом звали своих родителей: родители оплакивали детей с ревом и рыданием и истреблялись вместе с ними. Если кого-либо находили вооруженным, его уничтожали его же оружием, быстро бегущего пронизывали стрелой, смирного и спокойного убивали безжалостно. Они не внимали мольбам просящих, не жалели красоты юношей, не соболезновали старости пожилых и не стеснялись перед смирением лиц духовного звания. Но истребляли всякий возраст, резали как овец, некоторых крошили как траву, и все поголовно выпили напиток, полный горечи. Ужас и страсти можно было видеть в Иерусалиме. Святые церкви сгорали от огня, некоторые разрушались, величественные алтари падали, честные кресты попирались ногами, животворные иконы оплевывались мерзкими. [17]

Тогда гнев постиг священников и диаконов: их резали в церквах как убойных животных. Мать оплакивала разлуку с детьми, мальчики пищали как птенцы. Река крови текла посреди города. Девушки все оплакивали растление своей девственности, все зачавшие замужние женщины оплакивали своих мужей, мужья оплакивали жен и проливали слезы.

О, братья, кто бы мог перечесть бедствия того дня и поведать вам? Какой жестокосердый мог бы видеть постигшее несчастие и не возбудиться сейчас же на рыдание сильным плачем и с сокрушенным сердцем? Братья и друзья расставались друг с другом, новобрачные мужья оставляли своих молодых жен, невесты оставляли убитых женихов, прощались с ними на площадях, а монахи и монахини убивались как разбойники.

И кто бы не смутился от врагов, когда видел, как они входили в божьи церкви, держа в руках обнаженные мечи, // и истребляли священников и диаконов. Священник стоял у алтаря и, принося беспорочную жертву, поднимал руками святое в святых тело Господне, а меч пронзал его и святыня обагрялась его кровью. Священник закалывал Агнца божьего за весь мир, а он закалывался вместе с Ним и приправлял Господню кровь своею кровью. Диаконы поднимали облачение, но их закалывали, как овец на том же месте, и святой алтарь обагрялся их кровью. Монахи и монахини молились Богу в церквах со слезами и вздохами, и их истребляли как убойных животных.

И кто бы мог рассказать, что творили злые враги и какие ужасы можно было видеть в Иерусалиме? Но, возлюбленные братья, слушайте меня великодушно, так как боль сердца побуждает меня говорить и не позволяет молчать, и раз я начал рассказывать об этом деле, хочется мне поведать вам все. [18]

Когда персы, войдя в город, истребили несметное число душ, и кровь умножилась на всех местах, то они, враги, обессилели и не были уже в состоянии убивать, и христианский народ во множестве остался неубитым. И как унялись ярость и гнев персов, князь их, которого звали Расми-Зодан (Расми-Оздан), тогда велел, чтобы вышел глашатай возглашать и говорить: “выходите все, кто скрываетесь! Не бойтесь! Меч убран от вас, и дан мною вам мир".

Тогда, как только услышали это, вышел многочисленный народ, скрывавшийся в цистернах и ямах. Многие же из них успели уже умереть, некоторые от мрака, другие от голода и жажды. Кто бы мог счесть множество умерших, когда многие десятки тысяч пали от множества лишений и разнообразных трудов, пока укрывавшиеся не вышли от множества лишений // и не предали себя смерти, когда они услышали приказ князя? Они думали, что он утешит их за их добро, и они получат облегчение оттого, что вышли.

И когда скрывавшиеся вышли, князь пригласил их и начал cпрашивать весь народ, какое зодчество они знают. Когда каждый назвал свое ремесло, он велел отобрать в сторону искусных в зодчестве, чтобы вести их в плен в Персию, остаток же народа задержал и заключил в водоем Мамилы, который находится вне города, на расстоянии приблизительно двух стадий от башни Давида. И он велел стражникам сторожить заключенных в водоеме.

О, братья мои, кто бы мог счесть труды и лишения, выпавшие на долю христиан в тот день, когда при многочисленности народа задыхались друг от друга, отцы и матери гибли на месте от тесноты. Как овцы, назначенные на убой, так готовился к резне верующий народ. Смерть возникала всячески, так как зной жары, как огонь, сжигал множество народа, от давки попирали друг друга и многие гибли без меча. [19]

Голод и жажда угнетали их всех. Они взывали к Господу, но Всевышний презрел их и предал в руки врагов, как овец, уготовленных на убой. Тогда все они, о, братья мои, вожделели к смерти, как к жизни. Припомните слово праведного Иова, когда он говорит о страдальцах: "которые в страданиях, будут искать смерти и не будут ее находить".{Иов, 3, 21} Эти также искали смерти подобно тому, как если бы кто искал клада и не находил. Когда кто умирал, он был очень рад, и другие завидовали ему.

Тогда все разом испустили глас горе ко Господу и сказали: “о, Господи, не предавай нас вполне, не губи нас, верующих в Тебя, через Твоих врагов, воззри на нас с Твоего святого неба и помилуй народ Твой! // О, Господи, не презри глас зовущих Тебя! О, Господи, пусть быстро поспеет к нам Твоя милость, или избавление от врагов с жизнью, или скорая смерть, чтобы спастись нам от мук! Меч, Господи, предпочитаем мы смерти от голода. Копье предпочитаем мы смерти от жажды. Мы предпочитаем быть закланными ножом поношению от наших врагов".

Тогда младенцы визжали, искали родителей и не находили их. Родители искали своих детей с великим плачем и не находили их, так как одни погибли, другие были взяты в плен, а которых они держали в руках, те также гибли от голода и жажды. И обширный водоем, который бывал полон воды, теперь наполнился кровью.

Тогда недобрые иудеи, враги истины и ненавистники Христа, очень обрадовались, увидев, что христиане отданы в руки врагов, так как они ненавидели христиан и задумали злую мысль соответственно с их злобою, так как значение их у персов было велико за их предательство. В то время подступили иудеи к краю цистерны, звали сынов божьих, заключенных, [20] и говорили им; “если хотите спастись от смерти, сделайтесь иудеями, отрекитесь от Христа, поднимитесь из вашего места и приходите к нам! Мы выкупим вас нашими деньгами, и хорошо будет вам от нас". Но мысль и желание их не исполнились, труд их оказался тщетным, так как дети св. церкви предпочли смерть за Христа жизни в безбожии, сочли лучшим истязание плоти, а не гибель души, чтобы удел их не был вместе с иудеями.

И когда мерзкие иудеи увидели стойкость христиан и непоколебимую их веру, то они возбудились // большим гневом, как злые звери, и потом задумали другую мысль. Как раньше они купили Христа от Иуды за серебро, так покупали они христиан из цистерны, давали серебро персам, приобретали христианина и резали, точно овцу. Христиане же радовались, так как они закалывались за Христа, проливали свою кровь за Его кровь и терпели смерть за Его смерть. Предпочли они будущую жизнь настоящей мгновенной, кликнули евреями сказали:

“О, недобрые враги божьи, как сильно вы хотите нашей гибели, но не исполнилось ваше злое желание! Раньше вы сделались нашими предателями и не встали вы с нами в борьбе с врагами, а теперь вы хотите сделать нас иудеями и приобщить нас к вашей гибели. Но вот через вас мы будем мучениками и исповедниками Христа и ходатаями всего этого народа перед Господом, а также ходатаями того, чтобы сугубо умножились ваши муки, ибо сперва вы истребили пророков и распяли Господа славы, а теперь приготовили для нас горькую смерть: враги наши не задумывали такой смерти, какую вы уготовили нам".

Когда народ был уведен в плен, иудеи остались в Иерусалиме и начали собственноручно разрушать святые церкви, оставшиеся неразрушенными, и сжигать их. [21]

Не удивляйтесь, братья мои, так как, где умножается грех, там еще более умножаются от гнева бедствия и испытания и усиливается сила врага. Поэтому и был предан Иерусалим опустошению и его жители — гибели. Сколько душ было заклано в водоеме Мамилы! Сколько душ погибло от голода и жажды! Сколько священников и монахов было истреблено мечом! Сколько младенцев было раздавлено ногами, погибло от голода и жажды и занемогло от страха // и ужаса пред врагами! Сколько девиц, не согласившихся на мерзкое надругание, было врагами предано смерти! Сколько родителей погибло над своими детьми! Сколько народу было скуплено иудеями и зарезано, и они сделались исповедниками Христа! Сколько душ, отцов, матерей и мальчиков-младенцев, скрывавшихся в ямах и цистернах, погибло от мрака и голода! Сколько душ устремилось в церковь Воскресенья, в Сион и другие церкви, и там было истреблено и сгорело в огне? Кто бы мог счесть множество мертвецов, павших во время резни в Иерусалиме?

По справедливости постигло нас все это. Потому-то мы взываем и говорим: “справедливо отдал нас, Ты, Господи, учению. Справедливо нагнал Ты, Господи, все это на нас, ибо "праведен Ты, и справедлив Твой суд":{Пс., 119, 137} смерть, голод, пленение, рабство и предание в руки наших врагов, И как угодно было Богу, так Он и сделал. "Благословенно имя Господне отныне во веки!"{Пс., 113, 2}"

Говорили мы это, так как все это приключилось снами действительно для того, чтобы благодаря такому наказанию мы познали Господа, как говорит апостол Павел: "будучи судимы, наказываемся от Господа, чтоб не быть осужденными с миром".{1 Кор., 11, 32}

Ибо Господь возвысил нас, и мы не вынесли возвышения, почтил нас, и мы не уразумели. И потому Он предал нас злой смерти; взамен возвышения [22] Он унизил нас, взамен почести Он отдал нас на позор. Вместо святости мы отдались скверне и вместо того, чтобы служить Богу, мы сделались слугами наших рабов. Оставили мы Бога, и Бог оставил нас; удалились мы от Бога, и Бог удалился от нас.

“Но, братья мои, хотя благий Господь предал нас наказанию, но произвел Он это бичевание для нашей пользы из милости, а не по ненависти, так как многих он привел к покаянию и // поднял из падения, сопричислил со святыми истребленных из-за Его имени и нами наставил весь мир. Он пролил Свою кровь для нас и счел нас сынами Своими, но, когда мы не соблюли его заповедей, Он наслал на нас эту казнь.

Душа, наказанная здесь, обрящет милость в том мире; когда человек в утехе, не печется о душе, а нерадив и не вспоминает о вечной муке. И те, которые живут так, подобны овцам без пастуха и беспечною жизнью гневают Бога.

И когда Бог увидел наше дело, именно то, что мы жили во зле, точно уздою наказания взнуздал наши уста этою казнью и сломил нашу заносчивость, чтобы избавить наши души от будущего бичевания. Мы сами не соблюли Его заповедей, и таким путем Он счел должным обратить нас к покаянию, чтобы вспомнили мы, в чем мы пребывали, и уразумели, дабы Бог услышал глас нашего моления.

Слушайте, братья мои! Я расскажу вам, что приключилось со святыми женами. В Иерусалиме на Масличной горе находился монастырь, в котором пребывали святые девы числом четыреста. Враги вошли в тот монастырь и, как голубей из гнезд, вывели невест Христовых, блаженных, достойной жизни и беспорочных в девственности. Взяв с собою их из монастыря, они начали резать их как скот, делили между собою и уводили каждый в свое место. [23]

Тогда произошло дело, достойное плача: они надругались над Христовыми девами, насилуя их волю, и растлевали их девственность.

И был среди персов юный отрок, поймал он одну деву и, думая надругаться над нею нагло, бесстыдно, насилу тащил ее к себе.

// Тогда дева сказала ему: “прибегаю к тебе, юноша, с просьбою пощадить мою девственность, а я дам тебе дар, который ты предпочтешь всем сокровищам. Я дам тебе масло, которое будет ограждением тебе и защитой в боевом деле, и никакая рана не нанесется тебе, когда ты намажешь им свою плоть. И будет оно защитою тебе в боевом деле лучше доспехов и щита".

Услышав это, отрок удивился и сказал ей: "пожалуй мне то масло, н я пощажу твою девственность". Отрок говорил это не от сердца, а по коварству, чтобы выманить масло и затем исполнить свою волю.

Между тем девушка, достав сосуд масла, сказала отроку: “возьми это и помажь им себе шею, чтобы узнать истину моих слов: я ударю тебя сим мечом, и он не причинит тебе вреда".

Отрок в ответ ей сказал: “нет! Лучше сначала ты смажь им себе шею, и я ударю тебя" Девушка очень обрадовалась, так как она этого и домогалась, чтобы плоть ее не была поругана этим мерзавцем и опозорена диаволами. Она предпочитала умереть убитою телесно, но не погибнуть духовно. Отрок обрадовался тому, что приобретал масло; он не знал, каково намерение ее, предпочитавшей смерть жизни. Тогда девушка взяла масла и помазала им себе шею. Увидев это, юноша подумал, что девушка говорила правду. Однако он не уразумел того секрета, что она делала это из-за Христа.

Помазав себя маслом, блаженная протянула шею для меча, чтобы умереть для Того, Который умер за [24] нее. Тогда отрок извлек меч. Он думал, что меч не коснется девушки, раз она помазала себя, и потому сильно ударил ее мечом, и когда увидел голову девушки валявшеюся на земле, тогда только понял, что его опозорила девушка // обманом. Нечестивый очень огорчился, что не исполнил своей воли.

Но, братья мои, воздадим святой девушке (хвалу): блаженна она, что предпочла вечную жизнь мимолетной сей. Блаженна вожделенная, задумавшая эту ложь: благодаря ей она избавилась от зла и снискала благо и венец, так как дала себя на убиение для свидетельствования о Христе и для беспорочного сохранения своей девственности.

Выслушайте это и вы, жены! Уподобьтесь этой девушке-подвижнице, откинув от себя любовь сего мира, ибо нет перед Богом ничего славнее чистоты плоти и, с другой стороны, нет ничего перед Богом злее осквернения плоти. И кто соблазнится блудом, да подумает в душе, что имеет быть воскресенье, когда воссядет судить праведный Судья, перед Которым откроются все тайны, и никто не будет жить вечно всем мимолетном мире.

Посмотрите, братья мои, что сотворила эта девушка: она предала свою плоть смерти из-за чистоты и прияла от Спасителя венец подвижничества.

И она спасла не только себя, но и многих других, так как другие девушки, видя ее доблесть, сами начали подражать ее делам, истреблялись врагами и проливали кровь из-за Христа. Таким образом они оберегали свою плоть от надругательства и с великим усердием стремились к мученической смерти не только от меча и ран, но и от голода и жажды, претерпевая множество лишений.

Разве не постящиеся и претерпевающие монахи унаследовали небесное царство вместе с мучениками? Таким же образом были замучены из-за Христа в [25] этом городе многие души в разнообразных подвигах и унаследовали царствие. Припомните дело Маккавеев! Разве не за соблюдение закона сделались они мучениками и прославились среди Иерусалимлян? Или бедный Лазарь // разве не за перенесение лишений был помещен в лоно Авраама, как многострадальный подвижник?

Теперь слушайте, братья мои, что я вам расскажу. После всего этого злодейства схватили доброго пастыря патриарха Захарию и ввели его в Сион через те ворота, через которые въехал Господь наш Иисус Христос: связав веревками, осторожно вели его точно разбойника.

И хотя он подобно Христу вошел в Сион, но не так, как въезжал Тот: въезжая в Сион, Христос сидел на осле, а этого влачили враги: Тому пели отроки с радостью, а этого оплакивала толпа народа со слезами. Не говорили они подобно отрокам, воспевавшим Христа и произносившим: "благословен грядый во имя Господне", а били его посохом, как угодно было Господу. И не восклицали они "осанна в вышних", а шли с ним с плачем. Не одежды расстилали они, а слезами орошали землю. Не пальмовые ветви поднимали они, а обнаженные мечи наводили ужас кругом. Не хвала утверждалась устами младенцев, а младенцы и родители вместе истреблялись. Не для почета держали его сколько-нибудь, а для бичевания и уязвления. {Мф., 21,9, Мк., 11,9, Лк., 19, 38; Мф., 21,9, Мк., 11, 10; Мф., 21,9, Мк., 11,8, Лк., 19,36.}

Врата Сиона! Сколько злодеяний постигло вас! Врата Сиона, сколько пастырей входили через вас и выходили! Крест вышел впервые с Христом, а теперь он же уходит с пастырем, патриархом Захариею, в плен.

О, Сион, сколько ты видел у себя радости и печали, веселья и плача.

Тогда вывели доброго пастыря, как Христа, когда с Сиона повели Его к Кресту. Захария вышел из [26] врат Иерусалима, как Адам из рая. Господь наш Христос пришел на Голгофу, а Захария ушел с Голгофы. Выходя, Христос нес Крест, // а Захария, когда выходил, оплакивал пленение Креста. Христос вышел, чтобы пострадать для спасения мира, а Захария выходил — для спасения плененных. Адам поселился у рая, а Захария поселился в жилищах мрака.

Тогда вышел блаженный пастырь с народом в ворота, называемые Овечьими, через которые вошел Спаситель для страстей, и, воссев на Масличной горе, оплакивал святую церковь, точно овдовевшую невесту. Тогда предстал перед ним весь народ. Они падали ниц лицом, изборожденным великою печалью. Он взглянул на них и увидел свою паству: расслабленные рыданиями, сокрушенные печалью и угнетенные опасностью, они были близки к смерти. Тогда Захария стал утешать их, чтобы унять несколько горечь их печали, говоря им с великою горечью и воздыханием: “дети мои, исполнилось все, что было решено о нас!"

Услышав это от него, они стали рыдать и плакать, сидя перед ним с поникшими главами, чтобы он утишил горе в их сердцах.

Затем они подняли глаза вверх и взглянули на Иерусалим и святые церкви: пламя, точно из печи, достигало облаков, и так сгорал Иерусалим. Тогда принялись рыдать и плакать все вместе громогласно. Видя святое Воскресенье в огне, Сион в дыму и пламени и опустошение Иерусалима, одни били себя по лицу, другие посыпали главы свои пеплом, иные погружали лица в прах, а иные рвали себе волосы.

Некоторые били себя в грудь, некоторые же, воздев руки к небу, говорили: “помилуй нас, Господи, помилуй город Твоей святости и воззри на твои жертвенники! О, Господи, помилуй твои церкви! О, Господи, уйми ярость твоего гнева! Восстань и помоги [27] нам! Проснись, Господи, // и посмотри, как радуются Твои враги опустошению и разрушению твоих жертвенников!

“Господи, не предавай нас полному забвению! Взгляни на нас и помилуй нас, так как душа наша, смирившись, сравнялась с землею и живот наш прилип к земле! Господи, взгляни на нас, ибо радость наша обратилась в горе, веселие наше обратилось в плач и празднование наше обратилось в пленение! Господи, смерть лучше для нас, чем рабство у врагов!

“ Господи, не обличай нас с гневом, но спаси нас Твоим милосердием! Господи, не поступай с нами по грехам нашим, не воздавай нам по беззакониям нашим, но помилуй нас благостью Твоею! Согрешили мы перед Тобою, Господи, и Ты предал нас наказанию, а ныне взгляни на нас милостиво и помилуй нас! Да не скажут никогда наши враги: "где Бог их?" {Иоиль, 2, 17} или "где Крест, предмет их моления?"" Эти и подобные слова говорили с молением Господу плененные агнцы, находясь на Масличной горе напротив Иерусалима.

И как только блаженный Захария увидел, что собравшийся народ так плачет, он протянул руку, чтобы прекратили плач, отверз уста и сказал: “благословен Господь, наславший на нас это наказание! Вспомните, дети мои, великое долготерпение Спасителя! Как много страстей Он перенес! Разве не для нас, убогих, был предан пленению Господь славы в час страстей? Или не для нашего спасения подвергся Он смерти на кресте и стерпел плевание в лицо? Теперь Он с нами, сопутствует нам.

“Не горюйте, дети мои! И не бойтесь, ибо Господь Христос с нами, и Крест Его с нами же отдан в пленение! Не плачьте, дети мои, о пленении, так как и я, грешный Захария, пастырь ваш, нахожусь с вами в плену! [28]

“Но умоляю вас всех, не становитесь посмешищем диавола, и да не соблазнят вас его козни, чтобы вы не отвергли Господа в час угнетения. Вот Крест Его у нас хранителем, и с нами Тот, Кто вознесся на нем, с нами истинный Пастырь, пребывающий в вышних, и я, грешный ваш пастырь, с вами: у нас, дети мои, царский жезл, у нас оружие не ветшаюшее.

“И скажу я вам подобно апостолу Павлу: "вот и время спасения". {2 Кор., 6, 2} Вот день веселия! Вот день избавления! И вот день терпения! "И претерпевший до конца спасется".{Мф., 10, 22; 24, 13; Мк., 13, 13} Вот день веселия и венчания! Вот день, (когда царь откроет свои врата! Вот день, Э) когда грехи наши сотрутся, царство небесное откроется и праведники войдут в него!

“Ныне, дети мои, встанем мужественно и крепко, чтобы не потерпеть поражения и не впасть в отрицание Господа. О. дети мои, не трепещите, ибо Господь наш Иисус Христос с нами, и Он борется за нас. С нами десятитысячный сонм ангелов. С нами полк херувимов. С нами собрание серафимов. С нами святые апостолы и пророки. С нами мученики и все праведники. И они борятся против наших врагов и молят Господа о нас.

“Да не будет в ваших умах злого помысла, но спешите к подвигам до закрытия дверей, спешите исполнять Его заповеди, чтобы достигнуть непреходящей радости там, где ум не печалится и душа не вздыхает!

“Радуйтесь, дети мои, в Господе и приимите это угнетение с благодарностью! Приимите сие поучение от вашего пастыря, старого и немощного! Веселитесь в Господе, возлюбленные дети, отданные в плен, ибо вот — время радости, не // преходящее в сем мгновенном мире, но пребывающее во веки: мгновенный мир кончается и радость его исчезает, а радость в Господе пребывает во все времена. [29]

“Разумейте, дети мои, что Господь — помощник нам, и что бы ни делал с нами человек, не удалимся от любви Христа ни вследствие лишения, ни вследствие угнетения, ни вследствие гонения, ни вследствие голода, чтобы и мы могли сказать вместе с тем, кто говорит: "все это постигло нас; но мы не забыли Тебя". {Пс., 44, 18} Утешьте себя, чтобы победить ваших врагов. Да не обретет недобрый места у вас, чтобы посеять свое семя и утрудить горем ваши сердца!

“Лишение то кратковременно, а покой — вечен. Время коротко, а мзда весьма многочисленна. Мученическая смерть приготовляет венец.

“Не горюйте, дети мои, что раньше были независимы, а теперь отданы в рабство. Богатство и свобода доставляли вам утеху, теперь же вы захвачены в плен врагами. До этого дня вы устремлялись в церковь, а теперь отверженные угоняетесь в чужой край. До этого дня вы устремлялись в мартирий, а теперь вас гонят как овец на заклание.

“Вот Пастырь добрый и праведный Судья! Он предал Свою паству в пленение и присоединил к пастве меня, подняв с пастырского трона. Да будет Он благословен во веки! Ибо Он справедливо причинил мне все это, так как я не пас Его паствы в угоду Ему, и посему постигло нас все это зло.

“Горе мне и моим сединам! Грешный и жалкий, я испытал тяжкие и страшные дела. Если у кого два сына и видит их в беде, он горюет и сокрушается о них. Как же быть мне, немощному, из-за столь многочисленного народа, отцом которого я наречен, или как смотреть мне на безмерное несчастие, постигшее его? Умоляю Тебя, // Господи, приими душу мою, чтобы я не видел грядущего несчастия Твоего народа, ибо благословен Ты во веки.

“Дети мои и рабы Христовы! Вспомните слово Господа и утешьтесь Им, ибо Он сказал: "если Меня [30] гнали, будут гнать и вас, и раб не больше господина своего". {Ин., 15, 20} Итак если, враги эти изгнали меня и нас, то и они будут изгнаны из мира, а также из небесного царства. Если враги эти возненавидели меня и вас, то и они будут ненавистны Господу. Если враги эти убьют меня и вас, они также будут преданы безжалостной смерти.

“Но, возлюбленные, претерпите все это, чтобы "терпением вашим обрели вы души ваши".{Лк., 21, 19} "Не бойтесь тех, кто убивает тела ваши, но не может убить души".{Мф., 10, 28} Знайте, что "претерпевший до конца спасется".{Мф., 10, 22; 24, 12}

“Дети мои, не огорчайтесь наказанием Господа и не унывайте от Его обличения. Господь поучает и наказывает сына, которого Он любит. Пророк Давид говорит: "испытал Ты нас и переплавил нас" {Пс., 66, 10} и "из бездн земли опять извлек Ты нас" {Пс., 71, 20}, и еще говорит: "наказать наказал меня Господь но смерти не предал меня" {Пс., 118, 18}. Говорю о смерти души, а не о предании (тела) смерти.

“Таким же образом говорит Павел: "есть ли какой сын, которого не наказывал бы отец" {Евр., 12, 7}? И "если вы далеки от наказания, то вы, следовательно, чужие, а не сыны" {Евр., 12, 8}. Слушайте и господнего гласа, как Он сказал: "тесны врата и узок путь, ведущие в вечную жизнь" {Мф., 7, 14}.

“И как не обрести теперь того узкого пути н не претерпеть этих страданий, чтобы наследовать вечную жизнь? Мы осквернили нашими грехами и проступками одежду святости, в которую облеклись мы при крещении. И вот Бог наслал на нас очистителя наших грехов и смыл скверну // наших проступков через наших врагов, точно руками стиральщиц.

“Загрязненное облачение становится чистым от стирки и выжимания. Что же может равным образом (смыть и) озарить скверну души кроме горя, беды и суда царей и сильных? [31] Кто обретает сокровище без страдания и труда? Кто повергает соперника без боя? Кто овладевает короною без подвигов? Никто и никогда! Где покой, там местопребывание врага; где радость и нега, там не цветет духовный плод.

,,Уразумейте это и хороните усердно заповеди Господа в ваших сердцах! Возвысьте теперь глас вашего воззвания к Господу и не переставайте молиться, чтобы избавил Он вас из рук ваших врагов!

,,Примите это горе, как раньше принимали радость! Претерпите страдания, сыны мои, чтобы обрести Господа! Только Он и наслал все это на нас. С благодарностью примем его, чтобы Господь не разгневался на нас. Претерпим от Него наказание, чтобы Он оглянулся на нас милостиво.

“Ибо Он наказывает и утешает, язвит и снова исцеляет, поражает и потом укрепляет, очищает греховное жало подвигами и затем по Своему милосердию готовит небесные венцы подвижникам, так как милости Его обильнее морского песка.

“И если Он молился своему Отцу о распинавших, говоря: "Отче, прости им сей грех!" {Лк., 23, 34}, как же не окажет еще большей милости нам! Мы, конечно, не праведны, но припадем к Нему как согрешившие рабы и обратимся от наших злых путей!

,,Он предал нас наказанию и обличению по праву, чтобы впоследствии даровать нам Свое царство: Он предал нас рабству, чтобы даровать нам свободу; Он предал нас угнетению и печали, чтобы даровать // нам покой в небесном царстве: Он предал нас ярости пламени, чтобы избавить нас от пламени ада.

“Истязали нас здесь холодом и морозом, чтобы избавить нас в том мире от скрежета зубов; предал Он нас зверям на съедение, чтобы избавить нас в будущей жизни от червя и тартара; обнажил Он нас здесь от облачений и сокровищ, чтобы дать [32] нам в том мире нетленное облачение, неиссякаемое сокровище и непреходящее богатство и даровать нам радость, в таких вечных благах, как их глаза не зрели, уши не слышали и сердце человеческое не мыслило.

“Итак, потщимся блюсти нашу веру и следовать ее заповедям, чтобы ликовать в будущей жизни перед Спасителем и смело говорить Ему: "для Тебя, Господи, претерпели мы голод и жажду; постигли нас гонение, нагота, пленение, смерть и всякое зло от руки врагов.

“Ради Тебя пролили мы свою кровь и сохранили крещение, и вот дар Твой пребывает в нас свято и непорочно; любовь к Тебе и веру в Тебя сберегли мы самоотверженно, и печать Твоя сохранилась на нас без изъяна".

“Тогда-то, дети мои, будете вы блаженны, так как достанутся вам великая радость и бесконечное веселие. Претерпите вы истязания немного, и будет вам даровано множество благ, имеющих пребыть во веки.

“Враги же ваши растают в аду подобно воску. Истязавшие здесь вашу плоть будут там в скрежете зубовном и воздыхании, возрыдают великим плачеми осрамленные падут ниц. Задыхающихся, будут их гнать сильными ударами в тьму кромешную, и не найдется тогда у них возражений, а в смятении зачахнут от ужаса, так как будут они видеть ужасные лица, и, лишившись чувств, падут в изнурение.

// “Грешные же будут в великих муках, и, упрекая их, Господь скажет им: "о, жалкие и недобрые, не для вас ли сошел Я, Царь всех тварей с небес, облачился в плоть и, уподобившись рабам, претерпел плевание в лицо и заушение, взял на Себя упреки и принял распятие и смерть?

“"Разве не надлежало вам уподобиться Мне? Но вы отвергли Меня, а посему и Я отвергну вас: уйдите [33] от Меня. проклятые, в огонь. зажженный для вас, для диавола и его воинства!"

“Тогда, дети мои, не будет уже покаяния, ниже возношения слез. Посему днесь свидетельствую вам перед Христоми перед избранными ангелами Его, чтобы прияли вы это мое учение и соблюли Господню заповедь, да не буду я повинен в осуждении вас всех!

“О, дети Христовы, стойте крепко вплоть до пролития вашей крови ради Христа, чтобы не впасть во вражескую скверну! Претерпите ради Него, как Он претерпел за вас!

“Ибо диавол стоит и высматривает ваши сердца, чтобы найти досуги посеять среди вас свое семя и злые козни, говоря: "о, христиане, к чему вы заблуждаетесь и соблазняете себя, когда Христос покинул вас и презрел? К чему тщетно остается ваша надежда на Него, когда Он возненавидел вас? Вы враги ему, а не друзья, раз Он помог вашим врагам и более вас усилил их, а вас лишил доспехов Своих и отнял у вас Свою защиту.

“"Какая же у вас надежда после всего этого, и чего же вы ждете от Него, когда Он вас отверг, и вы более не народ Его, не пасет Он васи не предводит вами? Так как вы Ему противны, Он предал вас в руки ваших врагов для истязания: они собрались, а вы рассеялись. Итак, к чему // трудитесь? Тщетны ваши молитвы, тщетны ваш пост, плач и рыдание, так как после всего этого Он не слушает вас".

“Эти слова говорит вам злой диавол, чтобы отвратить ваши сердца от Господа. Теперь слушайте, христолюбивые чада мои, учитесь слову для возражения и, остерегшись, приготовьтесь дать ответ, чтобы не застал он вас врасплох и не пленил вас. Посмотрите: только ответите следующее ему, и он, осрамленный, убежит от вас. [34]

“Скажите ему: "что общего между нами и тобою, о, ненавистный Богу и сверженный с неба? Что общего между нами и тобою, о, высланный и изгнанный Господом? Что общего между нами и тобою, о, злой и недобрый раб, не сохранивший своего княжества, извергнутый из (среды) ангелов и ставший сатаною? Ты погубил себя своею недобротою и желаешь погубить и верующих. Что общего между тобою и христианами, о, ад тьмы и бездна преисподней? Что общего между тобою и сынами света, о, мерзкий и поруганный? Удались от нас, да изыдет твое коварство из нашего сердца! Ступай и промышляй своими недобрыми делами, ибо Господь наш Христос извергает тебя и славное Его имя гонит тебя. Знаем мы твое упорство и козни. Удались от нас, о, злокозненный завистник!

“"Ибо Бог сверг тебя с неба, и Он единый избрал нас и сделал нас лучшими, чем ты; у Кого власть над тобою и над всеми вами, перед Ним согрешили мы, и к Нему обращены наше покаяние и моление, чтобы утишил Он гнев свой на нас.

“"Тело Его нам пища, и кровь Его у нас напиток. Он наказывает нас, как Бог и отец; не смерти нашей хочет Он, а обращения и жизни. Но ты уйди в вечный огонь, приготовленный для тебя, для твоих ангелов и для тех, кто последует по твоим стопам"".{Мудр., 11, 11}

Эти слова произнес блаженный Захария перед народом на святой Масличной горе. По окончании речи он услышал гул и шум от народа. Оглянувшись, он увидел, что идет множество персов, которые собирались вести их пленниками в Персию.

Поняв, что разлучается со святым Градом, он обратился к собранию со словом, которое Христос сказал своим ученикам в час страстей: “"о, дети мои, встаньте и ступайте, так как приблизился час" {Мф., 26, 45,46; 26, 18}, и приблизился день моей печали, и вот, плоть наша уйдет [35] с нашими врагами, но сердца наши пребудут со Христом".

Затем, обратившись на восток, он молитвенно говорил: "благословен Бог, благословен Бог, благословен Бог всячески во всем!" Повернувшись затем в сторону Сиона, жених, патриарх Захария, оплакивал его обильными слезами, точно овдовевшую невесту, воздымал руки по направлению к нему и произносил печальные и жалобные слова, которые, точно меч, пронзали сердца и сокрушали души.

Тогда говорил он: “Прощай (букв. Мир с тобою), Сион, невеста Христова! Прощай, Иерусалим, святой город! Прощай, святое Воскресенье, озаренное Господом! Прощай, край славный превыше всех стран! Мир с тобою, да сохранит тебя в мире Христос, избравший тебя! Прощай, Сион, последнее прости и заключительный привет тебе! Какое должно быть у меня упование и какое долгоденствие, чтобы снова впоследствии увидеть тебя, славу Того, Который пожелал разлучить меня с тобою? Отныне не увижу тебя более.

“Прощай, святое Воскресенье! Прощай, Сион, свет мира, ибо жизнь в вас царила, святой Дух сошел на вас и благовествовал мир миру, // а сегодня вы преданы проклятию; над вами проявилось дело спасения, а сегодня сошел гнев. Посему-то говорю я словами пророка Иеремии, когда вижу ваше разорение: "о, стены Иерусалима, плачьте обо мне, а я буду рыдать о вас. Господь же, имя Которого славно, да восстановит тебя согласно обещанию, и да снизойдет на тебя мир!"

“Впрочем, какая же польза мне, немощному и старому, когда не увижу я отныне лица твоей красоты, но умоляю тебя помянуть меня, грешника, когда прийдет Царь твой, Господь наши Спаситель Иисус Христос; умоляю тебя не забывать меня, твоего слугу, дабы не забыл тебя твой Творец. А если я забуду тебя, Иерусалим, пусть забудет меня Твоя десница: пусть прилипнет язык мой к гортани моей, если не буду помнить тебя" {Пс., 137, 5,6}. [36]

Прощай, Сион! Некогда ты был моим городом. теперь я чужой тебе. Поклоняюсь тебе, святое Воскресенье, поклоняюсь Тому. Кто пребывает в тебе. Прощай, Сион, так как сегодня разлучаюсь с тобою, чтобы не увидеть тебя более во веки.

“Горе мне, несчастному и грешному! До каких дней я дожил? О, смерть, как ты удалилась от меня, в какую ушла ты местность, скрылась и не похитила моей души, чтобы не видеть мне этого бедствия и печали сих Христовых агнцев и смерти, полной горечи? ,Лучше быть раненым, чем разлучиться с тобою, Иерусалим; лучше умереть под ударами, чем покинуть тебя, Христова невеста Сион и преславный Иерусалим.

“Молю Тебя, Господи, приими мою душу и пронеси мимо меня сей напиток горечи, чтобы не видеть мне смерти и истребления Твоей паствы.

“О, мать моя, к чему родила ты меня для печали и бедствия? О, Сион, к чему взрастил ты меня от моей юности, а сегодня удаляешь от себя? Скажу ныне с тем праведником: "зачем я не умер тогда еще // в утробе моей матери?" {Иов, 10, 18} Зачем я не был убит с сынами Христа? Теперь я был бы почившими покойным, спал бы вечным сном и отдыхал.

“Не забывай гласа твоих детей, Сион, помяни нас, когда помянет тебя Христос!"

Эти слова говорил блаженный Захария, добрый пастырь, стоя и глядя на Иерусалим. Кто может рассказать, возлюбленные братья, что говорил он с плачем? Или кто сочтет множество слез, которые он проливал из-за разлуки с Сионом и святым Воскресеньем.

Тогда подошли персы, чтобы вести его. Заметив их приближение, христиане хотели сообщить блаженному Захарии, но при виде его рыданий и плача они не были в силах оповестить его, да и сами, взволнованные, зарыдали и заплакали и не могли произнести слова. [37]

В это время враги смешались с собранием, как звери с овцами, гнали их на заклание как ягнят, взяли блаженного Захарию и повели его.

Между тем праведник не переставал плакать и рыдать, ежеминутно оглядывался назади говорил: “прощай, Иерусалим!" С тех пор он уже не видел его. Говорил же он: "прощай, святой город! Не забывай твоего слугу! Ты знаешь мою любовь к тебе и усердное стремление мое служить, и посему молю тебя поминать меня и сей народ, когда будешь молиться Христу.

“Прощай, Сион! Прощай, Иерусалим! Прощай, святое Воскресенье! Прощай, святая Голгофа! Мир вам, всем церквам и храмам Христа! Да будет Его мир во всякий час с вами и с нами, отверженными! Аминь!" И весь народ произнес: "аминь, да будет!".

И спустились с Масличной горы в сторону Иерихона по пути, идущему к Иордану. Тогда, возлюбленные братья мои, всех христиан целого света поразили великая печаль и несказанная скорбь о том, как город // избранный, прославленный и царственный, отдан был на опустошение, как святые места и прибежища всех верующих преданы были огню, а христианский народ обречен на пленение и смерть.

В это время отцы оплакивали своих детей, а дети плакали о родителях. Тогда же друзья оплакивали друзей и знакомые знакомых. Все верующие были рассеяны и разлучены врагами друг с другом, как убойные овцы: жену разлучали с мужем, отца с сыном, брата с братом и сестру с сестрою.

И как шли все вместе по пути пленения, среди народа находился святой человек из Иерусалима, по имени Евсевий. Он был диакон святого Воскресенья. У него были две дочери, одна восьми, а другая десяти лет. И были они очень красивы. [38]

Захватил их какой-то знатный перс. Видя красоту их образа, он очень полюбил их, льстил им и просил поклониться огню и отречься от Христа.

Отец же, диакон Евсевий, находился поблизости, учил их и умолял не отрекаться от Господа Христа, а недобрый маг тот отговаривал их от службы Господу.

Но слушайте, возлюбленные, (взвесьте) в вашем уме, какое долготерпение стяжали отроковицы, и воздайте славу Богу! Враг привел тех девиц, поставил лицом к лицу с собою, велел развести большой огонь и стал льстить им, чтобы они поклонились огню.

А добрый отец смотрел на них и, показывая им на Пребывающего в небесах, говорил: “не делайте этого, дети мои, не соглашайтесь на слова сего мерзкого!'' Недобрый маг принуждал их, а отец ласковою речью учил словам Писания, так что они были научены и непоколебимы.

// Тогда злой муж сильно разгневался и обнажил меч против девиц. Старшая стояла впереди. Отец ей сказал: “не бойся, дитя мое, укрепись во Христе и мужайся! Открой глаза твои к небу и смотри на Господа славы; вот, Он идет с десятью тысячами ангелов на помощь тебе. Свяжи свои руки ради Того, Который связан был за тебя! Претерпи для Него смерть, так как Он за тебя претерпел смерть, допустив пронзание своего ребра копьем".

Услышав это, отроковица стояла перед мерзким и не смущалась меча, как заповедал ей отец. Между тем недобрый сильно ударил мечом блаженную девочку; а та, претерпев смерть, стала мученицею Христа и прияла от Спасителя всех венец подвижничества.

Выслушайте, братья мои, что сделала вторая девочка, сестра блаженной мученицы, какую она стяжала доблесть. [39] Злой муж взял ее и, поставив вперед, учил ее вере магов ласково, а иногда грозя, чтобы она отреклась от Господа и поклонилась огню. Он думал, что та сейчас покорится ему от страха и ужаса перед тем, что на глазах постигло сестру.

Но благодаря божьему попечению не исполнилась воля мага, так как отец умолял ее, говоря: “не бойся, дитя мое! Не смущайся! Претерпи меч, чтобы стать жертвою Христу и гордостью для меня, бедняги, отца твоего! Потерпи немного, дитя мое, чтобы нагнать твою сестру и вместе с нею поселиться в небесном брачном чертоге у бессмертного Жениха, и я, немощный, стремлюсь погнаться за вами".

Заметив, что девочка покоряется учению отца, а не ему, мерзкий муж поднял меч и ее также убил ударом.

При виде того, что его дети погибли ради Христа, совершили подвиг, отец воздел руки к небу и благодарил Бога, сподобившего их мученической смерти. Отец исполнился радости и в тоже время // печали, — радости, так как он предложил Богу дочерей в качестве посвящения и праведной жертвы, и печали, так как он пережил своих детей и расстался сними.

Тогда отец стал укорять мага; стыдя его, он говорил ему: “о, жалкий и несчастный, в чем твоя сила и какова доблесть твоего вооружения? Не хвастайся тем, что ты перебил слабых девушек! Скорее ты побежден ими и позор стяжал себе, так как злое твое желание не исполнилось. Но, если ты говоришь действительно истину, начни насиловать и принуждать меня, чтобы я поклонился огню".

Услышав это, маг исполнился великого гнева, поднялся со скрежетом зубовным против него, точно зверь, и начал бить камнями его в зубы. Сильно избив и раздробив челюсти его, маг, утомленный, велел развести сильный огонь. И когда развели огонь, [40] связали божьего человека, диакона Евсевия, и ввергли его в пламя.

Блаженный скончался, украшенный мученическим подвигом, и стал священником истины от добрых дел, которые он стяжал с младых лет.

А вы, слушатели, уподобьтесь диакону, угоднику и второму Аврааму, ибо первый Авраам принес в жертву сына Исаака. сей же второй Авраам принес в жертву Господу дочерей; в тот раз Авраам мысленно принес в жертву, а этот на деле совершил жертвоприношение; тот пожертвовал только сына, а этот с своими детьми принес в жертву себя.

Кто из иудеев когда либо так стремился умереть ради Господа, как днесь тысячи и десятки тысяч, поспешно бежавшие к смерти для свидетельствования о Христе? Те бежали распять Христа на кресте, а эти ради Христа детей отдавали на смерть. Мужчины и женщины, юноши и дети, одинаково не щадили себя, радостно принимая смерть, точно жизнь.

// Глаза мои узрели еще иное дело, достойное плача. Были два юноши, братья по плоти, родившиеся близнецами в один и тот же час. Их взяли в плен из святого Града.

О них и слышали мы удивительное дело. Родители их и близкие рассказывали: между ними была такая сильная любовь, что они не могли ни на минуту разлучиться друг с другом; родились в один день, крестили их в один день, вместе растила их мать, и одна была у них постель.

Никто из них в одиночку не брал грудей, если другой не принимался, ниже ел что-либо раньше брата; не было и платья отдельно для каждого из них, а все у них было общее, пища и облачение. И от любви и часа одного не мог перенести разлуки с своим братом ни один из них. [41]

Жалкая их мать со слезами и рыданием рассказала нам все это. Когда дети подросли и достигли десяти лет, та же любовь продолжалась между ними. Они были привязаны так друг к другу, точно одна душа была разделена между двумя телами: если один из них плакал, другой также плакал; если один из них смеялся, другой также смеялся. Между ними была любовь, которую никто не в силах описать.

Но послушайте, что случилось сними, и рыдайте о них! Впрочем кто удержит слезы и не будет печалиться, когда услышит об их деле? Когда им было одиннадцать лет, нашел грозный гнев, и, захватив прекрасных агнцев в плен, разлучили их друг с другом, точно птенцов голубя: не только друг с другом разлучили их; они и родителей не видели более в лицо.

В момент их разлуки можно было видеть печальное дело: брат держал брата в объятиях, и кровавые слезы текли из глаз. В то же время злые враги разлучали братьев насильственно, против их воли,

// Когда же они прильнули друг к другу и не расставались, недобрые стали бить братьев и против их воли рассекли, они же подняли шуми вопли с столь великим плачем и сильным рыданием, что даже земля оплакивала их.

Между тем персы увлекли юношей, одного на восток, другого на запад, не давши им проститься при расставании. Они уподобились Иосифу, когда он разлучился с отцом и братьями.

После этого еще раз возобновилась их унявшаяся было печаль. Спустя много времени, в какой-то миг брат увидел брата во время путешествия. Кто мог подумать об их встрече, когда, будучи в живых, они были забыты (друг другом), точно мертвые? Идя в плен, они, как вышедшие из могил, оглядывались кругом направо и налево, чтобы брату увидеть брата, однако [42] возможно ли было это, когда их вели не по одному пути? Правда, они не были быстроноги, но их посадили на лошадей и поспешно гнали так, что нельзя было остановиться и обменяться приветствием.

И как сидели на лошадях, а враги держали их, один из них взглянул на брата и, узнав его, громогласно стал звать с великим плачем: “заклинаю тебя, юноша, именем Господа нашего Иисуса Христа", говорил он ему, “скажи мне, из Иерусалима ли ты, святого города, и не сын ли ты знатного Иоанна?" В ответ другой с плачем сказал ему; “я — сын Иоанна иерусалимлянина и брат твой".

Тогда оба подняли крик с великим плачем, оглядывались назад друг на друга, били себя в лицо, вопили жалобным голосом, но порасспросить друг друга о делах не могли, так как хозяева не позволили им остановиться или слезть с верховых животных, поспешно подгоняя коней в бег.

// Дети мои, бездушные камни и те отзывались и плакали на их рыдание, когда один брат, окликая другого с усугубленным плачем, говорил: “умоляю тебя, брат мой, постой немного, чтобы я мог повидать тебя и утешиться в своих горестях. Подожди меня чуточку! Заклинаю тебя Сыном Божьим, вспомни те груди, которыми мы кормились вместе, — постой несколько! Взгляну на твое лицо, поцелую тебя, приветствую, и затем уйдешь с миром".

Другой брат в ответ говорил: “могу ли я ждать тебя, брат мой, когда не в моей власти глазом-то взглянуть на тебя, не позволяют мне даже на слова ответить, и нету меня права остановиться, чтобы ждать тебя, ибо я уже не свободный, а раб?

“Ступай, брат мой, ступай! Да утешит Господь твою душу! Господь да даст терпение твоему сердцу, да и мне пусть даст, так как отныне я не узрю твоего лица! Ты расстался со мною первый раз, но теперь [43] я увидел тебя на миг, а отныне разлучусь с тобою на веки, что значительно горше первой разлуки. Однако уповаю на Иисуса Христа Сына Божия, что увижу тебя в вечный день и утешусь.

“Прощай, возлюбленный брат мой! Мир тебе! Господь с тобою! Собрать вместе нас может Он, и только в Его власти показать мне твое лицо, так как велика Его милость".

Эти слова сказал один брат другому с великим плачем, и затем он удалился от него, скрылся из его глаз, и сам более не видел его. В сердцах у них были неизреченная печаль и сугубая боль, так как они, уязвленные в мыслях, тогда разлучились на веки, когда предполагали насытиться взаимною братскою любовью.

До сего места я тебе рассказал касательно того, что случилось в Иерусалиме и на пути во время плена.

// Отселе же я поведаю вам, как произошло наше вступление в Персию, сколь великая печаль объяла божьих детей, и как возобновились их горе, боль и плач. Дело в том, что перед вступлением в Вавилон нас загнали в огороженное место, очень просторное, затем принесли крест Христов, древо нашей жизни, и положили его на порог ворот, ведших в огороженное место.

Тогда-то пришли злые враги и начали ловить верующих. Выводя их, точно ягнят из овчарни, с большою поспешностью, они говорили: “попирайте сей крест ваш, на который вы уповаете! В противном случае мы перебьем вас и отдадим тела ваши собакам на съедение".

Братья мои, как велика была печаль, постигшая нас! Кто покорялся их слову и попирал ногами крест Господень, тот умирал духовно на веки, а кто не покорялся их приказанию, того телесно убивали мечем, и он духовно спасался во веки. [44]

Безбожные и безжалостные, они поступали так: стояли у ворот с обнаженным мечом в руках и истребляли верующих в Господа, а отрекавшихся оставляли в живых. Все-таки не многие покорились их безбожному слову настолько, чтобы, проходя через ворота, позорить отречением Христов крест, а лишь немногие, слабые умом.

Большинство же народа гибло ради Христа, предпочитая скорее умереть, чем попирать крест ногами. Мужчины и женщины мужались и становились исповедниками Господа, ибо, когда умножаются истязания, тогда еще более возрастает успокоение в подвигах.

Братья мои, в то время всех нас постигли великий плач и безмерная боль, так как нас повели не к вавилонской реке, когда мы прибыли в Вавилон, а к реке Персии; не очищающую купальню предоставили нам, а в кровавую реку вогнали; не христианскому царю представили нас, а персидскому царю, // по имени Хосрою, и не прибыли мы к исповедникам святой Троицы, а за грехи наши сопричислены были мы к отрицающим ее.

А блаженный Захария, патриарх, достигнув ворот, вспомнило пленении сынов Израиля и сказал: “благословен Господь! Он на нас также наслал все, что было в прежние дни, во дни израильского народа и во времена Моисея".

Тогда божий человек попросил персов оставить его на время и прекратить истязания. И когда они сделали это, блаженный велел собраться всем священникам, диаконами монахам, и как только собрались они, сам стал среди них и поклонился на восток, и все вместе поклонились Господу. Когда встали с молитвы, святой велел произнести три псалма Давида на распев.

Во первых — сто девятнадцатый псалом: "в тесноте моей ко Господу я воззвал, и Он услышал меня" {Пс., 120, 1}, [45] во вторых — сто двадцатый псалом: "открыл я глаза свои к горам, откуда придет помощь мне"{Пс., 121, 1}, и в третьих — сто семнадцатый "в тесноте моей я воззвал ко Господу, услышал Он меня и вывел меня на простор" {Пс., 118, 5}. Пели они псалмы с великим плачем и сильным рыданием; каждый из них скорбно напевал каждый псалом.

Начал петь псалмы блаженный Захария и произнес: "горе мне, что затянулось мое странствование, поселился я в жилищах Кедарских"{Пс., 120, 5}. Другие говорили: "успели ноги мои стать во дворах твоих, Иерусалим" {Пс., 122, 5}. И иные говорили: "когда возвратил Господь пленников Сиона, мы были утешены; тогда уста наши исполнились радости и язык наш — пения" {Пс., 126, 1,1}.

Когда закончили пение псалмов, блаженный Захария поднялся на более возвышенное место и произнес: “аллилуя", которую монахи поют в час восхода солнца, Он дважды произнес ее вместе со стихирою, и весь народ воскликнул подобно ему. Затем он начал вопить // скорбным голосом, говоря народу с плачем. Они же при виде рыданий патриарха сами начали вопить и громко рыдать.

Тогда блаженный повел рукою в сторону реки и стал говорить: "на реках вавилонских, там сидели мы и плакали, вспоминая о Сионе. Если забудем тебя, Иерусалим, да забудет нас Твоя десница!" {Пс., 137, 1,5} Когда он произнес это, народ взволнованно зарыдали не мог произнести вторично “аллилуя": склонили скорбно головы к земле, а добрый пастырь святой Захария молился Христу со слезами и стенанием".

После того, как народ, поникши головою, долго молился Господу, Захария велел собрать детей от семи лети моложе. Число их было три тысячи. Враги же не препятствовали тому, чтоб собрали их, а смотрели, что будут они делать.

Когда собрали множество детей, блаженный Захария [46] стал на востоке в некоторой дали от народа, поставил перед собой детей и за ними народ и велел всем воззвать к Господу громким голосом, говоря: “милосердый Господи, помилуй нас!"

Патриарх же возвел очи к небесам и, воздев вверх руки, произнес: “ Господи, не дерзаем перед Тобою из-за множества грехов, так как губы наши поруганы, руки наши осквернены, души и языки наши нечисты, и проступки и грехи наши обременяют нас, и нету нас слов для молений перед Тобою.

“Но теперь, Господи, приими в жертву зов сих младенцев и беспорочных детей, приими моление их, стоящих перед Тобою и просящих у Тебя милости, уважь их просьбу, и помилуй нас всех! Не гляди на прежние наши грехи, ибо днесь сердца наши чисты и уповаем на Тебя. Не отвращай Твоего лица от этих младенцев!

// “Вспомни, Господи, разрушение твоих церквей! Вспомни, Господи, разорение Сиона! Взгляни, Господи, что делают с Твоим крестом, с каким бесчестием попирают его ногами, заставляя поступать по их примеру и нас, верующих.

“Вспомни, Господи, святое Воскресенье и город Твоей святости! Вспомни, Господи, слово, сказанное Тобою ученикам Твоим: "не оставлю вас сиротами"{Ин., 14, 18}. Еще, Господи, Ты сказал: "и се, я с вами во все дни до скончания века"{Мф., 28, 20}.

“Ты единственно милосерд. Господи, и прощаешь грехи. Не суди нас, рабов Твоих, и не воздавай нам по грехам нашим, хотя и очень разгневали мы Тебя. Приими, Господи, моление Твоего народа Вот, мы отданы в плен, Господи, и стоим перед нашими врагами Ты, Господи, — утешитель отверженных, помощник угнетенных и приемлющий уповающих на Тебя".

С этими словами моления добрый пастырь обращался [47] к Господу. И когда младенцы произносили “кvриелейсон", мы все со страхом и трепетом молились Богу, так как до наших ушей достиг слух о том, что собирался сделать снами нечестивый царь, чтобы приобщить нас к своему нечестию. Посему мы просили Господа не дать власти злому царю, чтобы он не сделал нас поклонниками его идолов.

Тогда начал утешать нас патриарх Захария, раскрыл уста и, исполнившись святого Духа, произнес: “премилосердый Господь Бог наш любит спокойствие мира, желает жизни грешников и обращения их к покаянию, не желает смерти их и гибели, твердо ожидает обращения их и укрепляет верующих.

“О, дети мои, вспомните слова, сказанные Господом ученикам: "когда предадут вас царям и правителям, не заботьтесь, что сказать, ибо Господь небес будет говорить за вас в тот час" {Мф., 10, 19}. Теперь также не заботьтесь, // что ответить царю, ибо Господь будет говорить ему за вас.

“Если бы предавший нас истязаниям был человек, мы, конечно, должны были горевать, но, так как Господь наслал на нас эти муки, не будем скорбеть, не будем малодушны, ибо в Его руках смерть и жизнь, как Он сказал: "Я умерщвляю, Я оживляю" {Второз., 32, 39}. Если земной царь в силах исполнить свое веление, то коль паче может исполнить Свое веление, даже по одному мановению глаз, небесный Царь, в руках Которого смерть и жизнь.

“Будем же теперь повторять стремя отроками: "на небесах у нас Бог, Который может избавить нас от мук, а также от руки этого царя" {Дан., 3, 17}. Итак, возлюбленные дети, Господь сделал так, как было Ему угодно. "Да будет имя Его благословено во веки!" {Пс., 72, 17}

“Вот, мы прибыли в места, где был разведен костер огня для трех отроков. Достигнув места костра, мы теперь осмотрим яму Даниила, а когда осмотрим [48] эти места святых мучеников, поспешим уподобиться им по делам, не смутимся. не сробеем и не огорчимся муками.

“Господь наш Христос, пребывающий в небесах, милосерд: Он погасит огненный костер и замкнет львиные пасти. Когда умножаются тягости испытаний, тогда умножаются и милости Его. Посему да поспеет быстро к нам Его милость в нашем угнетении, да избавит нас единый Господь от мучения!

“Облечемся ныне в святого Духа и возьмем крест Господа, ибо он — наша сила, и не отречемся от Господа Христа, ибо Он — Бог наш, будем и мы храмом и обиталищем Духа Его, ибо Он — слово Отца, претерпим ради Него смерть, чтобы Он сделал нас мучениками Своего имени, вооружимся // и поборемся истиною веры с нашими врагами так, чтобы они изумились и смутились, видя наше спокойствие (нашу доблесть, Э) и готовность умереть за религию.

“О, дети мои, вот, Господь Христос стоит с нами; все ангелы Его и все святые Его — помощники нам. Где бог, подобный нашему Богу, когда Он борется за нас с нашими врагами, как сказано Им: "Я с вами во все дни до скончания мира"?" {Мф., 28, 20}

И когда народ выслушал утешающее поучение блаженного Захарии, все укрепились и в один голос громко благословили Бога. Враги же повременили мучить народи заставлять его попирать крест.

Теперь слушайте, братья мои, я расскажу вам следующее: когда достигли мы Вавилона, и злому царю сообщили о нашем приближении, за день (до нашего прибытия) он пригласил своих застольников и князей, магов, чародеев и прорицателей, предполагая, что тщетна наша надежда на крест.

Царь сказал им: “вот, могущество огня, на который уповаем мы, дало нам великий город христиан, Иерусалим, и Крест, предмет их надежды и поклонения. [49] В наши руки предан и вождь их закона, и завтра он прибудет к нам вместе с своим народом. Итак, спешите теперь, готовьтесь к борьбе с ним и сотворите чудесное дело, непосильное ему! Если вы собьете их в этом деле, и они не совершат подобного вашему деянию, я обогащу вас большими дарами и почестями".

Тогда один из магов сказал царю в ответ: “о, царь, живи во веки! Да не беспокоится твое сердце из-за князя, вождя христиан! Завтра увидишь и узнаешь, какие у тебя рабы и какие застольники сидят с тобою".

Когда вошли мы в город, нас погнали как убойных овец и, введя во дворец, поставили // перед царем. Перед ним стояли Крест нашего спасения, как Господь наш Иисус Христос стоял перед князем Пилатом, и стали они между собою высмеивать и поносить крест.

Блаженный пастырь Захария перед царем стоял, как Моисей перед фараоном или как Даниил перед Навуходоносором, вавилонским царем: Бог показал перед ним знамение Своим крестом, как перед фараоном — жезлом Моисея.

Тогда недобрый маг дерзнул напасть на святого, как некогда чародей — на Моисея. Видя пред стоящим народ, царь начал хвастаться и чваниться. Царь возвышал свою главу. И хотя не было у него сил, он по гордости превозносил себя до небес, между тем над ним смеялся Христос, исполнивший свое назначение в смирении и сошествием на землю сокрушивший вражескую силу, сломивший крепость ада.

Царь велел тогда представить ему блаженного Захарию, которому и сказал: “ты кто или откуда? Какое чудо ты в силах совершить, чтобы, увидев его, мы уверовали в тебя?"

Но святой муж божий и Захария был исполнен святого [50] Духа н не заботился ни об угрозах его, ни о князьях его и окраинохранителях. Глаза он возвел к небу, мысль его видела Господа Иисуса Христа и славный Крест Его, и силы Его могущества, как сонм ангелов, он призывал себе на помощь.

И сказал он царю в ответ: “о, царь, я грешный человек, погруженный в грехи, и вот, ты видишь, что Господь предал нас в твои руки в наказание за наши грехи, но я не искушаю моего Бога, с благодарностью приемля постигшие нас бедствия, а ты желаешь испытать Его. Делай, как знаешь!"

// Царь сказал ему: “как можешь ты говорить, что нет иного Бога, подобного вашему Богу? Вот, теперь ты узнаешь, что моя вера выше вашей веры и мой бог выше вашего Бога!" Молвив это, он пригласил мага в присутствии всего народа и сказал ему: “скажи мне, что собираешься ты сделать или каким чудом хочешь победить его?''

А маг начал говорить хвастливо и обратился к блаженному Захарии с речью в присутствии царя: “скажи мне, что сделано мною вчера и что собираюсь я сделать сегодня, чтобы познал я силу твоего Бога и уверовал в тебя. А то я скажу тебе, что сделано тобою вчера и что собираешься ты сделать сегодня, и тогда уверуй в огонь, оставив христианскую веру!"

Услышав это, святой патриарх, кроткий пастырь, исполнился святого Духа и сказал царю: “о, царь, надлежит ли твоим слугам лгать перед тобою и позорить твое Величество ложью и фантазиею?"

Царь стал клясться и отрекаться в присутствии всего народа, как только услышал речь патриарха, сказав: "по истине говорю, если слуга мой дерзнет лгать передо мною, велю отсечь ему голову, если же слуга мой скажет правду, велю убить вождя христиан".

Тогда обрадовался святой, так как он знал, [51] что собирался сделать Бог через него. Приблизился он к магу и сказал: “скажи мне, о, злой маг, враг Бога, можешь ли ты рассказать мне, что сделано мною вчера и что собираюсь я сделать сегодня?" Маг говорит в ответ: "да, я могу рассказать тебе тайну твоего сердца".

В то же время добрый пастырь, протянув руку, схватил жезл, бывший у мага, ибо маги держат в руках жезл, таков их обычай, и сказал ему: “скажи мне, маг // злой, что собираюсь я сделать сейчас, над вчерашним и сегодняшним не изощряй лукаво лжи: буду ли бить тебя этим жезлом или нет?"

Услышав это, маг изумился, изменился в лице и ничего не мог ответить, а в душе он начал беседовать с собою, говоря: “что это сделал я, обрекши себя на гибель? Теперь не знаю, что отвечать мне. Если скажу: "ты хочешь бить меня", он мне возразит: "я не собираюсь бить тебя". Если же я скажу ему: "ты не хочешь бить меня", вдруг он ударит меня. Не знаю, как ответить. Я обречен на поражение в обоих случаях. Где природа огня и могущество солнца? Пусть придут на помощь своего служителя и да спасут меня в час бедствия". Так говорил он в душе, но это не помогло ему.

И так как маг-чародей стоял безмолвно, остолбенев в своих мыслях, и не мог ничего ответить, то царь велел отрубить ему голову вследствие клятвы, данной при застольниках: им овладел стыд перед народом.

Как только маг узнал об этом, его охватили страх и трепет. А когда халдеи увидели вскоре казнь мага, все они смутились. И с тех пор никто не дерзал приблизиться к Господнему Кресту, древу нашего спасения, так как от того чуда все одинаково были объяты страхом.

Теперь, братья мои, поведаю вам о чудесах, сотворенных [52] святым отцом нашим, о каковых чудесах сообщили мне другие. Я сам видел лишь чудо с магом. По нетерпеливости я, нерадивый, был малодушен и бежал. Я не стяжал полного терпения наравне с святым отцом Захарией, чтобы остаться мне с ним продолжительно. Не мог я и подвизаться с народом, чтобы разделить с ним награды. Среди пленников находились кое-какие монахи: они бежали от персов ночью, и я, жалкий, бежал вместе с ними, прибыл в Иерусалим и захотел поведать вам все, что видели мои глаза, а остальное я узнал от братьев, заслуживающих доверия.

// Был некий монах, которого звали аввою Симеоном. Он рассказал мне о патриархе Захарии, говоря: “спустя некоторое время ему стали оказывать большие почести волею Бога, прославляющего во всякий час и чтущего тех, которые истинно чтут Его и прославляют, по слову божьему: "я прославлю прославляющих меня" {I Ц. 2, 30}.

“Дело в том, что среди жен царя Хосроя была одна, которая чтила древо святого Креста и святого мужа патриарха Захарию. Эта женщина была по имени христианка, но по ереси Нестория, нечестивого и ненавистного Богу.

“Она попросила царя и получила древо святого Креста, запечатанное, вместе с патриархом и иными пленниками, по желанию, повела их к себе во дворец и отвела им хорошее спокойное место: расточала им почести и дары и жаловала в обилии благоухающий ладан, свечки и все потребное.

“Через некоторое время кой-кто из евреев возревновал к почестям, которые оказывали божьему человеку, и пожаловался царю, так как по содействию диавола евреи смело входили к нему. Они говорили: "он занимается блудом". Обещав деньги одной несчастной женщине, только что родившей в те дни, они убедили ее пожаловаться на него царю [53] “Пригласив блаженного, царь передал его судьям для производства следствия. Поднялись с тою женщиною евреи, постоянно восстающие против Бога, и крикливо утверждали, что ребенок, бывший в руках женщины, принадлежит ему. Ребенок был пятнадцати или двадцати дней. А женщина громко кричала.

“Между тем божий человек бе зсмущения стоял поодаль от судей, опершись о жезл, и долго молчал. Судьи принуждали его дать ответ.

// “Тогда блаженный попросил себе ребенка. И как только принял его на руки, осенил его лицо крестом и, спрашивая в присутствии всех, сказал: “во имя Господа нашего Иисуса Хряста, скажи, дитя, истину, я ли твой отец?" Ребенок в ответ ему сказал, точно взрослый: “да не будет этого!" Все присутствовавшие слышали это, и объяло их удивление чуду милосердого Бога о нем. А царь, узнав об этом от судей, стал еще больше почитать его, обращаясь к нему как к пророку".

И иное, подобное этому, поведал нам Симеон о святом патриархе Захарии, сказав: “жена одного князя той страны была бесплодна и не рожала. Многих чародеев и прорицателей просила она, чтобы иметь детей, но просимого не получала. Муж же ее пошел с верою к святому и попросил, чтобы помолился оно нем, и Бог даровал ему сына.

“Святой не соглашался, говоря: "прости мне! я — грешный человек, и нету меня дерзновения, чтобы просить Господа". Но муж долго упорствовал в своей просьбе.

“Тогда блаженный встал на востоке перед святыми славным Крестом, сотворил молитву с поклонами о муже, потом попросил воды и, омыв ей лицо в присутствии самого мужа, дал ему смытой воды со словами: "отнеси смытую воду твоей жене! Скажи ей, чтобы отпила она и смазала ею свою плоть". [54]

“Одновременно святой передал воду. Получив ее, женщина спросила: "что это?" Ей сообщили правду о воде. Она пренебрежительно велела вылить ее. И как только пришел муж, несчастная женщина начала укорять его, говоря: "прилично ли было тебе воду, смытую с лица такого человека, присылать мне для питья?"

“Услышав это, он спросил: "разве ты не выпила той воды и не смазалась ею?" "Нет! Наоборот, я велела вылить ее". // Муж спросил людей: "где была вода вылита?" Придя в то место, он нашел два прекрасных цветка, вдруг выросших. Муж сорвал их и поднес жене со словами: "видишь, несчастная, с какою ревностью восстала ты против себя? Бог хотел помочь нам: если бы ты выпила той воды, родились бы столь прекрасные дети, но ты и достойна не была этого и не достигла своего желания".

“Жена укоряла себя в надменности и гордости, но это было бесполезно, и она осталась бесплодной до конца своей жизни".

ПОСЛАНИЕ ПАТРИАРХА ЗАХАРИИ, НАПИИСАННОЕ ИМ ИЗ ВАВИЛОИНА В ИЕРУСАЛИМ К СПАСШИМСЯ ОТ ПЛЕНЕНИЯ.

“К овдовевшей невесте, Сионской церкви и святому городу, от которого уведены в плен его чада, к славному городу и пастве без пастыря, к городу Иерусалиму и пребывающим в нем сынам Христовым от патриарха Захарии, несчастного, отверженного и удрученного страданиями.

,,Сие письмо предостережения послано мною вам, сынам святой церкви. Посылаю вам милость и утешение от Спасителя нашего Христа, благого, милосердого и смывающего наши грехи. Вот, начало моего письма.

“"Да будет имя Господа благословенно" {Пс., 113, 2} отныне во веки! "Не по грехам нашим поступает Господь снами и не по беззакониям нашим воздает нам". {Пс., 103, 10} [55] Но горе мне, немощному! Расстался с Сионом и "поселился я в жилищах Кедарских" {Пс., 120, 5}, как сказал пророк Давид. Равным образом говорю я днем и ночью и твержу, губы мои не перестают произносить: "если я забуду тебя, Иерусалим, да забудет меня Твоя десница"{Пс., 137, 5}. Знайте, дети мои, что "на реках вавилонских, там сидели мы и плакали, вспоминая о Сионе" {Пс., 137, 1}, о святой II Голгофе, славном Воскресенье и вожделенном для всех Вифлееме. Вот, братья мои, "мы возвели очи наши к горам, откуда придет наша помощь" {Пс., 121, 1} и спасение.

“Слушайте, Христом от врагов спасенные {Пс., 107, 2}, которых Он избавил от бедствий и печалей! Слушайте гласа вашего пастыря Захарии и не удивляйтесь, что Бог спас вас от вражеского пленения! {Пс. 107, 2: Пс 107:2 (106-2) Так да скажут избавленные Господом, которых избавил Он от руки врага,.. — HF}

“Вспомните, что говорит апостол: "если вы вдали от наказания, то, следовательно, вы — чужие, а не сыны" {Евр., 12, 8}. И остерегайтесь заносчивости, чтобы не соблазниться негодными мыслями и подвергнуться наказанию. Лучше готовьтесь творить угодное Богу, чтобы не произошло с вами случая, бывшего с богачом и бедным Лазарем, когда уйдете из этого мира.

“Знайте, что вечное мучение приуготовлено вам, если вы будете жить в покое, и не постигнут вас бедствия и наказание.

“Смотрите, как бы не отяжелело ваше сердце от неги и не овладело вами веселие: будете пить много вина, а затем станете искать капли воды и не найдете. Не гордитесь, думая, что вы избавились от врагов, и Бог защитил вас за ваше достоинство; напротив, из-за вашего маловерия и немощи Бог не передал вас в руки врагов.

“Берегите себя от лени и увлечения, так как борющихся с вами много. Помните о страшном дне! Если трепет и страх объемлют ваши сердца, когда вы выступаете перед смертным судьею, и многие даже [56] убегаете от ужаса перед ним, то во сколько раз будет более (трепета и страха), когда вы предстанете перед бессмертным Судьею и Творцом небес и земли.

“Не радуйтесь тому, что некоторые из ваших были взяты в плен, а вы остались, и не удивляйтесь пленению многих святых и спасению грешных.

“Выслушайте, что сказал Господь иудеям: "разве народ, кровь которого Пилат смешал с жертвами // идолов, был грешнее всех? Да не будет этого! Но я говорю вам: "если не покаетесь, с вами будет хуже. Вы видели восемнадцать 1 человек, на которых упала башня Силоамская: не думайте. что они были грешнее всех, живущих в Иерусалиме! Да не будет этого! Нет, говорю вам: если не покаетесь, погибнете подобно им". {Лк., 13, 1,5 (пересказ — HF)}

“Внемлите этому слову, бойтесь Господа и не забывайте нас, так как мы с вами одно тело. Вспомните, что говорит апостол: "если страдает один член, вместе с ним страдают все члены" {1 Кор., 12, 26}. И еще сказал он: "кто изнемогает, с кем бы и я не изнемогал?" {2 Кор., 11, 29}.

“Посему будьте, братья мои, осведомлены о печали ваших братьев, сострадайте ими не забывайте дружбы сними, чтобы не говорили о вас: "чужим стал я для братьев моих и гостем для сынов матери моей" {Пс., 69, 9}, т. е. Сиона и его детей.

“Склоните сердца ваши к тем, которые в угнетении, уподобьтесь им разумом и вы также плачьте мысленно о них, пребывающих в печали и муках! Стяжайте терпение, как пленники, так как находящиеся в плену невольно отстают от греха, отдалитесь и вы от греха и не предавайтесь утешению взамен горя, ибо без горя никто не получает венца.

“Вспомните случай с богачом: кто живет покойно [56] в утехах, уподобится ему, а кто растет в гнете и горе, возрадуется с Лазарем и будет говорить — "почему я не претерпел больше бедствий и трудов за Христа, дабы сподобиться высшей славы?"

“Вопите перед Христом, говоря: "мы прошли огонь и воду, и Ты вывел нас к Себе для покоя". Еще говорите: "много зол праведнику", ибо "как золото испытывается в огне, так святые — в страданиях".

“Не хвастайтесь, дети мои, и не радуйтесь тому, что вы избавились от этого испытания, а скорее печальтесь и заботьтесь // о том (страшном) дне! Смотрите, с какими делами встретите Христа, удалитесь от злых дел и примитесь за молитвы и прошения!

“Раз отрекшись, апостол Петр едва не был обречен на полное падение, тем более будете преданы вы гибели. Если не вспомните вашего Господа и нас, народ Его, осужденный на мучение во имя Его, вы будете преданы суду в день воскресенья.

“Откройте ваши глаза, взгляните на Господа и приготовьтесь к молитве! Молитесь и о нас перед Господом, чтобы Он избавил нас от сего бедствия. Если молитва благоговейно творилась о Петре, насколько более нужны молитвы нам, пребывающим в заточении, когда вы на свободе: мы в мучениях, а вы в утехах, вам служат рабы, а мы обречены на рабство и побои.

“Внемлите тому, что говорит Господь: "какою мерою мерите, такою отмерено будет вам". И да будет вам известно, что "по делам вашим воздаст вам".

“Вспомните слово, которое я поведал вам, дети мои, когда я пребывал в Сионе; “я вижу, что вы стали нерадивы в молитвах и пренебрегли законом и канонами, посему я не знаю, оглянется ли на вас Господь, и каков будет ваш конец, между тем вы [57] предались лени и говорите: “ Господь милосерд! Он не творил нас для мук, а для спасения" {Пс., 5, 5-7; 101, 8; 145, 20}. Но слушайте, что сказал пророк Давид: "Бог погубит всех, творящих беззаконие"{Пс., 62, 13} и "воздаст (всем) по делам их" {Рим., 2, 6}".

“И когда я вам сказал это, вы в сердцах разгневались на меня. Посему постиг нас божий гнев, и только тогда мы восстали от сна и поняли, что мы вводили себя в соблазн и мыслили о тщетных надеждах: мы получили урок, но не все.

“Остерегайтесь! Отдаляйтесь от пьянства и избегайте греха и вины! Заботьтесь о церквах единодушно, // стремитесь к молитвам и раздавайте нищим ваше имущество! Не бойтесь, ибо Христос избавит вас от ваших врагов. Не обрекайте ваших душ на гибель! Да будет вам известно, что, если кто в силах спасти своего брата и не избавит его от ущерба, Бог с него взыщет кровь потерпевшего.

“Прошу вас трудиться посильно и творить добро или молитвою или имуществом или постом и слезами, так как сокрушенная душа близка к Господу.

“И еще просим вас мы, отданные в плен, помолиться Господу, чтобы Он помиловал нас и этих младенцев-сирот, вдов и нищих, вывел из мучений и привел в Иерусалим, святой город.

“Сион, тебя приветствуют сыны твои, приими с миром наш привет и помяни твоих детей, которые взывают к тебе со словами: "не забывай нас и не забывай наших молений, святой и славный!"

“Привет мой вам, святым и прославленным местам! Мир тебе, святое Воскресенье и светоносный Гроб! Плененные сыны твои приветствуют тебя, святое Воскресенье.

“Мир тебе, Иерусалим, святой город! Мир всем местам, которые блестят в тебе! Мир тебе, святая Масличная гора! Мир тебе, прославленный и знаменитый [58] город Вифлеем! Помяни твоего слугу, отданного в плен! Помяни и твоих детей, плененных и обреченных на рабство!

“Мир Господа нашего Иисуса Христа да будет со всеми вами во всякий час присно и во веки веков! Аминь".

ЧИСЛО УБИТЫХ, НАЙДЕННЫХ В ИЕРУСАЛИМЕ

Слушайте, возлюбленные мои братья, сколько было найдено в Иерусалиме убитых после вторжения персов, II истребления народа и пленения его, и какою смертью погибла паства Христа Бога нашего.

В Иерусалиме был некто, по имени Фома. Этот блаженный вооружился Христовою силою. Он уподобился Никодиму, положившему во гроб тело Господа, а жена его — Марии Магдалине. Они исполнили добрые дела, за что достойно помянуть их и надлежит поговорить о них.

Кто хочет осведомиться касательно того, что произошло с иерусалимлянами, пусть спросит их. Эти блаженные проявили божественную ревность. Они были на месте при появлении персов, подробно знали все, содеянное ими, и выказали благочестивое рвение на самом деле.

Когда удалились персы, они стали искать всех мертвецов, павших от руки персов, в городе и в окрестностях, по всем улицами местам. Кого находили, подбирали они с великою поспешностью и старанием и хоронили в углубление Мамилы и в другие колодцы. От этих блаженных узнали мы об ужасающем избиении верующего народа, а кой-кого из народа и мы видели павшим от подобных ран.

Ибо некоторые лежали, рассеченные от головы до грудей; другие лежали с трещиною от плеча до живота; иные лежали, пораженные мечом и искрошенные как зелень; иные лежали, разрубленные пополам; у иных живот был рассечен мечем, и кишки вывалились, [59] а иные были мелко изрезаны по суставам, точно мясо у мясников 2.

Но более всего достойно соболезнования и душевного печалования то, что некоторые валялись на улицах, смешанные с землею, иные — в глине и грязи, запачканные нечистотами, а иные лежали в церквахи домах, обагренные кровью.

Некоторые бежали в святую святых, где и лежали искрошенные, как зелень. Среди убитых оказался и // такой, в руках которого находилась славная, животворящая плоть Христа: до принятия он был зарезан, как овца. Иные обняли роги жертвенника или честной крест, и убитые лежали на них. Иные бежали к крещальне и лежали, израненные, на краю купели. Иные были перебиты, когда скрывались под святою трапезою, и принесены в жертву Христу.

Слушайте, и я сообщу вам число всех убитых, ибо блаженный Фома поведал нам следующее: “после ухода персов остался я в Иерусалиме и cтал искать трупы убитых, павших от злых врагов.

“Пошел я в церковь святого мученика Георгия, что за городом, начал в том месте искать мертвецов и хоронил в пещерах (углублениях): нашли мы на жертвеннике святой церкви лежащими семь душ; Господь и святой Георгий дали нам силу, и мы похоронили их.

“Затем принялись мы искать всех мертвецов и хоронить их, одних собрали в пещерах, других погребли в могилах и усыпальницах. Ниже следует, как мы находили их. [60]

“Нашли мы на дворе правителя 3 двадцать восемь душ 4. В цистернах нашли мы убитыми двести семьдесят пять душ 5, перед воротами святого Сиона нашли мы две тысячи двести семьдесят душ. На жертвеннике святой (церкви) Новой 6 мы нашли шестьсот душ.

“В церкви святой Софии мы нашли четыреста семьдесят семь душ. В церкви святых Козьмы и Дамиана мы нашли две тысячи двести двенадцать душ. В училище святой (церкви) Новой семьдесят душ. В монастыре святого Воскресенья мы нашли двести двенадцать душ. На рынке мы нашли тридцать восемь душ.

“Перед капищем самаритян мы нашли девятьсот девятнадцать душ. В ущелье 7 святого Кириака мы нашли тысячу четыреста сорок девять душ.

// “С западной стороны святого Сиона мы нашли сто девяносто шесть душ. У Овечьих (ворот) нашли мы две тысячи сто семь душ. В ущелье 8 святого Иакова мы нашли триста восемь душ. В рядах мясников нашли мы девятьсот двадцать одну душу. У Силоамского [61] источника мы нашли две тысячи восемьсот восемнадцать душ.

“В цистерне Мамилы мы нашли четыре тысячи пятьсот восемнадцать душ. В герокомии патриарха нашли мы триста восемнадцать душ. Вместе, называемом Золотым городом, тысячу двести две души. В монастыре святого Иоанна мы нашли четыре тысячи двести девятнадцать душ. В царском герокомии семьсот восемьдесят душ.

“Нашли мы на Масличной горе тысячу двести семь душ. На ступенях Воскресенья 9 мы нашли триста душ. На месте малых сборищ мы нашли двести две души. На месте больших сборищ мы нашли триста семнадцать душ. В церкви святого Серапиона мы нашли триста тридцать восемь душ.

“Нашли мы перед святою Голгофою восемьдесят душ. Нашли мы в пещерах, ямах, цистернах и садах шесть тысяч девятьсот семнадцать душ. У башни Давида мы нашли две тысячи двести десять душ. [62]

“Среди города нашли мы двести шестьдесят пять душ. На месте, где враги повалили стену города, нашли мы девять тысяч восемьсот девять душ. Помимо сих святых в Иерусалиме мы похоронили многих других сопричисленных им, истребленных персами". Число их всех вместе было шестьдесят шесть тысяч пятьсот девять душ.

Бедствие и печаль постигли всех одинаково, но смерть их была разнообразна, у каждого особого вида. Произошло это по божьему промыслу, чтобы одни злою смертью избавились от вечных мук, стерев свои долги-прегрешения; других Он оберег от смерти плененному народу на утешение, // дабы иные, жестокосердые и безжалостные, обратились к покаянию при виде страшной смерти, иные же поселились в небесном царстве, претерпев бедствие.

Все это произошло по божьему промыслу. Грех был не одинаков, вина была не равна у всех, и праведный Судья во благе промыслил по (делам) каждого. Даже младенцы были отданы в пленение, чтобы они не приобщались к отцовским грехам и остались беспорочными, а родители, видя своих детей в плену, обращались к Господу с покаянием. Постигавшая таким образом смерть была всячески полезна для души.

Некоторые обрекали себя на смерть за Христа, чтобы стяжать венец славы; некоторые, склонные к грехам, казнью очищались от вины; некоторые, павшие, поднимались при виде смерти.

Да сомкнут уста самаритяне, отвергающие воскресенье! Можно ли оправдать правосудие Господа, если действительно не будет воскресенья, когда много непорочных и воздержанных погибло от злой смерти, а некоторые грешники, не кающиеся и безбожные, избавились от смерти?

Если не будет суда над всем этим и воздаяния [63] по делам, как можно проповедовать, что праведный Судья истинен и праведен?

Но скажу я подобно апостолу: "воистину будет воскресение" {Деян., 24, 15} и "воздаст каждому по делам его" {Рим., 2, 6}. И прошу вас всех стяжать добрые дела, чтобы в день славы сопричислиться к святыми достигнуть вожделенной жизни милостью Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, с Ним же и со святым Духом подобает честь, слава и поклонение Отцу ныне и присно и во веки веков. Аминь.

ПОВЕСТЬ О ТОМ, КАК ЖИВОТВОРЯЩИЙ ЧЕСТНОЙ КРЕСТ ВЕРНУЛИ ИЗ ВАВИЛОНА ОБРАТНО В ИЕРУСАЛИМ

В лето пятнадцатое после пленения Иерусалима, в девятнадцатый год царствования Ираклия, десятого индикта, Хосрой, II персидский царь, был убит сыном, Сироном по имени, в марте месяце.

В это именно время царь Ираклий со своим войском достиг уже Персии, завладел многими ее городами и царскими дворцами, истребил тысячи из персидского войска и, освободив силою Христа греков, захваченных в плен, вернул обратно.

Царь Сирон, занявший царство отца, умер в сентябре месяце. Царство получил сын его Ардасир. Он был отрок; царствование его длилось три месяца. Между греками и персами заключен был письменно мир при посредничестве Расм-иозана 10, персидского военачальника.

А перед этим царь Ираклий посылал евнуха, по имени Нерсея, своего главного камергера 11. Он выступил, с многочисленным войском воевать с персами: множество в строе персов было осилено, и они в ужасе бежали пред лицом евнуха, так что персы с великим огорчением говорили еще: “как это постигло нас? Мы побеждены евнухом, который [64] сопричисляется к женщинам, а не к мужчинам. Это бегство перед женщиною особенно язвит наши души".

В лето же семнадцатое после пленения Иерусалима, в третий год по убиении Хосроя, в двадцать первый год по воцарении Ираклия, третьего индикта, персидский военачальник Расми-Озан убил персидского царя Ардасира, о котором мы упомянули раньше. Расм-иозан завладел царством, подружился с греками и пожаловал царю Ираклию животворящий Крест Христа в благодарность, как сокровище всего мира и как обогащающий дар.

А царь Ираклий принес его в Иерусалим, когда он туда прибыл с Мартиною, своею племянницей 12; на ней он женился против закона и потому очень боялся, чтобы не обличили его архиереи в этом недостойном деле.

// Вступив к нам в Иерусалим, он двадцать первого (числа) месяца марта водрузил опять на своем же месте славное и честное древо Креста, запечатанное по прежнему в ящике, как он и был взят. Ящик оставался нераскрытым, так как Сохранивший ковчег завета нераскрытым среди иноплеменников сберег и животворящее древо Креста, которым была побеждена смерть и попрана.

Тогда царь Ираклий, видя славное дело, возобновление святых мест, которые обстроены были блаженным Модестом, очень обрадовался и велел посвятить его патриархом Иерусалима, так как блаженный Захария скончался в Персии, и церковь вдовствовала.

Индикта четвертого, в двадцать первый год царствования Ираклия блаженный Модест вступил в патриаршество в Иерусалиме.

Спустя немного времени блаженный Модест отправился к царю Ираклию для какого-то нужного дела по [65] управлению церквами просить его о милостивом разрешении.

Достигнув города, называемого Созос, что в пределах Палестины, Модест умер в декабре месяце числа семнадцатого. Некоторые говорят, что его отравили бывшие при нем недобрые люди.

Из того города честное тело Модеста принесли и положили рядом со святыми патриархами в мартирии 13 с пением во множестве, курением и свечами в руках верующего народа, несшего тело его на могилу.

И со всеми ими воздадим славу Богу, прославляемому в Троице и хвалимому единосущием, Которому подобает честь и поклонение, Отцу наравне с Сыном со святым Духом ныне и присно и во веки веков. Аминь.


Комментарии

1 “восемнадцать" — в грузинском тексте по описке *** — двенадцать (ср. *** 6—7) восемнадцать.

2 “у мясников" — *** на древнегрузинском значит по С. Орбелиани “занимающийся резанием" (***)" т. е. резник, палач, мясник, по Чубинову — повар. С. Орбелиани ссылается на Иер. 39, 10, где, судя по иноязычным параллелям, слово, действительно, означает палач. В нашем тексте слово употреблено в значении мясника. Греческое соответствие места гласит (Migne, PG, LXXXVI, 2, стр. 3236, 40—41): “подобно барану в мясной лавке" (en makelloy).

3 “на дворе правителя" — *** буквально: “на" или “во дворе властительском (правителя), царском, правительственном". В арабском еще худшее чтение: там назван “дом [resp. Двор] веры". Clermont-Ganneau дом предлагает понять в смысле церкви, а в арабском слове, означающем веру, склонен усмотреть искажение какого-либо собственного имени (Recueil d' archeologie orientale, т. II, стр. 149). Но араб. ***, пожалуй, искажение какого-либо арабского же слова, произведенного от корня *** всвязи с *** повелитель, правитель, напр. ***. Графически это вполне возможно, в переводе " *** ввиду грузинского чтения могло бы означать дом [resp. двор] правителя, букв. эмирской власти. Если бы грузинская версия была переведена не с арабского, а непосредственно с греческого, в чтении *** легко бы признать второе слово дефектно написанным по невниманию или вульгаризму вм. *** царского, что реально можно бы понять в смысле базилики; тогда речь бы шла о дворе базилики, напр. Константина.

4 “двадцать восемь" — по арабской версии: “восемнадцать".

5 “двести семьдесят пять" — по арабской версии: ,,двести пятьдесят".

6 “Новой") в грузинском тексте греческое слово nea без перевода в форме “nia'' (арабск. ***); речь о новом храме Богородицы, постройке Юстиниаиа (Clermont-Ganneau, ц. с., стр. 150—154).

7 “В ущелье" — в наличном арабск. тексте и здесь слово ***, которое грузинский переводчик обыкновенно передает *** двор.

8 “В ущелье" — см. предыдущее примечание.

9 “на ступенях Воскресения" — как требует синтаксис чтения Э или “в Воскресенъе на ступенях", если следовать синтаксису чтения I, где впрочем ***, как теперь кажется мне, — описка вм. ***, но в обоих случаях последнее слово (patronike) переводится мною гадательно через ступени. В арабском в соответствие ему читается ***, что Clermont-Ganneau (Recueil d' archeologie orientale, т. II, стр. 158) пытается толковать в значении часовен (les chapelles), ставя вопрос о том, что в слове, быть может, имеем транскрипцию греческого [иярто-рюу. В поддержку фонетической стороны такого отожествления арабского matruniya? с греческим мартирием можно бы указать, что и в армянском то же греческое слово утратило первое r и звучит maturen. Но под влиянием грузинского варианта Clermont-Ganneau арабск. чтение предложил исправить в *** (Recueil d' archeologie orientale, т. V, стр. 371). С другой стороны, мне сначала казалось, что грузинское чтение patronike находится в связи с известною легендою о нахождении св. Креста Патроникою, женою императора Клавдия. Впрочем грузинский переписчик, знакомый с этой легендою, быть может, и подправил под имя ее героине смущавшее его чтение. Затем мне казалось, что и в грузинском, и арабском наличных чтениях мы имеем искажения греческого или риЭроу ступень, лестница или производного от него какого-либо слова; кстати, это греческое слово встречается и в древнеармянском, где оно звучит между прочим badron, в уменыпвтельной форме badronak, и значит не только ступень, лестница, но и скамья, ложе.

10 "Расм-иозана" — ср. стр. 18,с, где помимо рукописного искажения, имя неправильно расчленено: “Расми-Зодан (Расми-Оздан)".

11 “главного камергера" — буквально: “князя комнатохранителей".

12 "племянницей" — буквально "дочерью брата отца".

13 В грузинском тексте *** место учеников, resp. апоcтолов; я читаю *** место мучеников, мартирий, арм. ***.

(пер. И. Тарнавы-Боричевского)
Текст воспроизведен по изданиям: Антиох Стратиг. Пленение Иерусалима. СПб. 1909

© текст - Марр Н. 1909
© сетевая версия - Тhietmar. 2003
© OCR - Halgar Fenrirsson. 2003
© дизайн - Войтехович А. 2001