Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

2. НИКОЛАЙ ЦЫВАН-ЖАБ САХАРОВ

ОБ ИНОРОДЦАХ, ОБИТАЮЩИХ В БАРГУЗИНСКОМ ОКРУГЕ, ЗАБАЙКАЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

[Из Иркутских Губернских ведомостей № 30, суббота, 26 июля 1869 года, стр. 6—7; № 33, суббота, 16 августа 1869 года, стр. 4—6].

БАРГУЗИНСКИЕ БУРЯТА

Баргузинские бурята принадлежат к обширному семейству и говорят тем же монгольским языком, как и прочие забайкальские бурята, с некоторыми неизбежными особенностями и отступлениями, от общепринятого ими книжного языка.

Бурята эти переселились сюда в 1740 году из нынешнего верхоленского округа и чрез родоначальника своего Булухуна Ивашина (предка нынешнего тайши), 22 октября 1745 года, подали просьбу в селенгинскую воеводскую канцелярию о наделении их землею. Вследствие этой просьбы, по распоряжению селенгинского коменданта, бригадира Якобия, в Баргузин послан был приказчику Федору Ловцову, 18 апреля 1746 года, указ о наделении этих бурят, согласно их просьбе, землею.

Бурята, по приходе в Баргузин, нашли здесь, кроме русских, многочисленное племя тунгусов. В последствии тунгусы эти вымерли от оспы. Ныне небольшое число их, управляемое особою инородною управою, живет вместе с бурятами в одних дачах.

Впрочем тунгусы не были аборигенами страны. Они заняли здешние места, по удалении отсюда баргудов или баргутов в Монголию. Предание приписало баргудам все скудные остатки древности, хотя баргуды и не были первыми обитателями страны и удаление их связано с следующим мифом. Когда в Баргузине начала расти береза, которая до того времени не росла, то баргуды, предчувствуя, что скоро страною этою овладеет белый царь и, не желая сделаться его подданными, ушли в Монголию (Обыкновенно миф о белой березе по всей Сибири связывается с чудью. Имя чуди приписывается аборигенам страны, кто бы они ни были. Но здесь, как единственное исключение, он связан с баргутами — племенем не вымышленным. О баргутах и стране Баргучин упоминается у монгольских историков. Баргуты в настоящее время живут в Монголии, П. [Буквой П. подписал свои подстрочные примечания неизвестный переводчик или редактор статьи Н. Ц.-Ж. Сахарова. См. выше, стр. 25].). От баргутов [38] сохранились до настоящего времени остатки водопроводов, идущие из речек. Они уже заросли и осыпались. Местные жители, как русские, так и бурята, называют их баргутскими канавами. Нередко в земле находят большие стрелы, разные чугунные вещи, например, заступа и проч., которые тоже называют баргутскими вещами (Я видел железный кистень. Стрелы, разных форм, попадаются очень часто. Находят, но только редко, мечи и кольчуги; каменные же топоры, песты и глиняные муравленные и не муравленные вещи и так называемые маяки (могилы, обставленные плитами) нужно отнести к чудскому периоду. П.).

Бурята, по приходе в Баргузинский край, были всевозможными средствами притесняемы тунгусами; например, им отведено было небольшое пространство земли с тем условием, чтобы они, ни под каким видом, не переходили за пределы их владения; велено было им свою землю огородить, т.е. обвести поскотиной, что и было сделано. Это время до сих пор между бурятами известно под именем года “Ута Курена”, т.е. года длинного огораживания. Здешние бурята и поныне, рассказывая о старине, прибавляют, что это было во времена длинного огораживания или после него.

Предлог обвести поскотиной владения бурят был придуман тунгусами для того, чтобы спасти свои дачи будто бы от потравы бурят. В сущности же это давало им случай захватывать и присваивать бурятский скот, заходивший в их дачи и даже нарочно перегонять его за городьбу целыми стадами. Хозяев же, которые защищали свою собственность, тунгусы били и увечили беспощадно. Это время у бурят известно под названием: “Жугеев грабеж”. В то время тунгусами управлял шуленьга слепой Жугей Илнаканов. Он имел сильное влияние на тунгусов и все насильственные действия были им поощряемы. Нередко, отнятый скот поступал в его владение. По его приказанию, бурята нередко подвергались истязаниям. До сих пор у бурят сохранилась поговорка: “ты как будто Жугей”, употребляемая в упрек кому-нибудь за дурное поведение или за захват чужой собственности. Самоуправство это хотя и было прекращено приезжавшим для разбирательства бурятских жалоб Золотовым (Что за личность был Золотев и кем он послан, о том предание умалчивает. Автор), но стеснения, в пользовании землею, продолжались до 1794 г., т.е. до вступления в управление бурятами тайши Цанкир Андреева (деда нынешнего тайши), 75 который заключил условие с тунгусами: жить мирно и владеть землею с ними нераздельно, не стесняя друг друга. Это условие было подтверждено указом Баргузинского Нижнего земского суда от 1-го июля 1802 года за № 562. С тех пор прекратились между ними споры и тяжбы по владению землею. Они теперь живут вместе на одних дачах. [39]

В настоящее время, в Баргузинском бурятском ведомстве, считается 6 родов, именно: Бурский, Баендаевский, Ченоевский, Первочиндылдурский и Чиндылдурский. 76 Все эти роды находятся в ведении Баргузинский Степной Думы. Число бурят: мужеского пола 4 880 д., женского 4 988 д., всего же 9 868 душ обоего пола.

Баргузинские бурята кочуют по степи улусами. Они зимою живут исключительно в домах, а летом в деревянных юртах. Занимаются скотоводством и хлебопашеством. Хлебопашество, в последнее время, особенно развивается.

Кочевья бурят расположены по р. Баргузину, начиная от устья его с 70-й версты, вверх по течению, на 180 верст, до речки Брянхор, впадающей в него. Здесь прекращаются кочевья бурят и начинаются горы и леса, составляющие владения верхнеангарских бродячих тунгусов (орочен).

Река Баргузин берет начало из озера Голун Томур 77 и, протекая около 500 верст, впадает в Байкал, при Усть-Баргузинском селении (Читканской волости Баргузинского округа), одним устьем. Вершина р. Баргузина находится во владении верхнеангарских бродячих тунгусов (орочен). В озере Голун Тумур водится форель.

В реку Баргузин, начиная с речки Брянхор, впадают с правой стороны горные речки: Улугна, 78 Алла, Даласа, 79 Шургур, Акулей, Курумхан, 80 Галтай, 81 Епишка, Улзаха, Улюн. По речкам этим и сопредельным долинам расположены кочевья бурят. При речке Улун находятся Баргузинская Степная Дума и приходское училище. Далее, с правой стороны, впадают в Баргузин, горные речки: Нестериха, при которой селение Нестерево (Читканской волости), Банная, текущая по городу Баргузину, Адамовка, где селение Адамово (Читканской волости) и почтовая станция баргузинского тракта. С левой стороны впадают в Баргузин горные речки: Жирга, 82 Охой, Карга, Аргада, Аламбурга, 83 Ино 84 и Бодок 85. По речкам этим и долинам также расположены кочевья бурят. При речке Бодок находится баргузинская тунгуская инородная управа. Далее впадают в Баргузин горные речки: Суво, Уро, Читкан и Кулутай. При этих речках находятся селения Читканской волости. Из них при речке Читкан — селение Читкан, где волостное правление.

Значительных озер в Баргузинском инородческом ведомстве нет; небольшие же озера следующие: Сындугына, Сундырук, Ярихта, 86 Кашкол, 87 Халзар и прочие мелкие. В озерах этих водятся: окуни, щуки, караси и лини. При этих озерах также кочевья бурят. Сверх того, бурятам [40] принадлежит озеро Цаган-Нор, 88 находящееся недалеко от реки Аргады. Здесь, на берегу реки Аргады, находится дацан (кумирня).

В Баргузинском инородческом ведомстве, на левой стороне реки Баргузина, находятся две довольно порядочные и высокие степи, под названием Верхний и Нижний Кунтой. На этих степях, в летнее время, к берегу реки Баргузина находятся кочевья бурят. Особенно в дождливый год степи наполняются их кочевьями.

Баргузинские бурята исповедают ламайскую веру, за исключением немногих, принявших православие и небольшого числа инородцев, перешедших из Ольхонского ведомства, остающихся в шаманстве.

Ламы ежедневно отправляют богослужение свое в дацане, а также в известные положенные дни. Кроме того, ламы приглашаются прихожанами в улусы бурят, для служения молебствий как в домах, так и на полях и на похороны умерших.

Бурята, во время болезни, постоянно приглашают ламу, как для служения, установленных по вере, молебствий, так и для врачевания дамскими лекарствами и за труды свои, т.е. молебны и врачевания, они получают от прихожан смотря по состоянию и расположению родственников больного, от богатых лошадь, быка, барана, а от бедных несколько коп. или большое спасибо. Ламы иногда лечат очень удачно и нередко к их пособию обращаются русские, от которых отказались лекаря.

Умерших здешние бурята хоронят на 3-й, 4-й или 5-й день; но не ранее, как на 3-й, после смерти. Если при кончине не было ламы, то он немедленно приглашается. Лама, во все дни до похорон, читает священные книги и в назначенный им день хоронят умершего. На могиле лама читает положенные для сего молитвы. После похорон чтение молитв, по желанию родственников умершего, продолжается 49 дней и, по наступлении 49-го дня, делаются поминки по покойном 89. Для этого собираются родственники и знакомые покойного. По совершении моления о спасении души умершего, родные делают пир и угощают приезжих.

Над могилой умершего делают надгробный памятник (Впрочем, это не памятник в общепринятом значении, а просто деревянный сруб. П.). Памятник этот окрашивают краской и вырезывают на нем разные молитвы на тибетском или монгольском языке. Памятник обвешивают кругом разноцветными лоскутками и ленточками и шелковыми или бумажными, лоскутами, с написанными на них молитвами, для упокоения души умершего. Украшение памятника делается по состоянию — кто как может. У богатых получше, а у бедных очень просто. [41]

По окончании чтения, при похоронах и за самые похороны, ламам дают, смотря по состоянию. Богатые отдают: шубу покойника, лошадь, до 10-ти голов разного скота, также дают и деньгами, по их усердию. Бедные дают — кто что может. Бывает, что скупые богатые платят ламам не больше бедных.

Родные поминают умершего ежегодно в дацане, на полнолунии белого месяца. 90 Состоятельные нередко совершают моление на полнолунии и прочих месяцев, (потому что на полнолунии каждого месяца у ламаитов бывает полное служение, по их вере) и делают поминки по покойных. За служение подобных поминовений ламам ничего не платят, потому что ламы подобное поминовение обязаны совершать, как того требуют правила буддийской веры (Автор говорит только о похоронах, но не упоминает об обрядах при рождении и свадьбах бурят, потому что последние довольно подробно описаны г. Норбоевым. Статья Норбаева [!] напечатана в Иркутских Губернских ведомостях в м. [т.е. в 1868] году. П.).

БАРГУЗИНСКИЕ ТУНГУСЫ

Тунгусы, живущие в Баргузинском округе, разделяются, по образу их жизни, на кочующих и бродячих.

А. Кочующие

Баргузинские тунгусы находятся под управлением Баргузинской тунгусской инородной управы, которая находится, как выше сказано, при речке Бодок, от г. Баргузина в 50 верстах. Они разделяются на 4 рода: Мунгальский, Лимагирский, Галзутский и Боликагирский. 91 Во всех родах считается мужского пола 269 душ и женского 310 душ, итого 579 душ.

Баргузинские кочующие тунгусы ведут жизнь кочевую, как и бурята, и живут, подобно им, зимой в домах, а летом в юртах. Занимаются скотоводством и хлебопашеством. Веры шаманской, за исключением некоторой части, принявшей православие.

Б. Бродячие (орочены)

1. Баунтовские тунгусы (орочены) 92 скитаются по pp. Витиму, Витимкану, Цыпе, Цыпекану 93 и проч. Постоянного жительства они не имеют, а бродят на оленях с речки на речку, пропитывая семейства свои звериною и рыбною ловлею. Летом они живут в берестянных, а зимою в кожаных юртах. В землях этих тунгусов лежат золотые прииски. Они же владеют значительным озером Баунтом. Длина Баунта слишком 30 верст, ширина до 20-ти верст. В нем водятся большие осетры, таймени, окуни, язи, огромные щуки и караси. Вода в озере прозрачная. Дно его песчаное. [42]

На берегу этого озера находится ветхая часовня, около которой построена церковь золотопромышленниками К 0 отставного действительного статского советника Федорович и почетных граждан Кандинских. Здесь, ежегодно в декабре месяце, бывает съезд баунтовских тунгусов, для сдачи ясака и для решения общественных дел. Место это от г. Баргузина находится в расстоянии 460 верст. Летом туда тракт верховой, а зимою прямо из Баргузина на санях. По этому же тракту доставляют на прииска витимской системы разные тяжести. Баунтовских тунгусов считается, по ревизии, мужского пола 275 д., а женского 279 д., всего 554 души.

2. Шимагирские тунгусы (оролены) ведут жизнь такую же, как и баунтовские, бродя по берегу Байкала и по речкам Худайто, Черемша, 94, Чивиркую и проч., впадающим в Байкал с ЮВ. Они зверопромышленники. Для сдачи ясака выходят, к концу года, в г. Баргузин. Число их мужского пола 74 д. и женского п. 66, а всего 140 душ. Ближайшее местопребывание их от г. Баргузина в 100 верстах.

3. Верхнеангарские тунгусы (орочены) бродят по pp. Верхней Ангаре и Муе и по pp. Котере, Чуре и проч., ведут жизнь такую же, как и прочие вышеозначенные орочены. Но родовой шуленьга их Димитрий Комарицын, с своими братьями, живет по русски и занимается хлебопашеством. (Что тунгусы, несмотря на все пристрастие свое к бродячей жизни, способны принять европейскую культуру, это доказывают нижнеилимские тунгусы (Киренского округа), которые ничем не отличаются как в образе жизни, так в типе и одежде, от соседних крестьян. У многих самый тип лица изменился. Встречаются белые лица и голубые глаза. П.) Эти тунгусы сверх зверопромышленности, занимаются рыбною ловлею, вместе с иркутскими рыбопромышленниками по pp. Верхней Ангаре и Кичере. Упромышленную рыбу сбывают иркутским рыбопромышленникам. Для сдачи ясака собираются в декабре месяце в верхнеангарское селение (Читканской волости), лежащее смежно с их владением, которое отстоит от г. Баргузина в 400 верстах. По ревизии, верхнеангарских тунгусов считается мужского пола 94 д., женск. 79 д., всего 173 души.

4. Нижнеангарские тунгусы (орочены) бродят по pp. Верхней. Ангаре, Кичере и доходят по тайге до р. Лены, где встречаются с якутами. Ведя такую же жизнь, как и верхнеангарские тунгусы, они занимаются также рыбною ловлею в Верхней Ангаре. Местность где производятся ангарские рыбные промысла, принадлежит этим тунгусам. Для сдачи ясака, они собираются, в конце года, в душкачанское селение, отстоящее от г. Баргузина в 600 верстах и лежащее в их владении. Число душ, по [43] ревизии, считается мужеского пола 146, жен. 137, итого 283 души обоего пола.

5. Кучитские тунгусы 95 хотя и считаются бродячими, но на самом деле кочующие. Они живут так же, как и баргузинские кочующие тунгусы. Занимаясь скотоводством, кочуют в урочище Кучите, смежно с хоринскими бурятами. Кочевья их лежат от г. Баргузина в 200 верстах. Ясак сдают в г. Баргузине. Число душ муж. пола 30, женск. 25, итого 55 душ обоего пола.

Все баргузинские тунгусы управляются родовыми шуленьгами.

Николай Цыван-жаб Сахаров

(пер. Н. Н. Поппе и А. И. Вострикова)
Текст воспроизведен по изданию: Летопись баргузинских бурят // Труды Института Востоковедения. VIII. Материалы для истории бурят-монголов, I. М-Л. АН СССР. 1935

© текст - Поппе Н. Н., Востриков А. И. 1935
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© OCR - Карпов А. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001
© АН СССР. 1935