Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ВИЛЬГЕЛЬМ АПУЛИЙСКИЙ

ДЕЯНИЯ РОБЕРТА ГВИСКАРА

GUILLERMI APULIENSIS GESTA ROBERTI WISCARDI

Начинается пролог Вильгельма Апулийского к «Деяниям Роберта Гвискара».

Деянья полководцев древних воспели древние поэты;
Я, песнопевец новый, берусь воспеть деянья новых:
Душа стремится рассказать о том, под чьим началом
В Италию пришёл народ норманнов, и по какой причине он остался там,
И при каких вождях была одержана добытая над Лацием победа.
О Рожер 1, славный и достойный отпрыск герцога Роберта 2,
Прости твоего песнопевца, поющего о великом по мере сил;
Готовность и желание служить твоей власти
Придают мне отваги; ведь силы, в которых отказывают искусство
И талант, мне даёт искренняя преданность.
Да и почтительная просьба отца Урбана 3 не позволяет лениться;
Ибо я боюсь скорее погрешить, отказав такому славному понтифику,
Чем последовав его любезному приказанью.

Завершается пролог.

Начинаются деяния. Книга первая.

После того, как всемогущему царю стало угодно изменить
Времена наряду с царствами , дабы земля Апулии,
Которой долго владели греки, не была более заселена ими,
Народ норманнов, знаменитый рыцарской свирепостью,
Вступил туда и, изгнав греков, завладел Лацием.
Поскольку их принёс ветер, который на языке их родной земли
У северных берегов той страны, откуда они вышли искать латинских земель,
Называется «Норд», а слово «Ман» у них означает «человек» у нас,
Их называют «норманнами», то есть северными людьми.
Некоторые из них, выполняя обет, данный тебе,
Архангел Михаил, поднялись на вершину горы Гаргано 4.
Там они увидели мужа, одетого по греческому обычаю, по имени Мел 5,
И подивились незнакомой одежде изгнанника и тому, что голова его
Была обмотана необычным убором наподобие митры.
Разглядывая его, они спросили, кто он и откуда.
Он ответил, что родом лангобард и благородный гражданин Бари,
Но вынужден был бежать из родных земель из-за жестокости греков.
В то время как галлы сочувствовали его изгнанию,
Он сказал: «Сколь легко было бы мне вернуться, если бы вы захотели,
И кто-нибудь из вашего народа пришёл нам на помощь».
Ибо он уверял, что с их помощью греков можно будет прогнать
Быстро и без особых усилий.
Они пообещали оказать в скором времени помощь при поддержке народа их страны,
Как только им удастся вернуться.
Итак, по возвращении в родные края,
Они тут же начали побуждать своих земляков
Отправиться вместе с ними в Италию. Им рассказывали
О плодородии Апулии и о присущей её жителям трусости.
И побуждали брать только то, с чем можно совершать путь;
И обещали, что там будет найден мудрый покровитель,
Под чьим руководством над греками будет одержана лёгкая победа.
Итак, умы многих склонились к тому, чтобы идти;
Одни были готовы потому, что у них было мало средств или их вообще не было,
Другие – потому что хотели завладеть ещё большим, чем то, что у них было;
Но страсть к приобретениям была общей у всех.
И они отправились в путь, взяв то, что каждый счёл необходимым нести,
Чтобы по мере сил совершить этот путь.
После того как безоружный народ норманнов миновал Рим,
Он, устав от трудностей пути, остановился в кампанских землях.
И разлетелась молва о прибытии в Лаций норманнов.
Мел, когда узнал, что в Италию прибыли галлы,
Поспешно явился, и дал оружие тем, кто его не имел,
И заставил их спешно идти за собой в качестве вооружённой свиты.
Латины до сих пор изумляются необычайному множеству снега,
Который выпал в ту пору; из-за этого
Снегопада погибло множество диких зверей,
И не дано было возродиться рухнувшим деревья.
Следующей весной 6, после того как видели это знамение,
Мел, приобретя в кампанских землях оружие,
Яростно повёл норманнов на завоевание апулийских мест.
Он был первым вождём у народа норманнов
В пределах Италии. И вся Апулия задрожала перед галлами,
И многие погибли от их несокрушимой твёрдости.
Наконец, до ушей Торникия 7, –
Который был греческим катепаном, присланным из города,
Которому Константин, основатель этого града, дал своё имя 8,
И где тогда правили разом Константин 9 и Василий 10, –
Дошёл слух о том, что пришли, мол, свирепые галлы,
Под водительством Мела, который, восстав против них обоих,
Призвал норманнов опустошать апулийские места.
Когда об этом на основании слухов сообщили Торникию,
Он поспешно отправил против врагов греческие полки.
Ведь он не сам устроил первую битву,
Но через легата, чьё имя было Лев,
А прозвище Пакиан 11, который повёл с собой
В бой многих пеласгов у течения реки
Под названием Ферторий; – место это зовётся также Аренула 12.
Майское время было очень удобно для воинских действий; –
В это время короли обычно идут на войну; –
Обе стороны поначалу сражались с переменным успехом.
Затем, пополнив число воинов, вслед за свитой [в бой] ввязался Торникий,
Но обратил тыл и отступил, побеждённый.
В пылу битвы пал Пакиан.
Победа придала ещё больше сил норманнам,
Узнавшим на деле, что у греков нет никакой силы,
И понявшим, что те не храбрецы, но трусы.
До правителей империи дошёл слух, что
Норманны во главе с Мелом опустошают апулийские поля.
Услышав об этом, двор объявляет его врагом;
Отдан приказ отрубить ему голову, если он будет схвачен.
Василий получил приказ выступить с большим греческим войском,
И в следующем году этот храбрец двинул против него армию,
А прозвище у него, ставшего катепаном, было Бойоан 13.
Греческое слово «катепан» означает у нас «согласно всему» 14.
Тот, кто исполняет у данайцев обязанности этого звания,
Как распорядитель народа готовит всё, что идёт ему на пользу,
И доставляет всё, согласно тому, что следует дать тому или другому.
Неподалёку от Канн, где протекает река Офанто,
Около начала октября обе стороны сразились 15.
Мел, не в силах противостоять [грекам] с небольшим войском,
Обратил тыл и лишился большей части своих людей.
Ему было стыдно оставаться в родной земле побеждённым;
И он, потерпев поражение, прибыл к самнитам и остановился там.
Затем он обратился за помощью к королю Германии
Генриху 16, который, будучи кроток, по своему обыкновению
Принял просящего, обещав предоставить скорую помощь.
Но Мел, застигнутый смертью, не смог вернуться назад.
Король Генрих похоронил его, как то соответствовало королевскому обычаю,
И провожал погребальные носилки до самой гробницы,
И украсил могилу погребённого королевской эпитафией 17.
Когда умер Мел, на поддержку которого уповали галлы,
Они, утратив всякую надежду,
В печали вернулись в земли Кампанского края.
И не ставили палатки в постоянных местах,
Их страшил народ, понёсший потери среди своих,
И многочисленный враг, окруживший их мощными силами.
Поэтому ни одно место не казалось им безопасным,
И они то [укрывались] в горах, то в отдалённых долинах.
Но, когда они уже не надеялись получить
Какую-либо помощь, ибо все, казалось, были враждебны
Побеждённым, веря, что победителям благоволит сам случай,
Когда они, скитальцы, бродяги, блуждали уже по многим местам,
И не могли прочно обосноваться ни в одном месте,
Ссора между близкими дала им, наконец, возможность остановиться.
Ибо они примкнули к одному лангобарду, который, как они знали,
Был самым сильным, и честно помогали ему в качестве его вспомогательных сил,
И благодаря службе ему сами обрели защиту от прочих;
И слава их, добытая благодаря успехам в бою, распространилась и процветала.
На этом основании они наметили место для лагеря в удобной местности,
Богатой чистой водой, травой и деревьями,
Которая давала всё, что было нужно иметь народу.
Они тут же избрали одного из своих, выдающегося мужа
По имени Райнульф 18, чтобы он был главой войска,
Приказам которого нельзя было прекословить.
Когда они приготовились было укрепить место первой стоянки,
То непролазное болото со всех сторон и множество квакавших лягушек
Удержали их от укрепления этого места.
Неподалёку оттуда они нашли другое пригодное
Для их стоянки место, которое и попытались
Укрепить для защиты самих себя, ибо им не оказывалось
Никакой помощи со стороны жителей этой страны.
Сделав себе таким образом укрепление, они были рады
Примкнуть к тому, кто был князем Капуанским 19.
Он тогда был первым и самым сильным
Среди князей Лация. Под защитой этого князя
Они не замедлили разграбить соседние земли и мужественно теснили врагов.
Но, поскольку помыслы мирского ума склонны
К жадности, и деньги всюду берут верх,
Они, отвергая то одного, то другого,
Всегда приставали к тому, кто платил больше, и все они
Были рады охотно служить тому, от кого больше получали,
Любя скорее народные войны, чем мирные договоры.
Служебный долг они оказывали по мере сил и обстоятельств,
И дающего больше почитали более ценным.
Огромное стремление к власти у этих князей
Давало повод к войнам. Каждый хотел быть сильнее,
Один замышлял похитить права другого.
По этой причине происходили ссоры, сражения, смертоубийства;
Среди смертных поэтому возросли многочисленные беды.
Увы несчастным! Всё, что они затевают ради мира, – суета.
Претерпев неисчислимые труды ради суетной славы,
Они будут ещё больше страдать, после того как оставят мирское.
Норманнов, опасавшихся, как бы кара не обратилась на них самих,
Ни в коей мере не устраивала решительная победа лангобардов.
И они, оказывая поддержку то одним, то другим,
Не давали полностью уничтожить одного из противников.
Галльская мудрость дурачила авзонов,
Не позволяя врагу одержать победу в полной мере.
Так, раздоры Лация вернули отчаявшимся галлам надежду,
Которая уже было угасла раньше.
Силы и средства их таким образом прирастали.
И если какой-то отчаянный человек из соседей
Прибегал к ним, они охотно его принимали.
Всех, кто, как они видели, приходил, они обучали своим обычаям и языку,
Чтобы стать единым народом.
Через несколько лет войско галлов под защитой
Консула Райнульфа основало город Аверсу 20.
Это полное богатств место было полезно и приятно,
И не было в нём недостатка в хлебах, плодах, лугах и деревьях.
Во всём мире нет места прекрасней. Его выбрала
Мудрость вышеупомянутого благородного консула.
Из его славного рода произошёл Ричард 21,
Который наследовал [ему] впоследствии; и не было никого отважней его
И щедрее. Он родил не менее доблестного Иордана 22,
А Иордан – Ричарда 23, который, хоть и юноша,
Уже обнаруживает достойную мужчины силу.
Завершив стены, Райнульф отправил из города Аверсы
На родину послов, которые должны были
Убедить норманнов не медлить, и рассказать,
Сколь восхитительно плодородие Апулии, и обещать,
Что бедные вскоре станут богаты, а богатые будут владеть ещё большим.
Услышав подобное, явилось множество богатых и бедных;
Бедняк спешил, чтобы облегчить узы бедности,
А богач – в поисках ещё лучшего 24.
Между тем, хотя прошло много времени,
Страха перед галлами в авзонских землях не было
С тех пор, как катепан Василий, одолев Мела, врага империи,
Заставил норманнов отступить.
Как вдруг в Аверсу прибыл Ардуин
И увёл с собой оттуда очень многих, после чего задрожала вся Апулия.
Он был ломбардцем 25 и хотел изгнать греков.
Я сообщу, почему он был им врагом и почему увёл галлов.
В то время, когда на императорском троне сидел Михаил Эпилептик 26,
Он приказал двинуть войска против сицилийских врагов 27,
Которые не переставали разорять калабрийские земли.
Для совершения этого был отправлен Михаил Докиан 28,
Который энергично набрал отовсюду многих в конное и пешее войско
И обуздал сицилийских врагов.
Среди набранных [им воинов] был и Ардуин,
И некоторые его приспешники, оставшиеся после учинённой греками резни,
Племя лангобардов вперемежку с некоторыми галлами,
Которые бежали, когда вёл войны Василий.
Когда Докиан вернулся после победы над врагом,
То раздал воинам награды из царственного града,
Но, хотя греков одарили, Ардуин не смог получить ничего из подарков
И остался обездолен и с пустыми руками.
Из-за этого он в гневе обратился к своим людям
И обвинял аргивян в постыдной жадности, ибо подарки,
Которые следовало отдать мужчинам,
Были розданы малодушному народу,
Поскольку грек – всё равно что женщина.
Михаил, разгневанный этими упрёками, приказал
Его по греческому обычаю раздеть и высечь,
Чтобы ему, избитому башмачными ремнями,
Стало стыдно за свою тяжкую провинность.
Терзаемый мучительной болью от такого бесчестья,
Он не намерен был оставлять без отмщение это наказание
И тайно покинул греческий лагерь со своими людьми.
Отряд пеласгов, высланный в погоню за ним,
Настиг его в поле. Попытавшись вступить с ним в битву,
[Отряд] был разбит, а он, убив там 50 пеласгов,
Поспешил в Аверсу; и рассказал норманнам всё,
Что с ним приключилось, и сурово укорял их за то,
Что они позволяют Апулийской земле, обладающей
Различными благами, находиться под властью женоподобных греков,
Тогда как они – народ трусливый, ибо обжорство, спутник пьянства,
Их расслабляет; они, как он уверял, часто бегут от ничтожнейшего врага
И, хотя солидны в нарядах, в бою никчемны.
Норманны, хотя ранее были вынуждены доблестью данайцев
Оставить апулийские пашни, под влиянием его речей
Вновь приготовились вступить туда. Поскольку их силы и численность возросли,
Они собрались все разом и избрали вождями 12 наиболее благородных мужей,
Которых украшали знатное происхождение, солидность нравов и возраст.
Когда их провозгласили графами, – графство, где его давали,
Было почётным титулом, – прочие стали им повиноваться
И разделили между ними все земли вокруг,
Если только этому не помешает несчастная случайность;
И установили отдельные места, которые должны были достаться по жребию
Каждому вождю, и налоги с этих мест.
На этих условиях они все разом поспешили на войну.
Ни о каком императорском войске тогда не было слышно
В италийских землях, и всё было спокойно у греков
Молва сообщала, что в это спокойное время
Велась только одна война – против сицилийцев.
Когда норманны вступили в апулийские земли,
Внезапно был взят Мельфи 29. И всё, что они награбили,
Они свезли в этот город. Ранее Василий, о котором
Мы упоминали выше, видя, что это место отличается нечаянным удобством,
Построил для проживания в нём небольшие здания.
С прибытием этого народа город считается ныне славным
И самым знаменитым в пределах Италии; он богат благодаря плодородию
Очаровательной местности и не терпит недостатка ни в хлебе, ни в воде,
И в той стороне, где расположен, замечателен герцогской славой.
Услышав о возвращении Михаила из сицилийских земель 30,
Норманны приготовились к битве, хотя у аргивян было
Огромное войско, а их отряд был чересчур мал.
Ведь в их войске было всего 500 пехотинцев
И 700 конных рыцарей;
И лишь немногих, прикрытых щитами, защищала кольчуга.
Вооружённая пехота получила указание стоять
На левом и правом флангах; им было придано некоторое количество всадников,
Чтобы пеший люд прочнее держался благодаря этим спутникам.
Им строго запретили покидать поле боя,
Чтобы те могли прийти в себя, если вдруг будут обращены в бегство врагом.
Когда они были таким образом наставлены и расположены по обоим флангам,
Конница отступила немного дальше.
Против них был выслан один греческий полк.
Ведь у данайцев не в обычае в первой же схватке
Посылать в бой все полки; но они сперва посылают один легион,
Затем – второй, чтобы удвоенная сила их людей
Ослабила врагов и внушила им больший страх.
Так предводитель конницы, когда видит, что враги упорствуют,
Внезапно бросается в бой с самым лучшим отрядом, который остаётся при нём;
Так он обычно разбивает наголову вражеские силы, поднимая дух своих людей.
Когда оба войска сомкнулись, произошла великая битва
Возле стремительных вод реки Оливенто 31.
Данайцы были разбиты; галльское войско храбро
Преследовало их. Множество тел убитых покрыло
Апулийскую равнину, но ещё больше тел утонуло в реке.
Народ аргивян, поражённый сильнейшим страхом,
Бежал, трепеща, и ни суровая местность, ни стремительные воды
Не удержали его от гибели во время бегства.
Куда больше людей утонуло в реке и было унесено потоком,
Чем предал смерти меч.
Галльский народ одних поражал дротиками, других – мечами,
И разными способами было учинено величайшее избиение греков.
Михаил спасся вместе с немногими и пришёл к горе,
Которая, казалось, превосходила высотой соседние горы 32.
Победа укрепила в галлах представление о собственной силе,
И они уже не боялись вести войны против данайцев.
Точно так же ястреб, привыкший не колеблясь хватать
Малых птиц, но не решающийся нападать на более крупную птицу,
Если сможет случайно одолеть хотя бы одного
Журавля, затем не испугается лебедя
И уже никогда не будет бояться бороться с крупными птицами.
Собрав греческое войско, Михаил вновь повёл всех,
Кого смог с собой повести, к реке
По соседству с Каннами и под названием Офанто.
Галлы вновь вступили в битву 33. И Михаил отступил перед ними,
Как отступал и прежде. Пеласги были побеждены и бежали;
Многие были убиты; Докиан во время бегства сохранил жизнь
При помощи соскочившего с коня оруженосца.
Конь его при въезде в реку упал, случайно
Повредив ногу. И Михаил был уже почти что в руках
Вражеского отряда, когда слуга отдал ему
Своего коня, и он спасся. Норманны ещё больше воодушевились,
Когда их удача и успех в бою умножились.
Побеждённый Михаил отправился к крутым склонам Монтепелозо 34.
Оттуда он отправил послание греческому войску,
Которое тогда находилось в сицилийских пределах, чтобы оно пришло,
Ибо он, бежав от врага, нуждался в нём ради пополнения сил 35.
Победившие норманны решили вернуться
В Мельфи. Собрав там захваченную у ахейского народа добычу,
Они какое-то время пребывали в мире и спокойствии.
По числе графов они установили 12 улиц,
И построили в городе столько же графских домов.
Но, поскольку земные почести всегда порождают
Зависть у земнородных, свирепые галлы отказались
Выполнять поручения графов, которых поставили над собой.
И решили предпочесть собственному народу
Уроженца Лация. Это был князь Беневентский,
Которого звали Атенульф 36. Вероятно дав им золото или серебро,
Он заставил их изменить торжественное обещание
Прежнего договора. Что только не заставит совершить
Жажда денег? Она может сбить с толку здравые умы
И разорвать прочные узы верности.
После того как войско в пределах Сицилии
Вняло присланным посланиям Докиана и,
Увещеваемое в необходимости пополнения сил,
Узнало, что Докиан нуждается в помощи,
Оно поспешило и, собрав калабров и любых мужей
Отовсюду, отправилось, чтобы отмстить за тела своих
[Земляков], которые лежали не погребёнными на полях и в реках.
С греками были и те, которых отвратительное заблуждение
Сделало безумными и которые получили от этого заблуждения своё имя 37.
Этот люд обычно говорит, что Отец страдал вместе с Христом,
И крестятся, прикладывая один палец ко лбу;
Они учили, что ипостась Сына не что иное, как ипостась Отца,
И то же самое, что ипостась Святого Духа.
Они все разом спешили в бой, и у всех была одна мысль –
Пополнить силы, которых лишился Михаил.
Однако, тот, кто осуществлял заботу о Римской империи,
Запретил ему быть начальником этого войска в дальнейшем и,
Поскольку он не одержал против норманнов
Ни малейшего успеха, велел занять эту должность
Эксавгусту и приказал ему вести в бой данайцев 38.
Говорят, что его родил тот победитель Василий,
Который заставил галлов обратить тыл при герцоге Меле 39.
После этого Михаил Докиан вернулся в сицилийские земли 40.
Эксавгуст обратился к тем, заботу о которых ему передали,
С такой речью: «О мужи! Пусть ваша мудрость,
Подкреплённая мужским характером, не позволит вам
Иметь женские сердца! Что за малодушие
Заставляет вас постоянно обращаться в бегство? Вспомните о предках,
Деятельный характер которых подчинил себе весь мир.
Храбрейший Гектор пал от руки Ахиллеса.
Троя рухнула, сожжённая огнём микенской ярости.
Индия узнала, сколь велика была сила Филиппа.
А его отпрыск Александр разве не подчинил
Пеласгам сильнейшие царства многих [царей]?
Слава греков в западных землях обычно внушала
Страх всем странам мира.
Какой народ, услышав имя греков, осмелился бы
Остаться на поле боя? Крепости, замки и города едва ли
Обеспечивали врагам безопасность от их силы.
Твёрдо держитесь, прошу вас, помня о доблести дедов!
Пусть упование на быстроту ног не сделает вас недостойными их.
Тот, кто смеет мужественно и стойко держаться, лишает врага сил.
Старайтесь ступать по стопам предков,
И питать ныне отвращение к бегству. Пусть весь мир узнает,
Что вы – храбрые мужи. Не стоит бояться в бою
Народ франков, уступающий вам и числом, и силами».
Этими словами он воспламенил души греков и
Велел всем аргивянам оставить горы и
Искать места в чистом поле 41; и разбил в поле лагерь.
Галлы послали лазутчиков, чтобы те посмотрели,
Готов ли данаец. И они доложили, что те готовы к бою;
Что у них сменился начальник, но не сменилось войско;
И нечего их бояться. Многие местные жители, оставив на горе товарищей,
Чтобы укрыться там, если вдруг будет нужно,
Спустились на помощь данайцам.
Оба народа столкнулись в чистом поле.
Произошла ожесточённая битва. И те и другие стремились к победе.
То те, то другие [поочерёдно] бежали и сами обращали в бегство врагов.
Когда аргивяне уже долго и упорно теснили в бою галлов,
И уже почти что стали победителями,
Внезапно в самую гущу врагов бросился Гвальтер 42,
Побуждая вернуться в бой бежавших норманнов.
Он был одним из избранных графов, знаменитым сыном
Амика. Ахейцы не знали более тяжкой битвы,
Но, поскольку здесь погибло множество воинов,
Многие вместе с тем пали как герои 43.
Несчастный Эксавгуст был приведён в город Атенульфа 44;
Он шёл перед конём победителя, связанный врагом,
Желавшим показать великолепие своей победы.
В этом году 45 галлам трижды доставалась победа.
Данайцы же были смяты и не имели уже никакой надежды на победу.
Бари 46, знаменитый в те времена более всех апулийских укреплений,
Монополи 47, Джовинаццо 48 и множество
Других городов, презрев договор с греками,
Заключили договор с франками.
Затем Михаил умер, поскольку Бог не желал,
Чтобы его власть длилась дольше, и ему наследовал
Племянник – Михаил 49, которого звали также именем
Константин 50. Чтобы апулийский народ получил
Утешение и помощь, он отрядил туда некоего
Синодиана 51. Придя, тот сперва высадился в Отранто
И отправил послов в союзные франкам города
С просьбой принять его. Те решили подчиниться просившему.
Он стремился восстановить войско, но, поскольку многие воины
Были убиты и разбежались, он смог удержать лишь немногих.
Из-за этого Синодиан не покидал стены города.
Но императорский эдикт заставил его вернуться.
В это время, поскольку Гваймарий 52, князь Салерно,
Многое обещал норманнскому народу, тот бросил
Службу у Атенульфа. Но только жители Аверсы
Перешли под власть Гваймария 53;
Ибо прочие галлы, которые жили в апулийской земле,
Пожелали служить Аргиру 54, сыну Мела 55.
Ибо его отец ранее первым постарался
Привести сюда галлов и дать им в Италии подарки.
Аргир, хоть и был отважен и благороден, был беден
И сказал, что не сможет править таким славным народом,
Ибо не в силах дать [ему] ни золота, ни серебра.
Те же заявили, что любят его, а не золото,
Ибо им был очень дорог его отец. И он прислушался
К просящему люду; в ночное время
Он привёл с собой в Бари старших по возрасту и уму и,
Введя их в храм святого Аполлинария, сказал следующее:
«Поскольку у меня нет никаких средств,
За счёт которых я мог бы одаривать могущественный народ,
То я удивляюсь, почему ваш народ желает поставить меня над собой.
Ведь я знаю, что вы нуждаетесь в разных вещах,
Которых я не смогу дать, и буду скорбеть от невозможности дать их».
Те отвечали: «Если ты будешь у нас князем,
То не будет у нас ни бедных, ни нищих, ибо удача будет благоволить
При твоём водительстве. Когда ты станешь нашим князем,
То проложишь пути благоразумия, которые обычно
Прокладывал твой родитель».
Как только они это сказали, все тут же
Единодушно возвели его в должность, и он по их общей просьбе стал князем.
Между тем, в сопровождении огромного данайского войска
В Отранто прибыл исполненный беззакония Маниак 56, 57
Получивший от Михаила приказ прибыть в Лаций.
Помимо планов, он не совершил ничего достойного похвалы.
Он был надменен по характеру и преисполнен страшной жестокости.
Оставив в Отранто корабли, он повёл вражеское войско
На захват городов, связанных договором с франками.
Сперва оно рассыпалось по полям Монополи 58.
Маниак многих убил: одних повесил на деревьях,
А других умертвил, отрубив голову.
Тиран посмел убивать детей неслыханным
Способом: тело схваченного и ещё живого ребёнка
Он закапывал в землю, а голову оставлял снаружи.
Так он погубил многих и никому не давал пощады.
После этого Маниак пришёл к Матере 59, где, как говорят,
Был разбит лагерь пунийского полководца, когда Ганнибал
Подчинял Италию африканцам, и в бешенстве
Убил 200 земледельцев, захваченных в поле 60.
Никто не избежал кары, ни отрок, ни старец,
Ни монах, ни священник; злодей не жалел никого.
Между тем, Михаил, который прислал этого Маниака,
Был схвачен и ослеплён, и, ослеплённый, изгнан из дворца.
Это сделали сёстры Зоя 61 и Феодора 62.
Первая была женой дяди 63 Михаила вплоть до его
Преемства; и поскольку он не захотел
Делить с нею власть, решив, несмотря на возражения сената,
Лишить её наследства, то был схвачен и ослеплён.
А Зоя вышла замуж за Константина Мономаха 64.
Маниак был его врагом, а он – врагом Маниака,
Ибо один отнял любовницу у другого 65.
Весть о передаче императорского престола ревнивому Мономаху
Поразила душу тирана сильнейшим страхом,
И он, охваченный ненавистью и гневом, произнёс постыдные речи.
Он повелел всем аргивянам, которых привёл с собой,
Провозгласить себя императором, чтобы тому никто не подчинялся.
Этот вероломный муж облачился в императорский наряд
И не побоялся присвоить титул священной империи 66.
Мономах, после того как занял престол,
Поручил передать Аргиру, чтобы тот постарался обратить галлов
И позаботился включить их в состав его верных.
И обещал выдавать им огромное жалованье.
Аргир, не желая лишиться милости императора,
Удержал норманнов от осады Трани 67, который тогда
Единственный поддерживал греческое войско,
И перестал опустошать пограничные места 68.
Между тем, императорский посланник 69,
Который пришёл, принеся огромные дары, был – несчастный! –
Схвачен Маниаком. Подвергнув его разным мукам
И набив ему в уши, нос и рот конский навоз
Вперемежку с грязью, он велел его жестоко избить и умертвить в конюшне 70.
Видя, что у того с собой такой груз золота,
Он стал превозноситься сверх меры. И вернулся затем в Тарент;
И выдал аргивянам много золота, чтобы ещё больше
Расположить их к себе. Был присвоен императорский
Пурпур; и правая нога украшена красной кожей,
Как то в обычае у того, кто правит империей.
Затем он в окружении множества воинов подошёл к Бари 71,
Надеясь, что сможет обмануть Аргира [своими] обещаниями,
И тот станет его товарищем против власти Мономаха.
Он попытался также примирить с собой галлов,
Ибо надеялся, что если ему удастся получить
Их помощь, он сможет своими силами сокрушить врага и,
Отняв у Константина корону, без особого труда
Удержать её за собой. Но его надежды были напрасны.
Ибо он не смог обратить ни норманнов, ни душу
Их князя и, получив презрительный отказ, удалился оттуда.
Он уходил, полный неистовой ярости оттого, что был отвергнут.
Разделив войско на четыре части, он поручил им
Отправляться за добычей. В то время как они рыскали вокруг,
Значительная часть людей и скота была уведена в Тарент.
В это же время 72, поскольку Константин прислал
Много талантов золота и серебра, Аргир,
Одарив норманнов, просил их помочь ему,
Чтобы при их помощи Маниак, враг священной империи,
Был убит. Он уверял, что они таким образом
Заслужат очень многое, что пожелают, после победы над врагом.
Но большинство норманнов стали врагами Маниака
Не из любви к деньгам, но из любви к герцогу Аргиру.
Пришли графы Аверсы, и вдобавок там был уже с многими
Своими людьми Вильгельм 73, сын Танкреда,
Их величайшая надежда, готовый к бою,
И его сопровождал граф Радульф Дринканект 74,
Который возглавил город 75 после смерти Райнульфа.
Данайцев устрашило славное имя Вильгельма;
Ибо он был очень силён и получил прозвище
«Железная Рука», так как обладал большой силой и храбростью.
Его братом был тот Роберт, который впоследствии
Получил герцогский титул, мудрый во всех отношениях Гвискар.
Полагаясь на свиту из таких славных графов,
Аргир поспешил против врага. Маниак пришёл
К реке Тара, и расположился там лагерем в те дни.
Услышав о прибытии такого огромного войска,
Он, не в силах ему противостоять, заперся в городе Таранте.
Галлы пришли к реке; обнаружив греческий лагерь
Пустым, они приблизились к местности у моста.
С обеих сторон его окружают морские волны,
Но море так изрезано преграждающими путь высокими скалами,
Что в город можно пройти только при помощи моста,
И та дорога, которая ныне кажется путнику короткой,
Покажется длинной из-за краёв извивающегося берега.
Ибо Тарент, по большей части окружённый морем,
Стал бы в скором времени островом, если бы там не было небольшой горы.
Вильгельм вызывал на бой ахейцев, запершихся
В городских стенах; но те не желали, оставив стены,
Вступить в бой. Стремительный поток какой-либо реки
Внушал врагам куда меньший страх, чем копьё такого славного герцога.
Так старательный заклинатель, чтобы поймать аспида,
Разными уловками пытается извлечь его
Из недр земли, в которых тот обитает в тайном убежище.
Но тот, чтобы не ощущать этого к своему вреду, затыкает одно ухо,
А другое хвостом прижимает к земле.
Так и данайцы делали вид, что не слышат галлов, вызывавших
Их на бой, и, поставив запоры, оставались в городе.
После того как галлы увидели, что пеласги
Не желают выходить на бой, а величие городских стен,
Которые требовалось взять, лишало их всякой надежды,
Ибо город по своему местоположению
Был очень сильно укреплён, они отступили.
Спустя малое время Маниак вернулся в Отранто 76.
И вновь Аргир и Феодор 77, первый с многочисленным
Войском, второй – с сильным флотом,
Приготовились по императорскому приказу
Спешно напасть на него, и тревожили
Вражескую душу разными страхами.
И тот, колеблясь в душе, метался то туда, то сюда.
Наконец, под влиянием сильного страха он был вынужден
Выйти из города, и поставил свой лагерь в суровой
Местности, среди изрезанных скал, возле морских глубин.
Поскольку пройти туда было сложно, он велел
Поставленным в проливах судам не отступать от скал,
Чтобы переправиться при спокойном море;
А тех женщин, которые, как он полагал, при помощи магии вызвали на море
Шторм, он предал пыткам и сжёг огнём и,
Хотя время было ещё не спокойно, ибо морские волны ещё не вполне
Улеглись, сел на корабль и переправился через море.
Но эта переправа не пошла этому несчастному на пользу,
Ибо он был повержен и убит неким воином Мономаха 78,
И заплатил за преступление собственной жизнью.

Завершается книга первая.

Текст переведен по изданию: Guillermi Apuliensis gesta Roberti Wiscardi. MGH, SS. Bd. IX. Hannover. 1851

© сетевая версия - Strori. 2013
© перевод с лат., комментарии - Дьяконов И. В. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Monumenta Germaniae Historica. 1851