Комментарии

1. Филипп де Вилье Лиль Адан (1464-1534), сорок третий великий магистр ордена иоаннитов (после 1530 г. переименован в мальтийский орден).

2. Испанский король Карл V (I) был избран императором Священной Римской империи только в июне 1519 г.

3. Франческо Кьерикати состоял на дипломатической службе у папы. В 1518 г. он был направлен с частным поручением папы в связи с замышлявшимся новым «крестовым походом» против турок, вторгнувшихся в это время в Египет. В его доме в Барселоне собирались испанские гуманисты.

4. В июле 1518 г. Магеллан был награжден Карлом V крестом рыцарского ордена Сантьяго.

5. Климент VII вступил на папский престол 19 октября 1523 г.

6. Эти канаты изготовлялись из испанской пеньки (esparto).

7. Груз состоял из вина, оливкового масла, уксуса, рыбы, свинины, фасоли и бобов, муки, сыра, меда, миндаля, анчоусов, винограда, чернослива, фиников, сахара, айвового варенья, каперсов, горчицы, говядины и риса.

8. Флот Магеллана состоял из пяти кораблей: «Тринидад» (Троица), водоизмещением 110 тонн, «Сан-Антонио» (Св. Антоний), водоизмещением 120 тонн, «Консепсьон» (Зачатие), водоизмещением 90 тонн, «Виктория» (Победа), водоизмещением 85 тонн, и «Сантьяго» (Св. Иаков), водоизмещением 75 тонн.

С точностью установить количественный состав всего отправившегося с Магелланом экипажа почти невозможно. Королевским указом от 5 мая 1519 г. максимальная численность экипажа была определена в 235 человек. Помимо 239 человек, числившихся в списках по каждому из кораблей, насчитывалось еще 26 человек, имена которых не были разнесены по корабельным спискам. Таким образом, всего по флотилии было 265 человек.

Ниже помещаем список капитанов и офицеров флота, поскольку многие из них упоминаются в записях Пигафетты:

«ТРИНИДАД»

1) Главный капитан флота Фернан ди Магальянш (Магеллан), португалец.
2) Кормчий его высочества (т. е. назначенный личным приказом короля) Иштеван Гомиш, португалец.
3) Нотариус Леон де Эсплета.
4) Штурман Хуан Баутиста де Пунсороль.
5) Альгуасил Гонсало Гомес де Эспиноса.
6) Помощник штурмана Франсиско Альбо.
7) Врач Хуан де Моралес.

На флагманском корабле в числе «сверхштатных» или резерва (sobresalientes) находились также Антонио Ломбарде, который, как полагают, и есть Антонио Пигафетта (родом из Ломбардии), Дуарте Барбоза и Альваро де Мескита.

«САН-АНТОНИО»

1) Капитан и инспектор флота Хуан де Картахена.
2) Счетовод Антонио де Кока.
3) Нотариус Херонимо Герра.
4) Кормчий его высочества Андрее де Сан Мартин.
5) Кормчий его высочества Хуан Родригес де Мафра.
6) Штурман Хуан де Алоррьяга.
7) Боцман Диего Эрнандес.

«КОНСЕПСЬОН»

1) Капитан Гаспар де Кесада.
2) Нотариус Санчо де Эредья
3) Кормчий его высочества Жуан Лопиш Карвалью.
4) Штурман Хуан-Себастьян де Элькано (Эль-Кано).
5) Боцман Жуан ди Акуриу.

«ВИКТОРИЯ»

1) Капитан корабля и казначей флота Луис де Мендоса.
2) Кормчий его высочества Вашку Галлегу.
3) Нотариус Мартин Мендес.
4) Штурман Антон Соломон, сицилиец.
5) Боцман Мигель де Родас.
6) Альгуасил Дьего де Перальта.

«САНТЬЯГО»

1) Капитан и кормчий его высочества Жуан Серран.
2) Нотариус Антонио де Коста.
3) Штурман Бальтасар Генуэзец.
4) Боцман Бартоломе Приор.

В состав экипажей входили: 1) командиры, 2) коронные должностные лица и священники, 3) младшие командиры, к числу которых относились корабельные плотники, боцманы, конопатчики, бондари и бомбардиры, 4) матросы marineros — матросы первой статьи и grametes — палубные матросы и юнги, 5) сверхштатные — sobresalientes — люди, не имевшие определенных обязанностей на кораблях, и солдаты (к числу запасных относится и Антонио Пигафетта), 6) слуги командиров и должностных лиц.

По своему национальному составу экипаж был весьма пестрым. В его составе находилось: 37 португальцев, 30 или больше итальянцев, 19 французов, не считая испанцев, фламандцев, немцев, сицилийцев, англичан, малайцев, негров, мавров, уроженцев Мадейры, Азорских и Канарских островов.

9. Испанцы и португальцы называли всех мусульман маврами.

10. Ныне Санлукар-де-Баррамеда.

11. Лига — испанская мера длины, равная примерно 6 км.

12. Эта легенда основана на рассказе Плиния. В ее основе лежит тот факт, что растущие на Мадейре и Канарских островах лавр и другие многолистные вечнозеленые деревья и кустарники собирают в листьях влагу из туманов в продолжение дня.

13. По мнению древних, в жарком поясе не бывает вовсе дождей, вследствие чего они считали его необитаемым.

14. Огни св. Эльма (св. Петра, св. Николая, св. Клары и т. п.) — народное название атмосферного электричества, скапливающегося в форме звезды или кисти на вершинах мачт и на снастях. Они иногда сопровождаются свистом и считаются моряками хорошим знамением. Явление это когда-то носило название «святого тела» (Corpus Sanctum).

15. Птица носит у моряков название «боцман» или «охотник за пометом». Название принималось одно время даже учеными и основано на предположении, что эта птица будто бы питается пометом чаек или морских ласточек. В действительности же она заставляет преследуемых ею птиц извергнуть проглоченную ими рыбу.

16. Бразилия.

17. Альбо в своем шканцевом журнале отмечает, что это были ламы, похожие на безгорбого верблюда.

18. Альбо отмечает, что флот шел вдоль побережья от 29 ноября вплоть до вступления в бухту Санта-Люсия (13 декабря). Берег он описывает так: «Тут горы с острыми вершинами и много рифов вокруг. В указанной стране Верзин находится много рек и гаваней, а на расстоянии 6 лиг южнее — много бухт, врезывающихся в сушу на пространстве 2 лиг. Берег тянется на северо-восток и юго-запад до мыса Фрио, и тут встречается много островов и рек... Внутри эта бухта очень широкая с большим числом гаваней... Она носит название бухты Сайта-Люсия... Мы вступили в эту бухту как раз в день св. Люсии и стояли там до дня св. Иоанна, т. е. до 27 декабря. В этот день мы отплыли и взяли курс на запад-юго-запад и встретили множество островов. На востоке от них находится бухта, названная бухтой Королей, с очень удобным входом».

Бригу передает в своем послании португальскому королю: «Отплыв оттуда [из Тенерифе], первое, что они увидели, был мыс Амбасских мелей. Они спустились вниз по побережью до реки Жанейру, где простояли 15-16 дней».

19. Описанные Пигафеттой индейцы, вероятно, из племени тупи.

20. Каваджо — это Жуан Карвалью.

21. Пигафетта говорит о хлебе, изготовляемом из корней кассавы, или маниоки.

22. Это свинья, щетина которой похожа на щетину дикобраза и обычно беловатого цвета. Она бесхвоста, свирепа и не поддается приручению.

23. Розовая колпица.

24. Залив Ла-Плата. Магеллан покинул Рио-де-Жанейро 26 декабря и двинулся дальше к мысу Санта-Мария, к реке, которая получила название реки Св. Христофора. Альбо также упоминает реку, которую называет рекою Солиса. Отправленные по реке суда для нахождения пролива пробыли в пути два дня, в продолжение которых тщательно обследовали устье реки. Бриту в своем донесении пишет: «Они покинули это место [Рио-де-Жанейро] и двинулись вдоль побережья, пока не достигли реки Солис, где Фернан Магальянш думал найти пролив. Они пробыли там сорок дней. Магальянш распорядился, чтобы корабль «Сантьяго» прошел около 50 лиг в поисках какого-нибудь прохода. Не найдя его, он пересек реку, имеющую в ширину 25 лиг, и убедился в том, что [противоположный] берег тянется на северо-восток и юго-запад».

25. Хуан Диас де Солис (1470-1516) — известный испанский мореплаватель. После смерти Америго Веспуччи в 1512 г. получил звание главного кормчего Испании. В октябре 1515 г. стал во главе экспедиции, отправленной для поисков юго-западного прохода в Индию. Он открыл залив Ла-Плата, устья рек Парана и Уругвай. Он и несколько его спутников были убиты в августе-сентябре 1516 г.

26. Бухта Сан-Хулиан. «Этот порт, — записывает Альбо, — лежит на широте 49 2/3 °. Мы конопатили корабли в этом порту».

27. Гуанако — парнокопытное животное рода лам.

28. Отсюда и название «патагонцев», т. е. «людей с огромными ногами», данное им Магелланом по причине неуклюжего вида их ног, обернутых в солому для защиты от холода.

29. Как известно, Калибан в «Буре» Шекспира также взывает к Сетебосу, что свидетельствует о знакомстве Шекспира с работами, в которых описывались патагонцы.

30. Подобный способ ношения волос практиковался у племени тупи.

31. Наваррете, на основании ряда современных документов, приводимых им в своем «Сборнике», рисует следующую картину мятежа:

«31 марта, в канун Вербного воскресенья, Магеллан вступил в порт Сан-Хулиан, в котором намеревался перезимовать, в связи с чем распорядился о сокращении рационов. По этой причине, а также потому, что стояли холода и страна была почти безлюдная, люди из экипажа начали убеждать Магеллана либо увеличить рационы, либо вернуться домой, тем более что не оставалось никакой надежды на отыскание края этой страны или какого-нибудь пролива. Но Магеллан отвечал на это, что либо он погибнет, либо выполнит свой обет; что путешествие, которое надлежит ему совершить, он совершает по королевскому повелению; что он будет плыть до тех пор, пока не отыщет страны или какого-нибудь пролива, который непременно должен существовать; а что касается продовольствия, то им не на что жаловаться: ведь в этой бухте обилие вкусной рыбы, пресной воды, птиц и топлива, в хлебе и вине недостатка у них нет и хватит надолго, если только они будут соблюдать меру в потреблении. В числе других доводов он увещевал и убеждал их не утрачивать доблестного духа, который кастильцы обнаруживали и продолжают обнаруживать повседневно в предприятиях еще более значительных. Наряду с этим он обещал им королевские награды.

1 апреля, в Вербное воскресенье, Магеллан пригласил всех капитанов, помощников их и пилотов отслужить на берегу мессу, после чего пообедать у него на корабле. Альваро де Мескита, Антонио де Кока и все остальные съехали на берег. Но не сошли на берег Луис де Мендоса, Гаспар де Кесада и Хуан де Картахена (последний находился под арестом и наблюдением Кесада).

В эту ночь Гаспар де Кесада и Хуан де Картахена явились вместе с 30 вооруженными с корабля «Консепсьон» на корабль «Сан-Антонио», и Кесада потребовал, чтобы капитан, Альваро де Мескита, покорился ему. Он велел матросам схватить его, как они уже это сделали на «Консепсьоне» и «Виктории». Он сказал, что им уже известно, как с ними обращался и обращается Магеллан только за то, что они потребовали от него выполнения королевских приказов. Они сказали еще, что все они погибшие люди и что должно еще раз предъявить Магеллану требования, а в случае если он откажется выполнить их, надо будет его арестовать. Штурман «Сан-Антонио», Хуан де Элорьяга, выступил в защиту своего капитана, а Альваро де Мескита, обращаясь к Гаспару де Кесада, заявил: «Я прошу вас именем Господа Бога и короля нашего дон Карлоса отправиться на свой корабль, теперь не время ходить по кораблям в сопровождении вооруженных людей. Равным образом прошу вас освободить нашего капитана». На это Кесада ответил: «Разве мы откажемся от исполнения нашего долга по милости этого сумасшедшего?» — и с этими словами нанес ему четыре удара обнаженным кинжалом в руку, чем навел большой страх на присутствующих. Мескита был арестован, Картахена отправился на корабль «Консепсьон», а Кесада остался на «Сан-Антонио». Таким образом Кесада, Картахена и Мендоса стали хозяевами на кораблях «Сан-Антонио», «Консепсьон» и «Виктория».

После этого они послали сообщить Магеллану, что в их распоряжении находятся три корабля и малые суда всех пяти кораблей, и потребовали от него исполнения королевских приказов. Они поступили так, объясняли они, дабы в дальнейшем он не мог так дурно обращаться с ними, как раньше. Если он обещает исполнять королевские постановления, они будут подчиняться его руководству, при этом прибавили, что, если до сей поры они относились к нему как к старшему, отныне они будут относиться к нему, как к своему господину, и будут оказывать ему еще большее уважение.

Магеллан послал им сказать, чтобы они прибыли к нему на корабль, где ему удобнее будет выслушать их и сделать все возможное. В ответ они заявили, что не осмеливаются явиться к нему, раз он дурно к ним относится, но предлагают ему прийти на «Сан-Антонио», где все они посовещаются вместе насчет того, о чем гласят королевские приказы.

Магеллан решил, что смелость и решительность в подобных случаях более эффективны, чем мягкость, и решил применить силу и хитрость одновременно. Он взял на свой корабль лодку, которая служила для переговоров «Сан-Антонио», и велел алгуасилу Гонсало Гомесу де Эспиносе скрытным образом отправиться на ялике к кораблю «Виктория», взяв с собою шесть вооруженных людей и письмо к казначею Луису де Мендосе, в котором просил его явиться на флагманский корабль. Пока казначей читал, улыбаясь, это письмо, как будто бы думая при этом: «Этим вы меня не возьмете», Эспиноса вонзил ему кинжал в горло, и в это же время другой матрос ударил его в голову, так что он тут же упал замертво. Магеллан, будучи человеком дальновидным, послал лодку с 15 вооруженными людьми под начальством Дуарте Барбоза, резервиста с корабля «Тринидад», и тот, вступив на борт «Виктории», поднял паруса, причем ему не было оказано никакого сопротивления. Это случилось 2 апреля. «Виктория» подошла ближе к флагманскому кораблю, и оба корабля вместе тотчас же подошли к «Сантьяго».

На следующий день Кесада и Картахена попытались выступить на кораблях «Сан-Антонио» и «Консепсьон» в море, но им надо было пройти мимо флагманского корабля, который стоял у выхода. На «Сан-Антонио» подняли два якоря, но так как один якорь был ненадежный, то Кесада решил освободить Альваро де Мескиту, который содержался под арестом на его корабле, и отправить его к Магеллану на предмет ведения мирных переговоров. Мескита, однако, заявил, что из этого ничего путного не выйдет. Наконец они порешили на том, что, когда они двинутся в путь, Мескита выступит вперед, когда они будут проходить поблизости от флагманского корабля, и попросит Магеллана не стрелять и заявит ему, что они намерены остановиться, в случае если переговоры дадут благоприятные результаты.

Не успели поднять паруса на «Сан-Антонио» (была ночь, и весь экипаж спал), как корабль сорвался с якоря и столкнулся носом к носу с флагманским кораблем. С последнего дали несколько выстрелов из пушек и ружей, и матросы повыскочили на палубу, крича: «Вы за кого?», и в ответ им кричали с «Сан-Антонио»: «За короля нашего суверена и за вашу милость» — и сдались Магеллану. Последний велел арестовать Кесаду, счетовода Антонио де Кока и других резервистов, которые перешли к Кесаде на «Сан-Антонио». После этого он послал на «Консепсьон» за Хуаном де Картахена и арестовал его вместе с другими.

На следующий день Магеллан приказал перенести тело Мендосы на берег и четвертовать его, объявляя при этом, что он — предатель. Затем он велел казнить Гаспара де Кесада путем отсечения головы и четвертования с объявлением о нем того же. Казнь эта была выполнена его приверженцем и резервистом Луисом де Молино, который таким образом спас себя самого от повешения, ибо такой приговор уже был над ним произнесен. Магеллан приговорил также Хуана де Картахена и священника Педро Санчеса де ла Рейна, возбуждавшего матросов к мятежу, к оставлению в этой стране. Он простил более 40 человек, которые заслуживали смерти, так как они нужны были для судовых работ, а равно не желая возбуждать недовольства суровыми наказаниями.

32. «После этого,-отмечает Бриту,-они зимовали там три месяца. Магеллан приказал «Сантьяго» отправиться в дальнейшие поиски. Корабль потерпел крушение, но вся команда спаслась».

33. Альбо отмечает в шканцевом журнале: «Мы покинули это место [порт Сан-Хулиан] 24-го этого месяца [августа] и шли вдоль берега между юго-западом и западом. Пройдя 30 лиг, мы нашли реку, названную Санта-Крус, в которую вступили 26-го того же месяца. Мы стояли там до дня св. Луки, то есть до 18 октября. Мы наловили там много рыбы, запаслись топливом и водой. Берег этот тянется между северо-западом и югом и юго-западом и западом. Это превосходный берег с прекрасными выемками».

Наваррете пишет, что Магеллан дал здесь соответствующие распоряжения своим капитанам, «заявив им, что он будет следовать этими берегами, пока не найдет пролива или не достигнет края этого континента, хотя бы ему даже пришлось дойти до широты в 75°, и что после этого он отправился на поиски Молукки на восток и восток-северо-восток по курсу мыс Доброй Надежды и остров Св. Лаврентия».

34. Это место во французской рукописи изложено так: «Упомянутый пролив представляет собою сферическую площадь, окруженную горами, и большинство моряков считало, что оттуда нет никакого выхода в упомянутое Тихое море. Но капитан-генерал объявил, что тут существует другой пролив, который отсюда выходит, и что он это знает хорошо, так как видел его на морской карте у короля португальского. Эта карта была составлена знаменитым моряком и кормчим по имени Мартин де Беме. Капитан отправил вперед два корабля, «Сан-Антонио» и «Консепсьон», с целью исследования и открытия выхода из упомянутого пролива, который был назван мысом Байя».

Мартин де Бегайм (1459-1506) был торговцем сукнами во Фландрии в 1477-1479 гг., после чего прибыл в Лиссабон, где познакомился с Колумбом. В 1484 г. он участвовал в должности картографа в экспедиции Диего Кама в Западную Африку. Побывав после этого на Азорских островах, вернулся в 1491 г. в Германию, где по заказу своих сограждан построил огромный глобус, основанный на данных Птолемея, Страбона и др. В 1493 г. вернулся в Лиссабон. Вокруг его имени создалось много легенд. Говорили, будто он был в Америке до Колумба и открыл Магелланов пролив до Магеллана.

35. Вероятно, бухта Ломас.

36. Стефан Гомес (правильнее Иштеван Гомиш) был опытным португальским мореплавателем и пилотом не менее честолюбивым, чем его родственник Магеллан. Его дезертирство с флота имело место в первой половине ноября, и причину этого следует, вероятно, искать в том, что Магеллан относился к нему не с той почтительностью, которой он добивался. Вместе с Херонимо Герра, нотариусом, который был избран капитаном «Сан-Антонио», он участвовал в заговоре и после ареста Альваро де Мескита вернулся в Испанию, став на якорь в Севилье 6 мая 1521 г. Там он был подвергнут тюремному заключению после возвращения «Виктории», но был выпущен на свободу.

37. Мыс Пилар.

38. Жуан Серран — брат близкого друга Магеллана Франсишку Серрана и стойкий защитник великого мореплавателя. Пигафетта ошибочно называет его испанцем, хотя, быть может, он и натурализовался в Испании, так как в списках числится уроженцем Севильи.

Он был опытным мореплавателем и капитаном и служил под командованием Васко де Гама, Алмейды и Албукерки. Во второе свое плавание (1502-1503) Васко да Гама назначил его капитаном корабля «Помпоза», построенного в Мозамбике, где он налаживал португальские дела. Во время этого путешествия он впервые увидел побережье Бразилии, так как флот Васко да Гама прежде, чем обогнуть мыс Доброй Надежды, направился к бразильскому побережью, вдоль которого они шли вплоть до мыса Св. Августина. Он отправился с Магелланом в качестве капитана и кормчего «Сантьяго», но после крушения этого корабля получил командование кораблем «Консепсьон», на котором он потом исследовал пролив. После смерти Магеллана он стал вместе с Дуарте Барбоза во главе его флота и был убит на острове Себу (см. примеч. 72 к «Путешествию Магеллана).

39. Остров Св. Магдалины.

40. Один из Карловых островов.

41. В Патагонии растут разнообразные виды сельдерея и ценятся там очень высоко.

42. Наваррете приводит из записей одного из современников фразу Магеллана, которую он произнес на совещании, созванном для решения вопроса о дальнейшем курсе. Он заявил, что хотя бы ему пришлось питаться коровьей кожей с нока, он будет продолжать открытия, раз он обещал это императору.

43. Это была цинга. Наваррете, основываясь на сохранившемся в Главном архиве Индий документе, пишет, что от цинги только по пути от пролива до Разбойничьих (Марианских) островов умерло 11 человек.

44. Эти два острова были, вероятно, Пука-пука (остров Гонден) из группы Туамоту, расположенной под 14°45' ю. ш. и 138°48' з. д., и остров Флинт из группы Манихики, расположенной под 11° 20' ю. ш. и 151° 48' з. д.

45. Магеллановы облачности и созвездие Южного Креста.

46. Сипангу — это Япония, а Сумбдит — Прадит, возможно, Антильский остров. В Европе впервые узнали о Японии в конце XIII в. через Марко Поло, которому в Китае рассказывали баснословные легенды о богатствах Сипангу.

47. Первый остров, открытый ими здесь, был Гуам.

48. Так называл бананы А. Пигафетта.

49. Небольшие быстроходные лодки на веслах, которыми пользовались в венецианских озерах во время охоты.

50. Сулуан — небольшой остров к юго-востоку от Самара. Население его принадлежит к племени висайя.

51. Этот остров теперь называется Хомонхон. Он расположен юго-восточнее ближайшей оконечности Самара.

52. Архипелаг назывался также «Безопасной долиной». Название Филиппин было присвоено этому архипелагу лишь в 1542 г. Вильяловосом.

53. Возможно, что это птица джунглей, которая в больших количествах приручается на Филиппинах для скрещивания с домашней птицей.

54. Нет возможности определить с точностью названия и местоположение этих островов.

55. Раб — толмач Энрике де Малака.

56. Остров Суматра.

57. Церемония кровного побратимства. «Каси-каси» — значит «задушевные друзья». Обычай кровного побратимства был широко распространен среди индейских племен.

58. Компас в несовершенной форме был известен китайцам еще до нашей эры и впервые вошел в практику мореплавания в III или IV в. до н. э., может быть и ранее. В Европе он был введен, вероятно, арабами, которые узнали о нем от китайцев. Впервые в европейской литературе он упоминается в XII в. в книге Александра Неккама «De utensilibus».

59. Острова Лейте, Себу и Минданао.

60. Кватгрино — итальянская медная монета.

61. Доппьоне — золотая монета, чеканившаяся Людовиком XII во времяосады им Милана (1500-1512).

62. Возможно, название монеты того же периода.

63. Бетель.

64. Острова: Лейте, Бохоль, Канигао, северная часть Дейте и, возможно, Апит или Гимукитан.

Альбо рассказывает: «Мы оставили Масаву и направились на север к острову Сейлон, потом прошли вдоль берегов этого острова на северо-восток расстояние в 10 лиг. Там мы увидели три скалистых острова и, повернув назад и пройдя около 10 лиг, наткнулись на два островка. Мы постояли там ночь, а утром прошли на юго-юго-запад около 12 лиг 10 1/2 градусов. В этом пункте мы вступили в канал между двумя островами, один из которых называется Мактан, а другой — Субу. Субу, равно как острова Масава и Сулуан, тянутся между севером и востоком и между югом и западом. Между Субу и Сейлани мы заметили весьма возвышенную область на северной стороне под названием Байбай. Говорили, что на ней находятся огромные количества золота и что она весьма богата продовольствием и столь обширна, что конца-краю ей нет. От Масавы, Сейлани и Субу по пути на юг море изобиловало мелями, и по этой причине каноэ, бывшее нашим проводником, отказалось от дальнейшего следования. От устья канала Субу и Мактана мы повернули на запад и достигли города Субу. Тут мы бросили якорь и стали на отдых, а жители дали нам рису, проса и мяса. Мы стояли тут долгое время».

65. Острова Камотес: Поро, Пасихаян и Пансон.

66. Моллюск, водится на Филиппинах, его раковина употребляется для хранения ладана или в качестве сосуда для питья. Внутри она белая, меж тем как ее внешняя сторона вся в пятнах бледно-желтого цвета. Она походит на перламутр, но имеет гораздо большее распространение.

67. Во французской рукописи это место гласит так: «Капитан-генерал отказывался брать слишком большое количество золота, дабы матросы не продавали свою долю слишком дешево, поскольку они были алчны к золоту, и дабы вследствие этого он не был сам вынужден поступать точно так же и со своими товарами; он хотел продать их по возможно более высокой цене».

68. Магеллан клялся своей одеждой, то есть платьем особой формы, присвоенной членам ордена Сантьяго.