Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АХМАД ДОНИШ

ИСТОРИКО-ТОПОГРАФИЧЕСКИЙ ПЛАН БУХАРЫ АХМАДА ДОНИША

В архиве востоковедов Ленинградского отделения Института народов Азии в личном фонде известного русского востоковеда П. И. Лерха (1827-1884) недавно был обнаружен ценный картографический документ — уникальный топографический план г. Бухары, составленный одним из бухарских мухандисов (инженеров) на персидско-таджикском языке 1. До 1964 г. этот уникальный первоисточник по исторической топографии Бухары не был известен в исторической науке 2.

План составлен разноцветными чернилами и акварелью на лощеной самаркандской бумаге форматом 52 х 44 см. По общему оформлению документа его можно разделить на три части: 1) план города, 2) план пригородных кварталов и поселений, 3) общая панорама г. Бухары (рис. 1).

Топография самой Бухары помещена в центральной части документа, которая особо выделяется своим ярко-красным фоном, оконтуренным цепью полукругов темно-коричневого цвета. В свою очередь, она делится на 13 частей   —  цитадель и 12 махалля, разграниченных между собой разноцветными линиями. Вся площадь города покрыта густой сетью улиц и переулков белого цвета, на которой нанесены те или иные топографические пункты с указанием, в большинстве случаев, их названий. В верхней (северной) части плана параллельными пунктирами и прямыми линиями красного цвета на белом фоне нанесена планировка цитадели  —  арка Бухары.

Вокруг городской части на бледно-зеленом фоне нанесены пригородные кварталы и поселения. При этом планировка построек дана прямыми красными линиями, посевных площадей  —  зелеными, а посевы изображены зелеными пунктирами.

На общей панораме г. Бухары, помещенной в верхней (восточной) части документа, слабо-коричневым цветом изображены Углонские ворота и городская стена с цепью зубцов от верхних многочисленных бойниц. За последними среди 16 длинных тугов 3 от отдельных могил и [32] мавзолеев и 9 деревьев зарисованы арк, минареты Калон и Говкушон, а также верхние части с куполами мавзолея Туркходжанди, медресе Мирараб и мечеть Калон.

Толстой голубой линией изображено русло главнейшей водной артерии г. Бухары  —   канала Шахруд, который, разветвляясь на 11 более мелких каналов, пересекает весь план с северо-востока на юго- запад.

Хотя по общей планировке г. Бухары и ее окрестностей наш документ выглядит более или менее схематичным, однако по стилю чертежа и оформлению он довольно близок к документам европейской картографии. Например, по краям указаны стороны: *** — север (вверху), *** - юг (внизу), ***  —  восток (справа), ***  — запад слева). Подобно тому, как это принято в проектных чертежах отдельных топографических пунктов или микрорайонов, в верхней части документа крупным планом зарисована акварелью панорама г. Бухары —   вид с северо-запада, со стороны Углонских ворот.

Для каждого топографического пункта, нанесенного на план, тщательно разработано специальное условное обозначение и умело подобрана краска. Например, мечети обозначены коричневыми крестами; хаузы  —  сплошными голубыми квадратиками; кладбища  —  гущей черных пунктиров; медресе  —   четырехугольником или лежащей Е-образной формой коричневого цвета; караван-сараи  —   П-образной формой; бани  —  коричневыми шариками или квадратами; башни городской стены   —  цепью полукругов коричневого цвета; зиндон (темница) — коричневым кругом с шариком в центре; чорбоги (сады, летние резиденции бухарского эмира)  —  крупными квадратами, имеющими по углам полукруги и голубой четырехугольник в центре, а также зеленые пунктиры вокруг последнего и т. п.

Все это свидетельствует о том, что наш документ принадлежит кисти и перу составителя, обладавшего не только навыками рисования и техникой черчения, но и знанием методов картографии.

На план г. Бухары и ее окрестностей нанесено более 300 топографических пунктов и исторических памятников, в том числе 31 махалля, 11 ворот, 4 чорбог (летние сады), 4 чорсук (купольные пассажи), 7 бань, 78 хаузов, 79 мечетей, 7 медресе, 38 кладбищ и отдельных могил, 12 караван-сараев, 7 рынков, 2 минарета, 1 зиндон, 11 болот и родников, 1 магистральный канал с 11 отводами, 11 магистральных дорог, 1 арк с 12 объектами внутренней планировки и т. д.

Всего на план нанесено свыше 150 наименований различных топографических пунктов. Здесь прежде всего следует отметить названия, крупных административно-топографических частей города:

I - *** - арк (цитадель).

II - *** - махалля Козиён.

III - *** - махалля Мурдашурон 4

IV - *** - махалля Моркушон.

V - *** - махалля Регистон

VI - *** - махалля Чашма-и Аюб.

VII - *** - махалля Говкушон. [33]

VIII - *** - махалля Куло (л) гарон.

IX - *** - махалля Бозорходжа.

X - *** - махалля Джубойра.

XI - *** - махалля Суфиён.

XII - *** - махалля Хиёбон.

XIII - *** - махалля Адрасбофон.

Названия 10 пригородных махалля 5 : *** - Файзобод; *** - Дилкушо; *** - Фатхобод; *** Арабобод; *** махалля Хаккамозор; *** - Утрор; *** - махалля Ширгирон; *** - махалля Зирибилод; *** - Каландархона; *** - Тотор махалля.

Названия 11 городских ворот: *** - ворота Имам; *** - ворота Самарканд; *** - ворота Файзобод; *** - ворота Баховуддин; *** - ворота Карши; *** - ворота Каволя-Махмуд; *** - ворота Салоххона; *** - ворота Каракуль; *** - ворота Ширгирон; *** - ворота Толипош; *** - ворота Углон.

Названия чорсуков – купольных пассажей: 15 (Здесь и далее топографические пункты обозначены теми номерами, под которыми они отмечены нами в русском переводе плана г. Бухары (см. рис. 2) - *** - Чорсук-и Полондузон – пассаж шорников; 37 - *** - Чорсук-и Заргарон – пассаж ювелиров; 51 - *** - Чорсук-и Саррафон – пассаж менял; 91 - *** - Чорсук-и Мисгарон – пассаж медников.

Названия бань: 17 - *** - хаммом-и Полондузон – баня шорников; 38 - *** - хаммом-и Кафшгарон – баня сапожников; 45 - *** - хаммом-и Заргарон – баня ювелиров; 48 - *** - хаммом-и Сарафон – баня менял; 52 - *** - хаммом-и Мисгарон – баня медников; 56 - *** - хамом (баня); 59 - *** - хаммом-и Говкушон – баня скотобоев.

Из 78 хаузов, нанесенных на план, только три даны с названиями: 23 - *** - хауз-и Лисе; 53 - *** - хауз-и Диванбеги; 57 - *** - хауз-и Чашма-и Аюб. А в трех пунктах (65-66 и 69) написано просто *** - хауз.

Из 79 мечетей лишь три зафиксированы с названиями: 16 - *** - масджид-и Регистон; 26 и 86 - *** - масджид-и Калон; 47 - *** - масджид-и Магок.

Из 38 кладбищ и отдельных могил только десять имеют названия: 38 - *** - кабристон-и Имом Козим; [34] 41 - *** - кабристон-и Туркходжанди;

77 - *** - кабри шейхон-и Файзободи;

82 - *** - кабри Ноиб;

83 - *** - кабри амир-и Хайдар;

88 - *** - кабри амир-и Саид;

89 - *** - кабри Туркходжанди;

92 - *** - кабристон Сарбозон;

93 - *** - кабри писар-и падишах-и Хито;

94 - *** - кабри Суфиён-и Саври.

В трех пунктах (13, 21 и 58) написано просто - *** - кабристон.

Названия караван-сараев:

30 - *** - каравонсарой-и Раджаббек;

39 - *** - каравонсарой-и Дивонбеги;

40 - *** - каравонсарой-и Хинду (индийский);

42 - *** - сарой-и Барра (для мерлушек);

43 - *** - сарой-и Бой;

44 - *** - сарой-и Абришим (для шелка);

46 - *** - сарой-и Ходжа;

50 - *** - сарой-и Кушбеги;

54 - *** - сарой-и Аълам;

60 - *** - сарой-и Мирзогуль, или Мирзокаль;

62 - *** - сарой-и Ниёз.

Названия базаров:

19 - *** - бозор-и Куза (керамический);

20 - *** - бозор-и Карбос (для продажи тканей карбас);

22 - *** - бозор-и Чилбир (веревочный);

27 - *** - бозор-и Панба (для продажи хлопка);

33 - *** - бозор-и Ард (мучной);

34 - *** - юозор-и Шира (для сладостей);

61 - *** - бозор-и Намак (для соли).

Название минарета Калон упоминается в двух местах (29 и 95) как *** - минор-и Хулагухон. Второй минарет – Говкушон – назван (90) *** - Гульдаста-и Масджид. Под номером 14 обозначен *** - зиндон, знаменитая бухарская темница.

Большой интерес вызывает планировка арка. Она оригинальна тем, что на ней зафиксированы наименования 12 различных объектов. Это самые ранние данные по топографии бухарской цитадели. По [35] планировке арка нет никаких данных ни в самом раннем плане г. Бухары 6 Э. Эверсмана 7 , ни в плане М.С. Яковлева, приложенном к книге Н.В. Ханыкова 8 , ни в плане инженера Пославского 9 , а также в плане Парфенова – Фенина 10 , составленном в конце XIX в.

Названия помещений арка:

1 - *** - Дустокхона-и боло – верхняя тюремная камера;

2-3 - *** - Андарун – внутренняя;

4 - *** - Хона-и дастурхончи – комната стольника или кравчего;

5 - *** - Заробахона – монетный двор;

6 - *** - Арзхона – приемная;

7 - *** - Масджид-и амир – эмирская мечеть;

8 - *** - Обхона – тюремная камера;

9 - *** - Никорахона – веранда для литаврщиков;

10 - *** - Канахона – камера с клещами;

11 - *** - Хона-и шариф шахр – комната для городских вельмож;

85 - *** - Дарвоза-и арк – ворота арка;

96 - *** - Дари арк – дверь арка.

Вместе с тем в четырех пунктах (71, 72, 73 и 75) отмечено просто - *** - чашма (родник), а в трех пунктах (70, 74 и 76) - *** - мурдоб (болото, озеро). В девяти пунктах указаны городские постройки: 12 - *** хонахо-и шахр (дома города), 55, 63, 64 и 67 - *** - хона-и шахр (дом города) и 78 – 81 - *** - хона (дом).

Кроме того, в плане имеется более десяти отдельных текстов, которые, в свою очередь, не только уточняют те или иные топографические пункты, но и дополняют этот картографический документ ценными фактическими материалами по исторической топографии г. Бухары. Например, текст «А» (рис. 2) гласит следующее:

*** [36] ***


«Концы города Бухары в некоторых местах простираются на один фарсанг 11, до двух-трех фарсангов вместе с окрестностями. Окружность городской стены Бухары равна полуторам фарсангам. Число больших и малых мечетей внутри города  —  триста. Число хаузов воды, находящихся внутри и вне города, триста пятьдесят. Имеющиеся в Бухаре медресе —   двести пятьдесят дар 12 и каждое медресе имеет триста  —  пятьсот боб 13 худжра [келий]. Все постройки города Бухары и селений нужна строить из дерева [каркас]. В случае, если внутри стены нет дерева, она разрушится, не просуществовав одного года. Даже позднейшая стена тоже нуждается в ремонте. Поскольку почва ее [Бухары] влажная и пористая, как только пушечное ядро коснется крепостной стены, около десяти зар 44 стены сравняются с землей. Толщина крепостной стены Бухары  —  три зар' Среди самих [бухарцев] распространена [легенда] о том, что городские укрепления построили [вокруг] того участка земли, который был охвачен ремешками, нарезанными из шкуры [одного] вола 15.

Лавок базара Бухары — двести дар. Если пожелает аллах, позже в другом сочинении будет рассказано о некоторых военных походах узбеков и туркмен». [37]

Текст “Б" гласит: ***

«Правило бухарцев таково, что если умрет кто-либо из вельмож  —  или шейхов, вообще из падишахов или знати, или из суфиев и юродивых, то после его смерти, когда похоронят, то у края могилы устанавливают четыре очень длинных деревянных [шеста]. На конце каждого шеста вешают один туг из хвоста быка китайской [породы] для того, чтобы каждый человек, видя, узнавал. Своих покойников они в землю не зарывают, а оставляют в склепе [сардоб] для различения между шиитами и суннитами».

В тексте “В" говорится: *** .

«Могила сына падишаха... умершего в Бухаре в эпоху эмира Тимура Курагони. Известно, что он был родственником Ханим...  —  жены эмира Тимура. Упомянутый мавзолей очень красивый [поразительный]...».

Остальные тексты более кратки и носят в основном справочный характер. Например:

б - *** Вода p. Зарафшана поступает в Бухару из [со стороны] Самарканда".

в - *** "После распределения по полям и посевам вода р. Зарафшана доходит до Каракуля и собирается там, затем уходит в землю".

д - *** Казарма солдат [пехотинцев] и артиллеристов".

е - *** "Кладбище, образованное наибом из всех [умерших] солдат".

з - *** “Минор-и Хулагу высотой сорок зар’».

и - *** Могила Суфиена Саври;.известно, что его голова была величиной с воловью; о нем Имам Джа'фар Садык составил тарих".

й - *** “Цитадель Бухары расположена на бугре высотой сорок зар’». [38]

к - *** “Крепостная стена Бухары не имеет рва".


Таким образом, указанные тексты служат как бы комментарием по отдельным топографическим пунктам г. Бухары.

Характеризуя наш картографический документ, следует отметить, что он имеет ряд серьезных недостатков. Во-первых, он составлен схематично, причем автор при составлении этого плана, видимо, придавал большое значение упомянутой выше легенде об основании г. Бухары, подгоняя планировку ее к форме шкуры вола. Это ясно видно по контурам городской стены. А в результате такой подгонки не всегда правильно показано местоположение тех или иных топографических пунктов.

Во-вторых, в плане неправильно указаны названия отдельных исторических памятников. Например, «Минор-и Калон», построенный в 1127 г. караханидским правителем Арслан-ханом, назван «Минор-и Хулагу» 16. Мечеть «Болохауз» зафиксирована под названием «Медресе Абдуллахан». Как известно, медресе Абдулла-хана входит в архитектурный ансамбль «Кошмедресе». Мавзолей Баян-Кули-хана, памятник XIV в., расположенный в местности Фатхобад, ошибочно назван «Кабри писари подшохи Хито». Перепутаны также названия купольных пассажей. Например, Тими Заргарон назван Чорсук-и Пулондузоном; Тими, Телпак-фурушон  —  Чорсук-и Заргароном. Наряду с этим приводится название нового для нас пассажа  —  Чорсук-и Мисгарон,  —   расположенного рядом с пассажем Тими Саррафон.

Несмотря на эти недостатки, план г. Бухары очень оригинален и имеет большое научное значение для исследования исторической топографии г. Бухары, тем более, если учесть, что до сих пор не имелось достаточных данных по исторической топографии г. Бухары, особенно XVII-XVIII и первой половины XIX в.

Из этого документа видно, что для топографии позднефеодальных городов Средней Азии характерным признаком все еще оставались крупные производственно-административные деления  —   махалля, именуемые в большинстве случаев по названиям тех или иных видов кустарного производства и имеющие в пределах своей границы, кроме торгово-ремесленного центра, отдельные кладбища  —  хилхона 17 Каждая махалля состояла из многочисленных мелких кварталов — мечетей 18.

Немаловажное значение имеют наименования внутренней планировки Бухарского арка, поскольку эти данные впервые приводятся на нашем картографическом документе. Кроме того, здесь мы находим новые названия городских ворот Бухары. Например, ворота Файзобод, Баховуддин и Каволя-и Махмуд. Если ворота Баховуддин соответствуют воротам Мазар-и Шариф, то ворота Каволя-и Махмуд и Файзобод являются новыми пунктами для топографии г. Бухары.

Ссылаясь на данные В. В. Бартольда 19, И. И. Умнякова 20, [39] Парфенова-Фенина 21 и Пославского 22, О. А. Сухарева указывает, что топографический пункт Каволя  —  это второе название Каршинских ворот. Поэтому она везде пишет «ворота Карши или Каволя» 23. Однако из нашего документа ясно видно, что название Каволя относится к другим воротам, расположенным в юго-восточной части городской стены. То же самое можно сказать и о Файзободских воротах, которые были расположены в восточной части городской стены, между Самаркандскими и Мазарскими воротами.

Однако на нашем плане не показаны ворота Шейх Джалол и Намазгох. Как известно, названия бухарских ворот одинаково приводятся на планах Э. Эверсмана (1823), М. С. Яковлева — Н. В. Ханыкова (1843), инженера Пославского (1886), а также Парфенова-Фенина (конец XIX в.). Вместе с тем в изучаемом документе не фиксируется открытый участок города, расположенный в северо-восточной части городской территории и включавший в себя часть пригородного селения Дилкушо под названием Дурун-и Дилкушо. На наш взгляд, это объясняется изменением топографии г. Бухары, сложившимся после перестройки городской стены в 1544-1545 гг. правителем Бухары Абдул-Азиз-ханом 24. В таком случае выходит, что этот документ был составлен на основе более раннего плана г. Бухары или же предназначался в качестве приложения к какому-либо историческому сочинению по истории Бухары. Последнее предположение вполне вероятно, ибо в конце текста «А», как мы уже видели, составитель отмечает, что «позже, в другом сочинении будет рассказано о военных походах узбеков и туркмен». Однако этот вопрос требует дальнейшего изучения.

Учитывая большую научную значимость данного документа как уникального памятника среднеазиатской картографии, ценного источника по исторической топографии Бухары, весьма интересно было бы определить, хотя бы приблизительно, время составления и автора данного источника. На самом плане не указаны ни дата составления, ни имя составителя. Правда, в конце текста «А» мы видим, что примерно полторы строки было срезано острым лезвием; быть может, там было указано имя автора. И все же некоторые факты дают нам известные основания для решения этого вопроса. Так например, на общем фоне г. Бухары вверху документа имеются следующие надписи;

ж - *** «могила эмира Хайдара, отца бухарского эмира».

л - *** - “могила эмира Сайда, отца эмира Хайдара, дедушки бухарского эмира».

Мы знаем, что преемником эмира Сайда Шахмурада (1785 — 1800) был эмир Хайдар (1800 — 1826), а его трон унаследовал эмир Насрулла (1826 — 1860). Таким образом, можно прийти к заключению, что наш документ был составлен во времена Насруллы. Но это слишком продолжительный отрезок времени   —  почти 35 лет. Уточнению вопроса, как нам кажется, может способствовать выяснение личности Абдуссамада, о котором упоминается в двух местах:

г - *** - [40] “Резиденция наиба Абдуссамадхана Ирани, где [он] обучает солдат [пехотинцев] и артиллеристов".

а - *** - “Канахона  —  там был заключен Абдуссамадхан тупчибаши [командующий артиллерией]".

Как видно, в первом случае Абдуссамадхан выступает как один из высших военных сановников бухарского эмира, а во втором   —  он предстает перед нами уже как государственный преступник.

Возникает вопрос  —  кто же такой Абдуссамадхан иранский и когда он был посажен в тюрьму?

По сообщению Мулла Алима Махдум Ходжи, автора сочинения «Тарих-и Туркистон», в 1250 г. х. (1834-35) в Бухару прибыл некий Абдуссамад Табризи 25. По словам А. Вамбери, в Бухаре он был принят эмиром «с особенной благосклонностью» 26, как специалист в области военной техники. Вскоре он сумел войти в полное доверие Насруллы и добился его разрешения на организацию артиллерии и регулярного войска «по английскому образцу». Вначале Абдуссамад был назначен тупчибоши (начальником артиллерии) и заведующим чугунолитейного производства, где отливались в основном пушки. Он участвовал в военных походах Насруллы против Коканда и Шахрисабза. За заслуги перед эмиром он был назначен «наибом» 27, т. е. военным министром Бухары. Н. В. Ханыков, побывавший в Бухаре в 1841-1842 гг., писал, что Абдуссамад «единственный влиятельный человек в целом ханстве» 28. По данным Мулла Алима, в 1268 г. х. (1851-52) Насрулла назначил интендантом арсенала и помощником Абдуссамада Шахруххана ибн Ибрагима, также прибывшего из Ирана 29.

Однако карьера Абдуссамада в Бухаре продолжалась недолго. Была раскрыта его тайная связь с представителями английской разведки. Например, отправленный в Бухару в 1838 г. полковник Стоддарт остановился и жил в резиденции Абдуссамада. Этот факт отмечает, в частности, К. Ф. Бутенев 30. По аттестации М. М. Соловьева, Абдуссамад  —  «лицемерный друг и предатель англичан» 31, который «работал, очевидно, на два фронта» 32.

Во время очередного похода Насруллы на Шахрисабз Абдуссамад бежал к независимому шахрисабзскому беку 33. Однако вскоре он был схвачен и посажен в «Канахану» 34, а затем публично казнен 35 в Регистане. Как известно, Шахрисабз был окончательно покорен эмиром Насруллой в 1856 г. Таким образом, Наиб Абдуссамад был заключен в [41] тюрьму и казнен между 1852-1856 гг. Значит, наш документ был составлен не раньше 1852 г.

Для уточнения этого вопроса немаловажное значение имеет место находки этого уникального первоисточника  —  личный фонд П. И. Лерха. Как известно, Лерх был одним из участников русского посольства 1858 г. в Хиву и Бухару, которому был поручен сбор материалов по Средней Азии. Очевидно, этот документ именно тогда был вывезен Лерхом в Петербург. Таким образом, есть основание считать, что данный план был составлен между 1852-1858 гг., т. е. в середине XIX в.

Кто же мог быть автором этого документа? Обратимся к нашему источнику. Во-первых, он составлен на таджикско-персидском языке, что несомненно свидетельствует о среднеазиатском происхождении его автора. Во-вторых, это самый ранний полный план г. Бухары по сравнению с планами Э. Эверсмана и М. С. Яковлева. Следует особо отметить детальную планировку арка. Все это в какой-то. мере показывает, что автор документа не только жил долгое время в Бухаре, хорошо знал ее топографию, но и участвовал в жизни эмирского двора, ибо иначе он не знал бы деталей внутренней планировки арка. Следует обратить внимание на общее оформление документа, особенно общую картину г. Бухары и почерк, которым сделаны надписи на плане. Мы видим, что составитель плана не только владел методом картографии, но и был также хорошим художником-пейзажистом и неплохим каллиграфом. Надписи на плане сделаны почерком насталик с элементами шикаете.

Как известно, в 50-х годах XIX в. при дворе бухарского эмира Насруллы обязанности каллиграфа и художника выполнял прогрессивный мыслитель таджикского народа Ахмад Дониш 36. Учитель Дониша высоко ценил его талант в рисовании. «Нет равных ему в искусстве рисования. Его волшебный калам соперничает с кистью Мани 37 и Бехзада» 38. «Я научился каламом и циркулем,  —  пишет Дониш в своем произведении «Наводирул вакое»  —   выделывать все, на что способны искусные мастера, и даже выработал свои правила и внес новшества в это искусство. Я хорошо чертил поля и заставки, красиво рисовал небо, дома, сады, животных, людей, птиц, рыб, степи и поля, горы и реки в самых различных видах и положениях, умел высекать надписи на стенах домов разными почерками, как-то: сулс, райхан, зулф» 39.

После смерти своего учителя Ахмад Дониш был назначен на его место главным зодчим. Дониш пишет, что «зодчие и художники приступали к работам лишь по моим указаниям» 40. Отсюда понятно, что Дониш как придворный и главный архитектор эмира хорошо знал внутреннюю планировку арка.

На одном из каллиграфических образцов из стихов Саъди и Хафиза, написанном рукой Ахмада Дониша, имеется подпись: [42] - *** - "из каллиграфических образцов Ахмада Махдуми: мухандис (зодчего), мунаджихм (астронома), котиб (каллиграфа) и мусаввир (художника)" 41.

Аккуратное выполнение нашего плана, панорамная картина г. Бухары, а также хороший каллиграфический почерк текстов и названий топографических пунктов свидетельствуют о том, что составитель этого документа владел именно теми тремя специальностями, которыми обладал Ахмад Дониш. При сличении почерка текстов на плане с автографами Ахмада Дониша 42 выяснилось, что они не отличаются друг от друга..

Все эти данные позволяют нам считать, что этот уникальный картографический документ принадлежит перу прогрессивного мыслителя XIX в. Ахмада Дониша. Этот замечательный памятник представляет большую научную ценность как первоисточник для изучения исторической топографии г. Бухары и образец среднеазиатской картографии XIX в., который заслуживает дальнейшего глубокого изучения.


Комментарии

1. Архив востоковедов ЛОИНА АН СССР, ф. 36, oп. 1, д. 17, л; 1. В 1963 г. младший научный сотрудник Института востоковедения АН УзССР, канд. ист. наук Р. Гафурова передала нам фотокопию этого документа, за что мы выражаем ей свою искреннюю признательность. Однако фотокопия была настолько плохо снята, что, кроме отдельных надписей и контуров, на ней почти ничего не было видно. В апреле 1964 г. во время научной командировки в Ленинград мы специально занялись изучением этого уникального документа по оригиналу и попытались выяснить, хотя бы относительно, его дату и составителя.

2. В 1964 г. в журнале «Фанва турмуш», № 8, нами была опубликована научно-популярная статья об этом документе под заглавием «Наводир муаллифининг нодир ларитаси».

3. Мусульманская хоругвь с бунчуком.

4. Должно быть  —  ***  —   махалля Мурдашуён.

5. Из 19 пригородных махалля, зафиксированных на плане, девять не названы составителем.

6. О. А. Сухарева считает самым ранним планом г. Бухары план Н. Ханыкова. См. О. А. Сухарева, К истории городов Бухарского ханства, Ташкент, 1958, стр. 68. Но, во-первых, этот план составлен не Н. Ханыковым, а М. С. Яковлевым, побывавшим в 1841-1842 гг. в Бухаре в составе посольства К. Ф. Бутенева (см. А. Р. Мухамеджанов и Т. Нигмагов, Некоторые источники к истории взаимоотношений Бухары и Хивы с Россией, Ташкент, 1957 стр. 96.). Во-вторых, самым ранним планом считается план Э. Эверсмана, изданный еще в 1823 г. на немецком языке в Берлине.

7. Е. Еversinann, Reise von Orenburg nach Buchara. Nebst einem Wortverzeichniss aus der afghanischen Sprache, begleitet von einem natur-historischen Anhaenge und einer Vorrede von N. Lichtenstein, Berlin, 1823. 150, 409. 1 plan von Buchara, 2 pi. iii.

8. Н. В. Ханыков, Описание Бухарского ханства, СПб., 1843, приложение.

9. Инженер Пославский, Бухара. Описание города и ханства. Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии, вып, 47, СПб., 1891, приложение II (план был снят в 1886 г.).

10. О. А. Сухарева, указ. соч., приложение II.

11. Фарсанг  —  ***  — путевая мера длины, равная 6-7 км (Б. В. Миллер, Персидско-русский словарь, М., 1953, стр. 367).

12. Дар  —  ** (букв, дверь)  —   здесь употребляется как норматив для определения количества медресе по главному входу  —  порталу.

13. Боб  —  *** (дверь)  —  здесь применяется как количественный норматив.

14. Зар’  — ***  — мера длины. Иранский зар' равен 107 см (Б. В. Миллер, указ. словарь, стр. 235).

Размер бухарского зар’ точно не определен. Судя по данным о высоте бухарского арка (сорок зар’), приведенным в этом же документе (как известно, высота бухарского арка в среднем равна 20 м), можно полагать, что бухарский зар' равняется одному локтю  —  около 0,5 м.

15. По-видимому, автор имеет в виду общеизвестную легенду об основании Бухары. Она гласит, что один из правителей Имам Козихан попросил у царя Халока столько земли, сколько занимает воловья шкура. Последний удовлетворил просьбу Имам Козихана. Тогда он разрезал воловью шкуру на тонкие ремни, связал их и приказал своим людям обвести ими столько земли вокруг своего замка, сколько эти кожаные ремни могут охватить. Подробнее см. А. А. Семенов, Основание священной Бухары, журн. «Этнографическое обозрение», 1902, № 2, кн. LVII, М., 1903, стр. 115-116).

16. Хулагу-хан правил в 1256-1265 гг.

17. В труде О. А. Сухаревой «К истории городов Бухарского ханства» ничего не говорится об исторической топографии г. Бухары в XVII-XVIII и первой половине XIX в.; автор сразу же переходит от описаний топографии г. Бухары XVI в. к концу XIX — «началу XX в. См. О. А. Сухарева, К истории городов Бухарского ханства, Ташкент, Изд-во АН УзССР, 1958, стр. 45-63.

18. О. А. Сухарева допустила много неточностей в описании крупных производственно-административных делений  —   махалля с мечетями, т. е. кварталами. См. О. А. Сухарева, указ. соч., стр. 63-108; ее же, Позднефеодальный город Бухара конца XIX  —   начала XX века, Ташкент, Изд-во АН УзССР, 1962, стр. 21-30.

19. Академик В. В. Бартольд, Туркестан в эпоху монгольского нашествия, Сочинения, т. 1, М., 1963, стр. 154.

20. И. И. Умняков, К вопросу об «исторической» топографии средневековой Бухары, Сб. «Ал-Искандария», Ташкент, 1923, стр. 153.

21. План Парфенова-Фенина см.: О. А. Сухарева, К истории городов...

22. Пославский, указ. соч., приложение II.

23. О. А. Сухарева, К истории городов... приложение I-II и рис. № 4.

24. Саид Мухаммед Тахир, *** ркп. ИВАН УзССР, инв. № 411/1, л. 59б.

25. Мулла Алим Махдум Ходжа, *** Ташкент, 1915, стр. 192.

26. А. Вамбери, История Бохары или Трансоксании с древнейших времен до настоящего. СПб., 1873, стр. 145.

27. Мулла Алим, указ. соч., стр. 193.

28. Н. В. Xаныков, указ. соч., стр. 231-232.

29. Мулла Алим, указ. соч., стр. 193.

30. М. М. Соловьев. Экспедиция в Бухару в 1841-1842 гг. при участии натуралиста А. Лемана, М.-Л., 1936, стр. 72.

31. Там же, стр. 209.

32. Там же, стр. 169.

33. Мулла Алим, указ. соч., стр. 193.

34. Мулла Алим отмечает, что сначала он был брошен в зиндон (Мулла Алим, указ. соч., стр. 193).

35. Ахмад Махдуми Дониш, Рисола е мухтасаре аз таърихи салтанати хонадони мангития, критический текст составлен А. Мирзоевым, Госиздат ТаджССР, 1960, стр. 83; см. также: Мулла Алим, указ. соч., стр. 193.

36. Выдающийся среднеазиатский ученый-мыслитель XIX в. Ахмад Дониш создал ряд замечательных произведений, вошедших в сокровищницу общественно-философской мысли народов Средней Азии. Одним из его сочинений является, в частности, «Наводирул-вакое» («Редкостное происшествие»), опубликованное в переводе на узбекский язык в 1964 г. Издательством «Наука» Узбекской ССР, что явилось отрадным событием, позволившим широким кругам узбекского читателя ознакомиться с этим ценным историко-литературным наследием Дониша (см. Ахмад Дониш, Наводирул вацое (Нодир вокеалар), УзССР ФА академиги И. М. Муминов тахрири остида. Форс-тожикчадан А. Хамроев ва А. Шокиров таржимаси, Тошкент, УзССР «Фан» нашриёти, 1964, 412-бет).

37. Мани  —  основатель манихейства и, по преданию, знаменитый художник III в. н. э.

38. Ахмад Дониш, Путешествие из Бухары в Петербург, Госиздат ТаджССР, 1960, стр. 222. Бехзад  —  знаменитый художник-миниатюрист конца XV  —  начала XVI в.

39. Ахмад Дониш, Путешествие из Бухары в Петербург, стр. 220.

40. Там же, стр. 222.

41. Этот документ находится в экспозиции Бухарского историко-краеведческого музея.

42. Нами были взяты для сличения автограф произведения Ахмада Дониша «Риола ё мухтасаре аз таърихи салтанати хонадони мангития» (хранящийся в фондах Бухарского историко-краеведческого музея, инв. № 9823), произведение Мухаммада Тахира ибн Абулкосима «Ажойиб ат-табакот», переписанное Ахмадом Донишем (хранится в рукописехранилище Института востоковедения АН УзССР, инв. № 688), а также ряд других произведений Дониша, хранящихся в Институте востоковедения АН УзССР (инв. № 5095/1 и 5098/11, 2941, 2247/IV и т. п.).

(пер. А. Р. Мухамеджанова)
Текст воспроизведен по изданию: Историко-топографический план Бухары Ахмада Дониша // Общественные науки в Узбекистане, № 5. 1965

© текст - Мухамеджанов А. Р. 1965
© сетевая версия - Тhietmar. 2012
© OCR - Парунин А. 2012
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Общественные науки в Узбекистане. 1965