Комментарии

23 Шуйский Дмитрий Иванович (ум. в 1613 г.), младший брат Василия Шуйского; впервые упомянут в 1575 г., боярин с 1586 г. Был женат на свояченице Бориса Годунова Марии Скуратовой. При Лжедмитрии был приближен ко двору. Участник заговора против самозванца. По воцарении Шуйского занимал высокие государственные и военные должности. Назначенный главные воеводой, неоднократно терпел поражение. После низложения царя Василия был взят в плен и увезен в Польшу, где и умер. (Разрядная книга 1550-1636 гг., с. 80, 224, 243, 255; Шепелев И. С. Освободительная и классовая борьба в Русском государстве в 1608-1610 гг. Пятигорск, 1957).

24 Шуйский Василий Иванович (1552-1612), князь, боярин; с 1606 по 1610 гг. царь. В 1605 г. признал Лжедмитрия, но очень скоро был им уличен в измене, приговорен к смерти и помилован в последний момент. Стал во главе заговора против самозванца; после переворота 17(27) мая 1606 г. избран боярами на царство. Проводил крепостническую политику, следуя интересам крупнейших землевладельцев. Крестьянское восстание И. Болотникова (1606-1607) было подавлено правительственными войсками; гораздо менее удачно для Шуйского складывалась борьба против польско-шведской интервенции. В 1610 г. Шуйский был свергнут, пострижен в монахи; в 1611 г. увезен в качестве пленника в Польшу, где и умер. (Смирнов И.И. Восстание Болотникова, с. 396-429 и др.).

25 Густав (1558-1607)-сын шведского короля Эрика ХП, жених царевны Ксении. Борис Годунов, видимо, полагал, что заключение этого брака укрепит международные связи новой царской династии. 3 августе 1599 г. Густав был торжественно встречен в Москве. Но брак расстроился. Густав оказался откровенным ставленником иезуитов и реакционных католических кругов. Они рассматривали брак иностранного принца с московской царевной как начало осуществления совершенно фантастического плана перехода России в католичество. Уже находясь в Москве, Густав скомпрометировал себя тайными сношениями с противниками России. Он был отправлен в Углич, при Лжедмитрии I переведен в Ярославль, а оттуда в Кашин, где и умер. (Буссов К. Московская хроника, с. 35, 340; Реляция Петра Петрея о России начала XVII в., с. 101-102).

26 Эрик XIV (1533-1577)-король Швеции с 1560 г. В 1567 г. в Москве послами Эрика XVI был заключен союзный договор с Русским государством. С помощью этого союза Иван IV надеялся добиться отказа Литвы от претензий на Ливонию. Договор встретил оппозию шведских феодалов и не был подтвержден королем. В 1568 г. недовольство дворянства внутренней политикой короля привело к возникновению заговори, в результате которого Эрик Х1У был свергнут о престола. (История Швеции. М., 1974, с. I63-I54).

27 Иоанн, герцог финляндский (1537-1592)-младший брат Эрика ХIV. Пытался вести самоcтоятельную внешнюю политику, добиваясь отделения Финляндия от Швеции а превращения ее в самостоятельное государство, но в междоусобной войне с королем в 1563 г. потерпел поражение. В 1568 г. стал одним из организаторов заговора против Эрика XIV и захватил престол под именем Иоанна III. (История Швеции, с. 163-164).

28 Сапега Лев (1557-1633)-воевода виленский, гетман и канцлер великий литовский. Польское посольство во главе с Сапегой прибыло в Москву 6 (16) октября 1600 г. для переговоров о "вечном мире". Переговоры велись с перерывами до февраля 1601 г. и завершились заключением 20-летнего перемирия. (Флоря Б.Н. Русско-польские отношения и балтийский вопрос, с. 142-150, 158-160).

29 Принц Иоанн (1580-1602)-брат датского короля Христиана IV, второй жених царевны Ксении. В сентябре 1602 г. принц Иоанн приехал в Москву. Ему было обещано Тверское княжество. Неожиданно принц Иоанн заболел и умер 23 октября. (Буссов К. Московская хроника, с. 87, 342).

30 Христиан IV (1577-1648), король Дании с 1596. г. В период его правления была сделаны шаги к упрочению русско-датских связей. Христиан IV продолжал враждебную политику своих предшественников по отношению к Швеции, стремился к укреплению датского влияния на севере Европы. В войне 1611-1613 гг. Швеции было нанесено поражение. Но неудачное вмешательство Христиана IV в Тридцатилетнюю войну (1613-1648) на стороне антигабсбургской коалиции привело к потере политического влияния Дании. (Геделунд Л. Н. История Дании. СПб., 1907, с. 142-152; История Швеции, с. 185-191).

31 Басманов Петр Федорович- воевода, стольник (1590 г.), окольничий (1601 г.), приближенный Бориса Годунова. В 1604 г. возглавил оборону Новгород-Северского, безуспешно в течение 3 недель осаждаемого войсками Лжедмитрия I, за что был пожалован чином думного боярина. В апреле 1605 г. был назначен командовать войсками, ведущими осаду г. Кромы. 7 мая 1605 г. перешел на сторону самозванце и стал его ближайшим советником. Был убит во дворце Лжeдмитрия 17(27) мая 1606 г. (Разрядная книга 1559-1605 гг. Составитель Л.Ф.Кузьмина. Ответственный редактор В. И. Буганов. М., 1974. с. 259, 319, 320, 354; Платонов С. Ф. Очерки по истории смуты, с. 198, 210).

32 3 авантюре Джедмитрия I принимали участие несколько польских шляхтичей Домарацких. Маржерет имеет в виду, очевидно, Матвея Домарацкого, львовского подстолего; он был ротмистром в войске Джедмитрия I, попал в плен под Добрыничами. Вновь служил самозванцу после его вступления в Москву. В 1609-1610 гг.-участник польской интервенции. (Polski Slownik biograficzny. Krakow, 1939. t. V, str. 303-304; Русская историческая библиотека, t.I. СПб., 1872, с. 804 и др. Масса И. Краткое известие о Московии в начале ХVII в. М., 1937, с. 121).

33 Федор Годунов (1568-1605)-сын Бориса Годунова. После смерти царя Бориса население и войска присягнули Федору; I июня того же года, при волнениях в Москве, вызванных "прелестными письмами" Лжедмитрия, Федор, его мать Мария и сестра Ксения были взяты под отражу. Через два дня, 3 июня, Федор и Мария Годуновы были убиты. (ПСРЛ, T.XIV. М., 1965, с. 65; Скрынников Р. Г. Борис Годунов, с. 183).

34 К самозванцу 7(17) мая 1605 г. в числе других перешел Василий Васильевич Голицын, сводный брат П.Ф.Басманова, один из крупнейших деятелей смуты. В 1601 г. В. В. Голицын был воеводой; в Смоленске: в 1604 г.-воевода в передовом полку, участник сражении Новгород-Сeверский и под Добрыничами. В 1605 г.-один из организаторов заговора против Лжедмитрия. Имя В. В. Голицына называлось в числе претендентов на русский престол. В 1610 г. участвовал в посольстве к Сигизмунду. Был отправлен в качестве пленника в Польшу, где умер в 1619 г. (Разрядная книга 1550-1636 гг., с. 135, 226, 261, 320; Платонов С. Ф. Очерки по истории смуты, с. 215, 346).

35 Бояре, перешедшие на сторону Лжедмитрия 7(17) мая 1605 г., взяли в качестве пленника Ивана Ивановича Годунова-троюродного племянника Бориса Годунова. В 1598 г. И. И. Годунов был кравчим, в 1603 г.-окольничим. При Лжедмитрии I находился в ссылке. Являясь противником Василия Шуйского, в 1608 г. примкнул к "тушинскому вору"; был им казнен в 1610 г. (Разрядная книга 1550-1636 гг., с. 166, 205, 248. Шепелев И.С. Освободительная и классовая борьба в русском государстве в 1608-1610 гг., с. 199-200).

36 Салтыков Михаил Глебович- видный-политический, деятель конца ХVI-начала XVII вв. В 1595 г. окольничий и воевода, с 1601 г. боярин. В 1600-1602 гг.-глава русского посольства в Кракове. Б 1605 г.-воевода в войске Бориса Годунова; 7(17) мая перешел на стороку Лжедмитрия. Один из активных участников заговора против самозванца. При Василии Шуйском был удален воеводой в Ивангород; в 1609 г. примкнул к Лжедмитрию II. Являясь сторонником польского короля, в 1611 г. отправился с посольством в Польшу добиваться присылки новых войск. В Россию не вернулся, умер в Польше до 1621 г. (Разрядная книга 1550-1636 гг., с. 218, 219, 227, 254; Шепелев И. С. Освободительная и классовая борьба в Русском государстве в 1603-1610 гг., с. 95, 130, 502).

37 Бельский Богдан Яковлевич (ум. в 1611 г.)-видный деятель опричнины, участник Ливонской войны; пользовался особым доверием Ивана IV и был им назначен членом регентского совета при Федоре. После смерти Грозного организовал заговор, но потерпел неудачу, и был сослан воеводой в Нижний Новгород. В 1598 г. он был возвращен в Москву и стал одним из приближенных Бориса Годунова. В 1600 г. был вновь обвинен в измене, заключен в тюрьму, за тем сослан

В 1605 г., при приближении Лжедмитрия к Москве, всенародно подтвердил истинность самозванного царевича и вскоре сделался его доверенным лицом. По воцарении Шуйского был отправлен воеводой в Казань. (Разрядная книга 1550-1636 гг., о. 83, 163, 170, 227; Скрынников Р.Г. Борис Годунов, с. 18-19, I32-I33).

38 Сабуровы-костромской боярский род. Годуновы и Вельяминовы-младшие ветви этого рода. (Веселовский С.Б. Исследования по истории класса служилых землевладельцев. М., 1969, с. 162-168).

39 Воротынский Иван Михайлович, князь, боярин, воевода. В 1585 г. сослан как сторонник Шуйских; возвращен в 1592 г.; с 1598 г. находился в Москзе. В 1605 г. был среди бояр, встречавших Лжедмитрия I в Туле. Примкнул к заговору Шуйского против самозванца. В 1606 г. он воевода в передовом полку. Воротынский был участником низложения Шуйского в 1610 г., членом правительства "семибоярщины". В 1613 г.-один из кандидатов на русский престол. В 1620-1621 гг.- воевода в Москве. Умер в 1627 г. (Разрядная книгa 1550-1636 гг., с. 227, 243, 256, 312; Платонов С.Ф. Очерки по истории смуты, с. 214, 244 и др.).

40 Мосальский-Рубец Василий Михайлович, князь, в 1603 г. воевода в Путивле. В 1604 г. он перешел на сторону Лжедмитрия I. Один из организагоров убийства Годуновых. После воцарения Шуйского удален воеводой в Корелу. В 1608 г. примкнул к Лжедмитрию II. Был выслан к Сигизмунду в 1610 г. (Разрядная книга 1550-1636 гг., с. 206, 226-228, 230; Платонов С.Ф. Очерки по истории смуты, с. 231, 322, 355).

41 Бучинский, Ян, польский шляхтич, протестант, секретарь Лжедмитрия I. Пользовался большим доверием самозванца и был весьма влиятельным лицом при его дворе. Зимой 1606 г. ездил в качестве посла Лжедмитрия в Польшу и сопровождал в Россию Марину Мнишек. После переворота 17 (27) мая Шуйский обнародовал показания Яна и его брата Станислава, согласно которым Лжедмитрий замышлял обманом выманить за городскую черту знатных московских бояр и дворян и там их перебить (Собрание Государственных Грамот и Договоров, ч. II. М., 1819, с. 296). Поздлее Ян Вучинский примкнул к Лжедмитрию II. (Polski Slownik biograficzny, t. III, str, 88-39).

42 Сообщение Маржерета о суде над Шуйскими весьма интересно. Известие о применении летописей для чисто практических целей в политическом процессе, о их привлечении как исторического источника по генеалогии уникально. Более того, из подведенного эпизода узнаем, что вся история "измен" рода Шуйских была почерпнута из летописей. Подобный источник выступает в качестве официальных материалов обвинения. Следовательно, летописи носили характер государственных хроник, официальных юридических установлан.г.. чей материал и оценки деяний не подлежали сомнению. На авторитетность и представительность подобного суда указывал еще H. М Карамзин: "Взяли Шуйского с братьями под стражу и велели судить, как дотоле еще никого не судили в России: Собором, избранным людям всех чинов и званий. (Карамзин Н. М. История государства Российского, т. ХI. СПб., 1824, с. 230).

Рассмотренный эпизод интересен также и тем, что дает возможность объяснить причины создания одного из интересных памятников публицистики периода "Смуты". Для того, чтобы ослабить впечатление от судилища, на котором Шуйский был признан виновным, и подкрепить его права на царский трон, ровно через полгода, в середине 1606 г. было создано специальное публицистическое произведение-"Повесть, како отомсти всевидящее око Христос Борису Годунову пролитое неповиные крови нового своего страстотерпца благоверного царевича Дмитрия Углечского". В нем подвергнут уничтожающей критике тщеславный, гордый, "обуреваемый дыханием славобесия" Борис Годунов и еретик, вероотступник, „угодник сатаны" самозванец Гришка Отрепьев. Им противопоставлен Василий Шуйский, "муж добродетельный", представитель знаменитого рода, который назначала от прародителей своих" держал в сердце своем "к богу велию веру и к человеком нелицемерную правду". Основываясь все на тех же летописях, автор "Повести" подчеркивает значение нового царя "прежних великих благородных царей корени". Т.о., в сообщении Маржерета о летописях и их роли в процессе над Шуйским находим уникальное известие, объясняющее появление одного из памятников публицистики, призванного опровергнуть приговор сопернику Лжедмитрия I и обосновать избрание на московский престол нового „императора", царя Василия Ивановича. (Буганов В.К., Корецкий В.И., Станиславский А.Л. "Повесть како отомсти"-памятник ранней публицистики Смутного временя. ТОДРЛ, т. 28. Л., 1974, с. 231-254).

43 Мнишек Юрий (ум. в 1613 г.)- сандомирский воевода, сказал активную помощь Лжедмитрию I. Преследовал при этом самые корыстные цела, так как, являясь управляющим королевскими имениями, к концу 1603 г. очередной раз находился на грани полного разорения, Ипользуя свои связи при дворе и при резиденции папского нунция, стремился к тому, чтобы склонять Сигизмунда III к поддержке самозванца. Сопровождал Лжедмитрия в походе в Россию, но после неудачи под Новгород-Северским уехал вместе с большинством поляков. Прибыл в Москву со свитой Марины в мае 1605 г., после переворота был сослан в Ярославль. В 1608 г. отпущен в Польшу, но вместо того отправился в Тушинский лагерь. Окончательно уехал в Польшу в конце 1608 г. (Записки гетмана Жолкевского о Московской войне. Спб., 1871, стб. 7-11; Пирлинг П. Дмитрий Самозванец. в. , 1912, с. 310-320 и др.).

44 Марина Мнишек (ок. 1588-ок. 1614 гг.), дочь сандомирского воеводы. Став женой Лжедмитрия I, она получила в удел Новгород и Псков. После переворота 17 (27 мая) 1606 г. содержалась в Ярославле, откуда в 1608 г. отпущена в Польшу с условием отказаться от претензий на русский трон. Вместе с отцом Юрием Мнишеком бежала в Тушино, где признала Лжедмидтрия и своим мужем. Последовала за "тушинским вором" в Калугу. После гибели самозванца сын Мараны и Лжедмитрия II Иван (рожд. в 1611 г.) был "провозглашен" казаками атамана И. Заруцкого царевичем. В 1614 г. казаки выдали Марину правительственным войскам; умерла в заточения. (Пирлинг П. Дмитрий Самозванец; Гиршберг А. Марина Мнишек. М., 1908).

45 Константин Вишневецкий (1564-1641 гг.)-князь, воевода Черной Руси, староста кременецкий, зять Марины Мнишек. Вместе со своим братом князем Адамом Вишневецким принимал самое непосредственное застиг в авантюре самозванца. Последний "объявился" в 1603 г. в имении князя Адама, городке Брагине. Оттуда самозванец попадает в имение Константина Вишневецкого на Волыни, в замок Вишневец на реке Горынь. Вскоре "царевич" был отправлен в Самбор. Здесь, в доме князя Константина и произошла его первая встреча с воеводой Сандомирским Юрием Мнишеком. После "воцарения" Лжедмитрия I Вищневецкий приезжал в Москву со свитой Марины Мнишек. После убийства самозванца был захвачен в плен, но вскоре отпущен "в Литву". В дальнейшем Константин Вишневецкий принял самое активное участие в польской интервенции, в осаде Троицко-Сергиевского монастыря, в походах королевича Владислава. (Пирлинг П. Дмитрий Самозванец, с. 78, 37; Буссов К. Московская хроника, с. 346).

46 Татищев Михаил Игнатьевич, ясельничий (1598), окольничий (1607), думный дворянин. В 1605 г. ~ участник заговора против Самозванца. В 1607 г. послан воеводой в Новгород, где был убит в 1609 г. по подозрению в измене Шуйскому. (Разрядная книга 1550-1636 гг., с. 146, 239; С.Ф.Платонов. Очерки по истории смуты, с. 227, 293-296; И.С.Шепелев. Освободительная и классовая борьба в Русском государстве в 1608-1610 гг., с. 239).

47 „Царь Петр", Илья Горчаков (Илейка Муромец)-самозванец. Был захвачен, вместе с Болотниковым, в Туле и казнен в 1607 г. Весной 1606 г. он возглавил поход на Москву терских и волжских казаков. В.И.Корецкий пишет: „Казаки прорвались мимо Астрахани на Волгу и дошли до Самары, где их встретил с грамотою от Лжедмитрия Третьяк Юрлов, велевший им "итти к Москве наспех". Они дошли до Вязовых гор (в десяти верстах выше Свияжска), где узнали об убийстве Лжедмитрия и повернули назад". В дальнейшем участники похода примкнули к восстанию Болотникова. исследователь отмечает также, что сообщение Маржерета о царевиче Петре заслуживает всяческого внимания, ибо в основном подтверждается документальными материалами. Исключение составляет противопоставление „царевича Петра" Лжедмитрию I: "... версию Маржерета о том, что выступление направлялось непосредственно против Лжедмитрия, принять нельзя". Это противоречит не только показаниям "царевича", но и его приходу в Путивль, гда князь Григорий Шаховской правил от имени Лжедмитрия I. Сохранялись письма, в титуле которых упоминаются оба самозванца одновременно. В них читаем: „Божиею милостью великого государя царя и великого князя Дмитрея Ивановича всеа Руси и государя благоверного царевича и великого князя Петра Федоровича, всеа Руси самодержцев". (Корецкий В. И, Формирование крепостного права и первая крестьянская война в России, с. 253-255. См. также. Назаров В. Д, Флоря Б.Н. Крестьянские восстания под предводительством И. И.Болотникова и Речь Посполитая. В кн.: Крестьянские войны в России ХVIII-ХVIII веков: проблемы, поиски, решения. М. 1974, с. 326-352).

48 Олесницкий Николай (ок. 1558-1629), кастелян г. Малогощ; прибыл в Москву на коронацию Марины в качестве посла Сигизмунда III., Позднее был каштеляном радомским (1613 г.) и воеводой люблинским (1619 г.). Автор записок "Gody moskiewskie, czyli diariusz, o Dymitrze i Marynie". (Polski Slownik Biograficzci, t. XXIII, str. 771-773).

49 Бертран де Кассан- французски купец из города Ла-Рошель; впервые приехал в Россию в 1560 г. После гибели Лжедмитрия I иностранным купцам, имевшим с ним дело, в том числе и Бертрану, было отказано в выплате денег. Бертран просил заступничества у Генриха IV; ответом была грамота французского короля царю Шуйскому, содержащая просьбу содействовать купцу в получении денег. (Жордания Г. Очерки..., с. 109-115).

50 Бучинский Станислав- секретарь Лжедмитрия I, брат Яна Бучинского. (Polski Slownik biograficzcy, t. III, str. 88-89).

51 Шереметев Петр Никитович, боярин, воевода, после воцарения Василия Шуйского оказался в оппозиции. В конце мая- начале июня 1605 г. ездил в Углич за мощами царевича Дмитряя; таким образом, как указывает Маржерет, отсутствовал в Москве при происходивших волнениях. Вскоре был послан воеводой во Псков. В сентябре 1608 г, когда псковичи признали царем "тушинского вора" П.Н. Шереметев был схвачен, посажен в тюрьму и казнен. (Разрядная книга 1550-1636 гг., с. 13, 122, 132-133; И.С. Шепелев. Освободительная и классовая борьба в Русском государстве в 1608-1510 гг., о. 130. 221-229).

52 Вишневецкий Адам, князь, крупнейший землельный магнат Речи Посполитой, брат князя Константина Вишневецкого. Лжедмитрий I получал от него помощь в приобретении оружия и вербовке наемников-шляхты и казаков. Это вызвало пеписку между Адамом Вишневецким и королем Сигизмундом III. После убийства Лжедмитрия I князь Адам помогал „тушинскому вору". В январе 1603 г. в Орел к "царику" Адам Вишневецкий призвал войска для борьбы с Москвой. (Пирлинг П. Дмитрий Самозванец, с. 63-74; Буссов К. Московская хроника, с. 565; Реляция Петра Петрея о России начала ХVII в., с. 112-114).

53 Показательно, что углубленное изучение Священного Писания, столь типичная черта протестанта времени становления новой религии, служила для Маржерета признаком рассудительности, ума и положительных душевных качеств человека и монарха. Оценивая поведение Лжедмитрия I и его пренебрежительное отношение к православной религии, капитан подчеркивал, что это произошло от ряда причин. Основные заключались в том, что он был в Польше, где познакомился с различными религиями (и, следовательно, не только с католицизмом, но и протестантизмом) и где мог познать истинный смысл догматов веры, которые все христиане (и, конечно, наиболее рьяно протестанты) должны почитать. Все эти рассуждения о уме и "культуре" самозванца и, наоборот, о "невежестве" его подданных интересны не только потому, что указывают на знакомство Лжедмитрия I с протестантами в Польше, о чем был осведомлен Маржерет, но и определяют саму религиозную принадлежность автора рассматриваемой книги.