Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Http://babadu.ru/

Такой необходимый аксессуар, как тут http://babadu.ru/, надежно защитит вашего ребенка от дождя.

babadu.ru

АТ-ТАБАРИ

ИСТОРИЯ ПРОРОКОВ И ЦАРЕЙ

ТА'РИХ АР-РУСУЛ ВА-Л-МУЛУК

Ата ад-Дабуси был одним из витязей. И сказал он своему рабу в день Зарка: (День Зарка, повидимому, день вышеописанной битвы под Мервом Асима ибн Абдаллаха, наместника Хорасана, с восставшим ал-Харисом ибн Сурейджем в 734 г.) «Оседлай мне лошадь, может быть, я позабавлюсь с этими погонщиками ослов». Он выехал, вызывая на единоборство. И к нему выехал один из жителей Талькана, и он сказал на его языке... (Следует ругательство.)

|1573| (117 = 735 г.). В этом же году Хишам ибн Абд-ал-мелик сместил Асима ибн Абдаллаха с управления Хорасаном и вручил его Халиду ибн Абдаллаху (ал-Касри), а тот назначил туда своего брата, Асада ибн Абдаллаха. Ал-Мадаини говорит, что Хишам сместил Асима с управления Хорасаном и присоединил его к (управлению) Халида ибн Абдаллаха в 116 (= 734) г. [116]

Причиной этого, как рассказывает Али со слов своих шейхов, было то, |1574| что Асим ибн Абдаллах написал письмо Хишаму ибн Абд-ал-мелику: «А затем, о повелитель правоверных, ведь “разведчик пастбищ не лжет своему племени". И со стороны повелителя правоверных ко мне проявлялось такое отношение, которое делает для меня обязательным высказать ему искренний совет, а именно: в Хорасане может водвориться порядок только, если он будет отдан (в управление) тому же, кто владеет Ираком, чтобы подкрепление для него и нужные материалы, так же как и полиция для подавления мятежей и брожения, прибывали из близкого места, так как повелитель правоверных от него далек и его поддержка ему замедляется...»

|1576| Затем ал-Харис вернулся к войне с Асимом. Но когда до Асима дошла, |1577| вестъ, что Асад ибн Абдуллах, приблизился и что он отправил во главе своего авангарда Мухаммеда ибн Малика ал-Хамдани, который уже расположился в Данданкане, он заключил с ал Харисом мир и написал взаимный договор, в котором было условие, что ал-Харис поселится в любом округе Хорасана по своему желанию и что они оба напишут Хишаму, призывая его к книге божией и сунне его пророка, а если он откажется, то они вместе выступят против него. К этому договору приложили свои печати некоторые из вождей, но Яхья ибн Худайн отказался приложить свою печать, сказав: «Это — мятеж против повелителя правоверных».

|1579| Асим ибн Абдаллах находился в одном из селений племени кинда в верхней части Мерва, а ал-Харис расположился в одном из селений племени анбар.

* Подготовка восстания в Хорасане

|1586| Год 117 (= 735). В этом году Асад ибн Абдаллах схватил группу хорасанских пропагандистов Аббасидов. Одних из них он убил, других изуродовал, третьих заключил в темницу. Среди тех, кого он схватил, были Сулейман ибн Кесир, Малик ибн ал-Хейсам, Муса ибн Ка'б, Лахиз ибн Курейз, Халид ибн Ибрахим и Тальха ибн Рузейк. Их привели к нему (Асаду), и он спросил: «О нечестивые! Разве не сказал аллах всевышний: “Аллах простил прошлое, но тому, кто совершает вторично, он отомстит. Аллах всемогущ, и ему принадлежит отмщение". (Коран, V, 96.)» Рассказывают, что Сулейман ибн Кесир спросил: «Говорить мне или молчать?» Он (Асад) |1587| ответил: «Говори». Он сказал: (Следуют стихи.) «Ты знаешь нашу историю. Клянусь аллахом, ты поймал скорпионов своей рукой. О эмир! Мы люди твоего племени, и эти мудариты сделали тебе этот донос, потому что мы были злейшими врагами Кутейбы ибн Муслима, и они мстят». Тогда заговорил Ибн Шерик ибн ас-Самит ал-Бахили.Он сказал: «Этих людей брали уже несколько раз». Малик ибн ал-Хейсам сказал: «Да направит аллах эмира на путь правды. Слова об этом тебе надлежит рассмотреть без него». И они сказали: «Как будто ты, бахилит, мстишь нам за Кутейбу, ибо, клянусь аллахом, мы были злейшими из его врагов». Асад послал их в тюрьму и, призвав Абд-ар-рахмана ибн Ну'айма, спросил его: «Какого твое мнение?» Он ответил: «Я считаю, что нужно их подарить их племенам». (Т. е. пощадить их.) Он спросил: «А как с теми двумя темимитами, которые с ними?» Он ответил: «Отпусти их». Он (Асад) сказал: «Если так, то меня постигнет изгнание со стороны Абдаллаха ибн Йезида». Он (Абд-ар-рахман) спросил: «А как же поступишь ты с рабиитом?» Он ответил: «Клянусь аллахом, его я отпущу». Затем он послал за Мусой ибн Ка'бом и приказал, чтобы его взнуздали ослиной уздою, и он (Асад) приказал тащить узду, и тащили, пока у него не раскрошились [117] зубы. Потом он сказал: «Разбейте ему лицо». И ему раздробили нос, он ударил его по подбородку, и выпал один из его коренных зубов. Потом он послал за Лахизом ибн Курейзом. Лахиз сказал: «Клянусь аллахом, |1588| нет справедливости в том, что ты так поступаешь с нами, а иеменитов и рабиитов оставляешь в покое». Он дал ему триста ударов кнутом и затем приказал: «Распните его». Ал-Хасан ибн Зейд ал-Азди сказал: «Он мой сосед, и он неповинен в том, в чем его обвиняют». Он спросил: «А как остальные?» Он (Асад) ответил: «Я знаю, что они непричастны». И он отпустил их

Год 118 (= 736). В этом году Букейр ибн Махан послал Аммара ибн Йезида в Хорасан руководителем шии (Слово «шиа» (ши'а) обозначает партию вообще; начиная с первой междоусобной войны в халифате (35-40 = 656-661), оно употреблялось по преимуществу для обозначения «шии Али» — сторонников четвертого халифа Али и его потомков, отсюда название современных шиитов. Аббасиды при подготовке переворота в халифате использовали лозунги и отчасти организацию шии Али, и их сторонники в этот период также именовались шией.) Аббасидов. Как передают, он (Аммар) поселился в Мерве, изменил свое имя и стал называться Хидашем. Он повел пропаганду в пользу Мухаммеда ибн Али, (Мухаммед ибн Али (ум. между 742 и 744 гг.) глава рода Аббасидов (правнук ал-Аббаса ибн Абд-ал-мутталиба, дяди пророка Мухаммеда) и организатор аббасидской шии; его сторонниками он, как и его сын и преемник Ибрахим ибн Мухаммед (ум. 130 = 748 г.), считался имамом — главой мусульманской общины.) люди устремились к нему, приняли то, что принес он им, внимали ему и слушались его. Но потом он переменил то, в пользу чего он вел среди них свою пропаганду, примкнул к ложному учению, стал распространять религию хуррамитов и повел пропаганду в свою пользу. И объявил он дозволенными жен одних — другим. Он сказал им, что это он делает по повелению Мухаммеда ибн Али. До Асада ибн Абдаллаха дошел слух о нем, и он приставил к нему соглядатаев и захватил его. Его (Хидаша) привели к нему, когда он как раз собрался в поход в Балх. Он спросил его о его обстоятельствах. Хидаш ответил ему грубостью, и он (Асад) приказал, чтобы ему отрезали руку, вырвали язык и ослепили на один глаз.

|1589| [По другой версии, приводимой со слов ал-Мадаини, когда Асад прибыл в Амуль, в самом начале своего наместничества, к нему привели Хидаша. Он приказал выколоть ему глаза и отрезать язык, а когда вернулся из Самарканда, приказал Яхье ибн Ну'айму аш-Шейбани, амилю (Термин «амиль» обозначал в халифате правителей округов мелких и крупных, этим термином обозначались иногда даже наместники Ирака и Хорасана. Позднее амилями обычно назывались чиновники, ведавшие сбором налогов с небольших округов.) Амуля, казнить и распять Хидаша. Тогда же на обратном пути из Самарканда, остановившись в Балхе, Асад послал ал-Кермани взять крепость Табушкан в Верхнем Тохаристане, в которой находилось имущество ал-Хариса ибн Сурейджа и его сторонников. Бойцы были перебиты, а большая часть других жителей крепости продана с аукциона на балхском базаре.]

|1591| [В 118 (= 736) г. Асад перенес столицу Хорасана в Балх и перевел туда диваны.]

|1603| [В 119 (= 737) г., во время войны между арабами и тюрками в Хуттале, ал-Харис ибн Сурейдж, находившийся в Тохаристане, перешел к тюркскому хакану и после поражения последнего ушел вместе с ним.]

|1639| Год 120 (= 738). Говорит Абу-Джа'фар: В этом году аббасидская шия в Хорасане послала к Мухаммеду ибн Али ибн ал-Аббасу Сулеймана ибн Кесира, чтобы он осведомил его о положении их дела. Рассказ о том, что побудило их послать Сулеймана к Мухаммеду:

Причиной этого явилось раздражение, которое было у Мухаммеда ибн Али против тех из его шии, которые были в Хорасане, за то, что они повиновались Хидашу, о котором мы уже рассказали, и согласились с тем, |1640| [118] что он ложно приписывал ему (Мухаммеду). Он прекратил переписку с ними. Когда же письмо его долго не приходило к ним, они собрались, обсудили это между собой и выбрали Сулеймана ибн Кесира, чтобы он передал ему об их деле, сообщил ему о них и вернулся к ним с его ответом. Рассказывают, что Сулейман ибн Кесир прибыл к Мухаммеду ибн Али, а тот был плохо настроен против тех членов его шии, которые были в Хорасане. Он рассказал ему о них, и он (Мухаммед) ругал их за то, что они повиновались Хидашу и тому, к чему он призывал. Он сказал: «Да проклянет аллах Хидаша и того, кто придерживается его веры». Затем он отправил Сулеймана (обратно) в Хорасан, и послал им письмо с ним. Он прибыл к ним с запечатанным письмом; они сломали его печать и не нашли в письме ничего, кроме: «Во имя аллаха, милостивого, милосердного». Это было сурово в отношении их, и они узнали, что то, что принес им Хидаш, противоречит его делу. И в этом же году Мухаммед ибн Али послал Букейра ибн Махала к своей хорасанской шие после того, как Сулейман ибн Кесир вернулся к ним от него. Он написал им письмо с ним, сообщая им, что Хидаш вел его шию не его (Мухаммеда) путями. Букейр прибыл к ним с письмом, но они не признали его и отнеслись пренебрежительно к нему. Тогда Букейр вернулся к Мухаммеду ибн Али. Он послал его (снова), дав ему с собой палки с наконечниками, одни с железными, другие с медными. Букейр привез их, собрал накибов (Словом «накиб» — «предводитель» обозначаются здесь и далее руководители движения против Омейядов в Хорасане, о других значениях того же слова см. ниже, стр. 276 прим. 1.) и шию и дал каждому из них по палке; тогда они поняли, что они отклонились от его (имама Мухаммеда) образа действий. Они раскаялись и обратились.

* Наместничество Насра ибн Сейяра

|1659| [В том же году наместником Хорасана был сначала назначен Джудей ибн Али ал-Кермани, глава племени азд, а затем Наср ибн Сейяр из |1664| небольшого северно-арабского (мударитского) племени кинана. Наср назначил правителями Балха, Мерверуда, Герата, Абрашахра и других городов мударитов. По поводу его назначений один сирийский йеменит сказал: «Подобного пристрастия к своему племени я никогда не видел».]

В течение четырех лет он назначал только мударитов. Хорасан же |1665| достиг процветания, подобного которому он не имел раньше. Он (Наср) уменьшил харадж, улучшил управление и сбор налогов.

|1688| Год 121 (= 739). Потом (После похода в Мавераннахр) он (Наср) вернулся в Мерв и произнес речь перед людьми. Он сказал: «Ведь Бахрамсис заботился об огнепоклонниках, защищая их и возлагая наложенные на них подати на мусульман? Ведь Ишибдад, сын Грегора, заботится о христианах, а Акиба ал-Яхуди — об иудеях, делая то же самое? И я позабочусь о мусульманах и защищу их и переложу тяготы их на язычников. И для меня возможно (это) только так, чтобы харадж был собран полностью, согласно тому, что записано и установлено. Я назначил амилем над вами Мансура ибн Омара ибн Абу-л-Харка и приказал ему быть справедливым к вам. И если среди вас, мусульман, есть человек, с которого взята поголовная подать (джизья) или на него наложен слишком тяжелый харадж, а язычники получили |1689| соответствующее облегчение, то пусть он донесет об этом Мансуру ибн Омару, чтобы он переложил это с мусульманина на язычника».

Говорит (рассказчик): И не настала еще следующая пятница, как пришли к нему 30 000 мусульман, плативших со своих голов джизью, и 80 000 человек язычников, с которых была снята джизья. Он перенес это (джизью) [119] на них и снял ее с мусульман. Затем он распределил харадж, так что поставил его на его место, затем определил дань (вазифа), которая была условлена при мире. Говорит (рассказчик): С Мерва взималось во времена Омейядов 100 000 (диргемов), помимо хараджа. (С этими мероприятиями Насра ибн Сейяра, повидимому, связаны его слова, обращенные к одному из темимитов, перешедшему на сторону ал-Хариса ибн Сурейджа, и приведенные Табари (II, стр. 1920): «Я стал правителем Хорасана, а ты, о Юнус ибн Абд-раббихи, был одним из тех, кто хотел бежать из-за тяжести мервских податей (маунат); ты и члены рода твоего принадлежат к числу тех, шеи которых хотел запечатать Асад ибн Абдаллах и причислить их к числу пехотинцев (раджала)». В каком значении употреблен здесь термин «раджала» — неясно, может быть им обозначались лица, платившие джизью, так как выше идет речь о запечатывании шей, т. е. о практиковавшемся в раннем халифате вешании на шею уплатившим подати особых печатей. Ср. перевод и попытку объяснения речи Насра: J. Wellhausen. Das Arabische Reich und sein Sturz, SS. 297-300.)

* Начало гражданской войны в Хорасане. Наср и ал-Кермани

|1765| [В 125 (= 742/43) г. Юсуф ибн Омар, наместник Ирака, которому был подчинен и Хорасан, предложил Насру ибн Сейяру явиться к нему и привезти дары и деньги. Наср после долгих приготовлений — он собрал всех рабов, лучших коней, каких только мог найти, изготовил кувшины из золота и серебра с изображениями и прочее — выступил и дошел до Бейхака. По одному сообщению он умышленно оттягивал отъезд, так как |1766| некоторые астрологи предсказали ему, что скоро начнется смута. Перед |1767| отъездом из Мерва Наср переехал в свой замок на Маджане и назначил правителей в округа Хорасана. По дороге он получил известие, что халиф Валид II убит и началась смута. Наср вернулся в Мерв.]

|1845| В 126 (= 743/44) г. Наср ибн Сейяр отказался выполнить приказ халифа Йезида III и передать власть уполномоченному Мансура ибн Джумхура, нового наместника Ирака.

|1855| В 126 (= 743/44) г. началась в Хорасане распря между йеменитами и низаритами. Одна из партий объединилась вокруг ал-Кермани, другая |1856| вокруг Насра ибн Сейяра. Для того чтобы раздать часть жалования воинам, Наср ибн Сейяр использовал серебряную и золотую посуду, приготовленную для подарков халифу Валиду ибн Йезиду, но не отправленную, так как тот умер. Волнения начались с требования жалования, в мечети поднимались люди из йеменитов и начинали выкрикивать: «жалованье, |1858| жалованье». Ал-Кермани сказал своим приверженцам, что теперь, когда начались волнения, нужен человек, который бы стал во главе их дела. Они захотели, чтобы это был он. Люди указывали Насру, что ал-|1859|Кермани призывает к мятежу. Один из них сказал: «Если бы Джудей (ал-Кермани) мог достигнуть власти и господства только посредством (принятия) христианства и иудейства, он принял бы христианство и иудейство». Наср заключил ал-Кермани в цитадель (кухендиз), но его сторонники устроили ему побег через подземный канал, по которому вода попадала в цитадель. Ал-Кермани известил своих сторонников о своем |1862| побеге, и в ту же ночь его приверженцы собрались вокруг него. Он приказал им явиться к воротам ар-Райяна ибн Синана в Навше, на луг, который был местом их молитвы в праздник. Люди вышли из своих селений с оружием, и он совершил с ними утреннюю молитву. Их было тысяча человек, но не успело зайти солнце, как их стало 3000. К ним пришли жители ас-Сакадима и по лугу загуляли огни. Ал-Кермани пришел в Хаузан.

|1863| Когда ал-Кермани бежал, Наср вышел из Мерва и стал лагерем у Мерверудских ворот, у пяти мостов. Посредники устроили между Насром и ал-Кермани временное примирение. Потом ал-Кермани снова вышел [120] (из города) и расположился в принадлежавшем ему селении, а Наср расположился у мостов, после чего снова состоялось примирение. Однако затем, несмотря на примирительную политику Насра, отношения между двумя партиями арабов окончательно испортились.

|1867| В том же году ал-Харис ибн Сурейдж получил гарантию безопасности (аман) и право вернуться в Хорасан. Произошло это потому, что, когда началась распря между группировкой Насра и группировкой ал-Кермани.

|1868| Наср испугался, что ал-Харис ибн Сурейдж может напасть на Хорасан с тюрками. Ал-Харис вернулся в Мавераннахр после двенадцати лет пребывания в стране неверных.

|1869| Некоторые утверждают, что в этом году имам Ибрахим ибн Мухаммед отправил Абу-Хашима Букейра ибн Махана в Хорасан. Он послал с ним инструкции об образе действий и наставления. Он прибыл в Мерв, собрал накибов и тех из пропагандистов, которые находились там, объявил им о смерти имама Мухаммеда ибн Али, призвал их (признать) Ибрахима и отдал им письмо Ибрахима. Они приняли его и отдали ему то, что собралось у них из средств на расходы шии (нафакат аш-ши'а). Букейр доставил их Ибрахиму ибн Мухаммеду.

|1888| [Когда ал-Харис вступил в Мерв 26 джумада II 127 г. (= 4 IV 745), его сторонники встретили его у Кушмахана. Наср поселил его в замке (каср) Бухарахудата, (Бухарахудат — титул доарабских владетелей Бухары, впоследствии подчинившихся арабам; замок Бухарахудата в Мерве упоминается в источниках еще несколько раз, ср.: В. Бартольд. К истории Мерва, стр. 128-129.) освободил его семью и назначил ему содержание (нузл) |1889| по 50 диргемов в день.] Наср предложил ал-Харису назначить его на должность и дать ему жалованье 100 000 динаров, но он не согласился и послал (сказать) Насру: «Я чужд интересам этого мира и его наслаждениям и (даже) женитьба на благородной арабской женщине (не привлекает меня). А прошу я (следования) книге аллаха, соблюдения сунны и назначения на посты людей праведных и достойных. Если ты сделаешь это, я поддержу тебя против твоих врагов». И ал-Харис послал к ал-Кермани сказать: «Если Наср согласится на соблюдение книги аллаха и на то, что я просил его в отношении назначения людей праведных и достойных, я помогу ему, стоя при этом на охране дела аллаха. Если же он не сделает (этого), я буду просить у аллаха помощи против него и помогу тебе, если ты гарантируешь мне |1890| то, к чему стремлюсь я, — соблюдение справедливости и следование сунне». Как только к нему приходил кто-нибудь из темимитов, он призывал его стать на его сторону, и присягнули ему Мухаммед ибн Хумран и Мухаммед ибн Харб ибн Джирфас (оба) ал-Минкари, ал-Халиль ибн Газван ал-Атави, Абдаллах ибн Муджа'а (ас-Са’ди), Хубейра ибн Шарахиль ас-Са'ди, Абд-ал-азиз ибн Абд-раббихи ал-Лейси, Бишр ибн Джурмуз ад-Дабби, Нахар ибн Абдаллах ибн ал-Хутат ал-Муджаши'и и Абдаллах ан-Нубати. И сказал ал-Харис Насру: «13 лет тому назад я ушел из этого города, не приемля несправедливости, а ты (теперь) стремиться склонить меня к ней». И присоединились к ал-Харису 3000 (человек).

|1916| И в этом (127 = 744/45) году Сулейман ибн Кесир, Лахиз ибн Курейз, Кахтаба ибн Шебиб, как рассказывают, отправились в Мекку, где встретили имама Ибрахима ибн Мухаммеда. Они сообщили ему, что при них 20 000 динаров и 200 000 диргемов, и мускус, и много товаров. Он велел им отдать это Ибн Урве, клиенту Мухаммеда ибн Али. Они привезли в этом году с собой Абу-Муслима, и сказал Ибн Кесир Ибрахиму ибн Мухаммеду: «Это твой клиент»... Абу-Салама (Назначенный в это время новый глава аббасидской шии в Ираке.) отправился в Хорасан, (члены |1917| шии) его признали и отдали то, что собралось у них из денег на издержки шии, и пятую часть имуществ. [121]

|1918| [В 128 (= 745/46) г. ал-Xapиc ибн Сурейдж расположился лагерем на огороженном участке (хаит), принадлежавшем Хамзе ибн Абу-Салиху ас-Сулами напротив замка Бухарахудата, и начал борьбу с Насром. Несколько раз делали попытки примирения, но они не были успешны. Ал Харис |1920| организовал широкую пропаганду против Омейядов, рассылая всюду письма со своей программой (сират), которые читались вслух на улицах; за ним последовало много народу. Через пролом в стене ал-Харис с 50 |1921| человеками вошел во внутренний город (медина) Мерва и дошел до ворот Ник и ворот Балин и захватил в домах видных арабов оружие и лошадей, не тронув остального имущества. Это произошло 27 джумада II (= 26 III 746). На улицах Мерва произошла битва, в которой Харис был |1922| разбит. После своего поражения он вступил в союз с ал-Кермани, который |1925| начал открытую борьбу с Насром. Под самым городом Мервом между ними |1927| произошло несколько битв с неопределенным результатом. Когда йемениты одержали верх над мударитами, ал Харис предложил Насру свой нейтралитет (кафф). Наср принял это. Говорили, что ал-Харис воздержался от продолжения борьбы против Насра в союзе с ал-Кермани, потому что его приверженцы упрекали его за помощь ал-Кермани, который в свое время, завладев по приказанию наместника Асада крепостью Табушкан, жестоко расправился с находящимися в ней последователями ал-Хариса. (Об этом см. выше, стр. 117.) Узнав об этом недовольстве Наср сказал своим сторонникам, что если ал-Хариса |1929| и ал-Кермани предоставить себе, между ними возникнут несогласия, и союз их распадется. Наср ушел из Мерва в Джулфар, потом направился в Харак и оттуда в Нишапур, где и остался. Когда Наср ушел из Мерва, им овладел |1930| ал-Кермани. Он заявил ал-Харису. «Я стремлюсь к книге аллаха». Мукатиль ибн Хайян спросил: «Разве в книге аллаха (говорится) о разрушении домов и разграблении имуществ?» Ал-Кермани за эти слова заключил его под стражу в своем лагере.]

|1931| Ал-Харис отнесся с осуждением к нападению на дома и грабежу имуществ. Тогда ал-Кермани замыслил против ал-Хариса, но временно воздерживался. Бишр ибн Джурмуз ад-Дабби выступил в Харкане и начал призывать к книге аллаха и его сунне. Он сказал ал-Харису: «Я сражался вместе с тобой единственно потому, что искал справедливости, но раз ты в союзе с ал-Кермани, я понял, что ты ведешь борьбу только, чтобы сказали: "Победителем явился ал-Харис". А эти ведут войну из-за племенных распрей, и я не буду сражаться вместе с тобой». И он отделился во главе 5500 человек.

|1932| [Люди, твердые в вере, уходили от ал-Хариса, говоря ему: «Ты изменил». Наконец, между ал-Харисом и ал-Кермани произошло сражение, в котором сторонники ал-Хариса были разбиты, а он сам убит. Обезглавленный труп ал-Хариса был распят. Он был убит через тридцать дней после ухода Насра из Мерва — 24 раджаба 128 (= 21 IV 746) г.]

|1937| В этом (128 = 745/746) году Ибрахим ибн Мухаммед послал Абу-Муслима в Хорасан и написал своим последователям: «Я передаю мои повеления через него. Слушайте его и принимайте его слова. Я назначаю его эмиром Хорасана и всех тех мест, которыми он завладеет после этого». Он прибыл к ним, но они не приняли его слова. Те, кто был против, уехали из Хорасана и собрались в Мекке у Ибрахима, которого Абл -Муслим известил, что они не исполнили того, о чем говорилось в письме, и его (имама) повеления. Ибрахим сказал: «Я уже не одному предлагал это, (Подразумевается руководство аббасидской шией в Хорасане.) но они отказытли мне в этом». А до того, как послать Абу-Муслима, он предложил это Сулейману ибн Кесиру, но он ответил: «Я не могу [122] управлять (даже) двумя (людьми)». Потом он это предложил Ибрахиму ибн Саламе, и тот отказался, и он (имам Ибрахим) сообщил им, что он решил остановиться на Абу-Муслиме и приказал им слушаться и подчиняться. Потом он сказал: «О Абд-ар-рахман! Ты — из наших людей, людей дома пророка. Так охраняй же наши заветы, наблюдай за племенем йеменитов, оказывай им уважение и пребывай между ними, ибо поистине аллах не завершит это дело иначе, как при посредстве их, наблюдай за рабиитами и относись подозрительно к их делам. Наблюдай за мударитами, ибо они непосредственные враги. Убивай того, в действиях кого ты усомнишься, и того, в поведении кого будет двусмысленпость, и того, против кого в твою душу западет что-либо. И если ты можешь добиться, чтобы в Хорасане не осталось никого, (говорящего) на арабском языке, то сделай так. И какого бы подростка, достигшего пяти пядей роста, ты ни заподозрил, убивай его. Не вступай в пререкания с этим шейхом, — то есть с Сулейманом ибн Кесиром — и не противодействуй ему. И если дело будет затруднительным для тебя, удовлетворись его (указаниями) вместо моих».

* Восстание в Хорасане

|1949| В этом году (129 = 746/47), когда Абу-Муслим отправился из Хорасана к Ибрахиму ибн Мухаммеду ибн Али ибн Абдаллаху ибн ал-Аббасу и достиг Кумиса, Ибрахим приказал ему вернуться к своей шие в Хорасан, а им (членам шии) приказал перейти к открытой пропаганде и открыто принять черный цвет. Рассказ о том, как произошло это событие:

Али ибн Мухаммед (ал-Мадаини) рассказывает со слов своих шейхов, что Абу-Муслим непрерывно наезжал в Хорасан, пока не началась в нем племенная вражда. Когда же возникли раздоры, Сулейман ибн Кесир написал Абу-Саламе ал-Халлалю и попросил его написать Ибрахиму о том, чтобы тот прислал кого-нибудь из членов своего дома. Абу-Салама написал Ибрахиму, и тот прислал Абу-Муслима. Когда настал 129 г., Ибрахим написал Абу-Муслиму с приказанием явиться, чтобы расспросить его |1950| относительно тех людей (шии). Абу-Муслим отправился в половине джумада II (= III 747) с 70 накибами. Когда он прибыл в Данданкан, что в Хорасане, к нему явился Камиль, или Абу-Камиль, и спросил: «Куда вы направляетесь?» Они ответили: «В хадж». Затем Абу-Муслим остался с ним наедине и склонил его (к шие). Он примкнул к ним и не препятствовал им. Абу-Муслим отправился в Биверд и несколько дней прожил там, а затем пошел в Несу. Амилем Насра ибн Сейяра ал-Лейси в ней был Асим ибн Кайс ас-Сулами. Приближаясь к Несе, Абу-Муслим послал ал-Фадла ибн Сулеймана ат-Туси к Асиду ибн Абдаллаху ал-Хуза'и предупредить об его прибытии. Ал-Фадл отправился и, войдя в одно из селений Несы, встретил человека, принадлежавшего к шие, которого он знал. Он спросил его об Асиде. Тот ответил ему бранью. Ал-Фадл сказал: «О раб божий! Что неприятного для тебя в том, что я спросил о местожительстве одного человека?» Он ответил: «Дело в том, что в этой деревне случилось несчастье: на двух прибывших людей донесли амилю, что они пропагандисты. Он схватил их, а также ал-Ахджама ибн Абдаллаха, Гайлана ибн Фадалу, Талиба ибн Са'ида и ал-Мухаджира ибн Османа». Ал-Фадл вернулся к Абу-Муслиму и сообщил ему (об этом). Абу-Муслим уклонился с пути и направился по нижним селениям. Он послал к Асиду Тархана ал-Джаммала и сказал ему: «Позови ко мне его и всех тех членов шии, которых ты сможешь позвать, остерегайся вступать в разговоры с незнакомыми людьми». Тархан пришел к Асиду, позвал его и сообщил ему о местонахождении Абу-Муслима. Он пришел к нему, и Абу-Муслим спросил его об известиях. Он ответил: «Действительно, прибыли ал-Азхар ибн Шу'айб и Абд-ал-мелик [123] ибн Са'д с письмами имама к тебе. Оставив письма у меня, они вышли и их обоих схватили, а кто донес на них, я не знаю. Их обоих амиль |1951| отправил к Асиму ибн Кайсу, (Перед этим амилем Несы назван Асим ибн Кайс; в данном случае речь, повидимому, идет об амиле более мелкого подразделения.) а ал-Мухаджира ибн Османа и (других) людей, принадлежащих к шие, приказал бить. Абу-Муслим спросил: «Где же письма?» Он ответил: «У меня». — «Принеси их мне», сказал Абу-Муслим. Затем он (Абу-Муслим) отправился (дальше) и прибыл в Кумис, которым управлял Бейхас ибн Будейль ал-Иджли. Бейхас пришел к иим и спросил: «Куда вы направляетесь?» «В хадж», отвечали они. Бейхас сказал: «Нет ли у вас лишней лошади, которую бы вы могли продать?» Абу-Муслим ответил: «Продать нет, но ты возьми себе ту из наших лошадей, которую захочешь». — «Покажите мне их», сказал Бейхас. Они показали, и его восхитила одна из них, соловой масти. Абу-Муслим сказал: «Она твоя». Но он возразил: «Я возьму ее не иначе, как заплатив цену». (Абу-Муслим) сказал: «Назначь сам». Он ответил: «Семьсот». — «Она твоя», сказал Абу-Муслим. В то время как Абу-Муслим находился в Кумисе, от имама пришло письмо ему и Сулейману ибн Кесиру. В письме к Абу-Муслиму было (сказано): «Я посылаю тебе знамя победы. Возвращайся с того места, в котором застанет тебя мое письмо, а ко мне пошли Кахтабу с тем, что есть у тебя, чтобы он доставил это мне во время хаджа».

Абу-Муслим отправился обратно в Хорасан, а Кахтабу послал к имаму. Когда они находились в (округе) Несы, к ним явился начальник пограничного отряда (сахиб ал-маслаха) в одном из селений Несы и спросил их: «Кто вы такие?» Они ответили: «Мы хотели совершить хадж, но до нас дошли такие сведения о дороге, которые напугали нас». Он доставил их к Асиму ибн Кайсу ас-Сулами, который спросил их о том же, и они ответили ему. И сказал... (Пропуск в тексте.) ал-Муфаддалу ибн аш-Шарки ас-Сулами, который был начальником его полиции (шурта): «Выгони их». Абу-Муслим, оставшись с ним наедине, изложил ему их дело. Он примкнул к нему и сказал: «Отправляйтесь не спеша, не торопитесь». И оставался он у них, пока они не отправились дальше. В первый день рамадана 129 г. (= 16 V 747) Абу- |1952| Муслим прибыл в Мерв и отдал Сулейману ибн Кесиру письмо имама. В письме стояло: «Переходи к открытой пропаганде и больше не выжидай, ибо время для этого настало». Они сделали Абу-Муслима вождем и говорили, что он принадлежит к дому Мухаммеда. Они призывали к покорности потомкам Аббаса и послали к примкнувшим к ним, как к тому, кто находился поблизости от них, так и к тому, кто был вдалеке, приказывая им открыто объявить об их деле и открыто вести пропаганду в их пользу.

Абу-Муслим расположился в одном из селений племени хуза'а, под названием Сафизандж. (Так в издании, в рукописи здесь Сиказандж — ***, ниже Сафизандж и Асфизандж, верное чтение, повидимому, Сиказандж, ср. ниже стр. 336. Это селение, как и упоминаемое ниже селение Алин, или Балин, лежало на канале Харкан, к западу от г. Мерва.)

(Между тем) Шейбан и ал-Кермани воевали с Насром ибн Сейяром. Абу-Муслим разослал среди людей своих пропагандистов (да'и), и стало явным его дело. Люди говорили: «Пришел человек из Хашимитов» — и со всех сторон стекались к нему. В день разговенья он (Абу-Муслим) появился в селении Халида ибн Ибрахима, молитвой же в день разговенья руководил ал-Касим ибн Муджаши ал-Мараи. Потом он (Абу-Муслим) переехал (из Сафизанджа) и поселился в Алине, а (другие) говорят в селении ал-Лин. принадлежавшем (племени) хуза'а. В один день пришли [124] к нему жители 60 селений. Оставался он там 42 дня. Началом побед Абу-Муслима была (победа) Мусы ибн Ка'ба в Биверде, (затем) он отвлекся |1953| ради убийства Асима ибн Кайса. Потом идет победа со стороны Мерверуда. Абу-Джагфар (ат-Табари) говорит: Что же касается Абу-л-Хаттаба, то он передает (следующее): Абу-Муслим прибыл в Мерв, вернувшись из Кумиса. Оттуда (из Кумиса) он отправил Кахтабу ибн Шебиба с деньгами, которые были при нем, и с товарами к имаму Ибрахиму ибн Мухаммеду, а (сам) вернулся в Мерв. Он прибыл в него во вторник 9 ша’бана 129 г. (=25 IV 747) и поселился в селении под названием Фанин, у накиба Абу-л-Хакама Исы ибн А'яна, а это — селение накиба Абу-Дауда. Из него он послал Абу-Дауда вместе с Амром ибн А'яном в Тохаристан, в районы ближе Балха с тем, чтобы они в месяце рамадане (= V-VI 747) этого года открыто призвали бы (к выступлению); ан-Надра ибн Субейха ат-Темими с Шериком ибн Гади (Ниже он назван Шерик ибн Иса.) ат-Темими он послал в Мерверуд для открытого выступления в месяце рамадане. Абу-Асима Абд-ар-рахмана ибн Сулейма он послал в Талькан, а Абу-л-Джахма ибн Атийю — в Хорезм к ал-Ала ибн Хурейсу для открытого выступления 25 рамадана (= 9 VI 747). [И сказал им Абу-Муслим, что] если враги вынудят их к преждевременному выступлению и будут причинять им оскорбления и неприятности, то им разрешается, защищая себя, обнаружить свои мечи, вынуть их из ножен и сражаться с врагами аллаха. А на тех из них, кому враги их помешают выступить в срок, не будет вины, если они выступят после этого срока. Затем, 2 рамадана 129 г. (= 17 V), Абу-Муслим перешел на жительство из дома Абу-л-Хакама Исы ибн А'яна к Сулейману ибн Кесиру ал-Хуза'и в его селение под названием Сафизандж в четверти (руб') (Ср. об этом термине ниже стр. 198, прим. 4.) Харкан.

|1951| Когда настала ночь четверга 25 рамадана, значок (лива), присланный ему (Абу-Муслиму) имамом и называвшийся «Тень», привязали к пике длиною в 14 локтей, а знамя (райа), присланное имамом и называвшееся «Облако», привязали к пике, длиною в 13 локтей в то время как он (Абу-Муслим) рецитировал: «Разрешается тем, против кого ведется война, ибо они подвергаются притеснению. И поистине аллах может оказать им помощь». (Коран XXII, 40.) Оделись в черное он (Абу-Муслим), Сулейман ибн Кесир, братья Сулеймана и клиенты его и те из жителей Асфизанджа, которые откликнулись на пропаганду, среди них Гайлан ибн Абдаллах ал-Хуза’и, зять Сулеймана, женатый на его сестре Умм-Амр, дочери Кесира, Хумейд ибн Разин и брат его Осман ибн Разин. В ту ночь (своего выступления) он (Абу-Муслим) зажег костры, чтобы собрать сторонников шии из числа жителей четверти (руб') Харкан. Это служило знаком среди приверженцев шии. И когда рассвело, они поспешно собрались к нему.

Значение же этих двух названий — «Тень» и «Облако» — в том, что облако покрывает землю и подобен ему призыв в пользу потомков Аббаса. Смысл же (названия) «Тень» в том, что земля никогда не останется без тени и подобно этому до скончания века она не останется без халифа из дома Аббасидов.

К Абу-Муслиму пришли пропагандисты (да'и) из числа жителей Мерва с теми, кто принял призыв. Первыми, кто пришел к нему, были жители |1955| ас-Сакадима с Абу-л-Ваддахом ал-Хурмугзфарри и Исой ибн Шубейлем с 900 пешими и 4 конными (людьми). Из жителей Хурмузфарры (пришли) Сулейман ибн Хассан и его брат Яздан ибн Хассан, ал-Хейсам ибн Йезид ибн Кейсан, Бувей, клиент Насра ибн Му'авии, Абу-Халид ал-Хасан, Джарди и Мухаммед ибн Алван. (Другие) жители ас-Сакадима пришли [125] с Абу-л-Касимом Мухризом ибн Ибрахимом ал-Джубани во главе 1300 пеших и 16 всадников; среди них из числа пропагандистов Абу-л-Аббас ал-Мервези, Хизам ибн Аммар и Хамза ибн Зунейм. И начали люди из ас-Сакадима с места своего расположения восклицать: «Аллах велик!» А те люди из ас-Сакадима, которые были с Мухризом ибн Ибрахимом, отвечали им: «Аллах велик!» И они не переставали (величать аллаха), пока не вошли в лагерь Абу-Муслима в Сафизандже. И было это в субботу, через два дня после открытого выступления Абу-Муслима.

Абу-Муслим приказал исправить крепость Сафизанджа, сделать укрепления и снабдить ее воротами. Когда в Сафизандже справлялся праздник разговенья, Абу-Муслим приказал Сулейману ибн Кесиру, чтобы он предстоял на молитве его и (других) сторонников шии. Он воздвиг для него минбар (кафедру) внутри лагеря и приказал ему начать с молитвы (салат), раньше проповеди (хутбы), без азана и икамы. А Омейяды начинали с проповеди (хутбы) и азана, затем (следовала) молитва (салат) с икамой к пятничной молитве. Хутбу же они читали с минбаров, сидя, как по пятницам, так и по праздничным дням. Абу-Муслим приказал также Сулейману ибн Кесиру, чтобы он шесть раз подряд провозглашал величание (такбир), затем читал Коран и при седьмом величании делал рак'ат; чтобы во время второго рак'ата он провозглашал пять величаний (такбир) подряд, затем читал Коран и при шестом величании делал рак'ат; чтобы хутбу он начинал с величания (такбира), а заключал бы ее Кораном. |1956| Омейяды же провозглашали величания во время первого рак'ата — четыре величания в праздник жертвоприношения (Курбан), а во время второго — три величания. Когда Сулейман ибн Кесир закончил молитву и хутбу, Абу-Муслим и сторонники шии пошли к трапезе, которую приготовил для них Абу-Муслим ал-Хорасани, и ели они и радовались.

Когда Абу-Муслим, в период своего пребывания в лагере, писал Насру ибн Сейяру, он имел обыкновение писать (в начале письма): «Эмиру Насру». Когда же положение Абу-Муслима укрепилось, благодаря тем приверженцам шии, которые собрались к нему в лагерь, он пачинал (письмо) с себя. (Начинает письма своим именем, а не именем адресата, только лицо более высокое по положению.)

[Следующее за этим письмо Абу-Муслима Насру ибн Сейяру сплошь состоит из коранических цитат.]

Но Наср отнесся свысока, как к письму, так и к тому, что он начал письмо своим именем, и посмотрел на это сквозь пальцы, сказав: «Какое письмо, такой и ответ». (Текст не исправен, в соответствующем месте Ибн ал-Асира: «Нет на это письмо ответа».)

Когда же Абу-Муслим окончательно устроился в своем лагере в Махуване, (Селение Махуван, позднее Махан, лежало на месте современного г. Мерва (Орошение, стр. 61-62).) он приказал, чтобы Мухриз ибн Ибрахим устроил в Джирендже (Селение или городок Джирендж (в арабской передаче), или Гиренг, лежало выше Мерва на Мургабе (Орошение, стр. 58).) лагерь, обнесенный рвом, и чтобы собрались к нему люди, которых он привел с собой, и те из сторонников шии, которые примкнули к нему, и чтобы он отрезал подвоз провианта Насру ибн Сейяру из Мерверуда, Балха и округов Тохаристана. Мухриз ибн Ибрахим сделал это, и собралось у него в лагере (хандак) около 1000 человек. Абу-Муслим приказал Абу-Салиху Камилю ибн Музаффару послать человека в лагерь Мухриза ибн Ибрахима, |1957| для проверки (арда) (Ард (в персидском произношении арз) имеет специальное значение — сделать военный смотр, а также проверить наличный состав воинов перед тем, как занести их в воинские списки.) всех тех, кто находится там, и внесения их в списки [126] по их именам, именам их отцов и названиям селений. Абу-Салих послал для этого Хумейда ал-Азрака, который был писцом (катиб). Он занес в списки в лагере Мухриза 800 человек и 4 человек ахл ал-кафф. («Люди воздержания» — о них см. G. van Vloten. Reche.'ches sur la Domination arabe, pp. 66, 79-81.)

Среди них были известные военачальники — Зияд ибн Сейяр ал-Азди, из селения под названием Асбивадик, из четверти (руб') Харкан, Хизам ибн Аммар ал-Кинди, из четверти (руб’) ас-Сакадим, из селения под названиям ал-Aваик, Ханифа ибн Кайс из четверти (руб') ас-Сакадим, из селения под названием аш-Шиндж, Абдавейхи ал-Джардамиз ибн Абд-ал-керим из жителей Герата — он пригонял мелкий скот на продажу в Мерв, Хамза ибн Зунейм ал-Бахили, из четверти Харакан, из селения под названием Милазджирд, (В издании Хатладжур, см. поправки к изданию ат-Табари.) Абу-Хашим Халифа ибн Михран из четверти ас-Сакадим, из селения под названием Джубан, Абу-Хадиджа Джейлан ибн ас-Сугди и Абу-Ну'айм Муса ибн Субейх. Мухриз ибн Ибрахим оставался в своем лагере, пока Абу-Муслим не вошел (внутрь) стен (хаит) Мерва, и лагерь в ал-Махуване не был оставлен и до тех пор, пока он (Абу-Муслим) не расположился лагерем в Марсарждасе, направляясь в Нишапур, Тогда Мухриз ибн Ибрахим присоединил к нему своих людей.

Когда Абу-Муслим (еще) находился в Сафизандже, Наср ибн Сейяр послал своего клиента по имени Йезид, во главе многочисленной конницы, сразиться с Абу-Муслимом — это было через 18 месяцев после его выступления. Абу-Муслим выслал против него Малика ибн ал-Хейсама ал-Хуза'и вместе с Мус'абом ибн Кайсом. Они сошлись около селения под названием Алин, и Малик призвал их к признанию семьи посланника аллаха, но они |1958| из гордости пренебрегли этим (призывом). Малик, который стоял во главе 200 человек, вел с ними правильное сражение с начала дня до заката. В это время к Абу-Муслиму прибыли Салих ибн Сулейман ад-Дабби, Ибрахим ибн Йезид и Зияд ибн Иса, и он послал их к Малику ибн ал-Хейсаму. Они пришли к нему под вечер и, благодаря им, укрепилось положение Абу-Насра. (Т. е. Малика ибн ал-Хейсама.) Йезид, клиент Насра ибн Сейяра, сказал своим воинам: «Если мы оставим их на эту ночь, к ним придут подкрепления. Атакуйте этих людей». Они сделали это. Абу-Наср спешился и возбуждал своих воинов. Он сказал: «Я надеюсь, что аллах отнимет поддержку у войска этих неверных». И они вступили в напряженную битву, в которой обе стороны проявили упорство. Со стороны партии Мерванидов было убито 34 человека и взято в плен 8. Абдаллах ат-Таи напал на Йезида, клиента Насра, главу этого отряда, и захватил его в плен, воины же его обратились в бегство. Абу-Наср послал (к Абу-Муслиму) Абдаллаха ат-Таи с (несколькими) человеками из шии с его пленником, вместе с (другими) пленниками и головами (убитых врагов). Абу-Наср оставался в своем лагере в Сафизандже, (к Абу-Муслиму же) посланы были Абу-Хаммад ал-Мервези и Абу-Амр ал-Аджами. Абу-Муслим распорядился относительно голов, и они были выставлены у ворот ограды его лагеря. Йезида ал-Аслами он передал Абу-Исхаку Халиду ибн Осману и приказал ему вылечить Йезида, клиента Насра, от тех ран, которые были на нем, и окружить его заботами. Абу-Насру он написал, чтобы тот приехал к нему. Когда Йезид, клиент Насра, оправился от ран, Абу-Муслим призвал его к себе и сказал: «Если хочешь, оставайся с нами и примкни к нашему делу, ведь аллах направляет тебя на правильный путь. А если тебе это не нравится, возвращайся с миром к твоему патрону и дай нам клятву, что ты не будешь воевать против нас и не будешь клеветать на нас, а расскажешь о нас (только) то, что ты видел». [127]

Он предпочел вернуться, и Абу-Муслим отпустил его. И сказал Абу-|1959| Муслим: «Подлинно это отвратит от вас (Мерванидов) благочестивых и праведных людей (которые будут говорить:) "то, что происходит у них, основано на исламе"». Когда Йезид пришел к Насру ибн Сейяру, тот сказал: «Нет тебе привета! Клянусь аллахом, я считаю, что эти люди сохранили тебе жизнь только, чтобы использовать тебя как свидетеля против нас.» Йезид ответил: «Клянусь аллахом, это так, как ты считаешь — они взяли с меня клятву, что я не буду клеветать на пих. И я заявляю, что они совершают молитву своевременно, с азаном и икамой, читают Коран и часто поминают аллаха (и что они) призывают к родне посланника аллаха. Я уверен, что дело их возвысится. И если бы не то, что ты — мой господин, который освободил меня из рабского состояния, я не вернулся бы к тебе, а остался бы с ними». Таково было начало войны между шией (Аббасидов) и шией Мерванидов.

В этом же году Хазим ибн Хузейма захватил Мерверуд и убил амиля Насра ибн Сейяра, который управлял им. Он послал Абу-Муслиму письмо о своей победе с Хузеймой ибн Хазимом. Рассказ об этом:

Рассказывает Али ибн Мухаммед (ал-Мадаини), что Абу-л-Хасан ал-Джушами, Зухейр ибн Хунейд и ал-Хасан ибн Рашид сообщили ему: Когда Хазим ибн Хузейма собирался выступить в Мерверуде, люди из племени темим хотели воспрепятствовать ему. Но он сказал: «Я человек вашего племени, я направляюсь в Мерв и быть может овладею им. Если я одержу победу, то Мерв будет вашим, а если я буду убит, то избавлю вас от заботы о своем деле». Они отступились от него, он выступил и разбил лагерь в селении под названием Кенджруста, (Обычно Кенджрустак, ср. выше, стр. 67, прим. 3.) и к нему прибыли от Абу-Муслима ан-Надр ибн Субейх и Бассам ибн Ибрахим. Когда же наступил вечер, Хазим напал на жителей Мерверуда и убил Бишра ибн Джа'фара ас-Са'ди, |1960| который был амилем Насра ибн Сейяра в Мерверуде. Это было в начале зу-л-ка'да (= VII-VIII 747). Он послал Абу-Муслиму извещение о победе с Хузеймой ибн Хазимом, Абдаллахом ибн Са'идом и Шебибом ибн Ваджем.

Говорит Абу-Джа'фар: О деле Абу-Муслима, об организации им открытой пропаганды, о приходе его в Хорасан и уходе оттуда, о возвращении после ухода, рассказывают и другие, кроме тех, рассказы которых мы привели, и сведения их противоречат сведениям этих (упомянутых людей). Они передают, что имам Ибрахим женил Абу-Муслима, когда тот отправлялся в Хорасан, на дочери Абу-и-Неджма и взял на себя уплату за него свадебного дара. Он написал об этом накибам и приказал им слушаться Абу-Муслима и подчиняться ему. Как утверждают, Абу-Муслим происходил из куфийского Савада, из Хутарнии, и был управляющим (кахраман) (в доме) Идриса ибн Ма'киля ал-Иджли. В дальнейшем дело повернулось так, что он полностью предался Мухаммеду ибн Али, затем Ибрахиму ибн Мухаммеду, затем (другим) имамам из (числа) детей Мухаммеда ибн Али. Он прибыл в Хорасан, будучи еще молодым летами, и Сулейман ибн Кесир не принял его, испугавшись, что у него не хватит сил справиться с их делом, а (также) боясь за себя и за своих товарищей. Они отправили его (обратно), в то время как Абу-Дауд Халид ибн Ибрахим находился в отсутствии за Балхской рекой. Когда Абу-Дауд вернулся и прибыл в Мерв, ему дали прочитать письмо имама Ибрахима. Он спросил о человеке, которого он (имам) послал, и ему сообщили, что Сулейман ибн Кесир отослал его. Тогда он послал за всеми накибами и, (когда) они собрались и доме Имрана ибн Исмаила, Абу-Дауд сказал им: «К вам пришло письмо имама относительно того, кого он послал к вам. Я в это время был в |1961| отсутствии, и вы отослали его (Абу-Муслима). Чем объясняете вы свой отказ [128] принять его?» Сулейман ответил: «Его молодостью, боязнью, что он не сможет руководить этим делом. Мы опасались за того, в чью пользу мы призывали, за самих себя и за тех, кто примкнул к нам». Он спросил: «Есть ли среди вас кто-нибудь, кто станет отрицать, что аллах избрал Мухаммеда. отдал ему предпочтение и послал его ко всем людям с пророческой миссией? Есть ли среди вас хоть один, кто станет отрицать это?» Они ответили: «Нет». Он продолжал: «Разве сомневаетесь вы в том, что аллах ниспослал ему свою книгу. Ее принес (архангел) Гавриил, верный дух, в ней он разрешил все дозволенное и запретил все запрещенное. В ней он объявил свои законы и установил свои священные обычаи. В ней он возвестил ему (Мухаммеду) то, что было до него, и то, что будет после него до воскресения?» Они ответили: «Нет». Он продолжал: «Разве сомневаетесь вы в том, что аллах взял его (Мухаммеда) к себе после того, как исполнил он то, что было возложено на него, как на посланника его господа?» Они ответили: «Нет». Он продолжал: «Как же вы думаете, то знание, которое было открыто ему — было оно отнято вместе с ним или он оставил его (после себя)?» Они отвечали: «Да, он оставил его после себя». Он продолжал: «Как же вы думаете, он оставил его (знание) кому-нибудь, помимо своей семьи и круга своих родственников, (для передачи) от ближайшего к ближайшему?» Они ответили: «Нет». Он продолжал: «Есть ли среди вас хоть один человек, считающий, что (осуществление) этого дела является счастием, и видящий, что его любят люди, который вздумал бы обратить это дело в свою пользу?» Они ответили: «О боже! Конечно, нет! Как это могло бы быть?» Он сказал: «Я не говорю вам, что вы (это) сделали. Но дьявол частенько подстрекает людей и в том, что возможно, и в том, что невозможно». Он продолжал: «Есть ли среди вас хоть один, кому может притти мысль отделить это дело от семьи пророка и передать его другим его родственникам»? Они ответили: «Нет». Он спросил: «Разве сомневаетесь вы в том, что они — рудник знания и наследники посланника аллаха?» Они ответили: «Нет». Он продолжал: |1962| «А (между тем) я вижу вас сомневающимися в их деле и отвергающими их знание. Если бы не было им известно, что это тот самый человек, которому подобает руководить их делом, они бы не прислали вам его. Нельзя сомневаться в его верности им и поддержке их и в соблюдении им их прав». Они послали за Абу-Муслимом и вернули его из Кумиса, согласно словам Абу-Дауда, поставили его во главе их дела, слушались его и подчинялись ему. (Однако) в душе Абу-Муслима постоянно оставалось что-то против Сулеймана ибн Кесира и (наоборот) он все время чувствовал признательность к Абу-Дауду. Члены шии, как накибы, так и другие, слушались Абу-Муслима, подчинялись ему, соперничая между собой, и принимали то, что он приносил им. Он разослал пропагандистов в различные части Хорасана. Люди толпами вступали (в шию), умножалась (ее численность), и пропагандисты рассеялись по всему Хорасану. Имам Ибрахим написал ему, приказывая ему явиться к себе во время хаджа (маусим) этого, 129, года с тем, чтобы дать ему распоряжение о переходе к открытой пропаганде. (Он приказал) ему привезти с собой Кахтабу ибн Шебиба и доставить ему все деньги, которые скопились у него. А у него скопилось 360 000 диргемов. Oн на всю эту сумму купил товаров из тканей, которыми торгуют купцы: кухистанской (кухи), мервской (мерви), шелка и фиринда. (Шелковая ткань.) Остаток же обратил в слитки золота и серебра и завернул их в плащи с подкладкой, купил мулов и выехал в середине джумада II (= II-III 747) Из накибов с ним вместе отправились Кахтаба ибн Шебиб, ал-Касим ибн Муджаши, Тальха ибн Рузейк и 41 человек из (рядовой) шии. Они выступили в путь из селений (племени) хуза'а, навьючив груз на 21 мула и посадив на [129] каждого мула по одному вооруженному приверженцу шии. Он двинулся в пустыню, миновал пограничный отряд (маслаха) Насра ибн Сейяра и прибыл в Биверд. Абу-Муслим написал Осману ибн Нахику и его товарищам, приказывая им явиться к нему, они находились на расстоянии |1963| 5 фарсахов от него. И пришло к нему 50 человек из них. Затем они выехали из Абиверда и прибыли в селение под названием Какис (***), одно из селений (округа) Несы. Он послал в деревню Асида, Андуман, (Так в издании; вариант «Андарман», может быть, вернее; ср. ниже, стр. 343.) ал-Фадла ибн Сулеймана, который встретил в ней некоего человека из шии и спросил его об Асиде. Этот человек ответил ему: «Что ты спрашиваешь о нем! Большое зло сегодня сделано амилем — взят он и вместе с ним ал-Ахджам ибн Абдаллах, Гайлан ибн Фадала, Галиб ибн Са'ид и ал-Мухаджир ибн Осман. Их препроводили к амилю Асиму ибн Кайсу ибн ал-Харури, который заключил их в тюрьму». Абу-Муслим со своими спутниками отправился (дальше). Когда он приехал в Андуман, к нему пришли Абу-Малик и (члены) шии из числа жителей Несы. Абу-Малик сообщил ему, что письмо, которое было у посланца имама, находится у него. Абу-Муслим приказал его принести, и он принес письмо, малое знамя (лива) и знамя (рая). В письме к нему он (имам) приказывал ему вернуться, где бы ни застало его письмо, и начать открытую пропаганду. Он привязал к пике малое знамя (лива), присланное имамом, и привязал знамя (рая). Вокруг него собралась группа сторонников шии из числа жителей Несы, пропагандисты (да'и) и главари; с ним были и те люди из Абиверда, которые пришли вместе с ним. Это дошло до Асима ибн Кайса ал-Харури, который послал к Абу-Муслиму узнать, кто он такой. Он сообщил ему, что он один из паломников, направляющихся к дому аллаха (Ка'бе), а вместе с ним группа его товарищей — торговцев. Он попросил его (Асима) освободить тех из его товарищей, которые были заключены в тюрьму, чтобы он ушел из его (Асима) области. Абу-Муслима попросили написать письменное обязательство о том, что он истратит все, что было при нем, как то: рабов, лошадей, оружие на то, чтобы были освобождены его товарищи, |1964| пришедшие из области имама, а также другие. Он согласился на это, и (Асим) освободил его товарищей. Абу-Муслим приказал членам шии, сопровождавшим его, вернуться. Он прочел им письмо имама и приказал им начать открытую пропаганду. Часть из них вернулась, а Абу-Малик Асид ибн Абдаллах ал-Хуза'и, Зурейк ибн Шаузаб и те, кто пришли к Абу-Муслиму из Абиверда, отправились вместе с ним. Тем же, кто пошел обратно, он приказал сделать приготовления. Потом он отправился с оставшимися товарищами в сопровождении Кахтабы ибн Шебиба. Они остановились на границе Джурджана, и он послал Халиду ибн Бармаку и Абу-Ауну приказание доставить ему деньги шии, находящиеся у них. Оба они явились к нему, и он оставался (там) несколько дней, пока не собрались караваны. (Тогда) он снарядил Кахтабу ибн Шебиба, передал ему деньги, которые были с ним, и вьюки с товарами, которые были в них. Абу-Муслим же выступил с теми, кто был с ним, и достиг Несы. Затем он выехал из нее в Абиверд, прибыл в него и продолжал свой путь, пока не приехал в Мерв, переодетым. Он остановился 23 рамадана (= 7 VI 747) в селении под названием Фанин, из селений племени хуза'а, а раньше он назначил своим спутникам явиться к нему в Мерв в день разговенья. Он направил Абу-Дауда и Амра ибн А'яна в Тохаристан, ан-Надра ибн Субейха в Амуль и Бухару, а Шерика ибн Ису и Мусу ибн Ка'ба вместе с ним в Абиверд и Несу, Хазима ибн Хузейму в Мерверуд. Они (спутники) прибыли к нему. В день праздника их молитвой на молитвенном месте [130] рода Канбара в селении Абу-Дауда Халида ибн-Ибрахима руководил ал-Касим ибн Муджаши ат-Темими.

В этом году большинство арабских племен, которые находились в Хорасане, договорилось и поклялось о борьбе с Абу-Муслимом.Это было уже тогда, когда число последователей Абу-Муслима возросло и дело его укрепилось.

|1965| В этом же году Абу-Муслим перешел из своего лагеря в Асфизандже в Махуван. Рассказ об этом событии и о его причинах:

Али (ал-Мадаини) рассказывает: Ас-Саббах, клиент Джибриля, сообщил мне со слов Масламы ибн Яхьи, который сообщил (следующее): Когда Абу-Муслим выступил открыто, люди поспешили к нему. Начали приходить к нему жители Мерва, и Наср не чинил им препятствий и не удерживал их. Ал-Кермани и Шейбан не относились отрицательно к делу Абу-Муслима, потому что он призывал к низложению Мервана ибн Мухаммеда. Абу-Муслим (жил) в деревне под названием Балин, в палатке, и не было у него ни личной охраны (харас), ни хаджибов. Но среди людей его дело приобретало все большее и большее значение. Они говорили: «Появился человек из Хашимитов, обладающий мудростью правителя (хильм), степенностью и достоинством». Отправилась группа юношей, жителей Мерва, благочестивых людей, занимавшихся изучением юриспруденции (фикх). Они пришли к Абу-Муслиму в его лагерь и спросили его о его родословной. Он ответил: «Весть обо мне для вас большее благо, чем моя родословная». Они спросили его о вещах, относящихся к фикху. Он ответил: «Для вас будет лучше (руководствоваться) тем, что благо является для вас обязательным, а дурное запрещенным. Мы заняты и более нуждаемся в вашей помощи, чем в ваших распросах. Так простите же нас». Они ответили: «Клянемся аллахом, не знаем мы твоего происхождения, но мы считаем, что пройдет немного (времени), и ты будешь убит. Отделяет тебя от этого то, что ни один из этих двоих не освободился (от борьбы)». (Подразумеваются Наср ибн Сейяр и Шейбан.) «Наоборот, — сказал Абу-Муслим, — я убью их обоих, если захочет аллах». Юноши вернулись, пришли к Насру ибн Сейяру и сказали ему об этом. Он сказал: «Да воздаст вам аллах добром, подобающим вам. Разыщите этого (человека) и известите его». Они пришли к Шейбану и сообщили ему (слова Абу-Муслима). Он послал (еказать Насру): «Подлинно, каждый из нас |1966| причинил другому много беспокойства». Наср прислал ему (ответ): «Если хочешь — будь нейтрален в отношении меня, пока я буду бороться с ним, а если хочешь — соединись со мной для борьбы с ним, пока не убью я его или не изгоню. А потом мы вернемся к тому нашему делу, которым мы заняты». И Шейбан задумал (так и) сделать, и это стало известным в лагере. Пришли лазутчики Абу-Муслима и уведомили его. Сулейман сказал: «Что могло дойти до них? Говорил ли ты (Абу-Муслим) с кем-нибудь о чем-либо». Тогда Абу-Муслим рассказал ему о случае с юношами, приходившими к нему. Он сказал: «Это и есть причина». И они написали Али ибн ал-Кермани: «Ты оскорблен — у тебя убит отец. Мы знаем, что у тебя нет единства с Шейбаном и что воюешь ты ради кровомщения. Так удержи Шейбана от заключения мира с Насром». Он (Али ибн ал-Кермани) явился к Шейбану, поговорил с ним и отклонил его от его плана. Наср послал к Шейбану (сказать ему): «Ты обманут, клянусь аллахом. Это дело становится серьезным, и ты в нем ищешь моего унижения». В то время как между ними происходило это, Абу-Муслим послал ан-Надра ибн Ну'айма ад-Дабби в Герат, наместником которого был Иса ибн Акыль ал-Лейси, и он выгнал его из города. Иса бежал и явился к Насру, а ан-Надр завладел городом. И сказал Яхья ибн Ну'айм ибн Хубейра: (Действие опять переносится в лагерь йеменитов, в окружение Шейбана.) «Выбирайте, вам ли [131] погибнуть раньше мударитов или мударитам раньше вас». Они спросили: «Как это?» Он продолжал: «Это — такой человек, что с открытого выступления его прошел только месяц, а он уже оказался во главе войска, подобного вашему войску». Они спросили: «В чем же состоит правильное решение?» Он ответил: «Заключите мир с Насром: если вы заключите его с ним, они будут воевать с Насром, а вас оставят, потому что все дело в мударитах. А если вы не заключите мира с Насром, то они (сторонники Абу-Муслима) заключат его с ним и будут с вами воевать, а затем обратятся против, него». Они спросили: «Каково же правильное решение?» Он ответил: «Пустите их вперед, хотя бы на короткое время, чтобы насладиться избиением их». Тогда Шейбан послал к Насру, предлагая ему примирение. Наср |1967| согласился и послал за Салмом ибн Ахвазом, и тот написал договор между ними. Он (Салм) пришел к Шейбану, по правую руку которого сидел Ибн ал-Кермани, а по левую — Яхья ибн Ну'айм. Салм сказал Ибн ал-Кермани: «Эй, кривой! Как подходит к тебе, что ты кривой, именно такой, от руки которого, как дошло до нас, придет гибель мударитам». Затем они заключили перемирие на год и написали договор. Это дошло до Абу-Муслима, и он послал к Шейбану сказать: «(Ведь) мы заключили с тобой перемирие на ряд месяцев, и ты заключил с нами перемирие на три месяца». Ибн ал-Кермани же сказал: «Я не заключал мира с Насром, заключил его Шейбан, и я отношусь к этому отрицательно. Мне нанесено оскорбление, и я не откажусь от борьбы с ним (Насром)». И он (Ибн ал-Кермани) возобновил войну (с Насром), но Шейбан отказался помогать ему, сказав: «Предательство недопустимо». Тогда Ибн ал-Кермани послал к Абу-Муслиму, прося его оказать помощь против Насра ибн Сейяра. Абу-Муслим двинулся вперед, дошел до ал-Махувана и послал Шибля ибн Тахмана к Ибн ал-Кермани (сказать): «Я с тобой против Насра». Иби ал-Кермани ответил: «Я предпочел бы, чтобы меня встретил Абу-Муслим». Шибль довел эти слова до сведения Абу-Муслима и он, пробыв (там) 14 дней, отправился к Ибн ал-Кермани, а войско свое оставил в ал-Махуване. Его встретил Осман ибн ал-Кермани, во главе конницы, и сопровождал его, пока тот не въехал в лагерь и не приблизился к дому Али (ибн ал-Кермани). Он остановился и помог ему (Абу-Муслиму) сойти с лошади. Он (Абу-Муслим), вошел и приветствовал Али, титулуя его эмиром. Между тем Али устроил ему замок в своем замке (Повидимому, в замке, в котором он (Али ибн ал-Кермани) жил.) (каср), который принадлежал Махладу ибн ал-Хасаяу ал-Азди. Абу-Муслим прожил два дня и вернулся: в свой лагерь в ал-Махуване. Это было 5 мухаррама 130 г. (= 15 IX 747). (По другой версии, приводимой у ат-Табари (стр. 1992-1993): «Абу-Муслим со всеми, кто был с ним, отправился из своего лагеря в ал-Махуване к Али ибн Джудею. Вместе с Али был его брат Осман, а при них благородные йемениты и их союзники (халиф) из (племени) раби'а. Когда Абу-Муслим поравнялся с мединой Мерва, его встретил Осман, во главе многочисленной конницы, и знатные йемениты и те из рабиитов, которые были с ним. Абу-Муслим вошел в лагерь Али ибн ал-Кермани и Шейбана ибн Саламы ал-Харури вместе с теми накибами, которые были при нем, и остановился перед домом (худжра) Али ибн Джудея. Он (Абу-Муслим) вошел к нему, признал его и гарантировал безопасность ему и его сторонникам. Они вышли, направляясь в дом Шейбана. А его (Шейбана) приветствовали тогда, титулуя халифом. Абу-Муслим приказал Али сесть рядом с Шейбаном и предупредил его, что он не в праве (так) приветствовать его. А Абу-Муслим хотел приветствовать Али, титулуя его эмиром; (между тем) Шейбан предполагал, что он обратится (с таким) приветствием к нему. Али (так и ) сделал (т. е. вошел и сел). Абу-Муслим вошел к нему и приветствовал, титулуя его эмиром, (затем) обратился к Шейбану и обошелся с ним с уважением. После этого он вышел от него и остановился в замке (каср) Мухаммеда ибн ал-Хасана ал-Азди, где провел две ночи, а потом вернулся в свой лагерь в ал-Махуване.) Абу-л-Хаттаб же рассказывает следующее: Когда увеличилось количество сторонников шии в лагере Абу-Муслима, стал Сафизандж тесен для него. [132] Он стал искать просторного места для лагеря и нашел то, что ему было нужно, в ал-Махуване, а это — селение ал-Ала ибнХурейса и Абу-Исхака |1968| Халида ибн Османа, в котором (жили) Абу-л-Джахм ибн Атийя и его братья. В Сафизандже он прожил 42 дня и перешел из Сафизанджа в ал-Махуван. Он поселился в доме Абу-Исхака Халида ибн Османа в среду 9 зу-л-ка'да 129 г. (= 22 VII 747). Он прокопал вокруг него ров, устроил в нем двое ворот и расположился в нем лагерем вместе с приверженцами шии. Охрану одних из ворот лагеря он поручил Мус'абу ибн Кайсу ал-Ханафи и Бахдалю ибн Иясу ад-Дабби, охрану других — Абу-Шарахилю и Абу-Амру ал-Аджами. Начальником полиции (шурта) он сделал Абу-Насра Малика ибн ал-Хейсама, а начальником личной охраны (харас) — Абу-Исхака Халида ибн Османа. Во главе войскового дивана (диван ал-джунд) он поставил Абу-Салиха Камиля ибн Музаффара, ведать перепиской — Аслама ибн Субейха, а накиба ал-Касима иби Муджаши ат-Темими он назначил кадием. Абу-л-Ваддаха и часть людей из ас-Сакадима он отдал под начало Малика ибн ал-Хейсама, а людей из Наушана, числом 83 человека, назначил к Абу-Исхаку в личную охрану (харас). На молитве с Абу-Муслимом внутри лагеря (хандак) предстоял ал-Касим ибн Муджаши, который после предзакатной молитвы рассказывал о достоинствах Хашимитов и пороках Омейядов. Когда Абу-Муслим поселился в лагере в ал-Махуване, он по своему внешнему виду ничем не отличался от любого другого члена шии. Так было, пока не пришел к нему Абдаллах ибн Бистам и не принес ему балдахины, шатры, кухни, кормушки для лошадей и сосуды из кож для воды (для омовения). Первым должностным лицом, которого назначил Абу-Муслим, был Дауд ибн Карраз; Абу-Муслим не позволил рабам присоединиться к его лагерю, но сделал для них (отдельный) лагерь, |1969| окруженный рвом, в селении Шавваль и назначил начальником этого лагеря Дауда ибн Карраза. Когда же рабов собралась (значительная) группа, он отправил их к Мусе ибн Ка'бу в Абиверд. Абу-Муслим приказал Камилю ибн Музаффару, чтобы он записал (арада) людей в лагере, установив их имена, имена их отцов и (названия) селений, из которых они родом, и занес бы их в списки. Это было сделано Абу-Салихом Камилем. Число их составило 7000 человек и каждому из них выдали жалованье по 3 диргема, а потом выплачивали по 4 диргема каждому. Раздачу производил Абу-Салих Камиль.

Затем люди племен — мудариты, рабииты и кахтаниты — договорились прекратить войну и действовать единодушно в войне с Абу-Муслимом с тем, что, когда они изгонят его из Мерва, они рассмотрят свои собственные дела и основания для взаимного объединения. И написали об этом обязательство от своего имени. Весть об этом дошла до Абу-Муслима и произвела на него большое и тяжелое впечатление. Он обсудил свое положение и, видя, что ал-Махуван (расположен) вниз по течению реки, побоялся, как бы Наср ибн Сейяр не отрезал от него воду, и перешел в Алин, селение накиба Абу-Мансура Тальхи ибн Рузейка. Это произошло после 4 месяцев его пребывания в лагере ал-Махувана. В Алине он поселился в зу-л-хидже 129 г., 6 числа этого месяца, в четверг (= 18 VIII 747). В Алине он прорыл ров перед селением, между ним и Балашджирдом, так что селение оказалось за рвом, а самая усадьба (дар) ал-Мухтафиза ибн Османа ибн Бишра ал-Музани оказалась внутри рва. Жители Алина брали воду из канала по имени ал-Харкан, и Наср ибн Сейяр не имел возможности отрезать |1970| воду от Алина. Когда настал праздник нахра (заклания), он (Абу-Муслим) отдал распоряжение ал-Касиму ибн Муджаши ат-Темими, и тот предстоял на молитве Абу-Муслима и шии на молитвенном месте Алина. Наср ибн Сейяр разбил лагерь на канале Ияд; Асима ибн Амра он поставил в Балашджирде, Абу-з-Зайяля он поставил в Тусане, Бишра ибн Унейфа [133] ал-Ярбу’и — в Джулфаре, Хатима ибн ал-Хариса ибн Сурейджа — в Хараке. Он (Наср) искал сражения с Абу-Муслимом. Что же касается Абу-з-Зайяля, то он своих воинов разместил на постой у жителей его (Тусана), а большинство их находилось в лагере с Абу-Муслимом. Они (воины Абу-з-Зайяля) обижали жителей Тусана и притесняли их, резали кур, рогатый скот и голубей, обременяли их тяжелыми поставками продовольствия и фуража. Сторонники шии (из Тусана) пожаловались на это Абу-Муслиму, который послал с ними конницу. Они встретили Абу-з-Зайяля, обратили его в бегство и забрали в плен из его подчиненных Маймуна ал-А'сара ал-Хорезми, примерно с 30 человеками. Абу-Муслим одел их, вылечил их раны и отпустил.

В этом же году Джудей ибн Али ал-Кермани был убит и распят. Рассказ о его убийстве:

Мы уже раньше рассказывали об убийстве ал-Хариса ибн Сурейджа и о том, что убил его ал-Кермани. Когда же ал-Кермани убил ал-Хариса, Мерв достался ему, благодаря убийству ал-Хариса. Наср ибн Сейяр удалился из Мерва в Абрашахр, и положение ал-Кермани укрепилось. Рассказывают, что Наср послал к нему Салма ибн Ахваза, который шел во главе конницы и дозорных частей (рабита) Насра, пока не встретил сторонников ал-Кермани. Он убедился, что Яхья ибн Ну'айм Абу-л-Майла стоит во главе 1000 человек из рабиитов, Мухаммед ибн ал-Мусанна — во главе |1971| 700 всадников (фурсан) из аздитов. Ибн ал-Хасан ибн аш-Шейх ал-Азди — во главе 1000 молодцов из них (аздитов), ал-Хазми ас-Сугди — во главе 1000 человек йеменитов. Когда они съехались, Салм ибн Ахваз крикнул Мухаммеду ибн ал-Мусанне: «Эй, Мухаммед ибн ал-Мусанна! Прикажи этому матросу (Т. е. аздиту; племя азд в Аравии занималось, главным образом, рыболовством, а не скотоводством, как мударитские племена. Мудариты называли в насмешку аздитов «рыболовами» и «матросами».) выйти против нас!» Мухаммед ответил Салму: «Эй, ты, сын распутницы! И ты говоришь это Абу-Али (ал-Кермани)!» И приблизились люди друг к другу и сразились на мечах. Салм ибн Ахваз обратился в бегство, из его сторонников было убито свыше сотни, а из сторонников Мухаммеда — свыше 20 человек. Воины Насра, разбитые, явились к нему, и сказал ему Акиль ибн Ма'киль: «О, Наср! Ты навлек несчастье на арабов. Но раз уж ты сделал то, что ты сделал, то (теперь) приложи все усилия и приготовься действовать». Он (Наср) послал Исму ибн Абд-аллаха ал-Асади, который остановился там же, где Салм ибн Ахваз, и закричал: «Эй, Мухаммед! Ты ведь знаешь, что рыбе не одолеть акулу». Мухаммед же ответил ему: «Эй, ты! сын распутницы! В таком случае сумей устоять перед нами». Мухаммед отдал приказ ас-Сугди, который вышел против него (Исмы) во главе йеменитов. Между ними произошел упорный бой. Исма бежал и пришел к Насру ибн Сейяру, из воинов же его бычо убито 400 человек. Затем Наср ибн Сейяр послал Малика ибн Амра ат-Темими. Он приблизился во главе своих воинов и закричал: «Эй, сын |1912| ал-Мусанны! Если ты муж — выходи против меня!» Он вышел против него, и ат-Темими ударил его мечом по плечевой артерии, но ничего не сделал (ему), а Мухаммед ибн ал-Мусанна ударил его булавой и размозжил ему голову. Битва завязалась и разгорелся упорный бой, подобный самым большим сражениям, когда-либо имевшим место. Сторонники Насра бежали, оставив 700 человек убитыми. Из сторонников ал-Кермани было убито 300 человек. Но вражда между ними не прекратилась, они расположились в двух лагерях и упорно сражались.

Когда Абу-Муслим убедился, что каждая из двух партий обессилила своего противника и что нет им помощи (ниоткуда), он начал писать Шейбану. Он говорил посланцу: «Поезжай мимо мударитов. Они [134] преградят тебе дорогу, захватят твои письма — они уже перехватывали их — и прочтут в них, что “я считаю, что у йеменитов нет верности и нет у них ничего хорошего и чтобы ты (Шейбан) ни в коем случае не доверял им и не полагался на них. Я надеюсь, что аллах покажет тебе то, что будет тебе приятно. И подлинно, если я останусь (жив), я не оставлю на них (йеменитах) ни единого волоса и ногтя"». Другого посланца он послал по другой дороге с письмом, заключающим в себе упоминание о мударитах и славословия йеменитам, по аналогии с этим (письмом), пока симпатии обеих партий не были привлечены на его сторону. Он стал писать Насру ибн Сейяру и ал-Кермани в том смысле, что «имам дал мне определенное предписание в отношении вас, и я не преступлю его намерение относительно вас». Он написал по округам об открытом осуществлении дела (шии). Говорят, что Асид ибн Абдаллах в Несе был первым, кто надел черное и возгласил: «О, Мухаммед! о, победоносный!». Вместе с ним надели черное Мукатиль ибн Хаким и Ибн Газван. Надели черное также жители Абиверда, |1973| жители Мерверуда и селений Мерва. Абу-Муслим подступил и остановился между лагерями (хандак) Насра ибн Сейяра и Джудея ал-Кермани. Обе партии испытывали страх перед ним, и количество его сторонников росло. [Наср ибн Сейяр написал халифу Мервану, извещая его о выступлении Абу-Муслима, и наместнику Ирака Йезиду ибн Омару ибн Хубейре, прося прислать его подкрепления, но Йезид отказал ему за неимением людей. Халифу Мервану доставили письмо имама Ибрахима к Абу-Муслиму, в котором он корит Абу-Муслима и ругает его за то, что он не воспользовался благоприятным моментом борьбы Насра и ал-Кермани, раз они давали ему возможность к тому. Он приказывает ему, чтобы он не оставлял в Хорасане ни одного араба в живых. После этого письма имам Ибрахим был арестован по распоряжению халифа, препровожден к нему и заключен в тюрьму.]

|1975| Возвращаемся к истории Насра и ал-Кермани. Когда вражда между ал-Кермани и Насром увеличилась, Абу-Муслим послал (сказать) ал-Кермани: «Я — с тобой». Ал-Кермани согласился, и Абу-Муслим присоединился к нему. Это было нестерпимо для Насра, и он послал к ал-Кермани (передать): «Горе тебе! Смотри, не обманись. Я опасаюсь его намерений по отношению к тебе и твоим сторонникам. Встанем на путь соглашения, войдем в Мерв и напишем договор о мире между нами». А стремился он к тому, чтобы отделить его (ал-Кермани) от Абу-Муслима. Ал-Кермани зашел к нему (Абу-Муслиму) — Абу-Муслим жил тогда в лагере. (Затем) ал-Кермани вышел и остановился на площади во главе 100 всадников, на нем был кафтан, окрашенный в красный цвет. (Куртак хушкшуй — окрашенный особой растительной краской (сафлором).) Он послал сказать Насру: «Выходи, чтобы заключить между нами этот договор». Но Наср понял его вероломство и послал к нему Ибн ал-Хариса ибн Сурейджа во главе примерно 300 всадников. Они встретились на площади и вступили в длительный бой. Ал-Кермани, пораженный в бок, упал с лошади, по его сторонники защищали его, пока не подошло к ним такое количество, противостоять которому они не были в состоянии. И Наср убил ал-Кермани и распял его, а при нем рыбу. (Ср. выше, стр. 133, прим. 1.) Тогда выступил сын его Али, а он перед тем перешел к Абу-Муслиму и собрал большое войско. Он отправился с ним против Насра и воевал с ним, пока не вытеснил его из правительственного дворца, и тот |1976| перешел в один из домов Мерва. Абу-Муслим подошел и вступил в Мерв. Али ибн Джудей ал-Кермани явился к нему и приветствовал его, титулуя эмиром. Он сказал ему, что он заодно с ним, готов содействовать ему и просил его сообщить ему приказания. Он (Абу-Муслим) ответил: «Будь при том, при чем ты находишься сейчас, пока я не передам тебе свои приказания». [135]

* Победа Абу-Муслима

|1984| Год 130 (= 747/48). К событиям этого года относится то, что Абу-Муслим вошел (внутрь) стен Мерва и поселился в нем, в правительственном дворце, и что Али ибн Джудей ал-Кермани оказал ему помощь в воине с Насром ибн Сейяром. Рассказ об этом событии и о его причинах:

Абу-л-Хаттаб передает, что Абу-Муслим вошел в Мерв и поселился в правительственном дворце, в котором (обычно) жили наместники (амиль) Хорасана, в четверг 9 джумада II 130 г. (= 14 II 748). Причина того, что Али ибн Джудей шел с Абу-Муслимом, была в следующем: когда он (Али) и Наср заключили союз для войны с Абу-Муслимом, Сулейман ибн Кесир возражал Али ибн ал-Кермани. Он сказал ему: «Абу-Муслим говорит тебе: “Неужели ты не воздержишься от примирения с Насром? Ведь только вчера он убил твоего отца и распял его. Я не считал, чтобы ты был способен |1985| находиться вместе с Насром ибн Сейяром в одной мечети, чтобы молиться в ней"». И охватил Ибн ал-Кермани гнев, и он отказался от своего плана. И мир среди арабов нарушился. Когда же был разорван мир, (заключенный между ними), Наср ибн Сейяр послал к Абу-Муслиму, добиваясь от него, чтобы он присоединился к мударитам. И с тем же послали к Абу-Муслиму рабииты и кахтаниты. В течение ряда дней они обменивались посланцами и (затем) Абу-Муслим приказал прислать к нему делегации от обеих группировок, чтобы он мог выбрать, которой из них двух отдать предпочтение. (По другой версии, приводимой у Табари, стр. 1992, Абу-Муслим послал ко всем партиям и предложил каждой из партий заключить мир, установить единство мнений и выразить покорность. Али ибн Джудей принял это и разделил его точку зрения. Он (Абу-Муслим) заключил с ним соглашение на этой основе. Когда же Абу-Муслим обеспечил себя договором, который Али ибн Джудей заключил с ним, он написал Насру ибн Сейяру, чтобы тот прислал к нему делегацию.) Они так и сделали. Абу-Муслим же приказал шие, чтобы она остановила выбор на рабиитах и кахтанитах, потому что власть находится у мударитов, они наместники (амиль) Мервана ал-Джа'ди и убийцы Яхьи ибн Зейда. Обе делегации прибыли. В делегации (племен) мудар, в числе других мударитов, были Акиль ибн Ма'киль ибн Хассан ал-Лейси, Убейдаллах ибн Абд-раббихи ал-Лейси и ал-Хаттаб ибн Мухриз ас-Сулами. В посольстве же кахтанитов Осман ибн ал-Кермани, Мухаммед ибн ал-Мусанна, Саура ибн Мухаммед ибн Азиз ал-Кинди находились вместе с другими представителями их племени. Осман ибн ал-Кермани и его товарищи, по приказанию Абу-Муслима, вошли в сад ал-Мухтафиза, где для них были разостланы ковры. Они сели. Абу-Муслим же сел в одном из зданий дома ал-Мухтафиза и дал разрешение (войти) Акилю ибн Ма'килю и его товарищам из посольства (племени) мудар. Они вошли к Абу-Муслиму, вместе с которым в том же доме находились 70 человек из шии. Он (Абу-Муслим) прочел шие письмо, написанное Абу-Муслимом о том, чтобы они выбрали одну из двух группировок. Когда закончил он чтение этого письма, встал Сулейман ибн Кесир и стал говорить — а он был красноречивым проповедником. Отдал он предпочтение Али ибн ал-Кермани и его товарищам. Встал Абу-Мансур Тальха ибн Рузейк, который был среди них накибом. Он был мутекаллимом (богословом) и умел хорошо говорить. Он высказал то же мнение, что и Сулейман ибн Кесир. Потом поднялся |1986| Мазьяд ибн Шакик ас-Сулами и сказал: «Мудариты — убийцы членов семьи пророка и пособники сынов Омейи и партии Мервана ал-Джа'ди. Ответственность за нашу кровь лежит на них, имущество наше в их руках и (все) бедствия лежат на них. Наср ибн Сейяр наместник (амиль) Мервана в Хорасане; он делает его дела, молится за него на минбаре и называет его повелителем верующих. И мы передаем (решение) этого [136] аллаху, как и то, чтобы Мерван был повелителем верующих, и Наср (был) на правом пути. Мы же избираем Али ибн ал-Кермани и его товарищей из (племен) кахтан и раби'а». И 70 человек собравшиеся в том доме, присоединились к мнению Мазьяда ибн Шакика. И удалилась делегация мударитов в унижении и разочаровании. Абу-Муслим послал с ними ал-Касима ибн Муджаши с отрядом конницы, вплоть до безопасного для них места. Посольство же Али ибн ал-Кермани вернулось радостное и победоносное. Абу-Муслим прожил в Алине 29 дней, а потом уехал и вернулся в свой лагерь в ал-Махуване. Абу-Муслим приказал шие строить дома и готовиться к зиме. (Он сказал:) «Аллах спас их (сторонников Аббасидов) от установления единства среди арабов и склонил их (арабов), благодаря нам, к разногласию. Таков был приговор, постановленный аллахом». Абу-Муслим вернулся в ал-Махуван из Алина в четверг, в половине сафара 130 г. (= X-XI 747). Абу-Муслим оставался в своем лагере в ал-Махуване 3 месяца — 90 дней, а потом, в четверг 9 джумада I 130 г. (= 15 I 748), (Выше, стр. 135, указано 9 джумада II, день недели же сходится в обоих случаях..) вошел (внутрь) стен Мерва. Город (Букв. «стена» (хаит).) Мерв был тогда во власти |1987| Насра ибн Сейяра, потому что он был наместником Хорасана. Али ибн ал-Кермани послал к Абу-Муслиму (сказать ему): «Ты входи в город со своей стороны, а я со своими соплеменниками войду с моей стороны, и мы овладеем стенами». Абу-Муслим послал (сказать) ему: «У меня нет уверенности, что твоя рука и рука Насра не соединятся для борьбы против меня; поэтому ты войди (первым) и начни войну с ним и его сторонниками». Али ибн ал-Кермани вошел и начал сражение. Абу-Муслим же послал накиба Абу-Али Шибля ибн Тахмана во главе войска, и они вошли внутрь города. Он (Абу-Али) остановился в замке (каср) Бухарахудата. Затем послали к Абу-Муслиму (сказать): «Вступай!» Абу-Муслим выступил из своего лагеря в ал-Махуване, имея во главе своего авангарда Асида ибн Абдаллаха ал-Хуза'и, во главе своего правого крыла Малика ибн ал-Хейсама ал-Хуза'и и во главе своего левого крыла ал-Касима ибн Муджаши ат-Темими. Он вступил внутрь Мерва, в то время как между теми двумя партиями шла борьба. Но он приказал прекратить ее и привел (стих) из книги аллаха: «Он вошел в город в момепт, когда люди пребывали в беспечности, и нашел в нем двух сражающихся людей — этот из его сторонников, а тот из его врагов». (Коран, XXVIII, 14.) Абу-Муслим прошел (дальше) и остановился в правительственном дворце Мерва, в котором жили наместники Хорасана. Это было в четверг, 9 джумада I 130 г. (= 15 I 748.) На другой день, в пятницу, 10 джумада I 130 г. Наср ибн Сейяр бежал из Мерва, который оказался во власти Абу-Муслима. Абу-Муслим, войдя внутрь Мерва, приказал Абу-Мансуру Тальхе ибн Рузейку взять с войска — с каждого воина по отдельности — присягу хашимитам. Абу-Мансур же был мужем красноречивым, одаренным, сладкоречивым, искушенным в доводах в пользу хашимитов и в их тайных делах. Он был одним из |1988| 12 накибов. Этих 12 накибов Мухаммед ибн Али отобрал из числа тех 70, которые примкнули к нему, когда он в 103 (= 721/22), или в 104 (= 722/23) г. направил в Хорасан своего посланца. Он (Мухаммед ибн Али) приказал ему вести пропаганду втайне, не называя никого, а (только) описывая его (имама) и изображая справедливость его (основным) свойством. Он пришел в Хорасан, вел пропаганду тайно, и люди присоединились к нему. Когда же число их дошло до 70, он выделил из них 12 накибов. Имена этих накибов: из (племени) хуза'а — Сулейман ибн Кесир, Малик ибн ал-Хейсам, Зияд ибн Салих, Тальха ибн Рузейк, Амр ибн А'ян; из (племени) тай — Кахтаба — имя же его было Зияд ибн Шебиб ибн Халид ибн Ма'дан; из (племени) [137] темим — Муса ибн Касб Абу-Уяйна, Лахиз ибн Курейз, ал-Касим ибн' Муджаши, — все они из потомства Имруулкайса, Аслам ибн Седлам Абу-Селлам; из (племени) бекр ибн ваиль — Абу-Дауд Халид ибн Ибрахим, из рода Амра ибн Шейбана, брата Садуса, и Абу-Али ал-Хереви. Называют также Шибля ибн Тахмана, вместо Амра ибн А'яна и Ису ибн Ка'ба и Абу-и-Наджма Имрана ибн Исма'ила, вместо Абу-Али ал-Хереви, а он был зятем Абу-Муслима. И не было среди накибов ни одного, у кого был бы в живых отец, кроме Абу-Мансура Тальхи ибн Рузейка ибн Асада, отцом которого был Абу-Зейнаб ал-Хуза'и. Он участвовал в войне с Абд-ар-рахманом ибн Мухаммедом ибн ал-Аш’асом, сопровождал ал-Мухаллаба ибн Абу-Суфру и ходил с ним в походы. Абу-Муслим советовался с ним о делах и расспрашивал о тех войнах и набегах, участником которых он был. Спрашивал он его, величая по кунье «Абу-Мансур»: «Что ты скажешь, Абу-Мансур? Каково твое мнение, Абу-Мансур?»

|1989| Абу-л-Хаттаб рассказывает: Сообщил нам очевидец того, как Абу-Мансур приводил к присяге хашимитам (и говорил): «Я привожу вас к присяге на верность книге аллаха великого и славного и сунне пророка его и на повиновение добровольно признанному члену дома посланника аллаха. Этим на вас налагается обязательство перед аллахом и обет ему, а (в случае нарушения его) — обязательство развода (жен), отпущения на свободу (рабов) и паломничества к дому аллаха. (Беру клятву) в том, что вы не будете требовать жалованья (ризк) и довольствия (тама'), пока ваши начальники сами не начнут давать вам его, и (клятву) в том, что (даже), если враг кого-нибудь из вас окажется у него под ногами, то он не тронет его иначе, как по приказанию ваших начальников».

Когда Абу-Муслим заключил в тюрьму Салма ибн Ахваза, Юнуса ибн Абд-раббихи, Акиля ибн Ма'киля, Мансура ибн Абу-л-Харка и его товарищей, он посоветовался с Абу-Мансуром, который сказал: «Преврати кнут твой в меч, а темницу твою в могилу». Тогда Абу-Муслим велел их привести и убил их. Выло их 24 человека.

Что же касается Али ибн Мухаммеда, то он передает, что ас-Саббах, клиент Джибриля, рассказал ему со слов Масламы ибн Яхьи, что Абу-Муслим начальником своей личной охрапы (харас) назначил Халида ибн Османа, начальником полиции (шурта) — Малика ибн ал-Хейсама, кадием — ал-Касима ибн Муджаши, а начальником дивана — Камиля ибн Музаффара и назначил каждому из них жалование по 4000 (диргемов). (Он передает), что Абу-Муслим пробыл в лагере в ал-Махуване 3 месяца, а потом однажды ночью выступил из ал-Махувана во главе большого войска и направился в лагерь Ибн ал-Кермани; его правым крылом командовал Лахиз ибн Курейз, левым — ал-Касим ибн Муджаши, авангардом же — Абу-Наср Малик ибн ал-Хейсам. Своим заместителем в лагере он оставил Абу-Абд-ар-рахмана ал-Махувани. Поутру он пришел в лагерь Шейбана. Наср, |1990| испугавшись, что Абу-Муслим и Ибн ал-Кермани соединятся для борьбы с ним, послал к Абу-Муслиму и предложил ему, чтобы он вошел в город (медина) Мерв и заключил с ним перемирие. Он согласился, и Наср заключил с Абу-Муслимом перемирие. Наср в течение всего этого дня вел с Ибн Ахвазом переговоры через посланца. Абу-Муслим же находился в лагере Шейбана. Когда настало утро, Наср и Ибн ал-Кермани сошлись для боя, а Абу-Муслим выступил, чтобы войти в город Мерв. Он отстранил конницу Насра и конницу Ибн ал-Кермани (?) и вошел в город (медииа) Мерв 7 или 9 раби II 130 г. (= 15 или 17 XII 747), произнося стих: «Он вошел в город в момент, когда жители его проявили беспечность, и нашел в нем двух сражавшихся людей, этот из его сторонников (а тот из его врагов)». (Коран, XXVIII, 14.) [138]

Говорит Али: Нам сообщили Абу-з-Зайяль и ал-Муфаддал ад-Дабби; они рассказали: Когда Абу-Муслим вошел в город Мерв, Наср сказал окружавшим его: «Вижу, что дело этого человека укрепилось и люди наперебой спешат к нему, я заключил с ним перемирие, и ему удастся то, к чему он стремится. Уходите вместе с нами из этого города и оставьте его (Абу-Муслима)». Они не согласились между собой: одни говорили: «да», другие «нет». И сказал он: «О, вы еще вспомните мои слова». Своим же приближенным из мударитов он сказал: «Ступайте к Абу-Муслиму, встретьте его и получите ог него свою долю». Абу-Муслим послал к Насру Лахиза ибн Курейза позвать его. Лахиз (сказал): «Подлинно знатные совещаются о тебе, чтобы убить тебя». (Коран, XXVIII, 19.) А перед этой (цитатой) он прочел несколько стихов (из Корана). Наср понял и сказал своему рабу: «Приготовь мне омовение», и встал, как будто собираясь совершить омовение. Затем он прошел в сад и вышел из него, сел верхом и бежал. Али рассказывает: Нам сообщил Абу-з-Зайяль, который сказал: Мне передал Ияс ибн Тальха ибн Тальха, он рассказал: Я был с моим отцом, а мой дядя ушел к Абу-Муслиму, присягать ему. Он еще не приходил, когда я прочел уже предзакатную молитву, день |1991| был короткий. Мы ждали его, приготовив для него обед. Я сидел вместе с моим отцом, как вдруг мимо проехал Наср на коне — я не знал в его доме коня быстрее этого, с ним его хаджиб и ал-Хакам ибн Нумейла ан-Нумейри. Отец мой сказал: «Он несомненно спасается бегством; с ним нет никого и перед ним нет копья и знамени». Проезжая мимо, он украдкой приветствовал (нас), миновав же нас, ударил своего коня, а ал-Хакам ибн Нумейла окликнул его гулямов, и они поскакали за ним.

Говорит Али: Сказал Абу-з-Зайяль: Сказал Ияс: Между нашим жилищем и Мервом было 4 фарсаха. Наср проехал мимо нас после наступления сумерек. Жители селения подняли крик и бежали. Моя семья и друзья сказали: «Уходи, чтобы тебя не убили», и заплакали. Я и мой дядя ал-Мухаллаб ибн Ияс ушли и присоединились к Насру после истечения части ночи. При нем было 40 человек. Его лошадь пристала, он сошел с нее и его повез на своей лошади Бишр ибн Бистам ибн Имран ибн ал-Фадл ал-Бурджуми. Наср сказал: «Я опасаюсь погони, кто проведет нас?» Абдал-лах ибн Ар'ара ад-Дабби ответил: «Я проведу вас». Он (Наср) сказал: «Ты (годишься) для этого». Он скакал с нами всю ночь, и утром мы оказались у колодца в пустыне в 26 фарсахах или менее, нас было (уже) 600. Мы ехали весь день и перед закатом остановились в виду домов и замков Серахса; нас было (уже) 1500. Я и мой дядя отправились к одному нашему другу из племени ханифа, по имени Мискин. Мы заночевали у него, не поев ничего, на утро же он принес нам сариду, (Кушанье из крошеного хлеба с мясом, политого бульоном.) и мы поели; мы были голодны — не ели целый день и ночь. Люди собрались, и их стало 3000. Мы простояли в Серахсе 2 дня, и, когда к нам не пришло (более) никого, Наср отправился в Тус и известил их (жителей его) об Абу-Муслиме. Он пробыл (там) 15 дней, затем отправился в Нишапур, и мы отправились (туда), и он остался там.

|1992| Когда Наср бежал, Абу-Муслим расположился в правительственном доме; Ибн ал-Кермани подоспел и вошел в Мерв вместе с Абу-Муслимом. Когда Наср бежал, Абу-Муслим сказал: «Наср утверждает, что я колдун, клянусь аллахом, он колдун».

|1993| [По другой версии Абу-Муслим послал к Насру Лахиза ибн Курейза, Курейша ибн Шакика, Абдаллаха ибн ал-Бахтари и Дауда ибн Карраза призвать его к книге аллаха и к повиновению избраннику семьи Мухаммеда. «Когда увидел Наср, что произошло с ним от йеменитов, рабиитов |1994| и не-арабов (аджам), и что нет у него возможности бороться с ними», он, [139] сделав вид, что он принимает условия Абу-Муслима, начинает подготовлять бегство своих ближайших сподвижников. На другой день утром Абу Муслим прислал к нему тех же людей вместе с несколькими членами шии из не-арабов (аджам) с теми же требованиями. Наср ответил, что он пошлет к Абу-Муслиму своего посланца, чтобы узнать, таков ли действительно его приказ, а пока совершит омовение и подготовился. Пока посланец ходил, Насру удалось бежать с сыном Темимом, Хаканом ибн |1995| Нумейлой ан-Нумейри, своим хаджибом и женой. Узнав о бегстве Насра, Абу-Муслим взял из его лагеря заложников, в том числе начальника его полиции (шурта) и секретаря, которые потом все были казнены по его приказу.]

В этом году был убит Шейбан ибн Салама ал-Харури. Рассказ о его убийстве и причинах его:

Как передают, причиной убийства его было следующее: Али ибн Джудей и Шейбан объединились для войны против Насра ибн Сейяра, благодаря (с одной стороны) несогласиям Шейбана с Насром, вызванным тем, что он (Шейбан) был одним из наместников Мервана ибн Мухамеда |1996| и в то же время держался взглядов хариджитов. (с другой стороны) благодаря несогласиям Али ибн Джудея с Насром, вызванным тем, что он был йеменитом, в то время как Наср был мударитом, а также тем, что Наср убил его отца и распял его. (Они объединились также) по причине той междоусобной борьбы, которая шла между йеменитами и мударитами. Когда Али ибн ал-Кермани заключил мир с Абу-Муслимом и разошелся с Шейбаном, Шейбан удалился из Мерва, тах как понял, что у него нет сил для войны против Абу-Муслима и Али ибн Джудея... (Пропуск 2 1/2 строчек испорченного текста.)

Абу-Муслим послал к Шейбану призвать его к присяге, но Шейбан ответил: «Я (сам) призываю тебя к присяге мне». Тогда Абу-Муслим послал (сказать) ему: «Если ты не присоединишься к нашему делу, то уходи из твоего дома, того, в котором ты находишься». Шейбан послал к Ибн ал-Кермани, прося его о помощи, но тот отказал. Тогда Шейбан отправился в Серахс, и к нему собралось много людей из (племени) бекр ибн ваиль. Абу-Муслим послал к нему 9 человек аздитов, в том числе Мунтаджи ибн аз-Зубейра, призвать его и предложить ему воздержаться от борьбы. Шейбан послал схватить послов Абу-Муслима и заключил их в тюрьму. Тогда Абу-Муслим написал Бассаму ибн Ибрахиму, клиенту племени лейс, в Биверд, приказывая ему итти на Шейбана и сразиться с ним. Он (Бассам) сделал это, нанес ему поражение и, преследуя его, вошел в город. И он убил Шейбаиа и многих из (племени) бекр ибн ваиль. Абу-Муслиму сказали, что Бассам мстит за (смерть) своего отца и что он станет убивать невинных и больных. Абу-Муслим написал ему, приказывая явиться к себе. Он приехал, оставив во главе своего отряда заместителя.

|1997| В этом году Абу-Муслим убил Али и Османа, сыновей Джудея ал-Кермани. Рассказ о причинах их убийства Абу-Муслимом:

Говорят, что причина этого была (следующая): Абу-Муслим послал в Абиверд Мусу ибн Ка'ба, который овладел им и написал об этом Абу-Муслиму. Абу-Дауда он послал в Балх, где был (наместником) Зияд ибн Абд-ар-рахман ал-Кушейри. Узнав, что Абу-Дауд направляется в Балх, он (Зияд) вышел к Джузджану во главе жителей Балха, Термеза и других округов Тохаристана. Когда же Абу-Дауд приблизился к ним, они бежали обратно в Термез, и Абу-Дауд вошел в город Балх. Абу-Муслим написал ему, приказывая явиться к себе, а на его место послал Яхъю ибн Ну'айма Абу-л-Майла... (Пропуск нескольких слов в тексте.) К Абу-Дауду пришло письмо Абу-Муслима с приказом вернуться. Он отправился в обратный путь, а на его место [140] прибыл Абу-л-Майла. Абу-л-Майла Яхья ибн Ну'айм написал Зияду ибн Абд-ар-рахману, предлагая ему объединиться. Он согласился. Вернулись, Зияд ибн Абд-ар-рахман ал-Кушейри, Муслим ибн Абд-ар-рахман ибн Муслим ал-Бахили, Иса ибн Зур'а ас-Сулами, жители Балха и Термеза и цари (мелик) Тохаристана и областей, лежащих за рекой и перед нею. Зияд и его спутники расположились в фарсахе от города Балха. Яхья |1998| ибн Ну'аим с теми, кто был с ним, вышел к нему. Они объединились, и все, сколько их было — мудариты, йемениты, рабииты и те не-арабы (аджам), которые были с ними, — единодушно договорились о борьбе с принявшими черный цвет. Начальство над ними (всеми) передали Мукатилю ибн Хайяну ан-Набати, не желая, чтобы (начальник) был из одной из трех групп.

[Абу-Муслим послал против них Абу-Дауда который одержал над |1999| ними полную победу при реке Сарджанаy. (Чтение сомнительно *** вариант: *** — Сурхан?) Зияд ибн Абд-ар-рахман и Яхья ушли в Термез, а Балх подчинился Абу-Дауду. После этого Абу-Муслим опять вызвал к себе Абу-Дауда, и они договорились о необходимости разлучить Али и Осмаyа, сыновей ал-Кермани. Для этого Абу-Муслим послал Османа амилем в Балх. Когда Осман прибыл в Балх, мудариты выступили из Термеза и захватили Балх. Тогда Абу-Дауд возвратился, одержал над ними победу и вернул Балх.]

Абу-Муслим и Али ибн Джудей отправились в Нишапур. Абу-Муслим и Абу-Дауд сошлись на том, что Абу-Муслим убьет Али, а Абу-Дауд — Османа в один день. Прибыв в Балх, Абу-Дауд послал Османа амилем в Хутталь во главе йеменитов и рабиитов Мерва и Балха, которые |2000| находились при нем. Когда он вышел из Балха, вышел Абу-Дауд... (Пропуск в тексте.) из области Хутталя. Он напал на Османа и его спутников, захватил их всех и обезглавил их в заключении. В тот же день Абу-Муслим убил Али ибн ал-Кермани. Абу-Муслим велел ему назвать наиболее приближенных к нему лиц, чтобы он (Абу-Муслим) дал им назначения и распорядился бы о выдаче им наград и (почетных) платьев. Тот (Али) назвал их ему, и он убил их всех.

В этом же году Кахтаба ибн Шебиб прибыл в Хорасан к Абу-Муслиму от Ибрахима ибн Мухаммеда со знаменем, которое вручил ему Ибрахим. Когда он прибыл, Абу-Муслим назначил его начальником своего авангарда, отдал под его начало войска и дал ему право смещать и назначать на должности. Он написал по войскам (джупуд) о послушании и повиновении ему. В этом же (году) он послал Кахтабу в Нишапур для борьбы с Насром. Али ибн Мухаммед рассказывает, что Абу-з-Зайяль, ал-Хасан ибн Рашид и Абу-л-Хасан ал-Джушами передавали ему, что, когда Шейбан ибн Салама ал-Харури был убит, его приверженцы присоединились к Насру, который находился в Нишапуре. Ан-Наби ибн Сувейд ал-Аджами написал ему, прося о помощи. Наср послал к нему своего сына Темима ибн Насра во главе двух тысяч, а (сам) Наср готовился итти в Тус. Абу-Муслим послал Кахтабу ибн Шебиба с (другими) военачальниками, в числе которых были ал-Касим ибн Муджаши и Джахвар ибн Маррар. Ал-Kacим двигался со стороны Серахса, а Джахвар — со стороны Абиверда. Темим послал Асима ибн Умейра ас-Сугди против Джахвара, который был к нему |2001| ближе всех. Асим ибн Умейр обратил его в бегство и укрепился в Кабадкане (***). (Но) Кахтаба и ал-Касим настигли ан-Наби, и Темим послал к Асиму (сказать): «Уйди от Джахвара и приезжай». Бросив его, он прибыл, и Кахтаба сражался с ними. Другой же, кроме тех, со слов которых Али ибн Мухаммед передает то, что мы привели о деле Кахтабы и об отправке его Абу-Муслимом против Насра и его сторонников, [141] раcсказывает следующее: когда (Абу-Муслим) убил Шейбана ал-Хариджи и сыновей ал-Кермани, изгнал Насра из Мерва и овладел Хорасаном, он разослал амилей в его города: Сиба ибн ан-Ну'мана ал-Азди он назначил в Самарканд, Абу-Дауда Халида ибн Ибрахима — в Тохаристан. Мухаммеда ибн Aш’aca он послал в ат-Табасейн и Фарс; Малика ибн ал-Хейсама он поставил во главе полиции (шурта), Кахтабу же он послал в Тус вместе с рядом других военачальников. В числе этих военачальников были Абу-Аун Абд-ал-мелик ибн Йезид, Мукатиль ибн Хаким ал-Акки, Халид ибн Бармек, Хазим ибн Хузейма, ал-Мунзир ибн Абд-ар-рахман. Осман ибн Нахик, Джахвар ибн Маррар ал-Иджли, Абу-л-Аббас ат-Туси, Абдаллах ибн Осман ат-Таи, Салама ибн Мухаммед, Абу-Ганим Абд-ал-Хамид ибн Риб'и, Абу-Хумейд, Абу-л-Джахм — его Абу-Муслим назначил к Кахтабе войсковым писарем, Амир ибн Исмаил и Мухриз ибн Ибрахим. Он столкнулся с теми, кто был в Тусе, и они (сторонники Насра) обратились в бегство. Количество тех из них, которые умерли в давке, превышало количество убитых, количество же убитых в тот день достигло 10 000 с лишним.

|2002| [Кахтаба, (Текст в этом месте, где описываются действия Кахтабы в районе Абиверда, Несы и Туса, совершенно испорчен.) по приказу Абу-Муслима, выступил против Темима ибн |2002| Насра ибн Сейяра и ан-Наби ибн Сувейда, лагерь которых находился в Сузакане. Кахтаба выслал вперед авангард в составе людей из Несы и Абиверда под командой Асида ибн Абдаллаха.] Он (Асид) известил его, что они двое стоят во главе 30 000 хорасанских храбрецов и витязей. Кахтаба послал Мукатила ибн Хакима ал-Акки во главе (одной) тысячи и Халида ибн Бармека во главе (другой) тысячи к Асиду. Это дошло до Темима и ан-Наби, и они растерялись. Затем Кахтаба пошел на них с теми, кто был с ним, и приготовился к битве с Темимом. Во главе своего правого крыла он поставил Мукатиля ибн Хакима, Абу-Ауна Абд-ал-мелика ибн Йезида и Халида ибн Бармека, во главе своего левого крыла — Асида ибн Абдаллаха ал-Хуза'и, ал-Хасана ибн Кахтабу, ал-Мусайяба ибн Зухейра |2003| и Абд-ал-джаббара ибн Абд-ар-рахмана, сам же стал в центре. После этого он двинулся к ним и призвал их к книге аллаха, к сунне его пророка и к избраннику из семьи Мухаммеда. Но они не откликнулись на его призыв. Тогда он приказал правому и левому крылу итти в атаку. Началась жестокая битва, самая жестокая из тех, что может быть. Темим ибн Наср был убит в схватке, вместе со многими из них, а лагерь их был захвачен. Ан-Наби с частью (воинов) укрепился в городе. Войска (Кахтабы) окружили их, пробили брешь в стене, вошли в город и убили ан-Наби и тех, кто был с ними. Асим ибн Умейр ас-Самарканди и Салим ибн Равия ас-Са’иди бежали к Насру ибн Сейяру в Нишапур и известили его об убийстве Темима, ан-Наби и тех, кто был с ними. Когда Кахтаба захватил лагерь со всем тем, что было в нем, он поручил Халиду ибн Бармеку принять это, а Мукатиля ибн Хакима ал-Акки он послал во главе своего авангарда к Нишапуру. Это дошло до Насра ибн Сейяра, который уехал, спасаясь бегством, с лучшими людьми Абрашахра. Он остановился в Кумисе; его спутники рассеялись, оставив его, и он отправился к Нубате ибн Ханзале в Джурджан. Кахтаба же со своим войском пришел в Нишапур.

В этом же году был убит Нубата ибн Ханзала, который был амилем Йезида ибн Омара ибн Хубейры в Джурджане. Рассказ об его убийстве:

Али ибн Мухаммед рассказывает, что Зухейр ибн Хунейд, Абу-л-Хасан ал-Джушами, Джабала ибн Фаррух, Абу-Абд-ар-рахман ал-Исбахани |2004| сообщили ему о том, что Йезид ибн Омар ибн Хубейра послал Нубату ибн Ханзалу ал-Килаби к Насру. Он прибыл в Фарс и Исбахан, потом [142] направился к Рею, прошел в Джурджан и не присоединился к Насру и,н Сейяру. Кайситы сказали Насру: «Кумис не подходит нам». Они двинулись в Джурджан. Нубата окопал свой лагерь. И когда его ров приходился на жилища людей, они давали взятки, и он отодвигал его. И лагерь его тянулся приблизительно на фарсах. Когда Кахтаба подошел к Джурджану в зу-л-касде 130 г. (= VII 748), с ним были Асид ибн Абдаллах ал-Хузаси, Халид ибн Бармек, Абу-Аун Абд-ал-мелик ибн Йезид, Муса ибн Ка'б ал-Мараи, Мусайяб ибн Зухейр, Абд-ал-джаббар ибн Абд-ар-рахман ал-Азди; его правым крылом командовал Муса ибн Ка'б, его левым крылом — Асид ибн Абдаллах, а во главе его авангарда был ал-Хасан ибн Кахтаба. Кахтаба сказал: «О люди Хорасана! Понимаете ли вы, против кого вы идете и с кем вы будете сражаться? Подлинно, вы будете сражаться с последышами тех людей, которые сожгли дом божий»! Ал-Хасан подошел и остановился на границе Хорасана (с Джурджаном). Ал-Хасан послал Османа ибн Руфейя, Нафи ал-Мервези, Абу-Халида ал-Мерверуди и Мас'аду ат-Таи к пограничному отряду Нубаты, которым командовал человек по имени Зуайб. Они напали на него ночью, убили Зуайба и 70 человек из его воинов и вернулись в лагерь ал-Хасана. Кахтаба подошел и остановился напротив Нубаты. Сирийцы были в таком количестве, подобного которому не видали люди, и когда хорасанцы увидели их, они почувствовали перед ними страх, настолько большой, что они стали говорить об этом и обнаружили его. Это дошло до Кахтабы, и он произнес им речь: «О люди Хорасана! Эта область принадлежала праотцам вашим, которые |2005| побеждали своих врагов, благодаря своей справедливости и праведности своей жизни, пока они не изменили (ее) и не стали поступать несправедливо. И разгневался на них аллах и отнял у них власть и сделал властителями над ними самый низкий народ, который был при них на земле. Они отняли у них их области, стали жениться на их женщипах и обращать в рабство их детей. Но при этом они судили по справедливости, выполняли обязательства и помогали обиженным А потом изменили (это) и переменили: стали судить несправедливо, стали устрашать благочестивых и набожных людей из родни посланника аллаха. И он (аллах) дал вам власть над ними, чтобы через вас отомстить им, дабы они понесли строжайшую кару, ибо вы ищете отмщения им. Имам обещал мне. что вы встретите их в количестве, подобном этому, и аллах даст вам одоление над ними, и вы обратите их в бегство и будете убивать их». А Кахтабе (как раз) прочли письмо Абу-Муслима (следующего содержания): «От Абу-Муслима Кахтабе. Во имя аллаха милостивого, милосердного. А затем: сразись с твоими врагами, аллах явится твоим помощником. А когда ты одержишь верх над ними, то будь неумолим в избиении». Они (противники) сошлись в пятницу в новолунье зу-л-хиджа 130 г. (= VIII 748). Кахтаба сказал: «О люди Хорасана! Этот день аллах отличил среди прочих дней, и действие, совершенное в течение его, (имеет) двойную (силу). И месяц этот великий, на него приходится праздник, величайший из ваших праздников перед аллахом. Имам сообщил нам, что в этот день этого месяца вы одолеете ваших врагов. Нападайте же на него (врага) со рвением, со стойкостью и осторожностью — ведь подлинно аллах с теми, кто стоек». И Кахтаба вступил с ними в бой; правым крылом его командовал ал-Хасан ибн Кахтаба, левым его крылом — Халид ибн Бармек и Мукатиль ибн Хаким ал-Акки. Они сражались и стойко держались друг против друга. Нубату убили, и сирийцы обратились в бегство, оставив убитыми 10 000 человек. Кахтаба послал |2006| Абу-Муслиму голову Нубаты и его сына Хайи.

|2016| В этом же году Кахтаба ибн Шебиб перебил известное количество жителей Джурджана — говорят, что он убил из них 30 000. Как говорят, (произошло) это потому, что дошло до него, что жители Джурджана, [143] после убийства Нубаты и Ханзалы, договорились выступить против Кахтабы. Когда до него дошло известие об их деле, Кахтаба вошел (в Джурджан), напал на них и убил из них то (количество), о котором я упомянул.

|III, 128| (140 = 757 г.). Рассказывают, что некоторые из войска напали ночью на Абу-Дауда Халида ибн Ибрахима, бывшего наместником Абу-Джасфара ал-Мансура над Хорасаном в этом году, а он жил у Кушмаханских ворот города (медины) Мерва, и проникли в помещение, в котором он находился. Абу-Дауд поднялся на внешнюю кирпичную закраину стены и стал звать своих сторонников, чтобы они узнали его голос, но кирпичи подломились, и он упал на парапет портика, находившегося перед крышей, сломал себе спину и умер около времени предзакатной молитвы. Его замещал (кама би хылафа) начальник его гвардии Исам, пока не прибыл к нему Абд-ал-джаббар ибн Абд-ар-рахман ал-Азди.

(пер. В. И. Беляева и Е. А. Разумовской)
Текст воспроизведен по изданию: Материалы по истории туркмен и Туркмении, Том I. VII-XV вв. Арабские и персидские источники. М.-Л. АН СССР. 1939

© текст - Беляев В. И., Разумовская Е. А. 1939
© сетевая версия - Тhietmar. 2006
© OCR - samin. 2006
© дизайн - Войтехович А. 2001
© АН СССР. 1939