Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ШАРАФ-ХАН ИБН ШАМСАДДИН БИДЛИСИ

ШАРАФ-НАМЕ

Год 911 (1505-06)

В этом году шах Исма'ил зимовал в Таруме Казвинском 273 и хотел было пойти на Гилян-и Бийе Пас, которым владел эмир Хусамаддин. Позднее благодаря увещеваниям Шайх Наджма Гилани Заргара («Золотых дел мастера») [шах] отказался от того замысла. В это время схватили Джилибан-бека Халхали и подвергли наказанию.

В конце этого же года отбыл из [этой] бренной обители в обитель вечности Мирза Султан Хусайн. И был он государем счастливым, удостоился [долгой] жизни и царствования. С величайшим усердием покровительствовал он ученым и опекал эрудитов. Ученики и учителя в его правление получали [всевозможные] блага. Для них в [квартале] Хийабан города Герата он построил медресе и дворец, равного которому нет в Иране и Туране, [да] и почти на всем свете. При нем в городе Герате было 12 тысяч учащихся, поэтов, писцов и людей других профессий — все они получали содержание за счет эмиров, везиров и государя. В их эпоху Хорасан стал таким процветающим и благоустроенным, каким никогда не был.

В городе Герате [Мирза Султан Хусайн] построил высокие дворцы и [разбил] сады, например Баг-и Мурад, что находится между городом и Газургахом 274. Там он построил многочисленные залы и расписанные золотом палаты. Высокодостойные ученые и прославленные поэты слагали превосходные касыды и прекрасные стихи, восхваляющие [построенные] им дворцы.

Поскольку он страстно любил зодчество, все эмирм, везиры и вельможи /138/ того времени старались [разбивать] красивые сады и возводить прекрасные дворцы, раю подобные хоромы и палаты, [что могли бы] украсить рай. Так, учредитель (Букв, «зодчий») справедливости великий эмир Низамаддин 'Алишир построил в упомянутом городе медресе и мечети, странноприимные дома и лечебницу, сады и дворцы, о каких на протяжении эпох не слыхал никто. [149]

В ранней молодости Мирза Султан Хусайн некоторое время служил при Мирза Султан Абу Са'иде в Мавераннахре и какое-то время ! — при Мирза Абу-л-Касиме Бабуре в Хорасане. После сйерти Абу-л-Касима Бабура его сын Мирза Шах Махмуд и сын Мирза 'Ала'аддаула, Мирза Ибрахим, стали враждовать друг с другом. Мирза Джихан-шах б. Кара Йусуф из Ирака решил захватить Астарабад, а Мирза Султан Абу Са'ид из Мавераннахра вознамерился покорить Хорасан. Мирза Джихан-шах отобрал у Мирза Ибрахима Астарабад и поручил Хусайну са'адлу охрану и оберегание тех мест.

Тем временем Мирза Султан Хусайн пошел на Хусайна са'адлу, разгромил его и завладел Астарабадом. Захватив Хорасан, Мирза Султан Абу Са'ид отобрал Астарабад у [Мирза Султан Хусайна] тоже, и Мирза Султан Хусайн около десяти лет проживал в хорезмских пустынях на манер казаков, продолжая вразкдовать с Мирза Султан Абу Са'идом. Услышав в Абиверде 275 известие об убийстве Мирза Султан Абу Са'ида, [Мирза Султан Хусайн] направил нескольких эмиров охранять и оберегать священный Мешхед и Нишабур, а сам выехал в /139/ Мерв, оттуда прибыл в Герат и утвердился на престоле царствования.

В начале его царствования, как упоминалось выше, при [описании] событий 875 (1470-71) года, с ним из-за управления Хорасаном враждовал Мирза Йадгар Мухаммед, [получивший] помощь и поддержку Узун Хасана. Некоторое время [Мирза Йадгар Мухаммад] проживал в Маймане, Фарйабе, в степях Бадгиса 276 и по берегу Мургаба, пока, улучив удобный момент, однажды ночью не выступил из Бабаилахи и не прибыл наутро в Баг-и Заган в Герате. Там он убил Мирза Йадгара Мухаммеда и стал после того независимым государем Хорасана. Он правил совершенно независимо тридцать восемь лет и четыре месяца, но под конец его правления (Букв, «времени») Шайбак-хан узбек возжаждал завладеть Хорасаном и пошел на Герат. Мирза Султан Хусайн выступил из Герата, желая с ним сразиться. Когда он миновал несколько стоянок, на него напал едущий о двух конях владыка — рок, и на закате солнца в понедельник 11 зу-л-хиджжа упомянутого года в местечке Бабаилахи из относящихся к Бадгису [округов Мирза Султан Хусайн] был принят под сень господней милости. Через четыре дня его тело перевезли в Герат и похоронили в мавзолее, который им был построен для собственного захоронения. [150]

[Мирза Султан Хусайн] прожил семьдесят лет, и под конец жизни половину тела ему разбило параличом, и он садился на носилки, а верхом ездить не мог. [Мирза Султан Хусайн] впал в детство и проводил свое время, играя с баранами, петухами и голубями, но, оказывая покровительство мудрецам и ученым, обладателям знания и совершенства, не упускал [ни единой] мелочи. Благодаря лучам его заботы эрудиты и мастера достигли совершенства и вершин независимости — каждый в своей  области /140/ стал корифеем (Букв. «единственным») эпохи и единственным [своего] времени. Так, [милостями] того высокодостойного государя были вскормлены его честь Маулана Нураддин Абдаррахман Джами и эмир Алишир Нава'и. Полустишие:

Они два свидетеля мне для такого утверждения.

Однако его сыновья под конец не повиновались ему как подобает и допускали враждебные [действия], поэтому это семейство утратило власть. У его величества было четырнадцать сыновей, чьи имена широко известны: 1. Бади'аззаман-мирза; 2. Музаффар Хусайн-мирза; 3. Кепек-мирза; 4. Абу-л-Мухсин-мирза; 5. Фаридун Хусайн-мирза; 6. Мухаммад Ma'cyм; 7. Фаррух Хусайн; 8. Мухаммад Хусайн; 9. Ибрахим Хусайн; 10. Шах Гариб-мирза; 11. Мухаммад Касим; 12. Абу Тараб; 13. Ибн Хусайн; 14. Хайдар Мухаммад. Семеро из них умерли при жизни отца, остальные семеро после смерти отца оставались живы.

Год 912 (1506-07)

В начале этого года Мирза Бабур б. Мирза 'Умар-шайх б. Мирза Султан Абу Са'ид Гурган услышал в пределах Газны и Кабула известие о смерти Мирза Султан Хусайна, и ему стало ясно, что Шайбак-хан твердо намерен завладеть Мавераннах-ром и покорить Хорасан. [Мирза Бабур] сказал: «Если потомки и прославленные [рода] эмира Тимура Гургана не устремят теперь все помыслы на разгром узбекских войск и не проявят в оберегании государства Хорасана единодушия и согласия, всенепременно [и] в самое ближайшее время Шайбак-хан захватит области Хорасана и сокрушит устои существования оставшихся [отпрысков] семейства /141/ эмира Тимура Гургана».

После долгих раздумий он решил поспешить в стольный город Герат, встретиться с сыновьями Мирза Султан Хусайна и всерьез продумать отпор врагам. В осуществлении (Букв. «подписании») этого [151] плана он положился на божественное вспомоществование и выехал из Кабула в Хорасан. Услышав эту радостную весть, Бади'аззаман-мирза и Музаффар Хусайн-мирза соблюли церемониал встречи, и оба постарались оказать [Мирза Бабуру] уважение (Букв. «возвеличение») и почет. Они поместили Мирза Бабура у эмира 'Алишира, и каждый из братьев ревностно исполнил обязанности угощения и гостеприимства.

Тем временем прибыли гонцы из-Балха и доложили, что Шайбак-бек остановился под Балхом с армией, [неисчислимой, [как дождевые] капли в нескончаемый ливень, и осадил упомянутый город. Услышав эту новость, Бадиззаман и Музаффар Хусайн с Мирза Бабуром и преисполненными отваги эмирами посоветовались и решили сражаться с Шайбак-хаиом. Они разослали во [все] концы областей Хорасана гонцов собрать [всех] шахзаде.

Все три брата — Мирза Бади'аззаман, Музаффар Хусайн-мирза и Мухаммад Касим с Мирза Бабуром выехали из стольного города Герата, а когда доехали до местечка Чихил-духтаран в Бадгисе, Подъехал из Мерва Абу-л-Хасан-мирза и к ним присоединился. На берегу Мургаба к войску братьев примкнул Ибн Хусайн-мирза из Каина 277 с эмирами и знатными Хорасана, но Кепек-мирза, [вынашивая] враждебные замыслы, не выехал из своей резиденции — священного Мешхеда /142/ — и на помощь братьям никого из эмиров и столпов своей державы не послал. По этой причине зерцало решимости сыновей эмира оказалось разбитым камнем разногласия, и между ними наступил полный разлад. Мирза Бабур, увидев их разногласия, направился в Кабул, а все сыновья эмира возвратились в свои резиденции.

В этом же году шах Исма'ил выехал из Султанийе в летовье Кайд, а зимовал в Азербайджанском Хое. Он поручил отряду из своих воинов разгромить курда Сарума мукри и во главе войска поставил Абди-бека шамлу и Сару Али мухрдара. Они были убиты курдами, и кызылбашское войско возвратилось разбитым и разгромленным.

Год 913 (1507-08)

1 мухаррама этого года Шайбак-хан повел войско на Хорасан. Бади'аззаман-мирза и Музаффар Хусайн-мирза собрали свои армии и поспешили оказать отпор. Два войска встретились в местечке Марал, которое относится к Бадгису, и эмир [152] Зу-н-Нун, амир ал-умара' и оплот державы Б ади’аззамана, был убит. Оба брата бежали самым позорным образом и больше власти не получили. Музаффар Хусайн попал в Астарабад и в этом году умер. Бади'аззаман в надежде на признательность правителя Кандагара Шуджа'-бека б. эмира Зу-н-Нуна отправился туда и, убедившись в его неверности, возвратился в Астарабад.

Шайбак-хан прибыл в стольный город Герат и восшествовал на престол царствования. Тимур-султана и 'Убайдаллах-султана б. Махмуд-султана он направил в Мешхед против Мирза Кепека и Мирза Абу-л-Мухсина,  /143/ и в местечке Сангбаст, в двух фарсахах от Мешхеда, они сразились с Мирза Кепеком и Абу-л-Мухсин-мирзой. Оба шахзаде в том сражении удостоились мученической смерти за веру, хорасанское государство было полностью завоевано Шайбак-ханом и утрачено [навсегда потомками] Джагатая.

В этом же году шах Исмаил отправился на завоевание вилайета Марата А усмирение племени зулкадр. Когда он подъехал к окрестностям Кайсарийе 278, племя зулкадр ночью внезапно напало и, одержав незначительную победу, разбежалось по горам и [больше] не показывалось. Шах Исмаил дошел до Турна-Таги, оттуда возвратился и завоевал крепость Харбирт 279, которой владело племя зулкадр.

В это время правитель Диарбекира Амир-хан мусуллу выразил со своими племенами и 'аширатами покорность и повиновение и препоручил Диарбекир наместникам шаха. Амир-хан был вознесен государевыми милостями и монаршими щедротами, а его область и вилайет пожаловали Хан Мухаммаду б. Мирза-беку устаджлу. Оттуда [шах Исм'аил] направился к своим зимним становищам.

'Ала'аддаула-бек в отсутствие шаха Исма'ила поставил своего сына Сару Капалана военачальником и послал на войну с Хан Мухаммадом устаджлу, который зимовал в округе Арзан. Между ними произошло сражение, и Касим-бек, которого за его совершенное мужество и храбрость, за непомерную отвагу и великодушие прозвали Сару Капаланом (Букв. «стал известен как Желтый Леопард»), погиб в том сражении вместе с вельможами (племени] зулкадр. Их головы Хан Мухаммад отослал шаху Исмаилу в город Хой.

В конце этого же года 'Алааддаула-бек из чрезмерного рвения /144/ снова послал в Диарбекир против Хан Мухаммада своих сыновей Кур Шахруха и Ахмад-бека с 14 тысячами доблестных конников-копьеносцев. Хан Мухаммад оставил свой [153] лагерь неприятелю и ушел (Букв. «вышел в одну из сторон»). Племя зулкадр без страха и опасений заняло его лагерь и принялось за грабеж. В это время, подобно разъяренному льву и быстрому леопарду, из засады вышел Хан Мухаммад и направил на них разящий меч. В мгновение ока сыновья 'Алааддаула были обезглавлены, а его воины пустились в бегство. [Хан Мухаммад] набил их головы соломой и отослал ко двору шаха.

Год 914 (1508-09)

В этом году шах Исмаил пошел на Багдад с намерением завоевать Ирак Арабский. Сначала Базик-бек Парнак 280 взял из Шираза Султан Мурада б. Султан Йакуба, отправился в Багдад, поставил на царствование и с покорностью надел [на него] корону. Позднее, когда к Багдаду подошел шахский кортеж, [Базик-бек] испугался и с Султан Мурадом уехал к 'Ала'аддаула зулкадру. Хусайн-бек Лале, который занимал (Букв. «которому была поручена») должность шахского вакила и [возглавил] передовые отряды, вступил в Багдад и установил чекан монет и [чтение] хутбы с именем государя.

Вслед за ним прибыл в Багдад шах Исмаил. Он изволил остановиться в Чахарбаг-и Пир Будак, а затем отправился на поклонение к гробницам имамов. В то время он напал на арабов пустыни и занялся охотой на львов. С помощью стрелы и меча один на один он убил несколько львов, и каждому, кто сообщал ему, что видел льва, он дарил коня с седлом и уздечкой. На тигра он ходил один.

/145/ Управление Багдадом [шах Исма'ил] пожаловал Хадим-  беку Талишу, должность вакила поручил эмиру Наджму, везирские дела — эмиру Йар Ахмаду Хузани-Исфахани, обязанности мустауфи — Маулана Шамсу Исфахани. Стал он средоточием переписи и учета, и тюрки перестали посягать на имущества государя.

Затем [шах Исмаил] пошел на области арабов Myшa'шa', силой и натиском захватил их вилайет и через Кухгилуйе выехал в стольный город Шираз, поручив Байрам-беку Карамани, эмиру Наджму и Лале-беку устроить набег на улус Шах Рустама лура.

Год 915 (1509-10)

В начале этого года шах Исмаил направился из Шираза в Ирак. В месяце сафаре упомянутого года казнили [Кази Мухаммада], [154] когда пред шахским помыслом стали явны и очевидны преступные деяния Кази Мухаммада Каши — он совмещал [обязанности] садра и [должность] эмира,— к тому же еще прибавилась неприязнь эмира Наджма. За те же несколько дней сместили с поста эмира Абдал-бека Даде зулкадра, правителя Казвина, Соухбулага, Рея и Хувара 281, а его пост передали Зайнал-хану шамлу. Должность садра была безраздельно пожалована предводителю сейидов высокородному эмиру Саййид Шарифу б. эмиру Таджаддину 'Али б. эмиру Муртаза Астар-абади, который был родом из Шираза и принадлежал к потомкам эмира Саййид Шарифа "Алламе. Сместили Хусайн-бека Лале шамлу, главаря кызылбашских эмиров, а его пост передали Мухаммад-беку суфрачи (Стольнику) устаджлу, поименованному впоследствии Чайан-султаном.

В Хамане-йи Шабестар 282 заболел плевритом и /146/ умер эмир Наджм вакил. Его должность препоручили эмиру Иар Ахмаду Хузани и поименовали [его] Наджм-и Сани (Наджм Второй). Поэт 'Умиди посвятил ему превосходные касыды. В одной из своих касыд он [так] говорит. Стихотворение:

Наджм-и Сани— второго, ему подобного, не будет,
А если где-нибудь и будет, об этом знает лучше великий Аллах.

В конце этого же года шах Исма'ил отправился на завоевание Ширвана. Здешний правитель Шайх-шах укрылся в крепости Бигурд, [шах] покорил крепость Баку и Шабран 283 и поручил управление теми крепостями Лале-беку шамлу. В этом же году под натиском смертоносного узбекского войска из Астарабада бежал под покровительство шахского двора Мирза Бади'аззаман б. Султан Хусайн-мирза. [Шах] оказал ему полный почет и уважение и дал место в государевом меджлисе впереди везир[ов], рядом с царевичами.

Год 916 (1510-11)

В этом году в Анатолии поднял восстание некий Шайтан-кули (Букв. «Раб сатаны» — прозвище повстанца) из племени кызылбашей и вызвал большой беспорядок. Султан Байазид-хан послал против него великого везира 'Али-пашу, и упомянутый паша удостоился мученической смерти за веру. [155]

12 зу-л-хиджжа этого же года в летовье Харракан 284 шах Исмаил услышал, что смертоносная армия узбеков ограбила некоторые районы и округа Кермана, и поэтому [шах] направил к Шайбак-хану Кази Нураллаха, племянника Кази 'Исы садра, а затем еще Шайх Мухйиаддина, известного под [именем] Шайх-заде Лахиджи, приказывая ему прекратить те безобразия. В конце концов Шайбак-хан послал к государеву двору эмира Камаладдина Хусайна Абиварди и в своем послании проявил высокомерие. Это /147/ обидело государя, и из того  летовья он направился в Хорасан. Когда [шах] подъехал к Дамгану 286, оттуда бежал зять Шайбак-хана, Ахмад-султан, а из Астарабада — Хчаджа Ахмад Кункурат. Подобным же образом [от] узбекских наместников очистили большую часть областей Хорасана.

После посещения пресветлой могилы Имам Ризы — да будет им доволен [господь] и да поприветствует его!— [шах Исма'ил] направился в Серахс. В конце раджаба Шайбак-хан самым поспешным образом выступил из стольного города Герата в Мерв, а Дана Мухаммад афшар двинулся с отрядом доблестных кызылбашей впереди [шахской армии]. В окрестностях Тахирабада он столкнулся с отрядом узбеков, и, пока не убили Дана Мухаммада, кызылбаши гнали узбеков до самой Мерв-ской крепости.

Вслед за [Дана Мухаммадом] подошло войско шаха Исма'ила и окружило город. Поскольку в битве за крепость успеха не добились, шахские войска (Букв. «знамена») вечером в среду 28 ша'бана оставили подступы к Мерву и остановились за рекой Махмуди.что [протекает] в трех фарсахах от города. В четверг и в пятницу ночью из того места (Букв. «находясь на той стоянке») [шах Исмаил] направил Шайбак-хану с верным курчи послание, в котором сильно [его] бранил, а на утро выехал в Талахтан (?). Амир-хана мусуллу он оставил у того моста и приказал, когда покажется тьма неприятельского войска, не ввязываться в битву и отступать к лагерю [государя]. Обманутый теми действиями, Шайбак-хан с 15 тысячами конников бросился из крепости, объяснив бегство Амир-хана слабостью [кызылбашской] армии, и перешел реку Махмуди. Шахские войска /148/ повернули назад, и жестокая битва продолжалась с утра до заката солнца.

Доведенный до крайности Шайбак-хан с 500 конниками укрылся где-то в развалинах, откуда не было выхода. На них напали Бурун-султан такалу и другие кызылбашские эмиры. [156]

В полной растерянности узбекские богатыри тоже набросились на [них] и затоптали Шайбак-хана ногами, так что он задохнулся. Его голову отрубили и поднесли шаху. Тотчас его череп был позолочен, и [из него] стали вкушать благоуханное вино. Везир Шайбак-хана Хаджа Махмуд сагарчи (Кравчий), который в действительности был шиитом, послал шаху ключи от [города] Мерва. Он был отмечен государевым благоволением и милостью и избран [в число] везиров. Оттуда победоносная армия (Букв. «знамя») направилась в Герат, 20 рамазана вступила в упомянутый город и осталась там на зиму. Управление [Гератом] поручили Лале-беку шамлу, а управление Мервом — Даде-беку. На зимних кочевьях [шах] из религиозного фанатизма по обвинению злоумышленников казнил шайх ал-ислама Хорасана Маулана Сайфаддина Ахмада б. Йахйю б. Маулана Са'ад ал-миллат ва-д-дина Мас'уда ат-Тафтазани.

Там же к шаху на службу прибыл Мирза Султан Увайс, известный под [именем] Хан-мирзы б. Мирза Султан Махмуда б. Султан Абу Са'ида Гургана, снискал всевозможные милости и, удовлетворенный, возвратился в свой удел Хисар Шадман 286.

Год 917 (1511-12)

Весной этого года шах Исмаил отправился из стольного города Герата на завоевание Мавераннахра. Когда победонос-ные армии разбили /149/ палатки на землях Маймане и Фарйаба, узбекские ханы, вознесшие было в Мавераннахре после убийства Шайбак-хана знамя царствования, постучали (Букв. «вошли») в дверь заступничества и прибегли к посредничеству столпов державы. Посредником стал Хваджа Махмуд сагарчи и разрешил их вопрос (Букв. «дело»). На основании этого государь пожаловал Байрам-беку караманлу управление Балхом, Андахудом, Шабурганом 287, Чачакту, Маймане, Фарйабом, Мургабом и Гарджи-станом и повернул в сторону Ирака.

Подъехав к границам Рея, [шах Исмаил] услышал, что в Руме восстало около 15 тысяч [выходцев из племени] текелу. Они неоднократно сражались с османскими эмирами и знатью, разграбили в окрестностях Эрзинджана караван и перебили всех, кто там был (Букв. «население того»),— более пятисот человек. Вышел непререкаемый, [157] как судьба, указ расправиться с их главарями — знатных из того сборища казнить, а остальных, их подданных, поделить между эмирами, чтобы находились у них в услужении.

Шах Исма'ил в этом году изволил зимовать в Куме. На зимние становища ко двору государя с дарами и приношениями прибыли эмир 'Абдалкарим и Ака Мухаммад Рузафзун, которым принадлежало управление Мазандераном. Они согласились ежегодно выплачивать в государеву казну 30 тысяч туманов — [таких, какими] пользуются в Ираке.

Эмира Саййид Шарифа Джурджани сместили с поста великого везира, и он отправился на поклонение гробницам имамов, а ту высокую должность препоручили в начале [месяца] зу-л-хиджжа эмиру 'Абдалбаки.

В это время до славного /150/ и достойного слуха [государя] дошла весть о перемене в умонастроениях Мирза Бабура, который покорил Мавераннахр при помощи и поддержке шаха [Исмаи'ла]. [Государь] поручил эмиру Наджм-и Сани проучить его и завоевать Мавераннахр. Ему в подчинение назначили группу эмиров, и в конце [месяца] зу-л-хиджжа они выехали туда из зимних становищ Кума.

В этом же году, подстрекаемый янычарами и румелийским войском, султан Салим-хан возжаждал султанской власти и заодно с ними пошел на своего великого отца — султана Байазид-хана. В местечке Чорли между отцом и сыном произошли сражение и битва. После многочисленных схваток и [больших] усилий войско сына было разбито. Султан Салим бежал с поля битвы и на корабле уехал в Кафу.

Год 918 (1512-13)

В начале этого года везиры и столпы державы султана Байазид-хана решили: если приедет из Кафы в Румелию султан Салим-хан, соберет под своим знаменем большой отряд и пожелает снова сразиться с отцом, с обоюдного согласия привезти его в Стамбул и поставить государем. Они тайно послали к нему человека и изъяснили чистоту [своих] намерений и помыслов. Поэтому султан Салим-хан направился из Румелии в Стамбул и изволил остановиться возле Эдирне-капыси 288. Везиры и эмиры — все столпы благоденствия вышли ему навстречу, удостоились лобызания [султанских] перст и со всем почтением и уважением доставили его в стольный город. Удостоившись вначале лобызания руки своего уважаемого почтенного родителя, [султан Салим] тут же отослал отца на носилках [158] в Эдирне, а сам изволил восшествовать на престол царствования.

Через два дня султан Байазид-хан от великого /151/ горя и страданий, [от] приступов печали и скорби вывел из столицы тела султанский кортеж души и был принят под сень господней милости.

[Султан Байазид-хан] восшествовал на престол царствования в тридцатилетнем возрасте и правил тридцать два года. Его похвальные деяния и обычаи соответствовали образу действий суфиев. Он подал покаянную десницу его преосвященству Шайх Мухйиаддину, отцу муфти эпохи Абу ас-Сауда Эфенди, и уединялся с ним для молитвы. Добродетельные сыновья того государя — прибежища всепрощения суть следующие:

Султан Шаханшах, Султан 'Алам-шах, Султан Ахмад, Султан Салим, Султан Куркуд, Султан Махмуд, Султан 'Абдаллах и Султан Мухаммад. Султан Куркуд пропал, а остальные братья были убиты султаном Салим-ханом. В дни его правления на везирском посту восседали девятнадцать великих везиров, оставивших после себя на страницах эпохи [богоугодные] заведения и свидетельства [своего] благочестия: соборные мечети, мечети, медресе, дервишеские обители и странноприимные дома, [ныне] благоустроенные и процветающие.

В конце прошлого года (917 г. х.) эмир Наджм-и Сани пошел вместе с эмирами Хорасана на Мавераннахр, подъехал к куполу ислама — Балху и двадцать дней находился в том городе. Оттуда он послал в Хисар Шадман за Мирза Бабуром эмира Мухаммада Йусуфа, которого привез с собой из Герата, а в месяце раджабе миновал Термедский перевал и в местечке Чакчак, называемом еще Железным ущельем 289, встретился с Мирза Бабуром. Они вместе пошли на Хазар. Местный правитель Ак Пулад-султан, будучи не в силах оказать сопротивление, оставил [крепость], умоляя о пощаде, и был схвачен. Хулкуту-бахадур йузбики /152/ начал сражение в той крепости и был убит вместе с многочисленным отрядом узбеков.

Затем [Наджм-и Сани и Мирза Бабур] пошли на Карши 290. Местный правитель Шайхум-мирза оказал [им] сопротивление, [но] через три дня силой и натиском они захватили то место и обрушили на здешнюю знать и простонародье (Букв. «великих и малых») безжалостный меч, не давая пощады никому. Так, во [время] того кровавого побоища и ужасной смуты от руки не [ведающих] страха убийц удостоился мученической смерти за веру обладатель духовных [159] совершенств Маулана Бина'и 291 — неизвестно, чтобы око времени созерцало ему подобного по обширности [познаний].

В народе рассказывают: в тот день, когда смертоносное кызылбашское войско завладело городом Карши, Маулана Бинаи набрал полную груду камней, забрался на высокую крышу и стал кидать в сборище своих преследователей. Когда у него остался один камень, какой-то кызылбашский подонок погрозил Маулана копьем. В полном смятении [Маулана] бросил в него камень и произнес такой бейт. Стихотворение:

Прошу о помощи владыку небес, —
[У меня только] этот самый камень да крыша Карши.

Последнее мисра этого бейта стало в Мавераннахре, Хорасане и Ираке пословицей.

Словом, после [учиненного] в Карши убийства и погрома эмир Наджм-и Сани выехал оттуда и остановился в двух фарсахах от Бухары. Там он услышал, что к Бухаре подходит 'Убайд-хан 292, и потому послал Байрам-бека караманлу с отрядом доблестного войска для их разгрома. Узбеки, будучи не в силах оказать им сопротивление, кинулись в крепость Гудждуван 293. /153/ Прослышал о том эмир Наджм и пошел с остальными войсками на ее осаду.

Он стоял под той крепостью несколько дней- Мирза Бабур и Хаджа Махмуд сагарчи — люди, знавшие те области и хорошо знакомые с местными особенностями,— сколько ни говорили эмиру Наджму, что не стоит там оставаться, он не соглашался, пока утром во вторник 3 рамазана из Бухары не выступили Джанибек-хан и 'Убайд-хан. К ним присоединились находившиеся в крепости узбеки, и тут же началось сражение.

Первым погиб в том сражении Байрам-бек караманлу. Остальные эмиры пренебрегли послушанием эмиру Наджму и обратились в бегство. Мирза Бабур направился в Хисар Шадман, а эмир Наджм, эмир Зайнал'абидин Сафави и много кы-зылбашей были убиты и захвачены в плен. Джанибек-султан, преследуя побежденных, дошел до Герата и изволил остановиться в Уланг-и Кахдастан 294. Вслед за ним прибыл и 'Убайд-хан и в долине Сак-и Салман вознес до апогея солнца и луны [свои] палатки и шатры. Около двух месяцев осаждал узбекский военачальник город Герат и ничего не добился. Эти печальные вести дошли в Исфахане до слуха шаха И смаяла, и он решил идти на Хорасан. [160]

Богоугодные заведения и благодеяния султана Байазид-хана — над ним милость и всепрощение [господа]!

Во-первых, он основал и завершил [строительство] исполненной великолепия благородной соборной мечети, славного медресе, школы, странноприимного дома, лечебницы и [дервишеской] обители в городе Амасье. В местечке Османджик на реке Кызылирмак он построил девятнадцатиарочный мост,  а также /154/ четырнадцатиарочный мост на реке Сакарье в местечке Гейве 295. В области Сарухан на реке Гедос 296 он начал и завершил строительство еще [одного] моста о девятнадцати арках. И ежегодно он раздавал из государевой казны большую сумму муфти [того] времени, наставникам медресе, великим ученым и уважаемым людям. Кроме этого он ежегодно посылал в Бухару сумму в 10 тысяч серебряных дирхемов для его чести Маулана 'Абдаррахмана Джами и руководителей [ордена] Накшбанди.

Улемы и шейхи — современники султана Байазид-хана

Первый — Муслихаддин, который вначале стал кази-аскером Румелии, а под конец удовольствовался небольшим пенсионным пособием.

Затем Маулана Мухаммад Сумсуни. Вначале он стал кази-аскером Румелии,. а впоследствии был смещен.

Затем Маулана Ибрахим, который первое время был кази-аскером, а потом достиг поста везира.

Затем Маулана 'Ала'иддин Фанари, удостоенный должности кази-аскера Румелии и Анатолии.

Затем Маулана Хаджжи Хасан-заде-йн Имам 'Али, который после тысячи огорчений, трудностей и стараний стал кази-аскером Анатолии.

Затем Ахи-заде Джафар Чалаби, наставник в медресе Мах-муд-паши, однако [впоследствии] благодаря прекрасному почерку и таланту стилиста он [был назначен] нигианджи-баши 297.

Затем Маулана Йусуф Тукати, муж ученый и знающий (Букв. «содержательный»). Ему принадлежат признанные сочинения по большинству наук. Он стал наставником в медресе Османийе, и ему положено каждый день восемьдесят акче.

Затем Маулана 'Азари, муж просвещенный, написал пояснение к комментарию на Мавакиф. Ему принадлежат хорошие стихи на турецком языке и фарси. [161]

Затем Маулана Синан /155/ Чалаби 'Аджами, известный под  [именем] Барда'и-заде. Первое время он был наставником в медресе Амасьи, под конец достиг благородной должности муфти и написал пояснение к Мавакиф и комментарий на Таджрид.

Затем Маулана Зирак, который принадлежит к великим ученым Рума. Вначале он стал кази Стамбула, а впоследствии достиг должности кази-аскера Румелии и Анатолии.

Затем средоточие талантов и совершенств, автор сочинений о поклонении [богу], знаток областей небесного царства, открыватель тайн [господнего] всемогущества Хаким Идрис Бидлиси. Описание добродетелей того достойного выходит за пределы возможного, а красота и благородство его творений превыше всяческих похвал.

Затем Маудана Шуджа'аддин Кусадж, который вначале стал наставником в медресе Османийе, а затем вознесся до должности кази Брусы.

Затем Маулана 'Абдаррахман. Он большей частью пребывал в славном обществе государя, написал на Mamaлa' комментарий, сделав автору текста и комментатору несколько замечаний, одобряемых учеными.

Затем Маулана Мирам Чалаби, который стал наставником государя. Он в совершенстве знал арабский язык и астрономию и перевел на фарси астрономические таблицы, [составленные при эмире Тимуре] Гургане.

Затем Хаким Шах Мухаммад, приехавший в Стамбул из Казвина. Он в совершенстве знал философию [и] особенно медицину и позднее стал лекарем государя.

Затем Маулана Музаффараддин Ширази, не имевший себе равных по знанию астрономии.

Затем Маулана Кутбаддин Ахмад б. Маулана Нафиси — второй Лукман 298 в медицине. Он постоянно находился на службе при государе, и ему принадлежит в области медицины [сочинение] /156/ Китаб-и Нафиси.

Во времена того государя — покровителя познания повсюду поэты посвятили ему превосходные касыды. Так, прекрасные касыды посвятил их славному имени и прислал из Хорасана Маулана Нураддин 'Абдаррахман Джами — над ним милость [божья]! Тому высокодостойному султану он посвятил третью тетрадь Силсилат аз-захаб, которая называется Дафтар-и 'адл. Из того сочинения приведем (В тексте: «приводятся») эти несколько бейтов. Стихотворение: [162]

Появись сейчас Нуширван
И будь он справедливее прежнего,

Он постыдился бы именовать себя справедливым
И стал бы рабом владыки Рума —

На кого снизошло достоинство и величие — султана
Байазида Йылдырыма, государя эпохи.

Год 919 (1513-14)

Утром в пятницу 3 мухаррама этого года узбекские султаны оставили подступы к Гератской крепости. Джанибек-султан перешел через Амударью, а 'Убайд-хан в окрестностях Мургаба присоединился к Мухаммаду Тимур-султану б. Шайбак-хану, который шел на Хорасан, и они вместе направились в священный Мешхед. Силой и натиском они завладели [территорией] от Мерва до Исфараина. 299

Поскольку [запас] провианта в городе Герате истощился, Хусайн-бек Лале и Ахмад-султан Суфи-оглы, не видя смысла . оставаться, прибыли через Табас и Систан в Ирак. Гератские фанатики, например Хаджа Абу-л-Вафа и другие, сообщили об этом Мухаммаду Тимур-султану и пригласили его в Герат (Букв. «туда»). Мухаммад Тимур-султан посчитал это известие за великую радость, поспешил туда без промедления и изволил остановиться в Баг-и Джиханара. Гератские сунниты убили много шиитов,  [но] под конец благодаря усилиям эмира /157/ Мухаммада [б.] эмира Йусуфа прекратили резню (Букв. «это занятие»).

Шах Исма'ил прибыл в Рей с намерением идти на Хорасан. В местечке Сарыгамыш 300 он назначил на должность вакила и амир ал-умара' Худам-амира 'Абдалбаки и оттуда двинулся на Хорасан. Когда в летовье Галпуш 301 были разбиты шатры августейшего войска, [государь] направил [во главе] передовых отрядов правителя Шираза Халил-султана.

Когда стало известно о [выступлении] победоносных армий (Букв. «знамен»), Убайд-хан узбек бежал из священного Мешхеда и через Ширшутур 302 направился в Бухару. Мухаммад Тимур-султан подобным же образом оставил Герат и бежал в Самарканд.

Счастливые знамена пожаловали из Галпуша в Уланг-и Радкан 303. Поскольку Даде-бек оставил Мерв и бежал, его в назидание другим одели в женское платье, посадили на осла и с величайшим позором провезли вокруг лагеря. [163] [Шах Исма'ил] передал власть над Гератом Завнал-хану шамлу, управление Балхом и относящимися [к нему округами] — Див-султану румлу, а Амире-султана мусуллу возвысил до управления Каином.

Государево войско отправилось к летовью Бабахаки, а оттуда возвратилось в Уланг-и Кахдастан [возле] Герата. Упорядочив наилучшим образом дела в Хорасане, [государь] возвратился в Исфахан.

Год 920 (1514-15)

В воскресенье 15 мухаррама этого года султан Салим-хан подошел к границам Эрзинджана с намерением захватить Иран. Когда это известие дошло в Исфахане до шаха Исма'ила, он направился в Азербайджан, желая сразиться [с султаном Салимом]. Противники встретились в местечке Чалдыран. После упорной борьбы погибло много кызылбашской знати, /158/ как-то: эмир 'Абдалбаки садр, эмир Саййид Шариф, Мухаммад Камуне, правитель Диарбекира Хан Мухаммад устаджлу, Валиджан-бек казаклу-туркиман, Сару Пире курчи-баши устаджлу, Хусайн-бек Лале шамлу, Султан 'Али-мирза афшар, Пир 'Умар-бек ишраджи-баши и около пяти тысяч конников. Поражение потерпело кызылбашское войско. Шах Исмаил бежал и не ослабил поводьев [своего] гнедого до Даргузина и Хамадана.

Султан Салим-хан, преследуя его, прибыл в стольный город Тебриз, оставался там несколько дней, но недостаток продовольствия достиг предела [возможного], и [государь] счел неразумным там находиться. [Султан Салим-хан] милостиво и благосклонно взял с собой Султан Бади'аззаман-мирзу б. Султан Хусайн-мирзу, которому на расходы шах Исмаил назначил в Тебризе [пособие], — такой царевич влачил нищенское существование! — и возвратился в стольный город Стамбул (В тексте: Константинополь). Однако через четыре месяца Султан Бади'аззаман-мирза там скончался.

Его сын Мирза Мухаммад-Заман, который прибыл было с отцом на службу к шаху Исма'илу, по наущению некоторых отступил от служения государю, пошел на Астарабад, когда шах Исма'ил выступил из Тебриза на войну с султаном Салим-ханом, и завладел тем местом. При нем собрались остатки монгольской армии, и Хаджа Музаффар Битикчи (В тексте: "арабский шрифт", но, вероятно, следует читать "арабский шрифт", «писарь, секретарь») с эмирами Хорасана выступил против него. [164]

В субботу утром 16 рамазана упомянутого года они одержали победу над Мирза Мухаммад-Заманом, а он через Абивардскую  пустыню 304 бежал в Гарджистан и с /159/ местным правителем эмиром Арду-шахом, одним из мулазимов его деда, отправился на завоевание области Балха.

Случайно в то время Див-султан оставил в Балхе эмира Мухаммада бахарлу своим заместителем и отправился на службу к шаху Исмаилу. Мирза Мухаммад-Заман без особых усилий (Букв. «при небольшой внимании») захватил Балх (Букв. «то место») и с помощью и содействием Мирза Бабура десять лет был там независимым правителем. В конце концов при Мирза Хумайуне он утонул в водах Ганга в битве с Шир-ханом афган[ским]. Из сыновей и внуков Мирза Султан Хусайна больше никого не осталось, и [вызванная] тем семейством смута улеглась с его [смертью].

После отъезда султана Салим-хана шах Исмаил возвратился из Даргузина в Тебриз и изволил там зимовать. Он передал должность амир ал-умара' Чайан-султану, наблюдение за диваном [препоручил] Мирза Шах Хусайну и пост великого везира — Саййид 'Абдаллаху б. Саййид Ахмаду Лале, а через несколько дней сместил Саййид 'Абдаллаха и пожаловал ту должность эмиру Джамаладдину Мухаммаду Ширнаки.

Год 921 (1515-16)

В этом году султан Салим-хан завоевал крепость Камах и крепость Байбурт и, обратив в бегство правителя Мараша 'Ала'аддаула зулкадра, поставил во главе племени зулкадр 'Али-бека б. Шахсуар-бека. Та область целиком перешла во владение столпов Османской державы.

В этом же году на службу к шаху Исмаилу в Ардебиль прибыл правитель Каина Амире-султан и кратко доложил о разрушениях в Хорасане. Из Балха еще приехал Див-султан и подтвердил его слова, поэтому управление Хорасаном передали

Тахмас/160/-мирзе, его опекуном назначили Амире-султана мусуллу, поименовав его Амире-ханом, и со всею поспешностью направили в Хорасан. Зимовал [шах Исмаил] в Тебризе.

Год 922 (1516-17)

В начале этого года султан Салим-хан, желая завоевать Иран, прибыл из Стамбула в Скутари и изволил там остановиться. Он направил посланниками к правителю Египта Кансуху 305[165] Мулла Зирак-заде и Карадже-пашу и после того повернул на Арабистан. Кансух, тоже желая сразиться с султаном, шел [ему] навстречу до окрестностей Алеппо и Албистана. Противники встретились в местечке Мардж-и Дабик, и Кансух в том сражении был убит. К столпам султанской державы во владение перешли крепости Малатья, Дивриги, Даранде 306, Бехесни, Айнтаб, Керак, Киахта 307 и крепость Биреджик (В тексте: Биречук).

Тем временем для лобызания порога благородного государя смиренно прибыли из Алеппо и Сирии достойнейшие из великих сейидов и наипрославленнейшие из уважаемых улемов. Лобызания порога удостоились следующие арабские вожди и шейхи: Ибн Харфуш, Ибн Ханаш, Ибн Са'ад, шейхи Джабал-и Наблуса, [представители родов] Бани Ибрахим, Бани Савалам, Бани 'Ата, шейхи Сафеда (В тексте: Сафе), шейхи Рамлы, Иерусалима и Газы.

Затем высокодостойный султан отправился на завоевание Каира. Пока он был в пути, к столпам победоносной державы перешла крепость Сафед, и государь удостоился посетить благородную святыню.

Год 923 (1517)

Правитель Мисра Туман-бай черкес, который благодаря присущей ему /161/ храбрости вознесся от подножия эмирского   звания де апогея царствования и правил с полной независимостью, в начале этого года собрал под своим знаменем избежавших расправы недостойных черкесов и отступил со стези постоянства. Когда о недостойных его деяниях доложили у подножия султанского трона — прибежища халифата, [государь, миновав] одиннадцать стоянок, прибыл из Газы в Риданийе. Туман-бай встретил победоносные войска у того места и построил перед султаном [свои] ряды.

Первым в том сражении испил чашу мученической смерти за веру везир Синан-паша. Затем войско черкесов было разбито, Туман-бай — убит, и на двадцать третий день священного мухаррама упомянутого года Каир покорился мулазимам государя. С этой победой черкесская держава прекратила существование, и управление Египтом препоручили Хайр-беку черкесу, который выразил покорность. Султанский кортеж возвратился оттуда в Сирию и там зимовал. [166]

Год 924 (1518)

В этом году Салим-хан возвратился из похода на Арабистан в стольный город Константинополь.

В этом же году шах Исма'ил провел лето в Сурлуке, [затем] с Мирза Шах Хусайном отослал обоз в город Кум, а сам выехал к Чамчамалу 308 и горе Бисутун поохотиться. На зиму он направился оттуда в Кум и послал Дурмиш-хана и Зайнал-хана шамлу на завоевание Мазандерана и Рустемдара. Правители Мазандерана, Рустемдара и Хазар-Джариба 309 проявили покорность, удостоились в окрестностях Исфахана лобызания шахского ковра и возвратились [каждый] в свою область.

/162/ Год 925 (1519)

В этом году осведомители известили шаха Исмаила о мятеже и восстании правителя Гилян-и Бийе Пас Амире Дубаджа. [Шах] поручил правителю Гилян-и Бийе Пиш Каркийа Султан Ахмаду с правителями Мазандерана и Рустемдара и Дурмиш-ханом и Зайаал-ханом шамлу завоевать Гилян-и Бийе Пас. Амире Дубадж растерялся, [но] благодаря посредничеству Каркийа Султан Ахмада удостоился счастья служить государю на лугах Хамадана, снискал благосклонное внимание шаха и был поименован Султан Музаффаром. В этом же году он сподобился породниться с государем.

Год 926 (1519-20)

В этом году на пути в Эдирне, близ Чорли, султан Салим-хан заболел... разновидностью чумы, которая известна под [названием] шир-пандже (Рожистое воспаление), и переселился из этого бренного мира в обитель постоянства. Великие достойные везиры десять дней скрывали тело того обитающего [ныне] в раю государя, привезли из Манисы султана Сулайман-хана, посадили [его] на султанский престол, а затем перевезли в Стамбул благословенное тело его величества [Салим-хана] и похоронили.

У [султана Салим-хана] был только один сын — султан Сулайман-хан. Прожил [Салим-хан] 54 года, царствовал 8 лет , 9 месяцев и 10 дней. При нем было десять везиров — восемь из них [вызвали] гнев государя и были казнены, а двое скончались в положенный срок.

В этом же году шах Измаил послал в Шираз Кур Сулаймана карчи. Тот убил здешнего правителя Султан Халила на ковре [167] в диван-хане и привез  его голову в Исфахан шаху. Государь /163/ препоручил управление Ширазом 'Али-султану Чичаклу, эмиров [племени] шамлу Дурмиш-хана и Зайнал-хана отослал в Хорасан на помощь шахзаде Тахмасбу и Амир-хану мусуллу и направился в сторону летовии Султанийе.

Богоугодные и благочестивые деяния султана Салим-хана

Во-первых, построение пресветлой гробницы [на месте погребения] пира — [поборника] единства божьего его святости Шайх Мухйиаддина 'Араби, — которую он основал близ города Дамаска и завершил, а возле нее построил славную соборную мечеть. В городе Конье он провел издалека воду к могиле его святости Маулана Джамаладдина Руми — да освятит [господь] его тайну! — и построил большой фонтан.

Он основал и завершил [строительство] небольшой соборной мечети в Стамбуле, с медресе и странноприимным домом, и их славная усыпальница находится поблизости от той соборной мечети.

Улемы и шейхи — современники султана Салим-хана

Первый — Маулана Суфи Чалаби, который вначале был муфти [своей] эпохи, а затем предпочел содержание в двести акче.

Затем Маулана Муаййад-заде 'Абдаррахман Эфенди. В начале иранской кампании он был кази-аскером Румелии, а затем тоже удовольствовался пенсионом в двести акче ежедневно и избрал угол уединения.

Затем Маулана Камал-паша-заде Шамсаддин Эфенди. По убеждению ученых и эрудитов Рума, равного ему талантами и совершенством не найдется во [всем] Руме. Ему принадлежат многочисленные сочинения и блестящие стихи на персидском и турецком [языках]. Позднее он стал муфти [своей] эпохи и известен как Муфти ас-Сакалайн (Букв. «муфти людей и духов»). Под конец он удовольствовался /164/ пенсионным содержанием и стал наставником в  медресе султана Байазид-хана.

Затем Маулана Халим Чалаби Кастамуни, наделенный сполна многочисленными познаниями, добродетелями и похвальными качествами (Букв. «нравами»). Он был приятен и красноречив в беседе и большей частью находился в обществе государя. [168]

Затем Маулана Рукнаддин Зирак-заде, который вначале стал кази-аскером Румелии, а позднее удовольствовался пенсионом в сто акче.

Затем Маулана Мухйиаддин Чалаби Фанари-заде. Он стал наставником в медресе Османийе, а затем кази-аскером Румелии.

К шейхам, современникам султана Салим-хана (Букв. «их»), принадлежит Шайх Алван, в совершенстве познавший явное и сокровенное. Жил он в городе Хаме.

Затем Шайх Мухаммад Бадахши — во время завоевания Сирии государь посещал его и имел с шейхом продолжительные беседы.

Затем Лама'и Чалаби — в [следовании] путем шейхов он не [имел] равных в [свое] время, а в сочинительстве и стихосложении был единственным [своей] эпохи. Ему принадлежат прекрасные сочинения, он составил Тазкират аш-шу'ара' турки и мастерски написанный рифмованной прозой трактат под названием Маназаре-йи бахар у шата, одобряемый знатоками.

Год 927 (1520-21)

В этом году в Египте взбунтовался один из черкесских эмиров, по имени Джан-Бирди, и ступил на путь мятежа. Султан Сулайман-хан назначил везира Фархад-пашу военачальником и послал на его усмирение. В окрестностях Дамаска (В тексте: Шама) противники сразились, и черкесы обратились в бегство. Джан-Бирди в том сражении был убит, а его голову отослали ко двору султана.

В этом же году шах Исма'ил назначил военачальником  Див-султана румлу и послал на завоевание Грузии. /165/ Правители Лаванд 310, Давид 311 и Кваркваре 312 выразили покорность, прибыли ко двору государя с дарами, подарками и приношениями и приняли харадж и джизью.

19 джумада-с-сани этого года прибыл осадить Герат 'Убайд-хан узбек и в пятницу 2 раджаба возвратился в Мавераннахр.

Амир-хан мусулду, опекун шаха Тахмасба, ненавидевший [одного] из великих сейидов Хорасана, эмира Мухаммада [б], эмира Йусуфа, обвинил его в сообщничестве с Мирза Бабуром, во вторник 6 раджаба этого же года его заковал в цепи, отослал в крепость Ихтийараддин и на другой день казнил этого высокодостойного сейида. [169]

Когда эти известия дошли в ставке до государева слуха, шах воспылал гневом и лишил Амир-хана должности опекуна и управления Хорасаном. [Государь] вызвал его в ставку для расследования убийства эмира Мухаммада, а управление Гератом препоручил Дурмиш-хану шамлу.

На летовья Саханда в Азербайджан прибыл служить государю правитель Ширвана Шайх-шах, снискал полное благоволение и милость и, удовлетворенный, с новыми грамотами на управление Ширваном возвратился в свой вилайет.

В конце этого года султан Сулайман-хан выступил с намерением завоевать Венгрию и захватил крепости Бёгюрделен, Земун, Саланкамин, Курпаник, Иллок и крепость Оршова 313. Он повелел устроить набег на Хорватскую область, и победоносные герои захватили много пленников.

В этом же году в Йемене восстал некий смутьян, по имени Искандар, и сверг правителей той страны. Немного времени спустя его тоже убили /166/ с его приверженцами. Поскольку та  страна осталась без правителя и полновластного государя, султан Сулайман-хан послал Рустам-пашу на завоевание тех областей и захватил [их]. Чеканить монету и [читать] хутбу стали со славным султанским именем.

В этом же году умерли шахзаде Султан Махмуд и Султан Мурад, а султан Сулайман-хан возвратился на зиму в Стамбул.

Год 928 (1521-22)

В начале этого года султан Сулайман-хан, желая завоевать некоторые европейские города, [выступил] из Стамбула и остановился в Скутари. Оттуда он пошел на Родос и первым делом приступил к осаде здешней крепости, [могуществом] подобной Сатурну.

В этом же году шах Исма'ил зимовал в Тебризе, а во время летних кочевий поехал на Саханд. Из Хорасана прибыл полновластный шахзаде Тахмасб-мирза и [удостоился] служения великому родителю. Тот был тоже обрадован лицезрением [своего] отмеченного счастьем отпрыска.

Амир-хан мусуллу тяжело заболел и ночью в воскресенье 12 шатана того же года унес бренные пожитки в мир вечности.

Год 929 (1522-23)

Султан Сулайман-хан четыре месяца держал Родосскую крепость в осаде и в начале этого года силой и натиском покорил [ее]. Один просвещенный [так] запечатлел в стихах время того [события]. Стихотворение: [170]

Когда повелитель мира Сулайман-хан,
Кому [навеки] воссопутствовало божественное вспомоществование,

Завоевал Родос, тот государь веры
Расстроил все дела неверных.

Чтобы [получить] хронограмму того [события], хатиф 314 произнес:
Йафраху-л-му'минуна би-насри-ллахи («Возрадуются верующие победе Аллаха». При прочтении хронограмма дает 929 г. х
.).

[И] ниже всякий раз, когда упоминается султан Гази,  имеется в виду султан Сулайман /167/-хан.

Государевы мулазимы захватили еще несколько крепостей упомянутого вилайета. Шахсуар-оглы зулкадр проявил неповиновение султанскому порогу.. Везир Фархад-паша был назначен во главе победоносного войска, пошел на [Шахсуар-оглы], убил его и голову отослал ко двору султана.

В этом же году черкес, по имени Джаним, кашиф восточного Египта, восстал вместе с кашифом Иналом 315, и против них послал войско везир Мустафа-паша, которому была [поручена] охрана Египта. Между ними произошло великое сражение. В конце концов им отрубили головы и отослали к небесноподобному двору.

В этом году шах Исма'ил зимовал в Тебризе. Старший стремянный Михтар Шах-Кули 'арабгирлу, побуждаемый ненавистью к везиру Мирза Шах Хусайну, с наступлением ночи, когда Мирза, закончив службу шаху во дворце Хашт бихишт, направлялся к себе домой, набросился на» него сзади, ударил кинжалом между лопаток и закричал: «Шах приказал курчи прикончить этого мошенника!» Находившиеся во дворце курчи тотчас напали на [Мирза Шах Хусайна] и растерзали на куски, а Михтар Шах-Кули убежал. Через несколько дней его поймали и казнили за такое недостойное дело.

Умер Чайан-султан устаджлу, [занимавший] при государе должность амир ал-умара', и пост везира препоручили Хваджа Джалаладдину Мухаммаду.

Год 930 (1523-24)

5 джумада-л-авалла этого года шах Исмаи'л выехал из зимовий Нахчевана в /169/ направлении Шеки, желая поохотиться на диких степных лошадей, затем возвратился в Ардебиль и лето провел в Судане. Осенью, посетив [могилы] своих великих [171] отцов и дедов, он направился к зимовьям Тебриза. Когда он подъехал к перевалу Саин, что относится к Сорабу, его августейшее здоровье расстроилось. Искуснейшие, из врачевателей не смогли его вылечить, и утром в понедельник 19 рад-жаба он отбыл из этого бренного мира в мир вечности. Стихотворение:

Государь, что появился, как [озаряющее] мир солнце,
Очистил поверхность земли от праха насилия.

О времени кончины того грозного (Букв. «льва, [сидящего] в засаде») государя
Спроси у Хусрав-и дин («Хусрав веры». Хронограмма при прочтении дает 930 г. х.), ибо [воистину] он стал Хусравом веры

На престол царствования восшествовал царевич Тахмасб, который в возрасте одиннадцати лет [уже] находился при отце. И столь благословенно [было это] восшествие, что он правил полновластно около двух поколений. Счастливое его рождение произошло в Исфаханском Шахабаде утром в среду 26 зу-л-хиджжа 919 (22 февраля 1514) года под знаком Овна. Стихотворение:

[Год], в который он появился в царстве сущего,
[Выясняется] ив хронограммы: афтаб-и 'алам-афруз («Озаряющее мир светило»).

И августейшее его восшествие [имело место] в понедельник 19 раджаба этого же года (930 г. х), что соответствует году Обезьяны (монгольского летосчисления]. Стихотворение:

Государь мира Тахмасб, который благодаря божественному вспомоществованию
Воссел на золотом троне после победоносного шаха [Исмаила],

Заступил на место отца, покорил мир.
Год, когда он начал править, [заключен в словах]: джа-йи падар гарифти («Занял место отца»).

[Числовое значение] слова зил («Могущество», «тень [Аллаха]») тоже соответствует времени его восшествия.

Словом, когда войско с могуществом небес направилось через перевал Саин к летовьям Саханда, по решению кызылбашских [172] эмиров 316 были казнены Хаджа Джамаладдин Му хаммад вазир и Хаджа Адхам , а Кази /169/ Джихана Казвини, [одного] из наидостойнейших избранных шиитских сейидов Казвина, вознесли до высокой должности везира. Достойнейший из достойных Исфахана эмир Кавамаддин Хусайн совместно с эмиром Джамаладдином Ширнаки-Астарабади [стал выполнять] обязанности (Букв. «дело») великого везира.

После смерти шаха Исма'ила умер Байазид-султан б. Чайан-султан, сменивший отца [на посту] амир ал-умара'. Обязанности вакила стали исполнять его дядя Мустафа-бек, известный под [именем] Капак-султана, совместно с Див-султаном румлу.

Год 931 (1524-25)

В этом году султан Сулайман-хан при всей полноте власти проводил счастливое время в Стамбуле, предаваясь удовольствиям и наслаждениям.

Шах Тахмасб провел зиму в Тебризе и лето на Саханде. Див-султан, который выехал было в Хорасан в связи с известиями об узбеках, приехал в Ирак, опасаясь эмиров [племени] устаджлу. Там к нему присоединились великие кызылбашские эмиры: правитель Исфахана Чуха-султан такалу, правитель Шираза 'Али-султан зулкадр, правитель Хамадана Карадже-султан такалу, правитель Мешхеда Бурун-султан — и [Див-султан] возвратился в Тебриз. Чтобы затянуть время, Капак-султан устаджлу встретил упомянутых эмиров, не доезжая Торкаман-канди 317 [в] Гармруде 318, и они [все] вместе направились ко двору государя. В Чарандабе 319 они удостоились лобызания [государевой] стопы.

Через два дня были убиты Карандже-султан устаджлу и Нарин-бек каджар, а Кази Джихан — смещен с должности везира и заточен в крепости Лори 320. Пост везира препоручили эмиру Джа'фару Саваджи.

Когда Капак-/170/султану стало известно про смуту и недовольство эмиров, он под предлогом священной войны [с неверными] Грузии покинул двор государя. Вместо него высокий пост великого везира занял Чуха-султан и поставил печать на обратной стороне указа. В этом же году умер правитель Хора-сана Дурмиш-хан. [173]

Год 932 (1525-26)

В этом году султан Сулайман-хан выступил из Стамбула, желая покорить Венгрию. Силой и натиском он захватил крепости Авник, Петервардейн 321 и Иллок 322, которые высотою соперничали с небосводом. И крепость Эссек 323, что находится на берегу реки Дуная, он тоже захватил. Составив, как это принято, из кораблей и цепей мост через реку Драву 324, он прошел в направлении к Буде и покорил крепости Рача 325, Гергуревце, Беркасово 326, Митровиц 327, Нукай 328, Зотин 329, Виковар 330 и крепость Дарувар 331.

Король Венгрии (Людовик II) двинулся с многочисленным сборищем презренных кафиров, желая сразиться с победоносным султаном. Противники встретились в долине Мохач 332, и произошло великое сражение. Под конец ветерок победы и торжества подул на шелк победоносного знамени султана Гази, борца за ислам. Король был ранен и повернул с поля брани. Им пришлось проходить местом, где было много глины и вязкой грязи. Король упал с коня, и под натиском победоносной армий нечистый король (Букв. «существо короля») был попран судьбой и растоптан в грязи и глине. Под ногами знатных и простонародья он достиг долины позора и возмездия. Друзья и враги, мусульмане и еретики /171/ не  нашли от него (никаких] следов (Букв. «признаков»). После той славной победы крепость Буда, столица правителей Венгрии, с прилегающими и относящимися [к ней округами] перешла к наместникам султана, а войско, что обошло [весь! мир, невредимое и с добычей возвратилось в обитель достоинства и великолепия.

В этом же году в отсутствие Капак-султана устаджлу эмиры [племен] румлу и текелу заменили ему улка. Поэтому, желая с ними сразиться, Капак-султан собрал под своим знаменем Килидж-хана б. Мухаммад-хана устаджлу, Манташа-султана Шайхлара, Бадр-хана шарафлу, Курд-бека шарафлу-устаджлу и направился в Халхал.

В полдень 14 ша'бана в местечке Сакасджук они построили друг перед другом [свои] ряды. Были убиты Карадже-султан и Бурун-султан из эмиров [племени] текелу, но поражение потерпело племя устаджлу, и оно бежало в Тарум 333. Там они тоже не стали задерживаться и прибегли к покровительству правителя Решта.

'Абдаллах-хан устаджлу с Ахмад-беком Суфи-оглы и Кази Джиханом вазиром единодушно выступили против [племени] [174] текелу, (но! позднее их сплоченные ряды распались. Кази Джихан уехал в Гилян, 'Абдаллах-хан в другие эмиры -в Хувар и Симнан. Эмиры устаджлу объединились еще раз и в деревне Харзавил, относящейся к Таруму, встретились с эмирами текелу, [но] тут же бежали, будучи не в силах сопротивляться, и возвратились в Гилян-и Бийе Пас. Шах Тахмасб ту зиму предпочел провести в Казвине.

Год 933 (1526-27)

В этом году восстал против султана Сулайман-/172/хана Зу-н-Нун-оглы зулкадр и причинил в той стране много вреда. Он направился в Эрзерум, чтобы [перейти] в кызылбашские области. Вслед за ним выступил амир ал-умара' Румелии Йа'куб-паша, нагнал его в округе Пасин, убил, а голову отослал ко двору Сулаймана.

В этом же году возымел притязания на султанский [престол] некий Каландар-шах, [один] из сыновей Хаджжи Бикташа. К нему примкнула большая группа. Великий везир Ибрахим-паша с придворными пошел на него и его убил.

В этом же году шах Тахмасб решил напасть на Хорасан и дошел до Соуджбулага. Эмиры [племени] устаджлу, что находились в Гиляне, прибыли в Ардебиль, убили здешнего правителя Бадинджан-султана румлу, оттуда пошли на Нахчеван и Чохур-Саад и разграбили ставку Див-султана.

Когда эти , известия достигли в Соуджбулаге государева слуха, он прежде всего направил в Азербайджан Див-султана и Чуха-султана. Сражение между ними произошло возле Арпачая в Шаруре, относящемся к Нахчевану. Капак-султан упал во прах смерти, сраженный выстрелом из ружья. Эмиры оттуда возвратились и в летовье Гюзелдаре, [близ] Султанийе, удостоились чести лобызать государев порог.

Поскольку зачинщиком этой смуты, вражды и разногласий среди кызылбашей был Див-султан, Чуха-султан договорился с шахом Тахмасбом, что, как только Див[-султан] войдет в диван, [государь] нанесет ему рану стрелой для того, чтобы остальные слуги стрелой и кинжалом его прикончили, и скажет: «Каждый, кто мне предан, не замедлит убить Дива».

Случайно замысел совпал с [божественным] предопределе нием. Только Див[-султан] вошел /173/ в диван, как в грудь ему вонзилась стрела, которую держал шах Тахмасб. Хотя тетива [была натянута] слабо и государь был не силен (Шаху Тахмасбу тогда было двенадцать лет), стрела вошла в тело до зарубки (Зарубка в пятке стрелы, куда кладется тетива). Затем, как было условлено, в рассыпающих [175] перлы выражениях [государь] дал слугам указание с ним расправиться. Те тут же растерзали его на части ударами меча и кинжала.-Его область и управление Реем пожаловали Сулайман-беку румлу, который при Диве занимал должность эмира дивана.

В этом же году под Бастамом сразились Ахи-султан такалу и Дамри-султан шамлу с 'Убайд-ханом узбеком и были убиты. Область Ахи-султана препоручили одному из мулазимов Чуха-султана, Мухаммад-беку Шарафаддин-оглы, и поименовали его султаном. Зиму государь провел в Казвине.

(пер. Е. И. Васильевой)
Текст воспроизведен по изданию: Шараф-хан Бидлиси. Шараф-наме. М. Наука. 1976

© текст -Васильева Е. И. 1976
© сетевая версия - Тhietmar. 2003
© OCR - Грачев. А. 2003
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Наука. 1976