Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

НАЧАЛО КНИГИ ИСТОРИИ ХАШИМИТСКОЙ АББАСИДСКОЙ ДИНАСТИИ

ВВЕДЕНИЕ В ИЗУЧЕНИЕ ПАМЯТНИКА

1. Сведения об авторе

Об авторе сочинения мы почти ничего не знаем. Имя его в сочинении не встречается; не удалось его установить и по другим источникам. Жил он, судя по сочинению 1, в Иране в конце Х — первой четверти XI в.

Из довольно пространного отступления, которое автор предпосылает изложению истории дской династии 2, мы узнаем, что он происходил из семьи потомственных мавла Аббасидов, ведущей свое происхождение от некоего Вассаба из селения Абруз в провинции Исфахан. Приводимый в этой связи рассказ автора в основных фактах совпадает с теми сведениями об этом Вассабе и его сыне, Йахйе ибн Вассабе, которые изложены у Абу Ну'айма ал-Исфахани, а по нему — у ac-Сам'ани 3. Его подтверждают и косвенные данные других источников.

Рассказ сводится к следующему. Около 29/649-50 г. арабский отряд из армии 'Абдаллаха ибн 'Амира, которым командовал Муджаши' ибн Мас'уд ас-Сулами, осадил крепость селения Абруз, находившегося на месте нынешнего Кашана 4. Старейшиной этого селения был знатный дихкан Махуйа. Крепость была взята, а жители уведены в плен. Среди них был и сын старейшины Абруза, тогда еще мальчик, по имени Йаз-дуйа, которому арабы, осаждавшие крепость, дали прозвище Вассаб — *** ('Мальчик-прыгун') — за то, что он во время осады прыгал по зубцам крепостной стены. Вместе с другими пленниками из этого селения Муджаши' ибн Мас'уд привел Вассаба в Медину и там подарил его 'Абдаллаху ибн ал-'Аббасу, предку Аббасидов, искавшему себе для услуг мальчика знатного происхождения. В 35/656 г. Вассаб был очевидцем убийства халифа 'Усмана, находясь в этот момент в его доме 5. Спустя некоторое время Вассаб выкупился на волю и оставался у Ибн ал-[12]'Аббаса на положении мавла. Около 60/680 г. или немного позже 6 он получил от своего патрона разрешение вернуться в родное селение где у его отца был закопан клад. Вернувшись на родину, Вассаб вырыл клад и в полном благополучии прожил остаток своей жизни, окруженный многочисленным потомством. По словам автора, Вассаб основал целый квартал, существовавший в Кашане еще в XI в.

Когда Вассаб по пути на родину проходил через Куфу, его сын Йахйа, родившийся еще в Медине, упросил отца оставить его здесь, указывая на то, что он «предпочел удел науки уделу мирского богатства» 7. В Куфе, а может быть еще в Мекке и в Медине, Йахйа усердно изучал Коран и предание. В числе его учителей источники называют 'Убайду ибн Нудайлу ал-Хуза'й ал-Куфи, а также 'Аббаллаха {так в книге} ибн ал-'Аббаса и 'Абдаллаха ибн 'Умара 8. Впоследствии Йахйа сам стал известным и авторитетным чтецом Корана. Его чтение Корана было принято большинством жителей Куфы 9. Умер Йахйа в 103/721-22 г. в правление Йазида ибн 'Абд ал-Малика 10. На этом наши сведения о родословной автора обрываются.

Свой труд автор написал, по-видимому, по просьбе какого-то мецената или просто сановного лица, с которым его связывали близкие отношения, как об этом можно судить по обращению к нему, скорее дружескому, чем официальному, во введении к изложению истории Аббасидов: «Помог [мне] Аллах всевышний собрать то, что просил ты, — да продлит Аллах твою жизнь и да охранит он тебя и да охранит он благоденствие через твое посредство и [да охранит он его] у тебя! — а именно, рассказы о праведных халифах, ведомых истинным путем.. .» 11. [13]

По своей профессии автор, очевидно, был секретарем (катиб). Повод к такому предположению дает заметный интерес, который автор проявляет ко всему, что касается этой профессии. Так, несмотря на свое стремление быть всегда кратким, он подробно перечисляет секретарей халифов, посвящая им иногда целый экскурс и приводя примеры их мудрых советов или остроумных ответов своим государям. Он неизменно включает обстоятельные рассказы о всех фактах, касающихся дел канцелярии, диванов, о различных реформах в этой области. В частности, он подробно рассказывает о введении арабского языка в делопроизводство в диванах Сирии и Ирака 12, а также приводит ценное сообщение о введении арабского языка в делопроизводство в Хорасане при Насре ибн Саййаре 13. В другом месте автор даже пускается в объяснение правил составления обращения к адресату в начале письма «в старые времена и ныне» 14. Много места в сочинении отведено также рассказам о знаменитом секретаре Марвана ибн Мухаммада, мастере эпистолярного стиля, 'Абд ал-Хамиде ибн Йахйе 15.

Небезынтересен в этой связи и тот факт, что для подобных сюжетов автор широко пользовался специфически «секретарской» литературой — так называемым адаб ал-катиб, хорошо известной нам по трудам 'Абдаллаха ал-Багдадй (середина IX в.), Ибн Кутайбы (828 — 889 гг.), ал-Джахшийари (ум. в 942 г.), ас-Сулй (ум. в 946 г.) и др. 16 Во второй половине Х и первой половине XI в. главной фигурой среди мусульманских историков, как известно, был чиновник — секретарь и придворный 17, так что и в этом отношении наше предположение также имеет свои основания.

* * *

Конец Х и особенно первую половину XI в. в истории Ближнего Востока с полным правом называют смутным временем. Былое единство халифата уже давно стало лишь теоретическим понятием. Достаточно сказать, что вместо одного «единственно законного» халифа к началу [14] XI в. было три 18. В лице фатимидских халифов Аббасиды имели не только политических соперников: ссылаясь на свою якобы алидскую генеалогию, халифы из династии Фатимидов настойчиво претендовали на роль духовного главы мусульман 19. Их соперничество составляло одно из важнейших явлений в политической истории Ближнего Востока в рассматриваемый период 20.

Уже с середины Х в. участие дских халифов в политической жизни сводилось лишь к тому, что они санкционировали власть наместников, кроивших халифат на части. Но и те политические образования, которые возникли на развалинах халифата, в первой четверти XI в. находились в состоянии полного упадка 21.

Распад политической и государственной системы халифата, наличие сильных центробежных тенденций обусловили сложность и противоречивость идеологической борьбы, которая в первой четверти XI в. приобрела особенно острый характер.

В основе развернувшихся тогда религиозно-политических споров было стремление различных феодальных группировок приобрести влияние на «мусульманскую общину» и получить ее поддержку. Этим следует объяснить, в частности, и ту необычайную активность, с которой пропагандировали свои взгляды Аббасиды. По мере утраты политического влияния в халифате они все энергичнее отстаивали свои права на высшее духовное руководство, подчеркивая заслуги своей династии перед исламом. При этом им приходилось, с одной стороны, отражать аналогичные притязания шиитов-фатимидов, с другой — вести борьбу с шиитами в пределах своих номинальных владений. Последнее осложнялось тем, что Буиды, настоящие правители этих областей, оказывали шиитам широкое покровительство 22.

Борьба Аббасидов за влияние на мусульман, проходившая под флагом борьбы за чистоту ислама, приобрела особую остроту в первой четверти XI в., когда халиф ал-Кадир (381 — 422/991 — 1031 г.) и [15] окружавшие его богословы повели наступление против всех инакомыслящих. С момента прихода к власти халиф ал-Кадир активно выступил в роли духовного пастыря, имама мусульманской общины 23. Все уклоняющиеся от догмы ортодоксального ислама, а особенно шииты, исмаилиты и мутазилиты, были им прокляты и объявлены подлежащими истреблению или изгнанию. Прощение они могли заслужить только отказом от своих «еретических» учений. Таков был смысл халифского постановления, появившегося в 408/1017 г. 24, как раз незадолго до составления нашим автором своего труда.

Несколько позже халиф ал-Кадир торжественно провозгласил символ веры ортодоксального ислама, знаменовавший, по мнению А. Меца, «конец эпохи прогресса в богословии» 25. В нем ал-Кадир предписывал верующим твердо держаться основных догматов ортодоксального ислама, особо подчеркивая необходимость признания божественного предопределения, признания атрибутов у Аллаха и несотворенности Корана. Кроме этого, предписывалось почитать первых четырех халифов, а также 'А'ишу и не осуждать Му'авию 26.

Этот документ фактически означал окончательное признание ортодоксального толка ислама формой государственной религии, в связи с чем всякое отступление от него должно было рассматриваться как государственное преступление. Вместе с тем этот шаг был и последним более или менее значительным актом Аббасидов в роли духовных руководителей мусульманской общины.

Анализ содержания Анонима с точки зрения характеристики религиозно-политических взглядов автора приводит к выводу, что по своим политическим убеждениям он был ярым приверженцем дома Аббасидов, с которым его связывали отношения потомственного мавла. В этой связи достаточно будет указать на публикуемое извлечение, которое по существу представляет апологию Аббасидов и содержит всестороннее обоснование их религиозных и политических прав на духовное и светское руководство халифатом. Полемическая заостренность изложения в этом разделе Анонима, несомненно, была связана с усилившейся в начале XI в. политической и идеологической борьбой вокруг вопроса о правах на власть Аббасидов и Алидов. [16]

Это извлечение в некоторых частях построено в форме как бы полемики с шиитской трактовкой истории халифата и шиитской теорией имамата. Так, исходя из предпосылки, что история является осуществлением божественного промысла, ведущего мусульманскую общину через ряд испытаний к наилучшему образу жизни, основанному на предписаниях Корана, сунне пророка и его ближайших сподвижников, автор в противоположность шиитам, связывавшим осуществление этого божественного промысла с семьей 'Али через последовательный ряд алидских имамов, с самого начала настойчиво проводит мысль о том, что судьбу мусульманской общины Аллах связал с судьбой семьи ал-'Аббаса.

Автор начинает с того, что приводит тенденциозную версию, будто Мухаммад однажды сообщил ал-'Аббасу, что согласно воле Аллаха власть в общине перейдет сначала к Омейядам, а затем — в предрешенный момент — в руки его потомков 27. И далее автор рассказывает, как весть об этом божественном решении передавалась от одного Аббасида к другому вплоть до Абу-л-'Аббаса, которому суждено было претворить это предначертание в жизнь. Автор много рассказывает о необычайных добродетелях членов семьи ал-'Аббаса, начиная с самого ал-'Аббаса, о близости ал-'Аббаса и его сына 'Абдаллаха к пророку, об их праведности и религиозных знаниях, за которые их чтили даже Омейяды. О предрешении Аллаха знают все — и Омейяды, и Алиды. Омейяды не разрешают Аббасидам жениться на женщинах-хариситках, так как от этого брака родится тот, кто сокрушит власть Омейядов. Однако 'Умар ибн 'Абд ал-'Азиз, которого Аллах сделал орудием своего замысла, нарушил это запрещение 28. О замысле Аллаха из тайных книг узнал и Марван ибн Мухаммад, но он дерзнул не подчиниться божественной воле и был посрамлен. О воле Аллаха знают и Алиды, так как Мухаммад сам сообщил о ней 'Али. 'Али в свою очередь предостерег своих потомков, чтобы они не проливали напрасно крови в борьбе за власть, ибо Аллах предназначил ее Аббасидам. Но Зайд ибн 'Али и его сын Йахйа ослушались этого завещания и восстали. И тогда свершилось предсказание 'Али: они были убиты и распяты 29.

Следует отметить, что автор не отрицает прав Алидов на халифат, так как они тоже члены дома Мухаммада. Однако он всем изложением показывает, что их права имеют силу лишь после Аббасидов: такова воля Аллаха, переданная Мухаммадом. Но автор не ограничивается одной этой провиденциальной теорией. В числе аргументов в пользу преимущественных прав Аббасидов на халифат он приводит и ссылку [17] на большую родственную близость к Мухаммаду ал-'Аббаса, чем 'Али, поскольку первый был родным дядей пророка, а второй лишь его двоюродным братом. В силу этого единственным законным преемником Мухаммада, законным имамом после него был ал-'Аббас, а за ним — его потомки 30.

И, наконец, автор приводит рассказ 31, уже давно вызвавший интерес ученых, о переходе желтого свитка, содержащего апокалиптически-пророческое знание о грядущих событиях, из семьи 'Али к Аббасидам. Эта версия должна была показать, что Аббасиды являются законными имамами мусульманской общины, отнюдь не нарушившими прав потомков 'Али, так как согласно завещанию 'Али, желанию ал-Хасана и ал-Хусайна и воле Мухаммада ибн ал-Ханафии, его сын Абу Хашим передал права Алидов на имамат Аббасиду Мухаммаду ибн 'Али ибн 'Абдаллаху ибн ал-'Аббасу.

Автор в своем сочинении последовательно проводит мысль о неосновательности жалоб Алидов на то, что их неоспоримые права на преемство Мухаммада в духовном и светском руководстве мусульманами были попраны сначала Абу Бакром, 'Умаром и 'Усманом, затем Омейядами и, наконец, Аббасидами: халифат первых трех халифов был законным, поскольку они вступили в правление либо на основании выбора особым совещанием ближайших сподвижников Мухаммада — шура, либо в силу завещания предшествующего халифа ('Умар). Такова была воля общины, руководимой Аллахом, и 'Али признал эту волю 32. Что же касается Омейядов, то они, по мнению автора, также не были узурпаторами, так как ал-Хасан, в качестве орудия божественного промысла и исполняя предсказание Мухаммада 33, добровольно уступил власть Му'авии, признав его более достойным власти, чем он сам 34. Наконец, Абу Хашим так же добровольно передал Мухаммаду ибн 'Али права Алидов на имамат, сыграв этим роль орудия божественной воли подобно ал-Хасану и 'Умару ибн 'Абд ал-'Азизу, позволившему Мухаммаду ибн 'Али жениться на Райте-хариситке.

Следует отметить еще один характерный момент. Подчеркивая достоинства семьи ал'Аббаса, автор пытается провести параллель между [18] Алидами и Аббасидами; известным противовесом 'Али автор выставляет 'Абдаллаха ибн ал-'Аббаса: он рассказывает о его близости к пророку, упоминая о молитве пророка, чтобы Аллах сделал Ибн ал-'Аббаса «разумеющим в вере» и научил его та'вилу 35, и, наконец, он называет его *** — «богословом этой общины» 36 точно так же, как ал-Хасан ал-Басри называл самого 'Али 37. Алидским имамам автор противопоставляет Аббасидов: 'Али ибн ал-Хусайну Зайн ал-'Абидйну противостоит 'Али ибн 'Абдаллах, которого, как и первого, он называет ***«натерший мозоли на коленях», показывая этим, что тот большую часть времени проводил в молитве 38. Любопытен также рассказ о том, как Мухаммад ибн 'Али отверг претензии 'Абдаллаха ибн ал-Хасана ибн ал-Хасана, будто его сын Мухаммад ибн 'Абдаллах и есть тот махди, предсказанный пророком, который избавит мусульман от неправого владычества Омейядов, и объявил этим махди Абу-л-'Аббаса 39.

Таковы основные факты, характеризующие политические симпатии нашего автора.

По своим религиозным убеждениям автор был весьма набожным мусульманином суннитского толка 40, и в этом он ближе всего стоял к тому направлению, которого придерживался халиф ал-Кадир и окружавшие его богословы. Можно думать, что на религиозные взгляды нашего автора известное влияние оказала все шире распространявшаяся тогда в Иране ашаритская догматика, ставшая во второй половине XI в. преобладающей формой ортодоксального ислама 41.

В этой связи интересны следующие факты. Как и ашариты 42, автор из четырех имамов — основателей правовых школ в исламе — особо выделяет [19] Ахмада ибн Ханбала, приводя его толкование хадиса об 'Али 43. С этим связан и заметный налет антропоморфизма в понимании известных мест в Коране и хадисах о боге, ангелах, аде и рае 44, а также признание автором наличия у бога атрибутов (сифат) 45. Не противоречат нашему предположению о влиянии на взгляды автора ашаритской догматики и имеющиеся в его труде попытки применить филологический метод при толковании отдельных слов и выражений Корана 46.

В своих взглядах на историю халифата автор также стоит на точке зрения ортодоксального, суннитского ислама. Исторических деятелей халифата автор оценивает в зависимости от того, как они исполняли предписания Корана и сунны пророка и первых четырех халифов, которых он считает «праведными», «ведомыми истинным путем», а их халифат — безусловно законным.

В этой связи интересно его отношение к 'Али. Как и большинство суннитов 47, автор почитает его человеком необыкновенных добродетелей и больших знаний, однако в противоположность шиитам он не приписывает ни самому 'Али, ни кому-либо из его потомков никаких личных свойств, не присущих и другим благочестивым и ученейшим деятелям ислама. Точно так же он не говорит ни о том тайном пророческом знании, обнимающем все истины религии и все происходящее или то, что должно произойти в мире, которое, по утверждению шиитов, пророк [20] открыл одному 'Али, ни о том, что пророк сделал 'Али своим преемником в учительстве и правлении (васи) и т. д. Как известно, именно отрицание этого составляет одно из главных отличий суннитов от шиитов 48.

В его изложении 'Али — просто четвертый «праведный» халиф, имевший к тому же и ряд недостатков 49. А характеристика, данная ему автором в конце описания его халифата, даже в устах суннита слишком заурядна: «'Али был знатоком генеалогий, рассказчиком и поэтом. И, как поэт, он был лучше, чем Абу Бакр и 'Умар» 50. Дух времени тем не менее дает себя чувствовать там, где автор приводит рассказы, имеющие по существу шиитскую окраску 51, или же когда в его изложении проскальзывают моменты вполне терпимого отношения к мутазилитам 52. Однако отмеченные нами факты определенно указывают на то, что по основным политическим и религиозным вопросам автор примыкал к официальному курсу багдадского двора, провозглашенному халифом ал-Кадиром.

2. Автор как историк

Взгляды автора Анонима на историю, на конечные причины исторического развития полностью совпадают с господствовавшим среди мусульманских историков представлением об историческом процессе как последовательном осуществлении божественного промысла, а о каждом событии — как проявлении божественного соизволения. Этот провиденциализм автора явственно проступает в многочисленных замечаниях, суждениях и оценках, которыми он сопровождает рассказы о правлении так называемых праведных халифов омейядской династии. Но особенно отчетливо он сказывается в изложении обстоятельств дского движения. Здесь, как мы уже показали ранее, мысль о божественном [21] предопределении — основа доказательства законности и неизбежности перехода духовного и светского руководства мусульманами к Аббасидам. В этом последнем факте автор видел завершение божественного замысла, весь смысл предшествующей истории халифата. Характерны в этой связи следующие слова автора, где он прямо говорит о воле Аллаха как первопричине исторических событий: «Действительно, он был (речь идет о последнем омейядском халифе Марване. — П. Г.) самым сильным из потомков Марвана духом, отличался среди них наиболее здравым рассудком и собрал более их всех войска и богатства. С тех пор как он вступил в правление, он рубил мечом обеими руками и ни одного дня не отдыхал от битв и забот сердца, смывая грязь грязью и врачуя болезнь болезнью, до тех пор, пока Аллах не погубил их царство его рукою, чтобы знали, что энергия, умение и твердость вовсе не избавляют от расплаты, ибо державы — в руках Аллаха: он дает их, кому пожелает. А если бы это было не так, то почему же их царство держалось при дурном правлении Йазида ибн 'Абд ал-Малика, который сводил утреннюю хмельную чашу с вечерней и говаривал во время своего опьянения: “Лечу, лечу!" — и в дни его убивали таких, как Йазид ибн ал-Мухаллаб; таков же был и его сын, ал-Валид, который всю свою жизнь не пробуждался [от опьянения]; но оно прекратилось в дни Марвана, несмотря на хороший образ его правления, силу его мужества, обилие его войска и усердие во всех предпринимаемых им делах» 53.

К сожалению, начало рукописи Анонима, где было общее предисловие автора, содержавшее изложение тех основных принципов, которыми он руководствовался при составлении своего труда и, в частности, изложение цели сочинения, утрачено 54. Однако в сохранившейся части труда имеются вполне определенные высказывания автора, которые дают нам совершенно ясный ответ на последний вопрос: свою задачу как историка автор видел в извлечении полезных уроков и поучении историческим опытом 55. Так, например, автор рассказывает о том, как Халид ал-'асри, узнав о бегстве из тюрьмы 'Умара ибн Хубайры, послал на его поиски Са'йда ибн 'Амра ал-Джурашй, думая, что никто лучше его не сделает это, так как 'Умар, в бытность свою наместником Ирака, сместил Са'йда, забрал его имущество, самого его бил плетьми и посадил в тюрьму. Однако, когда Са'йд поймал 'Умара, тот сказал Са'йду: «Я думаю, что ты не отдашь кайситам своего соплеменника». И Са'йд отпустил его. По этому поводу автор пишет: [22] «И дивились люди ал-Джураши, благородству его натуры и тому, как он отказался [от мести] 'Умару, несмотря на свои счеты с ним и те тяжкие обиды, [которые тот ему причинил]. И единственная польза (***) в писании этих историй и в изучении их [состоит в том], чтобы понуждать душу [следовать] примеру таких вот благородных и достойных» 56.

В другом месте автор, рассказывая об ответах 'Абдаллаха ибн ал'Аббаса халифу Му'авии, пишет: «И мы привели этот рассказ в том виде, как он есть, только потому, что в нем имеются вопросы, в отношении которых возникают сомнения для всякого, кто поразмыслит над ними и пожелает найти из них выход. И надо полагать, что тот, кто сделает образцом [для себя] в этом 'Абдаллаха ибн ал-'Аббаса, при его знании, его благоразумии, родстве его с Посланником божиим, при том, как он держал себя среди смут, и при его умении сделать для себя выбор, и [кто] станет подражать его образу поведения и судить согласно его решению, — будет среди тех, которые достигают успеха» 57.

Мысль о моральном, воспитательном значении изучения истории получила широкое распространение еще во второй половине Х в. В трудах ряда мусульманских историков конца Х — начала XI в. вместо прежней теории историков-традиционалистов, рассматривавших историографию как вспомогательную отрасль богословия, была выдвинута новая концепция, ставившая во главу угла моральную ценность труда историка 58. Наиболее определенно и последовательно эту мысль сформулировал крупнейший историк и философ XI в. Ибн Мискавайх в предисловии к своему труду Таджариб ал-дмам («Опыты народов») 59. Главная задача историка, по его мнению, состоит в том, чтобы рассказывать, как люди поступали в тех или иных обстоятельствах, имея в виду, что история представляет собой ряд циклов, содержание которых одинаково и повторяется с неизбежностью закона в каждом цикле. Исторические события, по Ибн Мискавайху, представляют интерес лишь постольку, поскольку в них отражен человеческий ум, умение людей понимать происходящее и находить верный путь действий. В связи с этим изучение истории имеет ту ценность, что оно [23] дает человеку, а в особенности государственному деятелю, знание уроков прошлого, обогащает его известным историческим опытом, который может ему пригодиться и в высокой политике и в повседневной жизни.

Однако если Ибн Мискавайх свою мысль о дидактической роли историографии связывал с разработкой общих проблем этики, то у автора Анонима рассуждения о полезности занятий историей носят крайне ограниченный характер. Будучи весьма набожным мусульманином» он обращал внимание главным образом на такие примеры из истории, которые, по его мнению, могли помочь читателю стать «хорошим мусульманином», твердым в вере и праведным в поступках.

* * *

Автор составил свой труд в форме «компендия» — *** 60, стремясь в то же время к тому, чтобы сжатость изложения сочеталась с необходимой связанностью всего повествования, достоверностью приводимого материала и его назидательностью.

В частности, в одном месте он так пишет о своем труде: «Мы привели [здесь], как и обещали, их («праведных» халифов) имена, их куньи и нисбы; [рассказали] о продолжительности их жизни и халифата; [привели] краткие рассказы об их образе жизни, надписях на печатях, об именах их хаджибов и секретарей, соблюдая предельную краткость и наибольшую полезность. Возможно, что и большие книги, написанные об этом, не содержат полезного больше того, что мы привели. Во всяком случае тот, кто пожелает иметь подробное изложение суммированного здесь, пусть обратится к большим книгам и фундаментальным сочинениям, касающимся этой темы» 61. Этим основным принципам, изложенным, судя по ссылкам 62, в несохранившемся предисловии, автор сознательно и последовательно подчинил всю свою работу над сочинением.

Привлекая при составлении своего труда обширный круг источников, автор приводит заимствованный там материал, комбинируя буквальные извлечения с сокращениями, а иногда и с самостоятельной обработкой текста источника. Так, автор, заимствуя материал из Тадж-ариб ал-умам Ибн Мискавайха, опускает почти все те параллельные [24] версии, которые Ибн Мискавайх сохраняет при цитировании анналов ат-Табари, сокращает число и объем приводимых стихотворных отрывков, опускает большие отрывки и чередует дословную передачу текста Таджариб ал-умам с кратким изложением 63. Таким образом автор добивается большей связности повествования, чем у Ибн Мискавайха или ат-Табари, и подчас совершенно стирает следы первоначального деления рассказов на самостоятельные версии.

Излагая историю омейядской династии, автор проявляет несколько бoльшую точность в передаче текста своих источников, в частности ат-Табари, цитируя его иногда лишь с небольшими пропусками. Рассказы сохраняют свою цельность; нивелировка версий сказывается в меньшей степени, чем в первой части. Сохранению границ рассказов помогает и то, что здесь автор, как правило, сохраняет ссылку на иснад, указывая обычно главный источник ат-Табари (ал-Калбй, аш-Ша'би, ал-Мада'ини, ал-Вакиди и др.).

Хотя основные источники публикуемого извлечения нам недоступны, однако о методе обработки материала в этой части труда можно судить по следующим словам автора: «...И здесь мы будем следовать (речь идет об изложении истории Аббасидской династии. — П. Г.) прежнему способу [изложения], выражаясь сжато и сокращая [повествование], опуская длинноты и избегая подробностей, хотя близость к ней по времени, непрерывность устной передачи от предшествующих поколений к последующим, а также множество достоинств [этой династии] ... побуждают к подробным объяснениям и пространности речи» 64.

Однако не все проделанные автором сокращения можно признать удачными. Нередко они сделаны очень небрежно, а в ряде случаев просто искажают первоначальный смысл сообщения 65. Особенно часты искажения в именах, хотя здесь известная доля вины ложится и на переписчиков.

Производя большие сокращения в текстах своих главных источников, автор вместе с тем, следуя собственному плану, внес в свой труд много дополнений. Чаще всего эти дополнения представляют небольшие рассказы-эпизоды, характеристики, сценки, исторические или историко-биографические справки, указания хронологического порядка [25] или просто ссылки на различные сочинения, частью хорошо известные, частью же неизвестные или до нас не дошедшие.

Свое повествование автор ведет строго последовательно и методично, стараясь не отступать от принятого плана и не затемнять связи между событиями второстепенными деталями и излишними подробностями. Опуская такого рода подробности, автор всякий раз мотивирует это либо тем, что опущенный им рассказ достаточно хорошо всем известен 66 и потому не имеет смысла его приводить, либо тем, что он слишком далеко уводит от основной линии повествования 67.

Каждое описание правления составлено из серии рассказов, дающих вместе последовательное изложение событий. Отдельные рассказы, как правило, не выделяются из текста особыми заглавиями. Исключение составляют перечисления секретарей, хаджибов, жен и детей халифа 68.

Кроме того, особыми заголовками выделены два больших экскурса о знаменитых наместниках Омейядов — Зийаде ибн 'Убайде 69 и ал-Хаджжадже 70.

Обычно рассказ начинается ссылкой на его источник; ссылки, как правило, кратки, указывается имя главного информатора — «Рассказал ал-Хайсам ибн 'Ади» или «Сообщил Маслама ибн Мухариб, ссылаясь на свой менад» и т. д. Иногда встречаются и более подробные ссылки: «Передал [рассказ] Ибн Дурайд, возводя его к Абу 'Убайде, [который] сказал» 71 и т. д.; или «Сообщил кади Абу Йусуф Йа'куб ибн Ибрахим ал-факих со слов Ибн Шамра, со слов Джабира, со слов Мухаммада ибн 'Али и Зайда ибн Хасана и Мухаммада ибн ал-Мутталиба» 72 и т. д. Но часто имена совсем не указываются.

Начало больших авторских отступлений чаще всего предваряется какой-нибудь вводной фразой: «Что же касается рассказа о Хорасане [26] в дни ал-Валида, то Абу-л-Хасан ал-Мада'ини сообщает, ссылаясь на свой иснад. Сказал: ...» 73; «И в дни ал-Валида выступил Йахйа ибн Зайд. А дело в том, что, когда убили Зайда, его сын, Йахйа, вышел, [направляясь] в Рей...» 74.

Окончание отступлений, а также более или менее значительных добавлений отмечается характерной формулой — ***, — «возвратимся к порядку повествования» 75, которой автор восстанавливает нарушенное течение рассказа.

При описании каждого правления автор стремится располагать эпизоды в хронологическом порядке. В тех случаях, когда действие какого-нибудь рассказа выходит за хронологические рамки данного правления, автор обычно обрывает изложение, говоря, например, следующее: «А окончание этого рассказа будет в днях Йазида ибн 'Абд ал-Малика» 76.

Но в ряде случаев автор отступает от этого правила, всякий раз мотивируя это теми или иными соображениями, например: «...И этот рассказ сходен с тем, что передают об Абу-л-'Аббасе ат-Тусй и ал-Мансуре. И хотя нам подобало бы рассказать это в дни ал-Мансура, однако приятно упомянуть рассказ рядом с подобным ему. Рассказывают, что ал-Мансур сказал...» 77 и т. д. Или: «Нам следовало бы привести этот рассказ в днях Сулаймана, однако мы намерены связно закончить историю Кутайбы, чтобы не иметь нужды вскоре же возвращаться к рассказу о нем» 78.

Отбирая материал для своего труда, автор проявляет большую заботу о достоверности и надежности приводимых сообщений. Для современного исследователя специфичность, а также крайняя ограниченность и формальный характер критики мусульманских историков-компиляторов в отношении материала своих источников вполне очевидны. Однако с точки зрения представлений того времени о приемах исторической критики степень критицизма автора Анонима, несомненно, [27] дает право назвать его добросовестным и весьма осторожным историком, но не больше. Его труд нельзя поставить в этом отношении рядом с сочинениями таких историков, как ал-Балазури, ад-Динавари или Ибн ал-Асир, хотя в сравнении со многими современными ему историческими компиляциями, а в особенности с появившимися в последующие столетия, Аноним заметно выделяется надежностью собранного в нем материала.

Критерием достоверности сообщения для автора, помимо личных соображений, служит «общее согласие» его источников, как он указывает на это сам, приступая к рассказу о шура — совещании для выбора халифа после смерти 'Умара ибн ал-Хаттаба: «И о шура есть удивительные рассказы и [при этом были совершены] превосходные деяния. И разные лица передают об этом многочисленные рассказы, однако мы будем здесь держаться, как мы и условились в начале книги, [лишь] того, с чем согласны рассказчики и в чем нет неправильностей» 79. Когда автор сам не решается отдать предпочтение какой-нибудь из версий об одном и том же факте, а его источники противоречат друг другу, он приводит все эти версии на равных правах, оговаривая это всякий раз в соответствующих выражениях, как, например: «А теперь мы расскажем о заточении Ибрахима ибн Мухаммада, и его убийстве. Об этом рассказывают разное: мы изложим это, сохраняя противоречие версий» 80. И далее автор приводит три версии об обстоятельствах ареста Ибрахима и три версии об обстоятельствах его смерти.

Ту же осторожность и критичность автор проявляет и в отношении частных деталей своего рассказа. Так, начиная описание правления халифа Ибрахима ибн ал-Валида и упомянув об обстоятельствах перехода власти к нему, он говорит: «И говорят, что его брат, Иазид, принял присягу в его пользу, назначив его наследником после себя, затем — в пользу 'Абд ал-'Азиза ибн ал-Хаджжаджа после него. И говорят также, люди присягнули ему без завещания. А правильно то, что сообщили мы в рассказе о Йазиде» 81.

Известный критический дух и забота о достоверности изложения сказались и в выборе круга источников, откуда автор черпал материал для своего труда. Так, из анналов ат-Табари автор отбирал лишь те версии, которые принадлежат наиболее авторитетным передатчикам. [28] В частности, при изложении фактов политической и военной истории восточной части халифата автор приводит почти исключительно версии ал-Мада'ини, а в западной — версии Хишама ибн Мухаммада ал-Калби (со слов 'Амира аш-Ша'би, Абу Михнафа и др.) и ал-Вакиди. Рассказы о халифах приводятся обычно в версиях главным образом ал-Вакиди, а также ал-Мада'ини или же знатока истории дома Умайи и омейядских халифов Мухаммада ибн 'Убайдаллаха ал-'Утби, Абу 'Убайды Ма'мара ибн ал-Мусанны, ал-Хайсама ибн 'Ади, Абу Зайда 'Умара ибн Шаббы и др. Хронология событий составлена на основании данных ал-Вакиди (по ат-Табари), которые автор почти всегда сопоставляет с указаниями других авторитетов (например, Абу Ma'шара, ал-Хваризми и др.). Таким образом, изложение истории Омейядов — а это основная часть труда — основано на версиях наиболее достоверных традиционалистов, а именно ал-Вакиди, ал-Мада'ини и Ибн ал-Калби. Другие источники, откуда автор черпал свои дополнения к тексту основного источника — анналов ат-Табари, также известны надежностью своих сведений — это Ибн Ку-тайба, Абу-л-Фарадж ал-Исфахани, ал-Хваризми и др. 82

Пожалуй, наиболее интересной особенностью нашего автора, как историка, является то, что в его изложении совершенно отчетливо проступает личное отношение к описываемым им событиям — черта, чуждая едва ли не всем историкам предшествующих поколений 83. Стремясь придать назидательный характер своему труду, автор систематически выделяет те моменты рассказа, которые, по его мнению, могли бы служить назиданием для читателя; более того, даже самому изложению истории он пытается дать свое освещение, прямо обращаясь к читателю со своим истолкованием событий, основывая свои поучения на обширном материале истории халифата.

Речь идет, конечно, не о какой-то сознательной обработке исторических фактов под углом зрения политических или иных интересов автора: в приводимых рассказах он полностью сохраняет меру объективности своих источников, лишь сопровождая эти рассказы, когда ему кажется необходимым, своими оценками и суждениями или суждениями бесспорно авторитетных, по его мнению, лиц, чтобы помочь читателю прийти к «верному» выводу, сделать «правильное» сопоставление и извлечь именно ту «пользу», какую он сам имел в виду. Приступая к описанию правления какого-нибудь халифа, автор обычно приводит небольшие рассказы, отзывы каких-нибудь авторитетов или, наконец, свои собственные суждения, в которых содержится общая характеристика данного [29] халифа и определяется отношение к нему. Высказанная здесь оценка оказывается, таким образом, заранее подсказанной читателю и дает определенное освещение всему последующему изложению. В качестве примера приведем характерное для всего труда описание правления халифа Йазида ибн Му'авии. В начале описания, как обычно, автор приводит краткие биографические данные о халифе. Далее следует общая оценка личности Йазида и всего его правления: «А Йазид — это тот, кто напал на ал-Хусайна ибн 'Али — да будет над ним благоволение Аллаха! — кто убивал жителей Медины и разрушил ее в день ал-Харры; кто обстрелял Дом Аллаха из метательных машин, разрушил и сжег его. И на это указал Ибн ал-Джахм в своей муздавидже, где он говорил:

Затем правил ими Йазид, неблагоразумный в помыслах и несправедливый.
Разрушение Ка'бы, оберегаемой, битва ал-Харры у Медины
И убиение ал-Хусайна было в его время — я заклинаю Милостивого оставить его без помощи!»
84

И последующее изложение является как бы развернутой иллюстрацией к сказанному здесь. Рассказав историю гибели ал-Хусайна, автор в таких словах оценивает это событие: «Мы слишком много говорили о днях ал-Хусайна и его убийстве — хотя в сравнении с тем, что сообщают рассказчики, это немного, кратко, — потому что подобного этому событию не было при исламе до того, не будет и после. И мы полагаем, что ни подобного, ни даже близкого к этому не было при других религиях и до дней наших. И если уж они (Омейяды. — П. Г.) не были исповедниками веры Мухаммада, то хотя бы были [достойными] правителями ближнего [мира] и блюстителями доблестей его обитателей... Боже, [пошли] снова проклятие на них и на тех, кто скупится на проклятие им, и отмети за семью дома твоего пророка по милости твоей и твоему милосердию» 85. Свой рассказ о личности халифа Йазида автор заключает фразой: «И был он любителем увеселений и пения; он обычно забавлялся с обезьянами и гепардами и имел сильное пристрастие к охоте» 86.

И, наконец, заключительное отступление: «Что касается того, как он держал себя, то он пьянствовал и занимался охотой; что же касается того, как он обходился с рабами Аллаха и его религией, то он убил ал-Хусайна и 4200 мусульман — жителей города Посланника — мир ему! — в течение одного утра, поставил метательные машины против священного Дома Аллаха и зажег его; а что касается того, как он распоряжался добычей Аллаха, которую Аллах доставил своим рабам, праведным, [30] то он подарил Кайсу ибн ал-Хайсаму, наместнику Хорасана, 20 миллионов дирхамов, а его подарок 'Абд ар-Рахману ибн Умм Барбар [составил] 200 тысяч. Но при всем том нет ничего подобного убийству ал-Хусайна и тому, что он выбил его зубы жезлом. .. И с ним было истреблено семейство Пророка, так что из него остался лишь 'Али Младший Зайн ал-'Абидин. Нет сомнения, что из его ('Али) чресел Аллах всевышний сотворил, кого пожелал, и разместил их повсюду на востоке и западе, так что не осталось ни города, ни местности, где бы их не было, в то время, как ни от Йазида, ни от его потомства, ни от его ближних не осталось никого, кто бы раздул огонь [в очаге]!» 87. Строя таким образом описания правлений, автор, не морализуя чрезмерно, умело вставляя в рассказы своих источников собственные характеристики и оценки, дает изложению отчетливо выраженное освещение. Задерживая внимание на примерах «нечестия» и «несправедливости» Омейядов, пренебрежения ими предписаниями Корана и священными традициями ислама, он постепенно подготовляет читателя к восприятию своей оценки дского переворота как торжества благой воли Аллаха, торжества истины и справедливости.

3. Сведения о сочинении

Название и датировка

Название сочинения не сохранилось: начало и конец его отсутствуют, а в тексте название не приводится. Правда, на переднем форзацном листе имеется заглавие — *** («Свидетельства арабов»), но отсюда еще нельзя заключить, что это и есть название сочинения 88, так как при переплете рукопись уже не имела начала сочинения, где могло быть подлинное его название. Описательные названия, встречающиеся в тексте, как *** 89 или *** ... *** 30, также ничего не дают, так как относятся к отдельным частям, а не ко всему труду в целом 91.

Датировка написания сочинения была предложена В. И. Беляевым на основании данных рукописи 92. Это, с одной стороны, ссылка [31] на Абу-л-Хасана Мухаммеда ар-Ради ал-Мусави, умершего в 406/1016 г. 93; с другой — указание самого автора, что он слышал рассказ об отречении ал-Хасана от аш-Шарифа Абу Йа'ла ибн ал-Аксаси в сафаре 408/июне 1017 г. 94, и, наконец, упоминание об Омейядах в Испании, как о правящей там династии 95. Поскольку известно, что Омейяды правили в Испании до 422/1031 г., то сочинение, по-видимому, не могло быть написано после 1031 г. Опираясь на эти данные, В. И. Беляев установил, что «автор писал не раньше 408 г. (1017 г.) и не позже 422 г. (1031 г.) — возможность сочинения труда ограничена промежутком в 14 лет» 96. Вместе с тем выражение *** 'недавно' (букв.: 'вчера'), употребленное в связи с именем Мухаммада ар-Ради ал-Мусави, умершего 6 мухаррама 406/26 июня 1016 г., заставляет нас поместить дату написания сочинения где-то между 406 — 410/1016 — 1019-20 гг., но не позднее, иначе это выражение утратило бы свое значение: «недавно».

При наличии этих опорных точек и последнее указание — «сафар 408 г.» — получает свое место. Не произошло ли это в конце 1017 г. или в начале 1018 г., раз автор еще помнил месяц, в котором Абу Йа'ла ибн ал-Аксаси рассказывал ему об ал-Хасане? Здесь и выражение *** было бы вполне уместно.

Таким образом, хотя все эти даты порознь могли бы вызвать какое-то сомнение, но, взятые вместе, они подтверждают одна другую и дают нам основание считать наиболее вероятным временем написания Анонима промежуток между 408 и 410 гг. Х./1017 — 1020 гг. н. э. 97

План сочинения и обзор содержания

План сочинения, насколько его можно себе представить по сохранившимся фрагментам труда, отличается простотой построения и систематичностью, хорошо знакомым по аналогичным «компендиям» XII — XIV вв. [32] Сочинение первоначально состояло из двух томов 98. Однако в момент переписки рукописи в оригинале списка недоставало большей части второго тома, вследствие чего переписчик (или заказчик) счел возможным присоединить уцелевшее начало второго тома к первому и составить из них один том; при этом остались следы первоначального деления труда на два тома, благодаря тому, что были сохранены концовка первого 93 и характерное начало второго тома 100.

Материал в этих двух томах был разбит на три части в соответствии с суннитской традицией деления истории халифата на три периода по религиозному и династийному принципу: 1) период правления «праведных» халифов; 2) период правления «нечестивых» Омейядов и 3) период правления халифов «благословенной» дской династии.

Первый том сочинения посвящен додскому периоду истории халифата; он открывался, как мы уже говорили 101, общим предисловием, где излагались цель сочинения и принципы, которыми автор руководствовался при его написании. Этот том имел соответственно две большие части, содержащие: 1) историю Мухаммада 102 и описание правления халифов доомейядского периода; эта часть охватывала л. 1 — 133(=54а) 103; [33] 2) описание правления омейядских халифов, озаглавленное «Правление потомков Умайи и потомков Марвана» 104. Эта часть в свою очередь делится на два раздела: халифат Омейядов-Суфьянидов и халифат Омейядов-Марванидов; первый раздел занимает л. 54а — 93б, второй раздел, озаглавленный «Правление Марвана и его потомков» 105, — л. 93б — 235б. Вся часть, посвященная Омейядам, занимает л. 54а — 235б, всего 192 листа 106.

Эти разделы распадаются на главы, каждая из которых содержит описание правления одного халифа. История каждого правления излагается как нечто единое и составляется приблизительно по такому плану: заглавие; полное имя и генеалогия халифа; его прозвища (если он их имел); время и место рождения 107; дата начала правления и возраст халифа к этому моменту; обстоятельства, сопутствовавшие вступлению халифа на престол; рассказы и мнения разных лиц о личности халифа, его делах, обычаях, нравственном облике и способах правления; рассказы о главных событиях и выдающихся личностях периода правления халифа; события, связанные с родом Мухаммада; сообщения о смерти в правление халифа почитаемых лиц; последние дни халифа; о наследнике и завещании; обстоятельства и причины смерти халифа; время и место его смерти 108, возраст халифа в момент смерти; перечень главных должностных лиц халифа к моменту его кончины и рассказы о них; надпись на перстне-печати, перечисление детей (иногда также и жен) халифа; стихи халифа или других лиц о нем (например, поэта 'Али ибн ал-Джахма).

Наконец, заключительная часть сочинения (л. 236б — 296б) представляет собой обширное введение к изложению истории правления дской династии, содержащее рассказы о членах дома ал-'Аббаса и об обстоятельствах дского движения.

Следуя старой традиции, автор часто приводит стихи в отрывках обычно 1 — 2 — 3 строки, но не более 9. Всего в сочинении приведено около 120 стихотворных отрывков (около 300 строк), принадлежащих как знаменитым поэтам — ан-Набиге, ал-Фараздаку, Джариру, 'Умару ибн Абу Раби'а, Али ибн ал-Джахму и др., так и второстепенным или вообще малоизвестным. Более половины стихов приведено без указания имени поэта.

Как видим, сочинение построено по типу династических историй, причем в центре повествования находится личность халифа и его ближайшее [34] окружение. Из слов самого автора явствует, что на такое построение повествования известное влияние оказало еще и желание заказчика, по просьбе которого автор взялся за составление этого сочинения. Так, он пишет во введении к истории Аббасидов: «Помог [мне] Аллах всевышний собрать то, что просил ты,... а именно, рассказы о праведных халифах, ведомых истинным путем, ... небольшое краткое повествование об их образе жизни и обычаях, [доведенное] до того времени, когда они вернулись к благоволению Аллаха,... и рассказы о царях из сынов Умайи, которые встали на их место и назвались их титулом, и о том, как держал себя каждый из них, как он правил своими подданными, справедлив или несправедлив был его суд, что доброе он носил в себе и что злое было в его образе жизни и действий.

Так же [будет] и когда мы приступим к изложению истории хашимитской дской династии...» 109. Аналогичное этому он пишет и в конце рассказа о правлении первых четырех халифов 110.

Таким образом, если подбор и расположение материала, например, у ад-Динавари, ат-Табари и Ибн Мискавайха, обнаруживает их специальный интерес к событиям политической истории, а у ал-Йа'куби и особенно у ал-Мас'уди — к фактам общей истории культуры, то внимание нашего автора обращено к исторической биографии. Здесь, помимо вкусов и желания заказчика, сыграло роль и то обстоятельство, что автор стремился придать своему сочинению дидактический характер, а биографии исторических деятелей, начиная с жизнеописания Мухаммада, были наиболее богатым источником назидательных примеров и образцов для руководства в жизни.

Все это и определило своеобразие жанра Анонима: оставаясь все-таки трудом по общей истории халифата, это сочинение ближе стоит к тому направлению в арабской историографии, за которым, после трудов Ибн ал-Джаузи, его внука, их учеников и последователей, закрепилось название «биографическая история халифата» 111. Характерные черты такого рода сочинений в Анониме еще не столь явны: автора связывал характер материала его главного источника — ат-Табари, однако общая тенденция выступает вполне отчетливо.

* * *

Издаваемый текст составляет, как мы уже говорили, лишь часть Анонима. Более или менее полное представление о неизданной части [35] может дать приводимый ниже подробный обзор его содержания, который позволит судить и о структуре труда в целом.

[«История Мухаммада»] 112.

[«Xалифат Абу Бакра»] 113.

[«Халифат 'Умара ибн ал-Хаттаба»] 114 (л. 141а — 147б). Прибытие подати из Бахрейна. 'Умар устанавливает порядок распределения добычи среди членов мусульманской общины. Установление эры хиджры. 'Умар слушает чтение книг об образе правления и деяниях Ануширвана. 'Ади ибн Хатим предлагает называть 'Умара «повелитель верующих». Примеры «хорошего образа правления» 'Умара. Основание Куфы и Басры. Завоевание Египта и основание Фустата. Чума в Сирии в 18/639 г. и ее жертвы. Рассказ о Йазиде ибн Абу Суфиане. 'Умара спрашивают о преемнике. Убиение 'Умара. Рассказы о его последних днях. Дети 'Умара и краткие рассказы о них. Женитьба 'Умара на Кулсум бинт 'Али. Возраст 'Умара в день смерти. Стихи 'Умара. Перечень секретарей 'Умара. Рассказ о Зайде ибн Сабите. Надпись на перстне-печати. Продолжительность правления.

«Халифат 'Усмана ибн 'Аффана ал-Умави» (л. 147б — 148б, 1a — 10б). Генеалогия 'Усмана. Рассказы о добрых делах 'Усмана, за которые Мухаммад обещал ему рай. Рассказ о шура 115. Обстоятельства смерти Йаздигерда. Посольство Йаздигерда в Китай за помощью. Действия 'Усмана, вызвавшие общее недовольство. Рассказ об 'Абдаллахе ибн Саба' и его пропаганде. Первое совещание 'Усмана с наместниками провинций. Беспорядки в халифате. 'Али упрекает 'Усмана в пристрастии к родичам. Второе совещание 'Усмана с наместниками. Рассказы о приходе недовольных из Египта и Ирака в Медину; перехват письма к Ибн Абу Сарху; осада дома 'Усмана. Несогласие источников относительно убийцы 'Усмана и даты убийства. Пророчество Мухаммада об убиении 'Усмана. Место погребения. Продолжительность правления. 'Али отрицает свою причастность к убийству 'Усмана. Краткий перечень основных завоеваний в правление 'Усмана. Перечень секретарей. Надпись на перстне-печати. Дети 'Усмана.

«Халифат 'Али ибн Абу Талиба ал-Хашими» (л. 106 — 506). Дата присяги. Указания на благородное происхождение 'Али, на его заслуги перед исламом и на его близость к Мухаммаду. Толкование Ахмадом ибн Ханбалем хадис об 'Али. Рассказы о почитаемых братьях и сестрах 'Али. Рассказ о Джа'фаре ат-Таййаре. Рассказы о присяге 'Али. 'Али отвергает совет ал-Мугиры ибн Шу'бы и 'Абдаллаха ибн ал-'Аббаса [36] признать Му'авию наместником Сирии. Мнение ал-Хасана ал-Басри об 'Али. Отказ Му'авии присягнуть 'Али. Приготовления к походу на Сирию. Враждебные действия 'А'иши, Талхи, аз-Зубайра. «Битва верблюда» (л. 21а — 23б). Краткие отступления об отличившихся в битве. Начало карьеры Зийада ибн 'Убайда. Происки Му'авии. Поход в Сирию. Сиффин. Разногласия в войске 'Али. Описания стычек и поединков (л. 26а — 29а). «День воя собаки» (л. 29а — З6а). Перемирие. История с ал-Ахнафом Сахром ибн Кайсом ат-Тамими. Слова ал-Хасана ал-Басри о нем. Третейский суд. Перечень мухаджиров, ансаров и родичей 'Али, сражавшихся вместе с ним в «битве верблюда» и при Сиффине (л. 406 — 43а). Возвращение в Куфу. Харуриты. Битва у Нахравана. Раздоры в лагере 'Али. Диверсии Му'авии. Подготовка нового похода в Сирию. Рассказ о трех хариджитах-убийцах и обстоятельства смерти 'Али. Место погребения. Рассказ об обидах и несправедливостях, которые испытал 'Али. Переписка с Му'авией. Перечень секретарей. Рассказ об 'Убайдаллахе ибн Абу Рафи'. Надпись на перстне-печати. Объяснение автора о причинах подробного описания правления 'Али. Перечисление потомства 'Али.

«Xалифат Хасана ибн 'Али ибн Абу Талибаал-Хашими» (л. 51а — 54б). Присяга. Войска Му'авии и Хасана идут навстречу друг другу. Паника в лагере Хасана. Хасан, избитый и раненный, укрылся близ Мада'ина. Его переписка с Му'авией. Хасан предлагает Му'авии мир и соглашается уступить свои права на халифат. Его условия. Протесты Кайса ибн Са'да и армии. Рассказ о Кайсе ибн Са'де, его предках и т. п. Вступление Му'авии в Куфу. Речь Му'авии с бранью по адресу 'Али и Хасана. Ответ Хасана. Публичное отречение Хасана от своих прав на халифат. Рассказ об отравлении Хасана. Место и время смерти. Возраст. Продолжительность халифата. Предание о пророчестве Мухаммада, что через 30 лет халифат будет заменен царством. Стихи Хасана. Перечисление детей Хасана. Рассказ о надписи на перстне-печати, подсказанной Хасану во сне Иисусом.

«Xалифат потомков Умайи и потомков Марвана» (л. 54б — 235б).

[«Халифат Му'авии ибн Абу Суфиана»] 116 (л. 54б — 70б). Полное имя. Дата присяги. Продолжительность правления. Дата смерти. Имя матери. Время принятия ислама. Об отце Му'авии. Характеристика Му'авии. Краткий рассказ о карьере Му'авии. Отзыв о нем 'Умара. Предсказания Мухаммада и других лиц, что Му'авийа будет «царем». Мнения Му'авии о способах управления. Рассказы об 'Амре ибн ал-'Асе, его отце, матери и брате Хишаме (л. 55б — 56б). Назначение наместников в Куфу и Басру. Рассказ об ал-Мугире ибн Шу'бе. Экскурс о Зийаде [37] ибн 'Убайде (л. 58а — 66а). Его происхождение. Рассказы о братьях Зийада. Начало карьеры Зийада. Соглашение с Му'авией. Рассказ о том, как Му'авийа признал Зийада своим братом. Мнение автора об этом. Рассказы о наместничестве Зийада в Басре, а затем в Куфе. Рассказ о кади Шурайхе ибн ал-Харисе ал-Кинди. Смерть Зийада. Назначение 'Убайдаллаха ибн Зийада наместником Хорасана. Завоевание Пайкенда. Назначение 'Убайдаллаха наместником Ирака. Рассказ о Кайсе ибн жл-Хайсаме. История с присягой Йазиду ибн Му'авии (л. 66б — 69а). Дата смерти Му'авии. Возраст. Место рождения и место погребения. Упоминание о смерти 'А'иши. Перечень секретарей и лиц, ведавших диванами. Рассказ об 'Амре ибн Са'йде ибн ал-'Асе ал-Ашдаке. Причина и обстоятельства учреждения «дивана печати». Рассказ о правилах составления начала письма. Дети Му'авии. Хаджиб Му'авии. Надпись на перстне-печати.

«Халифат Йазида ибн Му'авии» (л. 70б — 93а). Полное имя. Повод к присяге. Дата начала правления и возраст. О матери Йазида. Перечень «злых дел» Йазида. Рассказ о восстании Хусайна ибн 'Али (л. 71б — 86б). Куфийцы приглашают Хусайна в Ирак. Он посылает Муслима ибн 'Акила. Вербовка сторонников. Арест Хани' ибн 'Урвы. Арест и казнь Муслима. Хусайн отправляется в Ирак вопреки уговорам Ибн 'Аббаса и Мухаммада ибн ал-Ханафии. Встреча с ал-Фараздаком. Путь до Кербелы 117. Обстоятельства гибели Хусайна. Мнение автора об этом событии. Рассказ о причинах и обстоятельствах похода на Медину. Наместничество 'Усмана ибн Мухаммада ибн Абу Суфиана. Депутация к Йазиду. Восстание в Медине и изгнание Омейядов. Поход Муслима ибн 'Укбы ал-Мурри. Битва при ал-Харре. Смерть 'Абдаллаха ибн Ханзалы ал-Гасила. Взятие Медины и убиение 4200 мединцев. Поход на Мекку. Смерть ал-Мурри и рассказы о нем. Осада Мекки. Известие о смерти Йазида. Хусайн ибн Нумайр ас-Сакуни с войсками уходит в Сирию. Бегство 'Убайдаллаха ибн Зийада из Басры. Продолжительность правления Йазида. Место смерти и погребения. Возраст. Причина и обстоятельства его смерти. Суждение об образе жизни Йазида. Рассказ об 'Абд ар-Рахмане ибн Умм Барбар. О расточительности Йазида. Автор осуждает его за убийство Хусайна. Объяснение слова *** в 108 суре. Перечень секретарей и лиц, ведавших диванами. Хаджиб. Перечень потомков Йазида и халифов, связанных происхождением с Иазидом. Надписи на перстнях-печатях.

«Халифат Му'авии ибн Йазида ибн Му'авии» (л. 93а — 93б). Повод для присяги ему. Его нежелание быть халифом. О его матери. [38] Продолжительность правления. Дата смерти. Место погребения. Возраст. Надпись на перстне-печати. Его секретарь и хаджиб.

«Халифат Марвана и его потомков» (л. 93б — 235б).

[«Халифат Марвана ибн ал-Хакама»] 118 (л. 93б — 97а). Полное имя. Мухаммад изгоняет его и его отца из Медины. Он — виновник убийства 'Усмана и смут. Причина и обстоятельства вступления Марвана на престол. Совет в Урдунне. Битва при Мардж ар-Рахит. Подчинение Египта. Причина и обстоятельства смерти Марвана. Присяга 'Абдаллаху ибн аз-Зубайру. Восстание Нафи' ибн ал-Азрака в Басре и Наджды ибн 'Уваймира 119 в Йемаме. Секретарь и хаджиб Марвана.

«'Абд ал-Малик» (л. 97а — 140б). Дата присяги. Дата смерти. Продолжительность правления. Место погребения. Возраст. О матери. Прозвища. Рассказы о нем и сравнение с Му'авией. Рассказы о главных событиях в его правление. Выступление шиитов в Куфе и поход 'Убайдаллаха ибн Зийада в Ирак. Рассказ о восстании ал-Мухтара (л. 100а — 116а). Ал-Мухтар вербует сторонников. Депутация к Ибн ал-Ханафии. Присоединение Ибрахима ибн ал-Аштара. Ал-Мухтар овладевает Куфой. Расправа со сторонниками Ибн аз-Зубайра и убийцами Хусайна. Арест Ибн ал-Ханафии. Его освобождение. Рассказ об Абу Абдаллахе ал-Джадали. Поход Ибн ал-Аштара против 'Убайдаллаха ибн Зийада. Рассказ о троне 'Али. Разгром и убиение Ибн Зийада. Поход ал-Мус'аба и ал-Мухаллаба против ал-Мухтара. Гибель ал-Мухтара. Рассказы о нем и его предках. Рассказ о Буджайре ибн 'Абдаллахе ал-Мусли. Восстание ал-Ашдака. Поражение и смерть Мус'аба. Рассказы о виднейших сторонниках 'Абдаллаха ибн аз-Зубайра: 'Абдаллах ибн Хазим; ал-Мухаллаб ибн Абу Суфра (л. 1216 — 1226); 'Аббад ибн Хусайн ал-Хабати; Умар ибн 'Убайдаллах ибн Ма'мар ат-Тамими. Начало рассказа об ал-Хаджжадже. Осада Мекки. Смерть Ибн аз-Зубайра. Назначение ал-Хаджжаджа наместником Ирака. Восстание Шабиба (л. 128б — 129б). Поход в Синд 'Убайдаллаха ибн Абу Бакры. Причины и обстоятельства восстания Мухаммада ибн ал-Аш'аса (л. 130б — 137а). Рассказы о виднейших курайшитах — сторонниках Ибн ал-Аш'са (л. 133а — 137а): 'Амир ибн Шарахил аш-Ша'бй (л. 133а — 133б), Са'ид ибн Джубайр, 'Абд ар-Рахман ибн Абу Лайла, кади Омейядов и Аббасидов. Присяга в Ираке. Еще рассказ об аш-Ша'би. Рассказ о Фирузе Хусайне. Жертвы ал-Хаджжаджа. Причина и обстоятельства монетной реформы (л. 1376 — 1386). Рассказы об 'Абд ал-Малике. Он порицает 'Али ибн Хусайна Зайн ал'Абидина за его женитьбу на рабыне. Рассказ об 'Абд ал-Малике ибн 'Умайре и трех головах. Секретари 'Абд ал-Малика. Рассказ о Кубайсе ибн [39] Зу'айбе. Рассказ об обстоятельствах назначения ал-Валида наследником вместо 'Абд ал-'Азиза. Рассказ о причинах и обстоятельствах перевода делопроизводства в диванах на арабский язык (л. 140а — 140б) 120.

[«Xалифат ал-Валида ибн 'Абд ал-Малик а»] 121 (л. 149а — 159б). Бегство Йазида ибн ал-Мухаллаба из тюрьмы (л. 149а — 1506). Рассказ о Кутайбе ибн Муслиме (л. 150б — 155а); назначение его наместником в Хорасан; его завоевания в Мавераннахре (л. 151а — 153а). Поход в Кашгар. Посольство Хубайры ибн Мушамраджа ал-Килаби к китайскому императору (л. 154а — 155а) 122. Экскурс об ал-Хаджжадже (л. 155а — 158б). Происхождение; его отец, брат, мать. Начало карьеры. Пророчество 'Умара об ал-Хаджжадже. Краткое описание его наместничества в Ираке. Сны об ал-Хаджжадже. История с грамматиками Йахйей ибн Йа'маром и Абу 'Амром ибн ал-'Ала' ал-Мазини. Анекдот с 'Абд ар-Рахманом ибн 'Анбасой ат-Тамими. Рассказ об аресте и казни Са'ида ибн Джубайра (л. 157б — 158а). Последние дни и смерть ал-Хаджжаджа. Завещание сыну. Последние дни ал-Валида. О наследнике. Смерть ал-Валида. Возраст. Перечисление жен, секретарей и должностных лиц. Надпись на перстне-печати. Потомство ал-Валида.

«Xалифат Сулаймана ибн 'Абд ал-Малика» (л. 159б — 173б). Дата присяги. Возраст. Дата рождения. Речь при принятии присяги. Отрицательное отношение к ал-Хаджжаджу. Рассказы о личных качествах и обычаях Сулаймана. Об отношении к Ибн аз-Зубайру и его детям. О красноречии Сулаймана. Его переписка с ал-Хаджжаджем. Рассказы о благочестии Сулаймана, его исканиях истины и его справедливости (л. 161б — 1б3а); беседа с Ибн Абу Хазимом; депутация из Ирака; рассказ о юноше, пришедшем искать суда у Сулаймана. Продолжение рассказа о Кутайбе ибн Муслиме (л. 163б — 166б); переписка между Кутайбой и Сулайманом; причины и обстоятельства смещения и убийства Кутайбы. Рассказ о Ваки' ибн Хассане ибн Абу Суде ат-Тамими. Рассказ о трех самых знаменитых бахилитах: Салмане ибн Раби'а, Кутайбе ибн Муслиме и Хатиме ибн ан-Ну'мане. Наместничество Ваки' в Хорасане. Начало рассказа о Йазиде ибн ал-Мухаллабе (л. 167б — 171а); наместничество в Ираке. О различиях между ал-Хаджжаджем и Йазидом. О том, как Йазид стал наместником Хорасана. Походы в Дехистан, Джурджан и Табаристан 123. Рассказ о грозе во время хаджжа Сулаймана. Поход на Константинополь. О наследнике. О завещании 'Абд ал-Малика. Болезнь Сулаймана. Рассказы об обстоятельствах назначения [40] 'Умара ибн 'Абд ал-'Азиза наследником и о присяге. Дата смерти. Продолжительность правления. Описание внешности Сулаймана. Перечень секретарей и должностных лиц. Надписи на перстнях-печатях; Дети Сулаймана.

«Халифат 'Умара ибн 'Абд ал-'Азиза ал-Умавй» (л. 174а — 188а). Предсказания 'Умара I о нем. Объяснения его прозвища. О его родстве с 'Умаром ибн ал-Хаттабом. Дата рождения и присяги. Еще один рассказ об обстоятельствах завещания Сулаймана в пользу 'Умара и о присяге ему. Рассказы о добродетелях 'Умара. Рассказ об отмене публичного проклятия 'Али. Похвальные отзывы об 'Умаре Джа'фара ибн Мухаммада ас-Садика. Переписка 'Умара с ал-Хасаном ал-Басри о кадаритстве последнего. Рассказ о возвращении Фадака роду Мухаммада. Рассказы о финансовых мерах 'Умара (л. 178б — 179а). Еще рассказы о благочестии, справедливости и воздержности 'Умара. Рассказ об 'Умаре и Шаузабе (л. 179б — 182а). Сообщение об отравлении 'Умара Омейядами. Еще рассказы о справедливости 'Умара. Продолжение рассказа о Йазиде ибн ал-Мухаллабе (л. 182а — 184а): о причинах и обстоятельствах ареста Йазида и заточения его в тюрьму. Бегство из тюрьмы и письмо к 'Умару 124. Рассказы о последних днях жизни 'Умара и его необычайных достоинствах. Отзыв о нем ал-Хасана ал-Басри. О непритязательности, подвижничестве, аскетизме, благочестии 'Умара. Отзывы о нем разных лиц, в том числе и автора. Рассказ о том, как 'Умар разрешил Мухаммаду ибн 'Али жениться на хариситке. Мнения мутазилитов и хариджитов о законности халифата 'Умара. Внешний вид 'Умара. Место и время смерти. Возраст. Стихи поэтов, оплакивавших его смерть. Перечень должностных лиц при 'Умаре. Надпись на перстне-печати. Потомство 'Умара.

«Халифат Йазида ибн 'Абд ал-Малика» (л. 188а — 197а). Дата рождения и присяги. О личности Йазида. История с рабыней Хаббабой. О дурном образе правления Йазида. Рассказы о его порочных страстях. Завещание и присяга в пользу Хишама. Окончание рассказа о Йазиде ибн ал-Мухаллабе (л. 190а — 195а): о причинах и обстоятельствах его восстания и гибели. Наместничество в Ираке Масламы ибн 'Абд ал-Малика. Наместничество в Ираке 'Умара ибн Хубайры. Военные действия против Шаузаба и его гибель. Еще раз о завещании Йазида. Причины и обстоятельства смерти Йазида. Место и время смерти. Возраст. Продолжительность правления. Перечень должностных лиц при Йазиде. Надпись на перстне-печати. Потомство Йазида.

«Халифат Хишама ибн 'Абд ал-Малика» (л. 197а — 214б). Дата рождения и присяги. Возраст. Об образе правления Хишама, его [41] финансовых и военных мероприятиях. О причинах отстранения ал-Валида ибн Йазида от наследования. О непритязательности Хишама. Рассказ о Салиме ибн 'Абдаллахе ибн 'Умаре ибн ал-Хаттабе. Рассказы о Халиде ибн 'Абдаллахе ал-Касри (л. 199а — 2046): Халид и Хишам. О том, как Халид стал наместником Ирака. Арест 'Умара ибн Хубайры. Бегство из темницы. История с Са'йдом ибн 'Амром ал-Харашй. Обстоятельства смерти 'Умара ибн Хубайры. О личности Халида. Рассказы о его матери-христианке. Причины и обстоятельства смещения Халида и назначения наместником Ирака Йусуфа ибн 'Умара 125. Рассказы о Билале ибн Бурде. Восстание Зайда ибн 'Али (л. 205б — 209б). Рассказ о Йахйе ибн Зайде 126. Рассказы о наместниках Хорасана в правление Хишама (л. 210а — 213а). Краткие упоминания о почитаемых лицах, умерших в правление Хишама: ал-Хасан ал-Басри, Ибн Сирин, Абу Са'йд ал-Хадарй, 'Ата' ибн Абу Раббах, Катада, Абу Джа'фар Мухаммад ибн 'Али ал-Бакир, Сукайна бинт Хусайн ибн 'Али, Мухаммад ибн 'Али ибн Абдаллах ибн ал-'Аббас. Обстоятельства смерти Хишама. Место и время смерти, возраст, продолжительность правления. Перечень должностных лиц при Хишаме. Надпись на перстне-печати. Дети и потомки Хишама. Стихи о нем 'Али ибн ал-Джахма.

«Халифат ал-Валида ибн Йазида ибн 'Абд ал-Малика» (л. 214б — 223а). Дата рождения и присяги. Возраст. Арест всех ставленников Хишама. Рассказ о личности ал-Валида. Интриги против Йусуфа ибн 'Умара. Ал-Валид за деньги выдает Йусуфу Халида ал-'асри. Рассказы о развлечениях ал-Валида. Выступление Йахйи ибн Зайда (л. 217б — 218б). Обстоятельства смерти Халида ал-'асри. Рассказы о событиях в Хорасане в правление ал-Валида (л. 219б — 221а). Назначение Насра ибн Саййара наместником Хорасана. История с дарами, предназначенными для ал-Валида. Обстоятельства свержения и гибели ал-Валида. Место и время смерти; возраст; продолжительность правления. Перечень должностных лиц к моменту смерти. Надписи на перстне-печати. Потомство ал-Валида. Стихи о нем 'Али ибн ал-Джахма.

«Xалифат Йазида ибн ал-Валида ибн 'Абд ал-Малика ан-Накиса» (л. 223а — 232а). Объяснение прозвища. О матери Йазида. Дата рождения. Место и время присяги. Присяга Йазиду в Ираке. Наместничество Мансура ибн Джумхура. Гонения на Йусуфа ибн 'Умара. Йазида воспитывает мутазилит. Рассказ о том, как один мутазилит, узнав о благочестии и прочих достоинствах Йазида, пришел к нему и объяснил, в чем состоят пороки и неправедность Омейядов, и подал [42] мысль сократить доходы и жалования членам дома Умайи. Обстоятельства осуществления этой меры. История с Мухаммадом ибн Муслимом ибн Шихабом аз-Зухри (л. 225а — 225б). Речь Йазида в связи с присылкой ему головы ал-Валида. О благочестивых намерениях халифа. История с присягой Йазиду Марвана ибн Мухаммада. О том, как Мансур ибн Джумхур стал наместником Ирака. Бегство Йусуфа ибн 'Умара. Назначение наместником Ирака 'Абдаллаха ибн 'Умара ибн 'Абд ал-'Азиза. Арест и казнь Йусуфа ибн 'Умара. Рассказ о событиях в Хорасане в правление Йазида ибн ал-Валида (л. 2296 — 231а). Наместничество Насра. Начало межплеменной распри в Хорасане. Обстоятельства смерти Йазида. О наследнике. Дата смерти. Продолжительность правления. Возраст. Место погребения. Перечень должностных лиц. Потомство Йазида. Стихи о нем 'Али ибн ал-Джахма.

«Халифат Ибрахима ибн ал-Валида ибн' Абд ал-Maлика» (л. 232а — 233б). Краткая характеристика. Разные версии о том, как он стал халифом. Дата присяги по ал-Вакиди и ал-Хваризми. Дата рождения и возраст. Выступление Марвана против Ибрахима. Мятежи в провинциях. Обстоятельства убиения Йусуфа ибн 'Умара. Поход Марвана в Сирию и разгром войск Ибрахима. Разногласия источников о судьбе Ибрахима. Версия ал-Хваризми 127. Должностные лица Ибрахима. Стихи о нем 'Али ибн ал-Джахма.

«X алифат Марвана ибн Мухаммада ал-Химара» (л. 233б — 235а). Происхождение Марвана. Дата присяги. Продолжительность правления. Дата смерти и возраст в день смерти. Объяснения прозвищ Марвана ал-Химар и ал-Джа'ди. Обещание автора привести рассказы о Марване в главе об Аббасидах. Место погребения Марвана. Рассказы об 'Абд ал-Хамиде и образцы его писем. Должностные лица Марвана. Надписи на перстнях-печатях.

«Начало книги истории дской хашимитской династии» (л. 235б — 296б). Славословие Аллаху и его посланнику. О принципах составления книги и причине, побудившей автора написать историю Аббасидов. О предке автора, Вассабе, и его сыне Йахйе. Рассказы о членах дома ал-'Аббаса: ал-'Аббас (л. 238а — 239б); 'Абдаллах ибн ал-'Аббас (л. 239б — 243а); 'Али ибн 'Абдаллах (л. 241б — 245а); Мухаммад ибн 'Али (л. 245а — 256б). Начало дской пропаганды (л. 245б — 259а); история Абу Муслима (л. 259а — 262б); обстоятельства восстания в Хорасане (л. 262б — 271б); рассказы о действиях Кaxтабы ибн Шабиба против омейядских войск (л. 271б — 284а); рассказы об аресте, заточении и смерти имама Ибрахима (л. 284а — 287б); беседы Марвана со своим секретарем 'Абд ал-Хамидом по поводу выступления [43] Аббасидов (л. 288а — 289б); рассказы об обстоятельствах прибытия в Куфу Абу-л-Аббаса и его родичей; о колебаниях Абу Саламы; об обстоятельствах присяги Абу-л-Аббасу и его речь при вступлении в правление (л. 288б — 293а); отступление автора о всемогуществе Аллаха (л. 293а — 293б); начало рассказа о восстании Абдаллаха ибн 'Умара ибн Абд ал-Азиза (л. 293б — 294а). Борьба Марвана с хариджитом ад-Лаххаком ибн Кайсом и его преемником, ал-Хайбари 128.

Источники

Ат-Табари, Та'рих ар-русул ва-л-мулук

Труд нашего автора является компиляцией, представляющей умело составленную мозаику материалов, заимствованных из большого числа сочинений, разных по типу и религиозно-политической тенденции. Основой для этой мозаики послужила одна из недошедших до нас редакций знаменитого исторического свода ат-Табари.

Изучение источников уже давно показало, что исторический труд ат-Табари существовал не только в пространной авторской редакции 129, известной по указаниям мусульманских библиографов, но и в редакциях и переработках, шедших в основном по линии сокращения и известной систематизации материала. Одна из сокращенных редакций, возможно авторская, была издана на рубеже нашего века объединенными усилиями востоковедов ряда стран, в том числе и России. Другие — сохранялись в отрывках и извлечениях у различных авторов, в частности и в Анониме.

Первоначальное предположение о том, что основным источником Анонима явилась «История пророков и царей» в том виде, в каком она известна по изданию, пришлось оставить 130. Проделанное сравнение текстов обоих сочинений показало, что наряду с большим числом мест, текстуально совпадающих с соответствующими рассказами ат-Табари, при обычных сокращениях, мы встречаем ряд таких версий, которые у нашего автора приводятся в более полном виде, нежели в существующем издании хроники ат-Табари, хотя они передаются со слов одних и тех же рассказчиков и идентичность их не вызывает сомнения 131. [44] Кроме того, едва ли не половина рассказов, приводимых нашим автором со слов обычных источников ат-Табари, в указанном издании отсутствует 132.

Интересным в этой связи оказалось и сравнение текстов труда нашего автора и другого анонимного сочинения XI в., Китаб ал-'уйун вa-л-хада'ик фи ахбар ал-хака'ик 133. Из этого сравнения выяснилось. что в основу описания истории правления омейядских халифов автор Китаб ал-'уйун положил то же сочинение, которое легло в основу раздела об Омейядах и в труде нашего автора. При сличении текстов Китаб ал-'уйун и хроники ат-Табари обнаружилось, что наряду с многочисленными примерами, подтверждающими факт использования автором Китаб ал-'уйун хроники ат-Табари, имеется немало версий, приводимых в Китаб ал-'уйун, так же как и в нашей рукописи, в более полном виде, чем у ат-Табари, или отсутствующих у него, хотя в нашей рукописи и в Китаб ал-'уйун они помещены там, где цитируется основной источник, т. е. хроника ат-Табари 134.

Вместе с тем проделанное нами систематическое сравнение текстов Анонима и существующего издания анналов ат-Табари рассеяло всякие сомнения в том, что за основу своего сочинения автор Анонима взял одну из редакций полного свода ат-Табари 135: весь дополнительный материал, привлеченный автором, оказывается уложенным в рамки тех же [45] рассказов, хотя часто в более полном виде, приводимых в той же последовательности и с теми же иснадами, что и в издании де Гуе. Опыт специального сравнительного изучения сообщений ат-Табари и Анонима об участии в восстании Абу Муслима отряда рабов полностью подтвердил этот вывод: оба сообщения оказались фрагментами одного и того же рассказа. Аналогичные результаты дало сравнение и ряда других рассказов Анонима об дском движении 136. По-видимому, на материале анналов ат-Табари построено, например, изложение обстоятельств ареста и заточения имама Ибрахима 137, а также вся совокупность рассказов о прибытии в Куфу Абу-л-'Аббаса с другими Аббасидами и об обстоятельствах, предшествовавших его вступлению на халифский престол 138. Наконец, целиком из ат-Табари (с некоторыми сокращениями) заимствовано описание борьбы Марвана с ад-'аххаком ибн Вайсом и его преемником, ал-Хайбарй 139. Расхождение некоторых деталей в этих рассказах, а в иных случаях и большая полнота версий Анонима опять-таки указывают на то, что в руках автора, очевидно, была пространная редакция анналов ат-Табари.

2. Ибн Мискавайх, Тадикариб ал-умам

Среди других источников сочинения нашего автора важнейшим по объему заимствованного материала является Таджариб ал-умам Ибн Мискавайха. Выше мы уже говорили, что при составлении истории правления халифов доомейядского периода автор воспользовался сокращенной обработкой этих разделов анналов ат-Табари, данной Ибн Мискавайхом в его Таджариб ал-умам. Как показало систематическое сличение текстов обоих сочинений, текст описания правления халифов 'Умара, 'Усмана и 'Али в труде нашего автора (л. 141а — 148б, 1a — 34а) является сокращенной обработкой текста соответствующих разделов первого тома Таджариб ал-умам (стр. 454 — 591), дополненной извлечениями из других сочинений 140. Следов использования других томов хроники Ибн Мискавайха не обнаружено. Впрочем, этого и следовало [46] ожидать, поскольку, как мы установили 141, наш автор составил свой труд около 1018 г., во всяком случае не позднее 1020 г., когда другие тома Таджариб ал-умам, по-видимому, еще не были написаны.

3. Ибн Кутайба, Китаб ал-ма'ариф

Как мы отмечали выше, автор Анонима, цитируя Ибн Мискавайха и ат-Табари, вносил в их тексты ряд дополнений. Источником большинства дополнений, содержащих сведения о биографиях малоизвестных лиц, упомянутых в труде, о генеалогии, потомстве, времени, месте рождения и смерти многих халифов, политических деятелей, ученых, богословов и разных почитаемых лиц, послужила для нашего автора Китаб ал-ма'ариф известного филолога и историка IX в. Ибн Кутайбы (213 — 276/828 — 889 г.).

Сличение текстов показало, что автор, цитируя названный труд Ибн Кутайбы, остается верным своему методу использования источников: он приводит отсюда лишь то, что непосредственно относится к тому лицу, которому посвящено данное отступление. Он опускает фразы, побочные детали, резюмируя для краткости отдельные места, а иногда, наоборот, добавляет какую-нибудь подробность или присоединяет к рассказу Ибн Кутайбы рассказ, заимствованный из другого источника, почти никогда не оговаривая этого. Имени Ибн Кутайбы в сочинении не встречается. Начиная цитировать его труд, автор иногда прибегает к таким выражениям, как *** и т. п. Текст передается довольно точно, хотя нередки ошибки в именах, неудачные сокращения, пропуски, искажающие первоначальный смысл. Приводим перечень отрывков и отдельных указаний, заимствованных автором из упомянутого сочинения Ибн Кутайбы.

Правление 'Умара

Л. 144а, 16 — 144б, 3 = стр. 175 142 — рассказ о Йазиде ибн Абу Суфиане.

Л. 145а = стр. 91 — время гибели 'Умара (по ал-Вакиди).

Л. 146а — 147б = стр. 92 — 94 — потомство 'Умара; приводятся данные только о первом поколении.

Л. 147а = стр. 91 — 92 — мнения ал-Вакиди и Ибн Исхака о возрасте 'Умара в момент смерти. [47]

Правление 'Усмана

Л. 147б — 148а = стр. 95 — 96 — генеалогия 'Усмана.

Л. 148а — 148б = стр. 96 — рассказы о тех добрых делах 'Усмана за которые ему был обещан рай.

Л. 2б, 16 — За, 11 = стр. 97 — 98 — рассказ о тех действиях 'Усмана, которые вызвали общее недовольство. Стих ал-Джумахи.

Л. 9а, 12 — 96, 10 = стр. 98 — 99 — мнения ал-Вакиди, Ибн Исхака, поэтов и других лиц о дне гибели 'Усмана, о дне и месте его погребения, о числе совершенных им паломничеств в Мекку.

Л. 10б = стр. 99 — потомство 'Усмана; приводятся данные лишь о первом поколении.

Правление 'Али

Л. 10б — 11а = стр. 84 — генеалогия 'Али и хадисы о близости 'Али к пророку и о его заслугах перед исламом.

Л. 11б,5 — 12а,4 = стр. 102 — 104 — рассказы о дядьях, тетках, братьях и сестрах 'Али.

Л. 21б, 5 — 18 = стр. 52 — 53, 205 — сведения о Хинд ибн 'Амре ал-Джамали и отступление о Зайде ибн Сухане.

Л. 22б, 7 — 12 = стр. 144 — рассказ об 'Абд ар-Рахмане ибн 'Аттабе и его отце.

Л. 34б,11 — 35а,4 = стр. 132 — рассказы об 'Аммаре ибн Йасире.

Л. 39а,8 = стр. 216 — 217 — рассказ об ал-Ахнафе ибн Кайсе.

Л. 50а — 50б = стр. 106 — 112 — о потомстве 'Али ибн Абу Талиба.

Л. 52а, 11 — 526, 5 = стр. 132 — 133 — рассказ о Кайсе ибн Са'де.

Л. 546,1 — 2 = стр. 108 — потомство ал-Хасана ибн 'Али.

Правление династии Омейядов

Л. 55б,11 — 56а, 3,9 — 11 = стр. 145 — 146 — рассказы об 'Амре ибн ал-'Асе и Хишаме ибн ал-'Асе.

Л. 56б,15 = стр. 146 — о дате смерти 'Амра.

Л. 57б,10 — 18 = стр. 150 — 151 — рассказ об ал-Мугире ибн Шу'бе.

Л. 65а,7 — 18 = стр. 221 — рассказы о кади Шурайхе ибн ал-Харисе ал-Кинди.

Л. 121а,12 — 16 = стр. 214 — рассказ об 'Абдаллахе ибн Хазиме; рассказ дополнен.

Л. 124б,4 — 13 = стр. 203 — 204 — рассказы об ал-Мухаллабе ибн Абу Суфре и его отце. Рассказ дополнен.

Л. 122б,17 — 123а,5 = стр. 211 — рассказ об 'Аббаде ибн Хусайне ал-Ханзали. [48]

Л. 133а, 15 — 133б,11 = стр. 229 — рассказ об 'Амире ибн Шарахиле аш-Ша'би.

Л. 133б, 11 — 17 = стр. 227 — рассказ о Са'йде ибн Джубайре.

Л. 134а, 1 — 13 = стр. 248 — рассказ о кади Омейядов 'Абд ар-Рахмане ибн Абу Лайле и его сыне, Мухаммаде ибн 'Абд ар-Рахмане, кади Аббасидов.

Л. 138б, 5 — 15 = стр. 110 — рассказ о женитьбе 'Али ибн Хусайна на рабыне. Рассказ дополнен.

Л. 155а,14 — 156а, 11 = стр. 201 — 202 — рассказ об ад-Хаджжадже; рассказ дополнен.

Л. 213а, 5 — 11 = стр. 225 — сведения об ал-Хасане ал-Басри и Ибн Сирине.

Л. 213а, 12 — 15 = стр. 226 — рассказ о Мухаммаде ибн Сирине.

Правление Аббасидов

Л. 238а, 1 — 3 = стр. 58 — генеалогия ал-'Аббаса, данные о времени его рождения, смерти и возрасте.

Л. 239а, 1 — 5 = стр. 58 — 59, 67 — 68 — о потомстве ал-'Аббаса. Слова Абу Салиха, автора Тафсира.

Л. 2416, 16 — 242а, 2 = стр. 59 — о потомстве 'Абдаллаха ибн ал-'Аббаса.

Л. 243а,11 — 14 = стр. 55 — о месте и времени смерти Ибн ал-'Аббаса, его возрасте и др.

Л. 245а, 8 — 9 = стр. 59 — время смерти 'Али ибн 'Абдаллаха.

Л. 245а,9 — 13=стр. 60 — о Мухаммаде ибн 'Али.

Л. 2566,10 — 12 = стр. 60 — время и место смерти Мухаммада ибн Али.

4. Ал-Джахшийари, Китаб ал-вузара' ва-л-каттаб 143^

Как показал анализ текста, приводимые автором рассказы, содержащие сведения о секретарях, наместниках и везирах, о различных делах, касающихся диванов и делопроизводства, имеют непосредственную связь с аналогичными рассказами в Китаб ал-вузара' ва-л-куттаб известного арабского историка Абу 'Абдаллаха Мухаммада ибн 'Абдуса ал-Джахшийари (ум. в 942 г.). Однако наличие иногда значительных текстуальных и фактических расхождений в одних и тех же рассказах исключает, как нам кажется, возможность непосредственного [49] использования нашим автором труда ал-Джахшийари и заставляет предполагать присутствие здесь какого-то общего источника. Приводим перечень этих рассказов 144.

Л. 65б,17 — 66б,1 = стр. 25,13 — 26,14 — рассказ о наместнике Хорасана 'Абд ар-Рахмане ибн Зийаде.

Л. 70а, 8 — 15 = стр. 21,17 — 22,5 — о правилах составления начала письма.

Л. 92б,19 — 93а, 6 = стр. 26,17 — 27, 16 — рассказ о секретарях Йазида ибн ал-Валида и история с назначением 'Убайдаллаха ибн Зийада наместником Ирака и о письме к нему.

Л. 139а, 16 — 139б,7 = стр. 28,11 — 29,4 — рассказы о секретаре 'Абд ал-Малика Чубайсе ибн Зу'айбе.

Л. 139б,8 — 140а,9 = стр. 31,15 — 32,14 — рассказы о назначении правителем Ирака ал-Валида ибн 'Абд ал-Малика, о 'Абд ал-Малика Раби' ал-Джураши и о совете Абу-л-'Аббаса ат-Туси халифу ал-Мансуру.

Л. 140а, 9 — 140б = стр. 33,2 — 35,9 — рассказы о переводе делопроизводства в диванах Ирака и Сирии на арабский язык.

Л. 182а = стр. 52, 5 — 53,1 — история с ал-Ваддахом ибн Хайсамой и Йазидом ибн Муслимом.

Л. 212б, 18 — 213а, 3 = стр. 64,16 — 65,4 — рассказ о переводе делопроизводства в диванах Хорасана на арабский язык.

Л. 231б,4 — 232а, 2 = стр. 66,12 — 67,10 — рассказ о завещании Йазида ибн ал-Валида ан-Накиса.

Л. 233б,7 — 8 = стр. 67,14 — 15 — о секретарях Ибрахима ибн ал-Валида.

Л. 234б,7 — 235а,3 = стр. 68,3 — 70,7 — рассказы о секретаре Марвана ибн Мухаммада 'Абд ал-Хамиде ибн Йахйе.

Л. 235а, 14 — 16 = стр. 82,2 — 3 — о нем же.

Л. 289а — 289б = стр. 78,6 — 79,1 — беседы Марвана ибн Мухаммада с 'Абд ал-Хамидом.

В качестве примера можно привести сообщение о переводе делопроизводства в диванах Хорасана на арабский язык 145. [50]

«Йусуф ибн 'Умар написал Насру: “Ни в чем, касающемся исправления твоих официальных должностей, не прибегай к помощи многобожников!" И занялся Наср переводом диванов в Хорасане на арабский язык. И первым, кто это сделал там, был Исхак ибн Талк, секретарь, из племени нахшал». «И была большая часть писцов тогда магами, и счетные документы были на персидском языке. Йусуф ибн 'Умар, — а он управлял Ираком, — в сто двадцать четвертом году написал Насру ибн Саййару письмо, которое он послал ему с одним человеком по имени Сулайман ат-Таййар, приказывая ему (т. е. Насру), чтобы для исправления официальных. должностей и для своей переписки он не прибегал к помощи никого из многобожников. И первым, кто перевел дело переписки в Хорасане с персидского языка на арабский, был Исхак ибн Тулайк, секретарь, человек из племени нахшал».

5.'Али ибн ал-Джахм

Среди источников, использованных нашим автором, особый интерес представляют также отрывки из стихотворной «всеобщей» истории известного придворного поэта халифа ал-Мутаваккила Абу-л-Хасана 'Али ибн ал-Джахма ас-Сами (ум. в 249/863-64 г.) 146. История 'Али ибн ал-Джахма начиналась с сотворения мира, содержала краткое изложение истории халифата и оканчивалась на описании правления халифа ал-Мутаваккила 147. Обычно каждому халифу посвящалось несколько строк, иногда два-три стиха, в которых сообщалось о наиболее примечательном в его правлении, указывались характерные черты личности, место и обстоятельства смерти и продолжительность правления. Вся история написана раджазом, каждая строка имеет рифму по полустишиям, особую для каждого стиха. Как отметил В. И. Беляев, появление этой стихотворной истории связано с попытками создания арабского эпоса 148. [51] Ее начало, «История Адама», издано Халилем Мардам-беем 149. Однако отрывки, содержащиеся в нашей рукописи, остались неизвестны издателю.

В рукописи Анонима приводятся шесть отрывков:

Л. 71а,б — 8 — краткая характеристика Йазида ибн Му'авии и его правления.

Л. 187б, 8 — 9 — краткая характеристика 'Умара ибн 'Абд ал-'Азиза, указание на продолжительность правления и место погребения.

Л. 214б, 3 — 4 — два стиха по поводу смерти Хишама; указывается продолжительность его правления.

Л. 223а, 11 — 14 — четыре стиха по поводу гибели ал-Валида ибн Йазида; дается краткая характеристика халифа, отмечается продолжительность его правления и обстоятельства гибели.

Л. 232а, 12 — 13 — два стиха, посвященных правлению халифа Йазида ибн ал-Валида ан-Накиса.

Л. 2336, 11 — 12 — два стиха по поводу низложения халифа Ибрахима ибн ал-Валида Марваном.

6. Абу Джа'фар Мухаммад ибн Муса ал-Хваризми

В Анониме имеются две ссылки на хронику знаменитого математика и географа IX в. Абу Джа'фара Мухаммада ибн Мусы ал-Хваризми, который известен и как автор исторического труда, составленного в форме анналов 150. Как источник для истории Аббасидов ал-Хваризми в 12 местах цитируется у ат-Табари; его Китаб am-mа'pux упоминает и ал-Масуди 151. Однако более или менее значительные отрывки из этой хроники сохранились лишь в трудах трех авторов — Хамзы ал-Исфахани, ал-Бируни и в хронике Илии бар Шинайи (Илия Нисибисский) 152. Отрывки из Китаб am-mа'pux, содержащие сведения по хронологии завоевания арабами Сирии, были приняты во внимание при издании текстов сиро-арабских историков, относящихся к Сирии 153. Ссылки нашего автора на хронику ал-Хваризми касаются хронологии правления предпоследнего омейядского халифа Ибрахима ибн ал-Валида и в других сочинениях не встречаются 154. [52]

Другие источники

Кроме указанных выше, имеется еще ряд сочинений, давших нашему автору материал для более мелких извлечений, различных справок и ссылок. Из их числа можно назвать следующие: Китаб ал-агани Абу-л-Фараджа ал-Исфахани (897 — 967), откуда приводятся анекдоты о Халиде ал-Касри, а также небольшие стихотворные отрывки. Сам автор упоминает это сочинение и его автора в двух местах 155. Какое-то «Сочинение об основах» 156 Абу-л-Касима 'Абдаллаха ибн Ахмада ал-Ка'би ал-Балхи (ум. в 319/931 г.), одного из виднейших мутазилитских ученых 157. Он известен и как автор исторических трудов, посвященных истории Хорасана, например «Добрые дела Тахиридов» и «Предметы гордости Хорасана» 158. Китаб аз-захира известного арабского астронома, медика и историка Сабита ибн Курры (834 — 901 гг.) 159; кроме того, приводятся стихи знаменитого арабского филолога и литератора ал-Джахиза 160; рассказы и стихи арабского филолога и традиционалиста Абу Бакра ал-Анбарй 161, филолога и поэта Абу Бакра Ибн Дурайда 162; автор упоминает также сочинение Абу Исхака ат-Табари 163 — очевидно историка-традиционалиста и литератора Абу Исхака Ибрахима ибн Ахмада ат-Табари (ум. в 959 г.), жителя Исфахана, известного знатока и собирателя стихов Абу Нуваса 164. И, наконец, имеются ссылки на множество малоизвестных или совсем неизвестных авторов и передатчиков преданий, таких, как Абу Йусуф 'Абд ас-Салих 165, 'Абд ал-Вахид ад-Димашки 166 ал-Вассафи 167, Абу Ма'мар ибн ал-Халаф 168 и др. 169[53]

4. Аноним как источник

Будучи в целом своеобразным и интересным памятником исторической литературы XI в., по своему содержанию труд нашего автора далеко не во всех частях является равноценным. Раздел о халифах доомейядского периода интересен лишь некоторыми небольшими дополнениями, не сохранившимися в других источниках, и может принести известную пользу при подготовке издания 1-го тома хроники Ибн Мискавайха, так как представляет систематическую обработку этой части Таджариб ал-умам. Материалы по истории Омейядов в целом менее значительны, чем в трудах ал-Балазури, ад-Динавари, ал-Йа'куби, ал-Мас'уди и ат-Табари, но в ряде случаев они являются источником важных дополнений и разъяснении, особенно в отношении сведений, касающихся личности омейядских халифов и некоторых их мероприятий. Такого рода новыми и важными параллельными материалами сочинение нашего автора обязано прежде всего использованию утраченной ныне редакции свода ат-Табари, положенной в основу этого раздела.

Наибольший интерес труд анонимного автора представляет для историков, изучающих историю халифата периода падения Омейядов и прихода к власти Аббасидов. Весь комплекс относящихся к этому материалов, приведенных в публикуемом извлечении, по своему содержанию распадается на семь частей: 1) рассказы об истории семьи Аббасидов, начиная с ал-'Аббаса ибн 'Абд ал-Мутталиба; 2) рассказы об обстоятельствах, появления Аббасидов на политической арене в качестве претендентов на халифат; 3) рассказы о деятельности первых дских эмиссаров; 4) рассказы о происхождении Абу Муслима; 5) рассказы о восстании в Хорасане; 6) рассказы о военных походах Кахтабы ибн Шабиба; 7) рассказы о непосредственных обстоятельствах перехода власти к Аббасидам.

Систематическое сравнение данных этой части сочинения с соответствующими рассказами других авторов, и в первую очередь с изданием ат-Табари, показывает, что по содержанию эти материалы в целом идентичны данным об дском движении существующей исторической традиции ал-Хайсама ибн 'Ади — ал-Мада'ини — ат-Табари. Большая часть рассказов, особенно о восстании в Хорасане, а частично и о походах Кахтабы, повествует обычно о тех же самых фактах, что и сообщения других, известных нам сочинений. Однако здесь рассказчиками выступают совсем другие лица, приводимые факты, общие, например, с ат-Табари, содержатся совсем в других эпизодах, нежели у ат-Табари; даже одинаковые эпизоды рассказываются у нашего автора несколько в ином плане и содержат свои, особенные детали. Мы уже не говорим о том, что большое количество интересных и важных сведений вообще можно [54] найти только в этом сочинении. К характеристике этих материалов мы сейчас и перейдем.

1. Приводимые нашим автором рассказы об ал-'Аббасе и его ближайших потомках 170 восходят к указанной выше исторической традиции первых дских историков и по содержанию, за исключением некоторых версий, приводимых в полном виде лишь в нашем сочинении, не представляют особой ценности. В том или ином виде их можно найти у Ибн Са'да, у Ибн Кутайбы, в ал-Камиле ал-Мубаррада, у ад-Динавари, ал-Йа'кубй, ал-Мас'уди, ат-Табари и др.

2. Рассказ об обстоятельствах появления Аббасидов на арене политической борьбы за власть и перехода к ним руководства сектой куфийских шиитов — кайсанитов, сподвижников ал-Мухтара и приверженцев учения об имамате Мухаммада ибн ал-Ханафии, заслуживают самого пристального внимания исследователей 171. Дело в том, что сообщения об этом важнейшем эпизоде истории дского движения подвергались тенденциозным обработкам и искажениям, сделавшим этот период одним из наиболее темных моментов в истории Аббасидов не только для современных исследователей, но и для самых ранних арабских историков 172. Главные сведения об этом эпизоде приводятся в 1-м томе Китаб ансаб ал-ашраф ал-Балазури 173, у ал-Йа'куби, ат-Табари, у Ибн Халликана и др. Как показало исследование этих сообщений, проделанное Москати, все они представляют обработки рассказа ал-Хайсама ибн 'Ади, а также версии этого рассказа у ал-Мада'ини 174.

Данные нашей рукописи более полны в сравнении со всеми известными источниками 175, обычно ограничивающимися краткими сообщениями. Они дают возможность более отчетливо проследить связь Аббасидов с той ветвью аш-ши'а, сторонники которой признавали, что после 'Али имамат перешел к Мухаммаду ибн ал-Ханафии, а от него — к его сыну, Абу Хашиму 'Абдаллаху 176. Между прочим, эти данные, кажется, не подтверждают вывода Москати о том, что смерть Абу Хашима и передача им руководства [55] сектой Мухаммеду ибн 'Али произошли в правление халифа Сулаймана 177. Наконец, по-видимому, только в нашем сочинении содержатся рассказы о том, как и в какой обстановке произошло признание сектой Абу Хашима своим имамом Мухаммада ибн 'Али. Точно так же только здесь приводятся сведения о главе этой секты Саламе ибн Буджайре.

Все эти материалы по происхождению восходят, по-видимому, к той же ранней исторической традиции ал-Хайсама ибн 'Адиал-Мада'ини. Автор ссылается лишь на Исхака ибн ал-Фадла ал-Хашими, приближенного халифа ал-Мансура, известного как передатчика рассказов о семье ал-'Аббаса 178.

3. Еще меньше, чем об обстоятельствах перехода руководства сектой Абу Хашима к Мухаммаду ибн 'Али, известно о деятельности первых дских эмиссаров. Та атмосфера тайны и скрытности, которая окружала их деятельность в действительности, сохранилась и в исторической традиции. Обычно все исторические сочинения начинают рассказ о «призыве» Аббасидов с сообщения о посылке в 100/718-19 г. группы агентов Мухаммада ибн 'Али в Хорасан. Вслед за этим рассказом идут отрывочные сообщения о последующих дских эмиссарах вплоть до появления на сцену Абу Муслима. Как правило, эти сообщения очень кратки и больше напоминают фрагменты утраченного пространного изложения этих событий. Они собраны и изучены Ван Флотеном в его большой работе, посвященной первому периоду дского движения 179. Наиболее важными источниками здесь являются рассказы ад-Динавари и ат-Табари; источниками их послужили труды ал-Мада'ини и история ал-Хайсама ибн 'Ади, причем ад-Динавари, по-видимому, использовал труд последнего непосредственно 180.

Рассказы нашего автора 181 выгодно отличаются от версий указанных авторов как своей полнотой, так и систематичностью. Ссылки на источники в этой части отсутствуют совершенно. На основании данных Анонима об этом периоде совершенно в новом свете представляется начало деятельности дских эмиссаров. Во-первых, восстанавливается последовательность главных да'и Аббасидов — это Салама ибн Буджайр, Абу Раййах Майсара, Абу Хашим Букайр ибн Махан и Абу Салама Хафс ибн Сулайман. До сих пор известны были только главным образом два последних. Во-вторых, из рассказов нашего автора выясняется, что, помимо главных центров дской пропаганды в Куфе и Мерве, существовал еще и ряд местных центров, например в Джурджане, где [56] сторонников Аббасидов возглавлял впоследствии один из виднейших полководцев армии Кахтабы Абу 'Аун Йазид ибн 'Абд ал-Малик. Эти данные представляются совершенно новыми и позволяют объяснить глухие упоминания о приверженцах «партии» в Джурджане у ат-Табари, Ибн ал-Асира и др. 182

Большой интерес представляют также материалы, касающиеся отношения дских имамов и их эмиссаров к действиям алидских претендентов на халифат и, в частности, о поведении приверженцев во время восстания Зайда ибн 'Али в Куфе в 121—122/739—740 гг. и его сына, Йахйи ибн Зайда, в Хорасане в 125/743 г. В рассказах об этом сообщается, что Мухаммад ибн 'Али и его главный да'и, Букайр, решительно выступили против поддержки восстания Зайда, а затем и Йахйи, и тем способствовали их поражению и гибели 183.

Полнее других источников в нашем сочинении обрисовывается личность главного основателя тайной дской организации Мухаммада ибн 'Али, а также его главного да'и, Букайра ибн Махана. В некоторых работах иногда заметно стремление преуменьшить роль Мухаммада ибн 'Али в истории дского движения, что, впрочем, может быть объяснено скудостью данных о нем 184. Однако именно в результате его деятельности, а также деятельности Букайра, как это явствует из рассказов Анонима, имам Ибрахим получил возможность перейти к непосредственной подготовке восстания в Хорасане.

4. Рассказы об Абу Муслиме 185 не приносят каких-либо новых данных и не решают сомнений, имеющихся относительно его личности 186

Рассказы нашего автора варьируют версии, известные нам по ад-Динавари, Ибн Кутайбе, ат-Табари, ал-Мас'уди, Ибн Халликану и др. Некоторое исключение представляет рассказ с интересным иснадом — Ибрахим ибн Рашид — 'Иса ибн Идрис 187 о том, что отцом Абу Муслима был араб из йеменского племени мазхидж, отправившийся газием в Дейлем. Этот рассказ, впрочем, как и другие рассказы об Абу Муслиме в том виде, как они приведены в Анониме, насколько нам известно, нигде больше не встречаются.

5. Рассказы о подготовке, начале и ходе восстания в Хорасане 188 интересны главным образом тем, что они совершенно не зависят от версий других известных нам сочинений. Наиболее подробное и авторитетное [57] изложение этих событий дает ат-Табари. Источником для него послужил труд ал-Мада'ини. На данных ал-Мада'ини, непосредственно или через ат-Табари, основаны рассказы всех других источников без исключения. Версии нашего автора идут от непосредственных участников этих событий, находившихся в лагере Абу Муслима. С фактической стороны почти все они аналогичны версиям ал-Мада'ини — ат-Табари, но ни в издании ат-Табари, ни у других авторов не приводятся. Весьма любопытным среди них является, например, рассказ, в котором говорится о приверженности Абу Муслима и его сторонников к домусульманским верованиям, — в частности, упоминается о почитании кошек (синнаур) 189 и о поклонении «головам» (= идолам — ра'с, ру'ус) 190. Точно так же большой интерес представляет рассказ об участии в восстании Абу Муслима значительного количества рабов 191.

6. Наконец, значение первоисточника Аноним имеет там, где речь идет о военных походах армии Кахтабы, особенно первого периода, до вступления в Ирак 192. Почти все рассказы из этих частей не встречаются нигде, кроме нашего сочинения. Как и предшествующие, они восходят к непосредственным участникам походов. Рассказы эти очень подробны, изобилуют важными деталями, живыми сценками и описаниями.

Значение этих материалов тем более важно, что рассказы ат-Табари о действиях Кахтабы в Хорасане и Иране кратки и не всегда точны. Наше сочинение является наиболее полным источником для истории походов Кахтабы в Хорасане и в восточном и центральном Иране. Начиная с того момента, когда армия Кахтабы подошла к Тигру, более подробные рассказы дают ат-Табари и зависящие от него авторы (Абу-л-Махасин, Ибн ал-Асир, ал-'Айни и др.). Но и в этом случае версии нашего автора сохраняют самостоятельное значение.

7. Рассказы об обстоятельствах, непосредственно связанных с переходом власти к Аббасидам 193, в значительной степени основаны на материалах полной редакции труда ат-Табари. Часть этих рассказов имеется в других сочинениях, например, у ал-Йа'куби, в Китаб ал-'уйун, у ал-Мас'уди и в издании ат-Табари. Однако большинство версий нашего автора независимы от версий, содержащихся в этих источниках, хотя и основаны на той же традиции.

Таков в общих чертах тот круг материалов, которые содержатся в Анониме. К этому следует добавить важные сведения, касающиеся [58] идеологии дского движения, приводимые в этом сочинении. Они составляют своего рода свод религиозно-политической аргументации дских имамов и их эмиссаров, а также и дских историков для доказательства прав членов дома Мухаммада и, в частности, Аббасидов на имамат и халифат. Здесь приводятся представляющие большой интерес апокалиптические пророчества, разного рода предсказания, знамения и т. п., бывшие в ходу среди дских эмиссаров, а частью сочиненные дскими историками, чтобы доказать наличие у Аббасидов откровенного знания о грядущих событиях, а также представить их орудием божественной воли.

5. Сведения о рукописи

Рукопись Анонима представляет большой том, облеченный в плотный кожаный переплет среднеазиатского происхождения. Обе крышки украшены накладным тиснением.

Рукопись переплетена вторично, причем при переплете восемь начальных листов — часть тетради 194 — были по ошибке вшиты в середину рукописи (между л. 140 — 149).

Когда рукопись переплетали во второй раз, она уже была неполной: в начале рукописи не достает 69 листов 195, в середине имеются три лакуны объемом в 21 лист 196 и отсутствует конец сочинения 197. В настоящем виде рукопись состоит из 4 фрагментов: первый фрагмент занимает л. 141а — 148б, второй — л. 1а — 130б, третий — л. 131а — 140б, четвертый — л. 149а — 296б.

Рукопись начинается на л. 141а 198 рассказом о прибытии Абу Хурайры с податью из Бахрейна и об установлении 'Умаром порядка распределения добычи среди мусульман: ***. Первый фрагмент обрывается на л. 148б на рассказе о совещании (***) для выбора халифа после смерти 'Умара: ***. [59]

Второй фрагмент начинается на л. 1а также с средины фразы: *** и далее следует рассказ о пребывании царя Йаздигерда в Мерве и обстоятельствах его гибели. На л. 130б фрагмент обрывается на половине фразы письма ал-Хаджжаджа командующему арабскими войсками в Сеистане 'Абд ар-Рахману ибн Мухаммаду ибн ал-Aш'acy ибн Кайсу ал-Кинди 199: ***.

Начало третьего фрагмента (л. 131а) содержит переписку между Ибн ал-Аш'асом и ал-Мухаллабом ибн Абу Суфрой, в ходе которой Ибн ал-Аш'ас предлагал ал-Мухаллабу присоединиться к начатому им в 81/700-01 г. восстанию против омейядского правительства. Фрагмент начинается с середины предложения: ***. Этот фрагмент обрывается на л. 140б на описании реформ администрации при 'Абд ал-Малике: ***.

Четвертый фрагмент начинается на л. 149а эпизодом побега Йазида ибн ал-Мухаллаба из тюрьмы: ***. Конец четвертого фрагмента — конец рукописи (л. 296б); текст последней страницы сильно попорчен и почти не читаем. В настоящем виде рукопись содержит 296 листов плотной, лощеной, пожелтевшей бумаги восточной выработки. Левые нижние углы листов [60] пострадали от сырости; особенно повреждены листы 141а и 296б, — первая и последняя страница рукописи.

Средний размер листа 28,5 х 18,5 см по 18 — 19 строк на странице. Однако до переплета размер листа, очевидно, был больше, так как после переплета оказалась обрезанной имевшаяся на каждом десятом листе в левом верхнем углу мусульманская (буквенная) нумерация куррас, сделанная рукою переписчика; эта нумерация сохранилась на л. 30а, 80а и 110а; на других листах остались только нижние концы букв.

Когда рукопись переплетали, было вставлено два форзацных листа из бумаги плохого качества и позднего производства; этой же бумагой обклеены с внутренней стороны обе крышки переплета. У л. 281, 291 — 296 подклеены левые нижние углы, видимо, сильно пострадавшие; у л. 293 — 296 обрезана и заклеена даже часть текста.

На переднем форзацном листе в правом верхнем углу имеется инвентарная пометка рукой В. А. Иванова: «№ 801 Бухара 8.Х.1915 В. Иванов». Ниже этой пометки, в середине листа, бледными черными чернилами сделана надпись, обведенная овальной линией: ***. Еще ниже — запись К. Г. Залемана, устанавливающая порядок листов в рукописи. Ввиду неточности в подсчетах К. Г. Залемана, укажем, что порядок листов в рукописи следующий: л. 141 — 148, лакуна, 1 — 130, лакуна, 131 — 140, лакуна, 149 — 296 200.

Приблизительно через каждые девять — десять листов на полях встречается упоминавшаяся выше печать вакфа характерной ромбовидной формы с надписью по-персидски: *** («вакф из книг ходжи Мухаммада Парса 1255/1839-40 г.»). Оба форзацных, а также четыре начальных и три конечных листа подряд отмечены этой печатью.

Рукопись написана уверенно, хорошим старым насхом, рукой опытного каллиграфа восточноиранской школы, видимо, не профессионала-переписчика, а ученого. Особенностью почерка является его энергичность, живость, сказавшаяся в уверенных, изящных росчерках конечных kaф, кaф, фа, нун, йа.

Чернила черные, заметно выцветшие; заглавия выписаны теми же чернилами крупным шрифтом.

Почерк рукописи содержит некоторые интересные особенности, говорящие о ее древности. К таким особенностям следует отнести характерное написание алифа в конечной позиции: прямой, иногда с легким наклоном влево, он обычно опускается ниже строки в виде прямого нисходящего штриха; иногда этот штрих плавно загибается влево, часто смыкаясь со [61] следующей буквой: ***, 201 *** 202. Буквы ба, та и са имеют характерную для почерков XII — XIII вв. удлиненную, незагнутую форму с диакритическими точками над (или под) правым зубчиком: *** 203, *** 204, *** 205; такую же — удлиненную, незагнутую или с едва намеченным изгибом — форму имеют буквы каф и фа: *** 206, *** 207.

Конечный лам также имеет характерную для старого почерка угловатую форму, часто с очень коротким хвостом, настолько напоминая каф, что для устранения путаницы иногда употребляется особый значок *** 208. Не менее архаично начертание конечного ну на в виде загнутого уступом или развернутого дугой штриха с точкой над правым концом буквы: *** 209. К архаическим особенностям почерка относится и систематическое написание танвина даммы в виде запятой и черточки (иногда в виде двух параллельных запятых): *** 210, а также употребление особых различительных знаков: точки внизу и значка v наверху для различения дал и зал 211, ра и за 212, а для син — сукуна или значка v над буквой и трех точек под нею 213. При этом сама буква син, а также и шин, пишется иногда без зубцов, как это можно встретить в старейших рукописях, например в рукописи третьего тома хроники Ибн Мискавайха (1199 г. н. э.) или в рукописи сочинения ал-Джахшийари [62] (546/1151 г.); например: *** и др. 214 Эти особенности графики, а также характер бумаги нашей рукописи дают основание считать временем ее переписки вторую половину XIII в. н. э. 215

Рукопись выполнена тщательно. Явных искажений текста почти не встречается. Следует отметить, однако, довольно частые ошибки в написании собственных имен, особенно в разделах, посвященных ранней истории халифата, а также в иснадах. Известная часть имеющихся пропусков, обычных в любом списке, восполнена самим переписчиком, исправившим также и ряд своих ошибок. Кроме того, рукопись была прочитана и сверена с оригиналом списка под руководством какого-то ученого 216, в свою очередь восстановившего большое количество пропущенных слов и фраз, систематически вносившего поправки в написание и огласовку отдельных слов 217.

Из знаков препинания употребляется лишь разделительный знак *** отмечающий обычно конец самостоятельного отрывка, эпизода, иногда просто законченной фразы; но в ряде случаев употребление этого знака явно неоправданно .

Стихи, как правило, выделяются из текста; разделительный знак между полустишиями не ставится, оставляется лишь промежуток между ними. Диакритическая пунктуация, как правило, соблюдается. Вопреки обыкновению, цитаты из Корана приводятся с неполной огласовкой, а иногда совсем без огласовки. В целом же огласовка проставлена довольно тщательно и в большинстве случаев правильно; имеющиеся ошибки объясняются либо простой опиской, либо влиянием разговорного языка. При встрече слова с окончанием на сукун и слова, начинающегося [63] с алифа с васлой, связующая гласная очень часто отмечается графически соответствующим знаком — касрой, фатхой или даммой, например: *** 219. Для правописания хамзы характерно следующее:

1) если слово имеет местоименный суффикс, алиф мамдуда пишется обычно без хамзы, но почти всегда с маддой, например: *** вм. *** 220, а без местоименного суффикса хамза у алифа мамдуда, как правило, ставится 221;

2) в середине слова хамза почти никогда не пишется — она обычно заменена йа с двумя точками или же, как это встречается довольно часто, стоят и хамза и йа с двумя точками и касра: *** 222, но *** 223;

3) в начале слова хамза обычно ставится; следует отметить характерную постановку алифа с хамзой вместо алифа с маддой, например: *** вместо ***; *** вместо *** 224, а также написание алифа с хамзой вместо алифа с васлой в глагольных формах повелительного наклонения в I, VII — Х породах 225; часто хамза стоит над алифом, хотя должна стоять внизу, например: *** (в рук. ***) 226 и др.

Отметим также частое неправильное употребление алиф ал-викайа: по аналогии с глагольными формами множественного числа он часто употребляется переписчиком вообще для долгого у на конце слова: *** вместо *** 227. Допускается, как правило, перенос слова *** в положении между именем сына и отца на следующую строку без алифа 228.

Долгое а в средине слова часто обозначается с помощью вертикальной фатуи вместо ***, например *** вместо ***; *** вместо *** 229и др., а также в некоторых именах: *** вместо ***, *** вместо ***, *** вместо *** и др. Долгие гласные обычно снабжаются сукуном [64] ***, ***, ***, ***; йа на конце слова, обозначая долгое и, обычно пишется с двумя точками под буквой, а иногда внутри буквы: ***, ***. Под влиянием этого долгого и с двумя точками часто пишется также и алиф максура: *** 230, *** 231, *** 232. Самое написание алифа максуры непоследовательно: наряду с передачей его через ***, нередко встречается написание через ***: ****** 233, *** — *** 234.

Для различения букв сходного начертания (*** — *** 235, ******, ****** 236, *** — ***) употребляется особый значокv; в начале и в середине слова буква *** имеет подстрочный знак ***, а *** имеет подстрочную хамзу или надстрочный значок v 237.

Из других палеографических особенностей нашей рукописи представляет интерес передача некоторых собственных имен и географических названий иранского происхождения при помощи дополнительных знаков, например: ***; ***; ***; ***; ***; *** 238: Махуйах; Йаздуйах; Джапалак; Низак; Машан; Байхак.

Присутствие этих знаков в нашей рукописи заслуживало бы особого внимания в связи с общей сложной проблемой изучения возникновения и бытования системы знаков для передачи звуков персидского языка, однако по вполне понятным причинам мы не можем здесь останавливаться на этом. Нам хотелось лишь обратить внимание на самый факт наличия их в списке XIII в., а по-видимому, и в самом автографе рассматриваемого сочинения, датируемого XI в., что может быть небезынтересным для историка мусульманской палеографии.

Текст воспроизведен по изданиям: Арабский аноним XI века. М. АН СССР 1960

© текст - Грязневич П. А. 1960
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Halgar Fenrirrson. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© АН СССР. 1960