ПЕТР СИМОН ПАЛЛАС

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО РАЗНЫМ МЕСТАМ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

Лебяжий форпост.

23 верста, 100 сажен.

Противу Лебяжьего форпоста становится сия пещаная степь мало по малу ровною, но в последних десяти верстах поката в ту пространную долину, в которой находится вливающееся двумя ручьями в Иртыш Лебяжье озеро. Над верхним и быстрейшим ручьем выстроен сей форпост, и едучи в оной надлежит проехать чрез оба ручья. — В оной находится старая деревянная крепостца, дом офицерской, несколько казарм и конюшни. При том в верх по ручью лежат десять козачьих дворов, а самая крепостца лежит в углу против Иртыша — Сего дня по полудни последовал после бывшего солнечного зною гром с дождем и градом, которой от части был величиною с орех.

Трудно здесь достать потребных лошадей, поелику по причине заразы весь излишний скот угнали на холодную паству, [168] которая, как сказывают, токмо в дватцати верстах от Иртыша при некоторых горьких и пресных озерах находится. Сказывают также, что воздух там и летом даже столь холоден, что никакие насекомые жить не могут и зараза никогда не примечена. Такое же свойство имеют и прежде упомянутые на ручье Бурле паствы; но какая была бы причина такового различия воздуха в толь соседственных под одною широтою лежащих и совершенно открытых местах? соленость земли не может сему способствовать, ибо сия перемена царствует и по Иртышу, где никаких холодных стран не находится.

Коптялые горы.

От Лебяжьего возвышается пещаная степь снова, и идет, а особливо вдоль по Иртышу, высокими буграми, кои в верху из дресвы и нанесенного песку, но в низу из различных красных, серых, белесоватых, глиняных и опочистых слоев состоят, и уже ныне на несколько сажен над рекою лежат. Сии бугры простираются под имянем Коптялых гор до Подпускной станицы. — На сих горах изобильно ростет роговидная Аксирида Ахiris Сerаtоides, и пособляет наносному песку стоят большими круглыми грудами, в средине коих пень лежит засыпан и безчисленное множество ветвей пускает. Також и Кентаврия Сибирская [Сentaurеа Sibiriсa] пособляет несколько твердости песка. Но действительнее всех сему способствует некоторой удивительной Астрагал Аstrаgаlus приб. № 119. таб. Х. [169] растущий между сими пещаными буграми и сей стране свойственный. Корень сего растения ползает безчисленными тонкими, разделенными плетями по накопляющемуся около его песку, и составляет таким образом множество бугров, кои часто от двух до трех локтей в поперешнике имеют, и небольшими бурыми сего растения листьями совершенно усланы. Едва покажутся на земле цветы, то покрываются уже они песком. Думаю я, что сие доселе трав испытателям не известным пребывавшее растение весьма полезным быть может к соделанию наносного песку твердым. — На сем отменном растении нашел я отменной род хруща (Tenebrio buрrеstоides приб. № 44.), который собирающиеся около растения бугры прокапывает. — Сверх сего найдены еще на сих пещаных буграх два примечательные растения, одно из оных прекрасная ферула (приб. № 102 таб. N), которую здесь укропом именуют, и которая во всех продолжительных болезнях славится: также некоторой род бараньего языка Оnоsmа с чрезвычайно малыми цветами (приб. № 100 таб. 1). — Здесь сыскан также в первой раз тот новой и прекрасной род мыши, которая в прибавлении № 7 описана и внизу на таб. В. изображена (Mus аrеnаrius). Стручья чилчашной травы Аstrаgаlus рhуsоdеs суть природная и любимая их пища.

Между сими буграми верст почти за 7 от Лебяжьего оставили мы в левой [170] стороне большую, горькою солью совершенно до бела покрытую и до половины высохлую лужу. В пяти верстах далее находится Маяк, от коего настоящая дорога от Иртыша отдаляется, но я еще четыре версты ехал берегом для осмотрения некоторой оного страны, в которой в белых и серых глиняных слоях множество больших селенитовых щоток находят и к обжиганию гипса собирают: оныеж уже и около Маяка находят в красной глине, и по видимому оне в сих слоях довольно обыкновенны.

Подпускная станица.

34 версты, 100 сажен.

В 28 верстах от Лебяжьего отдаляются бугры от Иртыша и придешь опять в низкую, совершенно соленую и иловатую ровнину, в которой в шести верстах увидишь Подпускную станицу с развалившимся деревянным укреплением и восемью домами. Низменность сия простирается вверьх по реке за Кривозерскую. На оной находят вышеупомянутое, соленую землю любящее, гороховое дерево (Rоbiniа Наlоdеndrоn) во множестве, и ныне оное гордилось своими цветами. Купно с оным ростут далее одни соленые соленую землю терпящая растения и травы; кои как то безлистная Анабазис (Аnаbаsis арhуllа), солянка волосистая, противолистная и ветвелистная (Sаlsоlа рilоsа, орроsitifоliа и сlаvifоliа), ([Аnаbаsis sоliosa Lin]) горькой корень (Serrаtulа amara), широколиственный перечник (Lepidium latifolium), Додартия (Dodartia), дикой укроп (Рeuсеdanum filаus) [171] косматой солодковой корен, (Gliсirrhizа Нirsuta). Также и семянных головок диких тюльпанов видно здесь множество; а как луковицы оных суть любезная пища так называемых земляных зайцев, то видно сих теперь великое множество; однакож оные суть не того обыкновенного рода (jaсulus), а малого, которой токмо три пальца на задних лапах и другие при том различия знаки имеет (М. Sаgittа приб. № 12). Зверки сии совершенно с известным Арабским Ербоизом сходствуют, и здесь на Иртыше казаками Тарбаганчиками имянуются. Они роют свои норы в самом сухом песку, напротив того большой род избирает себе место в твердой и травами изобилующей земле, и по сему оных при реках Алее и Убе, а не на пещаных полях на Иртыше искать должно.

В Подпускной стране находятся по ту сторону Иртыша несколько верст от берега развалины древнего из кирпича построенного и здесь на Иртыше под именем Калбасунские башни известного молитвенного дома. Я бы конечно не упустил осмотреть и описать оного, если бы буйные казаки под видом незнания не скрыли от меня прямого ее положения, так что я в Семиярской станице, но уже поздо сведал, в котором месте я оную миновал.

Кривозерская станица.

11 верст, 100 сажен.

По дороге от Подпускной до Кривозерской станицы ничего не было столь примечательного, как безсметное множество малой саранчи, которая по всей степи кучами ползала, так [172] что целые полосы в 50 и 60 сажен совершенно до черна ею были покрыты. Она была теперь по большей части без крыльев, но попадались уже толпы и таких, кои уже были с крыльями, из чего можно было узнать, что ето был тот в других местах довольно редкой и красноватые крылья имеющий род, которой господин Линней Италианским кузнечиком (Grуllus Itаliсus) имянует. Сих насекомых было на всех сухих каменистых буграх, кои здесь мало по малу от восточной стороны к Иртышу приближаются, также и на сухой соленой низменности, столь невероятное множество, что они особливо около Грачевской станицы кроме твердого песошного осоту, жаркоострой ветреницы (Рulsаtillа) и старых полынных стеблей, всю зелень и траву и самой молочай до чиста пожрали. За Белокаменскою видно уже их гораздо менее; но сказывают, что во всей сей полосе до того места ежегодно сей род саранчи столь необыкновенным образом размножается, и иногда отлетает, ибо они иногда в нижних странах Иртыша пожирают весь молодой хлеб. Временем примечена была также на Иртыше и полетная саранча, и прошлого еще года видели, что между Кривозерскою и Семиярскою превеликие оной толпы с Киргизской стороны чрез Иртыш в Барабинскую и обратно из оной летали, кое шествие продолжалось более недели. Сказывают что огромные оной толпы сильными ветрами в реку [173] занесены и в оной потоплены. — Кроме сих двух родов попадалися по одиначкам, но редко, следующие саранчи: остроносой, соленовидной, желтой, темнобурой и темночерной кузнечик, (Grуllus muriсаtus, sаlinus приб. № 77 flavus, оbsсurus и susсus № 77): также видны были на различных цветах и кустах прекрасные жучки, пригожая шпанская муха Mеlое sеstiuа № 54. Муха четырехкрапинная (Mеlое quаdrimасulаtа № 48), Жук землероец (Sсаrаbеus аgriсоlа), жук белолозничей (Sсаr sрirеаe № 42.) подорожничья козявка (Сhrуsоmеlа аtrарhахidis № 65), красная пчела (Sрhех еrуthrаса № 85).

Кривозерская станица лежит с развалившеюся деревянною крепостцою и десятью козачьими дворами на рукаве Кривое озеро имянуемом, которой семь верст повыше начинается вместе с некоторыми родниками, изобилующими буераками и у сей станицы с Иртышем соединяется. К сему рукаву, по коему в верх идет дорога, подходит очень близко доселе отдалявшаяся гористая полоса. Она представляет беспрерывной горной хребет, из коего как бы мыс на подобие высокого валу идет по плоской ровнине с западной стороны к тому месту, где начинается Кривое озеро; а главное продолжение сопровождает при том беспрестанно Иртыш в немалом расстоянии. На сем мысу видны многие взрытые могилы, кои по видимому частью из кремняка и гранитов, из других мест привозимых, частию из красного [174] кирпичу под насыпью зделаны. — Все бугры суть в сей стране иловаты и с дресвою и мелким кремняком смешаны, так как и от Уральского хребта в Яицкую степь простирающиеся бугры. При подошве таковых бугров, в коих примечают иловатые, опочистые и меловатые весьма перемешанные слои, находят всегда соленые буераки, в коих из соленых растений по большей части росли Аtriрlех Наlimus, роrtulасоidеs и mаritimа. Высокие же места обросли изобильно Устелиполем [Сеrаtосаrрus аrеnаrius], которое хотя сего имени собственно не заслуживает, по тому что оное ростет токмо на иловатых с хрящем смешанных гористых степях, также и соляные с противоположенными листами [Sаlsоlа сlаvifоliа & орроsitifоliа] и булаволистная. Первое растение здесь не обычайно велико и саранча оное не портит, да даже где оного весьма изобильно, там саранчи совсем нет. Здесь ростет в великом множестве по холмам и высоким берегам фиалка имеющая с выемками листье [Сhеirаnthus sinuаtus], которое с поспелыми своими стручьями совсем почти круглой куст составляет. В сем образе оное сохнет, ветром сламливается, и так как все мною вышеописанный степные растения, далеко ветром разносится. Природа, которая сим средством старается споспешествовать размножению [175] и многочисленному таковых трав рассеянию, имеет также и о сих теперь упомянутых попечение; чтобы семена не рано чрез разщепление стручьев высыпались: ибо у сего рода фиялок они очень древисты и не прежде разщепляются, как уже довольно высохнут и несколько раз дождем смочатся. Напротив того все стручья прочих видов сего роду феялок как скоро достигнут совершенной зрелости, то разколовшись и высыпают свои семена.

За тридцать верст от Кривозерской станицы следует гора с пространным круглым холмом козаками Гранат называемая. Сию должно равным образом почесть за могилу знатного человека, ибо ее величайшими трудами разрыли сверху обширною ямою. Удачна ли была их находка, о сем изведать я не мог. Но видно, что весь холм состоит из дресвы и песку; нежели оной в самом деле тот, за что его почли, то конечно не малого труда стоило навозить столь ужасную кучу земли. Подошва земли, на коей стоит сей холм окружена мокрою горькую соль выветривающею землею.

Едва удалился я от сея горы, как едучи наперед шагом в поджидании прочих назаде оставшихся повозок, вдруг встретился нам на самой дороге превеликой волк, которой в наших глазах согнал со степи сидящую на яйцах утку, и смотрел на нас [176] несколько времяни весьма холоднокровно не оказывая ни малейшего страху от нашего крику; по том прыгнул несколько раз, которое однако столь же мало страху изображало, пробежал позади нас и пошел по дороге; таковый поступок в летнее время от людей столь боязливого зверя по его редкости заслуживает примечания.

Семиярский форпост.

27 верст.

Около вечера приехал я уже на весьма усталых лошадях в Семиярской форпост, а перед оным проехал опять низменность, по которой течет Иртыш. Имя форпоста происходит от высоких берегов, которые Иртыш на Киргизской стороне имеет, и кои от кривой станицы в верх счисляются. Отсюда виден также седьмой яр повыше форпоста. В нем есть изрядной дом для начальствующего Штаб-офицера, обыкновенные казармы и конюшни, и еще около 20 козачьих жильев; все построено в один ряд и обнесено рогатками и надолбами. — Многие починки задержали меня здесь весь следующий день, и я нашел случай провесть оное время полезным упражнением в рассматривании трав и насекомых теперь в изобилии находящихся. Несказанное множество появившихся здесь полевых пчол и ос, кои после холодного дождя сидели неподвижно на Калмыцких орехах ([Рhlоmis tubеrоsа]), чертополохе васильковидном ([Саrduus суаnoides]), [177] Сибирской Асклепиаде (Аsсleрiаs Sibiriса), лесном шалфее (Sаlviа nеmоrоsа), и на ложечной траве (Соchlеаriа Drаbа), в сем месте весьма изобильно растущих. Здесь не место показывать все роды трав и я описываю только некоторые достопамятнейшие в прибав. под числами 91 до 93.

У Семиярского форпоста виден в дали узкой сосновый лес по горам к Иртышу приближающейся и сопровождающей также беспрестанно реку сию от сего места к восточной стороне даже до ручья Шулбы иногда в малом отдалении, а иногда на несколько верст от берега и покрывает пещаные холмы, коих нижней слой глинистый или каменистый. Продолжение самого сего лесу есть то, которое из страны пониже Семипалатной узким пещаным лесом, чрез всю между Иртышем и Обью лежащую пространную степь к Северовостоку простирается; в нем находятся два ручья Касмала и Барнаул из малых вместе совокупленных озер произходящие, и с оными сей лес выходит к Оби под именем Барнаульского и Касмалинского бору. Сей сосновой лес отошед далеко от Иртыша называется соленой бор, по причине находящихся в нем некоторых соленых озер; при Черлаковской станице называется он Семипалатной бор, на конец при Талицкой [178] Шулбинским, и составляет при том опять узкой лес, который к северовостоку чрез степь дошед до ручья Алея, по сему ручью именуется. Сим бором, который по справедливости весь к лесам Императорских Колывановоскресенских серебряных заводов принадлежит, пользуется и теперь еще вся по Иртышу лежащая линия самым лучшим строевым лесом, и из сего строятся также почти каждой год многие суда, употребляемые для перевозу Ямышевской и Корьяковской соли. Но к сему надлежало б лучше употреблять на Иртышской низменности преизобильно растущей черной лес, которого бы еще на весьма долгое время стать могло, ежели бы бережливость здесь была наблюдаема.

С сего места начинаются оба берега реки Иртыша беспрестанно быть гористое, на коих также видно великое множество прекрасных розового цвету Каменных Скворцов ([у Естествоиспытателей называется оная птица Turdus rofeus и Merula rofea; но она по всем признакам, по виду и нраву принадлежит к роду скворцев, с коими смешавшись и летает совокупно; посему сходству называют ее здесь на Иртыше по справедливости каменным Скворцем.]) которые по каменным ущельям и пещерам сея открытые гористые страны распложаются в множестве, летают стадами и совокупно с черными скворцами за саранчею гоняются, или между пасущимися стадами садятся.

Дорога [179] от Семиярской до Грачевской состоит еще все попеременно из дресвы и песку, из глинистых солончаков, где некоторые степные мхи Комфоросма ([Camforosma]), безлистная Анабазис ([Anabasis aphilla]), которые ростут очень малы и сухи, с раздвоившимися членами и едва наготу земли прикрывают. На таковых местах водится во множестве в соленых озерах водящейся сверчок ([Grillus salinus]) пр. ч. 78. Холмы очень каменисты, хотя их поверхности состоит по большой части из песку и глины. На крутых местах, где токмо есть мергелевая земля, нашел я опять около Грачевской попавшуюся мне на Яике и в первой части описанную на меловатых местах растущую Анабазис ([Anabasis cretacea]), которая теперь еще не разцвела; также около сего форпоста увидел я еще в первые на сухих иловатых полях восточную клематис ([Clematis orientalis]) по земли расстилающуюся, а на ней двух новых насекомых, род шпанской мухи ([Meloe algira]) и черную шпанскую муху ([Meloe atrata]) пр. ч. 51. 55. Сии насекомые не опасаются едкости сего растения, напротив того саранчи для той самой причины оставляют его невредимым. [180]

Грачевский форпост.

29 верст, 200 сажен.

Грачевской форпост получил свое название от черных грачей ([Corvus frugilegus]), целое лето здесь большими стадами живущих и вместе с простыми воронами и скворцами саранчу истребляющих, которая здесь ежегодно в толиком множестве является, что в половине июня на горах едва один зеленой стебель увидеть можно. Противу самой станицы начиная от Иртыша идет по Киргизской стороне не малой Колчедановой хребет, который верст около семи мало по малу возвышается, и на южной части оного находится большой острый верх имеющий холм около 500 шагов в окружности. Должно думать, что оной находится у Киргизцев в отменной святости и почтении; ибо на нем есть различные из набросанных каменьев состоящие могильные холмы, на коих, как признаки Татарского набожества, висят на палочках различных лоскутья. С холма сего видна прекрасная высокими местами окруженная долина, о которой здешние козаки уверяют, что на ней и на простирающейся к югу открытой степи не только летом бывает всегда чрезвычайный зной, но и зимою так тепло, что редко снег идет, но которой и без того в сей стране мало выпадает; морозов сильных мало, и изключая ночей, почти всегда беспрестанная весенная погода примечена. Теперь вся сия страна была совершенно суха и почти перегорала, а [181] на горе едва зелен увидишь; при подошве оные на соляной земле ростет солянка Зода ([Salsola Soda]) ([Может быть у писателей оное так названо, а я с вероятностию теперь утверждать не в состоянии.]), которую я только один сей раз на Иртыше видел, так как оная и на Яике, ростет только в немногих местах. Хондрилла юнцеа ([Chondrilla juncea]) с сего места ростет изобильно.

Грачевская окрестность была для разных примечаний естествоиспытателям столь вожделенна, что я 14 числа весь день оному посвятил; на сухих и горячих горах, также многие каменистые могильные холмы имеющих, водится изобильно Ехидна ([Berus]), и род изрядных белых невредящих диониных змей ([Coluber Dione]) пр. ч. 30. между кустами ползающих, также отменно хорошая шиповатая ящерица ([Lacerta arguta]) ч. 40. Из малых четвероногих зверьков находились здесь земляной заец ([Mus sagitta]), житник ([Mus arenarius]), маленькие долгоухие ежи и еще новой род точками испещренных Сунгорских мышей ([Mus sungorus]) в великом изобилии. В сию погоду везде на поле [182] слышно было журчание травяных зеленых кобылок ([Сiсаdа рrаsinа]), и не возможно о следующем стихе стихотворца Stridеnt аrbuslа сiсаdis без возторгу вспомнить.

Черляковский форпост.

26 верст, 200 сажен.

15 Июня, когда я продолжал свое путешествие далее, был день чрезвычайно жаркой; однакож в тени по Делилову термометру только было 104. град, но будучи туда по сухим каменистым горам, которые солнечные лучи умножают, не видел я на оных никакой зелени, кроме кустов Диких роз ([Sрirеа]), таволги и кустарных колокольчиков ([Соnvоlvulus frutesсens]). По низменности под солодковым корнем ползали некоторой род древесных жуков, без сомнения сим корнем питающиеся и между коими находились самые редкие дровосеки ([Сеrаmbiх]), Келеров ([Kаеhlеri]), солоткового корня ([Gliсirrhizае]), жидовника ([Наlоdеndri]), приб. №. 61 и 62. — На половине дороги до ближайшей станицы находится у Маяка извесковая ломальня для снабдения Иртышских крепостей, а особливо для новых в Омске строений. Тамошния горы состоят из крепкого известкового камня, котором ломается по полупрямоугольно лежащим слоям к полуденной линии склонившимся. Камень ломают со стороны горы и жгут оный [183] в стороне большими кучами. Сию работу отправляют ссылочные; но для валки и возки лесу отряжено сюда сто человек козаков, которые каждые три года сменяются. Для сея работы выстроены здесь казармы и несколько хижин для работников. Между Татарскими козаками нашелся Орфей, который играя на Киргизском инструменте хотя камней не приводил в движение, однако нас увеселял довольно. Сей инструмент есть Монохорд о двух не равных струнах на подобие лютны, коего корпус к концу уже и только до половины звонкою доскою покрыт. Звук оного когда по струнам из лошадиных волос смычком из оных же волос сделанным поведешь, подобен лебединому крику как и самой сей инструмент вид лебедя имеет.

Станица Черемхова Забока.

27 верст, 200 сажен.

От каменной ломки до Черемховой Забоки остается еще 15 верст, дорога идет беспрерывно в доль по горам разноцветную глину и мергель имеющим, по большой части находится серая, желтая, белозеленая и белая глина; также не много не доехав до станицы есть изрядная серая и краснопламенная валяльная глина. Между оными бывают также каменистые места, где лежат гранитные или серые на песок похожее камни.

Сия станица лежит на берегу реки Иртыша, где рукав с рекою соединяется, Черемховой Забок называемый. В ней находится маленькая деревянная крепостца со рвом, как [184] и в Грачевске и около шести козачьих дворов. Я видел здесь ту птичку, которую на Волге приметил, плешанкою ([Mоtасillа lеuсоmеlа]) называемую, а в Сосновом бору не редко встречается также сойка ([Соrасiаs]). Пещаная сосновая роща лежит здесь на помянутом рукаве реки Иртыша, который верхним своим концем только в большую воду с рекою сообщение имеет. По чему, прежде нежели найдешь опять спокойную дорогу, надлежит ехать несколько верст чрез сии пещаные горы.

Долонской форпост.

18 верст.

Не доезжая Долонской заставы в 12 верстах находится плотницкая верфть, где строят суда для перевозу провиянту на щет некоего Тульского купца. Близ форпоста идет опять дорога по пещаным высоким местам, которые лежат весьма близко у Иртыша. — Крепость здесь деревянная и мала, но вне ее находятся конюшни и 8 козачьих дворов; все сие расположено на пространной изрядной зеленой долин, в коей переехав в Иртыш вливающейся ручей Долонку оставишь в леве в довольном расстоянии между лесистыми высокими местами два озера, из коих оной вытекает.

По ту сторону Долонки по причине пещаного места дорога весьма трудна даже до трех верст не доезжая Белокаменской станицы, где сии высокая места от реки удалились. В [185] оных видны различные белые и желтые глиняные слои, а между оными неровные белого кварца камни, давшие повод к проименовано сего форпоста.

Станица Белокаменская.

21 верст, 200 сажен.

Сей в рассуждении других форпостов достопамятного ничего не имет. Долина, в коей оной построен, простирается на несколько верст вдоль по Иртышу до станицы Глуховской и окружается пещаными холмами и сосновою рощею. Свойство земли на сей долине совершенно такое, как на солоноватой и глинистой степи около Каспийского моря. Здесь ростут также, кроме прежних соленых растений, еще другие теплой климат требующиее, или сему месту сродные. Я нахожу здесь примечательние прочих, и нигде так изобильно не растущих, дикой шпинат ([Sрinасiа fеrа]), лебеда разрезная ([Аtriрlех lасiniаtа]), перечник союзолистной ([Lерidium реrfоliatum]), рогоплодной ([Сеrаtoсаrроn]), (приб. нум. 112 лист 11), простой шалфей ([Sаlviа оffiсinаlis]), Сибирской хрен ([Rарhаnus Sibiriсus]) и заманиха ([Nitrаriа]), так называемый богамол ([Mаntis оrаtоriа]) и еще другой род сего же насекомого, которого до изхода осени находят еще не с совершенно выросшими крыльями, (богомол [186] коленчатокрылой ([M. brachiptera]) приб. ч. 81) с сего места водятся в великом множествe.

В сей стране по ту сторону реки Иртыша видна весьма высокая и далеко простирающаяся гора, в которой, есть причина думать, что содержащаяся минеральные тела много способствуют к произведению солености в около лежащей ровнине; ибо не только самая земля при подошве ее усыщена солю, но находится и в буераках и по всей ровнине, а сверх того лежит в нескольких верстах от оные к северозападу от 30 до 40 вер. от Иртыша славное, несколько верст величиною, соленое озеро в Киргизской степи, с коего соль Киргизцы не редко на линию привозят. Садится в вышеупомянутом озере изобильно и толстыми черепами, кои однакож от серых в оных находящихся слоев бывают не чисты. Сказывают также, что находится в стороне, между Долонским и Белокаменским маяком, в Киргизской степи горькое соленое озеро, на котором садится также и поваренная соль и при том порядочными четвероугольными пирамидами, кои показываются чаятельно на тиноватых берегах, кои только весьма мало, рассолом напоены; по елику около маленьких соленых кубических хрусталей, кои порознь в тине лежат, беспрестанно соленые частицы садятся, и сей кубической хрусталь мало по малу [187] прирастающеюся тяжестью в тину гнетут то на оном и составляют пирамиду, коея верх в тине стоит.

Кажется, продолжение вышеупомянутой высокой горы простирается даже до того из полосатых глиняных родов состоящего берега, которой три версты выше Белокаменской станицы лежит на Иртыше, и по причине желтой земли, коею драгуны обыкновенно запасаются, вохреным яром называется. Сей берег сопровождает Иртыш почти на три версты до некоторого острова, которой лежит между рекою и широким рукавом Пробезною старицею нарицаемым.

Вохреной яр.

Нижняя часть оной показывает преизрядные слои глины, идущая над самою поверхностью воды и распростирающаяся до полуторых верст; далее ж сего ни малейшего следа оной не видно. Поверх воды, почти повсюду лежит мелкая бледно и светложелтая земля, толстоту коей ради воды определить не можно; сверх оной лежит около аршина толщиною тельного цвету болюсовидная глина, испещренная желтыми и белыми жилами; по том идет слой подобной темнокрасной глине, в аршин также толщиною; сей же покрыт мелкою белою глиною нигде в толстоте более трех четвертей не имеющею, и по большей части весьма с желтыми и серыми жилами перемешанною, местами же столь мелкою и чистою, что ни чем кажется лучшей фарфоровой глине неуступающею. — Сверх [188] оных слоев берег состоит из глины и хрящу, и в одном месте поднялся весьма высоко и крут, и состоит из смешенной пестрой глины и глинистых пород; обыкновенная же оного высота от поверхности воды, не более трех или четырех сажен. Желтая земля ни мало не уступает в нежности и прыткости лутчим Аглинским краскам; и там, где оная бледна, просядают по ней жилы синей глины. Глина тельного и красного цвету частию болюсовидная, а частию мергелевая, и сухая растрескивается на слои, кои часто идут поперег, но вообще беспорядочно. Светлой и темной красной цвет на мергелевидной глине смешены между собою удивительно, и видны различные смешения: иногда цветы между собою переменяются слоеобразно и с разною оттенкою, иногда лежат подобно как на мраморах, и изображают всякие одноцентренные круги и удивительные картины, кои проходят в отбитых кубах, чрез всю толстоту оных. — В красных и серых слоях глины находится также множество селенитовых щоток и шаров отчасти желтоватых, отчасти красноватых; и последние из сих состоят подобно из листоватых пирамид, облипших около зерна. — Не большими слоями и гнездами находится также глинистая земля других цветов, как зеленоватая, кофейная, черная; однакож сия не столь обыкновенна как те, которые по видимому составляют [189] весь берег. Показываются также черноватые почти битуминического свойства в белой и желтой глине, кои служат доказательством сущности по близости сего слоя каменного угля.

Станица Глуховская.

19 верст, 400 сажен.

Отсюда послал я козака с письмом к находящемуся в Семиполатной крепости Генерал-Майору г. Станиславскому, для испрошения прикрытия для пути к вышеупомянутому, в Киргизской степи лежащему соленому озеру. Оный посланный мною 17 числа козак, возвратился 19 числа. Он вместо прикрытия прибыл с повелением господина Генерала, чтоб мне отрядили из гарнизону, находящегося на станице, требуемых мною людей. Но в оной было трое только обыкновенных козаков, коих мне можно было взять, а с толь малым числом людей при тогдашних обстоятельствах невозможно было учинить путешествия за границы не подвергнув себя опасности. И так будучи не в состоянии осмотреть упомянутое озеро, 20 числа не тратя более понапрасну времяни отправился далее. — Какого состояния оная страна до Глуховского стану, и какие в ней ростут соленые травы, упомянул я уже выше сего. Все высокие места не столь солоны, как ровные, и на таковой земле ростет в великом множеств малой род таволги, которая на соленой земле не может рости.

Оная станица имя свое получила от заглохшего истока реки [Глухая старица], на [190] которой она лежит, в семи верстах от оной кончатся сухия соленые безтравные места, и дорога идет обыкновенным полем и весьма травянистою низменностию, которая беспрерывно становится уже, поелику пещаные холмы опять к реке приближаются. Обыкновенно ростущие тут травы суть донник, болотной шалфей, Аrеnаriа sахаtilis, Аntirrhinum genistifоlium и Сибирская редишница.

Крепость Семипалатная.

14 верст, 200 сажен.

Река Иртыш имеет по сию сторону различные рукава; по им лежит дорога, и они называются Стеклянка, Капитанская и Васюха. На втором выстроена мыза; между пещаными возвышениями пробивают различные ключи, кои бегут чрез низменность в Иртыш. Из сих один довольно велик и называется Каменка. При последнем ключе, где пещаные холмы опять весьма к Иртышу приближаются, лежит крепость Семипалатная, на берегу одного рукава, коих здесь река имеет множество, и с находящимися островами весьма широка, однакож довольно мелка, ради сея ширины и множества островов, нельзя было при крепости переправляться, и сея же ради причины обыкновенная здесь с Киргизскими и Азиатскими караванами мена товару бывает 15 верстами выше, где и находится бекет и меновной двор. Туда же должно перенесть и крепость по новому плану, к чему уже довольные учинены приуготовления.

Старая крепость состоит из деревянных стен четвероугольную фигуру имеющих, [191] у коих на внутренней стороне пристроены казармы, две проезжия башни и ров. В ней находится старая деревянная церковь, два дома для начальников, канцелярия и пороховой запасной магазин. Выше и ниже крепости расположены два предместия, оба около ста домов имеющие, обнесенные вместе и с крепостию и с полисадом рвом. Предместие лежащее выше крепости менее нижнего, и отделено от крепости ключем; при оном построен торговый дом; жители состоят из купцов, казаков и отставных драгунов большую часть оных составляющих.

21 Число пробыл я в Семипалатной, для осмотрения находящихся в 12 верстах выше крепости остатков древнего строения, подавших повод к наименованию сей крепости. Пещаные холмы, на кои при самой крепости въехать должно и продолжать до четырех верст по чистому песку, дорогу делают весьма трудною. В сей сухой сосновой роще ничего не ростет, как только пещаной тростник, иссополистной корисперм, хондрилла, дикой морковник и еще немногие из вышеупомянутых пещаных растений. При источниках же ключей ростут кусты разного жимолостника, по коим обвивается восточная клематис, а сверх того на таковых местах в великом множестве ростет и дикой конопель. — В десяти верстах от Семипалатной, должно с дороги идущей к Усткаменогорску своротит и ехать ближе к [192] Иртышу, где в двух верстах находятся развалины вышеупомянутого строения, на высоком из шиферного камня состоящем берегу, на коем положен караул и маяк.

Описание так называемой Семипалатной.

Ныне видны еще только развалившиеся стены от трех строений; о положении прочих можно только судить по насыпям; род строения не хорош, и легко можно признать за Бухарской; строения расположены без всякого порядка. Первое строение, коего стены еще все стоят, лежит от бекета с лишком на триста сажен, а от прочих строений на 260 сажен, близ берега. Оное состоит в простой из необожженых кирпичей складенной четвероугольной избе, девять квадратных аршин с половиною имеющей, у оной на восточной стороне к реке весьма узкие и низкая двери, а на южной три малые отдушины; дощатая глиною обмазанная кровля, уже провалилась. Выше оного строения река течение свое имеет с южной стороны, и обтекает длинной и узкой остров, которой так как и довольно пространная низменность, оброс под высокими берегами приятной вид придающим кустарником. От находящихся в куче, выше по реке, строений остались от больших двух и от одного третьего строения основания стен. Одно из оных имеет дватцать один квадратных аршин с половиною. Нижняя часть оной вышиною почти на пять аршин складена из тонких пластин шифера, составляющая гору. Сии [193] пластинки столь изрядно одна к другой прировняны, сколько было возможно, и связаны вместо известки глиною. Сверх оных каменных стен, выведены глиняные, коих местами стояли еще куски вышиною аршина на 4 с половиною. Инде можно еще видеть, что стены со внутренней стороны были подмазаны глиною. Двери сего строения, находятся на наречной стороне и так к югу, и вышиною и внутри менее сажени, а с наружи едва с полтора аршина, широта же их во внутреннем уступе менее аршина. В прочих трех стенах видны довольной величины окошечные отверстия. — В 9 саженях с половиною от восточного угла сего строения, меряя в сторону от берега, стоят еще стены малого четвероугольного из глиняных кирпичей складенного 4 2/3 квадратных сажени имеющего дома, в южнозападной стене коего находятся двери, но окон нигде никакого следа не видно. Стены толщиною в аршин, и в трех из оных закладены для большой крепости десять свай. — Двенадцать сажен от оного к югу лежит еще большое строение более дватцати двух квадратных аршин имеющее, стены которого расположены почти точно противу главных сторон света. Остатки стен стоят еще на две сажени сверх земли, толщина их в два аршина и четыре вершка и выстроены из накрест кладеных необожженых кирпичей и укреплены также закладенными сваями. Углы укреплены [194] косыми стенами. На западной сторон находятся двери в 2 3/4 аршина вышиною и с лишком в аршин шириною. Окошки сделаны только на северной и южной стене; над оными так как и над дверьми для крепости закладены доски, коих стороны выкрашены синею и красною краскою. Сие строение от маяка и караульного дому находится только в дватцати саженях, и можно оное и прежде упомянутая каменная строения развалины ясно видеть на приложенном здесь рисунке [лист. 9 в верху]. — Сверх сего видны еще близ каменных строений два основания, из коих одно лежит двумя только саженями далее от берегу, и имеет кажется в длину 5 сажен, а в ширину три с половиною; другое же в десяти саженях в сторону от каменного дома на берегу, и по видимому должно состоят из двух малых покоев. Сии основания и неподалеку от нижнего малого строения находящаяся щебенная круглая насыпь, оставшаяся может быть от бывшей башни, дополняют число семи сих развалин. Водопроводов здесь совсем не видно, да и не возможно, чтоб на верх берега возвысившаяся на семь или на восемь сажен, помощию рвов поднять воду было можно. И если здесь были пашни или сады, что весьма вероятно, то оные должны быть разводимы на низменности 40 или 50 сажен в пространстве имеющей, и ныне совершенно кустарником заростшей. [195]

О других древних строениях в сей стране я ничего не слыхал, и не знаю о каких развалинах находящихся в 23 верстах от Семипалатной, и в 10 верстах по сю сторону ручья Березовки упоминает г. профессоре Гмелин ([Часть первая путешествия по Сибире, стр. 225]). По крайней мере, я не мог об оных доспроситься и может быть следы их совсем уже изчезли, так как и достопамятность вышеупомянутых строений весьма от времяни умалилась.

Семипалатной менной двор.

Крепость Семипалатная.

В двух верстах от Маяка лежит место определенное для мены товаров на Иртыше с Азиатскими и Киргизскими купцами; пред оным должно переезжать чрез крутой и каменистой ручей, никакого наименования не имеющий. Меновное место состоит в нескольких деревянных домиках или лавках разделенных на ряды, обнесенных рогатками и рвом. Сии лавки определены частию для житья и поклажи товаров здешних российских и Татарских купцов, частью приходящих с караванами Бухарцов. В сем месте чрез Иртыш находится переезд, а на другой стороне построено несколько изб, для нужной остановки Киргизских купцов, но при нынешнем беспокойствии в сем малая надежда. Из малой Бухарии караваны идут по большой части из Ташкента, откуда и ныне некоторые караваны торгуют худыми из [196] хлопчатой бумаги товарами. Сии люди гораздо грубее и упрямее, нежели вежливые Бухарцы из большой Бухарии. — Впрочем мена товаров с Киргизцами здесь для тутошных купцов есть выгоднейшая, по тому что Киргизцы средней Орды, живущей на Иртыше, весьма еще просты и всякие домашния безделки принимают за великую цену, так что купцы не смотря на дальную сюда дорогу, великий имеют выигрыш в скотской торговле; к томуж получаемые от средней Орды лошади и быки гораздо более и сильнее. Киргизская овцы здесь частию большого рода, частию малого, похожия на Калмыцких, коих пригоняют наиболее от южных улусов; лошадь стоит здесь от 7, 15 и 20 рублей, бык или корова от 2 до 4 рублей, а овцы от 30 до 40 копеек.

22 Числа пробыл я здесь до полудни, не могши скорее получить потребное число лошадей, да и приведенные были столь худо выбраны, что сего дни едва могли перевезти все повозки чрез находящейся перед Семипалатною пещаной холм. Должно было лошадей от трех повозок впрягать под одну и таким образом перевозит по одиначке: и так большая часть перевезена к ночи за последней пещаной пригорок, кончащийся в десяти верстах от Семипалатной; но две повозки должно было оставит переночевать на первых холмах в двух верстах от Семипалатной; и дабы оные обождать и дать выбившимся из силы [197] лошадям отдохнуть, ночь препроводил я в лесу и не ранее поднялся со всеми повозками в путь, как около следующего полудни. Под вечер летал известной род пещаных жуков редко где попадающийся [белой жук приб. № 41]; многие другие инсекты в темноте подлетали также к огню, между коими особливо редкие роды мирмилиона [Mуrmelеon] достойны были примечания. На высоких местах, на коих я в десяти верстах от Семипалатной ночевал, усмотрел я на другой день по утру множество сухих стеблей и листьев редкого растения Rindеrа ([Смотри в прибав. первой части сих дневных записок]), которая только здесь и выше при Красноярском форпосте, а более нигде по Иртышу не попадается. На траве сидело множество в первой раз мною здесь примеченных клопов с мошистыми покрывалами [Сimех lаnаtus приб. №. 82].

Остальная часть дороги до озерной станицы довольно ровна, ибо гористой сосняг опять отдаляется. Но ради множества ключей и мокрых месть дорога здесь лежит в довольном отдалении от Иртыша. В двух только верстах от вышеупомянутой станицы переехал я чрез один ручей довольно великой и козаками речка Баба прозываемый. Причина сего проименования есть овальной, несколько угловатой, плоской камень, на поверьхности коего высечены главные черты человеческого лица, и который прежде стоял на [198] левом берегу ручья, на каменном могильном кургане, а ныне по елику могила разрыта, лежит возле оной на земли. Камень длиною в пять четвертей, четыре с половиною шириною и полторы четверти с половиною толщиною, с верхнего конца округлен и лицо на оном с одной стороны выпукло изображено, но столь не искусно, сколько описать можно.

Станица Озерка.

32 версты

Озерная станица в недавном времяни выгорала: и поелику выстроено только две козацкие избушки и офицерская квартера, но и сия последняя была приуготовлена для ныне ожидаемого едущего начальствующего линии Генерала; того ради расположился я переночевать в поле, где мы по причине наступившей ночью непогоды с дождем и вихрем, едва могли иметь в одном месте огонь. Берег Иртыша состоит здесь, также как и при Семипалатной, из черноватого сланца, коего слои под полупрямым углом склоняются к западу и простираются до полуденной линии. Имя станции происходит от некоторых малых озерков, лежащих за две версты от оной при подошве холмистого соснового бора.

В окольности форпоста места все пасущимся скотом выголены, и по елику я должен был ждать оставшихся на умученных лошадях тяжелых повозок и не могши здесь достать свежих лошадей, того ради шел я следующего утра до ручья Березовки пешком, дабы [199] время препроводить в собирали растений с пользою, но и здесь должен был переночевать: ибо отставшие возы нагнали меня уже к вечеру. — Не доезжая до сего ручья дорога идет чрез соленые места, где между прочими растениями находилась прекрасная зеленистая трава, попадающаяся хотя редко также на Уральских степях (приб: № 89 лис. К. <…>). которые в других местах нигде не видал.

Ручей Березовка.

8 верст.

Ручей Березовка водою довольно изобилен, течет между пещаными холмами покрытыми елевым бором в Иртыш. Несколько ниже оного на другой стороне Иртыша находится каменистая гора довольной величины, удержавшая еще и доныне имя караульного камня, данное по причине содержавшегося на ней сильного караула, от живших в оной стране по обе стороны Алтайского хребта и около Иртыша Зюнгорских калмык. Пространная низменность и кустарником поростшие острова Иртыша вид делают с высокого берега весьма приятной, да и самый ручей не мало приятства оной страны, достойной быть населенною, умножает. — Выше ручья по высоким местам начиналось показываться достойное примечания растение прунец. Увар оной травы по причине чрезмерной ее горькости козаки неосновательно в колике и других болезнях живота пьют. В сем месте ростет она в великом множестве и попадается так же местами до Устькаменогорска. [200] Здесь находил я также и Sibbаdillа еrесtа, но весьма немного, ближе же к хребту на сухих и каменистых буграх ростет она в великом изобилии. В понятых разлившимся ручьем местах и во всех дождевых лужах осело столь великое множество серой на рыбей помет похожей Тремеллы, что вся земля под водою была оною покрыта. По пещаным же буграм росли отменного рода грибы по краям с листообразною округою [аgаriсus rаdiоsus приб. ном. 123 лист W фиг. 3.]

Талицкая станица.

15 верст.

Шулбинской бор.

25 Числа ехал я далее к Талицкой станице; сверх Березовки должно еще переежжать чрез четыре ручья, из коих последний называется Тепкаши. Стан лежит не подалеку от Иртыша на пространном поле, в коем ручей Талица соединяется из двух, почти за 7 верст от сего места истоки свои имеющих, рукавов. Деревянная крепость довольно пространна и хорошо расположена; число выстроенных на Талице казацких домов простирается до десяти. — Здесь стоило мне довольного труда достать несколько свежих лошадей на припряжку под повозки, кои тем были нам нужнее, что должно было переежжать неудобопроежжаемые почти для тяжелых повозок пещаные места Шульбинского бора. Дабы оные по возможности следующим днем переехать, миновал я еще сегож вечера в шести верстах находящейся от сего форпоста Талицкой исток, и в Смольном Яму, откуда начинаются неудобопроежжаемые пещаные [201] горы остался переночевать, дабы лошадям дать отдохнуть. Оное близ лесу лежащее место, сим именем названо по причина сидения тут смолы, сегож ради и находящийся тут рукав Иртыша назван Смольная старица.

Хотя мы на другой день в путь поднялись и очень рано, и на свежих лошадях, однакож нынешним днем не могли добраться до Шульбы. Некоторые повозки отстали далеко, легкие же доехали до последних пещаных холмов при Новошулбинском форпосте, где мы должны были остановится ночевать, ибо лошади наши, несмотря на то, что люди во всю дорогу шли все пешком, для облегчения возов, далее ехать не могли. Я послал в форпост, где ныне главная квартира линии, достать несколько свежих лошадей; но помощь сия была, без сомнения из недоброхотства, отринута. И так не оставалось иного средства, как только равнодушно ожидать подкрепления сил наших лошадей. — Поелику оная полоса непрерывных пещаных высоких гор и поростших частым еловым лесом, простирающихся в длину чрез 18 верст, и в ширину занимающих довольное пространство, идет весьма близко Иртыша, и самой составляет ее высокой и крутой берег, едва оставляя местами узкие низменности, того ради другой дороги быть не может, как только чрез вершины оных, где в жидком песке колеса уходят по часту [202] выше ступиц, и лошади не могут оных вытащить. В Киргизской стороне степь хотя и весьма гориста, но безлесна и не пещана. Даже высокие и каменистые горы, идущая выше Талицы с той стороны к Иртышу по речке Чаргурбан, совершенно голы и безлесны. Не подалеку от Шулбы оба берега Иртыша становятся весьма высоки и каменисты. Здесь ничего не видно, как только черноватый сланец, слои коего простираются почти в самую полуденную линею. Нижней каменистой слой покрыт песком, в некоторых местах весьма крупным. По таковым местам весь берег порос степною малиною, которая ныне розовыми своими ягодами причиняла местам сим вид весьма прекрасный. Нигде оная трава не ростет в таком изобилии, как в сей верхней стране Иртыша до начала высокого хребта гор. Киргизцы называют ее кизилча, и употребляют как ягоды, так и самой травы пепел мешая в нюхальной табак. Ягоды хотя и сладки, но мокротны и причиняют, у съевших довольное число ягод, неприятный в горле запах и зуд. По всему краю Шулбинского бору, бьют из берега многие весьма чистые ключи и текут в Иртыш. При источниках ростет между кустарником множество водяной мяты, дикого конопля, хмеля и восточной Клематисы оплетающейся по деревьям на подобие шпалерника. Между кустарником изобильно ростущим под берегом, на низменности и на [203] островах Иртыша находится множество благовонных, тополевых довольно больших деревьев. По Руски в сем месте оное прекрасное дерево называется Рай дерево, и оно ростет по Иртышу до высокого хребта, также по Убе, Ульбе и другим горным речкам в изобилии. Здесь ростет также и жимолость большими деревьями; между кустарников же всех примечания достойнее пищальник. В сей стране находится еще одна трава, ни в Росии Европейской, ни в Сибире на полях дико не растущая, то есть простой иссоп, здесь же оная трава по дорогам и берегам обыкновенна, и жителями от внутренних разных болезней употребляема под именем синего зверобоя.

Новошулбинской форпост.

24 версты.

Старой Шулбинской завод и деревня.

3 версты.

Я переночевал на левом каменистом и прямом берегу Иртыша, чистым яром проимянованном. С сего места виден лежащей за Искривиною реки, Новошулбинской форпост. Утром перебрались мы чрез последние пещаные холмы, за коими стоит оной форпост на высокой ровнине над Иртышем. Но как по причине нынешнего Калмыцкого похода стояла в оном главная команда, и домы ею все были заняты, то проехал я мимо оного без остановки в деревню Старошулбинскую, в трех верстах отсюда на ручье Шулбе лежащую; сия деревня заселена в место начатого в 1740 году Демидовского завода и обыкновенно бывшего там форпоста отставными и крестьянами, так как и при новом [204] форпосте, коего деревянное укрепление и казармы находятся в добром состоянии, лежит в низу многолюдная деревня, в коей живут от части козаки, отчасти отставные.

Ручей Шульба довольно велик и протекает между каменистыми холмами в Иртыш, весною бывает он водою весьма изобилен, летом же очень мелок. Между холмами оной ручей запружен и зделан довольно пространной пруд для содержания небольшей плавильни, которая однакож не была приведена в надлежащее состояние, поелику рудник и завод от штатского советника Акинфия Демидова отошли, да и выстроенного завода уже не видно ни малейшего следа; ибо старое дерево, дабы не допустить напрасно пропасть за несколько лет, сожжено на уголь и употреблено на рудник змеевских гор. Деревянная крепость и казармы старого форпоста стоят еще по ныне, но уже столь гнилы, что по немногом времени совсем уже не будут годится на уголья. При оных на высоком берегу стоит церьковь, священник которой ныне, покуда не выстроены другие церкви, все в окружности находящиеся новые Руские и Польские населения причисляет к своему приходу. Здесь лежащая деревушка состоит из дватцати дворов, построенных внутри земляного вала и рва, коими обнесены старые заводы. Живущие в оной по большей части отставные, выключая шестерых мужиков, принадлежащих к работникам [205] Колывановоскресенского завода и оставленных здесь для стережения лесу и жжения уголья. — Шилбинской лес, простирающейся от Семипалатной по Иртышу, здесь кончится. Ширина оного от Талицкого до сего места довольно великая; а в верх по Шульбе, распространяется еще более. По причине соседства сего прекрасного елового бору и множества медной руды, коей как в верх по Шулбе, так и по Убе и далее, превеликое множество находится признаков, ширфов и начатых уже ям; можно бы было здесь с выгодою построить медной завод, естли бы здесь почли за нужное опять вырабатывать здешнюю медную руду, и не нужно бы было беречь оной лес для употребления на важнейшие работы.

Безлесистая и пологая гора между Шулбою и Убою и по обе стороны оных ручьев состоит по большой части из сланцовых пород темного, серого и черного цвету. Между оными находится также и тафельной сланец, годный ко всякому употреблению, как на столовые и Аспидные доски и проч: местами попадается и красной пещаной сланец. — Руды в оной горе лежат большею частию поверхными и наклонными жилами, которые однакож не глубоко разработаны, но и не чрез долговременную работу были испытаны, поелику они от большой части медь содержащими быть кажутся. При оных жилах находится безчисленное множество древних ширфов и наружных [206] работ, не известных нам степных жителей, столь тщательно на Алтайском рудо содержащем хребте в древния времена руду добывавших, что ныне весьма редко находят новые рудные места, где б не было видно следов их древней работы, которую они находимое ныне в их могилах при Иртыше золото и медь приобретали. Но оные могилы состоят по большой части из холмоподобных куч каменья, и бывают редко, а особливо в Колыванском хребте обнесены ручным камнем и похожия некоторым образом на могилы Немецких рыцарей, по Енисею, как мною ниже сего упомянуто будет, столь обыкновенные. В прочем подобие медных орудий, домашней посуды и оружий, находимых по Иртышу и Енисею в древних могилах, столь велико, что едва можно сомневаться, что работа в богатых рудою горах около сих рек не принадлежит одному народу. — Сверх медь содержащих жил, холмистая гора между Шулбою и Убью, содержит в себе многие кварцовые, друзистые смешенные с Кубиковатыми ширлами, темными рыхляками и желтяками и обыкновенным около Екатеринбурга золото содержащим жилам подобным родом. — В прочем сие есть начало великого Алтайского хребта гор, общее положение от южнозападной стороны к северозападу имеющего, в коем направлении оной простирается до Оби и далее до самого северного краю высокого пространного одинакого главного [207] хребта, полагающего естественную границу между российскою Империею и Зюгорскими степями Китаю принадлежащими более, распространяющегося к восточной стороне чрез северную Азию и от Иртыша до Оби заслуживающего наименование Алтайского, от Оби до Енисейска же Саянского хребта, на конец по ту сторону последней реки пространнейшую широту Сибири занимающего и между Амуром и Леною до восточного Океана непрерывно продолжающегося, так что беспрекословно величайшим хребтом гор на всем земном шаре почестся могущего.

Во время путешествия до сих мест выдержал я, а особливо на последи, как я ради сбирания растений, часто, довольно далеко отходил от повозок, столь много попеременно воспалений и простуд, от бывшей почти каждой день студеной непогоды, что еще до прибытия моего в Шульбу, начинал чувствовать показывающееся здесь столь великое расслабление и с толикою жестокостию, что я едва был в силе встать с постели или сесть в повозку.

Будучи в надежде в находящейся в сторону от Иртыша при Убе новонаселенной деревне Красноярке найти более спокойствия и удобности, 30 Июня отправился я в оную, и оным же днем достиг сей деревни, в тридцати пяти верстах отлежащей, ехав столь тихо, сколько болезненные мои обстоятельства того требовали. [208]

Ручей Осиповихи ворот.

Повыше деревни переправился чрез Шульбу, на низком берегу коей пространные места занимал Слепощур травистый. На другом берегу ручья взъехал на открытой и сухой хребет, простирающейся по ручью в низ, изобильный ширфами и рудными признаками, называемый Вавилонские горы. На самых высоких холмах видны почти повсюду состоящая из набросанных каменьев и уже разрытые могилы, около коих обыкновенно росли кусты железняка, доселе нигде мною по Иртышу не виданного. Здесь находился также в изобилии Есhinos histrо. Большими стадами также летали здесь вместе молодые и старые наплюкие дрозды. Молоденькие сего года не имели еще тех прекрасных цветов, какие на старых, но были с верху серы, а с исподи беловаты. — Впрочем оная страна была недостаточна в естественных достопамятностях, выключая некоторых насекомых как, Mutillа sungоrа Аlbеоlа, viduаtа (приб. № 87 до 89) ночная бабочка. (№ 94) mаntis реrlа (Sрiсil Fаlс. 9) ([Rаphiliа Mаntisра, Линн. к коему роду оное насекомое по причине положения передних его ножек принадлежать не может]) и других сим подобных здесь собранных. Но едва только переедешь чрез ручей Осиповку или Осиповской ворот, находящийся от Шульбы в 15 верстах и ныне во многих местах высохший, страна становится гораздо растениями изобильнее и вся покрыта была цветом. Тут показываются [209] уже всякого рода нагорные растения как прикрыт большой, Боярская снить и так называемое малые заячьи ушки I В ([Сибирской травник I. стр. 209, № 24.]) соколья трава и пр. между оным так же в Иртыш текущим ручьем и Шульбою лежат по порядку старые Демидовские ямы и Ширфы Шулбинской, Вавилофской, Макаровской и Дмитриевской, хотя я из оных некоторые и осмотрел, но не нахожу об них примечания достойного сказать. Таким же образом и по другую сторону Осиповки к Иртышу идет Сидоровский Ширф. — На дороге от сего ручья должны мы были переежжать весьма глубокие и тем затруднительнейшие увалы, ибо прямая дорога от Шульбы к Красноярскому весьма мало выезжена, куды я и не прежде по причине неудобопроежжаемой дороги приехал, как ночью. На дороге видел я еще существующий в левой стороне в дали чрезвычайно великой курган, сделанной на самой высокой во всей оной стране сопке, и за довольное число лет некоторою дружиною состоящею из ста пятидесяти мужиков с великим трудом был разрыт; но сей труд был не тщетен, ибо по общей молве оные кладоискатели нашли в оном курган не менее пуда и десяти фунтов золота, и между собою разделили. Сея ради причины оной холм проимянован золотарской бугор. [210]

Деревня Красноярская.

35 верст.

В Красноярской деревне нашел и покои для моей остановки гораздо хуждшие, нежели какие в Шулбинской оставил, и сверх еще сего по причине отряжаемого солнечного жару окололежащими горами, и вредной воды в Убе, место сие ради больного весьма было нездорово. Я был уже не в состоянии продолжать моего пути далее, ибо болезнь моя совершенно мною овладела и заставила меня несколько недель лежат в постели, и продолжение предпринятого путешествия до Усткаменогорска и до лежащего по реке Бухтурме хребта гор оставить, естли б я положенное путешествие на сей год до Енисейска захотел постараться окончить. Но дабы сия часть границ не осталась совсем не описанною, и достопамятности ее не изысканными, того ради отправил я, поелику болезнь моя казалась что продолжится чрез долгое время, уже шестого июля студента Никиту Соколова, о прилежании и внимательности коего я имел достаточные доказателства, и с ним живописца моего, к Усткаменогорской крепости, дабы до сего места, страны по обе стороны Иртыша лежащие и хребет гор до Алея описал, оттуда же положил я им возвратиться на Змеевские горы, где я их ожидать намерен был.

Сие продолжалось до 17 Июля, пока я собрался так с силами, что был в состоянии отправится из Красноярска и продолжать мой путь тихонько ко Змеевым горам [211]

Деревня Красноярская построена на том месте, где был форпост оного же имяни, и она отстоит с остатками там сперва бывшего редута на 24 версты, и 200 сажен от у Устубинского форпоста, принадлежащая к укрепленным местам находящимся по Иртышу. От оного идет пограничная линия, которая до Оби Колывановоскресенскою называется, вдоль по Убе даже до самой в оную впадающей реки Шемонаевки, а от оных до Алеа и так оттуда далее ко Змеиногорскому руднику, Колывановоскресенскому заводу и по форпостам Белорецкому, Березовскому, Заинскому, Загирскому форпосту Казанские Богоматери, Кобановскому, Колмацкому, где Кузнецкая дистанция, и Озерному, от сих же по Никалисской, и Ануской крепостям, до самой Бискаи, или Бикатунской крепости. Сия линия исключает из Границы большую часть гор содержащих в себе медную руду и многие уже открытые и славные рудники. И так ради охранения к Колывановоскресенским заводам принадлежащих рудников, положена в 1764 году так называемая новая линия, которая внизу описана будет; а на место сломанных форпостов и станций на старой линии и на лучших местах находящихся по новой линии, заведены новые селения и деревни, которые населены отчасти Польскими переселянами, кои произшествия Российского и исповедуют древний Греческий закон, отчасти вышедшими из внутрь России, или такими, которые ради [212] маловажных преступлений в наказание посланы бывают в Сибирь, а отчасти самовольно поселившимися и вышедшими из весьма населенных стран Сибири. Такова же и Красноярская деревня, которая теперь уже на двадцать дворов приумножилась. Она достроена за три года и населена по большей части ссылошными, которые по предостохвальной милости Всещедрые МОНАРХИНИ здесь те же имеют выгоды и вольность, каковыми они до их преступления в прежних своих жилищах чрезмеру наслаждалися, и оные имеют случай опять снискать свое щастие и быть всему обществу полезными. Щедрость всепревосходнейшие Матери Отечества простирается толь далеко, что как сим так и прочим помянутым на их содержание и пропитание, какового они в прежние годы и не были в состоянии иметь, дается на три года леготы, помесячно весьма довольно провианту и по нескольку денег. При таковом всемилостивейшем и премудром установлении сомневаться нечего, чтобы оные места в короткое время не были из числа многолюднейших стран в Сибири. Стоящей на оной пограничной линии гарнизон имеет большею частию свое пропитание в соседственных местах; ибо многие да и большая часть оных новых деревень имеют такое прекрасное положение, что о урожае хлеба и сомневаться не надобно. Хотя иные и не так счастливы в выборе места, то по крайней мере в близи от оных [213] находятся весьма хорошие полосы, на которых деревня таковое плодородие очень легко и трудами произвести можно. Также можно найти способы, чтоб недостаток в лесе, которой здесь произойти угрожает предупредить и оному пособить, ежели только оные новые селения будут под хорошим присмотром. Может быть было бы хорошим способом к пособлению оному и принуждению шатающихся тунеядцев к работе и рачению, и то, ежели бы жителей сих деревень определили на работу в Колывановоскресенские рудники и заводы; кажется, что и многие от поселян оного желают, и может быть, что все при перемене смотрения начали бы иметь свои выгоды. Теперь все в верхних странах реки Иртыша и при рукавах оные выстроенные деревни состоят под правлением комендатской канцелярии в Усткаменогорске, которая збираемой с оных подушной оклад употребляет на находящиеся на сей границе войска. — Деревня Красноярская есть из числа тех, которые изрядную хлебородную землю имеют; однако здешние поселяна утверждают, что на высоких местах хлеб ради жара и господствующей там суши не очень хорошо родится; ибо таковой дождливой погоды, каковая сего лета была, так что во весь Июлий месяц, едва ли пять дней прошло, в которые бы не было суровой погоды и сильного дождя, старые жители сих мест и запомнить не могут. Таковая непогода господствовала сего года вообще во [214] всех странах, около гор находящихся, да и на самых горах весь Июний был дождь. Главная жалоба как оных, так и на Убе поселившихся крестьян, есть на нездоровое расположение их жилищ. А первая причина тому есть вода, которые употребление причиняет жестокую лихорадку, а особливо новопришельцам; но как простой народ употребляя сильновяжущие средства, неприметно вгоняют лихорадку во внутрь, то по большой части следуют после оного расслабления жил и прочие в жилах случающееся припадки, которые человека расслабляют и изнуряют. Хотя Уба река нагорная и к тому же имеет пещаное дно и следовательно воде должно бы быть чистой, но высокие глинистые берега обмываемые водою и содержащие в себе медную руду, в оной реке воду до крайности портят, а у Красноярска оная от глинистого берега, при каждом дожде толь мутна и густа, что хотя ее и варить, то она чище не будет. Нерадивые сии мужики, вместо того, чтоб для избежания сего вреда искать иных хороших ключей, сносят лучше все от оной происходящие неудобства. Что лихорадка происходит от воды содержащей в себе глину, есть неопроверженным доказательством то, что все во время трех недельного моего в Красноярске пребывания при мне бывшие люди, выключая одного, от употребления воды один за другим занемогли лихорадкою, из коих у одних была [215] лихорадка порядочно переменная, а у других времянная; так что они ни чрез какие способы оправиться не могли. Те, которые после занемогли, выздоровели по выезде моем отсюда весьма скоро, употребляя лекарства. Напротив же того другие, которые во время своей болезни должны были оную воду употреблять, не смотря на все употребляемые ими к тому способы, долго еще были больны, ибо происходящей от воды запор еще более от употребления оной усиливался.

Оные по Убе лежащие деревни лесом весьма скудны. Дровами снабжают их на некоторое время вдоль по Убе находящиеся низменности; но только на оных лес состоит большею частию из подлеску, а бревенчатого лесу на них очень мало. Между кустарниками начинает гороховое дерево (Rоbiniа саrngаnа) в великом изобилии рости, да и во всех около хребта находящихся странах по ручейкам и рекам оное в таком же изобилии. Оно ростет весьма высоко, но стебель оного никогда не бывает толще человеческой руки. Прочие кустарники состояли из душистой осокори, рябины, чорной и красном смородины, крушины, гороховника, железника, (Rоbiniа frutеsсеns), дуболистой таволги, (Sрireа сhаmedryfоliа) и других различных родов диких роз. По Улбе и Убе ростет земляника как и по Уралу, но еще гораздо в большем числе; а далее по Сибири оных ягод совсем нет. — Перешедшие сюда из Полши поселяне начали [216] и здесь так же собирать около кореньев земляники за ненужно почитаемой червец; но сколь много здесь земляники, то столь же напротив того мало насекомых, собираемого оного червеца едва становится сим поселянам на домашния нужды. Другой же природной овощ сей страны, есть дикой чеснок и некоторой род луку на высоких горах растущего, о коем ниже сего говорено будет; как того так и другого по Убе собирают в великом множестве, и мужики отвозят оные по возам на продажу отчасти на Змеевые горы, а отчасти в крепость.

От Красноярска к Убе ехал я по открытым холмам, которые частию состоят из красноватого пещаного, а отчасти из прочих родов слонца, и иные из них пресечены глубоким ручьем собирающимся из снежной воды. За пять верст отсель переедешь речку Вавилонку, которая вверьху сообщась с речкою Золотухою, впадает в Убь. Речка Золотуха, имеет свое название от Золотарского бугра в недалеке от коего она вытекает. За двенатцать верст от Красноярска переедешь опять другую речку Верьхнюю таловку, в берегах коея пролегают зеленоватые сланцы шифера, и чем далее, тем шире они идут: оные состоят из гранату или кругляку. Одна из оных сопок ради водящихся в ней во множестве сурков, Сурковая сопка называется. На болотах ростет везде в изобилии роза с пшипинелловими листочками (Rоsа [217] рimрinеllifоliа) повыше речки Шеманаихи лежит еще новопостроенная деревня о тридцати дворах, на том месте, где сперва был форпост, коего старая крепость и казармы еще и по ныне там, как обыкновенно, на гнитие стоят. Теперешние ее жители суть перешедшие из Польши поселяне, кои Российского произшествия, говорят языком руским и исповедают древней Греческой закон; праотцы их поселились в Подолии и в прочих Польши пограничных областях. Оным поселянам можно в честь поставить, что они весьма рачительные и добрые земледельцы: но только они к здешней стране ради жестоких морозов и господствующих в оной сильных вихрев еще не привыкли, да также и земля их не очень для хлебопашества выгодна; ибо хлеб у них на каменистых и сухих возвышениях родится колосист; а болота в их месте кажутся быть солоноваты. Они желают завести и здесь прекрасные огороды, и пчеловодства, каковые они имели у себя в прежних своих теплых жилищах: да я и не сумневаюсь, чтоб им в последнем не удалось, естли бы для опыта в зимнее время сюда несколько ульев принесено, и по Полякам, знающим за оным ходить, разделено было. Но как стужа здесь жестока, и для пчел выгодных лесов никаких нет, то должно оных держать, так как в Германии и Малороссии, в коробах, и ставить в пчельные огороды, дабы их зберечь и зимою. Цветов же, [218] которые отчасти дают весьма прекрасной запах и хорошей имеют мед, ростет по горам и долинам великое множество; а мужики оные для собрания больше меду, начали бы сами, так как они и в Польше делали, во множеств сеять пшеницу, которой они теперь мало сеют. В Шемонаихе мужики толь сильно убеждены, что вода в Убе причиняет болезни, коим они сперва подвержены были, что теперь не берут другой воды как из отдаленных источников.

Деревня Шеманаиха.

23 версты.

Верст на пять от деревни, Восточно, лежит по сию сторону реки Убы, весьма высокая, каменная, и состоящая как и весь хребет из дикого камня, гора, которая как ради кустарников оную покрывающих, так и того, что на вершине оной находится впалая, влажная и прекрасным бором обростшая долина, Мохнатою сопкою называется. При подошве горы, ростет как и во всех ложбинах гор благовонная белая Ясенница весьма изобильно. Находящиеся на горе кустарники состоят по большой части из малины и нагорных роз (Rоsа аlрinа), также Дуболистной таволги (Sрireа сhаmеdrifoliа), Сибирского балдриана (Vаlеriаnа Sibiriса) и Вероники (Verоniса рinnаtа) которая однако несколько пореже. В верху, леса полны некоторого рода луку, которой очень подобен огородному, имеющему пустые листочки, и оной в кушанье такой же или еще и приятнее вкус имеет. Старые жители оные страны называют его бутун и находят [219] оной во множестве на всех высоких горах даже и на Снежных сопках Алтайского хребта, на коих он в Июне месяце начинает цвести; на оной также хорошо ростет и в огородах. Будучи не в силах толь высоко лезть на сию гору, послал я на нее людей ради многих там ростущих трав, и получил почти теже самые растения, которые я внизу, говоря о Екатеринской области, опишу.

Я также послал отсюда осмотреть некоторые как по сию так и по другую сторону Убы находящиеся заводы. Большая часть рудокопных ям по Убе, открыты по старым ширфам, и оные в себе наиболее содержат медную руду. В некоторых из оных нашли свинцовую и серебряную руду, обыкновеннейшие коея роды, суть серая пещаная руда, темно свинцовая охра и рудожелтый свинец, которые по большой части содержат белой свинцовой шпат, из коих первые имеют в себе иногда Шлиховое золото, также зеленую и синюю медную руду и содержащий в себе железную руду ротель с налетелою медью или без оной, которые особливо примечены в рудниках по Таловке и Шеманаихе находящихся. Таловка бежит из гор и по другую сторону; повыше Шеманаихи, втекающей в оную, с сей стороны впадает в Убь. — Ближайшей к Таловке рудник есть Николаевской, отлежащий от Шеманаевской деревни верст на пять, а от Таловки на три четверти версты. Работа производилась там в Шахте, в коем на несколько [220] сажен пролегает охровая руда с желтяком, которая содержит в себе свинец, несколько золота и весьма немного серебра. Жила в оной идет сюда от полудня, которая будучи пресечена гнездом медные руды, переменила свое положение и вышла на долину. Понурая жила состояла из сланца, а лежачая из смешенного кварца. Между оным и жилою лежал глухой, почти пемзе подобной пещаной камень, которой весьма сходствует с находящеюся в прочих Алтайских рудниках пещаною рудою по коей проседают калчедан и песок,— Но как руды здесь совсем не стало, то и работа в оных оставлена.

На восемь верст далее вверьх по Таловке находится Таловской или Большой-Горской рудник, которой в 1752 году, в соседстве старых Чудских рудников найден; но в том же году ради скудости в тамошнем свинцовом шпате оставлен, и в 1764 году началась производится работа в оном опять: при том нашли по идущему в гору отжилку, что охровая руда лежала гнездами, но только недалеко в гору, и пресечена красным и пестрым иловатым слоем; чего ради вышепомянутая руда, коей всего до 4000 пуд добываемо было, почти вся выкопана. Но в оном руднике не всю еще руду вырыли. Как в сем, так и в первом руднике руда в пробе показала, что в пуде оной содержится от одного до 14 фунтов свинца, и от одной четверти до четырех золотников серебра. [221]

О лежащих от устья к Иртышу рудниках, Ильинском и Березовском здесь я упоминать не намерен; ибо на первом я не был, а о последнем говорено будет внизу. Разкиданные по Убе рудники, содержащие в себе медную руду, в которых работали только в то время, когда они принадлежали Демидову, а после работа в оных оставлена, ибо медная руда была там не нужна, не заслуживают подробно быть описаны.

У Шеманаихи оставил я реку Убу и поехал по гористому месту, которое верст на шестнадцать от Шеманаихи приметно становится выше. Отселе переедешь источник речки Шеманаихи, где был, ныне уже оставленной караульной дом Спаской защит, которой еще и поныне стоит; а от оного идет дорога по глазомеру покато ко впадающим в Алей, следовательно и в Обь речкам, так что здесь-то тот высокой кряж и разделяет воды одне в Иртыш, другие в Обь текущие. Обыкновенной камень здесь, есть красноватая с крапинами дресва, которая лежит между кругляками; и кажется, что весь хребет гор, простирающийся за Алей и Карболиху даже до Локтявки и далее, с вышеупомянутою высокою горою, Синяя называемою, состоит из дикого камня и блестящей дресвы. По обе стороны диких гор и на долинах оных находятся из сланца состоящие горы, которые в себе содержат богатую рудную матку. И сие всеобщее [222] строение имеет по моему мнению большая часть Алтайских гор, содержащих в себе медную руду.

Спасской Защит.

16 верст.

Здесь по другую сторону Шеманаихи также видны в левой стороне высокие горы, на которых находятся разные, а больше медные рудники. Но в оных выкапывают также и серу с желтяком и Гильбом, ради чего в них и положены старые чудские Ширфы, которые подали повод к новой работе.

Деревня Екатеринская.

31 верста.

Первой в Алей вливающийся ручей, который здесь встречается, называется Таловка; вдоль оного надобно ехать несколько верст до лежащего ниже устья оного на Алее уничтоженного форпоста Екатерининским называемого, при коем заведено Польское селение почти из 13 дворов состоящее. Ныне сказывают умножено будет оное еще некоторым числом Российских ссыльных, кои однакож ни в строении, ни в земледелии ни малейшего не положили начала; но стояли в казармах оставленного форпоста и ни к чему доброму по видимому не годятся. Кажется, что трудолюбивые Польские земледельцы весьма не охотно приняли их в свое соседство, и удивляются их тунеядству; ибо они сами с прихода их летом на отведенной им земле, не токмо успели построить свои дворы, но и запастись озимовым хлебом, и тем доказали свое трудолюбие. — В Таловке находятся здесь две мельницы, построенные по образу тех мною уже вышеописанных Башкирских, [223] кои во всей Сибири, а особливо в тех местах, где находятся крутые с гор текущие ручьи, весьма употребительны и мутовками называются.

В настоящее время видно было в крестьянских избах и на поле множество небольших серых насекомых, кои из гладкой черной гусеницы вылупаются. Сего года было оных на Алее и Убе необыкновенное множество и они причинили великой вред, горох и весь огородной овощ поели, а на некоторых местах всю траву на полях до чиста сожрали.

Деревня окружена довольно высокими, утесными и по большей части голыми горами. Особливо лежит между Таловкою и Алеем пространной каменистыми долинами разделенной горной хребет. Сказывают, что оной служил сперьва, пока еще страна сия не была населена, приятным в зимнее время для Маралов жилищем, может быть для того, что сильные ветры не попускали быть снегу, ибо на оном находят повсюду множество сроненых рогов. Там находится также неизщетное множество сурков и некоторой род стрижей, кои далее на Алтайском хребте в утесах во множестве гнездятся и делают из глины весьма пространные и прекрасные гнезда с круглым ко входу каналом, подобно ремезиному гнезду (Нirundо аlреstris приб. № 19). — Другую в нижней стороне от деревни лежащую гору имянуют жители Прапорщиковою сопкою. — Но наиболее падает в [224] глаза лежащая в южновосточной стороне на несколько верст далее гора, коя ради растущих на ней дерев и кустов и для конического оные вида вострою мохнатою сопкою имянуется. Сия гора состоит из одних друг на друге лежащих голых гранитных кабанов. Из расселин оные произрастают по одиначке сосны, березы и осокорь, но вся гора обросла стелющимся казацким можжевельником (Iuniреrus Lусiа). Удивительно извилистые стебли сего растения, распространяются весьма по утесам, и так сказать прилипают к каменям. Дерево совершенно сходно как запахом, так и цветом с Кедром Ливанским; но сожалительно токмо, что оно столь извилисто и сучковато и ростет немного более руки толщиною. Но оно при том чрезвычайно крепко, и даже когда стебель зеленеет, совершенно почти сухо; оное можно бы было употреблять с большею пользою ко всякой токарной работе. Ягоды употребляют вместо можжевельника и самое дерево на Алтае, где оное на всех солнцом согреваемых и открытых скалах ростет, можжевельником имянуют. Также ростет обыкновенно на всех сих горах некоторой род небольшого, весьма сладкого и красноватого терновника ([Кажется что оной с так нязываемым плотняком, Vuа сrisра, сходствует.]), упомянутая уже Таволга дуболистная Sрirеа сhаmаеdrifоliа, [225] различные розовые кусты, из трав, кустарной куколь (Silеnе suffrutiсоsа) куколь твердостебельной (приб. № 110), упомянутой при Урале кутызлык Роligоnum, чеснок дикой Аllium nutаns, прямолистной полевой чеснок Аllium linеаrе, углолистной дикой чеснок Аllium аngulоsum. Колючей котиледон Соtiledоn sрinosа, молодильной выродок Sеdum hibridum, сиббалдия прямостебельная Sibbаldiа еrrесtа; кровельной асот Сrерis tеctоrum ([Нiеrас. fоliо еt faсiе сhоndrillae flоr. Sib, р. 19 tаb. III.]), болотнянка Ziziрhоrа сарitаtа, копер слепокурник Buрlеurum rаnunсulоidеs, Баварская пещаница, обратная льнянка Аntirrhinum suрinum, дуболистная льнянка Аntirrhinum gеnistifоlium, вероника разрезная Vеrоniса рinnаtа, горная вероника Vеrоniса mоntаnа, вероника мшистая Vеrоniса саnеsсеns, гвоздичка непахучая Diаnthus inodorus, развилистая гусиная трава Роtentillа bifidа и т. д. в долинах обыкновенны суть долголистной копер Buрlеurum lоngifоlium и заичьи ушки Аuriсulа lероris minimа I. В. широколиственная льнянка Сlеmаtis, одноцветные колокольчики Саmраnulа lilifоliа, лавашера Турингская Lаvаtеrа Thuringiса, трилистник с листами волчьего боба Luрinаstеr, вшивая трава Реdiсulаris, копер Реuсеdаnum, осот Нiеrасium sаbаudum, золотовласник двуцветной Сhrуsосоmе biflоrа, Сибирской осот Сrерis Sibiriса, диоскоридов осот Сrерis Diоsсоridis и Алтайской чернобыльник Аlрinа Аrtemisiа [226] Drасulus, чернобыльник с вызубреными листами Аrtemisiа tаnасеtifоliа, чернобыльник однолетний Аrtеmisiа аnnuа, и другие составной горошек Оnobriсhis и множество сим подобных. Сказывают, что также и прекрасные песьи корни (Еrithrоnium) видны здесь во время весны почти во всех долинах, и около Змеевской горы, коренья их, кои, как известно, суть любимое кушанье Сибирских Татар, некоторые как одно из приятнейших овощей собирают и сушат; с некоторых в сей стране находящихся гор, так как и с Иртыша, принесли мне прекрасной молочай частолистной Еuрhоrbiа сhаmaesyce, Lоtus оrnithороdiоidеs. Я достал также и здесь на Алее в первой раз некоторой род маленьких, долгохвостых розовых щуров, коих на реке Енисее множество, но кроме Сибири нигде более не примечено (Lохiа Sibiriса приб. № 24). Они питаются одними семянами различных полыней и родов чернобыля. — Змей, ехидн и ужасных жаб водится здесь довольно.

Деревня Староалейская.

10 верст.

Слабость моя принудила меня опять пробыть здесь несколько дней; однакож я старался ездя на окололежащие горы паки укрепиться к езде; оная езда столь удачные имела следствия, что я 21 июля мог поездку мою к славной Змеевой горе продолжать. Несколько верст от Екатерининской переедешь чрез быструю речку Алей, а вскоре по том чрез впадающую в оную с правой стороны Голцовку, о коей ради разных [227] в верхних ее странах открытых рудников ниже будет упомянуто. Оттуда надобно ехать до Старо-Алейской, где прежде бывал форпост, ныне же большая заведена деревня, по отлогим и каменистым пригоркам, кои состоят из голого дикого камня. Деревню сию составляют 150 дворов и большая часть жителей суть Польские поселенцы. Но сия многочисленная деревня не токмо имеет недостаток в лесе, но также и в доброй пахатной земле. Ибо показанное им место весьма высоко, сухо и каменисто, и солнечной зной не дает взойти хлебу. Жители не имели почти с самого первого времяни их поселения ни одной доброй жатвы, и должно необходимо при всем своем рачении притти в худые обстоятелства, естли показанная им столь бесплодная земля не будет переменена. Я видел своими глазами истинну того, на что мне крестьяне с плачем жаловались на высокой ровнине между Гольцовскою и Корболихою, по коей идет дорога, и где они по большей части пашни свои имеют. Хлеб стоял тамо рассеянными, токмо в четверть длинными стеблями, кои весьма печальной вид составляли, а прочие соседственные деревни сего году имели обильнейшую жатву.

Проехав сию ровнину увидишь опять прерывистые из дикого камня состояния горы, с рассеянными сосновыми лесами. Голые камни оных обросли весьма небольшим [228] чрезвычайно колючим барбарисом ([Мне кажется, что сей барбарис совершенно от обоих известных родов различен, почему я и описываю оной в прибавлении № 106 для того, дабы другим оставить разделение и присовокупил оного изображение]). За сими горами течет Корболиха вдоль другого связного и стольже почти крутого хребта гор и следственно чрез покрытую небольшими буграми долину, на восточном краю коея стоит Змеевская гора, на которую я благовременно прибыл.

Крепость Змеиногорская.

20 верст.

Лежащие на Карболихе рудники.

Я препроводил тамо следующие дни со столь приметным облегчением, что не токмо 24-го вместе с г. обербергмейстером Лейбом начальником сих заводов искусным и приятным человеком различные в близи вдоль по Корболихе лежащие заводы осмотрел, но также на другой день в состоянии был к лежащим в южной и восточной сторонах в горах достопамятнейшим рудникам, и на новой пограничной линии находящейся высокой горе путешествие предприять. Осмотренные мною 24 числа рудники имянуются Машинской, Маркшейдерской, Карамышевской и все вместе на правой стороне ручья Корболихи, которой в 18 верстах от Змеевской горы из гор вытекает, и с западной стороны течет к Алею, в вышеупомянутых берег оные сопровождающих горах находятся. Машинской рудник, которой также имянуется Куркинским и Корболихинским, отстоит от [229] Змеевской горы на четыре версты, Маркшейдерской на шесть, а Карамышевской (второй сего имяни) на девять в западную сторону отдаляется. — Мы пошли сперва в последней, которой название получил от своего открытеля некоторого старого Штейгера. Работы производятся в огромной из твердого старого сланца состоящей горе, коя почти на двадцать сажен имеет перпендикулярной в рассуждении Корболихы высоты. Во первых пробита была шахта глубиною на шесть сажен по жиле содержащей в себе медь и серебро; и которая к востоку, полунощи и к западу кончилась гнездами. От полунощного углублено было на девять сажен; откуда прокопались по трем местам одно над другим понурно идущим. При конце сего же самого места начата была шахта, которая пробита была в глубину на 19 сажен, и противу коей начали вести от отдаляющейся с лишком на 350 сажен низменности Корболихи между севером и западом штольну, для прорезу хребта, доставления свежего воздуха и отвода выступающей из глубоких расселин воды; руды, коих днем глубиною на три с половиною сажени выробатывают, показывались токмо россыпью и гнездами между роговым камнем, серым сланцом и вапом и состояли из серебристых с лазурью и ярью перемешанных медных и из шпатовых разжато цвету руд, кои со Змееногорскими весьма сходны, из серого серебристого [230] рудожелтого свинца и перемешанных дымчатых охреных руд, в коих белой свинцовой шпат, небольшая друзы прекрасной хрусталической лазури, а иногда золотые крупинки находимы были. Но как руды нигде порядочно не продолжались, но токмо гнездами выламывались и в глубочайшем месте, когда уже руда совершенно пресеклась, при продолжении работы ничего кроме пустых каменьев, а наконец твердого рогового камня не нашли, то в 1762 году работа была оставлена, когда уже штольна, которую должно было пробивать в каменистой из сланца состоящей горб, почти на 40 сажен проведена была.

Отсюда поехали мы в верх по Корболихе чрез речку Грязнуху к так называемому размежному руднику. Сей рудник открыт 1746 году в то время, когда учреждена была коммисия для освидетельствования и рассмотрения здешнего Демидовского завода и в обоих следующих годах был разработыван, а 1757 году паки за него принималися; но поелику руды в глубине пресеклись, и в таком случае при здешних охряных рудах, как многократно примечено, нет никакой большей надежды, то сия работа оставлена. Видны еще тамо наружные строения и обвалившиеся остатки старой и новой шахты. Здесь добывали также охряные железо содержащие руды и шпатовые друзы, с налетелым и целыми друзами показывающимся свинцовым шпатом, или белою свинцовою [231] рудою, и руда отборная от 4 до 14 фунтов свинца и ползолотника серебра в пуде содержала. Они показывались в репкой изе сланца состоящей горе, гнездами и друзами, при чем попадались также небольшие куски медь содержащей руды.

Машинской рудник лежит еще две версты повыше на Корболихе, и открыт уже во времена Демидовых. Он имеет название свое от одной ради воды употребляемой лошадьми действуемой машины и наконец по причине усилившейся весьма воды, и ради того, что признаки руды в глубине начали умалятся, оставлен. Тамо попадались в горе из некоторого рода шпату и извести состоящей, прекрасные крупночешуйчатые друзы свинцового лоска, кои однакож серебром бедны и не более четверти золотника в пуде содержат. Все сии рудники лежат на одном хребте, внешний вид коего совсем неблагоприятствует рудным признакам, однакож находятся еще некоторые оных ширфы, в коих признаки не весьма знатны были.

Достойно примечания то, что еще выше на той же самой стороне Корболихи находится прожильная из извести состоящая гора, на коей находят множество окаменелых столбчатых Энтрохитов и Кораллов. Не первой уже раз попадаются мне окаменелости в таковых горах и мне надобно будет упомянуть ниже при описании Змеевой горы, что и [232] там примечены мною некоторые следы морских тел.

Текст приводится по изданию: Петра Симона Палласа, медицины доктора, естественной истории профессора, российской императорской Академии Наук, Вольного Экономического Санктпетербургского общества, Римской императорской естествоиспытательной Академии и королевских английского, шведского и геттингского собраниев члена, путешествие по разным местам Российского государства по велению Санктпетербургской Императорской Академии Наук, Часть вторая. Книга вторая. 1770 год. СПб. 1786

© текст - Томанский Ф. 1786
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© OCR - Сирик В. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001