ПЕТР СИМОН ПАЛЛАС

Петра Симон Палласа,

Медицины доктора, естественной истории Профессора, российской Императорской Академии Наук, Вольного Экономического Санктпетербургского общества, римской Императорской естествоиспытательной Академии и Королевских Аглинского, Шведского и Геттингского собраниев члена

ПУТЕШЕСТВИЕ ПО РАЗНЫМ МЕСТАМ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

по повелению

САНКТПЕТЕРБУРГСКОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ АКАДЕМИИ НАУК;

с немецкого языка на российской

перевел Бунчуковый товарищ Феодор Томанский,

Императорской Академии Наук, Королевского Прусского немецкого собрания корреспондент, и учрежденного при Московском Императорском университете российского собрания член.

Часть вторая.

КНИГА ВТОРАЯ.

1770 год.

Челябинская крепость.

Описание купоросной горы над Юрьюзенью.

Во время моего пребывания в Исетской провинции имел я иногда случай при помощи рачительных и с особою ревностию руды и камни изыскивающих Башкирцов изведать всякие достопамятности Уральского пояса, из коих некоторыя сообщил я уже в первой книге, а теперь остается мне токмо упомянуть о лежащей над рекою Юрьюзенью горе из купоросного сланца состоящей. Для осмотрения по показанию одного Башкирца Кваканской волости, отравил я в Генваре месяце студента Соколова. Туда предпринял он путь свой чрез крепость Чебаркульскую и Кундрявинскую слободу, а по том чрез различныя Башкирские деревни, лежащие при подошве горы Караташь, из коей начало свое имеют реки, Миас, а на полдень Уй и Урал, коих источники на сем пути едва на дватцать верст между собою отстояли; по том продолжал он путь свой верст семнатцать от Урала далее к северозападу по собственно называемому Уральскому хребту, ширина на сем месте простирается до дватцати пяти верст; по том чрез реку Белую, которая не подалеку отселе источник свой имеет. От Белой до Юрьюзени реки надлежит переезжать токмо две высокие горы Ирентау и Патте, из коих последняя составляет длинной и узкой каменной утес, представляющей из дали вид каменныя стены — [2] Купоросной сланец, ради коего предпринято сие путешествие, находится около тритцати верст выше Юрьюзенского завода, близ реки сего же имени при Башкирской деревни Карагушы, причисляемой к Куваканской волости. Река Юрьюзень течет здесь между высокими горами от востока к западу, и хотя не более четырех сажен ширины имеет, однако уже довольно глубока. В нее за нисколько верст повыше помянутой деревни с северной стороны впадают небольшие речки Ургала и Бередек, в шести же верстах от оной с южной стороны речка Абдакта. Ниже еще сей последней и за пятнатцать верст от той деревни имеет оная река с северной стороны, от находящейся в том месте горы, высокой каменистой берег, которой простирается вдоль с лишком на полверсты и Башкирцами Бустан-яр именуется. Небольшой источник Калагаш разделяет оный на две половины, из коих каждая состоит из особого рода камней. Верхняя половина состоит из желтого светло-серого сланца, коего толстые слои склоняются от запада к востоку, и который бы всяк смотря по виду оного счел родом незрелого сланца, коего частицы кажутся составленными из сросшихся вместе тонких и прямых мочек, так что оный походит нисколько на Амиант, которой однакож при ломке нигде не попадался. Ибо он тогда сходствует с обыкновенными сланцовыми камнями, изключая только то, что куски оного [3] расседаются по большой части вдоль. В кислых спиртах камень сей не разтворяется, и в огне не только не разрушается, но еще более твердеет. Сверх того, хотя в оном ни мало колчеданного следа не видно и в щолочении никаких разтворяющихся частиц оного не оказывается, однако имеет то особливое свойство, что на воздухе выветривается серою пылью, которая не только на языке чувствуется кислою, но и если воду кислотою сей земли насытить, так чтоб она приняла нисколько желтоватой цвет, то от прибавленной щелочной соли сильно кипит и производит кристаллы купоросного винного камня, а с настоенными чернильными орешками превращается в бледныя чернила; ежели же самую ту кислую воду, одну, так как она есть, стать вываривать, то не видно в ней ничего, чтоб походило на кристаллизацию, а поводится с верьху одною маркою кожицею, какова бывает или остается после так называемого каменного масла. На помянутом берегу находится место, простирающееся на двенадцать или пятнадцать сажен, в коем часть сланцового камня в такую кислую пыль претворилась в пядень или поллоктя толщиною. Но не смотря на то, камень сей совсем не различествует от прочих, на которых не столь великое количество помянутыя пыли видно.

Другая половина каменного берега состоит из черных, марких, лосклых на подобие каменного угля, и от части на тонкие листы [4] расс елых перпендикулярных слоев, которые однакож вид сей только в низу берега у самой воды имеют; ибо к верху каменные сии слои из желта серы и с темными купоросными пятнами. Черной камень изобильно перемешан кварцовыми жилами и проседающим по нем колчеданом, по чему и имеет все качества колчеданных пород, на воздухе выветривается и покрывается белым порошком, который походит на каменное масло и часто ссядается прекрасными маленькими звездочками. Пятого надесять Генваря возвратился ко мне помянутой студент и привез купно с сим описанием пробы различных камней вышеописанного берега.

План путешествия по Сибири.

Доселе занят я был по большей части осматриванием мест Оренбургской губернии и провинций с оною граничущих. Но теперь оныя частию мною, частию господами доктором и адъюнктом Лепехиным и профессором Фалком объеханы, так что едва осталось ли неосмотреным какое нибудь примечания достойное место; таким образом исполнено уже было главное намерение Императорской Академии Наук, для которого мы были посланы. Малое же что оставалось в Оренбургской губернии, можно было окончить или осмотром на возвратном пути, или небольшими разъездами искусных людей. Но как еще много открытий из натуральной истории Российского государства надеяться оставалось частию в Сибири, частию в северной половине [5] империи, по тому что по сей никаких еще путешествий не было, а по Сибири большая часть плодов Гмелинова и Стеллерова путешествий пропала, то в силу сего и благоволила Императорская Академия Наук подтвердить как от г. доктора Лепехина, так и от меня учиненное предложение. Таким образом предоставлено было г. Лепехину объехать на возвратном пути северные Казанские уезды, всю Архангелогородскую губернию и берега белхорошего моря; мне же досталось путешествие по Сибири даже за Байкал, частию для осмотрения и описания тех мест, кои покойной г. Гмелин только мимоездом видел, или кои после его много переменились, а особливо отдаленные Сибирские рудники и заводы, так как и новоозначенныя и населенныя южныя границы, частию для доставления известий о растениях ими непримеченных, а в расс уждении описания животных дополнить то, что прежние путешествователи имея главными себе предметом токмо ботанические изыскания, по чему и из записок их весьма малая часть животных стала известна, упустили. К достижению такового предприятия, и чтоб путешествие не продолжить чрез меру, разослал я в разныя стороны искуснейших из моих спутников, и как, особливо ради зоологических наблюдений, не льзя было оставить ж северных стран без осмотрения, то отправил я двадцать четвертого февраля студента Василья Зуева, дав ему в помощь [6] чучельника и стрелка, и снабдя при том обстоятельным наставлением чрез Тобольск в лежащей над Обью северной город Березов, откуда бы старался он в начале лета поехать далее до Обдорского острога, в низ по реке Оби, и если можно, даже до самого Ледовитого Окиана.

В половине Марта месяца приехал г. профессор Фалк по последнему зимнему пути из Оренбурга в Челябинск; он также вознамерился ездить по Сибире и по тому хотел со мною о том посоветовать. Он имел по линии довольно опасную и беспокойную дорогу, и по тому двумя неделями прибыл позже, нежели его спутник г. Георги, довольно известной переводами и другими заслугами, которой ехал прямо чрез Урал. От прибытия сих приятелей учинилось пребывание мое в Челябинске гораздо для меня приятнее, поелику я с самого Тобольского зимнего пути по причине случавшихся мне различных припадков мало имел веселых дней. Я сожалел, когда вскоре по том наступающая весна напоминала мне, что скоро должен я ехать и с ними расс таться.

Господин Капитан Рычков, живший со мною почти всю зиму, отказывался по слабости своего здоровья ездить вместе со мною по Сибири, и по тому чрез меня просил Императорскую Академию Наук о своем увольнении и о позволении на возвратном пути объехать неосмотренныя еще места Уральского [7] пояса, а особливо реки Инсер, Илим и Диому, на что Академия соизволение свое и показала. Но как около сегож времени известно стало о предпринимаемом походе в Киргизскую степь при Орской крепости собранных регулярных и легких конных войск под командою полковника Траубенберга, которые должны были погнаться за ушедшими Калмыцкими ордами, то почел я, что не надлежало терять сего прекрасного случая, осмотреть бдительным и проницательным оком часть сей неведомой еще степи, и как помянутой господин капитан на поездку сию добровольно согласился, то не усумнился я его туда отправить и без ведома Императорской Академии Наук, от которой испрашивать позволения время не допускало, по елику помянутое войско десятого Апреля долженствовало выступить из границ; таким образом ни мало не медля отправился он к Орской крепости, получив от меня, сколько я ему в скорости дать мог, все нужныя к тому наставления. О следствиях сего трудного путешествия и об учиненных на оном наблюдениях можно довольное получить сведение из его собственных записок.

Челябинск.

Описание Исетской провинции.

Мало по малу приуготовлялся я и сам к пути. Но прежде, нежели я к тому приступлю, сообщу я еще некоторыя главныя известия об Исетской провинции, в которой я столь долгое время прожил. Она из всех провинций Оренбургской губернии наиболее [8] плодоносна и довольно уже населена, хотя и гораздо еще не столько, как бы быть могла и по своему плодоносию заслуживала. В оной щитается жителей до 5739 души и с разночинцами, в подушной оклад неположенными, коих 4352 души щитается. К Исетской провинции, как то известно, причисляются, к востоку от Уральского хребта живущие Башкирцы, как то Каратабинская, Катайская, Айлинская, Бала - Катайская, Барантабинская, Темьская, Кубеляцкая, Куваканская, Мякотинская, Залдаутская и Чирлинская волости, кои все вместе 4118 дворов составляют, куда принадлежать еще 456 дворов Мещеряков и Татар различных поколений. Сличив сие население с обширностию провинции, которая простирается в длину и ширину почти на триста верст, легко увидеть можно, что оное население гораздо еще далеко от того, чтобы не оставалось земли в пусте. Правда, большие степи должно оставлять не занятыми, дабы не причинить никакого помешательства в выгодных Башкирских коноводствах; но они для паствы своих стад избирают летом по большой части горы и около оных лежащие места, где и без того хлеб зреет поздо, а осенью и зимою кочуют они по большой части в долинах солонцами и многими солеными озерами наполненных, где по сей причине мало хорошего пахотного поля. По сему многие тысячи десятин наилучшего пахотного поля и лугов [9] остаются без употребления, и козаки по крепостям живущие присвояют себе таковыя места, на коих бы вдесятеро больше противу их числа земледельцов жить могло, и по сему не дают пользоваться наилучшими полосами тем земледельцам, кои из других мест приходят и могли бы обработывать. Теперь засевают в оной провинции, сколько заключить можно, каждой год около ста тысяч десятин, щитая в каждой десятине до ста квадратных сажень; и как здесь наиболее сеют рожь, пшеницу, ячмень и овес, кои в хорошие годы в большей части мест самдесяты и более родятся, то легко можно себе представить, каким количеством хлеба сия провинция окрестныя страны снабдевать может; и справедливо не токмо большая часть Оренбургской линии, но и все по Уралу лежащие заводы и часть Екатеринбургских заводов все из Исетской провинции хлеб получают, и во время бывшего 1769 года всеобщего неурожая, когда даже и в самой Исетской провинции ради продолжавшейся в оной засухи, едва самой посев назад возвращен, доставало в оной еще хлеба довольно, чтоб как сии заводы, так и все смежныя провинции и всю Оренбургскую губернию снабдить оным и отвратить неизбежной почти во многих местах голод. Сверьх изящного хлеборода, коим провинция сия благословенна, произрастает обыкновенный, толщиною часто на локоть находимый, чернозем не токмо всюду [10] прекраснейшую траву, но и подает удобность к разведению садов. Всякое обыкновенное огородное растение родится наилучшим образом, а особливо белая репа, которая удивительной величины бывает. Нерадение здешних крестьян причиною, что оне о других растениях кроме простой капусты, репы и моркови не заботятся, а для таких, кои требуют теплого климата, провинция сия неудобна, по тому что и в южных даже оныя частях, как на пример на Уйской линии, арбузы не только не созревают, но и остаются весма малы. Хмелю сеют здесь весма мало, по тому что растущим в великом множестве на Уральском хребте диким хмелем изобилно запасаются; равно льну и конопля сеют крестьяне только для своей потребы, поелику им некуды оного продавать. В некотором оставленном и многие уже годы запустелом саду видел я с удивлением, что рожи, большие подсолнешники, бархатцы и остропестры сами собою плодились. Как сии, так и дикорастущая по всей степи садовая земляника, и степныя вишни [Cerasus pumila], подают великую надежду к разведению всех умеренной климат любящих растений, и к произращению всяких овощей, табаку, ныне только некоторыми козаками под Чебаркульским разводимого, вайды и марюны, для которых здешняя земля весма была бы изящна. Можно бы было также без сомнения ввести по всей провинции столь полезное [11] пчеловодство, естли бы только было рачение жителей содержать пчел при жильях в ульях и пчельниках, поелику в долине нет таких лесов, в коих бы оных по обыкновению Уральских Башкирцов в бортях природе оставлять можно было. Ибо сверх некоторых из хребта выходящих смолистых лесов и выше упомянутого соснового не находится на ровных местах провинции никаких других, кроме редкосеянного березника, которого однако к топке и прочим надобностям с излишком бы становилось, если бы только несколько бережливее с оным было поступаемо, и вредное выжигание степей, которое козаки и крестьяне не смотря на стройжашие запрещения без всякой нужды с Башкирцами в запуски делают, прекращено было. Тогда бы березник имея здесь вожделенную для себя землю беспосредственно изобильно размножался.

О богатстве Исетской провинции состоящем в великих конских стадах Башкирцами содержимых выше упомянуто, и прибыльный со смежными Киргизцами торг делает, что и сих неизщетные конские табуны, рогатого скота и овечьи стада почти домашними почтены быть могут. В самой провинции к хорошему содержанию овец удобности нет; а жесткошерстныя Киргизские овцы могли бы здесь изрядно плодится, если стать их воспитывать не для шерсти, а для другова чего, как то кож и сала, коих сколько потребно обменивают у Киргизцов весма дешево. Овечьи [12] заводы были бы не прибыльны. Следственно заведение конских и рогатого скота заводов остается для сей провинции выгоднейшим. При том желательно бы, чтоб Башкирцы к содержанию верблюдов большее нежели доселе приложили рачение и к сему более ободрены были; ибо животныя сии не требуют большого присмотра, а и при малом тучнеют в здешних соленых степях весма изрядно; и как Киргизцы средняя орды так и Азиатские купцы таковых весма охотно покупают, и взрослый верблюд около сорока рублей в Троицкой крепости стоит, то сей род скота принес бы сей провинции знатную прибыль, если бы оного более находилось.

Фабрик и Мануфактур в Исетской провинции не находится, кроме одной худой шляпочной и стеклянной, Челябинским купцом Бетюковым в Исетском уезде при ручье Юзе содержимой, и другой стеклянной при ручье и деревне Духовке тогоже уезда братьям Токаревым принадлежащей, и небольшого также юфтяного завода. Винокурен здесь находится две, кои Боровлянским и Исетским заводами называются и построены в лесистых странах по реке Исете. Обе ныне принадлежат казне, поелику последняя отнята в прошедшем году у коллежского советника Тимашева в заплату имеющихся на нем казенных долгов. На обеих сих винокурнях оставлен разумным учреждением Оренбургского Господина губернатора Генерала порутчика и Кавалера фон Реинсдорпа [13] весма убыточный российский образ сидки вина, и не токмо введены новые иностранные кубы с колпаками и винтовальными трубами, но также начали следовать в приуготовлении и заквашивании браги выгодному Лифляндскому образцу с толиким выигрышем, что высиживаемое в сих винокурнях вино должно для приведения до установленной крепости разводить с водою, не щитая еще того барыша, которой получают от множества высиживаемого вина; напротив того вино российских вынокурен должно весма часто для приведения до надлежащей крепости, с водкою смешивать.

Сверх описанных уже мною железных заводов Саткинского и Косотурского купца Лугинина, Киштимского и Казлинского статского советника Никиты Никитовича Демидова, находятся еще в гористой и лесистой частях Исетской провинции в верхней стороне реки Уфы следующие: Уфалеской при ручье сего же имени в реку Уфу впадающем, принадлежащей купцам Тулянову и Ивану Масалову; Нязепетровской, при ручье Нязе гораздо ниже в реку Уфу впадающем, принадлежащим Сызранскому купцу Петрову, и Асаш-уфимской на самой реке Уфе при истоке ручья Асаша построенный, которые все из одной домны и небольшой молотовой состоят и с преждеупомянутыми никак сравнится не могут. Все сии заводы отвозят свое железо весною по реке Уфе в Белую, Каму и т. д. [14]

О звероловстве Исетской провинти нечего много говорить, поелику оное не важно. Однакож Башкирцы и Татары ловят довольно обоих родов куниц, кои в доброте весьма редко с Уфимскими ровняются, также простых лисиц и волков в мирное время с Киргизцами ходят многие из сих промышленников с позволением поставленных на пограничной линии начальников на ловлю в пустыя степи до самого Тоболя и Ишима и возвращаются обыкновенно с богатою добычею, состоящею в корсаках, лисицах, волках, бобрах и выдрах. В нынешнее же время не смел никто ради несогласия со степными обитателями вытти за пределы. В Исетской провинции ловят также довольно горностаев изрядной величины, а об Илецких белках, коих однакож невесьма много попадается, уже почти упомянуто. В мое время поймали Татары не далеко от Челябинска соболя, коего однакож за весьма великую редкость почитали.

Летом водится здесь множество всякой водяной дичи, а зимою тетеревей и белых куропаток. Из лучших хищных птиц находятся по горе изящные соколы и ястребы прекраснейшего роду. В лесах по реке Исети попадается иногда некоторой выродок копчиков (Fаlсо раlumbаrius), кои при старости совершенно белеют и гораздо больше и прекраснее обыкновенных становятся. Я имел одну молодинькую птичку сего рода, на [15] которой были еще при том и сероватыя пятна, но прежде нежели цвет перьев ее переменился, умерла оная по нещастию на дороге. Башкирцы и Татара, из коих многие промышляют сокольною охотою, имянуют сей род Туйгунами.

Вся сия провинция по причине множества находящихся в ней озер рыбою изобилует. Но в оной находятся токмо простые роды рыб, кои продаются пудами по 25 и до 35 копеек, в малых озерах ловятся по большей части одни токмо караси, а в тех, кои имеют пещаное дно попадаются и чебаки (Сурr. idbаrus), кои продаются еще дешевле. В Mиясе и Исете ловятся, но только весьма редко, некоторые роды Сибирской крошицы на пр. нельма и таймень, и то только в нижних странах и в полую весеннюю воду. Лещей, судаков и першей (Аsреr) не находится ни здесь, ни далее в Сибири, ни в каких водах. Также и раки здесь уже не известны, хотя сказывают, что оные в Урале до самого оного источника водятся и в верхней стране реки Уя, к Сибирским рекам принадлежащей, начинают появляться, так что со временем может быть в дальных странах Сибири разведутся. Осетры ловятся только в Тоболе, а стерляди заходят иногда в реку Мияс, но весьма редко.

Наконец остается мне еще упомянуть о состоянии воздуха Исетской провинции. Лежащая по горе и к северу от реки Мияса [16] часть имеет весьма здоровой воздух, и жители оныя доживают до глубокой старости, так что между тамошними крестьянами не редко находятся и столетние, да и во время моего в Троицкой крепости пребывания жил один отставной солдат 120 лет. Напротив того южновосточная часть провинции по причине множества находящихся в ней соленых болот и гнилых озер довольно часто посещаема бывает лихорадками и цынготными припадками, однако не столь сильными, чтоб от оных многие помирали. Также причиняет носимая ветрами горькосоленая пыль часто у жителей в глазах распаление и в веках загнитие. В сей стране свирепствуют также как опасная для коней зараза, которая однакож редко в народе оказывается, так и овечей шолуди по нескольку лет весьма жестоко. Первая по примечаниям была наисильнейшая 1761 году. Жестокая зараза рогатого скота была в сей провинции 1755 и 1767 году, в кои годы были оной подвержены и самые верблюды.

В первую неделю Марта стояла почти беспрестанно сырая и столь теплая погода, что даже 24 числа, т. е. в великий четверток, множество из простого народа по древнему от времен Славянского еще язычества вкоренившемуся обычаю, в покрытой еще льдом реке купалось. Сказывают, что сей же самый день в древния времена праздновался Купалу Богу воды; так как и в четверток [17] перед Троицыным днем, которой Россияне имянуют Семиком, празднуют еще и поныне молодыя деревенские девки с песнями и венками стихотворческим образом древней Славянской богине любви Ладе и сыну ее Диду, поелику, как сказывают, сие празднество и в языческие времена в сей же самый день отправляемо было. — Хотя с 24 по 27 выпадал опять сильной снег, но вскоре по том сделалась столь теплая погода, что в изходе сего месяца вскрылась река Мияс и в первых числах Апреля от стаявшего снегу сильно из своих берегов выступила. Около 7 Апреля, когда уже весь почти снег на ровных местах пропал, вступила уже река опять в прежние свои пределы. Сие было удобное время помышлять о моем отъезде, пока т. е. еще вода с гор не показалась, которая обыкновенно сильных разлития Тобола и всех в оную впадающих Исетской провинции рек причиняет, и по сему бы мою поездку на долго одержала и весьма бы затруднительною сделала. Уже показывались различныя пролетныя птицы, из коих галки, грачи и вороны (19 Марта) были первыя, за сими вскоре по том последовали (18 по 24 Марта) лебеди и всяких родов утки, а после последнего снегу (28 Марта) также гуси, скворцы и жаворонки с прочею мелкою лесною и водяною дичью. Апреля 4 прилетела даже кокушка и некоторой род овсянок [Еmbеriza рitbуоrnus приб. № 22], коих я по том [18] во всех Сибирских сосновых лесах довольно нашел и кои нигде в других местах не водятся, здесь сделались в сие время уже обыкновенными. Апреля 10, когда первые цветы Сибирской ветреницы [Аnem. рatens] и drаbа vеrnа показались, летали также по пашням огромныя стада особого рода пташек, коих кроме Сибири нигде не находится [fringillа саlсаrаtа приб. № 20] и кои на задних пальцах имеют длинныя кохти подобно жаворонковым (смотри таб. Е); на конец 14 Апреля появились также первыя насекомыя, из коих наипаче рhаlеnа vеrsiсоlоr, lаnеstris и саmеlinа и четвертый еще род [рhаl. betulаtа приб. № 95] в довольно великом множестве в молодых березовых рощицах около Челябинска собираемы были.

На конец 16 Апреля оставил я город Челябинск оной состоял сперва из одной токмо крепости построенной противу Киргизских и Башкирских набегов, но по том когда Исетская провинция причтена к Оренбурской губернии, то чрез переведенную в оной город воеводскую канцелярию, под ведомством которой состоит три уезда, Шадринской, Окуневской и Куртамышской, стал он быть знатным. Он укреплен по образу здешних крепостей деревянным строением и разделен на правильныя улицы; лежит несколько вдоль по правому берегу Mиаса и имеет одно предместие на левом берегу реки находящееся, однакож на довольно высоком месте, чтоб от наводнений быть [19] безопасну, и во всякое время года сухом, по причине покатистого положения и каменистой земли. В нем находится одна каменная и одна деревянная церковь, также различныя изрядныя публичныя и приватныя строения; но большая часть домов построена на деревенской вкус, также и упражнение большей части жителей состоит в хлебопашестве.

Миясская крепость.

30 верст.

Ночью перед моим отъездом видно было по всему горизонту на северной стороне реки Миясы от продолжавшегося уже целые три дни в степи пожара зарево и если бы под утро не пошел сильный дождь и не потушил бы огонь, то и город может быть не избегнул бы опасности, поелику ветер был северовосточной и вкось дул на предместья. Таковые степные пожары часто видны бывают в сих странах во всю последнюю половину Апреля. Отсель путешествие мое началось прямо к востоку, и первой предмет моего осмотра была лежащая на реке Иртыше Омская крепость, куды вознамерился я избрать самую прямую дорогу чрез Ишимскую степь, а еслибы можно было, то вдоль по новопостроенной между рекою Тоболом и Иртышем пограничной линии. Чего ради поехал я по Чумляцкой дороге и прибыл 16 числа в вечеру в Миясскую крепость. Дорога в оную отдаляясь от реки Мияса по большей части на четыре, шесть и более верст проходит по бугристой редким березником усеянной плодородной земле, которая в некотором [20] отстоянии от Челябинска под черноземом совершенно глиниста и пещана. В четырех от города верстах проедешь мимо горького озера в длину с лишком на версту простирающегося. Зимою дорога идет по оному, ныне же по причине сделавшихся уже на льду прососов, должно было по летней дороге объезжать оное. По причине сего объезда должно ехать мимо другого еще озера в десяти верстах от города, а от прежнего в нескольких верстах отдаленного, которое больше первого, имеет также горькую воду и весною соединяется с другим в северной стороне находящимся. Сказывают, что сии оба озера имели довольно долгое время, и даже за четыре еще года, рыбу, но с тех пор вовсе пропала. — В вечеру слышно было такование белых куропаток [lаgорus] и по причине грязной дороги прибыл я уже поздо на лежащей противу Миасской крепости берег, где за небытием тогда моста, которой обыкновенно в то время, когда лед идет, снимается, на поле по сю сторону реки переночевать принужден был.

Крепость сия стоит на левом берегу в излучине реки, собою деревянная и обитаема одними токмо козаками, над коими начальствует Атаман; в ней церковь и до 200 домов. Сказывают, что по списку действительно служащих козаков находится не более как токмо 170 человек; ибо здесь весьма легко помощию малых начальников, [21] не выслужа еще срочных лет, получить от службы увольнение. Mиасские козаки внутри пространныя своей земли обладают многими рыбою изобилующими озерами, в числе коих находится и большее озеро Трейстан. Лежащее от Mиаса к северу безрыбное озерко насадили козаки рыбою и успели весьма в своем предприятии. Около их мест от Мияса к югу находится множество соленых и горьковатых озер и луж, а особливо около Чумляка. Сей весны пало здесь довольное число лошадей, у коих на самом крестце найден далеко под кожею большей чирей, в коем всегда коротенкого, в палец толщиною, червяка находили. По сказкам о величине сего червя, не можно кажется его причислить к червям долгоносика [сurculiо раrарlесtiсus], которым в Швеции тоже самое приписывают; но произходящие от чирья припадки были здесь самые теже.

По утру коль скоро переправили чрез реку ко мне лошадей, поехал я далее. Вдоль по реке лежит повсюду множество деревень; но дорога сия отходит от сей реки и пролегает чрез весьма бугристое и редким березником обросшее место, которого в низменностях находятся местами рыбныя озерки, содержащие в себе карасей, на коих пока большие озера еще не вскрылись, водится множество водяной дичи. Одно из оных озерков, лежащее верст на 8 в левую сторону, называется Курень озеро. Вскоре же по том верстах в десяти от крепости в [22] правой руке имеется горькое озеро, которое тогда еще было покрыто льдом и называется Катай. Сказывали мне, что из него есть проток в лежащее к Югу озеро, имянуемое Саламаткул. За седмь верст далее въедешь промежду двух озер, из коих к югу или на левой руке лежащее называется Картабанкул на правой, которое побольше первого, казаками проименовано Камышным. Оба лежат на равной плоскости, на коей чернозем в разных местах выступает распавшаяся горькая соль. Озеро Картабанкул изобилует карасями, которыя доселе также и в другом водились, но теперь подохли, по тому что оно зделалось горько. За несколько времяни из того озера был изток в сие, но ныне оной высох и чрез то самое может быть вода в последнем переменилась. Вообще все почти здесь находящаяся озера, содержат в себе несколько либо поваренной, либо горькой соли; но в иных в столь малом количестве, что на вкус едва оная бывает приметна, по чему оныя и почитаются за пресныя и содержат обыкновенно в множестве рыбу. Если же случится, что такое пресное озеро или от высуши его ключей, или будучи мелко, случившеюся в летние дни засухою в воде уменьшится, то находящаяся в нем соляныя частицы более сплотятся, вода сделается солонее и рыба необходимо должна подохнуть. Сим самым можно вероятнее изтолковать многия на сих озерах случающаяся удивительныя перемены. [23]

От оных озер далее становится равнина сия суше и имеет песчаной под, но земля не смотря на то кажется плодородна и растениями изобильна. Отъехав на 25 верст от Мияской крепости, встретили нас подводчики из лежащей в сторону на реке Mиясе против Белозерского села деревни Коссулина называемой; мы ни мало не медлив отправились в путь и проехав мимо выстроенного для отдыху лошадей о двух дворах зимовья, которое хотя и лежит на принадлежащей Мияской крепости земле, однако обитаемо Чумляцкими мужиками, поворотили с дороги в право к деревне Урупиной или также Пивкиною называемой, для перемены там еще несколька усталых лошадей.

Деревня Урупина.

30 верст.

Деревня сия стоит у изобилующего карасями озерка Караганкула, или, как в окресностях живущие руские мужики называют, Пивкина, от которого и деревня сия такое наименование имеет. На оном теперь начал лед таят, по чему и летало вокруг оного множество черноголовых чаек.

Дорога отсель к Чумляцкой слободе лежит равною, плодоносною и березником обросшею степью, которая инде выгорела. Верст чрез 5 или 6 придет к прекрасному, на равной плоскости лежащему с островом озерку Селлакул, имеющему в окружности более 12 верст, в котором несмотря на песчаное его дно, есть прекрасные окуни и караси. Чебаков в нем нет, а водятся [24] они в лежащем к югу озере Щучьем, принадлежащем к Чумляку. К вечеру приехал я к нарочитой речке Чумляку, чрез которую переправясь на плоту прибыл я в слободу, по реке Чумляцкою прозывающуюся.

Чумляцкая крепость.

20 верст.

Весь день была нам увеселением растущая повсюду кустами Сибирская ветреница (Аnеmоnе раtеns). Но я сих цветов от Челябы до самой реки Иртыша, где она почти по всем полям, на которых земля не очень солона, в великом множестве растет, не видел иначе как только бледножелтых или белесоватых очень редко бледнокрасных, а синих никогда, хотя оне обыкновенно по теплым местам около Урала и Волги по большой части такового цвета бывают. Между оною увидел я два особливые выродка, которые редко попадаются. У первого внешние три листочка узенькие, бледнозеленые и составляют цветок о трех листочках с разделенною на трое чашечкою, у второго, внешние листочки шире обыкновенных, а из внутренних каждой разделяется так сказать на три узенькие язычка, из которых средний несколько длиннее прочих. Когда сии цветы в полном цвете, то распускаются они при восходе солнца, наклонившись к востоку, оборачиваются таким образом по течению солнца; на конец дошед до заката оного становятся впрямь, свертываются и остаются во всю ночь опять до возхода. В холодную, пасмурную и дождливую погоду они совсем не развертываются. В [25] Сибири она повсюду называется ветреницею. Она мужикам очень известна, ибо молодые парни при рекрутском наборе, для избежания солдатства, истерши ее в порошок прикладывают на тело, по тому что она нарывает и от того на разных местах по телу высыпают вереды, по чему при осмотре яко неспособные к службе и бывают оставляемы. Сказывают, что за неимением сей травы употребляют они в таком случае также и чеснок. Вышедшие на тело нарывы они весьма легко вылечивают, накладывая на оныя воск. Мужики также хвалят отвар оныя травы для корчи случающейся у малых ребят. Кроме сей ветреницы испещряла также луга Аdоnis ареnninа, которая чем далее по Сибири к востоку, тем свойственнее и лучше становится; напротив же того Аdоnis vеrnа, которая ране отцветает и о теперишную пору уже семянится, не только что не растет в таком множестве, но также не столь велика и не так красива. И так различие между сими двумя цветами весьма приметно и состоит в следующем: на Аdоnis ареninа листья чаще, нежно разделены и правильнее, а на другом они реже, шире, длиннее и не так часто разделены; первого роду растение было совершенно гладкое, но только цветошная чашечка извне мшиста; у другого же самой стебель шероховат, а цветошная чашечка напротив того гладкая, да к тому же длиннее и уже. Листочки у [26] А. ареnninа почти вдвое долее и шире, цвет имеет лучше и во всех частях крепче, а число листочков как того, так и другого роду не всегда одинаково. Оба рода сего растения, а особливо первой, крестьяне называют стародубкою и корень его почитают за лучшее домашнее лекарство. Сказывают, что также непотребныя девки, достойным наказания образом, употребляют оной корень для истребления преждевременного плода.

Чумляцкая слобода.

Чумляцкая слобода, обнесенная деревянным укреплением, построена на высоком берегу реки Мияса, потопляющей низменныя ее места, ниже впадающей в оную с сей стороны реки большого Чумляка и изтока малого Чумляка. Сперва сие место было знаменитее и многолюднее; но жители оного нашед выгоднейшие для хлебопашества земли, разошлись по разным деревням, так что теперь едвали более 20 дворов осталось. В окрестности оныя находящаяся степь скудна березником, да и вообще вся сия страна не в дровах для жжения, но в строевом лесе нарочитой имеет недостаток.

Деревня Зайкова.

10 верст.

За Чумляком находятся отчасти чистыя, а от части березником, молодым сосняком и осинником обросшая степь. Подле деревни Зайковой лежит озерко, имеющее наименование свое от оной деревни, а в нескольких верстах далее бежит ручеек Тукман, которой здесь в пространной долине в Мияс впадает, а из лужицы находящейся верстах в [27] четырех от дороги вытекает. На берегах оного в долине лежит мелкой темноцветный железняк. Здесь увидел я сего году первую змию из роду черных змей (соlubеr рrеstеr); а по причине теплыя погоды показалось здесь множество ящериц, коих, щитая от сего места по всей Сибире на открытых и мокрых полях, кроме обыкновенных земельных и сероватых, водится еще множество черноватых с жаркожелтым брюхом, небольшого роду.

Деревня и озеро Медвежье.

4 версты.

Деревня Березовка.

4 версты

За несколько верст от ручья лежит обширное озеро Медвежье с находящеюся при нем деревушкою, построенною на речке текущей от востока в сие озеро, принадлежащею к Корашевскому форпосту. Но я переменил подводы в деревне Березовке, находящейся далее за оною деревушкою; которая состоит из 15 дворов и лежит при озерке окруженном березником, в котором кроме чебаков ни какой рыбы нет. Но как в теперешнее время крестьяне заняты работою на пашнях, то я все сие время препроводил здесь в ожидании оных. Ибо в Сибире такое обыкновение что пашни у них отстоят на 8 и 10 или 20 верст от деревни, чему мужики ни какой иной причины не находят, как только то, что по их обыкновенному нерадению пасущаяся и вне поскотины без присмотру бродящая скотина могла бы перепортить пашни, ежели бы оныя не бы и так отдалены. С сего дня начали пальники распускатся, что полевым пчелам было не неприятно. [28]

Места в сей стране стали низменны и поемисты, чего ради здесь и завелась водяная дичь, между коею также слышно крякание красных уток. На правой стороне от дороги находятся два озера Балабинское и Пустое, которыя друг от друга весьма узким перешейником отделяются. Балабинское, которое несколько поменьше, изобильно рыбою, а в другом большем озере лежащем к югу, вода столь горька, что гидрометр в ней подымается на 9 градусов, и чего ради рыбы в нем нет, по чему оно и названо пустым. Татара его называют Чимбат. К югу от оного, сказывают, есть еще одно пустое озеро, в котором также не водится рыбы. В двух верстах, не более, от сего Балабинского озера, лежит в левой руке другое озерко, по находящимся около его курганам Могильным называемое, от оного переедешь тиноватой изток, текущий в болото из лежащего от Могильного к Югу в 10 верстах озера Каменного, по чему и проток сей текущей к Миясу Каменным логом называется. За оным находится в левой стороне озеро Тетерье, в котором также как и в Балабинском водятся караси, а по том за версту до деревни Птичей есть еще в правой стороне озеро Сажино, подле которого прежде положения границы Уйскою линиею ставлен был бекет и маяк. От березовки доселе и подале за Могильное озеро ростет высокой тонкой березник. Здесь выпаливают и выжигают [29] траву также как на степях, и в вечеру видели мы по всему горизонту превеликое зарево, по коему ясное пламя от горевшего молодого леса в разных местах мелькало.

Деревня Птичья.

20 верст.

Деревня Птичья построена между озерами изобилующими карасями, Птичьим и Бухаровым, которыя только на сто сажен друг от друга отстоят, и каждое не более, как на версту величиною, однако последнее лежащее от оного к югозападу несколько побольше. У обоих дно песчаное и теперь уже вскрылись. В сей деревне живет 40 семей, которые лет за 19 переселились сюда из Карасевского форпоста, и за 6 лет воздвигли здесь церковь, а лет двенатцать тому, как они претерпели набег от кочующих Киргизов; с полверсты от оного находится озерко Моховое, которое однажды вдруг толь сильно разлилось, что весь около его растущий березник из под корня вымыло, и которой теперь по сбытии воды высохши стоит будто для памяти бывшего здесь сего чудесного произшествия. Другое озеро содержащее в себе горькую воду Горьким называемое, лежит к северу не далеко от Птичьего озера, и вообще вся сия Палестина испещрена озерами; но не смотря на то земля в оной суха и годна к хлебопашеству.

Здесь отделился я от некоторых моих спутников и послал двух студентов Соколова и Валтера в лежащую к востоку Кислянскую деревню, Окуневского уезда, чтоб [30] они по сообщенному мне от недавно умершего г. доктора Риндера уведомлению, осмотрев находящуюся там купоросную воду, привезли мне оной и описали бы ее ключи. Я им назначил собираться в Каминской слободе, где я их хотел дожидаться, и продолжал мой путь с прочими спутниками южно к Татарской деревне Могильной. Весь лес до сей деревни был весьма топкой и болотистый, по чему и состоял токмо из ивняка и топольника. Находящееся в правой стороне озерко Ногино проехали мы мимо, и верст чрез 8 от оного приехали к большому озеру Ивановым называемому, которое ради болотистой дороги надобно было объезжать, так что оно осталось у нас в леве, а должно бы быть в правой стороне. Но и сия дорога была топка и по причине муравьиных куч, коих здесь великое множество, весьма беспокойно.

Елменкул.

20 верст.

Деревня Могильная или по Татарски Елменкул, стоит на восточном берегу прекрасного, обширного, и карасями изобилующего озера, которое руские по находящимся около его могилам Елмен-Кулом называют; оно в окружности имеет от 8 до 10 верст. В оной деревне находится до 20 Татарских дворов. Сии Татара суть роду Ичкинских казаков, которые лет за сто, или как старики между ими говорят, во время юношества Петра Великого пришед из Казанской провинции, поселились в малом числе на реке Ичкан впадающей в реку Исеть; теперь [31] же число их столь умножилось, что составляют почти 200 семей, которыя живут рассеявшись по реке Течь и Миясу. Они также как и Мещеряки в нужном случае исправляют военную службу, и сего ради свободны от всех податей и рекрутского набора, сеют гречуху, коей семена привезли с собою с Исети. Некоторых ради примечаний ездил я сего дня верхом к примечательному горько соленому озеру Сорочьему, которое я уже выше сего, говоря о прочих соленых озерах, находящихся в сей стране, описал. Оно отстоит от Могильной на 30 верст, так что с оного возвратился уже ночью поздно.

20 Числа продолжал я мой путь к Куртамышу. Но и здесь повсюду встречается множество озер. Не подалеку от Могильной находится в правой стороне озеро Белкино, а версты на две от оного лежит обширное обросшее лесом озеро Бабье, коего дно заросло камышем; оно имеет неправильной вид, много заливов и называется по тому так, что на оном водятся Бабы птицы. К северо-западу от оного, сказывали мне, что лежит обширное озеро, называемое ради его прекрасного положения Красным. Около озера Бабьего находится множество заросших древних курганов, которые уже давно разрыты. Сказывают, что некогда сыскивали здесь серебряные конские уборы.

Озеро Большое Седяшево.

9 верст.

В девяти верстах от Могильной лежит сажен на сто от дороги обширное [32] озеро (большое Сидяшево), на коем весьма достопамятныя перемены случаются. По свидетельству окрестных его жителей сие озеро было прежде толь мелко, что его можно было на лошади переезжать и тогда в нем кроме карасей водилась щука и другая рыба. Но после, сказывают, оно сильно разлилось и наводнило всю долину, на которой оно лежало, и так вода зделалась в нем горькая и соленая, от чего щуки все подохли. Справедливость случившегося разлития воды в озере доказывается и теперь множеством сухих толстых берез, стоящих на низменности, которую озеро потопив влажностью своею все сии деревья заморило. На как после того вода сильно сбыла, и теперь еще в отливе, то иссохшие сии деревья вышли опять наружу; и находятся частью на влажной, частью на сухой земле, которая покрыта множеством в сладкой воде живущих улиток и обросла травою. Самое озеро содержит в себе на 8 градусов с половиною водомера поваренной соли; несмотря на то водятся в ней караси. Низкий около озера пещанотиноватый берег услан Травяною солянкою (Salicornia hеrbaceа), на коей сухих стеблях я здесь и почти во всех соленых при северных между Уральским хребтом и рекою Иртышем лежащих степях озерах двоякую приметил в ней отмену; а имянно растет она по большой части едва в несколько дюймов вышиною, почти без ветвей, и даже в самую осень не [33] бывает больше, однако же приносит зрелыя семена. Между оною попадается токмо несколько таких растений, которыя более пяти вершков, весьма кудрявы и при том походят на обыкновенныя южных стран прозябения. Но в виде и крепости обеих сих отменностей никакого нет различия и оба ростут на одном месте. В вышесказанном озере и почти во всех здешних горьких озерах ростет в великом множестве некоторой род узкой морской травы, наплав (Роtаmоgеtоn mаrinum) называемой, которая волнами на берег выкидывается. Здешние деревенские жители называют оную Татарским именем кундурак, и при том расс казывают, что дикие свиньи, для которых мокрыя сии степи служат вожделенным жилищем, пожирают ее с жадностью, а наипаче любят оную для больших твердых ее семян, которыя в колосах вместе находятся. Здесь описанное озеро имеет пятнадцать верст в окружности, а положение кругло-продолговатое.

Деревня Сосновская.

3 версты.

В лежащей не подалеку отсюда над малым Сосновским озером деревушке принужден я был своим трудною весеннею дорогою утомившимся коням дать отдохнуть. Имя сего озера означает сосну; но ныне не имеется здесь ни единого соснового дерева, хотя досель было их нисколько токмо по берегу. В нескольких стах саженях от деревушки есть малое озеро Зайдачево; в нем [34] вода нисколько горьковата и берега горькою покрыты солью. — От сей страны пойдут опять открытыя места и видны только расс еянныя березовыя рощи. — Отсюда до сей и Куртамыши считают крестьяне двадцать пять верст; но мне казалось, что расс тояние сие едва двадцать верст в себе заключало. В шести верстах от оного встречается узкой сосновой лес, который захватя пещанную полосу ручья Куртамыша, сопровождает оный почти непрерывно до самого Тобола, а на правой стороне начинаются открытия степи, где большие пространства от цветущей Сибирской ветреницы желтелись. Сегоднишный день был теплее всех прочих, хотя небо еще и темновато от вчерашней непогоды. По полудни шли от северозапада громовыя тучи и в дали слышен был гром; но здешние жители утверждали, что еще первыя оного удары произходили 15 числа.

Село, в коем я ночевал, изо всех над ручьем Куртамышем поселенных деревень есть превосходнейшее. Оный ручей отсель почти верст за 20 к западу, а от озера Зайдячева к северозападу, вытекает из озера Пустова и из небольших болот, а скоро по том окружается сосновым лесом. Вода в Куртамыше приметно солона и зимою под льдом получает весьма неприятный запах, к чему не мало содействует то, что сей ручей весьма близко деревни идет сажен на [35] двести чрез солью обильную землю, где берега довольно широко и почти на палец толщины покрыты селитреногорькою солью. Она лежала на поверхности земли в виде сухого белого порошка, который руками согребать было можно; где навоз, там она обыкновенно скопляется и толсто на нем садится. Исключая недостатка воды, о исправлении коего помощию колодезей, крестьяне совсем не радеют, село сие впрочем имеет весьма изрядное и выгодное на левом берегу Куртамыша положение. В нем находится 40 дворов: и понеже оно не далеко отстоит от границ, то ныне опасаясь Киргизских набегов обнесли церковь четвероугольным укреплением и рогатками, а на стене сооружена колокольна, которая и караульною башнею служит.

Куртамышевская слобода.

20 верст.

Левой берег Куртамыша столько бугрист и пещан, что по оному токмо зимнею порою ездят. Летний же путь идет по правому берегу в сторону мимо продолговатого озера Щукова и деревень Пеньковой, Щуковой и Верхней до Куршамышевской слободы. У верхней деревни надобно два раза переезжать Куртамыш, на котором там построены мельницы. — Слобода лежит на весьма приятном, открытом, и пещаном холме, коего большую часть обтекает Куртамыш. Она лишь за двадцать лет со всеми к ней принадлежащими селами и деревнями построена; в ней поставлен Коммисар и учреждена [36] канцелярия, подведомая Исетской в Челябе состоящей канцелярии. К здешнему суду принадлежат кроме самой слободы еще 24, частию при Куртамыше, частию при маленьких озерах лежащие деревушки, в коих вообще почитается мужеского полу 1850 душ, и еще в двух слободах, в Таливской с принадлежащими деревнями, 2365 душ, а в Каминской слободе 1935 душ, к которым присовокупляются еще расс еянных дворянских крестьян 943 души, так что во всем уезде народу будет 6393 души. В слободе кроме деревянной церкви, канторы и управительского дому находится токмо 68 жилых дворов, ибо большая часть жителей по деревням расс еяна. Прежде заведения Уйской линии была здесь пограничная крепость, да и теперь то место, ради Киргизских набегов обнесено обыкновенным деревянным укреплением. — Страна сия по причине соленой своей земли не очень выгодна для хлебопашества, так что самыя лучшие ее места более трех или четырех лет не служат: пшеница же никогда совершенно не созревает. Уже и здесь везде жалуются на сильные непогоды и на частые даже в июне месяце бывающее иней и ночные морозы, от чего в Сибире весьма много претерпевают. Однако же посев гречихи здесь удается, а поступают с ним по описанному мною выше Тюменскому образу, кроме что прежде нежели боронить начинают, для лучшего урожаю несколько присевают. В [37] холмоватом вдоль Куртамыша лесу, водилось прежде сего довольное число лосей, но за умножением поселян, не смеют они ныне появляться; горностаев же и лисиц и теперь много ловят. Попадались иногда здесь и по Уйской линии, но весьма редко, так прозываемые земляные зайчики (m. iасulus), иногда и олени, которые из Киргизской степи перебегают.

Деревня Милютина.

9 версты.

Деревня Сосновская.

4 версты.

Деревня Сосновская.

3 версты.

Горькие соли

Отсюда лежит путь по левую сторону Куртамыша, где открытыя поля перемежаются лесами. В 9 верстах от слободы должно ехать чрез крутой лог, в коем ключевая вода протекает в Куртамыш. Здесь построена деревня, а в четырех верстах далее другая, где опять ручей в Куртамыш изливается. За сими деревнями будет земля низкая, сырая, со многими лужами и солончаками, но в сторону он Куртамыша возвышаются иловатые холмы. Против деревни Обаниной на правом берегу лежащей, течет еще в Куртамыш некоторый летом высыхающий ручей; пред сим находящаяся низменность, покрыта селитренною солью, которая на влажной земле как пена накипев лежала и от примеси Глауберовой соли столько силы Алкалической получила, что в кислоте сильно шумит. Таковую соль содержащих мест довольно имеется до Кислой деревни и в окольности оныя; да и по ту сторону Куртамыша находится обширная низменность, которая еще под Обаниной селитренною и [38] Глауберовою солью обильно начинает утучнятся, как ниже сказано будет. И вообще все солончаки между Тоболом, Ишимом, Иртышем и между степями по обеим последния реки сторонам находящейся, обыкновенно выветривают горькую или поваренную соль, которая более или менее в себе селитры содержит; сии проседают на поверхность весною в виде мокрой белой влаги или пены, которая от продолжающейся засухи переветривается в весьма чистую и муке подобную пыль. Скот из сих солей редко которую лижет; иная а особливо где много навозу, (а в таковых местах она наиболее скопляется) имеет вкус мочи. Я при сем случае за верное навсегда скажу, что сколь глубоко ни станешь рыть и расс матривать сии солончаки, более ничего не найдешь, как токмо песок, а под оным скоро либо вязкой желтой ил или черноватую крепкую глину, коей токмо верхний слой покрыт солью, и следственно составляет слой, в котором чаятельно соли чрез неприметные и только по весне протекающие источники скопляются и наиболее на дне в кучу садятся; когда соль на против того в других местах, где нет такого глины слою, но глыбже пойдет песок или другия рыхлыя земли, то высыхают сии соли и развеваются. По сей же самой причине редко увидишь во всех соленых около Иртыша и Оби степях, чтоб высокие места содержали соль, но оная [39] находится токмо по подошвам высоких мест, а более еще на днах лощин, коих поверхность обыкновенно покрыта глинистою позвою.

Деревня Кислая.

2 1/2 версты.

Горькою солью богатая земля при Обаниной.

Деревня Кислая лежит при водяном рукаве, или по здешнему наречию при Курее, который прежде токмо внизу имел сообщение с Куртамышем, а вверьху окончивался тросником обросшею болотиною. Но как при самом Куртамыше место весьма болотисто и к оселению совсем не способно, то деревня сия построена на вышшем месте вне сего рукава, от вершины коего проведен на нисколько сот сажен канал к Куртамышу, дабы оному доставить течение и свежую воду. Однако же вода в нем довольно худа, и зимою становится не редко столь вонючею, что и скот ее не пьет, а довольствуется лучше снегом. По сей причине покушались копать колодцы, но вода в них по причине соленой земли также всегда делается горькою; за таковою соленостью всей сей низкой страны, должны жители и пашни свои заводить на высоких токмо местах. — Деревня сия состоящая из 27 дворов принадлежит к Каменскому слободскому правлению. На заре раздавался по около лежащим озерам и болотам смешенный различной водяной дичи крик, который и продолжался даже до полуночи. Я здесь также в первый сего года раз слышал ночный крик малых зайцов или чекушек (Leрus minutus). Я, отправивши наперед тяжелыя [40] повозки в Каминскую слободу, сам на другой день поехал чрез Куртамыш к прежде упомянутой соленой низменности, отколь крестьяне добывают белую глину. Но как тут не было другого места, кроме что в Обаниной находится, то я принужден был до оной деревни назад ехать. Вскоре от сей деревни пойдут солончаковыя топи, которыя и теперь в глубоких местах водою покрыты. — Самая богатая солью низменность, на коей поверхности повсюду лежит и белая глина, начинается за версту от Обаниной, простирается нисколько верст вдоль Куртамыша, почти против Кислой деревни также и с ширину имеет нисколько верст, и окружена не много вышшею и при том соснами и березником обросшею землею. По всей сей низменности, между черною соленою землею находится везде мелкой чистой песок покрывающей глиневый слой, с коим он и мешается. Глина сия вязка, бела и голубовата, инде слоями с прожелтью, и лежала столь глубоко в земле, что я уже за водою не мог далее рыть, и по тому чаятельно что она и еще глубже простирается. Большие пространства довольно выветривают на поверхность весьма горькую соль, которая на подобие рыхлого снега или лучше сказать на подобие сахарной пыли ныне с неровною поверхностью, не редко дюйма на два толщиною устилает землю, и росходя по стеблям соленых растений, из коих здесь ростет наипаче солянка (Sаliсоrniа) и [41] приморская гусиная лапка (Сhеnороdium mаritimum), оныя более нежели в палец толщины облепила. На котором месте соль высохнет, там она лежит как самая чистейшая мука, и уносится ветрами. Нигде не находят ее кристаллами, но она выходит на поверхность всегда из земли в сем простом, белом, на подобие каши, виде, по чему не успев солнечною теплотою от соединенной с нею многой влажности испариться и высохнуть часто большею частию опять растаевает; где бродил скот, и землю смешал с калом и мочею, там показавшаяся наружу соль цветом желта и имеет вкус крепкой мочи, да и высушивать оную весьма трудно: но когда она однажды высохнет, то не скоро опять отсыревает, разве в весьма влажном воздух.

Деревня Яркова.

7 верст.

Осмотрев сию достопамятную страну поехал я в след за отправленными наперед повозками; расс еянный по Куртамышу лес перерывался многими солеными местами. При деревне Ярки, из 65 дворов состоящей, надобно переехать Куртамыш, и от правого его берегу мало по малу совсем удалится. Речка идет многими короткими излучинами и чрез то делается нарочито широкою и глубокою. От находящихся против извилин крутых яров получила деревня себе имя. Не много пониже оной лежит на левом берегу другая деревня Закаулова из 50-ти дворов состоящая, коей внутри поскотины видны [42] место и следы древней Куртамышевской крепости, которая по установлении Уйской и Ишымской пограничной линии уничтожена. — Четыре версты от Ярков находится в праве при самой дороге маленькое озеро, а полторы версты далее два большия, между которыми проходит дорога, и кои, по тому что берега их и вся окружность не что иное суть, как солью упоенная земля, горькими озерами нарицаются, хотя вода в них почти сладкой вкус имеет, а в последнем и караси живут... В пяти верстах от сих озер приедешь в Каминскую слободу, а следственно и на Тобол реку.

Каменская слобода.

10 верст.

Место сие состоит из 130 изрядных дворов заживным хлебопашцам принадлежащих; тут есть церковь и судный дом, и оное находится над смежным рукавом Тобола, Гаев исток называемым, который весною за 3 токмо версты выше слободы из Тобола начинается и с полверсты ниже при деревне Икнашиной опять с Тоболом соединяется. Во время зимы вода не имея никакого течения становится вонючею; при всем том во всей слободе не выкопано ни одного колодца. На западной стороне жилья на лугах находится маленькое озеро с карасями, но об оном мало заботятся, ибо в Тоболе множество разных рыб, а особливо обыкновенных пород, между коими часто попадались окуни и плотва с лишком в поларшина, а иногда и в три четверти. Язи [43] бывают здесь также велики, но о сомах, лещах, судаках, кои в Волге и Урале в великом множестве находятся, здесь ни в одной реке ниже в других Сибирских реках никто не ведает. Чебаков, пискарей и ершей есть здесь весьма довольно, из коих последних по некоторому суеверию не едят, сколько они здесь ни велики и ни вкусны. — Слобода собственно получила имя свое от находящегося по другую сторону Тобола и на версту простирающегося глухого залива, Камах или Каминская курья прозываемого, который чаятельно произошел от разлитий реки, которыя здесь ежегодно весьма сильны бывают. Вообще здешняя страна весною столь водяна, что к низменностям не можно почти приступится, чтобы не испужать водяной дичи, которая даже и самую реку покрывает; к сему весьма способствуют многия ближние озера, по западной от Тобола стороне находящие ся; тут обыкновенно водится и гнездится отменной род больших белых журавлей, о коих я ниже обстоятельнее говорить буду, и которых изображение на 1-вом листе, а описание в прибавлении под № 30 видеть можно. Лесом и дикими зверями страна сия также не недостаточна: в ней водятся лоси, а в некоторых болотных по окольности местах и дикие свиньи. Лучшего звероловства и других многих выгод лишились здешние и другие около Тобола поселившееся жители [44] от беспокойного Киргисцев поведения. Прежде собирались охотники здешних мест особливо осенью большими артелями, и с позволением пограничных начальников, и самых Киргисцев, которые за то получали небольшая выгоды в торге, хаживали они далеко в Киргиские степи, даже до самой реки Ишыма для ловли зверей, рыб, и для собирания дикого хмелю, который по гористым местам вверьх Ишыма в лесах ростет в великом множестве.

Богатейшая у них рыбная ловля, бывает на больших озерах Чебаркуле и Копчи, из коих первое лежит ближе к Тоболу, а последнее к Ишыму. Ходившие на озеро Копчи, имеющимися там прекрасными местами не могут довольно нахвалится; они сверх плодоноси земли, прекрасных озер, множества оленей, лосей, свиней и других диких зверей, заслуживают также примечание ради находящихся там руд. Я видел всяких родов глину, изрядные селениты и превосходную малахитную ярь, кои попадаются частию около озера Копчи, а частию к вершине Ишыма. Из всех изведанных мною обстоятелств кажется, находящие ся горы около Ишыма, не подалеку от границ, поистинне заслуживают прилежного исследования; но к сему надлежит избрать такое время, когда б Киргизцы были миролюбивы и расположены ко всяким минералогическим открытиям, что им по причине кочующей их жизни чинить и весьма способно, [45] ныне ж о сем и думать не возможно; ибо они старого своего обычья жить хищничеством еще не оставили. Желательно б было для безопасности живущих близ границы поселян, что бы по границе начальство имеющим офицерам строжайше было запрещено, позволять впредь Киргизцам зимовать внутри границ и малыя, некоторое только время продолжающаяся выгоды, предпочитать всеобщему благу и внутренней безопасности.

Здесь в Каминской слободе принужден я был пробыть целой день, ожидая отправленных мною в Кислянскую деревню студентов. По причине худой дороги возвратились они уже в вечеру 23 числа. Ехали же от вышеупомянутой Птичей деревни чрез деревни Петуховку (10 верст), Маслей (10 вер:), Село Веденское (20 верст), Большие Караси (12 вер:), до села Кислянского (15 верст), а оттуда возвращались в Каменскую слободу, чрез деревни Белую (15 верст), Кипель (15 верст), Степную (25 верст) и Закоулову (25 верст). Родник при ручье Кислянке, текущем чрез упомянутую деревню, нашелся не столько заслуживающим внимание, как я думал. Вода бьет минеральная, осажающая много ржавчины и течет по тиноватому дну в вышесказанной ручей. По причине же разлившейся вешней воды не возможно было расс мотреть его надлежащим образом. Ручей Кислянка, истекая из Окуневского озера, бежит по болотистому месту к Миясу, и вода в нем при деревне вкусом и запахом [46] подобна болотной или лужевой. Сказывают, что летом, когда минеральный ключ весьма сильно на воду оного ручья действует, бывает вода в нем столь противна, что даже и лошади оной не пьют, да и самые брызги производимые обращением колеса, построенной на ручье мельницы, глазам весьма вредны и у стоящих близко оной легко причиняет воспаление; однакож жители чрез всегдашнее ее употребление совершенно к ней привыкли. — Кроме сего на всем их пути ничего не попалось примечания достойного, как только соленое озеро Россольное, которое прежде было солью изобильнее и того ради содержался при нем караул, дабы окольные жители доставая соль не причиняли ущербу государственным соляным доходам.

Во весь оной день шел дождь и дул ветер с южной стороны, а потом наступила столь холодная ночь, что термометр по утру стоял пятью градусами выше точки замерзания, и все вышедшие цветы от морозу позябли. — 24 Числа по утру получив вновь опасныя известия о линии и о предосторожностях от Киргизцов, переменил я свое намерение ехать из Каменской слободы в верх по Алабуге, а по том накос чрез не обитаемую степь, до Пресногорской крепости, лежащей на Ишимской линии, которая обыкновенная дорога заключает в себе 70 верст, и на ней находится несколько зимовьев, в коих живут только зимою, для удобства [47] проезжих; а вместо того вздумал я перебравшись чрез Тобол, при Звериноголовке ехать прямо на линию, где я надеялся быть в большей безопасности, находясь всегда под достаточным прикрытием. Но как низменныя места, чрез кои обыкновенная лежит дорога, были поняты водою, то тяжелыя повозки долженствовали не иначе как объезжать по высоким местам несколько к северу. Я же сам избрал кратчайшей путь чрез деревню Рядуцкую, где прежде был построен при изтоке ручья в Тобол редут, учинившийся по проведении новой Ишымской линии ненужным. — В нескольких верстах от слободы находится на левой стороне дороги Камышное озеро, содержащее в себе карасей, а за оным другое мутное озеро Белое, истекающее в Тобол, с населенною при нем деревушкою. Здесь видны по высокой степи различной величины могильныя насыпи. На две версты от оной лежит сосновой бор, простирающиеся в длину на 8, а в ширину на 5 верст, в средине коего находится большое из многих заливов соединяющееся озеро Завьялово, на коем изобильная лебедей и другой всякой дичи производится ловля. В оном же бору на левой стороне лежит долгое, множеством вод и болотными заливами распространенное кривое Камышенское озеро Клабуково, воды свои в белое озеро изливающее и множеством луж окруженное.

Деревня Молчалова.

12 верст.

Деревня Редутская.

2 версты.

В 12 верстах от слободы на Тоболе находится открытая [48] низменность, на коей лежат деревня Мочалова, состоящая из 27 и Редутская из 113 дворов; здесь все место было понято водою, так что лошади в оной брели по брюхо. От Редутской в сторону поехал я верьхом к лежащему на запад озеру Завьялову для осмотрения ловли разных родов водящихся там уток, в числе коих попадаются и так называемый Савки с голубыми носами (аnаs mersа. приб. Ч. 29 до. Н). Между заливами озера прорубают чрез лес плохи для ловли перевесами весною и осеню пролетающих туда и сюда уток, как прежде было описано. Расс тавливают также множество из конских волосов плетеных плениц, которыя навязанныя одна за другою на веревку растягивают по поверхности воды; и так ловят великое множество уток и другой водяной птицы. Мужики, из особливого суеверия окуривают сии пленицы гнездами насекомых, которыя на полыне и Божием дереве находятся и по сему полынкою называются. Чрез сие, говорят они, остерегаемы бывают их пленицы от заговаривания злых людей.

Горькая речка.

— Выехав оттуда опять на дорогу и следуя оной до конца леса вдоль по низменности, чрез которую течет поросшая тростником речка горькая в Тобол, нагнал я у края бора передом тихоехавшие тяжелыя повозки. Чрез упомянутой тиноватой ручей переехали мы мостом. Оной ручей начинается от стечения лежащих к западу в степи озер Дойни, [49] Тарасовского и Губанова. По другую сторону оного ручья находится довольно великое горькое, однакож рыбою изобильное озеро Камышевское, также в горькой яр исток имеющее; при озере на возвышенной степи видны многия и отчасти весьма великие могилы, кои однако все почти уже были разрыты. Мне сказывали, что оных около озера Донка находится гораздо большее число и большей величины. В окрестностях озера есть местами солонцы, и инде начинали уже цвесть (Реdiсulаris inсаrnаtа). Проехав озеро минуешь в дали к стороне Тобола лежащее то место, на коем прежде была построена Бакланская крепость над Поповым изтоком, но потом ради случающихся наводнений на другое место перенесенная.

Крепость Звериноголовская.

23 версты.

В двух верстах от оного изтока видны и следы перенесенной оной крепости, которая опять по учреждении новой линии сломана и перенесена в нынешную Звериноголовскую крепость, сооруженную четырью верстами с половиною выше по Тоболу. Здесь начинаются пещаные бугры, кои идут до оной крепости по Тоболу, а по том склонившись к северозападной стороне простираются уменьшаясь в лежащую по сю сторону долину. При крепости Тобол из своих берегов совсем уже выступил и переезд распространился версты на две. В бывшую вчерашнего дня бурю большой пором повредился и потонул, и для переправы ничего кроме зделанных из сырого дерева двух малых плотов не осталось, кои [50] едва две легкие телеги поднять могли; да и сии были заняты переправою отряженного в Киргизскую степь под начальством Майора Титова корпуса, состоящего из драгунского Эскадрона и пяти сот Сибирских слободских казаков. От оного Майора уведомился я, что ныне вся Ишымская линия от Киргизцов в опасности, что очень недавно едущие по оной линии люди были ограблены и увезены, и что по причине отряженных на Иртыш и сюда команд гарнизон в крепостях весьма умалился: следственно и не можно было надеяться иметь надлежащее и довольное прикрытие; да и потребного числа лошадей для всей Експедиции не возможно достать и вообще были бы многие препятствия и остановки во время пути моего по линии. Сколь ревностно ни желал я проехать сию пограничную новую линию и осмотреть по оной находящаяся соленыя и горькие озера, однакож все вышеобъявленныя обстоятелства доказали мне невозможность оного путешествия; и так я отложил переправку чрез Тобол, к чему бы надобно было употребить весь следующий день, вынимая все из телег и перенося бродом чрез отмель сажен на сто; а приказал лошадей, дав им отдохнут, накормить, дабы тою же еще ночью поворотить назад в Каменскую слободу, избрав безопаснейшую дорогу по Тоболу чрез Коркину слободу на Омскую крепость.

Звериноголовская крепость построена на правом или на восточном берегу Тобола; в ней [51] находится старая и новая деревянная церковь и около ста дворов, она лежит от Уйской нижней дистанции последняя на Оренбургской линии и к ней причисляется Алабужской редут находящийся над текущей из степи не подалеку от крепости в северную сторону и впадающей пониже оной крепости в Тобол речкой Алабугой. От оной начинается учрежденная новая Тобольско-Ишимская линия, проходящая чрез примечания достойную полосу безчисленных, пресных, соленых и горьких озер до Ишима, а оттуда до Иртыша подобною соленою, озерами усеянною ровниною, и наконец по изтекающему из оной ручью Камышловки прямо на восток, следственно поперег Ишимской степи и имеет попеременно крепости и редуты. — Главное сей линии начальство находится в лежащей над Ишимом Петропавловской крепости: протчее от Тобола по ряду суть (Пресноголовская), Кабанья, Пересновская, Сенжарская, Становая, а от Ишима к востоку Полуденная, Лебяжья, Николаевская и Покровская, между коими в надлежащем расс тоянии построено по два и больше редутов. Вся оная линия ради невероятного почти множества озер, которыя лежащие на подобие растянутой цепи, большею частию горьки, а частию весьма соленые, чрезмерно примечания достойны. Но по причине сей самой солености земли, линия великой имеет недостаток в пресной воде, и не будучи никакою рекою прикрыта, подвержена более всех других мест тайным Киргизцов [52] набегам; дабы оные отвратить, сего лета начали застанавливать всю линию, простирающуюся на 500 верст, рогатками.

Общая соленость как степей Исетских, так и лежащих между Тоболом и Иртышем неотменно должна происходить от соседственных Флецовых гор. Правда, хотя и идут в низ по Исетю до Тобола малые флецы; но действие оных не может распространится на все остальное пространство до Иртыша и на несколько сот верст к Югу в Киргизскую степь. И так надлежит лутче обратиться на тот достопамятной и непрерывной хребет, которой начинаясь от самого Урала и простираясь к востоку чрез Киргизскую степь кончится Алтайским хребтом. Без сомнения многочисленные оного флецы уделяют около лежащие неизмеримыя долины множеством соленых ключей, из коих сии в бесчисленных местах прорвалися. Ибо все равнины, лежащая от оного хребта к северу, до самых российских пределов, и вся Киргизская степь, находящаяся между Уралом и Иртышем, наполнены солеными озерами и солонцами, подобно как далее к востоку от Иртыша до Оби простирающаяся Барабинская степь, которая без сомнения соленое качество получает от Алтайского и Обского хребтов. Вышеупомянутой Киргизскою степью идущий хребет состоит из разных отрогов, из коих западные называются горы Алчинския, а восточные Бугатау и Гарь, не упоминая о других частях [53] оных, яко Улутав, Карачетав и проч. На северной стороне сего хребта все реки впадают в Тобол, Ишим или в Иртыш, либо теряются в озерах или болотах в степи находящихся. Горы лежащие вниз по Ишыму и богатыя рудою кажется, что имеют с оными соединение.

Верстах в сорока от Звериноголовской к Югу, в Киргизской степи, по ту сторону Алабуги находится пространное озеро Чебаркул, весьма изобильное рыбою, и приемлющее степной ручей Каратун: по Тоболу живущие крестьяне, мирным временем, ежегодно оное озеро посещают (как выше уже было сказано) для рыбной ловли. Сказывали мне, будто оно столь велико что можно вдруг девятью неводами рядом, из коих каждой длиною в триста сажен, ловить рыбу ни мало один другому не мешая. Хотя вода в нем пресная, однакож берега повсюду соль в себе содержат и часто бывают покрыты толстым слоем выветрившей горькой соли; такого же свойства и близ лежащее озеро Сухой Чебаркул называемое, которое прежде было безводное болото, ныне же зделалось водяным рыбою изобильным озером.

Каменская слобода.

37 верст.

Во всю оную ночь пробыл я на возвратной дороге в Каменскую слободу; бывший мороз и иней познакомил нас с Сибирскою весною. Принужденная перемена моего предпринятого прежде путешествия, не единым была в продолжении оного замедлением. Студент [54] Соколов заболел лихорадкою; чучельник Шумской, у коего еще зимою начиналась показываться скорбутная судорога, ныне, по причине холодной весенней погоды опять жестоко зделался болен; находящиеся при мне рисовальщик с самой еще зимы показывал следы душевного возмущения; а наконец и стрелок будучи на сих днях дикою Киргизскою лошадью сбит, во многих местах почувствовал толикой лом, что едва мог со мною ехать. Таким образом остался при мне едва один человек здоровой: я принужден был ехать столь тихо, как только состояние больных мне позволяло.

Теперь путь мне лежал в низ по Тоболу до Царева Кургана: и так 25 числа ехал я чрез Чаев изток и Тобол чрез который едва могли переправится по сравнившемуся почти с водою мосту; по том долиною между Кривыми озером и каменною Куриею; по нескольких же верстах перебравшись чрез маленькой болотистой ручей березовой Лог, продолжал путь материком, имеющим местами от части сосновыя от части березовыя рощи. Здесь распускался мошистой ракитник (Суtisus рilоsus) и белоцветной таволожник (Sрirеа сrenаtа) также выходил разных родов дикий чеснок (Аllium аngulаtum, nutans, оbliquum) из коих последний, мужики разводя в огородах, употребляют вместо обыкновенного чесноку. В березовых рощах показывался уже род малых серых сонных мышей (mus fubrilis; приб: [55] 7: 11:) с черною на хребте полосою и очень долгим хвостом, кои далее до самого Енисея в негустых березовых рощах и по всей степи не редко попадаются. Зверок сей и в самую малейшую стужу залезши в малую в земле расс елину или дупло и свернувшись клубком, спит до тех пор пока не оживится опять теплотою.

Деревня Разломаевка.

10 верст.

На нашей дороге в десяти верстах от Каменской слободы лежит последняя деревня Оренбургского ведомства. При населении сих соседственных Сибири слобод крестьяне, под видом что оная селится на их земле и следственно будто имея право не допущать, напали на ее и раззорили. От сего случая при втором ее выстроении названа Разломаевкою. Она лежит над малым озером и для безопасности от Киргизцев имеет по всем выходам сделанныя рогатки и рвы. В четырех верстах от оной приехал я в первую Сибирского наместничества деревню слободского Утятского округа, находящуюся на малом ручье Гледянке, начинающемся едва в трех верстах от Тобола между гор, и того для оный не переезжаем. Ради больных принужден я был ночевать в погосте Нижночернавском, где доселе был токмо форпост проведенной линии от Куртамыша к Коркиной слободе, а ныне стоят уже тут 45 крестьянских дворов и деревянная укреплением обнесенная церковь, ручей Чернявка начинается в высокой восточной [56] степи в тридцати почти отсюда верстах и впадает в Тобол отстоящей отсюда в четырех верстах.

Слобода Утятская.

11 верст.

26 Числа продолжал я при беспрерывном холодном ветре и снежных облаках путешествие свое далее; в шести верстах переехал я присоединяющейся к Чернавке ручей черной, а в 14-ти верстах прибыл весьма близко к реке Тоболу, где вскоре приехал в слободу Утяцкую называемую также и Погорелки по случившемуся во оной пожару. На сей стороне реки Тобола пробыл я только несколько минут ожидая перемены усталых лошадей. Слобода лежит на левом берегу; в ней находится до 60 дворов и одна деревянная церковь, комиссариат, которой как и все в даль следующие слободские уезды зависят от Ялуторовской канцелярии, ведомству коей подлежат более 24 вдоль по реке Тоболу, Юргамышу, ручью степному и Чернявке расс еянных деревень, кои все около 573 домов составляют. Здесь находится живой мост чрез Тобол; вдоль оныя реки ехал я за самой даже ручей Боровлянку молодым сосновым лесом, коего крутые берега состоят из белых, желтоватых и серых пещаных слоев. По ту сторону оного лежит по обоим берегам Тобола деревня Новая, и менее нежели на версту от оной большая с часовнею деревня Прыгина, в которую мы переехали сделанным чрез Тобол изрядным мостом и продолжали путь наш [57] левым берегом Тобола.

Село Успенское Барабинское.

4 версты.

Не далеко от оной находится на левой руке Севастианово озеро с островами, и вскоре по том приехал я в село Бараба или Успенское, по имяни своей церкви названное; где по прозьбе больных должен был я остановится и пробыть весь следующей день.

Деревня построена весьма расс еянно, имеет около 40 дворов и изрядную также церковь, лежит частию по Тоболу, а частию по речке Юргамышу. В сем месте река Тобол имеет едва 20 сажен в ширину: по чему сделана чрез оную плотина и построена мелница; глубина же ея, говорят, местами простирается до семи аршин и более. В нескольких верстах отсюда к северо-западу лежит большое озеро Лебяжье, которое двумя верстами ниже Барабы изливается большим ручьем (Лебяжей изток) в Тобол. Сверх того вся сия страна состоит из множества малых озер и луж, и может быть окольности сей деревни названы Барабинскими по сходству своему с изобилующею водами Барабинскою степью. Правой берег реки Тобола оброс пещаным сосновым лесом, чрез которой речка Утяк с небольшим на версту ниже Юргамыша с оной стороны впадает.

На 27 число ночью был мороз, однакож цветы и почки деревьев мало повредились: ибо кажется, что все здешния растения приобыкли также к здешнему климату; напротив того начало теперь только цвести [58] (Рulmоnаriа). — 28 Числа, когда больные несколько поправились, продолжал я путь свой далее. Здесь находится в стороне вдоль по Тоболу множество деревень, и сия полоса так населена, как многолюднейшие места России.

Деревня Фатеры.

7 верст.

Деревня Калмагорова.

1 верст.

Деревня Аллийна.

2 верст.

Деревня Черемхова.

3 верст.

Деревня Курган.

9 верст.

Царев Курган.

Ближайшая деревушка называется Мухина, за нею следует в одной версте Утяцкая, противу устья речки Утяки; по том переехав Лебяжей изток с выстроенною на оном мельницею, оставя в стороне принадлежащие к Курганскому уезду деревни Фатеры, Калмогорова, между коими находится близ Тобола изгибом своим почти круг изображающее Хомутинное озеро; далее следует деревня Аллийна, Черемхова лежащая на рукаве реки Тобола; далее Арбинская и Мокрогузова от соседственного озера названная. После сего делает река Тобол большую излучину, на которой обрывшийся крутой на несколько верст выше сей стороны берег, состоит из песку и глины и называется Алгинским яром. На сем берегу сказывают была прежде основана Курганская слобода. Где оной кончится, выходит из Тобола большой рукав (Курганская Куря), на коем лежит разделенная на две части Курганская деревня, и между обеими частями сей деревни близ берега находится так называемой Царев Курган. Сим именем называется чрезвычайной величины людьми насыпанный курган, о коем никакого не осталось предания, и не известно воздвигнут ли оной древними обитателями сей страны, [59] как памятник какого важного произшедствия, или как гробница покрывающая тело какой ни есть знатной особы. Холм сей имеет в окружности около 240 аршин и в расс тоянии на 8 аршин окружен весьма уже заросшым, однакож вышиною с лишком полторы сажени и круглую фигуру составляющим валом и рвом, который во всей своей окружности по крайней мере 350 аршин имеет; к северной стороне имеет пролом. Холм имел сперва вид конической, и был гораздо выше нежели теперь: ибо вершина оного по приказанию князя Мещерского срыта и выкопана в оном глубокая яма, однакож, сказывают, при оном изыскивании ничего не открыто. Нарытая около оного земля покрыта селитренным слоем, и не имеет на себе травы, хотя ров и оброс прекраснейшим толстым дерном. К южной стороне от великого сего холма лежит ближе к реке еще несколько маленьких, и видны различныя могильныя насыпи выше и ниже оного расс еянныя. Недалеко от сего холма лежит маленькое безъимянное озеро, и молодая березовая роща не подалеку от Тобола, а в шести верстах от оного прибыл я в слободу Цареву-Курганскую или Царево-Городище; которая свое название от вышеупомянутого сперва к выстроению ее определенного места на Курганской курье должна производить.

Слобода Царево-Курганская.

6 верст.

Оная слобода окружена пространным рвом, и деревянною крепостью, от которой почти [60] ничего более кроме ворот и башен не осталось. Когда еще пограничная линия шла по Тоболу и Коркиной, стоял здесь сильный гарнизон, и сперва была здесь также и главная квартира: в то время было сие место изрядно застроено офицерскими и другими домами; нынеж находится много пустых мест, и обвалившихся пустых домов, которое все безобразит оную; однакож в оной находятся еще изрядныя строения, в коих живут отставные разных офицерских чинов люди, имеющие в сей стране небольшие деревни. Число простых домов, в коих еще и по ныне живут, простирается до 134; вместо старой деревянной церкви начали строить Каменную; но как в окрестности сего места в извести недостаток и должно оную привозить из Шадринска и Тюменя, то строение производится медлительно. Место сие лежит частию на Тоболе, а частию на излучистом рукаве или долгом озере, которое по нижележащему высокому берегу называется Чигирим Яр. Сие озеро составляет совершенный круг, однакож концы оного к реке Тоболу не сходятся: верхний конец оного имеет посредством канала или ручейка весною только с рекою Тоболом сообщение. Здесь находится комисар, в ведомстве коего состоят слободские уезды Курганской, Утяцкой и Иковская слобода; сам же он зависит от Ялуторовского воеводы. Заслуживает быть примечено, что крестьяне начали по примеру [61] здешнего комисара ассессора Михаилы Лебедева в своих овинах вместо вредных безтрубых из глины сколоченых печей, строить для прекращения часто случающихся пожаров и получаемых от того в хлебе уронов, порядочныя кирпичныя печи со сводом и косыми продушинами, а под самым сводом с трубою, коя в верху заперта и на каждой стороне косые продушины имеет. Сии косыя отверстия делают то, что ни единая искра не может поднятся и зажечь около лежащую солому, а закрытая труба предохраняет овин от всякого пожара. Изображение сих всеобщего употребления заслуживающих печей, видеть можно на Т. 13 ф. I. От Кургана идет дорога к Кабаньей крепости, по которой дороге ездят купцы для торгу с Киргизцами на Ишимскую линию, от коей в 16 верстах выстроены для безопасности проезжих, на озерах Дубровском, Саламатном, Кривом и Батыровом, четыре станка, каждой о семи до дватцати дворов.

Пользуясь тихою сегоднишнего дня погодою, не мешкая поехал я далее. Неподалеку от слободы проедешь широкой рукав (Хомутинное озеро), которое посредством водяного канала ниже озера Чигрима с Тоболью имеет сообщение; между 3 и 4 верстою виден еще другой из Тобола выходящий в верху излучистой и извилистой глухой рукав. До сих мест видел я в дали на сей стороне реки Тобола по большой части [62] поля, и едва в дали одну березовую рощу, а теперь пошел от запада к Тоболу большой Илецкой лес, вдоль которого течет начинающийся из далека со многими рукавами и наконец до некоторого славного озера простирающийся Черной ручей, на коем лежат многия деревни.

Деревня Воронова.

6 верст.

Не доезжая до оного, показываются по ту сторону Тобола многия большие деревни, а при селе Покровском иначе Шкодским называемом, устье среднего Утяка, где стояла уже готовая новопостроенная барка, которая должна была итти в Иртыш с хлебом. Нынешнего дня показались величайшие стада козарок (аnsеr еrуthrорus), кои частию по полям паслись, частию летали, а вообще все свой путь к северу направляли. Также видны были небольшие стада Альпийских жаворонков (аlаuda alреstris), кои теперь полетели далее в северныя страны.

Деревня Белоярская.

13 верст.

В 13 верстах от Кургана должно переехать Черную речку и сопровождающую ее топь, а по том вскоре прибыли в пещаной Илецкой бор, и лежащую на краю леса деревню Белоярскую, где я по причине трудной дороги взял еще несколько свежих лошадей, дабы переехать остальную дорогу до Иковаской слободы без остановки, в которую я прибыл, однакож уже поздо ночью. На сем расс тоянии лежат еще различныя деревни на другой стороне вдоль по Тоболу. — К самой слободе теперь не можно было подъехать, по тому что прибывшая вода совершенно оную окружила. Ибо у самой [63] слободы лежит великое, около десяти верст в окружности имеющее белое озеро, которое ниже слободы природной сток имеет. Против оного во время приключившегося от прибылой воды в недалеко находящемся Тоболе в 1736 году чрезвычайного наводнения, коим целыя деревни снесены были, учинилась несколько выше прорва, которая мало по малу водою столь была размыта, что и летним даже временем один только сухой проход к слободе бывает.

Деревня Кошкина.

13 верст.

Речка Ик.

Теперь стояла оная на совершенном острову: по чему я принужденным себя нашел остановится в лежащей почти на одну версту на реке Ике деревне Кошкиной, где я пробыл по причине усилившейся болезни некоторых из моих спутников целые два дни.

Речка Ик довольно велика, выходит из Илецкого бору и имеет хорошую воду; по оной находятся различныя деревни, из коих та, в которой я был, лежит ближе всех к устью и состоят из 26 дворов. Слобода ж лежит ниже сего устья на самом Тоболе и имеет 26 дворов и одну деревянную церковь; оное место по причине многих расс еявшихся деревень обезлюдело, в ней находится управитель, которой зависит от Кургана; он управляет 17 большими и малыми деревнями, в коих щитая и слободских жителей находится до 2293 душ.

29 Числа поднялась сильная с западной стороны погода, которая ночью весьма усилилась [64] и продолжалась во весь следующей день, по том поворотил ветер к северу и ночью на первой Май выпал снег и был мороз, так что под утро земля довольно крепко замерзла и лужи покрылись льдом; однакож и сей раз начинающие только распускаться на деревьях почки мало попортились, которыя здесь при том и не столько распустились, как я оныя видел в верхних по реке Тоболу лежащих сторонах.

Деревня Ачикул.

14 верст.

Деревня Белозерская.

18 верст.

Несколько умалившаясь спутников моих болезнь позволила мне Майя 1 оставить скучное сие место; а между тем изготовили чрез речку Ик живой мост, чрез которой я не без опасности с повозками моими мог переехать. Речка была в сие время шириною в 15 сажен и довольную глубину имела. По причине обширной низменности, которая здесь на Тоболе простирается, дорога имеет великие объезды, идет по речке Гологузке и по другим болотистым местам, и мимо озера Ачикула, около коего находится множество древних могильных насыпей. В Ачикул впадает речка Мендерей, на коей построено несколько деревушек. Здесь по дороге встречаются также многие солонцы, на коих выходили лисьтя трав Stаtiсе sресiоsа и Tаtаriса. Поближе к Белозерской слободе видно в нескольких верстах великое число деревень, из коих, две Менщикова о 59 и Белозерская о 12 дворах стоят при самой дороге. При последней переезжали сток озера Ачикула, [65] на коем выстроена мельница, и вскоре после того приехали мы в слободу, в которой я не более времяни пробыл, как сколько потребно было, чтобы впреч свежих лошадей. Она лежит вдоль по Тоболу, по его излучинам, и новое деревянное укрепление имеет. В ней новая церковь и не более 33 жильев, из коих некоторые довольно хорошо выстроены: она построена в 1680 году и получила свое название от Белого озера нарочито далеко от оной лежащего. Здешней комисар имеет в своем ведомстве 19 деревень, так как и уезды противу Исеты лежащих слобод, Тебениецкой и Салтосарайской, также и по ту сторону Тобола верхней Зуерской, а сам подчинен Ялуторской канцелярии. Насупротив слободы отделяются от Тобола два рукава Вяткин и Сикавка, которые сказывают очень изобильны рыбою. На реке стоят теперь нагруженныя различныя большие к отъезду готовыя суда, которыя из деревень лежащих вдоль по Тоболу нагружены были хлебом. В каждую весну отпускается обыкновенно из сего места множество хлеба в пограничныя по Иртышу крепости в коих хлебопашества не производится, и в расс уждении которых сии Тобольские селения служат какбы магазейнами. В такое здесь употребляемое судно укладывается даже до тысячи или еще и до полуторых тысяч четвертей хлеба. Иногда оный закупается по приказу комисаров на щет казенной, а по [66] большой части подрядчиками. По причине случившегося здесь прошлого года неурожая, и как в магазейнах линии довольно было запасного хлеба, то сей весны отпуск был не весьма велик. Ишымская линия также снабдеваема бывает хлебом, частию отсюда, частию по Ишыму лежащими слободскими уездами, из которых туда отвозят зимою на санях; напротив того к Иртышу отвозится всегда водою. Поелику деревни ниже по Тоболу и Ишыму лежащие по большей части низкие пашни имеют, то и в самую величайшую сушу редко неурожай бывает, и по тому приезд за хлебом здесь почти беспрерывен. Только в чрезвычайно мокрые годы, каков был прошлой, выростает из семяни по большой части солома и худую жатву подает. Но здесь сеют по большой части, рож, пшеницу, овес и просо.

Текст приводится по изданию: Петра Симона Палласа, медицины доктора, естественной истории профессора, российской императорской Академии Наук, Вольного Экономического Санктпетербургского общества, Римской императорской естествоиспытательной Академии и королевских английского, шведского и геттингского собраниев члена, путешествие по разным местам Российского государства по велению Санктпетербургской Императорской Академии Наук, Часть вторая. Книга вторая. 1770 год. СПб. 1786

© текст - Томанский Ф. 1786
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© OCR - Сирик В. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001