Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АТ-ТАБАРИ

ИСТОРИЯ ПРОРОКОВ И ЦАРЕЙ

АТ-ТАБАРИ

(Фрагмент о первых Сасанидах)


Обозначения:

/275/-страницы английского текста

/N1/-страницы немецкого перевода: Th. Noеldeke. Geschichte der Perser und Araber zur Zeit der Sasaniden aus der arabischen Chronik des Tabari uеbersetzt. Leiden, 1879, наиболее часто цитируемого в научной литературе.

[] .  в таких скобках заключены места переведенные А. Шмидтом. Его перевод можно посмотреть здесь (открывается в новом окне)

Английский перевод с арабского (авторы – А. Аль-Исса и Д. Дэнс) опубликован в кн.: The Eastern Roman Frontier and the Persian Wars A.D. 226-363. A Documentary History. Ed. M. H. Dodgeon, S. N. C. Lieu. London, 1991.


Текст

/275/ /N1/ Со взятия Вавилона Александром прошло, по исчислению христиан и последователей древних учений, пятьсот двадцать три года, а по исчислению магов – двести шестьдесят шесть лет до времени, когда восстал Ардашир, сын Пабак-шаха, царя Хира, сына младшего Сасана, сына Сасана, сына Пабака, сына Михрмаса (?), сына Сасана, сына царя Бахмана, сына Спендияра, /N2/, сына Бистаспа, сына Лохраспа, сына Кай Оги (?), сына Кай Мануса. По другим же сведениям его родословная такова: Ардашир, Пабак, Сасан, Пабак, Зарер, Бихафрид, старший Сасан, Бахман, Спендияр, Бистасп, Лохрасп. Итак, /N3/ Ардашир восстал, по его словам, чтобы отомстить за кровь своего родича Дары (сына Дары, правнука Спендияра), который воевал против Александра и был убит двумя своими слугами. Арташир утверждал, что желает вернуть власть законной династии, установить порядок, бывший при его предках до диадохов 1, и воссоединить империю под властью одного главы и одного царя.

Говорят, что он родился в деревне Тирудих в округе Хира области Истахр. Его прадед Сасан был столь храбрым и отважным мужем, /N4/, что однажды боролся одной рукой против восьмидесяти крепких и сильных мужчин Истахра и обратил их в бегство. Жена его происходила из дома Базранги, царской династии Парса; она звалась Рамбехишт и была красивой и видной женщиной. Сасан надзирал над храмом огня в Истахре /276/, называемым "храм огня Анахид", и в то же время страстно увлекался охотой и верховой ездой. Вот ему-то Рамбехишт и родила Пабака; когда тот родился, его волосы уже были длиннее пяди. Повзрослев, Пабак унаследовал от отца власть над людьми. Затем у него родился сын Ардашир.

В то время, как пишут некоторые, царем Истахра был человек из рода Базранги по имени Гозихр. У него был евнух по имени Тире, которого он назначил начальником крепости /N5/ Дарабгирд. И когда Ардаширу исполнилось семь лет, его отец отправился вместе с ним к Гозихру, жившему в Баиде, представил ему сына и попросил, чтобы мальчика отдали Тире – получить образование и стать после него начальником крепости. Царь на это согласился и написал евнуху грамоту. Тогда отец отвез Ардашира к Тире, который сердечно встретил его и обращался как с родным сыном. И вот после смерти Тире Ардашир занял его место и исполнял свои обязанности хорошо. Затем некоторые звездочеты и предсказатели поведали ему, что он рожден при счастливых знамениях и будет править страной. После этого, как говорят, Ардашир сделался очень скромным, и его добродетель возрастала с каждым днем.

Однажды /N6/ он увидел во сне ангела, сидевшего в изголовье, и этот ангел поведал, что Бог даровал ему господство над страной, и что пора начинать за него бороться. Проснувшись, Ардашир возрадовался этому и ощутил в себе силу и мощь, которых никогда не знал дотоле. Первым делом он направился в место под названием Гопанан в округе Дарабгирда, и убил там царя Пасина. Затем он пошел в место под названием Конус (?) и убил там царя, некоего Манучихра, а потом в другое место под названием Лурвир (?) и убил царя Дару. Во все эти места он ставил правителями своих людей. Затем Ардашир написал отцу о /N7/ том, что сделал, и побудил его напасть на Гозихра в Баиде; тот напал, убил Гозихра и завладел его короной. Затем Пабак написал Ардавану Пахлави, царю нагорья 2 и окрестных земель, и смиренно попросил позволения увенчать своего сына Шапура короной Гозихра. Но Ардаван /N8/ ответил ему нелюбезным письмо и объявил, что Пабак и его сын Ардашир, убивая людей, ведут себя как мятежники. Однако Пабак не принял этого во внимание.

В дни, когда он лежал при смерти, его сын Шапур сам себя короновал и стал царем вместо отца. В качестве царя Шапур написал Ардаширу, вызывая его к себе, однако тот отказался. Тогда Шапур очень разгневался, собрал армию и пошел биться с братом. Когда он выступил из Истахра и остановился в /277/ Хумаи по дороге на Дарабгирд, кусок здания упал на него и убил. Когда Ардашир услышал эту весть, он отправился в Истахр; там он встретил множество своих братьев, которые – хотя среди них были и старшие – единогласно предложили Ардаширу престол и корону, чтобы все принадлежало ему одному.

Когда Ардашир короновался и взошел на престол, он немедленно проявил способности и усердие, произвел некоторые назначения, сделал /N9/ бузург-фрамадаром  челове ка 3 по имени Абарсам и облек его большой властью, а другого, по имени Пахр (?), назначил верховным мобедом 4. Затем он узнал, что его братья и другие близкие люди устроили /N10/ заговор, и убил многих из них. Потом Ардашир услышал, что жители Дарабгирда восстали против него, вернулся туда, взял город и убил множество жителей. Затем он пошел в Керман, где был царь по имени Балас. После яростной битвы, в которой Ардашир лично участвовал, он пленил царя, захватил город и назначил наместником Кермана одного из своих сыновей, тоже по имени Ардашир. Был на побережье Персидского моря и другой царь по имени Аставад (?), которому воздавались божеские почести; Ардашир пошел и на него, убил его, разрубил /N11/ мечом надвое, перебил его свиту и забрал из казны много сложенных там драгоценностей. Затем он написал Михраку, царю Абарсаса (?) в области вокруг Ардашир-Хурры, и некоторым равным ему, и велел им подчиниться; когда же те отказались, он напал на них и убил Михрака.

После этого Ардашир пошел в Гур, основал там город и начал строить дворец под названием Тарбал и храм огня. Когда он был занят этим, неожиданно прибыл с письмом посол царя Ардавана. Ардашир созвал людей и вслух прочел перед всеми это письмо; оно гласило: "Ты перешел свой предел и навлек на себя рок, курд, рожденный /N12/ в кочевье курдов. Кто тебе позволил возлагать на себя корону, захватывать земли, подчинять их царей и жителей, кто приказал тебе возводить город" – то есть Гур – "на равнине … 5? Если мы позволим тебе спокойно продолжать строительство, то выстрой-ка лучше себе город величиной в десять парасангов и назови его Рам-Ардашир". Кроме того, Ардаван известил Ардашира, что приказал царю Ахваза привести его в цепях.

Ардашир отвечал на письмо так: "Бог даровал мне мою корону, сделал царем стран, которые я захватил, и помог против правителей и царей, которых /278/ я убил. Что касается города, который ты предлагаешь мне построить и назвать Рам-Ардашир, то я рассчитываю покорить тебя и посвятить твою голову вместе со всеми владениями храму огня, который я построил в Ардашир-Хурре". Затем Ардашир пошел в Истахр и, пока находился там, получил письмо от Абарсама, которого оставил в Ардашир-Хурре. Тот сообщал, что в самом деле появлялся царь Ахваза, но уже разбит и отступил. /N13/ После этого Ардашир пошел в Испахан, пленил тамошнего царя Сад-Шапура и убил его. Вернувшись в Парс, он отправился биться с Нирофарром (?), князем Ахваза. Он прошел через Араган, Самбил и Тасан в округе Рам-Хормизда, и достиг Суррака. Добравшись дотуда, он подъехал с частью своих людей к Малому Тигру, взял тамошний город и выстроил на его месте город Сук-аль-Ахваз. Посде этого Ардашир вернулся с добычей в Парс.

Во второй раз он прошел из Парса в Ахваз через Гирех и Казерун, а оттуда в Майсан, где убил царя по имени Банду (?) и построил город Карак-Майсан. Снова он вернулся /N14/ в Парс и послал письмо Ардавану, чтобы тот назначил им двоим место для сражения. Тот ответил: "Я встречу тебя на равнине Хормиздаган в последний день месяца Михр" 6. Ардашир прибыл туда до срока, занял на равнине удобное место, окопался рвом и завладел источником воды. Затем, когда прибыл Ардаван, войско построилось в боевой порядок. Но Шапур, сын Ардашира, уже выступил вперед, чтобы защищать его; началась битва, и Шапур своей рукой убил Дадбундада, писца Ардавана. Потом и сам Ардашир выступил со своего места и убил Ардавана; многие из соратников того пали, /N15/ а остальные бежали. Говорят, что Ардашир сошел с коня и топтал ногами голову Ардавана. [В тот день он принял титул "шаханшах".

Оттуда он отправился в Хамадан и захватил его, а равно и все остальное нагорье, Азербайджан, Армению и Мосул. Из Мосула он пошел в Суристан, то есть Савад, занял его и на западном берегу Тигра против Ктесифона, который /N16/ составляет восточную часть Мадаина, построил другой город, который назвал Вех-Ардашир. Царь приписал к нему область, составленную из округов Бахрасир, Румакан, Нахар-Даркит, Куса и Нахар-Гаубар, и назначил /N17/ туда наместников.

Потом он возвратился из Савада в Истахр, а оттуда проследовал вначале в /279/ Сагистан, затем в Гурган, затем в Абрашахр, Мерв, Балх и Хорезм до внешних пределов Хорасана, а оттуда вернулся в Мерв. Перебив много людей и отослав их головы в храм огня Анахиты, он вернулся из Мерва в Парс и остановился в Гуре. Там к нему пришли послы царя Кушана, царя Турана и царя Мукрана с выражением покорности.] После он направился из Гура в Бахрейн и осаждал там царя по имени Санатрук, пока тот /N18/ в крайней нужде не бросился с крепостной стены. Затем он вернулся в Мадаин, остановился там на некоторое время и при жизни короновал своего сына Шапура.

Говорят, что в деревне Алар области Кучаран (часть побережья Ардашир-Хурры) была царица, которой воздавались божеские почести и которая владела большим богатством и многочисленным войском. Ардашир повел войну с ее жрецами, убил царицу и захватил много ее денег и драгоценностей.

Считают также, что он построил восемь городов, а именно: в Парсе Ардашир-Хурра, т. е. Гур (I), Рам-Ардашир (II) и Рев-Ардашир (III); в Ахвазе Хормизд-Ардашир, или "базар Ахваза" (IV); в Саваде Вех-Ардашир, т. е. западную часть /N20/ Мадаина (V), и Астарабад-Ардашир, т. е. Карак-Майсан (VI); в Бахрейне Паса(?)-Ардашир, т. е. город Шатта (VII); и в Мосуле Буд-Ардашир, т. е. Хаззу (VIII).

Говорят также, что при своем первом выступлении Ардашир письмами уговаривал диадохов подчиниться ему.

/N21/ Перед концом жизни он написал завещание своему преемнику. Он был всегда славен и победоносен; никогда его войско не бывало разбито, а знамя обращено назад; он завоевал и подчинил всех соседних царей, и во все земли приходил господином. Он учредил области и основал города, установил различные титулы и видел свою страну процветающей. Его правление длилось, считая от падения /N22/ Ардавана и до смерти, четырнадцать лет, а по другим сведениям – четырнадцать лет и десять месяцев.

Рассказ, идущий от Хишама ибн Мухаммада, гласит: Когда Ардашир с персами шел, чтобы достичь господства над Ираком, он встретил там Папу, царя из рода Ардавана; как объясняет сам Хишам, одни из них – набатеи Савада, а другие – набатеи Сирии. Папа и Ардаван сражались друг с другом за верховенство, но объединились против Ардашира, сговорившись воевать с ним в разные дни. Когда был день Папы, Ардашир не смог выстоять против него, но /280/ в очередь Ардавана дело обернулось иначе. Увидев это, Ардашир заключил договор с Папой, что подчинит ему Ардавана, но оставит себе его земли и все, что на них. И когда противником Ардашира остался один Ардаван, он быстро убил его и присвоил все его владения. Тогда и Папе пришлось подчиниться Ардаширу. Тот захватил Ирак, принудил его князей к повиновению и одолел непокорных жителей, заставив их поступать против своего желания, себе в угоду… 7

/N25/ … После смерти Ардашира, сына Пабака, его сын Шапур стал царем Персии. [Когда Ардашир, /N26/ сын Пабака, достиг верховной власти, он пролил реки крови Ашаканидов, к которым принадлежали диадохи, пока не истребил их всех, и все это из-за клятвы Сасана Старшего, сына Ардашира, сына Бахмана, сына Спендияра, предка Ардашира, сына Пабака – клятвы, что, став царем, он не оставит в живых никого из рода Ашака, сына Хурры. Сасан связал этой клятвой и своих преемников и в последней воле и завещании наказал им, чтобы и они, если придут к власти, не оставили никого из Ашаканидов в живых. Поскольку Ардашир первым из детей его детей достиг этого, он перебил их всех и никого не оставил в живых, согласно наказу своего предка Сасана.]

Говорят, что из их числа выжила лишь одна девушка. Ардашир обнаружил ее в царском дворце и, плененный ее совершенной красотой, спросил дочь убитого царя о ее происхождении, /N27/, а она назвалась служанкой одной из царских жен. На вопрос, девица она или вдова, та ответила: "девица", и тогда Ардашир переспал с ней, взял к себе, и она забеременела от него. Перестав из-за этого бояться Ардашира, она наконец призналась ему, что принадлежит к роду Ашака. Тот немедленно оставил ее, вызвал к себе старца по имени Харганд (?), сын Сама, сообщил ему, что девушка призналась в принадлежности к роду Ашака и сказал: "Наш первый долг – строго блюсти клятву нашего отца Сасана, который, как ты знаешь, столь же дорог нашему сердцу, сколь и она; так уведи ее и убей".

Когда же старец вышел, чтобы убить царевну, она сказала ему, что беременна, и это подтвердили повивальные бабки, которым он поручил ее. Тогда Харганд заточил ее в подземелье, а сам отсек свой мужской член, поместил его в ларец и запечатал. Вернувшись к царю, старец ответил на его вопрос о девушке, что та покоится во чреве земли, а затем передал ларец и попросил царя наложить на него и свою печать и заключить в одну /281/ из сокровищниц. Так царь и сделал. А девушка осталась у Харганда и в конце концов благополучно разрешилась сыном. Старцу не хотелось нарекать царского сына именем более низким, чем приличествовало его роду, но не хотел он и открывать мальчику истину прежде, чем он подрастет и как следует выучится; /N28/ кроме того, в час рождения младенца он исследовал по гороскопу его судьбу и узнал, что тот придет к власти: поэтому старец дал ему говорящее имя, чтобы тот, когда узнает его значение, сделал выбор (т. е. пожелал сохранить имя за собой); итак, он назвал мальчика Шапуром, т. е. "сыном царя", и то был первый обладатель этого имени. Это его, сына Ардашира, прозвали по-арабски "Шапуром Воинств". Некоторые, впрочем, считают, что он назвал мальчика Ашапуром, т. е. "потомком Ашака", в честь рода его матери.

Ардашир же оставался бездетным; и вот однажды старец, в чьем доме находился мальчик, пришел в его покой и застал царя в печали. "Отчего ты скорбишь, о царь?" – спросил он. Тот ответил: "Как же мне не скорбеть? По общему признанию, я подчинил своим мечом весь мир от восхода до заката, я достиг всего, чего хотел, и завоевал себе одному это царство, царство моих отцов, но теперь я умру без наследника моей власти, не имея и доли от нее (после смерти)". Тогда старец сказал ему: "Дай Бог тебе радости и долгой жизни, о царь! У меня в доме живет твой благородный, прекрасный сын. Но сперва пошли за ларцом, /N29/ который я дал тебе на сохранение и который ты запечатал, чтобы я мог предъявить тебе доказательство". Ардашир послал за ларцом, проверил печать, сломал ее и обнаружил внутри член старца и записку, которая гласила: "Когда мы узнали, что дочь Ашака беременна от Ардашира, царя царей, то мы сочли неправильным, несмотря на приказ, убивать ее и разрушать благородный царский трон, но мы сохранили ее во чреве земли, как приказал царь. Кроме того, мы попытались ясно доказать нашу невиновность, чтобы никто не смог нас оклеветать; мы постарались уберечь посеянное (царем) наследство до тех пор, пока оно не отойдет к тому, кто имеет право на него. Это произошло в такое-то время в таком-то году".

Тогда Ардашир приказал, чтобы мальчика поместили среди сотни – или, по другим сведениям, тысячи – мальчиков его возраста, похожих на него лицом и ростом, и вместе со всеми привели, не выделяя ни одеждой, ни ростом, ни поведением. Старец так и сделал, и как только Ардашир глянул на мальчиков, то в душе немедленно узнал сына /282/ и отличил его безо всякого намека или указания. Затем царь приказал вывести их во двор дворца, раздать биты, и дети стали играть в мяч, а Ардашир остался сидеть во дворце на троне. Во время игры мяч влетел во дворец, где сидел царь. Все мальчики были слишком напуганы, чтобы идти в замок; один Шапур отделился от толпы и вошел. Ардашир, который, конечно, в душе узнал его с первого взгляда и почувствовал к нему такую нежность, как ни к одному из его сотоварищей, теперь благодаря его смелому входу ясно уверился, что этот мальчик его сын. Царь спросил его по-персидски: "Как тебя зовут?" – на что тот ответил: "Шапур", /N30/ а Ардашир повторил: "Шах пур!" (сын царя!). Убедившись таким образом, что Шапур его сын, Ардашир признал его публично и провозгласил наследником престола.

Еще до прихода Шапура к власти, при жизни его отца, персы на многих примерах убедились в его уме, великодушии, познаниях, узнали его великую храбрость, красноречие, милость к подданным и кроткое мягкосердечие. Когда Шапура короновали, знать собралась вокруг него, пожелала долгой жизни и много говорила об его отце и его выдающихся достоинствах. Он ответил, что осчастливлен их словами о своем отце, и дал им добрые обещания. Затем царь послал в сокровищницы за деньгами, одарил собравшихся людей богатыми подарками и распределил деньги между почтенными людьми, воинами и теми бедняками, которых счел этого достойными. Он также написал наместникам разных земель и стран, чтобы они распорядились деньгами таким же образом. Так-то его щедроты и благодеяния распространялись повсюду, на знатных и ничтожных, высоких и низких, и для всех их жизнь стала легче. Затем он избрал для них наместников, хотя сам намного превосходил их, как и всех своих подданных. Прекрасный образ жизни Шапура стал широко известен, его слава далеко разошлась, и он возвысился над всеми царями.

[Говорят, что после одиннадцати лет правления Шапур пошел на город Несибин, где стояли римские войска, и /N32/ некоторое время осаждал его; затем он услышал о делах в Хорасане, которые требовали его личного внимания, отправился туда, привел дела в порядок и вернулся под Несибин. Говорят, что стена обвалилась сама собой, создав брешь, сквозь которую он смог прорваться внутрь. Он перебил воинов, обратил в рабство женщин и детей и захватил много денег, приготовленных для императора.] Затем он проследовал в Сирию и Римскую землю и занял там много городов. Говорят, что Киликия и Каппадокия /283/ были среди завоеванных им стран, и что он осадил в городе Антиохии римского императора Валериана, взял его в плен, угнал его и великое множество других пленных и поселил их в Гундешапуре. /N33/. Полагают, что он принудил Валериана выстроить плотину в Шуштере в версту 8 шириной. Римлянин, говорят, построил ее с помощью людей, угнанных из его империи; после постройки плотины Шапур, как полагают, согласился его освободить. По словам некоторых, Шапур взыскал с него много денег и отрезал нос, а по словам других, в конце концов умертвил.

В горах Тикрита между Евфратом и Тигром стоял город Хадр 9; там жил /N34/ человек из гарамеев по имени Сатирун. Это о нем сказал Абу Дуад Ияди:

И я вижу, как смерть нисходит из Хадра на
владыку его жителей Сатируна.

Арабы же называют его Дайзан. Считается, что он был из народа Ба-Гарма, но согласно Хишаму б. Мухаммаду Калби это был араб из племени Куда'а по имени Дайзан б. Му'авия б. 'Абид б. Аджрам (?) б. 'Амр б. Наха' б. Салих б. Хулван б. 'Имран б. Хафи б. Куда'а, а его матерь – Джайхала из племени Тазид б. Хулван; говорят, что его называли по ее имени. Как сообщает Хишам, он был царем Месопотамии и имел под своей властью бесчисленных людей племени Бану 'Абид б. Аджрам и других племен Куда'а; его владения простирались до Сирии. Когда /N36/ однажды Шапур, сын Ардашира, находился в Хорасане, Дайзан совершил набег на Савад, и о нем донесли царю по возвращении. Об этом деянии Дайзана так сказал 'Амр б. Ила б. Джудаи б. Даха б. Джусам б. Хулван б. 'Имран б. Хафи б. Куда'а:

Мы пришли на них с воинством (племени)
Илаф и с летящими жеребцами.
Тогда наша кара пала на персов, и мы убили жрецов Шахрзура.
Издалека мы подступили к иноземцам
с воинствами из Месопотамии, подобно жару огня.

И когда Шапур услышал о поведении Дайзана, он выступил против него и стал лагерем под его крепостью, а тот укрепился в ней. Согласно Ибн Калби, Шапур стоял под крепостью четыре года, но был не в силах разрушить ее и /284/ добраться до Дайзана. /N37/ Однако А'са Маймум б. Аайс упоминает в своих стихах, что Шапур стоял там только два года; он говорит:

Разве ты не видел Хадра, чьи обитатели
всегда жили хорошо? – но разве живущие хорошо бессмертны?
Шапур, муж воинств, стоял там лагерем
два года и бил в стены своими топорами.
Но Бог не даровал ему (царю Хадра)
силы сверх того, и его топор больше не мог лежать без дела.
Когда Бог увидел его деяния, Он внезапно обрушился
на него, и тот не смог больше защищаться.
Но он воззвал к своим людям: Восстаньте
за ваше дело, которое уже решено!
И умрите со славой от своих собственных мечей:
я знаю, что истинный муж возьмет на себя дело своей смерти.

В то время у одной из дочерей Дайзана по имени Надира были месячные, и по тамошнему обычаю ее выгнали в городское предместье. Она была одной из красивейших женщин своего времени, как и Шапур считался одним из самых красивых мужчин. /N38/ Как только они встретились взглядами, то немедленно полюбили друг друга. Она послала ему письмо: "Что ты дашь мне, если я покажу тебе, как разрушить стены этого города и убить моего отца?" На что Шапур ответил: "Все что захочешь; и я возвышу тебя над всеми моими женами и приближу к себе теснее, чем их". Тогда она сказала: "Возьми зеленоватого голубя с воротником вокруг шеи и что-нибудь напиши на его лапке месячной кровью голубоглазой девственницы; потом отпусти его, и он сядет на городской стене, и она обрушится". А на городе лежало заклятие, по которому он мог быть разрушен только таким образом. Когда Шапур совершал это и готовился к битве, она добавила: "Я напою воинов вином, и когда они слягут, убей их и войди в город". Царь так и сделал, город обрушился, Шапур вступил в него и немедленно убил Дайзана. Племя Куда'а, подчиненное ему, тоже было уничтожено, так что потомки его неизвестны. Такое же истребление постигло и некоторые племена Бану Хулван. Вот что сказал 'Амр б. Ила, который был с Дайзаном:

Разве ты не опечален вестями о том,
что случилось с вождями Бану 'Абид,
/N39/ и о падении Дайзана, и
/285/ его кровных братьев, и людей Тазида,
которые всегда ездили полчищами?
Шапур, муж воинств, выступил против
них со слонами в попонах и храбрыми воинами.
И он разрушил каменные глыбы колонн
той крепости, чье основание было подобно железным плитам.

Затем Шапур разрушил город и взял с собой Надиру, дочь Дайзана. Свадьбу сыграли в 'Айн-ат-Тамаре. Говорят, что Надира всю ночь напролет жаловалась на жесткость ложа, а было оно набито чистейшим шелком и шелком-сырцом. Когда стали искать, что причиняет ей неудобство, нашли миртовый листок, застрявший в складке ее живота. Ее кожа была такой тонкой, что взгляд проникал сквозь нее до самого мозга костей. Шапур спросил ее: "Ответь, чем кормил тебя твой отец?" Она ответила: "Сливками, костным мозгом, пчелиным медом и лучшим вином". "Клянусь твоим отцом! – воскликнул он. – Поистине ты знала меня совсем недолго, а полюбила больше своего отца, который кормил тебя такими яствами!" И тогда по его приказу взнуздали дикого коня, Надиру за волосы привязали к его хвосту, и коня погнали вскачь, пока ее тело не распалось на кусочки. Об этом поэт сказал:

/N40/ Опустошен Хадр Надиры, так же,
как Мирба' и побережье Сарсара.
Вообще поэты много писали о Дайзане; к нему относятся слова 'Ади б. Зайда:
И где теперь человек Хадра, что некогда
выстроил его и обложил данью земли по Тигру и Хабуру?
Он построил мраморный замок, покрыл его штукатуркой,
и птицы гнездились на его верхушках.
Он не боялся злой судьбы, но даже он
потерял власть, и его ворота остались одинокими.

Говорят также, что Шапур построил в Майсане город Сад-Шапур, называемый по-набатейски Дима (?). В его времена появился зиндик Мани.

Говорят, что Шапур пришел в местность, где хотел построить город Гунде-Шапур и встретил там старца по имени Бел, которого спросил, /N41/ дозволено ли строить город на этом месте. Бел ответил: "Если я в мои годы могу научиться грамоте, то город на этом месте строить дозволено". /286/ Шапур ответил: "Ты считаешь то и другое невозможным, но так и будет!" Тотчас же он разметил план города, а Бела отдал учителю, чтобы тот за год научил его писать и считать. Учитель отвел старика к себе и вначале сбрил ему волосы и бороду, чтобы те не смущали его; затем приступил к непрерывному обучению и, когда вновь привел к Шапуру, Бел уже сделал такие успехи, что царь поручил ему заведовать городской приходо-расходной книгой. Затем Шапур учредил округ и дал (городу и этому округу) имя "Бех-аз-Андев-и-Шапур", т. е. "Шапуров город, лучший, чем Антиохия"; эта местность вообще известна как Гунде-Шапур, но жители Ахваза называют ее Бел в честь человека, который руководил строительством.

Будучи при смерти, /N42/ Шапур провозгласил царем своего сына Хормизда и в завещании дал наставления, как ему вести себя.

Есть разные мнения о том, как долго он правил: одни считают, что тридцать лет и пятнадцать дней, другие – что тридцать один год, шесть месяцев и девятнадцать дней.

Шапуру, сыну Ардашира, внуку Пабака, /N43/ наследовал его сын Хормизд по прозвищу "Смелый". Внешне он походил на Ардашира, но не был равен ему в проницательности и искусстве правления; однако, как считают, превзошел самого себя храбростью, отвагой и статью. Говорят, что его мать была одной из дочерей царя Михрака, которого Ардашир убил в Ардашир-Хурре. Поскольку звездочеты предсказали Ардаширу, что один из потомков Михрака придет к власти, он велел разыскать их всех и убить. Но мать Хормизда, умная, красивая и сильная женщина, бежала в пустынную местность, где укрылась среди пастухов. Однажды на охоте Шапур заехал слишком далеко и был томим сильной жаждой; тут он увидел кочевье, где скрывалась мать Хормизда. Он подъехал туда, но не застал пастухов, /N44/, однако по его просьбе женщина дала ему воды. Тут он обратил внимание на ее замечательную красоту, прекрасное тело и благородное лицо. Когда вскоре вернулись пастухи, Шапур спросил их о женщине. Один из них сказал, что она из его семьи, и Шапур попросил у него ее руки. Пастух согласился, и тогда царевич забрал ее с собой, дал вымыться, одеться и надеть украшения, и захотел с ней переспать. Но когда он остался с ней наедине и потребовал того, что мужчина /287/ требует от женщины, она стала сопротивляться и одолела его в борьбе далеко не слабым приемом, так что Шапур изумился ее силе. Но когда это повторилось несколько раз, он пришел в раздражение и спросил, чего ради она противится. Тогда женщина ответила, что она – дочь Михрака и так вела себя только для того, чтобы защитить Шапура от Ардашира. Он, однако, поклялся ничего о ней не рассказывать, и тогда она позволила ему лечь с ней, и после этого родила Хормизда.

Шапур держал ребенка в тайном укрытии. Но когда он немного подрос, Ардашир однажды проезжал мимо дома Шапура, желая что-то сказать ему, вошел без извещения и присел; в это самое время появился Хормизд, уже большой мальчик, с битой для игры в мяч, и с криком побежал за мячом, который забросил слишком далеко. При виде его Ардашир сперва рассердился, но тотчас был поражен фамильным сходством; ведь царственную породу потомков Ардашира нельзя было ни скрыть, ни спутать с другой благодаря таким знакам как красота лица, полнота конечностей и некоторым другим. Ардашир подозвал мальчика и спросил Шапура, кто он. /N45/ Шапур пал на колени, прося пощады, признался в своем проступке и рассказал, что случилось на самом деле. Но его отец только обрадовался и сказал, что лишь теперь понял, что имели в виду звездочеты, говоря, что потомку Михрака суждено прийти к власти – они имели в виду Хормизда, который, безусловно, принадлежал к роду Михрака; так что теперь, наконец, не о чем было беспокоиться.

Когда Шапур принял власть после смерти Ардашира, он назначил Хормизда наместником Хорасана. Там он повел себя независимо, подчинил царей соседних народов и выказывал гордую мощь как правитель. Из-за этого люди оклеветали его перед Шапуром и внушили тому, что Хормизд не явится по вызову отца, и что он мечтает захватить корону. Когда Хормизд услышал об этом, то, говорят, он тайно и без свидетелей отсек свою руку, положил на нее снадобье для сохранности, завернул в драгоценную ткань, положил в ларец и послал Шапуру. Хормизд написал ему, что узнал о клевете и отсек себе руку, дабы рассеять все подозрения – ведь по закону их государства калека не мог стать царем. Получив письмо, Шапур чуть не умер от горя, и ответил сыну письмом, в котором говорил о своей скорби из-за свершившегося, просил прощения и объявлял, что даже если Хормизд искалечит все свое тело, одну конечность за другой, то и тогда наследство не отойдет ни к кому другому. Так он провозгласил своего сына царем.

Когда на Хормизда возложили корону, то, говорят, /288/ вся знать явилась и стала его поздравлять, а он дал им добрый ответ, и они /N46/ поняли, что этот рассказ – чистая правда. Хормизд обошелся с ними очень хорошо, был справедлив к подданным и следовал путем своих отцов. Он учредил округ Рам-Хормизд. Его правление длилось год и десять дней.

Затем настало царствование Бахрама, сына Хормизда, сына Ардашира, сына Шапура, сына Пабака. Этот Бахрам был одним из наместников Шапура, сына Ардашира, и Хормизда, сына Шапура, и Бахрама, сына Шапура. … 10

… /N47/ Говорят, что Бахрам, сын Хормизда, был благородным и добрым человеком, и народ радовался его воцарению. Он обращался с ними хорошо и следовал как царь путем своих отцов в отношении народа.

Говорят, что зиндик Мани пытался обратить его в свою веру, но царь тщательно исследовал дело и понял, что Мани – апостол Сатаны, так что приказал убить его, содрать кожу, набить мякиной и вывесить на воротах Гунде-Шапура, которые с тех пор называются "воротами Мани"; кроме того, Бахрам казнил его соратников и приверженцев. Его /N48/ правление продолжалось, как говорят, три года, три месяца и три дня.

Затем настало царствование Бахрама, сына Бахрама, сына Хормизда и т. д. Его называли дельным правителем. Когда на него возложили корону, знать высказала такие же благопожелания, как и его отцам; он дал им добрый ответ и обошелся с ними хорошо. Он сказал: "Если судьба будет к нам добра, /N49/ мы примем ее с благодарностью, если нет, то мы удовольствуемся своей долей". Есть разные мнения о том, как долго он правил: по одному, он правил восемнадцать лет, по другому – семнадцать.

[Затем стал царем Бахрам по прозвищу Шаханшах, сын Бахрама /N50/, сына Бахрама, сына Хормизда и т. д. Когда на него возложили корону, знать окружила его и высказала пожелания благого правления и долгой жизни, и он дал им добрый ответ. До воцарения он был царем Сагистана.] Он правил четыре года.

Затем настало царствование Нарсе, сына Бахрама /N51/ и брата третьего Бахрама. Когда его короновали, знать и благородные люди пришли и высказали свои благопожелания, а он пообещал им добра и назначил помогать ему в управлении. Он обходился с ними очень справедливо. В день прихода /289/ к власти он сказал: "Мы никогда не перестанем благодарить Бога за милость, оказанную нам". Он правил девять лет.

Затем царем стал Хормизд, сын Нарсе, сына Бахрама и т. д. Народ боялся этого человека, привыкши считать его суровым и неумолимым; но он дал народу знать, что хорошо понимает, насколько боятся его строгого правления, и меняет свою суровость и жесткость на добродушие и снисходительность. Поэтому он правил очень мягко и обходился с народом по справедливости. Он старался помогать слабым, заботился о процветании страны и о правосудии для своих подданных. Умер он, не оставив сына. Народ об этом скорбел. В своей любви к царю люди спросили о самочувствии его вдовы и услышали, что она беременна. Другие же говорят, что сам Хормизд завещал корону нерожденному ребенку в чреве его матери. И вот женщина родила сына – Шапура, /N52/ Человека Плеч. По одним сведениям, Хормизд правил шесть лет и пять месяцев, по другим – семь лет и пять месяцев.

После него родился царем Шапур, Человек Плеч, сын Хормизда и т. д., которому отец завещал царство. Люди радовались его рождению, повсюду распространяли весть о нем и посылали гонцов с письмами /N53/ во все концы света. Визири и писцы, однако, сохранили должности, которые занимали при его отце. Так обстояли дела, пока за пределы царства не проникла весть, что у персов нет царя, а ждут они ребенка из колыбели, и никто не знает, как все обернется в будущем. Тогда тюрки и римляне решили напасть на империю. Однако ближе всего к Персии были земли арабов, и кроме того, этот народ более других нуждался в питании и местах для жилья, потому что их образ жизни был жалким, а пища скудной. Итак, они толпами вышли из области 'Абдалкайса, из Бахрейна и Кязмы, пересекли море и напали на Решахр, побережье Ардашир-Хурры и другие берега Персии. Они захватили скот, зерно и /N54/ прочее добро у тамошних жителей и вызвали сильную тревогу в стране. Так продолжалось немалое время, и персы не сопротивлялись, потому что их царем был младенец, которого не боялся никто.


Комментарии

1 В тексте: Diadoche, по-арабски: "мулук ат-таваиф"-"цари стран". Имеются в виду наследники Александра Македонского.

2 Т. е. Мидии; имеется в виду парфянский царь.

3 Бузург-фрамадар (ср.-перс.)-в более позднее время название одной из высших должностей в империи Сасанидов.

4 Мобед (ср.-перс. магупат)- зороастрийский жрец.

5 Пропуск в тексте.

6 Сентябрь-октябрь.

7 В тексте пропущен раздел об истории арабского царства Хиры.

8 В тексте: 1000 ells, т. е. 1130 м. Элл-мера не арабская, а староанглийская, отсюда и "верста" в переводе.

9 Хатра.

10 Пропуск в тексте.

Текст переведен по изданию: The Eastern Roman Frontier and the Persian Wars A.D. 226-363. A Documentary History. Ed. M. H. Dodgeon, S. N. C. Lieu. London, 1991.

© сетевая версия - Тhietmar. 2003
© перевод - Ибатуллин Р.У. 2003
© редакция, комментарии - Ибатуллин Р.У. 2003
© дизайн - Войтехович А. 2001