Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

‘АБД АР-РАХМАН ИБН ‘АБД АЛ-‘ХАКАМ

ЗАВОЕВАНИЕ ЕГИПТА, АЛ-МАГРИБА И АЛ-АНДАЛУСА

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

Хишам б. ‘Абд ал-Малик построил кайсарию, которая известна как Кайсарийа Хишама, где торгуют фустатскими тканями, на пустом пространстве между ал-Касром и рекой.

После этого пустое пространство осталось только между бану ва’ил и рекой. Аббасиды выделили его людям.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

‘Амр б. ал-’Ас, когда он правил Египтом, выделил участок своему маула Вардану за мостом, западнее которого находится Абу Хумайд, вплоть до церкви румийцев, которая находится там.

А [то, что расположено] правее, от начала старого моста до Хаммам ал-Кабш — а это баня, /137/ которую теперь называют Хаммам ас-Сук, — и до другой бани у южного побережья, — все это принадлежало ал-Валиду б. ‘Абд ал-Малику. Ал-Валиду принадлежало также то, что лежит от ал-Джазиры слева, если идти к ал-Джазире, и торговые помещения, примыкающие к Джазират ас-Сина’а.

‘Умар б. ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах! — выделил Ибн Сандару Мунйат ал-Асбаг и взял там для себя тысячу федданов.

[Это] рассказал нам Йахйа б. Халид [со слов] ал-Лайса б. Са’да.

Нам неизвестно, чтобы ‘Умар б. ал-Хаттаб выделил кому-нибудь из людей какую-нибудь землю в Египте, кроме Ибн Сандара, которому он выделил Мунйат ал-Асбаг. Она принадлежала Ибн Сандару до его смерти. Ее купил ал-Асбаг б. ‘Абд ал-’Азиз у его наследников. В Египте нет кати’а старше и лучше этой.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама, [передавая слова] Ибн Лахи’и, [который пересказал сведения) [158] ‘Амра б. Шу‘айба, [повествовавшего согласно сообщению] своего отца [со слов] своего деда:

Причиной того, что ‘Умар даровал то, что он дал, [было следующее]. У Зинба’ ал-Джузами был гулам по имени Сандар. Зинба‘ застал его целующим его рабыню, которую он любил. Зинба’ отрезал ему уши и нос. Сандар пошел к посланнику Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует! Тот послал к Зинба’ и сказал: «Не нагружайте на них того, что непосильно [для них], кормите тем, что едите сами, одевайте в то, что носите сами. Если вы довольны, то держите их, а если они вам противны, то продайте. Но не истязайте творений Аллаха. Тот, с кем [поступят], как с этим, или тот, кого будут жечь огнем, — свободен, он маула Аллаха и его посланника». И Сандар был освобожден. Он попросил: «Дай завет обо мне, о посланник Аллаха!» Тот ответил: «Я завещаю тебя всем мусульманам!» Когда посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — умер, Сандар пошел к Абу Бакру ас-Сиддику — да будет доволен им Аллах! — и попросил: «Сохрани мне завет пророка, да благословит его Аллах и да приветствует!» И Абу Бакр до самой смерти кормил его. Тогда Сандар пошел к ‘Умару и сказал ему: «Сохрани завет пророка — да благословит его Аллах и да приветствует! — относительно меня!» ‘Умар ответил: «Хорошо! Если хочешь, оставайся у меня, и тебе будет идти то же, что шло от Абу Бакра, а если нет, то смотри, в какое место мне написать относительно тебя». Сандар сказал: «[Напиши] в Египет, потому что это прибрежная страна!» ‘Умар написал относительно его письмо ‘Амру б. ал- ‘Асу: «Сохрани относительно Сандара завет посланника /138/ Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует!» Когда Сандар прибыл к ‘Амру, тот выделил ему обширную землю и двор, и Сандар стал там жить. А когда он умер, его похоронили за счет имущества Аллаха. {Т. е. мусульманской общины}

Рассказал ‘Амр б. Шу’айб:

Потом ‘Абд ал-‘Азиз б. Марван выделил эту землю ал-Асбагу, а этот участок — один из лучших в Египте.

Рассказал Ибн Вахб, [передавая сведения] Ибн Лахи’и, [который пересказал сообщение] Йазида б. Абу Хабиба, [повествовавшего по рассказу] Раби’и б. Лакита ат-Туджиби, [который передал сведения] ‘Абдаллаха б. Сандара [со слов] его отца:

Сандар был рабом Зинба’ б. Саламы ал-Джузами, и тот его изругал, оскопил и изувечил. Сандар пошел к посланнику Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — и рассказал ему [об этом]. Мухаммад резко поговорил с Зинба‘ и освободил Сандара. Тот попросил: «Распорядись относительно меня, о посланник Аллаха!» Мухаммад ответил: «Я даю о тебе завет всем мусульманам!» [159]

Рассказал Йазид: А Сандар [тогда] не был мусульманином.

Рассказал нам ‘Абдаллах б. Салих: нам поведал ал-Лайс б. Са’д [со слов] Йазида б. Абу Хабиба: Сандар был рабом Зинба’ ал-Джузами. Тот заподозрил его и приказал оскопить его и отрезать ему нос и уши. Сандар пошел к посланнику Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — и тот освободил его и сказал: «С кем из рабов сделают, как с тобой, тот станет свободным и будет маула Аллаха и его посланника!» Сандар остался в Медине при посланнике Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — который с ним хорошо обращался. Когда болезнь посланника Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — стала тяжелой, Ибн Сандар сказал ему: «О посланник Аллаха! Вот мы в том положении, как ты видишь. Кто же заступится за нас после тебя?» Посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — ответил: «Я дам завет о тебе всем верующим!» Когда правил Абу Бакр — да будет доволен им Аллах! — он утверждал траты на Сандара до самой смерти. Когда стал править ‘Умар б. ал-Хаттаб, Ибн Сандар пришел к нему и сказал: «Сохрани завет [обо мне] посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует!» ‘Умар ответил: «Смотри, какую из областей мусульман ты хочешь, и отправляйся туда. Я дам приказ для тебя о том, что будет для тебя хорошо!» Ибн Сандар сказал: «Я отправлюсь в Египет». ‘Умар написал для него письмо ‘Амру б. ал-’Асу, приказывая тому, чтобы тот распорядился дать ему землю, достаточно обширную для него. И в Египте не было [участка] больше, чем его земля.

Говорят:

Он — Сандар и Ибн Сандар. А Аллах знает лучше.

У египтян с его слов сохранились два возвышенных хадиса. Вот и один, и другой:

Рассказали нам Йахйа ибн Букайр и ‘Абд ал-Малик б. Маслама, говоря: нам поведал Ибн Лахи’а, передавая сведения Йазида б. Абу Хабиба, [который передал сообщение] Абу-л-Хайра [со слов] Ибн Сандара. Он сказал:

Посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — говорит: «[Племя] аслам — примирился с ним Аллах; [племя] гифар — простит ему Аллах; [племя] туджиб — послушно Аллаху и посланнику его».

Говорит Ибн Букайр в своем рассказе:

Я спросил /139/ Абу-л-Асвада: «Ты слышал, как посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — упоминал [племя] туджиб?» Тот ответил: «Да!» Я продолжил: «Могу ли я передавать это людям с твоих слов?» Он [снова] ответил: «Да!» [160]

Отправление ‘Амра в ар-Риф 567

Рассказал нам ‘Абдадлах б. Салих, [передавая сообщение] ‘Абд ар-Рахмана б. Шурайха [со слов] Абу Кабила. Он сказал:

Люди собрались в ал-Фустате, когда возвратились [из похода]. Когда появились плоды прибрежья, ‘Амр произнес проповедь людям. Он сказал: «Вот появились плоды вашего прибрежья. Уходите! Когда скиснет молоко, скрутятся стебли, размножатся мухи, живите в вашем лагере! Вы не заметили, что происходит с каждым из вас: [человек] жиреет, а его лошадь тощает!»

Рассказал нам Ахмад б. ‘Амр: нам поведал Ибн Вахб, [передавая сообщение] Ибн Лахи‘и [со слов] Йазида б. Абу Хабиба. Он сказал:

‘Амр говорил людям, когда они вернулись из похода: «Пришла весна. Кто из вас хочет пойти со своими конями, чтобы их пасти, пусть сделает это. Вы не заметили, что происходит с человеком: он жиреет, а лошадь тощает. А когда скиснет молоко, размножатся мухи и скрутятся стебли, возвращайтесь в свой лагерь!»

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам поведал ал-Лайс б. Са‘д:

‘Амр б. ал-‘Ас говорил людям, когда они вернулись [из похода]: «Идите в свои прибрежья. А когда размножатся мухи, скиснет молоко и скрутятся стебли, живите в своем лагере».

Проповедь ‘Амра б. ал-’Аса

Рассказал нам Са’ид б. Майсара, [передавая сведения] Исхака б. ал-Фурата, [который пересказал сообщение] Ибн Лахи‘и, [повествовавшего по рассказу] ал-Асвада б. Малика ал-Химйари [со слов] Бахира б. Захира ал-Ма’афири. Он сказал:

Я отправился с отцом на пятничную молитву в полдень. Это было в конце зимы, я думаю, после христианского хамима {Страстной четверг}, /140/ через несколько дней. Но молитву задерживали, как вдруг несколько человек с кнутами в руках стали сдерживать народ. Я испугался и спросил: «Папочка, кто это?» Он ответил: «Это шурта, сыночек». Му’аззины призвали к молитве. ‘Амр б. ал-’Ас встал на минбаре, и я увидел мужчину среднего роста, большеголового, черноглазого, со сросшимися бровями, в одежде со сверкающими узорами, подобными орлам. На нем были изар, рида’, ‘имама и джубба. Он восславил Аллаха, повторил кратко хвалу ему, призвал благословение на посланника [161] Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — и стал наставлять людей, приказывая и запрещая. Я слышал, как он призывал давать закат и дары милостыни, приказывая умеренность и запрещая излишества и многодетность. Он сказал по этому поводу: «О люди, собравшиеся ко мне! У меня четыре завета. Они призывают к труду после отдыха, трудностям после достатка, смирению после величия. А еще у меня многодетность, необеспеченное положение, утрата имущества, болтовня без разума и смысла. Человеку необходимо время, чтобы обратиться к тому, чтобы успокоить свое тело, обдумать то, что его занимает, освободить свою душу от страстей. Тот, кто сделает это, получит желаемое и долю, хотя бы и малую. Не следует терять человеку долю знания, чтобы это добро не пропало втуне и чтобы не оставить разрешенное и запрещенное Аллахом в небрежении.

О собравшиеся люди! Взошло созвездие Близнецов, пылает Сириус, и открылось небо. Отошла чума, и уменьшилась роса, улучшились пастбища, ягнились овцы, и подросли ягнята. Пастух должен хорошо смотреть за пастьбой. Пусть он с благословения Аллаха живет в своей долине! Пользуйтесь же ее скотом, ее молоком, ее барашками, ее дичью! Пасите своих лошадей, откармливайте их, заботьтесь о них, почитайте их! Ведь они — ваш щит от врагов ваших, в них ваше богатство и ваше бремя. Примите заповедь хорошо обращаться с коптами, с которыми вы окажетесь по соседству! И еще. Я запрещаю вам [увлекаться] благовониями и медовыми сластями, ибо они портят нам веру и делают беззаботными.

Мне рассказал ‘Умар, эмир верующих, что он слышал, как посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — говорил: “Воистину, Аллах даст вам захватить /141/ Египет после моей [смерти]. Вам завещано хорошо обращаться с коптами, потому что они в родстве с вами и под покровительством". Так удержите ваши руки, не трогайте женщин, опустите ваши глаза!

Я не знаю, что произойдет с человеком, который сам оброс жиром, но истощил лошадь. Знайте же, что я запрещаю по отношению к лошадям, то же, что по отношению к людям! Знайте, что вы стоите на страже до Дня воскресения из мертвых из-за множества врагов вокруг вас и алчности их сердец относительно вас и ваших дворов — источника жатвы, богатства, обильного добра и возрастающего благословения. Рассказал мне ‘Умар, эмир верующих, что он слышал, как посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — говорил: “Когда Аллах даст вам захватить Египет, устройте там сильное войско. Это войско — самое лучшее на земле!" Абу Бакр спросил его: “А почему, о посланник Аллаха?" Он ответил: “Потому что они и их жены на страже до Дня воскресения из мертвых".

Так воздайте же хвалу Аллаху, собравшиеся, за то, чем он дал вам овладеть, и пользуйтесь в своей долине тем, кто вам [161] нужно! А когда скрутятся стебли, станут жаркими зори, размножатся мухи, скиснет молоко, иссохнут овощи, отцветут деревья, то живите в своем лагере с благословения Аллаха. Пусть никто из вас, у кого есть дети, не придет к детям без подарка соответственно своему достатку или нужде. Я говорю эти мои слова, да сохранит вас Аллах!»

Я запомнил это с его слов. Мой отец сказал, когда мы ушли к себе домой и я пересказал ему эту хутбу: «О сыночек! Он побуждал людей, когда они пришли к нему, стоять на страже, как побуждал [раньше] идти в долину на покойную жизнь».

Рассказ о пастбищах войска

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

Когда наступило время выпаса и доения, ‘Амр написал всем племенам, чтобы они пасли животных и доили их, где им понравится. Самыми большими селениями, которые они захватили для этого, были Манф, Дисбиндис 568, Ахнас 569 и Таха 570. «Люди знамени» разошлись [по разным местам]. Семьи ‘Амра б. ал-’Аса и ‘Абдаллаха б. Са’да заняли [пастбища] в Манфе и Васиме 571.

[Племя] хузайл захватило [пастбища] в Бана 572 и Бусире 573, [племя] ‘адван — в Бусире. Селения /142/ [племени] ‘акк, которое захватило в них большую часть, — это Бусир, Мануф 574, Дисбиндис и Атриб. [Племя] бали заняло [пастбища] в Манфе и Тарабии 575, [племя] фахм — в Атрибе, ‘Айн Шамсе и Мануфе, [племя] махра — в Тата 576 и Тумайе 577, [племя] ас-садиф — в ал-Файйуме, [племя] туджиб — в Тумайе, Баете 578 и Васиме, [племя] лахм — в ал-Файйуме, Тарабии и Курбайте 579, [племя] джузам — в Тарабии и Курбайте, [племя] хадрамаут — в Бана, ‘Айн Шамсе и Атрибе, [племя] мурад — в Манфе и ал-Файйуме, а вместе с ним [племя] ‘абс б. зауф. [Племя] химйар захватило [выпасы] в Бусире и селениях Ахнаса, [племя] хаулан — в селениях Ахнаса, ал-Бахнаса 580 и ал-Кайса 581, род Ва’лы — в Сафте 582, в [округе] Бусир, род Абрахи — в Манфе, род Йасара б. Динны — в Атрибе. [Племя] ал-ма’афир заняло [пастбища] в Атрибе, Саха и Мануфе, части [племен] туджиб и мурад — в ал-Йадкуне 583.

Некоторые из этих племен превосходили одно других пастбищами, но из-за этого ни на одно не совершило нападений, только самые большие племена захватили выпасы там, где мы указали, [а другим] написали послание относительно пастьбы, и они стали пасти скот и доить его там, где находились.

У [племен] гифар и ал-лайс были выпасы в Атрибе. Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

[Племя] мудлидж стояло в Хирибта 584. Они захватили там дома, а вместе с ними было некоторое количество людей из [племени] химйар, из [племени] зубхан и других, которые примкнули к ним там как их союзники; там и их дома. [163] [Племя] хушайн и часть [племен] лахм и джузам вернулись и остановились на окраинах /143/ Сана 585, Иблила 586 и Тарабии, но [их] за ними не закрепили. [Племени] кайс в древности в ал-Хауф аш-Шарки 587 не было. Их поселил там только Ион ал-Хабхаб 588. Это произошло потому, что он послал к Хишаму б. ‘Абд ал-Малику и тот приказал ему обязать пять тысяч человек или три тысячи — ‘Абд ар-Рахман ибн ‘Абд ал-Хакам точно не знает. Ибн ал-Хабхаб возложил обязанность на [племя] кайс, привел его и поселил в Египте в ал-Хауф аш-Шарки.

Рассказ о лошадях в Египте

Гов орит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

Когда люди поселились и устроились их жилища, они стали выводить и упражнять лошадей на ристалищах.

Рассказал нам Ахмад б. ‘Амр: нам поведал Ибн Вахб, [передавая сведения] ‘Амра б. ал-Хариса, [который пересказал сообщение] Йазида б. Абу Хабиба, [повествовавшего по рассказу] ‘Абд ар-Рахмана б. Шумасы ал-Махри [со слов] Му’авии б. Худайджа:

Му’авийа б. Худайдж шел мимо человека с лошадью, которую он сдерживал поводом, на ристалище на холме. Му’авийа послал своего раба посмотреть, кто этот человек, и оказалось, что это Абу Зарр. Ибн Худайдж направился к нему и сказал ему: «О Абу Зарр! Я вижу, эта лошадь причиняет тебе заботу, но я не вижу у нее ничего [особенного]». Абу Зарр ответил: «Это лошадь, на мольбу которой отвечают». Ибн Худайдж спросил: «Что за мольба может быть у скотины?» Абу Зарр ответил: «Это не просто лошадь. Она возносит молитву каждое утро: “О Аллах! Ты дал меня одному из твоих рабов и дал мне долю из его рук. О Аллах! Дай мне то, что более всего желанно ему в отношении его детей, его дома и его имущества"»

Рассказали нам мой отец ‘Абдаллах б. ‘Абд ал-Хакам и Шу’айб б. ал-Дайс, сказав: нам поведал ал-Лайс б. Са’д, [передавая сообщение] Йазида б. Абу Хабиба [со слов] Ибн Шумасы, что Му’авийа б. Худайдж рассказал ему:

Му’авийа б. Худайдж проходил мимо Абу Зарра, стоявшего со своей лошадью, и спросил его: «Что это ты бьешься со своей лошадью?!» Тот ответил: «Я думаю, что молитвы этой лошади исполняются». И рассказал вроде [приведенного] рассказа Ибн Вахба.

Рассказал нам Са’ид ибн ‘Уфайр: нам поведал Ибн Лахи’а [со слов] Кайса б. ал-Хаджжаджа. Он сказал:

‘Абд ар-Рахман б. Му’авийа б. Худайдж проходил мимо нас, а мы сидели с Ханашем б. ‘Абдаллахом около Сафа Махра, но не поздоровался. Ханаш обратился к нему: «Эй, Ибн Му’авийа! Ты проходишь и не здороваешься. Клянусь Аллахом, я считал [164] себя твоим заступником перед твоим отцом, чтобы он сделал к твоему седлу стремена, чтобы ты вдевал туда ноги».

Говорит [Кайс б. ал-Хаджжадж]:

У сына Му’авии б. Худайджа было седло без стремян, так что он садился на лошадь прыжком.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

/144/ Египетские кони происходят от лошадей, часть которых называет Ибн ‘Уфайр. Среди них ал-Ашкар {«Рыжий»} [племени] ас-садиф. Он принадлежал Абу На‘име Малику б. На’име ас-Садафи. По нему назван проход Хаухат ал-Ашкар в ал-Фустате Египта. Причиной этому было то, что ал-Ашкар издох, но его хозяин не хотел выбросить его на свалку, как делают с трупами животных. Он выкопал для него яму и похоронил коня там. И это место стали называть его именем.

Рассказал нам мой отец ‘Абдаллах б. ‘Абд ал-Хакам. Он сказал:

Когда мусульмане старались взять ал-Каср, из округа ал-Кусайра 589 приехал один румиец на серой лошади. Мусульмане совершали утреннюю молитву. Он стал убивать их и наносить удары копьем. Кони мусульман устремились за ним, но не смогли [догнать]. Владелец ал-Ашкара был в отсутствии. Когда он приехал, ему рассказали об этом. Он спрятался в засаде. Этот молодчик приехал и стал делать то, что делал. Владелец ал-Ашкара устремился за ним, догнал его и, сказав: «Я вознамерился его убить, и ал-Ашкар взял верх над [его] ублюдком», убил его.

Среди коней, [от которых происходят египетские кони], были: Зу-р-Ршн {«Пернатый»}, конь ал-’Аввама б. Хабиба ал-Йахсуби; ал-Хаттар {«Раскачивающий»}, конь Лабида б. ‘Укбы ас-Сауми; аз-3у’лук {«Горячий»}, конь Химйара б. Ва’ила ас-Сауми; ‘Аджла {«Поспешная»}, которая принадлежала [племени] ‘акк.

О ней сказал поэт:

Опередила всех ‘Аджла, обогнала их, будучи жеребой.

Рассказал нам ‘Абд ал-Вахид б. Исхак: нам поведал Мар-ван б. Му’авийа, [повествуя по сведениям] Абу Хаййана ат-Тайми 590, [который передал сообщение] Абу Зур’ы 591[со слов] Абу Хурайры:

Посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — сказал: «Самых прославленных лошадей называют конями».

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: [165]

‘Аджла — это та лошадь, о которой ‘Абд ар-Рахман б. Му’авийа б. Худайдж сказал Намру б. Айфа’ ал-’Акки то, что сделало ‘Аджла предметом насмешки. Намр ответил: «Так-то так, но у нее по отношению к твоей матери две доли!»

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

У [племени] лахм был конь, которого звали Аблак {«Пегий»} лахм. А ал-Джаун {«Вороной»} принадлежал ‘Укбе б. Кулайбу ал-Хадрами.

‘Абд ал-’Азиз б. Марван попросил ал-Хаттар у Лабида б. ‘Укбы, но тот отказал. ‘Абд ал-’Азиз послал его в поход в Ифрикию. Там Лабид умер. Когда Муса б. Нусайр отправил ‘Абд ал- ‘Азизу б. Марванулошадей, среди них была ал-Хаттар. Муса сказал: «У ал-Хаттар стали длинными грива и хвост. Когда лошади будут у египтян, не найдется никого, кто бы узнал ал-Хаттар». Ему ответили: «Дочь Лабида». ‘Абд ал-’Азиз послал к ней по этому поводу, и она сказала тому, кто к ней пришел: «Я ведь женщина. Выведите лошадь ко мне, чтобы я посмотрела!» Так и сделали. Она посмотрела, узнала ал-Хаттар и сказала: «Клянусь Аллахом! /145/ Не поскачет на тебе никто, равный моему отцу!» Затем она подрезала лошади уши, обрезала хвост и сказала: «Вот она! Берите, да не будет вам в ней благословения Аллаха!» Ал-Хаттар перешла к ‘Абд ал-’Азизу б. Марвану. Тот предназначил ее для своих жеребцов. От нее произошел аз-За’ид {«Защитник»}. От аз-За’ида был ал-Фаркад — родоначальник фаркадийских лошадей, но он ничем не выделялся среди египетских лошадей, только бегал быстро.

Когда Марван б. ал-Хакам достиг ал-Касиры, египтяне направили к нему ‘Укбу б. Шурайха б. Кулайба ал-Ма’афири и Мутайра б. Йазида ат-Туджиби в качестве разведчиков, [причем] Мутайр ехал тогда на ал-Хаттар, лошади Лабида б. ‘Укбы ас-Сауми. Они прибыли в лагерь Марвана и стали его осматривать. Шейх из лагеря Марвана заподозрил их. Ему не понравился их вид, и он сказал: «Клянусь Аллахом! Мне не нравится вид этих двух лошадей, и я не вижу на их владельцах тягот путешествия!»

‘Укба и Мутайр отправились назад в ал-Фустат. Они проехали в окрестностях лагеря мимо верблюдицы Сарсарании, принадлежавшей Бишру б. Марвану, и погнались за ней. Когда лошади приблизились к ней, Мутайр сказал ‘Укбе: «Гони верблюдицу, а я защищу тебя». Мутайр поехал обратно и вступил в бой с [людьми Марвана], так что они повернули вспять. Потом он соединился со своим спутником, тут к ним подоспели их всадники, и ехали они, пока не достигли ал-Фустата. Их спросили о новостях, и они ответили: «Сперва режьте верблюдицу и ешьте ее мясо, это первая добыча!» Верблюдицу зарезали, ее мясо [166] съели, и тогда они рассказали о событиях и о том, что они сильнее, чем этот человек.

Рассказали нам Шу’айб б. ал-Лайс, ‘Абдаллах б. Салих, Йахйа б. ‘Абдаллах б. Букайр и ‘Абд ал-Малик б. Маслама, [передавая сообщение] ал-Лайса б. Са’да [со слов] Йазида б. Абу Хабиба:

‘Умар б. ал-Хаттаб написал ‘Амру б. ал-’Асу: «Посмотри, кто у тебя есть из принесших “присягу под деревом". Дополни их довольствие на две сотни [динаров]. И себе дополни за свое правление, Харидже б. Хузафе — за его храбрость, а ‘Усману б. Абу-л-’Асу 592 — за его гостеприимство».

/146/ Рассказ о разделе правления ‘Умаром б. ал-Хаттабом

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: рассказал нам Му’авийа б. Салих, [передавая сведения] Мухаммеда б. Сама’и ар-Рамли, сказавшего: мне поведал ‘Абдаллах б. ‘Абд ал-’Азиз 593, надежный шейх:

‘Умар б. ал-Хаттаб послал Мухаммада б. Масламу к ‘Амру б. ал-’Асу и написал ему письмо: «И далее. Воистину, вы — ‘амили. Вы сидите у источников богатств. Вы собираете запретное, едите запретное и оставляете в наследство запретное. Я послал к тебе Мухаммада б. Масламу ал-Ансари, чтобы он разделил с тобой твои богатства. Представь ему твои богатства! Привет!»

Когда Мухаммад б. Маслама прибыл в Египет, ‘Амр б. ал-’Ас послал ему подарки, но тот вернул их ему. ‘Амр рассердился и спросил: «О Мухаммад! Почему ты вернул мне мои подарки? Я ведь посылал подарки посланнику Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — вернувшись из похода к Зат ас-Саласил 594, и он принял их». Мухаммад ответил ему: «Воистину, посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — принимал по откровению, что хотел, и отказывался, от чего хотел. Если бы это были подарки брата брату, я бы принял. Однако это подарок имама, за которым [стоит] зло». ‘Амр воскликнул: «Черным сделал Аллах день, когда я стал правителем у ‘Умара б. ал-Хаттаба. Я видел ал-’Аса б. Ва’ила 595, одетого в златотканую парчу, а ал-Хаттаб б. Нуфайл 596 грузил дрова на осла в Мекке». Мухаммад б. Маслама возразил ему: «И твой отец и его отец в аду! ‘Умар лучше тебя! Если бы не сегодняшний день, который ты стал ругать, оказалось бы, что ты привязал козу и радуешься, что она жирная, но, к сожалению, молока-то она не дает». ‘Амр сказал: «Вот спасение от [моего] гнева. Оно в твоей честности». Затем ‘Амр представил ему [собранные] богатства. Мухаммад б. Маслама разделил их с ним и вернулся [к ‘Умару].

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: рассказали нам Абу-л-Асвад ан-Надр б. ‘Абд ал-Джаббар и ‘Абд ал-Малик б. [167] Маслама, [передавая сведения] Ибн Лахи’и, [который пересказал сообщение] Йазида б. Абу Хабиба [со слов] /147/ Халида б. ас-Са’ка. Он сказал:

Причиной раздела правления ‘Умаром б. ал-Хаттабом было стихотворение, которое написали ‘Умару б. ал-Хаттабу:

Получи послание, о эмир верующих, ведь ты представляешь Аллаха в отношении богатств и приказов!
Не позволяй людям рустаков — [плательщикам хараджа] и джизйи поглощать имущество Аллаха в [своих] обширных кошельках.
Пошли к ан-Ну’ману 597 и разберись в его счетах, пошли к Джаз’у 598 и пошли к Бишру 599,
Не упускай из виду обоих этих, приносящих пользу, и Сихра бану газван 600, обладателя богатств.
Не призывай меня для свидетельства, ведь я отсутствую. Однако я вижу чудеса [нашего] времени:
Коней, как ал-Гизлан, и мечи, как ад-Дума, и то, что нельзя забыть, — верблюдов, завесы,
Покрывала, свернутые в их хранилищах платья, свертки завес, желтых и красных.
Когда индийский купец приносит мешок мускуса, то он переходит из рук в руки.
Мы продаем, когда они продают, и воюем, когда они воюют, потому что у них есть богатство, а у нас нет.
Выдели им меня как выкуп за тебя, ведь они будут довольны, [только] если ты выделишь им часть от своего.

И ‘Умар выделил им половину [собранных ими] денег. Ан-Ну’ман — это ан-Ну’ман б. Башир, он правил Химсом; Сихр бану газван — это Абу Хурайра, он правил ал-Бахрайном 601.

Рассказал нам Му’авийа б. Салих, [передавая сведения] Йахйа б. Ма’ина, [который пересказал сообщение] Вахба б. Джарира, [повествовавшего по рассказу] своего отца [со слов] аз-Зубайра б. ал-Хиррита 602 : Говорят, что эти стихи сказал Абу-л-Мухтар ан-Нумайри. Он сказал:

/148/ Получи, о эмир верующих, послание, ведь ты представляешь Аллаха на суше и на море!
Пошли к ан-Ну’ману и разберись в его счетах, пошли к Джаз’у и пошли к Бишру.
Призови обоих, приносящих пользу, — и того, кто на ас-Сук, маула бану бадр.
Не защитит от них двоих тот, у кого пустая сумка, и не Ибн Галаб из вождей бану наср.
Мы продаем, когда они продают, и воюем, когда они воюют, потому что у них есть богатство, а у нас нет.
Ты видишь саранчу величиной с зайца, и мечи, как ад-Дума, и то, чего нельзя сосчитать. — верблюдов, завесы,
Покрывала, свернутые в их хранилищах платья, свертки завес, желтых и красных.
Когда индийский купец приносит мешок мускуса, то он переходит из рук в руки.
За тобой ведь имущество Аллаха, не бросай его! Они будут довольны, [только] если ты выделишь им часть от своего.
Не призывай меня для свидетельства, ведь я отсутствую. Однако я вижу чудеса [нашего] времени. [168]

‘Умар сказал: «Мы освободили его от свидетельства. У них мы возьмем половину их денег!» И он взял эту половину, а [ведь] назначил этих людей правителями.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам поведал Ибн Лахи’а, [передавая сообщение] Джа’фара б. Раби’и 603 [со слов] его отца:

Его дед завещал отдать ‘Умару б. ал-Хаттабу половину его имущества, а ‘Умар назначал его править некоторыми округами.

Рассказал нам Асад б. Муса: нам поведал Сулайман б. Абу Сулайман 604 [со слов] Мухаммада б. Сирина.

Он сказал:

Абу Хурайра сказал: «Когда я прибыл из ал-Бахрайна, ‘Умар сказал мне: “Эй ты, враг Аллаха и враг ислама! Ты поступил вероломно с имуществом Аллаха!" Я ответил: “Я не враг Аллаху и не враг исламу, но враг тому, кто враждует с ними! Я не поступил вероломно с имуществом Аллаха. Оно — цена приплода моего коня и собранных стрел!" ‘Умар воскликнул: “Эй, враг Аллаха и враг ислама! Ты поступил вероломно с имуществом Аллаха!" Я ответил: “Я не враг Аллаху и не враг исламу, я враг тому, что враждует с ними! Я не поступил вероломно с имуществом Аллаха. Оно — цена /149/ приплода моего коня и собранных стрел!"». ‘Умар в третий раз сказал то же самое, а Абу Хурайра возразил ему теми же словами.

Абу Хурайра продолжил рассказ:

Он наложил на меня пеню в двенадцать тысяч. Я встал на утреннюю молитву и сказал: «О Аллах! Прости эмиру верующих». ‘Умар позже захотел [возвратить] меня на мою должность. Я сказал: «Нет!» Он возразил: «А разве Йусуф не был лучше тебя, а просил должность?» Я ответил: «Так ведь Йусуф пророк, сын пророка, а я сын Умаймы и боюсь трех [вещей] и двух». Он спросил: «А разве ты не сказал [сразу] пяти?» Я ответил: «Нет!» Он сказал: «Почему?» Я возразил: «Я боюсь, что скажу неразумное слово и решу неумно, и [боюсь], что меня побьют по спине, опозорят мою честь и отберут имущество».

Рассказ о Ниле

Рассказал нам ‘Усман б. Салих: нам поведал Ибн Лахи’а, [передавая сообщение] Вахиба б. ‘Абдаллаха ал-Ма’афири 605 [со слов] ‘Абдаллаха б. ‘Амраб. ал-’Аса, что тот сказал:

Нил Египта — господин рек. Аллах заставил все реки на востоке и на западе работать на него. Когда Аллах захотел, чтобы Нил потек, он приказал каждой реке помочь ему, и реки помогли ему своей водой. Аллах исторг из земли для него родники. Когда его течение достигло того, что Аллах хотел, Аллах внушил всем рекам, чтобы они вернулись к исходному состоянию. [169]

Рассказал нам ‘Усман б. Салих: нам поведал Ибн Лахи’а [со слов] Йазида б. Абу Хабиба:

Му’авийа б. Абу Суфйан спросил Ка’ба ал-Ахбара: «Нашел ли ты в Книге Аллаха рассказ об этом Ниле?» Тот ответил: «Конечно, клянусь тем, кто разверз для Муса море. Я, конечно, нашел в Книге Аллаха то, что Аллах внушает ему дважды в год. Аллах внушает ему при разливе: “Воистину, Аллах приказывает тебе разлиться", и он разливается, как ему предписал Аллах. Затем Аллах внушает ему после этого: “Спади спокойно!"».

Рассказал нам ‘Абдаллах б. Йусуф 606: нам поведал ‘Аб-даллах б. ‘Умар 607, [передавая сообщение] Хубайба б. ‘Абд ар-Рахмана 608, [который повествовал по рассказу] Хафса б. ‘Асима 609 [со слов] Абу Хурайры: Посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — сказал: «Нил, Сайхан 610, Джайхан 611 и Евфрат — райские реки».

Рассказал нам ‘Абдаллах б. Салих: нам поведал ал-Лайс, [передавая сообщение] Йазида б. Абу Хабиба, [который повествовал по рассказу] Абу-л-Хайра [со слов] Ка’ба ал-Ахбара, что тот говорил:

Четыре реки —/150/ райские, которые Аллах поместил в сей мир. Нил — это в раю река меда, Евфрат — в раю река вина, Сайхан — в раю река воды, а Джайхан — в раю река молока.

Рассказал нам Са’ид б. Абу Марйам: нам поведали ал-Лайс б. Са’д и ИбнЛахи’а, говоря: нам сообщил Йазид б. Абу Хабиб, [передавая рассказ] Абу-л-Хайра [со слов] Абу Джунады ал-Кинани о том, что тот слышал, как Ка’б говорил:

Нил в другом мире — мед. Он обильнее всех тех рек, которые назвал Аллах. Тигр в другом мире — молоко. Он обильнее всех тех рек, которые назвал Аллах. Евфрат в другом мире — вино. Он обильнее всех тех рек, которые назвал Аллах. Джайхан — вода. Он обильнее всех тех рек, которые назвал Аллах.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: как рассказал нам ‘Усман б. Салих, [передавая сообщение] Ибн Лахи’и, [который повествовал по сведениям] Кайса б. ал-Хаджжаджа [со слов] того, кто ему рассказал:

Когда ‘Амрб. ал-’Ас завоевал Египет, к нему пришли египтяне при наступлении неарабского месяца ба’уны и сказали ему: «О эмир! У нашего Нила такой обычай, что он разливается не иначе, как в этот месяц». ‘Амр спросил: «Как это?» Ему ответили: «Когда наступает 12-е число этого месяца, мы направляемся к чистой девице и ее родителям и получаем согласие ее родителей. Мы надеваем на нее украшения и самое лучшее платье, какое есть, а затем бросаем в Нил». ‘Амр ответил им: «Так при исламе не будет! Воистину, ислам разрушил то, что было до него!» Египтяне провели так месяцы ба’уна, абиб и [170] мисра, а Нил тек, не разливаясь и не уменьшаясь, так что они собрались выселяться. Когда ‘Амр увидел это, он написал об этом ‘Умару б. ал-Хаттабу. ‘Умар написал ему [в ответ]: «Ты прав, ислам разрушает то, что было до него. Я послал тебе записку. Вот что в ней: “От раба Аллаха ‘Умара, эмира верующих, Нилу египтян. И далее. Ты раньше всегда разливался, но не разлился [на этот раз]. Воистину, Аллах единый и всемогущий заставляет тебя разливаться. Мы просим Аллаха единого и всемогущего, чтобы он заставил тебя разлиться"».

‘Амр бросил эту записку в Нил за день до дня окончания разлива Нила, а египтяне приготовились /151/ выселиться и уйти оттуда, потому что все блага там только от Нила. Они встали утром в день окончания разлива, а Аллах ночью разлил Нил на высоту шестнадцати локтей. Так прекратился у египтян этот мерзкий обычай.

Рассказал нам ‘Усман б. Салих: нам поведал Ибн Лахи’а [со слов] Йазида б. Абу Хабиба:

Муса — да благословит его Аллах и да приветствует! — призвал проклятие Аллаха на дом фараона, и Аллах прекратил доступ Нила к ним, так что они захотели выселиться. Они попросили Муса, чтобы он вознес молитву Аллаху. Муса вознес Аллаху молитву, потому что они уверовали. Они встали утром, а в эту ночь Аллах заставил Нил разлиться на высоту шестнадцати локтей. И Аллах согласился продолжать разливы ради ‘Ума-ра б. ал-Хаттаба, как он согласился для своего пророка Муса, да благословит его Аллах и да приветствует!

Рассказ о джизйе

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

‘Амр посылал ‘Умару б. ал-Хаттабу джизйу, удержав то, что было ему необходимо:

Как нам рассказал ‘Усман б. Салих, [передавая сообщение] Ибн Лахи’и [со слов] Йазида б. Абу Хабиба:

Доля Египта для рытья каналов, поддержания плотин, строительства мостов, отделения островов составляла 120 000 с гор и низменностей вместе. Обычно они следовали этому, не переставая ни зимой, ни летом.

Как нам рассказал ‘Абд ал-Малик б. Маслама, [передавая сообщение] ал-Касима б. ‘Абдаллаха 612, [который повествовал по сведениям] ‘Абдаллаха б. Динара 613 [со слов] ‘Абдаллаха б. ‘Умара:

‘Умар написал, чтобы на шеи зиммиев 614 наложили свинцовые печати, чтобы ясно было, из какой они области и что с их округа собрано, и чтобы они садились в седло поперек. Облагали джизйей только тех, кто уже брился, и не облагали женщин и детей и не позволяли зиммиям походить одеждой на мусульман.

Рассказал нам Шу’айб б. ал-Лайс: нам поведал мой отец [171] [со слов] Мухаммеда б. ‘Абд ар-Рахмана б. ‘Анаджа 615, что Нафи’ сообщил им. Рассказал нам [также]/152/ ’Абд ал-Малик б. Маслама: нам поведал Ибн Вахб - мне передали ‘Абдаллах б. ‘Умар и ‘Умар б. Мухаммад 616, что Нафи’ сообщил им [со слов] Аслама, маула ‘Умара 617, что тот ему рассказал:

‘Умар написал эмирам джундов 618, чтобы они облагали джизйей только тех, кто уже брился.

Их джизйа составляет сорок дирхамов с тех из них, кто [платит] серебром, и четыре динара с тех из них, кто [платит] золотом. А из доли мусульман пшеницей и маслом на них возложено два муд’а 619 пшеницы и три доли масла в месяц каждому мусульманину, будь он из Сирии или из Аравии, и еще курдючного сала и меда, я не знаю сколько. А мусульманам египетским положено по ирдаббу [пшеницы] в месяц каждому, а сколько курдючного сала и меда, я не знаю. На них возложено [поставлять] ткани и одежды, в которые эмир верующих одевает людей, и оказывать гостеприимство в течение трех дней тем мусульманам, кто у них остановится.

На жителей Ирака возложено поставлять по пятнадцати са’ 620 [пшеницы] каждому человеку и, не знаю сколько, курдючного сала.

Джизйа не налагается на женщин и детей. На шеи мужчин — людей джизйи накладывают печать.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: как рассказал нам ‘Абд ал-Малик [со слов] ал-Лайса б. Са’да: Вайба 621 ‘Умара б. ал-Хаттаба в правление ‘Амра б. ал-’Аса составляла шесть муд’ов.

Рассказал нам Асад б. Муса, говоря: нам поведал Су-фйан б. ‘Уйайна, [передавая сообщение] Абу Исхака [со слов] Харисы б. Мударриба:

‘Умар сказал: «Я возложил на жителей ас-Савада обязанность гостеприимства на один день и одну ночь. А тот, кого задержит дождь, пусть тратит свои деньги».

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

Когда ‘Амр б. ал-’Ас упрочил власть, он назначил румийцев сборщиками налогов у коптов. Размер налогов мог быть изменен: если селение процветало и его жители умножались, им прибавляли, а если население уменьшалось и селение приходило в упадок, то отбавляли. Старосты селения, господа и главы его жителей собирались и обсуждали процветание и запустение. Если они устанавливали увеличение долей, то отправляли с добавочной этой долей в округа. /153/ Потом они собирались с главами селений и распределяли это по возможностям селений согласно площади посевов. Затем каждое селение собиралось по поводу доли его жителей. Они присоединяли их доли к хараджу каждого селения, исходя из того, что в нем есть обработанного и запустевшего из земель. Они вычитали из всех земель федданы 622, принадлежащие их церквам, баням и паромам, вычитали [172] земли для оказания гостеприимства мусульманам и для постоя властей. Когда кончали с этим, смотрели, сколько в каждом селении ремесленников и наемных работников, и определяли их добавочную долю в соответствии с их возможностями. Если там была и джизйа 623, то ее делили между ними по их возможностям. Но редко, когда делили ее между теми, кто был немолод или неженат. Затем они смотрели, какой остался харадж, и разделяли его между собой по количеству земли. Они делили землю между теми, кто хотел обрабатывать ее, по их способности. Если кто-нибудь не справлялся и жаловался на недостаток сил для обработки земли, они распределяли то, что он не мог обработать, между теми, кто мог сделать это. Если кто-нибудь из них просил прибавить [земли], ему давали то, с чем не справились слабые люди, а если те не хотели отдавать, то делили по числу спорящих.

Их доля исчислялась в киратах, один динар составлял 24 кирата, на которые он делился.

Именно так рассказывают со слов пророка, да благословит его Аллах и да приветствует: «Вы еще завоюете землю, где говорят “кират". Я завещаю вам добро к ее жителям!»

На них наложили на каждый феддан по половине ирдабба пшеницы, по две вайбы ячменя, не считая люцерны, на которую у них нет налогов.

Вайба тогда равнялась шести муд‘ам.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама, [передавая сообщение] Ибн Вахба, [который повествовал по сведениям] Йунуса [со слов] Ибн Шихаба:

‘Умар б. ал-Хаттаб брал с захваченных мирным путем, заключив договор, то, что они называли возложенным на себя, не снимая с этого ничего и не прибавляя. Кто из них жил, платя джизйу и не назвав того, что именно он должен платить, того он заставлял платить ее. ‘Умар рассматривал их дела, и, если они терпели нужду, он уменьшал им то, что на них лежало, но если они преуспевали, он увеличивал то, что на них лежало, в меру их преуспевания.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: передал Хайва б. Шурайх: рассказал мне ал-Хасан б. Саубан, что ему сообщил Хишам б. Абу Рукаййа ал-Лахми:

/154/ Владетель Ихна пришел к ‘Амру б. ал-’Асу и сказал ему: «Сообщи нам, какая джизйа лежит на каждом из нас, чего нам ждать?» ‘Амр ответил, указывая на угол церкви: «Хотя бы ты дал мне от земли до крыши, я бы тебе не сказал. Вы — наша казна. Если нам надо будет больше, мы возложим на вас больше, если нам потребуется меньше — возьмем с вас меньше!» Те, кто исходит из этого рассказа, утверждают, что Египет завоеван силой 624.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил Ибн Лахи’а [со слов] Йазида б. Абу Хабиба. Он сказал:

‘Умар б. ‘Абд ал-’Азиз сказал: «Если кто-нибудь из [173] зиммиев примет ислам, его ислам сохранит его и его имущество, но не землю, потому что земля — фай’ Аллаха мусульманам».

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил ал-Лайс б. Са’д:

‘Умар б. ‘Абд ал-’Азиз сказал: «Если народ заключил договор на условии уплаты джизйи и платит ее, то у тех [из этого народа], кто примет ислам, земля и дом перейдут остальным».

Сказал ал-Лайс, и написал мне Йахйа б. Са’ид: То, в чем клялись копты в отношении джизйи и [того], что с них берут из законных обязательств, которые на них лежат,— рабов, съестных припасов, верблюдов, коров, лошадей, — все это можно с них брать, допустимо для тех, кто принял их клятву, и не может быть возвращено коптам, если окажется малым. А если берут у них землю в аренду, то наем ее допустим, только надо облагать [ее] джизйей, которая лежит на них. А если земля, за которую они отвечают, если она обложена джизйей, дает прибыль сверх джизйи, то мы считаем наем ее дозволенным тому, кто берет ее в аренду.

Сказал Йахйа:

Мы говорим: «Джизйа двойственна: джизйа с головы [каждого] человека и полная джизйа жителей селения, которую с них берут. И кто погибнет из жителей селения, на котором лежит определенная джизйа на селение, не с головы каждого человека, то мы считаем, что земля того, кто погиб из жителей селения, не имея ни детей, ни наследников, должна быть возвращена селению в целях [сохранения] полноты того, что на них возложено из джизйи. А земля того, кто умирает, не оставив наследника, из тех, чья джизйа возложена на голову человека, переходит мусульманам.

Сказал ал-Лайс:

‘Умар б. ‘Абдал-’Азиз сказал: «Джизйа возложена на головы людей, а не на земли». Он подразумевал зиммиев.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил Ибн Лахи’а [со слов] ‘Абд ал-Малика б. Джунады:

‘Умар б. ‘Абд ал-’Азиз написал Хаййану б. Сурайджу, чтобы он возложил джизйу умерших коптов на живых.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

Этот рассказ ‘Абд ал-Малика /155/ указывает на то, что ‘Умар б. ‘Абд ал-’Азиз считал, что земля Египта была завоевана силой и что джизйа лежит на селениях. А кто умрет из жителей селения — так ведь эта джизйа установлена на них, и смерть того, кто из них умер, не снимает из джизйи ничего.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

Но считают, что Египет был завоеван по мирному договору. Этот договор утвержден для тех, кто остался из его жителей, и смерть того, кто из них умер, не снимает ничего из того, на чем они заключили договор. А Аллах знает лучше.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам поведал [174] Ибн Вахб, [передавая сообщение] Мухаммеда б. ‘Амра 625 [со слов] Ибн Джурайджа 626:

Некий человек принял ислам во времена ‘Умара б. ал-Хат-таба и сказал: «Снимите джизйу с моей земли!» ‘Умар возразил ему: «Нет! Твоя земля завоевана силой!»

Сказал ‘Абд ал-Малик:

Малик б. Анас сказал: «То, что люди, заключившие договор, покупают землю, допустимо. Но то, что завоевано силой, то никто не может у них купить. Не дозволено им продавать ничего из земли, которая находится в их руках, потому что те из людей, заключивших договор, кто принял ислам, получают законные права на свои землю и имущество, а что касается тех, кто был завоеван силой, то того из них, кто принял ислам, ислам освобождает, но земля его принадлежит мусульманам, потому что у людей, взятых силой, страна была завоевана и она — фай’ мусульман. И еще потому, что люди, заключившие договор, противились и защищали свои страны, пока не заключили договор относительно их. На них лежит только то, о чем они заключили договор. Я не считаю, что можно увеличить то, что на них лежит, и можно взять с них только то, что возложил [на них] ‘Умар б. ал-Хаттаб, потому что ‘Умар произнес народу проповедь и сказал: “Возложена на вас обязанность, и установлен обычай — и не оставят вам ни одного зуба!"».

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

Что касается джизйи земли, то у меня нет сведений, и я не знаю, что сделал с ней ‘Умар кроме того, что он оставил землю, не деля ее между людьми, которые ее захватили, и не селил там никого, [кто там не жил]. Я думаю, что он спрашивал жителей страны, знающих и надежных среди них, как обстояло дело относительно этого, и если находил правильные знания, то хорошо, а если нет, старался [сделать как лучше], он и те мусульмане, что были при нем.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил ал-Лайс б. Са’д:

‘Умар б. ‘Абд ал-’Азиз снял джизйу с тех, кто принял ислам из зиммиев-египтян, и присоединил в диване к договору тех из них, кто принял ислам с родственниками, к тем, кто принял ислам из его рук.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: сказал не ‘Абд ал-Малик:

/156/ До этого с тех, кто принял ислам, брали джизйу.

Как рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама, [передавая сообщение] Ибн Лахи’и [со слов] Разина б. ‘Абдаллаха ал-Муради:

Первым, кто брал джизйу с принявших ислам зиммиев, был ал-Хаджжадж б. Йусуф. ‘Абд ал-Малик б. Марван написал ‘Абд ал-’Азизу б. Марвану, чтобы он наложил джизйу на принявших ислам зиммиев. Ибн Худжайра переговорил с ‘Абд ал-’Азизом об этом и сказал: «Да сохранит тебя Аллах, о эмир, от того, чтобы ты стал первым, кто введет этот обычай в Египте. [175] Клянусь Аллахом, из зиммиев не несет джизйу тот, кто монашествует. Так как же ты возложишь джизйу на тех из них, кто принял ислам?!» После этого’Абд ал-’Азиз оставил их в покое.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам поведал Ибн Лахи’а [со слов] Йазида б. Абу Хабиба: ‘Умар б. ‘Абд ал-’Азиз написал Хаййану б. Сурайджу: «Сложи джизйу с тех зиммиев, кто принял ислам! Ведь Аллах преблагой и превеликий сказал: “Если они обратились и выполняли молитву и давали очищение, то освободите им дорогу: ведь Аллах — прощающий, милосердный!" {Коран IX.5}. Он сказал [также]: “Сражайтесь с теми, кто не верует в Аллаха и в последний день, не запрещает того, что запретил Аллах и Его посланник, и не подчиняется религии истины — из тех, которым ниспослано писание, пока они не дадут откупа своей рукой, будучи униженными" {Коран IX.29}».

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил ал-Лайс б. Са’д. Он сказал:

У ‘Абдаллаха б. Са’да были маула-христиане. Он отпустил их, но на них лежал харадж.

Сказал ал-Лайс:

Некоторые из них дожили до нас. Они действительно платили харадж.

Рассказали нам ‘Усман б. Салих и ‘Абдаллах б. Салих, сказав: нам поведал ал-Лайс б. Са’д. Он сказал: Когда Ибн Рифа’а 627 правил Египтом, он стал пересчитывать население Египта и рассматривать изменение хараджа, который был на них возложен. Шесть месяцев он оставался по этому поводу в ас-Са’иде, пока не дошел до Асуана вместе со множеством чиновников и катибов, которые выполняли это для него со старанием и усердием, и три месяца он пробыл в Нижнем Египте. Они насчитали больше десяти тысяч селений, и в самом маленьком селении насчитывалось не менее пятисот голов мужчин, обязанных платить джизйу 628.

Рассказ об ал-Мукаттаме 629

Рассказал нам ‘Абдаллах б. Салих: нам сообщил ал-Лайс б. Са’д. Он сказал:

Ал-Мукаукис попросил ‘Амра б./157/ ал-’Аса продать ему подножие ал-Мукаттама за семьдесят тысяч динаров. ‘Амр удивился этому и ответил: «Я напишу об этом эмиру верующих». Он послал об этом письмо ‘Умару, и тот ответил письмом: «Спроси у него, почему он дает тебе за это то, что дает. Ведь это нельзя засеять, и нельзя подать туда воду, и невозможно извлечь [175] пользу из этого». ‘Амр спросил ал-Мукаукиса, и тот ответил; «Мы нашли в книгах в описании ал-Мукаттама, что там находится райское дерево только для истинно верующих. Хорони там тех, кто умрет у тебя из мусульман. И не продавай ни за какие [деньги]!» Первым, кого там похоронили, был человек из [племени] ал-ма’афир, которого звали ‘Амир, так что говорили: «[Ал-Мукаттам] возделан» 630.

Как рассказал нам ‘Усман б. Салих, [передавая сообщение] Ибн Вахба [со слов] ‘Умары б. ‘Иса, который сказал:

Ал-Мукаукис сказал ‘Амру: «Что это ты, ведь не на этом ты заключил с нами договор!», поскольку ‘Амр отрезал их от кладбища.

Рассказал нам Хани’ б. ал-Мутаваккил [со слов] Ибн Лахи’и:

Ал-Мукаукис сказал ‘Амру: «Мы нашли в нашей книге, что на месте между этим холмом и пространством, где вы поселились, растет райское дерево». ‘Амр написал о его словах ‘Умару б. ал-Хаттабу, и тот ответил: «Он говорит правду. Сделай это место кладбищем для мусульман!»

Рассказал не ‘Умара б. ‘Иса, [а кто-то другой]: Там были похоронены известные асхабы посланника Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует!

Как рассказал нам ‘Усман б. Салих, [передавая сообщение] Ибн Лахи’ и [со слов] того, кто ему сказал: [Там похоронено из асхабов] пятеро: ‘Амр б. ал-’Ас ас-Сахми, ‘Абдаллах б. Хузафа ас-Сахми 631, ‘Абдаллах б. ал-Харис б. Джаз’ аз-Зубайди, Абу Басра ал-Гифари и ‘Укба б. ‘Амир ал-Джухани.

А некто другой, не ‘Усман, говорит:

[Кроме них там похоронен] Маслама б. Мухаллад ал-Ансари.

Сказал Ибн Лахи’а:

Ал-Мукаттам — между ал-Кусайром и каменоломней, а то, что находится дальше, — это ал-Йахмум.

Но относительно ал-Кусайра мнения расходятся.

Рассказал нам ‘Усман б. Салих [со слов] Ибн Лахи’и. Он сказал:

Это не Кусайр Муса-пророка — да благословит его Аллах и да приветствует! — а Кусайр Муса-колдуна.

Рассказали намСа’ид ибн ‘Уфайр и ‘Абдаллах б. ‘Аббад 632, говоря: нам поведал ал-Муфаддал б. Фадала [со слов] своего отца. Он сказал:

Мы пришли к Ка’бу ал-Ахбару, и он спросил нас: «Вы кто такие?» Мы ответили: «Мы египтяне». Он спросил: «Что вы скажете относительно ал-Кусайра?» Мы ответили: «Это Кусайр Муса». /158/ Он возразил: «Это не Кусайр Муса, а Кусайр египетского вождя, который, когда Нил разливался, поднимался туда, и так и шло. Священно то, что между холмами и рекой».

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: но говорят: [177]

Это не так. Это место, где зажигали огонь для фараона, когда он ехал из Манфа в ‘Айн Шамс. А на ал-Мукаттаме было другое такое место. Когда египтяне видели огонь, они знали, что едет фараон, и готовили для него то, что считали нужным. Так же точно было, когда он ехал, направляясь из ‘Айн Шамса. А Аллах знает лучше.

Рассказал нам Хани’ б. ал-Мутаваккил, [передавая слова] Ибн Лахи’и и Ришдина б. Са’да, [который повествовал по сообщению] ал-Хасана б. Саубана, [пересказавшего сведения] Хусайна б. Шуфая ал-Асбахи [со слов] его отца Шуфая ибн ‘Убайда:

Когда он прибыл в Египет, египтяне уже выбрали место моления напротив водоема Абу ‘Ауна, который находится около ал-’Аскар. Он спросил: «Что это вы выбрали место моления на проклятом холме и забросили священный холм?»

Сказал ал-Хасан б. Саубан:

И они выбрали свое место моления там, где оно находится поныне.

Рассказал нам Абу-л-Асвад ан-Надр б. ‘Абд ал-Джаббар: нам поведал Ибн Лахи’а [со слов] Абу Кабила:

Некто спросил Ка’ба относительно египетских холмов, и тот ответил: «Воистину, священно то, что между ал-Кусайром и ал-Йахмумом!»

Рассказ о том, как ‘Умар б. ал-Хаттаб считал, что ‘Амр б. ал-Ас задерживает харадж 633

Как рассказал нам ‘Абдаллахб. Салих [со слов] ал-Лайса б. Са’да:

Когда ‘Умар б. ал-Хаттаб счел, что ‘Амр б. ал-’Ас задерживает харадж, он написал ему письмо: «Во имя Аллаха милостивого, милосердного! От раба Аллаха ‘Умара, эмира верующих, ‘Амру б. ал-’Асу. Мир тебе. Я славлю тебе Аллаха, кроме которого нет божества! И далее. Я подумал о твоем деле и о том, которое ты возглавляешь. Твоя земля — земля обширная, пространная, превосходная. Аллах дал ее жителям готовность, стойкость и силу на суше и на море. Фараоны испытали ее и творили там суровые дела в силу своей гордости и неверия. Я поражен. Более всего меня поразило, что она платит половину того хараджа, который она платила раньше, кроме как в голод и засуху. Я многократно писал тебе о том харадже, который лежит на твоей земле.

/159/ Я думал, что это придет к нам без промедления. Я надеялся, что ты превысишь это и представишь мне. И вот ты прикрываешься двусмысленными словами, за которые ты хватаешься и которые не соответствуют тому, что я думаю, но я [178] соглашусь только на тот харадж, который получали до этого. Я не понимаю при этом, что пугает тебя в моем письме и что задерживает [тебя]. Если ты полностью возместишь, то будешь прав. Прощение приносит пользу! А если ты пренебрежешь хоть каплей, то ведь дело обстоит совсем не так, как ты себе представляешь. Я перестал требовать это от тебя в прошлом году, надеясь, что ты очнешься и восполнишь мне это. Я знаю, что тебе мешают в этом твои ‘амили — плохие ‘амили, и то, в чем ты ими обманут и окручен. Они нашли в тебе опору. А у меня с разрешения Аллаха есть лекарство, которое исцеляет то, от чего я прошу тебя отказаться. Не бойся, Абу ‘Абдаллах, что у тебя отберут положенное по закону, отдай его сам. Толчок извлекает молоко. Истина обнаруживается. Пришли мне [положенное]! А что ты бормочешь об этом, так все уже ясно! Привет!»

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

‘Амр б. ал-’Ас написал ему в ответ: «Во имя Аллаха милостивого, милосердного! Рабу Аллаха ‘Умару, эмиру верующих, от ‘Амра б. ал-’Аса. Привет тебе! Я славлю тебе Аллаха, кроме которого нет божества! И далее. Ко мне пришло письмо эмира верующих, в котором он находит, что я задерживаю харадж, и в котором говорит о делах фараонов до меня, о своем удивлении хараджем, который поступал им, и об уменьшении его, когда пришел ислам. Клянусь жизнью, харадж тогда был обильнее, а земля лучше обработана потому, что они в своем неверии и заносчивости больше стремились к обработке земли, чем мы, когда пришел ислам. Ты говоришь, что толчок извлекает молоко, так ведь я выдоил его дочиста, так что молоко страны прекратилось. Ты преувеличиваешь в своем письме, ругаешь меня, бранишь и поносишь. Я знаю, что это из-за чего-то, что ты скрываешь под незнанием. Клянусь жизнью, ты обвинил меня страшно и оскорбительно. А ведь у тебя есть здравый смысл в словах, правильный, точный, значительный, /160/ справедливый. Мы делали [это] для посланника Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — и для тех, кто после него. Мы, слава Аллаху, верны своим обязательствам, помним то, что возвеличил Аллах,— истину наших имамов. Все другое мы считаем отвратительным, а сделанное иначе — плохим. Нам это известно. Это подтверждают наши слова: Аллах — прибежище от соблазна, злонравия и стремления ко всякому греху. Сдержи себя! Ведь Аллах удержал меня от таких подлых приманок и стремления к ним после твоего письма, в котором честь не выдвинута вперед и не оказано почета брату. Клянусь Аллахом, о Ибн ал-Хаттаб, когда от меня требуют такого, я действительно прихожу в сильный гнев, но все-таки я сдержан и почтителен. Те дела, что я совершил, я совершил, связанный обязательствами. Однако я помню то, чего ты не помнишь. Если бы я был иудеем Йасриба, ты бы не мог прибавить брани, да простит Аллах тебя и нас! Я умолчал о некоторых вещах, о которых я знаю. [179] Язык у меня из-за них унижен {Т. е. «я боюсь о них говорить»}. Однако Аллах возвеличил твои права, которые нельзя не признать. Привет!»

Как я обнаружил в книге, которую дал мне Йахйа б. ‘Абдаллах б. Букайр, [передавший рассказ] ‘Убайд-аллаха б. Абу Джа’фара, [который пересказал сообщение] Абу Марзука ат-Туджиби [со слов] Абу Кайса, маула ‘Амра б. ал-’Аса:

‘Умар б. ал-Хаттаб написал ему: «От ‘Умара б. ал-Хаттаба ‘Амру б. ал-’Асу. Привет тебе! Я славлю тебе Аллаха, кроме которого нет божества! Я удивлен обилием моих писем к тебе о задержке хараджа и твоим письмом ко мне о строительстве дорог. Ты знаешь: я удовольствуюсь только правдивым объяснением. Я послал тебя в Египет не для того, чтобы он стал кормушкой для тебя и твоего рода. Я тебя направил потому, что я надеялся, что ты обеспечишь обильный харадж, и на твое хорошее управление.

Когда к тебе придет это мое письмо, представь харадж. Он ведь фай’ мусульман. При мне, ты знаешь, люди окружены [трудностями]. Привет!»

‘Амр б. ал-’Ас написал ему в ответ: «Во имя Аллаха милостивого, милосердного! ‘Умару б. ал-Хаттабу от ‘Амра б. ал-’Аса. Привет тебе! Я славлю тебе Аллаха, кроме которого нет божества! И далее. Ко мне пришло письмо эмира верующих, обвиняющее меня в задержке хараджа и утверждающее, что я уклонился от истины и сбился с пути. А ведь я, клянусь Аллахом, не отвращаюсь от правильного, как тебе известно. Однако население земли /161/ ожидает, когда будет определен его доход. Я наблюдал за мусульманами. Мягкость к населению была лучше, чем нажим на него. И мусульмане стали продавать то, от чего не разбогатели. Привет!»

Рассказал нам ‘Абдаллах б. Салих [со слов] ал-Лайса б. Са’да: ‘Амр собрал налогов двенадцать миллионов.

Рассказал не ал-Лайс:

А раньше ал-Мукаукис собирал в год налогов двадцать миллионов. Поэтому ‘Умар и написал ‘Амру то, что написал.

Рассказал ал-Лайс:

‘Абдаллах б. Са’д, когда ‘Усман назначил его править Египтом, собрал налогов четырнадцать миллионов. ‘Усман сказал ‘Амру: «О Абу ‘Абдаллах! Верблюдица дала молока больше, чем сначала». ‘Амр возразил: «Но вы повредили ее детям!»

Рассказал не ал-Лайс:

‘Амр ответил: «Это для того, чтобы не умер верблюжонок».

Рассказал нам Хишам б. Исхак ал-’Амири, говоря:

‘Умар б. ал-Хаттаб написал ‘Амру б. ал-’Асу, чтобы тот спросил у ал-Мукаукиса о Египте: что приводит его к [180] процветанию и к упадку. ‘Амр спросил его, и ал-Мукаукис ответил ему: «К процветанию Египет приводят пять условий: чтобы харадж собирали в одно и то же время, когда население покончит с посевом; чтобы повышали харадж в одно и то же время, когда народ кончит давить виноград; чтобы каналы их каждый год расчищали; чтобы строили выводы каналов из Нила и плотины; чтобы не наступил голод его народа — я имею в виду и притеснения. Если это делать в Египте, он будет процветать, а если наоборот — он придет в упадок».

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: в книге Ибн Букайра, которую он мне дал, рассказывается [со слов] Ибн Зайда б. Аслама, [который передал сообщение] своего отца:

Когда ‘Умар б. ал-Хаттаб счел, что ‘Амр б. ал-’Ас задерживает харадж, он написал ему: «Пришли ко мне одного из египтян!» ‘Амр послал к нему старика копта. ‘Умар стал расспрашивать его о Египте и его харадже до ислама. Тот ответил: «О эмир верующих! Там не собирали ничего иначе, как после отчисления на работы по благоустройству земли. А твой ‘амил не смотрит на работы по благоустройству земли. Он берет то, что видит, как будто хочет получить только в одном-единственном году». ‘Умар понял, что он сказал, и принял то, чем ‘Амр оправдывался.

/162/ Рассказ о запрете войску обрабатывать землю 634

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: как рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама, [который повествовал по сообщению] Ибн Вахба, [передавшего сведения] Хайвы б. Шурайха, [который пересказал данные] Бакра б. ‘Амра 635[со слов] ‘Абдаллаха б. Хубайры:

‘Умар б. ал-Хаттаб приказал своим глашатаям, чтобы они отправились к эмирам джундов, поставленным над подданными, [сообщить им], что довольствие войск установлено и доля на содержание их семей затребована, чтобы они не занимались обработкой земли в одиночку или совместно.

Сказал Ибн Вахб: рассказал нам Шарик б. ‘Абд ар-Рахман ал-Муради. Он сказал:

Дошло до нас, что Шарик б. Сумай ал-Гутайфи пришел к ‘Амру б. ал-’Асу и сказал ему: «Нам не выдали довольствия, на которое мы рассчитывали. Так разреши мне заняться обработкой земли». ‘Амр ответил: «Этого я не могу». Шарик б. Сумай стал обрабатывать землю без разрешения ‘Амра. Когда ‘Амр об этом узнал, он послал письмо ‘Умару б. ал-Хаттабу, сообщая ему, что Шарик б. Сумай ал-Гутайфи стал пахать землю в Египте. ‘Умар написал ему: «Пошли его ко мне!» Когда письмо ‘Умара пришло к ‘Амру, он прочитал его [181] Шарику, и тот сказал ‘Амру: «Ты меня убил, о ‘Амр!» ‘Амр возразил: «Не я тебя убил, ты сам сделал это». Шарик сказал: «Если таково твое мнение, то разреши мне поехать к ‘Умару вне зависимости от письма. Тебе принадлежит покровительство Аллаха, так вложи мою руку в его руку!» ‘Амр разрешил ему поехать, и когда Шарик прибыл к ‘Умару, то сказал: «Прости меня, о эмир верующих!» ‘Умар спросил: «А из какого [ты] джунда?» Тот ответил: «Из Египта». ‘Умар продолжил: «Так, наверное, ты Шарик б. Сумай ал-Гутайфи?» Тот подтвердил: «Да, о эмир верующих». ‘Умар сказал: «Я наложу на тебя наказание из-за тех, кто последует твоему [примеру]». Шарик спросил: «Примешь ли от меня то, что принимает Аллах от своих рабов»? ‘Умар ответил: «А ты сделаешь так?» {Т. е. «а ты раскаешься?»}. Шарик подтвердил: «Да!» Тогда ‘Умар написал ‘Амру б. ал-’Асу: «Шарик б. Сумай пришел ко мне каясь, и я принял его раскаяние».

Рассказ о прокладке Канала эмира верующих

Рассказал нам ‘Абдаллах б. Салих или кто-то другой [со слов] ал-Лайса б. Са’да:

Население Медины терпело жестокий голод в правление халифа ‘Умара б. ал-Хаттаба в «год пепла» 636. ‘Умар послал письмо ‘Амру б. ал-’Асу, а тот был в Египте:« От раба Аллаха ‘Умара, эмира верующих, ‘Амру б. ал-’Асу. Привет! /163/ И далее. Клянусь жизнью, о ‘Амр, тебя не заботит, когда ты и те, кто с тобой, сыты, что я и те, кто со мной, гибнут. О, спаси, спаси!» — он повторил это слово. ‘Амр б. ал-’Ас написал ему: «Рабу Аллаха ‘Умару, эмиру верующих, от ‘Амра б. ал-’Аса. И далее. Вот, я пред тобой! Вот, я пред тобой! Я послал тебе караван такой большой, что начало его у тебя, конец — у меня. Привет тебе и милость Аллаха!» Он послал такой огромный караван, что начало его оказалось в Медине, а конец в Египте, [причем] части его следовали друг за другом. Когда он прибыл к ‘Умару, халиф его распустил и отдал жителям каждого дома в Медине и ее окрестностях верблюдов с теми съестными припасами, которые на них были. Он послал ‘Абд ар-Рахмана б. ‘Ауфа, аз-Зубайраб. ал-’Аввама и Са’да б. Абу Ваккаса разделить [припасы] между людьми. Они раздали жителям каждого дома верблюдов и те съестные припасы, что были на них, чтобы они ели эту пищу, резали верблюдов и ели их мясо, заправляя жиром, обувались в их шкуры и использовали мешки, в которых находились съестные припасы, как хотели, в качестве одеял или иначе. Так Аллах помог людям. Когда ‘Умар увидел это, он восславил Аллаха и написал ‘Амру б. ал-’Асу, чтобы он прибыл, он и некоторое количество египтян вместе с ним. Они прибыли, и ‘Умар сказал: «О ‘Амр! [182] Аллах дал мусульманам завоевать Египет, а он обилен добром и съестными припасами. Мне запало в душу то, что ты проявил милость к жителям священных городов, [прислав им] съестные припасы, когда Аллах дал вам завоевать Египет и сделал его силой для вас и для всех мусульман. Выкопай канал от Нила Египта, чтобы он вливался в [Красное] море. Это легче всего, чтобы перевезти, как мы думаем, съестные припасы в Медину и Мекку. Ведь переправлять их вьюками далеко и не дойдет до нас все, что мы хотим. Уходи со своими спутниками, посоветуйтесь, чтобы прийти к правильному мнению по поводу этого». ‘Амр ушел и сообщил об этом тем египтянам, которые были с ним. Это дело было для них тяжело, и они сказали: «Мы боимся, что это принесет Египту вред. Мы надеемся, что ты покажешь эмиру верующих тягость этого и скажешь ему, что это дело не правильное, что его не будет и что мы не находим средства [исполнить] его». ‘Амр вернулся к ‘Умару с этим [решением]. Когда ‘Умар увидел его, он засмеялся и сказал: «Клянусь тем, в чьих руках моя душа! Я словно вижу тебя, о ‘Амр, и твоих спутников, когда ты рассказываешь им, что мы приказали прорыть канал. Это оказалось для них тяжелым, и они сказали: “Это принесет Египту вред. Мы думаем, что ты опишешь тягость этого /164/ эмиру верующих и скажешь ему, что это дело не правильное, что его не будет, что мы не находим средства [исполнить] его"». ‘Амр удивился словам ‘Умара и ответил: «Ты прав, клянусь Аллахом, о эмир верующих! Дело было так, как ты говоришь». ‘Ултр сказал ему: «Иди, о ‘Амр, с моим решением, чтобы ты усердствовал в этом и чтобы не было никаких перемен, пока ты не кончишь это, если захочет Аллах».

‘Амр уехал и собрал работников, сколько было достаточно для того, что он хотел. Он вырыл канал, который на окраине ал-Фустата и который называют Каналом эмира верующих. Он провел его от Нила до ал-Кулзума и не прекращал [работы], пока не поплыли по каналу суда и [пока не стали] переправлять на них что хотели из съестных припасов в Медину и Мекку. Аллах помог таким образом жителям священных городов. Канал назвали Каналом эмира верующих. По нему продолжали перевозить съестные припасы, так что перевозили еще и после ‘Умара б. ‘Абд ал-’Азиза. Но позже правители загубили его, он был заброшен, его затянули пески, и он пресекся. Его устье было в конце ат-Тимсаха в округе Таха ал-Кулзум 637.

Говорит [Ион ‘Абд ал-Хакам]: как рассказал нам мой брат ‘Абд ал-Хакам б. ‘Абдаллах б. ‘Абд ал-Хакам 638: нам поведал ‘Абдаллах б. Вахб, [повествуя согласно сообщению] Ибн Лахи’и, [который передал сообщение] Мухаммеда б. ‘Абд ар-Рахмана, который сказал — я считаю — [со слов] ‘Урвы:

‘Умар б. ал-Хаттаб сказал ‘Амру б. ал-’Асу, а тот прибыл к нему: «О ‘Амр! Арабы считают меня злополучным. Они чуть [183] не погибли под моей стопой. Ты знаешь, что их постигло. Нет ни одного джунда, на который бы я больше надеялся, что Аллах благодаря ему поможет жителям Хиджаза, чем на твой. Если можешь, употреби все усилия, чтобы Аллах помог им!» ‘Амр ответил: «Чего ты хочешь, о эмир верующих? Ты знаешь, что до ислама к нам приходили суда, на которых были египетские купцы. Когда мы завоевали Египет, этот канал пресекся, его затянули [пески], и купцы бросили его. Если ты хочешь, чтобы мы раскопали его и построили на нем суда, на которых перевозились бы съестные припасы в Хиджаз, так сделай это». ‘Умар сказал: «Да, я так сделаю».

Когда ‘Амр ушел от ‘Умара б. ал-Хаттаба, он рассказал об этом коптским вождям в своей земле, и они возразили: «С чем это ты пришел — да исправит Аллах помыслы эмира! — и собираешься уйти! Ты уйдешь и вывезешь съестные припасы твоей земли и плоды ее в Хиджаз /165/ и разрушишь ее этим. Если ты можешь, объясни [ему] трудности этого».

Когда ‘Амр прощался с ‘Умаром б. ал-Хаттабом, тот сказал ему: «О ‘Амр! Следи за этим каналом! Ни в коем случае не забывай его раскопать!» ‘Амр ему ответил: «О эмир верующих! Его ведь затянули [пески]. Для [его восстановления] потребуются большие расходы». ‘Умар возразил ему: «Клянусь тем, в чьей руке моя душа! Я понимаю, что ты, когда вышел от меня, рассказал об этом людям своей земли, и они представили тебе это опасным и были этим недовольны. Я решил для тебя только это: выкопать канал и пустить по нему суда». ‘Амр сказал: «О эмир верующих! Когда жители Хиджаза получат съестные припасы Египта и его плоды в сочетании со здоровым [климатом] Хиджаза, они не будут спешить на джихад». ‘Умар ответил: «Я сделаю следующее: по этому морю будут перевозить только долю жителей Медины и Мекки».

‘Амр раскопал канал, восстановил его и пустил по нему суда.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: и говорят, как записал ‘Абдаллах б. Салих, [передавая сообщение] ал-Лайса б. Са’да, [который повествовал по данным] Хишама б. Са’да, [пересказавшего сведения] Зайда б. Аслама [со слов] его отца:

‘Умар б. ал-Хаттаб написал ‘Амру б. ал-’Асу: «Ал-’Асу б. ал-’Асу 639. Тебя не беспокоит, когда ты и те, кто с тобой, разжирели, что я и те, кто со мной, отощали. О, спаси! О, спаси!» ‘Амр б. ал-’Ас послал ему письмо [в ответ]. «...И далее. Вот, я пред тобой! Вот, я пред тобой! К тебе пришел караван, начало которого у тебя, а конец — у меня. Вместе с тем я надеюсь, что найду способ перевозить к тебе по морю». Но затем ‘Амр пожалел о своем письме относительно перевозок в Медину морем и сказал: «Если я дам ‘Умару такую возможность, он приведет в упадок Египет и перевезет все в Медину». Он написал ‘Умару: «Я рассмотрел дело с [перевозкой по] морю. [184] Оно трудно, [канал] неисправен, и нет возможности [привести его в порядок]». ‘Умар послал ему письмо: «Ал-’Асу б. ал-’Асу. К нам пришло твое письмо. Ты отговариваешься от того, что ты мне писал относительно дела с [перевозкой по] морю. Клянусь Аллахом, ты это обязательно сделаешь, или я оборву тебе уши или пошлю того, кто это сделает!» ‘Амр понял, что ’Умар б. ал-Хаттаб не шутит, и сделал это. ‘Умар послал к нему: «Не оставляй в Египте ничего из съестных припасов, одежды, лука, чечевицы, уксуса, не послав нам часть из этого».

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: говорят: ‘Амру б. ал-’Асу указал на канал один копт.

Рассказал нам мой отец ‘Абдаллах б. ‘Абд ал-Хакам: нам поведал Суфйан б. ‘Уйайна, [передавший сообщение] Ибн Абу Наджиха [со слов] его отца:

/166/ К ‘Амру б. ал-’Асу пришел один египетский копт и сказал: «Если я укажу тебе место, по которому могут плыть суда, так что придут в Мекку и Медину, снимешь ли ты джизйу с меня и моих родных?» ‘Амр ответил: «Да!» Он написал ‘Ума-ру. Тот прислал ему письмо: «Сделай [так]!»

Когда суда прибыли в ал-Джар 640, ‘Умар вышел, как будто направляясь в паломничество в Мекку, и сказал народу: «Идемте с нами посмотреть на суда, которые Аллах привел к нам из земли фараонов, так что они пришли к нам!»

Сказал один [человек] из бану дамра:

‘Умар назначил меня идти с ним в числе семи людей. Ночь заставила нас искать убежища в шатре бедуинов. На огонь был поставлен горшок. ‘Умар спросил: «Есть ли еда?» Ему ответили: «Нет ничего, кроме мяса газели, которую мы настигли вечером». Они придвинули мясо, и ‘Умар поел его, а ведь оно запретно.

Рассказал нам Асад б. Муса: нам поведал Баки’ б. ал-Джаррах, [передавая данные] Хишама б. Са’да, [который повествовал по сведениям] Зайда б. Аслама [со слов] ‘Амра б. Са’да ал-Джари:

‘Умар прибыл в ал-Джар, потребовал полотенце, а затем сказал: «Совершайте омовение морской водой, потому что она благословенна».

Рассказал [некто другой], не Асад:

Когда корабли со съестными припасами прибыли в ал-Джар, ‘Умар выписал людям на эти припасы грамоты, и купцы стали продавать эти грамоты друг другу прежде, чем успели получить припасы на руки.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: рассказал мне мой отец ‘Абдаллах б. ‘Абд ал-Хакам: нам поведал Ибн Лахи’а, [передавая сообщение] Абу-л-Асвада [со слов] ‘Урвы б. аз-Зубайра. Он сказал:

‘Умар б. ал-Хаттаб встретил ал-’Ала’ б. ал-Асвада и спросил: «Сколько прибыли получил Хаким б. Хизам 641?» Тот ответил: «Он продал джарских грамот на сто тысяч дирхамов и [185] получил на этом прибыли сто тысяч». ‘Умар б. ал-Хаттаб встретил Хакима и спросил его: «Эй, Хаким! Сколько ты получил прибыли?» Тот рассказал ему то же, что сообщил ал-’Ала’. ‘Умар спросил: «А ты продавал их прежде, чем ты получил припасы на руки?» Тот ответил: «Да!» ‘Умар сказал: «Тогда эта продажа неправая. Верни все обратно». Хаким возразил: «Я не знал, что она неправая. Я не могу вернуть это обратно». ‘Умар сказал: «Это неизбежно!» Хаким ответил: «Клянусь Аллахом, я не могу этого сделать! [Деньги] розданы и ушли. Но ведь главная часть моих денег и прибыли — это садака».

Рассказал нам мой отец ‘Абдаллах б. ‘Абд ал-Хакам:

нам поведал Малик б. Анас [со слов] Нафи’: Хаким б. Хизам продавал съестные припасы, которые ‘Умар приказал [раздать] народу. Хаким продавал их прежде, чем мог их получить. ‘Умар услышал об этом и запретил ему это, сказав: «Не смей продавать съестные припасы, как ты продавал, пока ты их не получишь!»

Сказал Малик: дошло до меня:

Во времена Марвана б. ал-Хакама людям давали грамоты на джарские съестные припасы. Люди продавали эти грамоты друг другу прежде, чем получали припасы. /167/ Зайд б. Сабит 642 и один из асхабов посланника Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — пришли к Марвану и сказали ему: «Разве ты ввел ростовщическую продажу, о Марван?» Тот воскликнул: «Спаси Аллах! О чем это вы?» Они ответили: «О грамотах, которые продаются людьми, причем их продают прежде, чем получат [по ним]». Марван послал стражу прослеживать грамоты, изымать [их] из рук людей и возвращать тем, [для кого они предназначались].

Рассказал нам Асад б. Муса: нам поведал Махди б. Маймун 643: нам сообщил Са’ид ал-Джурайри 644, [передавая сведения] Абу Надры [со слов] Абу Фираса:

‘Умар б. ал-Хаттаб произносил проповедь перед людьми. Он дважды восславил Аллаха и сказал: «О люди! Пришел мой срок. Я полагал, что тот, кто прочел Коран, стремится тем к Аллаху и к тому, что у него. [Но] понял я в конце концов, что люди читают его, стремясь к благам сего мира и к людям. А разве не так? Так стремитесь к Аллаху своими делами и своим чтением [Корана]! Разве не так? Ведь мы поучали вас! Вот ниспослано откровение, вот посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — среди тех, кто открыл нам [откровение]. Вот возвестит нам Аллах вести о вас. Но пресеклось откровение, и ушел посланник Аллаха, да благословит его Аллах и да приветствует! Мы поучаем вас тем, что мы говорим вам теперь. Того, кого мы видим хорошим, мы считаем хорошим и любим его за это. А кого мы видим плохим, того мы считаем плохим и ненавидим за это. Ваши помыслы между вами и господом вашим. Разве не так? Я послал своих ‘амилей научить вас вашей вере и обучить вас вашим обычаям. Но я не посылал [186] их бить вас по спинам и отнимать ваше добро. Разве не так? Тот, с кем произошло что-нибудь такое, пусть пожалуется мне [на это], и, клянусь тем, в чьей руке душа ‘Умара, я ни в коем случае не буду его за это карать!» Тут встал ‘Амр б. ал-’Ас и спросил: «А как ты решишь, о эмир верующих, если один из твоих ‘амилей бранит некоторых своих подданных и наказал одного из подданных, — ведь ты его за это обязательно покараешь?!» ‘Умар ответил: «Да, я его [за это] обязательно покараю! Разве я такого не караю? Я видел, как посланник Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует! — карал самого себя. Разве не так? Не бейте мусульман, не унижайте их, не лишайте их законных прав, не колеблите их веру, не считайте их ослами, не подвергайте их искушению, не оставляйте их в [дикой] чаще, а то вы их погубите!»

Как нам рассказали, [передавая сообщение] Абу ‘Абдыг [который повествовал по сведениям] Сабита ал-Бунани и Хумайда 645 [со слов] Анаса:

Один египтянин пришел к ‘Умару б. ал-Хаттабу и сказал: «О эмир верующих! Я прошу у тебя защиты от унижения!» ‘Умар ответил: «Ты получил защиту!» Египтянин продолжал: «Я бежал наперегонки с сыном ‘Амра б. ал-’Аса и обогнал его. Он стал бить меня кнутом, приговаривая: “Я — сын двух благороднейших!"» /168/ ‘Умар написал ‘Амру б. ал-’Асу, приказывая приехать к нему вместе с сыном. ‘Амр явился, и ‘Умар сказал: «Где египтянин? Возьми кнут и бей!» Египтянин стал бить его (‘Амра) кнутом, а ‘Умар приговаривал: «Бей сына двух подлейших!»

Сказал Анас:

Он бил, а нам, клянусь Аллахом, нравились эти побои. И он не переставал, пока мы не попросили оставить его. Затем ‘Умар сказал египтянину: «Оставь ребра ‘Амра [в покое]!» Египтянин сказал: «О эмир верующих! Это его сын бил меня. Я радуюсь его горю». ‘Умар обратился к ‘Амру: «Вот как вы порабощаете людей, а ведь матери родили их свободными!» ‘Амр ответил: «О эмир верующих! Я не знал, до меня это не дошло!»

Рассказал мне ‘Абдаллах б. Салих: мне сообщил ал-Лайс б. Са’д [со слов] Нафи’, маула Ибн ‘Умара:

Сабиг ал-’Ираки начал расспрашивать о некоторых вещах в Коране в мусульманских джундах и прибыл в Египет. ‘Амр б. ал-’Ас отправил его к ‘Умару б. ал-Хаттабу. Когда к ‘Умару прибыл посланец с письмом, ‘Умар прочел его и спросил: «Где этот человек?» Посланец ответил: «В седле». ‘Умар сказал: «Смотри, чтобы он не ушел, а то постигнет тебя от меня мучительное наказание!» Сабига ввели, и ‘Умар спросил его: «О чем ты спрашивал?» Тот рассказал ему. ‘Умар послал за свежими прутьями и бил его ими, пока его спина не покинула задницу. Тогда он перестал и оставил его. Затем он снова начал, снова перестал и освободил его. Потом призвал его, чтобы [187] начать снова, но Сабиг сказал ему: «О эмир верующих! Если ты хочешь моей смерти, то убей меня пристойным образом! А если ты хочешь меня вылечить, то, клянусь Аллахом, я выздоровел!» ‘Умар разрешил ему вернуться в свою землю и написал для него письмо кАбу Муса ал-Аш’ари 646, чтобы никто из мусульман не водился с ним. Этому человеку это было трудно. Абу Муса написал ‘Умару, что его поведение стало хорошим. И ‘Умар послал Абу Муса письмо: «Разреши людям водиться с ним!»

Рассказал нам Асад б. Муса: нам поведал Мухаммад б. Хазим 647, [который передал сообщение) ал-Хаджжа-джа, [повествовавшего по сведениям] ‘Амра б. Шу’ай-ба, [пересказавшего данные] своего отца [со слов] своего деда. Он сказал:

‘Амр б. ал-’Ас написал ‘Умару б. ал-Хаттабу, спрашивая относительно человека, который принял ислам, потом отказался от него, снова принял ислам и опять отказался от него и делал так несколько раз: принимается ли переход в ислам этого человека? ‘Умар послал ему письмо: «Принимается. Предложи ему принять ислам. Если он примет, оставь его, а если нет — /169/ отруби ему голову».

Рассказал нам Асад б. Муса: нам поведал Мухаммад б. Хазим, [передавая сообщение] ал-Хаджжаджа, [повествовавшего по сведениям] ‘Амра б. Шу’айба, [который пересказал данные] своего отца [со слов] своего деда. Он сказал:

‘Амр б. ал-’Ас написал ‘Умару б. ал-Хаттабу, спрашивая его относительно раба, который нашел закопанный кувшин золота. ‘Умар послал ему письмо: «Дай ему что-нибудь из этого. Воистину, достойно отдавать найденное!»

Рассказ о захвате ал-Файйума

Рассказали нам Са’ид ибн ‘Уфайр и другие. Они сказали:

Когда мусульмане завершили завоевание, ‘Амр послал отряды конницы в окружавшие его (ал-Файйум) селения. В течение года место ал-Файйума оставалось неизвестным мусульманам, пока не пришел к ним некий человек и не рассказал им о нем. ‘Амр послал с ним Раби’у б. Хубайша б. ‘Урфуту ас-Садафи. Когда они ехали по незаселенным местам, то ничего не видели, и они стали думать об уходе. Но [им] сказали: «Не спешите [уходить], идите дальше! Даже если [сведения] ложны, вам нельзя возвратиться». И не успели они проехать [еще] немного, как перед ними открылись возделанные земли ал-Файйума. Они напали на него, но битвы за него не произошло, и он попал в их руки.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: но говорят: [188]

Малик б. На’има ас-Садафи, владелец ал-Ашкара, выехал на своей лошади разведать дорогу по незаселенным местам, а он не знал, что за ними [лежит] ал-Файйум. Когда он увидел его возделанные земли, то вернулся к ‘Амру и рассказал ему об этом.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: но говорят: ‘Амр б. ал-’Ас послал Кайса б. ал-Хариса в ас-Са’ид. Тот поехал, пока не приехал в ал-Кайс. Там он остановился. Ал-Кайс назван по нему. Кайс медлил с сообщением о нем ‘Амру. Раби’а б. Хубайш сказал: «Довольно с тебя!» Он поскакал на своей лошади — а это была кобыла — и переправился на ней через реку. И он привез ‘Амру сообщение.

Но говорят:

Он ехал из округа аш-Шаркии, так что достиг ал-Файйума. Его лошадь звали ал-А’ма. А Аллах знает лучше.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

‘Амр б. ал-’Ас послал Нафи’ б. ‘Абд ал-Кайса ал-Фихри, а Нафи’ был братом ал-’Аса /170/ б. Ва’ила по матери. Конница мусульман вторглась в землю нубийцев, совершая летний набег, подобный набегам на ар-Рум, и не прекращала этого дела, пока ‘Амра не отстранили от [правления] Египтом и не назначили туда эмиром ‘Абдаллаха б. Са’да б. Абу Сарха. Он заключил с нубийцами мирный договор. Об этом я расскажу в своем месте, если пожелает Аллах.

Рассказ о завоевании Барки

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

Берберы жили в Палестине. Их царем был Джалут. Когда его убил Дауд — мир ему! — они ушли, направились на запад и достигли Ливии и Маракии, а это две области Западного Египта, орошаемые дождями и которым Нил не дает воду. Там берберы разделились. [Племена] заната и магила пошли в ал-Магриб и поселились в землях Антабулуса, а это Барка. Они разделились в этой [части] ал-Магриба и стали расселяться там, так что дошли до ас-Суса 648. [Племя] хаввара поселилось в городе Либда 649, [племя] нафуса поселилось в городе Сабрате 650, а те румийцы, которые там были, ушли из-за этого, а ифрикийцы остались. Они служили румийцам по мирному договору. [Этот договор] они соблюдали относительно того, кто овладевал их землей.

‘Амр б. ал-’Ас отправился во главе конницы и достиг Барки. Ее жители заключили с ним мирный договор на [условии выплаты] тринадцати тысяч динаров, которые они вносили ему в качестве джизйи с тем, что те их потомки, которые захотят, принесут присягу относительно джизйи.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам сообщил ал-Лайс б. Са’д. Он сказал: [189]

‘Амр б. ал-’Ас написал письмо берберскому [племени] лавата относительно его условий [договора] для них, что на них возложено, чтобы их сыновья и дочери следовали им в отношении джизйи, которая возложена на них.

Рассказал нам ‘Усман б. Салих: нам сообщил Ибн Ла-хи’а:

Антабулус был взят по договору, [исходившему] от ‘Амра б. ал-’Аса.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам поведал Ибн Лахи’а [со слов] Йазида б. ‘Абдаллаха ал-Хадрами:

Когда Ибн Даййас правил Антабулусом, к нему пришло письмо с договором для них.

Рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама: нам поведал Ибн Лахи’а, [передавая сообщение] Йазида б. ‘Абдал-лаха ал-Хадрами, /171/ [который повествовал по данным] Абу Каннана б. Абу-л-’Алии ал-Хадрами [со слов] его отца, который сказал:

Я слышал, как ‘Амр б. ал-’Ас говорил с минбара: «У жителей Антабулуса есть договор. Соблюдайте его с ними!»

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: затем снова идет рассказ ‘Усмана б. Салиха и других. Он сказал: Сборщики хараджа не вступали тогда в Барку. Ее жители посылали только джизйу, когда наступало время.

‘Амр б. ал-’Ас отправил ‘Укбу б. Нафи’, так что тот дошел до Завилы 651, и то, что находится между Баркой и Завилой, стало принадлежать мусульманам.

Рассказ об Атрабулусе 652

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

‘Амр б. ал-’Ас отправился и остановился в Атрабулусе в 22 г. {642-43 г.}

Рассказал нам Йахйа б. ‘Абдаллах б. Букайр [со слов] ал-Лайса б. Са’да. Он сказал:

‘Амр б. ал-’Ас пошел походом на Атрабулус в 23 г. {643-44 г.}

Затем опять идет рассказ ‘Усмана:

‘Амр б. ал-’Ас остановился в здании с куполом на холме к востоку от Атрабулуса и осаждал город в течение месяца, не имея возможности ничего ему сделать. Один человек из племени мудлидж вышел однажды из лагеря ‘Амра во главе семи воинов поохотиться. Они прошли западнее города, так что оказались вдали от лагеря, а затем отправились назад. Но жара их томила, и они держались берега моря. Море подходило к городским стенам, а между морем и городом стены не было, и румийские [190] корабли причаливали [прямо] к домам жителей. Мудлиджит и его товарищи смотрели, и вот море стало отходить от города, и они нашли проход к нему по месту, с которого отошло море. Они вошли по нему [в город], пришли к церкви и восславили Аллаха. А у румийцев не было убежища, кроме кораблей. ‘Амр и его люди увидели блеск мечей в середине города, направились с войском и вошли в него. Румийцы смогли спастись на своих кораблях, [захватив с собой] лишь немногое, и ‘Амр взял как добычу все, что было в городе.

/172/ Те, кто был в Сабрате, укрепились. Название этого места — Нибара 653. А Сабрат — это старый рынок, который перенес в Нибару ‘Абд ар-Рахман б. Хабиб в 31 г. {651-52 г.} Когда дошло до них, что ‘Амр осаждает город Атрабулус, не может ничего с ним сделать и не имеет силы против него, они поверили [этому]. Когда ‘Амр б. ал-’Ас захватил город Атрабулус, он отправил конницу сразу же, глубокой ночью, и приказал спешить в пути. Конница утром оказалась в городе Сабрате. Жители были беспечны: они открыли городские ворота, чтобы [выпустить] пастись свой скот. И мусульмане вошли в город. Никто из жителей не смог спастись, и ‘Амр захватил все, что было в городе. Конница вернулась к ‘Амру.

Рассказал нам Абу-л-Асвад ан-Надр б. ‘Абд ал-Джаббар: нам сообщил Ибн Лахи’а [со слов] ал-Хариса б. Йазида, что тот слышал, как Абу Тамим ал-Джайшани говорил:

Мы пошли с ‘Амром б. ал-’Асом в поход на Атрабулус. Мы устроили собрание — а среди нас был Хубайб б. Мугфил — и говорили об исполнении обязанностей рамадана. Хубайб б. Мугфил сказал: «Их нельзя разделять!» ‘Амр б. ал-’Ас возразил: «Нет ничего плохого, если и разделить, если будет сосчитано количество [отступлений]».

Рассказ о том, как ‘Амр б. ал-’Ас просил у ‘Умара б. ал-Хаттаба разрешения на поход в Ифрикию

‘Амр захотел направиться в ал-Магриб.

Как рассказал нам ‘Абд ал-Малик б. Маслама, [передавая сведения] Ибн Лахи’и, [который повествовал по сообщению] Ибн Хубайры [со слов] Абу Тамима ал-Джайшани:

‘Амр написал ‘Умару б. ал-Хаттабу письмо: /173/ «Воистину, Аллах дал нам захватить Атрабулус. Между ним и Ифрикией только девять дней [пути]. Если эмир верующих решит, чтобы мы пошли туда походом, и Аллах даст рукам эмира верующих захватить ее, то эмир верующих так и сделает».

‘Умар б. ал-Хаттаб написал в ответ: «Нет! Ни слова об [191] Ифрикии! Она — обманчивое распутье, там заблудишься. Никто не пойдет туда походом, пока я жив!»

Рассказал нам Абу-л-Асвад ан-Надр б. ‘Абд ал-Джаббар: нам поведал Ибн Лахи’а, [передавая сообщение] Абу Кабила [со слов] Мурры б. Лишарха ал-Ма’афири 654:

Я слышал, как ‘Умар б. ал-Хаттаб говорил: «Ифрикийа — трижды распутье. Я никого туда не направлю, пока мой глаз видит воду!»

Рассказал нам Асад б. Муса: нам поведал Ибн Лахи’а, [повествуя по данным] ал-Хариса б. Йазида, [который передал сообщение! ‘Улая б. Рабаха [со слов] Мас’уда б. ал-Асвада, одного из асхабов посланника Аллаха — да благословит его Аллах и да приветствует!— принесшего «присягу под деревом»:

У ‘Умара б. ал-Хаттаба просили разрешения на поход в Ифрикию. Он сказал: «Ифрикийа обманчива. Там заблудишься!»

Рассказ об отставке ‘Амра б. ал-’Аса

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]:

Скончался ‘Умар б. ал-Хаттаб, да будет над ним милость Аллаха! В Египте было [в это время] два эмира: ‘Амр б. ал-’Ас правил Нижним Египтом, а ‘Абдаллах б. Са’д б. Абу Сарх — ас-Са’идом.

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: как рассказал нам Йахйа б. ‘Абдаллах б. Букайр [со слов] ал-Лайса б. Са’да: [‘Умар скончался] при возвращении из хаджжа в 23 г. {644 г.}

Рассказал нам Са’ид ибн ‘Уфайр. Он сказал: ‘Умар б. ал-Хаттаб назначил ‘Абдаллаха б. Са’да править ал-Файйумом в ас-Са’иде.

Как рассказал нам ‘Абдаллах б. Салих или кто-то другой [со слов] ал-Лайса б. Са’да:

Когда был избран халифом ‘Усман б. ‘Аффан, ‘Амр б. ал-’Ас захотел, чтобы ‘Усман решил отстранить ‘Абдаллаха б. Са’да от управления ас-Са’идом в его пользу. ‘Амр отправился к ‘Усману и заговорил с ним об этом. ‘Усман ответил ему: «Его назначил ‘Умар /174/ б. ал-Хаттаб править ас-Са’идом, а между ними не было ни родства, ни особой близости. Ты ведь знаешь, что ‘Абдаллах — мой молочный брат. Как же мне отстранить его от того, чем назначил ему править [даже] не я?»

Как рассказал нам Са’ид ибн ‘Уфайр:

‘Усман сказал ‘Амру: «Ты забываешь, что для меня делала его мать! Ведь она прятала для меня в рукав кусок мяса, который ей давали!»

Говорит [Ибн ‘Абд ал-Хакам]: затем опять идет рассказ ал-Лайса б. Са’да: [191]

‘Амр рассердился и воскликнул: «Я не вернусь [в Египет] иначе, как при этом [условии]!» ‘Усман послал ‘Абдаллаху б. Са’ду письмо, назначая его правителем всего Египта полностью. Письмо пришло к ‘Абдаллаху в ал-Файйум.

Сказал Ибн ‘Уфайр:

[‘Абдаллах получил письмо] в селении в ал-Файйуме под названием Думуша.

Сказал ал-Лайс в своем рассказе:

‘Абдаллах б. Са’д предложил плату жителям Атваба, чтобы они доставили его к утру в ал-Фустат на своем судне.

Как утверждают потомки ‘Абдаллаха б. Са’да:

Плата, которую он им предложил, составляла пять динаров.

Сказал ал-Лайс:

Они привезли его в ал-Фустат перед рассветом. ‘Абдаллах послал к му’аззину, и тот призвал к молитве, когда взошла заря. ‘Абдаллах б. ‘Амр ожидал, что му’аззин позовет его на молитву, потому что он был заместителем своего отца. Он не знал, что призвали к молитве, но ему сказали: «‘Абдаллах б. Са’д творит молитву с народом».

Потомки ‘Абдаллаха б. Са’да утверждают: ‘Абдаллах б. Са’д направился в мечеть с западной стороны со свечой в руке, а ‘Абдаллах б. ‘Амр со свечой в руке направился со стороны своего дома, и две свечи сошлись у киблы.

Сказал ал-Лайс в своем рассказе:

‘Абдаллах б. ‘Амр шел, пока не сошелся с ‘Абдаллахом б. Са’дом, и сказал ему: «Это твои происки и козни!» ‘Абдаллах б. Са’д ответил: «Я этим не занимаюсь! Это ты и твой отец завидовали, что я правлю ас-Са’идом,измышляли разные ухищрения, чтобы ты был назначен править ас-Са’идом, а твой отец — Нижним Египтом. Я вам в этом не завидовал».

(пер. С. Б. Певзнера)
Текст воспроизведен по изданию: ‘Абд ар-Рахман ибн ‘Абд ал-Хакам. Завоевание Египта, ал-Магриба и ал-Андалуса. М. Наука. 1985

© текст - Певзнер С. Б. 1985
© OCR - Halgar Fenrirrson. 2006
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1985