ХАНЫКОВ Н. В.

ОПИСАНИЕ БУХАРСКОГО ХАНСТВА

ГРАНИЦЫ И ОБЪЕМ БУХАРСКОГО ХАНСТВА.

Большая часть тех, кому приходилось описывать владения Средней Азии жаловались на трудность определить границы их, не только с такою точностью, какая доступна при описании обществ образованных, но даже приблизительно, чтобы сколько-нибудь дать понятие о квадратном содержании оных. К несчастью мы должны в настоящем случае повторить общую жалобу, потому что Бухарское Ханство, подобно соседним областям, не имеет границ основанных на давности владения; или на договорных [2] актах, а они расширяются или суживаются по мере меньшей или большей слабости властителей. Чтобы в этом убедиться, мы не будем тревожить славных завоеваний Тимура, потому что их надобно отнести к числу исключительных состояний, в которых может находиться каждое общество, имея повелителем человека необыкновенного, потому что тогда Бухария, или лучше сказать владение Шехри Сябзское достигло такого объема, не собственными естественными своими средствами, но силою гения своего предводителя, который уме л создать eri средства каких она не имела ни прежде ни после, и потому для доказательства нашего мнения мы представим, изменение случившееся с границами Ханства в настоящем столетии.

Амир-Сеид получил престол в начале XIX века (1802) после благоразумного царствования Ишан-Мурад-Бия, - почти весь Маверо-Ииняхрь повиновался его воле, на Юге, Балх и Гиссар платили подати молодому повелителю, а на Севере Ура-Тюбя и Ходжент беспрекословно исполняли его требования; но не в таком виде передал он Бухарское Ханство своим наследникам, духовные прения отучили его напоминать мечем о необходимости исполнять его волю и потому с начала отложился Балх надеесь на сильную защиту представляемую ему Аму-Дарьею, безнаказанность этого поступка повлекла за собою [3] отложение Ура-Тюбя (Первое отложение Ура-Тюбя относиться ко второй половине 18 столетия, но после того она снова подпадала под Бухарское владычество) и завоевание Ходжента Кокандцами. В короткое время Бухара потеряла все свое политическое значение и даже Aму-Дарья, которая так хорошо защищала n защищает это Ханство с Ю. В. стороны не спасла Каракульских ворот от сожжения. По смерти его, последовавшей в 1826 году, беспорядки произведенные войнами за наследство престола и опасенья за жизнь, в которых находился Насср-Улла в начале своего царствования, были причиною что границы Бухарии еще более уменьшились, Кокандцы отнимали селения с С. Ханства, владетель Шехри-Сябза обижал подданных Хана внутри, а Хиссар и Бальх с Юга посылали произвольно подарки Бухарскому Эмиру, как равные к равному, но когда внутренние враги были усмирены Эмир стал думать о возвращении Ханству границ, в которых оно заключалось при его деде. Первые его попытки были неудачны, отчасти потому что они были направлены на места крепко защищенные природою каковы Бальх и Шахри-Сябз, отчасти же потому что Эмир начал приводить их в исполнение не обеспечив успех их достаточным количеством войска. Когда же он завел Сарбазов, отлил [4] новые пушки, и сверх того, оставив трудное завоевание выше названных нами мест, обратился к более легкому; земель отнятых у отца его Кокандцами, тогда успех с начала малый; но возраставший с каждым годом более и более доставил ему в течении трех лет возможность довести Северную границу Бухарии снова до Сыр-Дарьи; но это было только временно; потому что зимой с 1841 на 1842 год Кокандцы отняли у него снова все завоеванные места до Ура-Тюпя, наконец в нынешнем году он опять пошел войною на Кокандское Ханство и если верить слухам 26 Апреля довершил давно задуманное завоевание и сделался неограниченным повелителем всего Маверо-Инняхря.

Приведенные нами изменения объемов Бухарского Ханства в короткое время 40 лет, показывают что было бы неосновательно желать ограничить его неизменяемой линией урочищ и естественных примет; а надо будет удовольствоваться определением границ, обработанной части Ханства и почти гадательно назначить настоящие пределы власти Эмира. И Бухарское Ханство, состоя большею частью из глинисто солонцеватых степей, может быть единственно обработано только в тех местах, где близка вода; и потому реки суть настоящие границы обработанных полос Ханства, прочие же части его могут служить только прибежищем бедным [5] кочующим племенам, которые частыми переходами спасают себя от голодной смерти. Некоторые из них подходящие к границам обработанной земли платят подати и следовательно состоят в непосредственной зависимости Ханов, другие же пользуются свободой и только по имени суть подданные Бухарского Эмира, принимая в соображение места жительства как тех так и других, мы должны сказать, что Эмир по крайней мере в начале 1842 года т. е. когда мы покинули Бухару мог с не которым основанием назвать себя повелителем полосы заключенной между 37° и 43° С. Ш. и между 80° и 88° В. Д. т. е. повеления его исполнялись с большим или меньшим успехом, на пространстве близком к 5.600 геогр. милям. Пространство это ограничено с Севера Буканскими горами, отрогами их идущими в Западную часть Кызыл-Кума и Южной закраиной сих песков; с Востока непрерывной массой гор находящихся между цепями Ак-Тау и Кара-Тау и горами Шехри-Сябза, с Юга и Юго-Запада оно отделяется от владений Бальхского, Анхуйского, Меймана, части Персии и Хивинского Ханства с начала Аму-Дарьей, потом песками левого берега ее, с Запада всего труднее назначить границу Ханства потому что здесь нет естественных пределов отделяющих его от Хивинских владений; и потому мы должны будем сказать что с этой стороны влияние Бухарского Эмира, [6] ограничивается линиею проходящею между 80° и 81° В. Д. и соединяющею местечко Кукертли с Западными оконечностями гор Урта-Тау и Кукертли. Не смотря на неопределительность этих границ нельзя не сознаться, что они довольно безопасны, тем более, что неприятель должен преодолеть значительные трудности, с которой бы стороны он ни шел, прежде чем он достигнет обработанной полосы одна из самых слабых частей ее есть С. В. т. е. та, которая прилежит к Коканду, потому что тут обработанная полоса прямо подошла к обработанным же полосам Кокандского Ханства, и следовательно в случае войны может быть всего легче атакована, не смотря на это крепость границ этих весьма относительная, в том смысле, что трудно думать, чтобы свойство их могло быть сильною препоной Европейски образованному войску, при хорошем выборе времени года и основательном образе движения; но для Азиатцев она напротив весьма затруднительна потому что беспечность с которою они ходят на войну не позволяет им принять мер необходимых для сохранения войска намеревающегося проникнуть в обработанную часть Ханства. Пространство это должно показаться значительно великим, особенно если мы сравним его с теми владениями которые окружают его с В. и Ю. стороны, так например владение Шехри-Сябзское имеет приблизительно [7] только 40 квадр. миль. Хиссарское 430, Бальхское 250, Анхуйское 30, Меймана 140; (Число квадратных миль взято приблизительно с карты Бухарского Ханства, составленной в 1841 и 1842 годах и приложенной к нашему описанию.) но значительность этого протяжения несколько уменьшится, если мы примем в соображение что с 3. и С. части прилегают к Бухарскому Ханству владения, имеющие большие протяжения. Оно еще менее сделается важным если мы заметим, что из всего числа 5.600 квадр, геогр. м., только от 500 до 600, обработаны и заселены оседлыми жителями, следовательно более девяти десятых владения Бухарского Эмира, или еще не заселены или даже вовсе неспособны к заселению. Непропорциональность содержания земель обработанных к целому пространству Государства есть общий недостаток всех владений средней Азии, но в Хиве и Коканде он может менее иметь вреда для самостоятельности Государства, потому что там обработанные участки земли соединены более вместе, так что необработанные и неспособные к обрабатыванию, служат первым сильною границею, между тем как здесь обработанная полоса земли идущая по Зярь-Авшану совершенно отделена песчаною степью и горами от той, которая расположена на Аби-Шехрисябзь и обе они отделены не способными к [8] заселению песками от обработанной полосы идущей по Аму-Дарье. Г. Барон Мейндорф в 3-й главе своего путешествия, заключает Бухарское Ханство в пределах 41 и 37 град. С. Ш. и 81° и 86° 30' В. Д. следовательно пространство Бухарского Ханства по его расчету будет равно приблизительно 4.200 квадр. милям, пространство же обработанной земли он полагает равным только 300 кв. мил. различие первого его показания с нашим неудивительно, потому что он показал С. границу 2 градусами южнее чем мы, равно как уменьшил на 1 1/2 градуса ширину Ханства от З. к В. что же касается до различия находимого нами в оценке обработанной части Ханства, то надобно полагать что он, составляя себе понятие по расспросам об обработанности обоих берегов Зярь-Авшана значительно сократил ширину этой полосы, а также почти со всем не принял в соображение возделанных берегов Аби-Шехрисябзь. Г. Борнс оставил предмет этот почти совершенно нетронутым, потому что он в описании Бухарского Ханства упоминает только о длине обработанной полосы не входя в разыскание квадратного ее содержания.

ОРОГРАФИЯ И ГИДРОГРАФИЯ ХАНСТВА.

Большая часть Бухарского Ханства, как мы выше уж сказали, состоит из песчаных и глинисто солонцеватых степей, имеющих очевидно покатость [9] к Ю. 3. и обставленных горами к С. и В. горы С. части Ханства суть не большие хребты идущие почти параллельно от ONO к WSW, они разделены между собою обширными песчаными долинами на глинистом основании и носят названия тех колодцев, которые расположены в выше упомянутых долинах, так например, горы ограничивающие с С. узкую долину Буканского колодца и Баккалинского ключа, называются подле первого Букан-Тау, а подле второго Баккали Тау, вместе же составляют продолжение цепи Кукяртли, которая ограничивает с Юга большой Кызыл-Кум, далее горы составляющие С. предел узкой лощины, в которой расположены колодцы Юз-Кудук и ключ Чийли называются у первого Юз-Кудук-Тау, у второго Чийли-Тау, Южнее их не большой хребет, ограничивающий с С. долину соляного ключа Капканташа, называются Капканташ-Тау; далее скалистые холмы находящиеся на Север долины колодца Тумянбая называются Тумянбай-Тау, Южнее их находятся два хребта разделенные широкою песчано-глинистою степью, из коих первый называется Арслан-Тау, а второй Нура-Тау, все они с Востока связаны более или менее заметною цепию гор, не имеющую постоянного названия и примыкающую южными отрогами своими к большому горному хребту расположенному на правом берегу Зярьавшана и известному под именем Актау, прежде чем [10] мы займемся описанием сего последнего, следует упомянуть о не большем хребте гор идущем почти от С. к Югу между песчаною степью Яман - Кызылом и глинисто солоноватой плоскостью идущею вплоть до Бухары, он в Южной части своей называется Кульчук-Тау, а в Север. Сусус-Каратау, от них идет к Западу не большое разветвление, которое скоро теряется в песках составляющих предел Хивинского Ханства, относительная высота всех названных нами гор кроме вскользь упомянутых хребтов Нура Тау и Ак-Тау на и можно с довольно большею достоверностью указать, что она не превышает 1000 фут, свойства долин расположенных между ними весьма однообразны они состоят из глинистой почвы покрытой более или менее толстым слоем наносных песков, которые в иных местах скреплены саксаульником, Тамариском и т. д. в других же представляют топкия песчаные степи, как например; в Яман Кызыл Кум, бедность воды в них весьма, заметна, потому что на всем пространстве от Бухары до южной окраины большого Кызыла между 81° и 83° градусами В. Д. нельзя насчитать более семи весьма бедных источников, из коих некоторые мало годны к употреблению по своей солености, другие же потому что сильно пропитаны сернисто-водородным газом, к первым нужно причислить ключи Тюбялик, [11] Капканташ и отчасти ключ Карагата, ко вторым принадлежит по преимуществу ключ Агатма и вышеупомянутый Капканташ. Впрочем недостаток воды претерпеваемый как путешественниками, так и жителями этих стран надобно приписать более к беспечности и скупости самых жителей, нежели недостаткам почвы, потому что хотя названные нами горы дают начало весьма малому числу и весьма бедным водою источникам, но за то в долинах ограничиваемых ими вода ни где не стоит глубже от поверхности земли как на три сажени, в чем легко можно будет убедиться из прилагаемой при сем таблицы глубины колодцев попадавшихся нам по дороге от Бухары до Кызыл-Кума.

1. Чийли глубина в Англ. Фут. 7.58

2. Юз-Кудук .............. 12.13

3. Тумян-Бай............... 10.50

4. Джусали-Сай .............. 22.75

5. Кызыл-Как.............. 21.0

6. Назар-Бай ............... 17.75

7. Чакыр-Ата. .............. 9.10.

Отсюда видно, что число их можно бы увеличить без большого затруднения, потому что глинистая почва долин не может представить большого препятствия при рытии оных. Самые же породы, составляющая выше названные нами горы состоят большею частью из первозданных формаций, из металлов же [12] попадаются в них исключительно одни железные руды более или менее удобные к обработке, впрочем мы говорим о сем последнем предмете менее подробно по той причине, что он составлял предмет постоянных разысканий Г. Ломана и потому нет сомнения найдет место в сочинении его о сих местах.

Горы находящиеся в Восточной части Ханства суть два снеговые хребта Ак-Тау в Каратау их надобно считать ветвями гор идущих от хребтов Кашгарского и Бадахшанского и известных под именем Памирских и Болорских гор. Актау находится па правом берегу р. Зярьавшана, в восточных частях его он постоянно бывает покрыт снегом от вершин Зярьавшана на протяжении 150 или 200 верст, главный хребет его находится в 50 или 60 верстах от самой реки, но снеговые отроги его идущие почти от Севера к Югу и разделенные узкими долинами по многим из коих текут протоки в Зярь-Авшан упираются в сию реку, в разных местах имеет хребет этот местные названия, как например: в начале он называется Шагап-Тау, потом Сузангиран-Тау, далее Осман-Тау, наконец он идет некоторое время между городами Джизахом и Пендж-Шамби под общим именем своим Ак-Тау и на Западе примерно под долготою Кермине присоединяется к весьма высокому, но не длинному хребту Нура-Тау. Горы Каратау сопровождают с [13] лева течение Зярь-Авшана, постоянное направление их также как и предыдущих есть то же от В. к 3. приближаясь к вершинам Зярь-Авшана верстах в 2 к В. от Пянджакента они делаются снеговыми и главный хребет их отстоящий от русла Зярь-Авшана верст на 15 и более, пускает к нему крутые отроги перерезанные или разделенные узкими долинами, которые скорее можно назвать пропастями, переходы через них по словам наших Горных чиновников посещавших их, ужасны, потому что переправляются по трем или четырем тонким жердочкам, покрытым соломой и кое где землей, которые гнутся и трещат под тяжестью человека ведущего свою лошадь в поводу, к этому нужно еще прибавить и то, что под ногами путешественника находятся пропасти, имеющие отвесной глубины по крайней мере 10000 футов. Самая дикая часть их есть Восточная; как та, которая называется Фон-Тау так и самый Каратау, но вместе с этим она есть и самая богатая, потому что в ней находятся несколько восточнее местечка Сарвады богатые копи прекрасного каменного угля и медные руды. Горы сохраняют свою дикую и неприступную наружность почти до крепости Пянджакента и даже несколько далее ее до урочища Омар-Тюбя, отсюда они видимо начинают давать простор Зярь Авшану с левой стороны, так что на меридиане Самарканда где они [14] соединяются с высоким и скалистым хребтом Агалык-Тау они отстоят уже верст на 25 от русла его, далее они направляются к Ю. 3. и соединяются с горами Шяхри-Сябза, а северные скаты соединяются с плоскою возвышенностью оканчивающеюся крутым обрывом верстах в 10 от Зярь-Авшана.

Бухарское Ханство орошается водами Аму-Дарьи и двух притоков ее, которые хотя и не доходят до самой реки, но очевидно принадлежали когда то к системе weift ova суть Зярь-Авшан и Аби-Шехри-Сябз.

Долго источники Аму-Дарьи оставались загадкой для Географов, сведения доставленные Марко Пауло была неудовлетворительны и в самом деле путешественник этот говорит: ( из Бодасчии (Бадахшан) идут двенадцать— (десять по Немецкому изданию 1477 года) дней по берегу реки против ее течения и проходят чрез многие замки и селения которые тогда были под властью братьев начальника Бодасчии, через три дня доходят до не большой области Вакхана, которая простирается на три дня пути, жители ее Мусульмане, горды, говорят особым наречием, платят дань владетелю Бадасчии образованы в нравах и весьма храбры в войне. Они весьма хорошие охотники. Оттуда через три дня пути по тому же направлению восходя с одной горы на другую, мы достигли высоты, которая считается наивысочайшею в [15] мире (Si dice la piu alta montagna del mondo). Здесь между двумя цепями гор находится большое озеро, из коего выходит величественная река, берега которой поросли отличным кормом. Патер-Бен-Гоес, путешествовавший в сих местах 323 года позже называет это озеро Сарсиль, а положение его сделалось известным из Китайской Императорской Географии изданной Фаем в 1818 году, а именно 37° 48’ С. Ш. и 71° 38’ В. Д. от Парижа. Эльфипстон в превосходном сочинении своем вышедшем вторым тиснением в Лондоне 1819 года под заглавием An account of the kingdom of Gaubul and its dependencies in Persia, Tartary, and India, comprising a view of the Afghaun nation, and, a history of the Dooraunee monarchy by the Hon. Mountstuart Etphinstone. London 1819 sec. edit. в первой части на 144 стр. говорит Оксус выходит из ледников близ небольшого отрога Болор-Тага называемого Пушти-харь. В 1837 году Английский резидент в Кабуле Г. Борнс по предписанию своего правительства отправил двух своих соотечественников Доктора Лорда и Капитана Индейского Флота Вуда в Бадахшан, первого для заключения некоторых договоров с Мурад-Беем, властителем оного, второго же исключительно для исследования вершин Аму-Дарьи. Известно с каким успехом оба они исполнили возложенные на них поручения и потому мы [16] заимствуем сведения о вершинах Аму-Дарьи. Из отчета сообщенного 8 июня 1840 года Капитаном Вудом Лондонскому Географическому обществу он говорит что, 31 Января 1838 года я был весьма обрадован, что нашлась возможность исполнить главную цель моего отправления. Следуя по Оксусу в Восточном направлении мы поднялись на горный проход Иш-Кашмь (10.900 ф. над поверхностью моря) и взошли в долину Вакхан столько известную всем читателям путешествия Марко Паоло, здесь мне посчастливилось встретить странное племя Памирских Киргиз, которые в первый раз пришли на зимовье в Вакхан вместо того, чтобы спуститься в Кокану. Впрочем природные жители сей долины были для меня не менее любопытны чем вышеупомянутые пришельцы тем более что в этом отдаленном краю я нашел хотя мало, но весьма резкие следы Зороастрова ученья и построение трех храмов, коих развалины здесь видны, приписывают его последователям. Отсюда продолжая наше путешествие по ONO в Вакханской долине вдоль южного берега реки называемой Пянджа (вероятно от небольших крепостей расположенных в долине) мы переправились через нее вброд и в этом )) месте она не была шире 20 ярдов (8, 6 саж.) при 3 футах глубины. На высоте 10.800 ф. достигли мы 15 Февраля до небольшой деревни Лянгяртиш [17] состоящей из 25 мазанок и составляющей последний обитаемый пункт долины, она расположена при соединении реки Сярьхяда (выходящей из Хитрала к Ю. Востоку от Вакхана) с Аму-Дарьею. Исследовав внимательно эти реки, чтобы быть совершенно уверенным, которая из них шире, я не усомнился назвать Северо-Восточный рукав главной рекой, что впрочем вполне согласовалось с мнением моих вожаков и Киргизов, далее мы ехали или по самой реке покрытой льдом, или по узкой долине ее, преодолевая на всяком шагу большие препятствия от глубины снега, увеличивавшейся с каждым шагом, если бы мы не имели возможности и следовать по льду реки, то мы никогда не достигли бы до вершин Оксуса; хотя покинувши Вакхан мой термометр, деление коего простиралось только до + 6° Фарен., сделался мне совершенно бесполезным, потому что ртуть опустилась в шарик, но степень разряжения атмосферы была весьма чувствительна, всякое исследование сделалось не возможным, все жаловались на тягость, но не у кого не оказывалось кровотечения ощущаемого, как говорят, на больших высотах. Приближаясь к вершинам Оксуса, мы нашли лед, весьма ломким, так что одна из наших лошадей провалилась; но хотя вода в этом месте была весьма глубока, течение было весьма слабо и мы могли спасти бедное животное потеряв его [18] вьюк. Покинув поверхность реки мы шли около часу по правому берегу ее и поднялись на не высокий увал составляющий как мне кажется восточную границу долины. Перейдя его 19 Февраля 1838 года в 5 часов по полудни, мы стояли на крыше мира (Бами Дуния) - так называют место это жители, перед нами простиралась масса воды довольно величественная хотя и покрытая льдом, из восточного конца которой вытекает Оксус. Прекрасное озеро это имеет форму вырезка круга и идет на протяжении 14 миль от востока к западу, средняя ширина его равняется одной миле, с трех сторон оно ограничено закругленными холмами, имеющими около 500 ф. вышины и соединяющимися на южном берегу его с горами имеющими 3.500 ф. возвышения над озером в 19.000 ф. над поверхностью моря, они покрыты вечным снегом и составляют неистощимые запас воды для озера. Взяв меридиональную высоту солнца на восточном берегу озера, я нашел Северную широту его равною 37° 27' а Восточ. долготу от Грин. 73° 0' (71° 20' 15 от . Пар.) высота его над поверхностью моря определенная посредством кипячения термометра в воде оказалась равною 15.600 ф. и в то время когда термометр мой показывал 184° фар. вода подо льдом имела 32° т. е. была на точке замерзания. Описание это Капитан Вуд заключает патриотическим [19] желанием назвать это озеро по имени Королевы Виктории, но в пользу Географии решается удержать ему незвучное Киргизское имя Сарыкуль. Отсюда Аму-Дарья течет еще 300 или 350 верст между горами и принимает в себя с правой стороны две, а с левой стороны три значительные речки, Первые суть Хисарская река и Тупаляк, а вторые суть Бадахшан, Ак-Сарай и Хульм, не много по ниже Бальха, Аму-Дарья совершенно освобождается от гор и течет, можно сказать, до устья своего песчаными степями, потому что Ших-Джелил-Тау, подходящие к правому берегу ее в Хивинском владении, так незначительны, что их почти и нельзя принять в соображение. Исследованием течения его в Бухарском Ханстве Г. Борнс занялся так основательно во время путешествия своего в Бухару, что нам ничего больше не остается как привести собственные слова его, он говорит во второй части Немецкого перевода на 45 стран. следующее: Аму-Дарья покинув горы несколько ниже Келефа примерно 60 миль к С. 3. от Бальха не шире 350 ярдов (150 сажень) в равнине же река сия расширяется более, так что при Ходжа Саля 30 миль ниже вышеупомянутого пункта, широта ее измеренная Секстантом оказалась равною 823 ярдам в Чарджуй 200 миль ниже, широта эта достигает 650 ярдов. Подробное изложение свойств реки в выше названных точках [20] даст нам лучший способ обсудить ее в военном и коммерческом отношении. В Ходжа-Саля 17 июня т. е. за месяц до наибольшей прибыли вод Аму-Дарья была разделена двумя песчаными отмелями на три рукава. Относительная ширина каждого из них была следующая: 295, 113 и М 5 ярдов, следоват. вся ширина реки равнялась 823 ярдам, глубины были различны и неправильны и в самом глубоком месте не превышали 20 футов. Глубины первого рукава были следующие: 6, 9, 15, 19 и 6; второго постоянно 6 ф. третьего б, 9, 15, 19 и 6 ф., следовательно средняя глубина реки не может быть менее 9 ф. Неточность наших замечаний не может быть слишком велика, потому что 17 Августа т.е. решительно два месяца позже и после наибольшей прибыли, река сия имела почти ту же массу воды. Ширина ее была меньше, но за то глубины более и 5 измерений произведенных лотом дали 12, 18, 29, 20 и 18 ф. скорость течения Аму-Дарьи есть 6000 ярдов или почти 3 1/2 мили в час.

О течении Аму-Дарьи в пределах Хивинского Ханства расспросы произведенные мною в Бухаре не прибавили ничего нового к тому что известно было прежде, т. е. что река сия почти везде сохраняет С. 3. направление я что всего страннее сужается при устье своем, глубина ее значительна, но весьма [21] изменчива, к устью же она даже мелка, но не менее того всегда можно по ней выходить в море, она наполнена островами, но это нисколько не препятствует ей быть судоходною, средняя скорость течения ее в Хивинском Ханстве оказалась из расспросов 5 вер. и 416 саж. в час; на счет времени прибыли вод ее, мнение наших соотечественников видавших там Аму-Дарью несколько различествует с мнением Г. Борнса, а именно они говорят что возвышение воды продолжается от Марта до конца Мая, а понижение от Июня до конца Сентября, а Г. Борнс как мы выше видели заметил что 17 Июня вода еще не достигла высшей своей точки.

Из выше приведенного видно, что Аму-Дарья будучи судоходна более чем на 1.100 верстах представляет важную коммерческую дорогу тем более что на этом пространстве она около 800 верст течет обработанными и заселенными местами, сверх того Аральское море соединяет ее через Сыр-Дарью с восточными базарами Средней Азии, но удобства эти остаются не понятыми и не употребленными и это вероятно будет дотоле, пока какая-нибудь Европейская Держава не привьет силой, догадливости и деятельности усыпленным жителям ее берегов. Мы окончим описание этой реки несколькими словами на счет старого течения Аму-Дарьи, предмет этот особенно в последнее время несколько раз был [22] разобран; но не менее того он все еще остается новым по неопределительности заключений рассматривавших его. Из всего что нам удавалось читать в слышать об нем, без всякого сомнения статья Г. Жобера напечатанная в Декабре 1833 года в новом Азиатском журнале под заглавием Memoire sur l'ancien cours de l'Oxus есть самая удовлетворительная если не по заключениям то по меткости приведенных цитат и потому мы считаем уместным заимствовать из нее несколько мнений Восточных и Европейских писателей живших близко к тому времени когда произошло отклонение ее в Аральское море или видевших своими глазами давно пред сим сухое русло ее и наконец прибавим к тому то что нам удалось слышать от людей видевших недавно положение этого русла. Султан Абул-Газы говорит: в 880 году (м. с.) сношения между Ургенчем и землею Абул-Ханом были весьма часты, и вот почему река Аму пройдя под стенами Ургенча направлялась к В. части горы Абул-Хан (Г. Жобер полагает что это должно значить Балкан) далее к Югу обгибая подошву этой горы и наконец к Западу проходя мимо Огурджи она вливала воды свои в Мазардеранское море. Оба берега реки до Огурджи были покрыты виноградниками, обработанными полями и огородами. Во время лета прибрежные жители кочевали с стадами своими в этих [23] долинах, осенью они удалялась, чтобы избавиться комаров, к колодцам находящимся в двух днях пути от реки, на зиму же снова возвращались к берегам оной. Страна эта в то время была необыкновенно плодородна и очень населена. От Пишта (на берегу Каспийского моря пр. Г. Ж.) до Каракичита (черный брод пр. Г. Ж.) оба берега были заселены Адалик-Хазарами, от Кара-Кичита до Западной стороны горы Абул-Хана племенем Али и оттуда наконец до устья реки в море народом, коего главная промышленность состояла в верблюдоводстве. Далее тот же Автор говорит, я родился в земле Ургенч 1014 года (м. с.) в понедельник 15 месяца ряббиаль-ауель когда солнце было в знаке льва в минуту восхода этой звезды, 30 лет перед сим (т. е. 1575 году) племя черных Уйгуров называемых Токай (теке) обитало подле башни находившейся на берегу Аму с этого то места воды реки направлявшиеся прежде к городу Тук и оттуда к морю были отведены и земля Ургенча сделалась совершенно бесплодною, чтобы помочь сколько-нибудь сему неудобству Начальник области заставляет обрабатывать берега реки выше этого места и привозить произведения полей в город. Далее он говорит устье реки получило название Арал. 6 месяцев после смерти Еффендиара после которого он (Абулгазы) сделался Ханом в это относится к 1033 [24] году (м. с.) Вуткров писавший в 1743 году слышал, что Аму перестала течь в Каспийское море 100 лет пред сим что весьма сходно с числом приводимым Абул-Газы-Ханом. Но к его несчастью Дженкинсон проезжавший в сих местах в 1559 году: говорит надобно заметить что р. Оксус текла прежде в Балканской залив, но теперь она направляется к Аральскому озеру. Все воды необходимые для орошения полей берутся из реки и она не течет в море. Далее тот же самый автор говорит: так как река эта во время летних жаров пересыхала в нескольких местах своего течения, то Туркмены вообразили что устроив в устье ее плотину они избавят верхние части ее от маловодья, но случилось противное, воды не имели довольно силы течения чтобы прорывать пески наносимые степным ветром в русло их, она загородилась и теперь остались едва приметные следы его вблизи моря. Последнее мнение кажется самым вероятным тем более что оно объясняет отклонение Аму-Дарьи без землетрясении и без cверх естественного повышения огромного пространства степи имеющего более чем 400 верст в поперечнике, которым некоторые хотели истолковать его, устройство же плотины в самом Хивинском Ханстве делается через это также весьма понятно, а именно оно было сделано не для того чтобы воспрепятствовать водам [25] Аму-Дарьи изливаться в Каспийское море, но чтобы предупредить бесполезный расход их в старом русле. Не надо думать чтоб устройство плотины было делом неисполнимым по своей трудности для Азиатцев, потому что мы знаем что в 1221 году сыновья Чингиз-Хана хотели изменить течение Аму-Дарьи сооружением плотины, употребив на эту работу 3000 монголов; но не успели в этом только потому что осажденные вылазками мешали их работе. Наконец не далее как в прошлом 1841 году Ташкендцы находясь во вражде с Хивинцами хотели отклонить Сыр-Дарью от настоящего ее течения, но им этого не удалось потому что Сыр-Дарья имеет еще слишком много силы течения чтобы его можно было отклонить человеческими руками. Песчаный грунт по которому Аму-Дарья течет почти от самого Бальха и до своего устья т. е. на расстоянии более нежели 1000 верст и скорость ее течения суть причины, почему она и ныне весьма часто изменяет свое русло отклоняясь к Востоку. Артур Конолли бывши в прошлом 1841 году в Хивинском Ханстве, видел сам, как песок прибитый за год перед тем к левому берегу Дарьи до того окреп от холодной зимы, что выдерживал напор воды и отклонял ее к востоку. Соображая все выше приведенное, мне кажется весьма простым, что: первая плотина, о которой упоминает Дженкинсон окончательно завалила устье [26] Аму-Дарьи к Каспийскому морю, что от этого она стала течь плесами и озеринами как например теперь Эмба и Сагиз у устья и что наконец жители для возможно большого сбережения вод ее устроили сильную плотину к В. от Куня-Ургенча почему она направилась к Аральскому морю до которого ей здесь оставалось не более 150 вер. между тем как там надо было протечь с тою же массою воды более 400 верст. А потому, можно положительно сказать что надежда отклонить течение Аму-Дарьи в Каспийское море, уничтожением плотины устроенной между Таш-Хаузом а Куняургенджем совершенно неосновательна, тем более что плотину эту не раз уже прорывало; так напр. в конце Мая 1840 года напором воды разорвало ее между г. Хытаем и Гурляном и вода действительно пошла по старому руслу; но не далее местечка Ибрагим-Ата находящегося верстах в 60 к Западу от Куня-Ургенча, тут же была она задержана песками завалившими старое русло ее, и потому избыток ее затопив низменную долину лежащую у Юго-Восточной подошвы Усть-Урта между городами Куня-Ургенчем, Ходжеили и Кунградом излился в Аральское море.

Вторая река Бухарского Ханства есть Зярь-Авшан и она не смотря на то, что далеко уступает в массе воды Аму-Дарьи, должна быть считаема главною рекою Ханства, потому что берега ее наиболее [27] обработаны и заселены, она течет между 88 и 83 градусами В. Д. на протяжении 620 верст и оплодотворяет более 16.000 квадр. верст обработанной земли, вершины ее состоящие из трех главных рукавов расположены в Каратау и поддерживаются таянием вечных снегов этого хребта. Долина ее в начале необыкновенно тесна и от этого скорость течения ее неимоверна, так что от вершины ее и до самого Пенджакенда прорываясь между хребтами Актау и Каратау, она пенится и клубится как водопад, оттуда долина ее несколько расширяется но не менее того она еще почти до самого Самарканда т. е. на протяжении 75 верст, так быстра, что по ней ничего нельзя сплавлять, от Самарканда правый берег ее довольно полог, а разливы левого ограничены крутым обрывом отстоящим от самого русла реки не более 10 верст, все пространство это от реки и до обрыва представляется путешественнику в виде широкой зеленой полосы, потому что жители ее пользуясь низменным положением своим и удобством орошать ее, засевают поля свои почти сплошь Беринджем и Джугарой, такая же точно местность простирается до самого Кятта Кургана; здесь же вышеупомянутая возвышенность соединяется с небольшими пригорками называемыми Кятта Курган-Тау и здесь уже долина Зярь-Авшана значительно расширяется; с левой стороны горы по направлению к г. [28] Кермине отходят на 15 или 30 верст от реки, а с правой Ак-Тау отстоит от нее на 50, 60 и более верст; далее Кермине Зарь-Авшан представляется уже совершенно степною рекою, потому что начинающаяся здесь степь Мялик и подходящая на Север к самому берегу его, ограничена едва виднеющимися горами Карнап тау, но и здесь обработанная полоса не покидает берегов его, он течет можно сказать по непрерывному ряду садов расширяющихся более и более и наконец на меридиане Бустана они достигают едва ли не 30 или 40 верст ширины. За Бухарой я сам не видел течения Зярь-Авшана и потому описание его от этого места и до Каракуля мы заимствуемся снова у Г. Борнса он говорит пройдя около 20 миль мы пришли к берегу Самаркандской реки, которую поэты назвали Зярь-Авшаном т.е. золотоносною. Река не была шире 150 ф. но ее нельзя было перейти вброд, она имела более сходства с канавой тем более что немножко ниже, воды ее задержанные плотиной, были тщательно разделены по соседними полями. Полоса обработанной земли на обоих берегах реки не была шире одной мили и даже в некоторых местах не достигала и этой ширины, потому что степь близко подходила к ней. Почва земли была различная, однако вблизи реки песчана и крепка. Я заметил что все кремни были остры и угловаты и весьма отличны от тех, которые были [29] подвержены действию воды; прямая дорога к Оксусу по которой мы следовали отдалила нас от Кохика однако перейдя, чрез три мили, небольшую полосу песчаных возвышенностей мы вышли к нему снова. Его русло было совершенно сухо, потому что Каракульская плотина не дает хода его водам столь незначительным в это время года (Июля месяца). Мы нашли что сия река вместо того чтобы вливаться в Оксус образовала довольно большое озеро называемое Узбеками Денгиз и вблизи которого мы остановились, низовья реки снабжены весьма плохо водою, потому то она только в известные времена года течет по Каракульскому Округу.

Я переправлялся через Зярь-авшан в двух местах два раза у селения Ляклякки и два раза против Кятта-Кургана у первого через него проведен мост длина которого, а следовательно и ширина реки равнялись 144 большими шагами, полагая каждый из них в 1 1/4 арш. мы получим примерно ширину его равную 30 саж. У Кятта-Кургана ширина его была если не больше, то по крайней мере не меньше прежнего. Говоря вообще река cия мелка и неспособна к судоходству, дно ее состоит большею частью из крупного песка и весьма удобно для переезда вброд, но в некоторых местах как например у селения Ляклякки оно делается иловатым, вязким и обыкновенно в этих местах река сия довольно глубока. Разыскания [30] Г. Лемана очевидно доказали что Зярь-Авшан должен был за долго пред сим иметь уровень воды несравненно выше настоящего, а именно он нашел что за Пенджакендом тянется длинный ряд скал в несколько сот футов вышины состоящих из гальки связанной цементом, округленная форма камешков доказывает что они были подвержены действию воды а внутреннее сложение их удостоверяет, что они были унесены ее силою из далека, потому что в окрестных горах нет пород их составляющих, мнение это совершенно подтверждается преданиями еще весьма живо сохранившимися у Бухарцев о том, что перед основанием Бухары Зярь-Авшан был необыкновенно широк и разливы его поддерживали существование густых камышей, коими место где теперь находится город были совершенно покрыты. (Может быть, некоторым из наших читателей любопытно будет прочесть то, что об этом предмете говорил Джафар-Наршахийский в Истории Бухары написанной в 522 году (м. с.) а потому мы заимствуем из нее ниже следующее: *** т.е. Абдуррахман сын Нишабурийского в книге Хезаин-Ульгулюм (сокровищница мудрости) повествует следующее; место занимаемое ныне Бухарой было водоемом и частью покрыто было камышем, лесом и кустарником, иные места были таковы что верблюд не находил брода; потому что в областях находящихся в стороне Самарканда тающие горные снега, образовали большую реку, которая и есть подле Самарканда и ее называют Мазаф, в этой реке было много воды, и вода сия влекла много глины, которая и наполнила выше названную яму, с каждым наплывом воды накоплялась и глина так что, ее сделалось множество, вследствие чего вода сия высохла, земля выровнялась, большая река назвалась Согдом, а высохшее место Бухарой.

Все видевшие глинисто солонцеватую землю на коей расположение Бухара, должны сознаться, что это предание имеет много вероятного.) Не смотря на то что, как мы выше сказали, Зярь-Авшан по мелкости своей не может [31] быть судоходен, по нем сплавляют к Бухаре лес растущий на горах находящихся за Самаркандом; это производится совершенно так как и у нас, несколько десятков бревен связывают вместе и один или два человека с шестами управляют плотом, беспрестанно отталкиваясь от берегов, к которым их прибивает сильным течением. Золотоносность Зярь-Авшана, которую Бухарцы склонные к гиперболам, увеличивали до необычайности, по разысканиям наших горных чиновников оказалась весьма незначительною; главная же важность его для Бухары состоит в том, что из него [32] заимствуются все канавы оплодотворяющие поля и сады Ханства. Я слышал от Бухарцев что из него выходит до ста канав; но значительнейшие из них на правой стороне суть: Кара-Дарья отделяющаяся немножко повыше Самарканда и орошающая поля городов Янгы-Кургана и Джизаха, далее Ак-Дарья выходящая из Зярь-Авшана несколько выше меридиана города Челяка, снабдив водой поля ceгo последнего она проходит через округ Пяндж-Шамби к Северу от ceгo города и истощается на полях города Хатырча, третий значительный канал правого берега есть Вафкенд-Дарья его нужно считать скорее естественным рукавом Зярь-Авшана нежели искусственной канавой как по быстроте течения так и по ширине, [33] я переезжал его только однажды у самого города Вафкенда и здесь он мог иметь от 15 до 20 саж. ширины, глубина его в этом месте должна быть значительна потому что иначе Правительство не построило бы тут моста, впрочем пройдя через этот город и снабдив богатый округ его водою он скоро истощается и незаметно расходится по полям. Первая известная мне канава левого берега за Самаркандом есть Анхор, она берет свое начало к Востоку от Самарканда обгибая который она истощается полями, на полдороге между Самаркандом и Кятта Курганом, ширина и глубина ее незначительны первая может иметь от 10 до 12 саж., а вторая от 4 до 6 фут., так что ее везде сколько мне известно можно переходить вброд, второй замечательный канал левого берега есть Нарупай, его подобно как и Вафкенд Дарью я должен причислить к естественным рукавам Зярь-Авшана, хотя он не так широк и не так быстр как Вафкенд Дарья но тем не менее крутость его берегов и извилистое течение доказывают, что не одни человеческие руки принимали участие в его проведении, он отделяется от Зярь-Авшана повыше Кятта-Кургана и протекая у стены этого города орошает поля его округа и входит в округ города 3ияуеддина где недалеко от самого города он истощается на полях лежащих на самом берегу Зярь-Авшана. Отсюда до самого [34] Шяхрируда больших канав не встречается потому что округ Кармине орошается не большими канавками проведенными из самого Зярь-Авшана. Шяхрируд есть без сомнения самая большая искусственная канава Ханства, она то снабжает самый город Бухару водою и проходя через нее оканчивается у западной градской стены у ворот Талипач; впрочем из нее берется бесчисленное множество мелких канав орошающих поля а сады многолюдного Бухарского округа, ширина ее неравна, в городе она изменяется от 5 до 7 саж. за городом же она достигает 10 и 12 саж. вода в ней течет не всегда, но впускается по надобности раз или два раза в месяц как для перемены воды стоящей в прудах города Бухары называемых хаузами, так и для орошения полей окрестностей оного, дно ее песчано и глубина самая не значительная, так что не превышает 6 или 7 футов, беспечность с которою его роют не укрепляя ничем выбрасываемого песка причиною тому, что ее надо каждый год вычищать, хотя течение ее не слишком сильно, так что я уверен, что если сколько-нибудь укрепить берега ее, то пришлось бы ее чистить раз в 3 или 4 года. В том месте где она отделяется от Зярь-Авшана устроена плотина, которую всякой раз прорывают когда надобно бывает пустить воду и потом забрасывают снова хворостом, глиной в песком. Работы эти производятся под [35] присмотром особого Ханского чиновника называемого Мири-аб, людьми даваемыми ему для ceгo от Хана. Третья и последняя река Бухарского Ханства есть Аби-Шяхри-Сябз она вытекает из горной области Шяхри-Сябз, выйдя из гор она течет более 150 верст в Ю. 3. направлении и оросив поля Карши ими истощается; но русло ее видно еще, а именно оно поворачивает к Северу и входит в большое высушенное озеро Куль-Маи которое в то время, когда я через него проезжал поросло совершенно тамариском и шутурхаром, но весною говорят оно наполняется водой и даже довольно богато рыбой как показывает самое имя его.

КЛИМАТ БУХАРСКОГО ХАНСТВА.

Бухарское Ханство по южному положению своему должно бы пользоваться весьма жарким климатом; но многие обстоятельства стекаются вместе чтобы не только умерить его; но даже и охладить. Во первых средиземное положение Ханства оказывает на него более всего свое хладотворное влияние, тем более что в землях окружающих его отношение обработанной части к необработанной, так ничтожно, что нисколько не смягчает суровости климата их; во вторых совершенно открытое положение Ханства с Севера и напротив ограждение его Хиндукушом с юга, производит то, что прилив холодных частиц воздуха [36] из Северных стран постоянен, и так как Хиндукуш составляет им непреодолимую преграду для перемещения на юг, то они должны необходимо согреваясь поглотить значительную часть теплоты Ханства, в третьих сильная солонцоватость почвы также не мало способствует суровости климата, в четвертых богатый запас снега и льда собранный в горах Актау, Каратау и в горах области Шяхри-Сябза, непрерывно и постоянно охлаждают воздух Ханства, а наконец самое возвышенное положение Бухары (1200 ф. по Борнсу) должно быть принято в соображение при объяснении холодов посещающих иногда здешние страны. Не смотря на все это, климат Бухарского Ханства должен быть назван жарким, потому что с средины Марта и до конца Ноября температура постоянно стоит очень высокая, а летом делается даже нестерпимая. Первые морозы начинаются в конце Ноября, вслед за ними скоро выпадает и снег, но обыкновенно он стоит не долго равно как и глубина его бывает всегда не значительна и она весьма редко превышает 1 или 1 1/2 ф., лед же в хоузах не достигает и четверти этой толщины, большею же частью он не бывает толще 3/4 или 1 дюйма земля же никогда не промерзает глубже чем на аршин и это случается весьма редко, впрочем в пользу толщины льда мы заметим то, что Aму-Дарья весьма часто замерзает на две или три недели [37] так что караваны могут через нее переправляться по льду. Утренние морозы продолжаются почти до конца Апреля, но они незначительны и мало вредят растительности, дождей говоря вообще в Бухарском Ханстве мало хотя случаются дождливые весны и даже как я слышал в Мианкале они бывают весьма сильны; но их надобно считать исключением и они много помогают земледелию, потому что в таком случае гораздо менее орошают поля канавами; вообще должно сказать что число ясных дней значительно превышает число пасмурных большею частью воздух бывает необыкновенно ясен и, хотя нам не удавалось видеть млечного пути при лунном сиянии как Г. Борнсу, но тем не менее звезды блещут необыкновенно ярко и нельзя не сознаться что земля эта создана для Астрономии, деревья начинают распускаться в последней трети Марта и в первой трети Апреля, грозы не редки особенно весною, равно как и землетрясения, хотя сии последние бывают довольно слабы так что весьма пожилые люди запомнят только одно сильное случившееся лет за 20 пред сим и обрушившее башни Медресы Мирзы Улуг Бега в Самарканд. В Бухаре есть поверие, что пред всяким новым годом, который они считают со дня весеннего равноденствия должно непременно быть землетрясение и чтобы в этом убедиться они в ночь накануне этого дня втыкают ножик [38] в землю и считают вступление нового года с той минуты когда он упадает от поколебавшейся земли. Конечно это суеверие, но не менее того оно должно быть основано хотя несколько на действительности. Небесные явления происходящие от пасмурного состояния атмосферы как например круги в круг солнца и луны, случаются также; но не часто и по большей части только в Ноябре и Марте. Ветры постоянно господствуют северные с наибольшею же силою дует NO, и это так постоянно что в течении 8 месячного моего пребывания в Бухаре я не могу припомнить более 10 раз когда ветер дул с Юга. Сухость воздуха вообще значительно в обработанной полосе она умеряется поливкою полей от того что чрез это испаряется постоянно большое количество воды. Вот почти все что можно вообще сказать о климате Ханства, но мы окончим эту статью представив ряд метеорологических наблюдений произведенных нами с 5 Октября 1841 года по 28 Февраля нового стиля 1842 в самой Бухаре. [39]

Числа месяцев.

Октябрь.

Ноябрь.

Декабрь.

Январь.

Февраль.

1

+14°0

+0°2

+0°3

-5°4

2

+10°5

+0°2

-2°3

3

+6°6

+2°0

+0°9

-1°3

4

+1°6

-5°1

-3°7

5

+15°4

+3°7

+2°2

-4°4

-0°3

6

+14°7

+5°1

+1°0

-3°3

-0°4

7

+14°9

+2°9

+1°3

-3°6

+1°3

8

+17°1

+1°7

+3°2

-3°2

+1°8

9

+22°8

+3°0

+2°3

-2°5

-1°3

10

+13°5

+4°8

- 5°1

-2°3

-2°1

11

+14°0

+6°9

-4°3

-1°8

-1°8

12

+15°3

+9°2

+4°1

-2°2

-8°6

13

+18°5

+8°1

+5°0

-2°1

-12°7

14

+10°5

+8°4

+4°4

-1°6

-11°9

15

+8°3

+9°3

+3°5

-0°3

-7°6

16

+8°5

+6°9

+4°5

-1°8

-4°5

17

+7°5

-1°8

-4°4

-3°6

18

+6°0

+0°2

-3°4

-1°0

19

+9°8

+6°4

+1°0

-1°2

+2°1

20

+4°7

-1°3

-2°8

+4°0

21

+10°8

+5°7

+0°3

-0°9

+2°8

22

+10°2

+5°8

+0°6

-0°3

+3°2

23

+12°8

+5°3

+1°3

-0°8

+4°0

24

+6°6

+0°7

-1°8

+5°5

25

+4°9

+1°8

+0°4

+7°3

26

+2°2

+1°3

-0°8

+6°7

27

+1°0

+0°9

-11°7

+9°1

28

-0°2

+0°2

-13°8

+10°3

29

+10°6

+0°4

-0°6

-11°6

30

+11°0

+0°3

-3°0

-6°3

31

+10°5

-2°2

-4°6

Средняя температура месяца.

+13°1

+5°3

+1°7

-3°1

-0°4

НАИМЕНЬШИЕ ТЕМПЕРАТУРЫ БЫЛИ СЛЕДУЮЩИЕ:

[40]

Октябрь

Ноябрь

5

+ 9°5

12

+9°5

1

+9°0

7

-1°5

6

+ 9°5

13

+10°5

2

+7°0

8

-1°5

7

+ 8°0

14

+10°0

3

+6°0

9

-3°0

9

+12°0

15

+3°5

4

+4°0

10

+1°0

10

+13°0

16

+3°0

5

+0°25

11

+2°0

11

+9°0

17

+3°5

6

+0°25

12

+3°0

19

+4°0

29

+3°0

13

+5°3

22

+1°5

21

+5°0

30

+4°0

14

+2°0

23

+2°2

22

+4°5

31

+3°5

15

+3°75

24

+3°0

16

+4°9

25

+4°8

17

+4°0

26

-1°0

18

+2°0

27

-3°0

19

+2°5

28

-2°5

20

+1°75

29

-4°5

21

0°0

30

-4°0

 

Декабрь.

Январь.

1

-3°5

17

-1°0

1

-2°5

17

- 5°0

2

-3°0

18

-4°0

2

-1°0

18

-7°5

3

-2°0

19

-3°5

3

1°0

19

-2°5

4

-3°5

20

-2°5

4

-6°0

20

-7°5

5

-3°0

21

-1°5

5

8°0

21

-4°0

6

-3°0

22

-2°5

6

8°5

22

-3°0

7

-4°0

23

-3°0

7

-5°0

23

-6°5

8

-1°5

24

-3°0

8

-5°5

24

-3°0

9

-1°0

25

0°0

9

-4°0

25

-3°0

10

+2°0

26

0°0

10

-6°0

26

-3°о

11

+1°0

27

0°0

11

-5°0

27

-6°0

12

+1°0

28

-2°0

12

-6°0

28

-18°5

13

+1°5

29

- 100

13

-5°0

29

-16°5

14

0°0

30

-6°5

14

-5°5

30

-8°5

15

-0°5

31

-6°5

15

-5°5

31

-10°0

16

0°0

16

-3°0

[41]

Февраль.

Март.

1

-10°0

15

-12°0

1

+3°0

16

+2°0

2

-5°0

16

- 8°0

2

+0°5

17

+1°0

3

-5°0

17

-7°5

3

+7°0

18

+2°0

4

-5°0

18

-6°0

4

+4°0

19

+5°0

5

-2°5

19

-3°0

5

+3°0

20

+1°0

6

-4°0

20

0°0

6

+2°0

21

+8°0

7

-2°0

21

+2°0

7

+1°0

22

+7°0

8

-1°5

22

0°0

8

+3°75

23

+4°0

9

0°0

23

+1°0

9

+6°5

24

+5°0

10

-4°5

24

+3°0

10

+7°0

25

+5°0

11

-2°5

25

+2°0

11

+6°0

26

+7°0

12

-6°0

26

+3°0

12

-4°0

27

+9°5

13

-17°5

27

+4°0

13

-2°0

28

+14°0

14

-16°5

28

+6°0

14

0°0

29

+13°0

15

+1°5

30

+15°0

 

Апрель.

1

+6° 0

8

+8° 0

15

+ 9°0

2

+ 6° 0

9

+8° 0

16

+ 8°0

3

+3° 5

10

+8°75

17

+12°0

4

+5° 0

11

+10°0

18

+ 6°0

5

+6° 0

12

+ 11°0

19

+ 10°0.

6

+5°75

13

+ 8°0

7

+7° 0

14

+ 9°0

[42]

СРЕДНИЕ НАИМЕНЬШИЕ ТЕМПЕРАТУРЫ МЕСЯЦЕВ БУДУТ СЛЕДУЮЩИЕ:

В октябре +6°9

ноябре +1°7

декабре - 1°8

Январе – 6°0

феврале – 3°5

в марте + 4°4

апреле + 9°0

Из 196 дней, в которые производились наблюдения, только 68 были пасмурны и дождливы, а именно в следующем порядке:

В Октябре 3 дни

— Ноябре 8 —

— Декабре 14 —

— Январе 16 —

— Феврале 15 —

— Марте 11 —

— Апреле l —

Из приложенных наблюдений оказывается, что вообще этот год в Бухаре в средине месяца температура возвышалась, а в начале и конце постоянно стояла ниже что достигши наибольшей высоты она довольно быстро падала, но за то потом почти столько же быстро и возвышалась, что зима этого года была необыкновенно холодна и что холода приходили в два приема, a именно наибольшие были 28 Января и 13 Февраля, но морозы началась гораздо ранее так [43] что первые относятся к 8 Ноября, вскоре после этого, а именно 9 Ноября пошел первый снег, но он тотчас же и стаял, настоящий же снег несколько времени остававшийся шел 29 Декабря, последний же снег выпал 12 Февраля и с этого времени погода начала устанавливаться летняя, наибольшие величины на солнце стали быстро прибывать, а именно 17 Февраля было +13°0. 20 же уже было 19°, 25-го 23°. 27 же 25° а 7, и 8 Марта она была 31° в средине Марта пасмурные дни не позволяли делать наблюдения наибольших величин на солнце, а с 22 до 31 Марта величины эти менялись от 22° до 31°, в Апреле они сделались уже постоянно значительными как легко убедиться из приложенного при сем списка:

Таблица наибольших температур на солнце в начале Апреля:

1

+24°0

5

+26°0

9

+29°0

13

+33°0

2

+23°0

6

+28°0

10

+32°0

14

+35°0

3

+25°0

7

+30°0

11

+33°0

15

+30°0

4

+26°0

8

+32°0

12

+34°0

16

+35°0

Вербы позеленели 23 Марта, а на Аму-Дарье разошелся лед еще 23 Февраля, 25 же прилетали журавли. Из этого видно, что собственно Март в этом году надо было считать началом весны, но так как зима нынешнего года была довольно сурова, то этому и нужно приписать позднее вступление весны, обыкновенно же деревья начинают цвести и [44] распускаться в конце Февраля если верить Барону Мейндорфу. (Мы долгом считаем заметить что средние температуры дней, помещенные нами в 1-й таблицы суть средняя арифметическая наблюдений произведенных в 9, 12, 2, 5 в 8 часов и показаний термометра a minimum.)

Со всем тем я не верю чтобы год этот был так необычайно холоден, хотя 70 летние старики уверяли меня в Бухаре, что они такового не припомнят, сомнение мое основано на том, что Бухарцы по недостатку любопытства не замечают никаких явлений природы, сверх того мы положительно знаем, что зима, когда Виткевич был в Бухаре, была также весьма холодна и даже он сам видел на термометре Куш Беги — 18°. Все с чем я могу согласиться это то, что возвращение холода во второй раз было необыкновенно и оно то, я думаю причиной что все априкосовые деревья померзли, тем более, что между ним и первым холодом было несколько оттепелей. Но как бы то ни было, была ли эта зима обыкновенная или необыкновенно холодная, мы ее испытали, знаем пределы между которыми в ней изменялась температура и потому не лишнее будет чтобы лучше охарактеризовать климат Бухары, сличить его с некоторыми местами лежащими под той же широтой или даже севернее этого города. [45]

Бухара лежит под 39° 46' С. ш. следовательно почти под одной широтой с Неаполем, Северной Испанией, Фортом Северном в Марилянде, Цинцинати на Охайо, Фортом Мифлин, Филадельфией и Пекином. (Мы приводим места эти потому что в них произведены были более или менее продолжительные термометрические наблюдения.) Из чего мы видим что она находится в одной широте с местами, климат которых считается в Европе жарким, а в Америке, через которую проходит экватор, средним.

В Филадельфии средняя температура трех зимних месяцев + 0°1?

В Пекине она равняется — 3°1.

В Форт Мифлине + 0°33.

В Цинцинати + 0°52.

В Форте Северн. + 0°77. И так все сии места кроме Пекина пользуются теплейшей зимою нежели Бухара, в которой температура трех зимних месяцев оказалась = — 0°16. Но суровость зимних месяцев в Бухаре сделается еще очевиднее если мы приведем средние температуры зимних месяцев в некоторых точках Европы лежащих несравненно севернее Бухары, так например в Лондоне под 51° 31 С. Ш. температура зимы равняется + 2°06 следовательно более чем вдвое превышает [46] температуру Бухарской зимы, в Амстердаме 52°, 22' С. Ш. она = + 2°16, наконец в Гамбурге под 53° 34' она = + 0° 13; нам могут заметить, что мы в этой таблице с целью поименовали места приморские и что высокая температура их зим единственно зависит от выгодного положения их, сверх того самая возвышенная точка из них над поверхностью моря есть Лондон, но и в нем всего только 162 ф. возвышения, между тем как мы знаем что Бухара стоит несравненно выше, но мы легко опровергнем это замечание приведя следующую таблицу Женева находится под 46° 12' и на 1218 ф., выше поверхности тем не менее средняя зимняя температура ее = + 0°6.

Вена находящаяся под 48° 12'. С. Ш. и на 480 фут. выше морской поверхности имеет температуру равную +0°14.

Мы могли бы еще умножить наши примеры, но считаем и этого достаточным чтобы убедить всякого как важно для смягчения климата соседство земель обработанных, теперь же если мы сравним среднюю температуру осенних месяцев в Бухаре с выше приведенными местами Европы, то заметим, что она равняясь 9°^д их несравненно превышает и это мы говорим с тем большим основанием, что мы здесь принимаем в соображение только два последние осенние месяца т. е. Октябрь и Ноябрь. Если [47] же мы сравним температуру осенних месяцев ее с тою, которою пользуются названные нами точки нового света и Пекин, то найдем что преимущество останется на стороне сих последних, как легко убедиться из нижеследующей таблицы. Средняя температура осенних месяцев:

В Филадельфии (39°56') = 13°6

— Пекине (39°54') = 12°4

— Форте Мифлине (39°51') =14°66

— Цинцинати (39° 6') = 12°80

— Форте Северн. (38°58') =16°84.

Для объяснения этой аномалии нам остается только прибегнуть к средиземному положению Бухары, потому что здесь ни восточное положение ее ни возвышение над поверхностью) моря нам ничего не объяснят. К несчастью этим мы должны заключить наши сравнение потому что для летних месяцев мы не имеем вовсе данных, а для весенних имеем их весьма мало и потому мы заключим обозрение наше климата Бухары краткими замечаниями на счет влияния его, как на растительность, так и на здоровье жителей. Из выше приведенного видно что хотя температура в Бухаре не имеет тех неожиданных и быстрых переломов, которые наиболее вредят растениям и людям, но тем не менее постоянство жара и в особенности сухость воздуха должны иметь вредные последствия. Система поливки [48] избавляет растения не только от засухи, но даже и от тех неудобств от которых они страдают в странах Европейских, как например от червя, от кобылок и проч. потому что водою уничтожаются как самые насекомые, так и зародыши их, по этому самому не надобно думать, что огромная производительность земли о которой мы будем иметь случай говорить ниже противоречит изложенным здесь замечаниям тем более, что в местах недоступных орошению, как наприм.: по дороге между Самаркандом и Карши весна а вместе с нею зелень по единогласному сознанию всех с кем я имел случай говорить, продолжается не более как с средины Марта до конца Апреля и редко до начала Мая, потому что после этого все блекнет и мертвеет так что едва-едва бараны находят себе скудную пищу. На людей, климат этот также имеет немало вредных влияний, из болезней, которые должно назвать местными, следовательно произошедшими от совокупного влияния земли и воздуха, мы приведем здесь не которые наиболее разительные:

1) Лихорадки, они отличаются своею необыкновенною продолжительностью, силой и частым возвратом после значительной перемежки обыкновенно начинаются они в конце Августа или начале Сентября и продолжают свирепствовать до первых морозов, наиболее поражают они иностранцев, в чем мы [49] имели несчастие убедиться опытом потому что никто из Русских сопровождавших нас не избег ее, впрочем смертные случаи от нее бывают сколько мне известно довольно редки. Причиною сей болезни надо полагать во первых несоразмерность в теплоте дня и ночи а преимущественно дешевизну плодов которые в это время составляют главную и почти единственную пищу простого народа.

2) Ришта, болезнь эта состоит в том, что некоторые части тела заболевшего, пухнут и нарывают, больной чувствует иногда сильную ломь в костях и постоянно внутренний жар, сухость во рту и жажду, иногда и к счастью даже весьма часто, нарыв прорывается и из него показывается плоский беловатый червь, которого тогда тщательно захватывают двумя палочками и связав их накрепко нитками осторожно и мало по малу вытягивают. В Бухаре даже есть люди, которые по наружным признакам узнают близость червя к коже и не большим крючком прорывая ее вытягивают его наружу; но при этом вытягивании нужно тщательно наблюдать, чтоб не оборвать его и чтоб не оставить головы его в теле, потому что в противном случае он перейдет в другое место или что еще хуже того уйдет далеко и образует то что называется потаённой риштой. Болезнь сия состоит в том, что червь разрушаясь внутри тела производит болезненные [50] опухоли а иногда даже поражая жилы, сводит людям руки и ноги, которые после того сохнут и человек остается на век калекой, число сих червей бывает иногда очень велико и даже так, что мне называли одного Хивинца который имел их 120 в раз? Обыкновенно Бухарцы приписывают их дурному свойству воды в хаузах и в подтверждение этого мы заметим только то, что те которые пьют воду колодцев или текущих канав никогда не бывают одержимы ею, обыкновенно же советуют для избежания ее воздерживаться от питья хаузной воды весною, если же кто не может этого избежать, либо по бедности либо по отдаленности от текучих вод и колодцев, то он должен употреблять ее предварительно вскипятив ибо говорят что действием тепла умерщвляются зародыши ришты.

3) Пись есть особого рода проказа наружные признаки которой суть неестественная матовая белизна кожи, которая с начала выходит пятном на теле, а потом уже более и более распространяясь покрывает все тело, люди пораженные ею большею частью сухи и слабы, болезнь эта считается заразительною потому для одержимых ею отведен особенной квартал в городе, на С. В. стороне оного называемом Гузяри-Писан даже говорили перед нашим отъездом, что Эмир хочет их исключить вовсе из города, они имеют свои особенные мечети, базары, [51] бани, училища и вообще живут отверженниками в Бухаре, тем более что болезнь эта считается Божеским наказанием, впрочем прилипчивость ее не внезапна и может перейти от другого только по довольно долгому пребывании с ним в одном месте.

4) Мяхау это есть особенного рода проказа, поражающая наиболее шею и верхние части груди, она обнаруживается опухолями и язвами.

5) Ярря-аугани, суть особого рода язвы поражающие наиболее лице младенцев, они весьма злокачественные и оставляют глубокие и неизгладимый рытвины до конца жизни, болезнь эта необыкновенно распространена между Бухарцами, так что трудно найти человека который бы не носил на себе следов ее, большею частью язвы эти обнаруживаются сами; но иногда простая рана на лице произведенная ушибом либо каким-нибудь другим повреждением переходит в выше названную болезнь.

6) Латпа есть болезнь также довольно распространенная в Бухаре и особенно как я слышал поражающая новоприезжих, она состоит в совершенном расслаблении всего тела, без всякой местной боли, в сильном отвращении от какой бы то ни было работы и весьма часто достигает такой силы, что с больным делаются обмороки, наконец постоянное усыпление оканчивающееся смертно. [52]

7) Глазные болезни, они бывают весьма различны и вообще весьма распространены между жителями Бухары наиболее же случаются следующие случаи; темная вода, бельма и врастание ресниц в яблока глаз, сию последнюю Бухарцы отвращают тем, что вырывают косо растущие волоса ресницы, но этим они большею частью помогают только временно, потому что на место вырванных вырастают новыя и такия же.

Сверх того также довольно распространенные болезни суть следующие: силибиша состоящая в постоянной рвоте, которая иногда продолжается полгода и оканчивается смертью. Силясибауль т. е. ослабление мочевого пузыря происходящее большею частью от развратной жизни Бухарцев; Силь чахотка, Истиска водяная, Кесали фаряс состоящая в дрожании всех членов, и происходящая также от неумеренной наклонности к чувственным удовольствиям; венерические болезни также распространены в Бухаре и существуют во всех возможных формах. Страдающие ими или совершенно не вылечиваются или бывают отравлены меркурием, который Бухарские врачи прописывают своим пациентам, не жалея их. В заключение скажем, что оспа, здесь как и везде где не знают или не хотят подвергнуться благодетельному действию прививки, делает много жертв, хотя способ к отвращению ее здесь известен, но находится в весьма малом употреблении. [53]

ПЛЕМЕНА И НАРОДОНАСЕЛЕНИЕ ХАНСТВА.

Рассматривая племена входящие в состав настоящего народонаселения Бухарского Ханства всякий должен будет согласиться, что они составляют смесь самых разнородных частей соединенных в одно целое только верою. Впрочем иначе это и быть не могло, Ханство сие поставленное в начале того огромного пути, по которому двигались массы народов низринувшие Римскую Империю и переменившие совершенно вид Европы, было землею где они отдыхали и потому неудивительно если каждый из них оставил по себе в нем неизгладимый след.

Коренные жители Ханства суть Таджики, происхождение их и время пришествия сюда не известны, мы знаем только из книги Наршахи что когда они пришли с Запада на Зярь-авшан он был незаселен; густые камыши покрывали то место где теперь находится Бухара и служили притоном диким зверям. Таджики Первые начали обрабатывать берега его и применять тогда еще богатые воды его к возделыванию полей и садов и вообще должно иметь высокое понятие о их трудолюбии если верить цветущим описаниям тогдашнего состояния сего края; но судьба не судила им спокойно пользоваться плодами трудов своих, не прошло еще ста лет после первого года Хеджры как последователи пророка [54] вторглись с оружием в мирные жилища их и заставили их силою принять верования свои; но это не могло случиться скоро, четыре раза отклонялись они от магометанства и были снова силою приводимы к нему Аравийскими войсками посылаемыми сюда Калифами и так как роскошная зелень садов и близость текучей воды не могли не быть прельстительными для людей привыкших к пескам Аравии, они оставались здесь жить; но не принимая оседлости кочевали между деревнями Таджиков, впрочем они довольствовались пользованием землею и надсматриванием за верным исполнением правил Корана, во все не вступаясь в правление потому что мы знаем что в это время управляли Ханством Самманиды, но в конце Х столетия ослабленная власть их была окончательно низринута Узбеками, однако сии последние, держались не долго в XII столетии Бухарское Ханство было поглощено наплывом Монгольских орд и Чингиз Хан в порыве разрушения мечети города сделал стойлами лошадей и из всех зданий украшавших его оставил только одну цитадель. Впрочем Узбеки оттесненные Монголами в северные степи за Сыр Дарью не переставали иметь притязания на Бухарское Ханство и мало по малу приближаясь к нему стесняли владения наследников Чингиза так что не редко они распространяли в них ужасы своими вторжениями и увлекали подданных [55] Бухарских в плен. Влияние их на Бухарское Ханство снова так усилилось, что в XIV столетии Амир Тимур должен был силою изгнать их оттуда и возвратив себе наследие предков, завоеваниями со делал его одною из огромнейших монархий мира но по смерти его это продолжалось не долго, Узбеки, опять стали теснить наследников его, и в конце XV столетия снова завладели Мауеро Иняхром в котором они и до ныне господствуют. Из приведенного нами видно, что Бухарское Ханство весьма часто меняло, как жителей своих, так и повелителей и что со всяким разом к народонаселению его примешивались новые племена, примесь эта особенно была значительна тогда, когда Узбеки приходили в Ханство потому что выгоняемые из оного часто отходили довольно далеко от пределов его например на Волгу на Иртыш и так далее и, потом возвращаясь оттуда привлекали за собою племена с которыми они там кочевали. В настоящем же положении народонаселение Ханства состоит из следующих племен:

1) Таджики. От сих коренных обитателей Бухарского Ханства осталось весьма немного, они составляют главное народонаселение города Бухары в прочих же городах их или вовсе нет или очень мало. Главный промысел их состоит в торговле, по миролюбивым своим наклонностям чтобы не [56] сказать по трусости, они воздерживаются от участия в военных подвигах. Отличительные черты характера их суть скупость, наклонность ко лжи и не стойкость в слове. Главные преступления в которых они попадаются суть: кража, мелкое мошенничество, обиды наносимые словами и редко побоями; но убийства никогда, потому что для этого у них не достанет духа. Черты лица их правильны и красивы рост большею частью довольно высокий, цвет кожи белой а волосы и глаза почти всегда черные, в одежде своей хотя они и следуют строго предписаниям Корана, но все таки в ней заметно гораздо более изысканности чем у Узбеков и вообще домашняя жизнь их носит на себе гораздо более отпечатков утонченности, учтивость их в обращении переходит в приторность, особенно же если они нуждаются в том человеке с которым говорят, впрочем хваля других, они и о себе никогда не забывают и если дело коснется до Бухары, то самохвальство и нахальство их делаются невыносимыми, так например нам случалось видеть людей имевших счастье быть при Императорском дворе, видеть великолепие дворцов и зданий Петербурга у которых доставало духа спрашивать нас с самодовольной улыбкой какова Бухара.

2) Аравитяне. Народ этот находится в несколько большем количестве нежели Таджики однако [57] далеко не составляет значительного племени, они рассеяны в северных частях Ханства наиболее же собираются они около Варданеи и Самарканда они до сих пор не покинули привычки предков своих вести кочевую жизнь, с тою только разницею, что здесь более суровой климат заставил променять их палатки на кибитки, весьма малая часть их оседлы и те принуждены к этому торговыми делами. Черты лица их изобличают происхождение их, глаза их большею частью велики и черны равно как я волоса, кожа их принимает в сильной степени солнечный загар, так что многие совершенно черны. Между собою говорят они по Арабски; но это не есть чистый Арабский язык. Главная промышленность их состоит в разведении баранов большая часть мерлушек, как серых так и черных, доставляются ими, на базары Ханства. Мы имели с ними слишком мало сношений чтобы можно было сделать какие-нибудь положительные заключения о их характере; но вообще кажется, что они стоят в нравственном отношении гораздо выше Таджиков потому что в течении нашей жизни, в Бухаре, нам не удавалось слышать о них дурного слова, одно в чем Бухарцы их упрекают, есть некоторая грубость в обращении и незнание светских приличий, хотя сколько я сам мог заметить, эти недостатки состоят в том, что они не душат [58] никого своею учтивостью, как это случается с Таджиками.

3) Узбеки. Племя это есть без сомнения первенствующее не столько по числу сколько по единству в Бухарском Ханстве, они разделяются на роды и отделения подобно нашим Киргизам, имеют старшин и Биев которые, пользуются в своем роде некоторым уважением. Прежде чем мы приступим к описанию мест их кочевья я образа жизни мы думаем полезным представить список всех Узбекских родов и некоторых даже с под отделениями, заимствованный нами из книги Нассяд Намяти-Узбекия, они суть следующая:

1) Мангыт I) Тук Мангыт.II) Ак Мангыт.III) Кара Мангыт.

2) Минг

3) Юз

4) Кырк

5) Унг

6) Унгачит

7) Джилаир

8) Сарай

9) Кунград

I.Канжагалы

1) Уруc

2) Кара-Курсак

3) Чульлик

4) Куян [59]

5) Кульдаулы.

6) Мильтяк.

7) Куртугы.

8) Галя.

9) Туп-Кара.

10) Кара.

11) Кара-Бура.

12) Ногай.

13) Билькялык.

14) Дустьник.

II.Оинлы

1) Ак-Тана.

2) Кара.

3) Чуран.

4) Туркмян.

5) Куук

6) Бишьбала

7) Кара-калпак

8) Качай.

9) Хядж-Бячча.

III. Куштамгалы

1) Куль-Аби.

2) Бармак

3) Куджяхур

4) Куль

5) Чубурсак

6) Каракалпак-Куштамгалы

7) Сяфярбик [60]

8) Дильбяри.

9) Чачаклы.

IV.Уактамгалы

1) Тартугли.

2) Ага-Майли.

3) Ишыкали.

4) Кызын-Джили.

5) Уюгли.

6) Букаджли.

7) Кайгали.

V. Кыр

1) Джузили.

2) Кусяули.

3) Тирз.

4) Балыкли.

5) Куба.

 

10) Альчин

11) Аргун

12) Найман.

13) Кипчак

14) Чичак

15) Уйрат

16) Калмак

17) Кар-ту

18) Бурлак.

19) Буслак

20) Самарчин

21) Катаган

22) Галячи [61]

23) Кинягаз.

24) Бутряк.

25) Узой.

26) Кабат.

27) Хытай.

28) Канглы.

29) Узь.

30) Чупьлячи.

31) Тупчи.

32) Утарчи.

33) Упулячи.

34) Джулун.

35) Джид.

36) Джуют.

37) Чиль-джуют.

38) Буй-маут.

39) Уй маут.

40) Аралат

41) Киреит,

42) Унгут.

43) Кангыт.

44) Халяуат.

45) Масад.

46) Муркут.

47) Беркуут.

48) Куралас.

49) Угьлян. [62]

50) Кары.

51) Аряб.

52) Илячи.

53) Джуляган.

54) Кишлык.

55) Гедой.

56) Туркмен.

57) Дурмен.

58) Табын.

59) Тама.

60) Риндан.

61) Мумин.

62) Юйшун.

63) Берой.

64) Хафиз.

65) Кыргиз.

66) Юйручи.

67) Джуйрят.

68) Бузачи.

69) Сихтиан.

70) Бяташ.

71) Ягрыны.

72) Шульдур.

73) Тумай.

74) Тлеу.

75) Кыр-дар.

76) Киркын. [63]

77) Углан.

78) Гурлят.

79) Иглан.

80) Джимебай.

81) Чилкяс,

82) Уйгур.

83) Агыр.

84) Ябу.

85) Наргыл.

86) Юзак.

87) Кахет.

88) Начар.

89) Куджалык.

90) Бузан.

91) Ширин.

92) Бяхрин.

93) Тюмя.

94) Никюз.

95) Мугул.

96) Каяан.

97) Татар.

Из названных нами племен находятся в Бухарском Ханстве 28 следующих:

1) Мангыт, они кочуют раздельно частью в окрестностях Карши, частью в окрестностях Бухары, многие же из них, особенно старшие родов оседло поселились в двух названных городах. [64]

2) Хытай, кочуют между Бухарой и Кермине.

3) Наймян, кочуют около 3ияуеддина, к начальнику которого они относятся в первой инстанции.

4) Кыпчак, кочуют между Кятта, Курганом и Самаркандом.

5) Сарай, кочуют около дороги из Самарканда в Карши.

6) Кунград, отчасти живут оседло в городе Карши отчасти кочуют между Карши и горами Шяхри-Сябзскими.

7) Туркмян, кочуют на Аму-Дарье, и отчасти живут оседло на берегах ее в деревнях.

8) Авралят, кочуют между Карши и Бухарой.

9) Бузачи, кочуют между местечком Бузачи по Каршинской дороге и Бухарой.

10) Дурмян, живут оседло в Хиждуане и окрестностях его.

11) Ябу, частью живут оседло в южной части Бухарского Тумяна, частью же кочуют с родами Хытай, Наймян в Мианкале.

12) Джид

13) Джуют отчасти живут оседло по Аму-Дарье, отчасти, кочуют с Туркменами.

14) Бяташ, вовсе, не кочуют; а живут оседло в Бухарском Тумяне. [65]

15) Бягрин, кочуют в Мианкале в смеси с другими племенами.

16) Кырк.

17) Унг.

18) Унгачит.

19) Калмак.

20) Катаган.

21) Галячи.

22) Узой.

23) Чильджуют.

24) Киреит.

25) Гурлят.

26) Юнхун.

27) Уйгур.

28) Татар.

о месте жительства, сих последних, ничего положительного сказать нельзя, отчасти по незнанию, отчасти потому что некоторые по малосложности своей нигде не кочуют отдельно, а присоединяются к одним из вышеназванных родов, или живут оседло в городах самого Ханства.

Кроме выше названных родов весьма часто удается слышать названия следующих:

Чагатай, кочующие рассеянно с другими родами.

Аймак, живущие оседло в Бухаре.

3) Карлык, живущие оседло в Карши.

4) Каучин, кочующие в окрестностях Карши и наконец.

5) Курамя, место кочевок коих нам точно неизвестно, хотя мы и знаем что они находятся в Ханстве. Причислить сии роды к главным отделениям Узбеков мы не решились, потому что их нет в родовой книге, из которой мы извлекли выше [66] изложенный список. Вероятно они составляют под отделения одного из приведенных нами родов. Старшим родом Узбеков, находящихся в Бухарском Ханстве считается Мангыт; из отделения коего Тук происходит настоящая царствующая династия, кроме того род этот пользуется некоторыми особенными привилегиями.

Узбеки наружности своею много напоминают племена Монгольские; но вообще глаза их больше и черты лица их не много красивее, роста бывают они большею частью среднего, цвет волос бороды их меняется между рыжим и темнорусым, черноволосых же весьма мало. Одежда их весьма проста и состоит большею частью из халатов алачевых или армячинных, голову обвертывают они чалмой из грубой шали, самими ими приготовляемой и окрашенной, обыкновенно красною краскою, многие даже их вовсе не красят и они остаются грязно беловатыми. По образу жизни их надобно разделить: на оседлых, на кочующих земледельцев и на кочующих, нельзя определительно сказать которые роды преимущественно принадлежат к одному из вышеназванных отделов, потому что из всех родов, есть городские жители и почти из всех кочующие. Оседлая жизнь их общая с Таджиками, хотя конечно в домашнем быту первых, заметно более утонченности, которую они невольно заимствуют [67] в Государствах более образованных посещаемых ими по делам торговли. Кочующие живут в кибитках подобно нашим Киргизам, различие в устройстве сих последних заметно только то, что упины делаются короче и оттого вся кибитка ниже, кошма по преимуществу употребляемая черная или темносерая, но внутренность кибитки несколько красивее убрана, нежели в кибитках Киргизов, потому что она развешивают по стенам ее небольшие коврики ими самими приготовляемые, и хотя сии последние весьма грубой работы и окрашены; большею частью темными цветами особенно темнокрасным и даже переходящим в кирпичный, тем не менее присутствие их придает кибитке довольно чистый вид; пища их весьма однообразна и состоит из баранины, мне не удавалось заметить чтоб они употребляли печеный хлеб, кумыз употребляют только те, которые кочуют в Мианкале и имеют возможность содержать табуны, отсутствие которых при большей части из Узбекских кочевок, попадавшихся мне в моих поездках по Ханству, было для меня привыкшего видеть, богатые табунами кочевки наших прилинейных Киргизов весьма поразительно; жизнь их очень однообразна, тем более что по малоземельности им нельзя часто переменять места своих кочевок. Главное их занятие состоит в овцеводстве. Маленькие дети почти совершенно голые [68] и большею частью пешком гоняют овец во круг аула, начальник коего беззаботно сидит в кибитке, предоставляя все домашнее хозяйство своим женам, ничем не отличающимся как по наружности так и по одежде от Киргизок. Во круг кибиток бродят собаки и полунагие дети, которые или дерутся или брянчат на двухструнной балалайке и извлекают из нее самый несвязные тон, всего смешнее важность с которою говорят о себе Начальники аулов, тем более что они называют себя по чинам Юз-Баши, Мяхрям-Баши, Есаул-Баши в так далее, данным им Бог знает когда и кем. Нелюбопытство их на счет перемен происходящих в краю необыкновенно, так наприм. в двух днях пути от Самарканда к Карши, мне случилось остановится в одном ауле, хозяин которого еще не знал что Абдул-Халик Достарханчи уже не Мухаммед Шериф-Топчибаши, занимает Визирьское место, хотя после смены последнего прошло тогда не менее полутора года. В родах богатых лошадьми как наприм. у Найман, Хытай и т. д. главным занятием молодежи составляет особенная игра называемая кук-бари, она состоит в том, что собираются человек до ста и более верховых и поручают одному из себя взять в стаде хозяина, у которого они в гостях молодого козленка; он туда отправляется и перерезает козленку [69] горло крепко берет в правую руку две задние ноги его и мчится с ним на ожидающую его толпу, те с своей стороны едва завидят его подскакивают как можно скорее к нему и стараются вырвать у него зарезанное животное, если кому случится этого достигнуть, что бывает весьма редко, или по крайней мере оторвать кусок мяса, тот пускается в побег а охотники поделиться с ним его добычей преследуют его; таким образом игра эта длится до тех пор пока кто-нибудь не ускачет с значительным куском мяса домой и не избавит себя таким образом от преследования. Неистовство, с которым они предаются ей чрезвычайно и убийства случаются в ней не редко, обычай перешедший в закон не позволяет родственникам убитого требовать возмездия с убийцы, если погибший нашел смерть в кук-бари. Мне сказывали даже что сам Эмир во время осенних поездок своих в Самарканд, принимает участие в этой игре и не обижается если кто-нибудь толкает его или даже ударит плетью, тем более что сего последнего весьма трудно избежать при первом натиске на привезенного козленка, потому что тогда все всадники столпятся в кучу и махают плетью в право и в лево стараясь открыть дорогу своему коню. О нравственности Узбеков можно сказать столько же мало хорошего сколько о нравственности Таджиков, [70] впрочем надобно заметить, что они гораздо проще в обращении, но за то они легче решаются на разбой, на убийство и на грабеж, нежели Таджики, так что например из 30 или 35 человек зарезанных Эмиром во время 8 месячного пребывания нашего в Бухаре большая часть были Узбеки, осужденные на смерть за одно из выше названных преступлений, но и на подобные поступки они решаются не из храбрости, и потому совершают их, ночью, нападают большим числом, нежели могут их отразить; так чтобы, не потерпеть урона ни от Правительства ни от страдающих, не смотря на то бараиты у них не бывают если случится что один род угоняет у другого лошадей, то они преследуют угонщиков законным порядком. Весьма малая часть их знает грамоте равно как и Таджикский язык и то знающие наиболее живут в городах, впрочем это не мешает им быть ревностными Фанатиками. Мне никогда однако не удавалось видеть чтобы Узбеки читали Намаз у себя в аулах; и сие последнее сколько мне известно делают они только тогда когда приезжают в город.

3) Персияне, сих последних в Бухаре, весьма много, особенно же в невольниках; но для продажи привозят их маленькими партиями, большими же были они переселены из города Мерва в царствование Эмир-Сеида, т. е, когда город сей находился под [71] его властью, он чтобы обезопасить себя, а вместе с тем чтобы и ослабить город стоящий так далеко от центра ханства и который он только этим мог надеется удержать в своих руках, он приказал переселить 4000 семейств Мервийцев в окрестности Самарканда и от них то идет, то чисто персидское племя, которое бросается всякому в глаза, привлекательностью своей наружности и черною окладистою бородою, все они конечно сделались Суннитами; но не менее того в душе они Шии и по этому одному ненавидят Бухарцев и всегда рады будут какому-нибудь политическому перевороту могущему подавить власть Узбеков; особенно же часто воспоминают, они о походе Надир-Шаха, и крепко верят в то, что когда-нибудь и даже в скором времени он повторится. Не менее того Эмир и Бухарские сановники не осторожно вверяют себя Персиянам, так например из 500 человек составляющих Бухарское регулярное войско 450 человек слишком Персиян, равно как и начальник их той же нации, также и при Достарханчи очень много находится Персиян либо отпущенников либо Мервийцев.

4) Евреи, они составляют хотя небольшую; но давно водворившуюся часть народонаселения Ханства, наибольшее число их живет в Бухаре, впрочем, кроме того я видел их в Кятта Кургане, в [72] Самарканде и Карши; везде в названных городах отведены им особые кварталы из коих они выселяться не могут, а следовательно и не могут смешиваться с мусульманами. Права их необычайно стеснены, так наприм. они не смеют носить чалмы, а должны покрывать головы свои небольшими шапочками из темного сукна опущенные мерлушкой пальца в два ширины. Сверх того они не могут носить других халатов кроме алачевых и отнюдь не могут подпоясываться широкими платками, а тем более шалями а должны непременно употреблять для этого простую веревку и для того, чтобы они не могли скрыть сего последнего отличия им строго запрещается носить не подпоясанный халат сверх подпоясанного. Но самое главное в унизительное стеснение для Иудеев, по деятельному их образу жизни есть строгое запрещение ездить в стенах города верхом, как на лошади так и на ишаке, это в Бухаре тем более чувствительно, что после не большого дождя улицы делаются не проходимы от грязи, не только для пешехода но иногда и для вершника. Кроме того в городе каждый мусульманин может почти безнаказанно бить Еврее, а за городом почти столько же безнаказанно и убить. Все эти обстоятельства вместе взятые заставляют их желать перемены существующего порядка вещей и этому то надо приписать то расположение, которое они [73] оказывают всякому иностранцу особенно Христианину , тем, более что по их: объ-азиатившимся понятиям, ни мы, ни Англичане не можем приезжать с другими целями как для шпионства и следовательно ко вреду Бухарцев. Бухарские Евреи по сознанию их соотечественников видевших их здесь и в других местах, суть самые необразованные, многие даже из них вовсе не знают своего языка, а еще большая часть не умеют читать. Нравственность Евреев везде одна и та же и потому об ней мы не распространимся, а окончим наши замечания только тем, что Еврея попавшегося в первый раз в каком-нибудь преступлении не наказывают смертью, а заставляют выкупить жизнь переменою веры и если он на это согласится, что всегда бывает, те его тотчас выводят из жидовского квартала разводят с женой если он женат и вообще весьма долго и строго наблюдают точно ли он исправляет правила Корана и за малейшее отступление от них, наказывают смертью.

Цыгане, в Бухарском Ханстве есть три рода племен, которых я должен причислить к цыганам, как по лице очертанию, так и по образу жизни их называют Джуги, Мязянг и Люли. В Бухарском Ханстве они все считаются мусульманами; но так как женщины их ходят с открытыми лицами, а мужчины весьма мало заботятся о чтении [74] Намаза и вряд ли даже умеют произносить слова его, то скорее всего можно думать, что они подобно своим единоплеменникам в других землях не имеют почти никакой веры, многие из них поселены в Бухаре и в других городах и занимаются продажею пиявок и ворожбой, кочующие же живут в белых бязевых палатках, им позволено кочевать при всех реках, и озерах Ханства если места сии не заняты Узбеками и потому, самая большая часть их расположена на Зярь-авшане около Самарканда, а другая около Каракуля. Главный промысел их подобно нашим цыганам состоит в барышничестве.

Киргизы и Каракалпаки занимают степи С. части Ханства; Каракалпаки ближе придерживаются к обработанным полосам оного и в особенности охотно кочуют между Джизахом в Ура-тюпя вообще, должно сказать, что они гораздо беднее наших Киргизов, особенно те, которые кочуют, между Карагатой и Кызыл-кумом, у них айран заменяет кумыз и верблюды заменяют лошадей. Отношение Киргизов к нынешнему Бухарскому Правительству гораздо лучше, нежели они были при покойном Эмир-Сеиде тем более что Насер-Улла, старается всячески их приласкать и к чести его надобно заметить, что они очень хорошо знают что кроме сороковины установленной Кораном, [75] им ничего более платить не придется прикочевавши к пределам Ханства.

Из выше изложенного видно, что Бухарское народонаселение составлено самым не выгодным образом, разнородные Элементы его, живут каждый своею отдельною жизнью, не заботясь одна об других и нет надежды чтобы слияние их в одно целое произошло в скором времени, или даже когда-нибудь при настоящем порядке вещей. Единственное звено связывающее их есть мухаммеданское исповедание, но оно необходимо, потому что иначе разнородные части эти уничтожили бы себя взаимно. Кроме того мы видели что господствующая часть народонаселения состоит почти вся из народов кочующих следовательно далеко уступающих всем другим как в образовании так и в богатстве, наконец в числе отделов Бухарского народонаселения не малое место занимают и такие, которые прямо ненавидят как народ так и Правительство. Впрочем недостатки эти суть общие почти всем государствам Средней Азии и от этого происходит та легкость завоеваний провинций, её составляющих, которую мы видим в истории Восточных воителей от Тимур-Лянга и до Надир-Шаха.

Определить число каждого из выше названных племен мы совершенно отказываемся, потому что это [76] неизвестно и самому Эмиру, предположения же ни на чем не основанные, подобно тем, которые делает Г. Барон Мейндорф в своем путешествии; или ни к чему не ведут, или ведут к ошибкам, что же касается до всего народонаселения Ханства, то и на этот счет мы должны будем ограничится выводами весьма общими и имеющими только некоторую степень вероятности. К несчастью статистика земель Мусульманских весьма мало обработана и по тому трудно сказать подобно тому как мы делаем в Европе при оценке народонаселения какого-нибудь пространства виденного нами проездом, сколько можно положить жителей на известную квадратную меру; замечания наши ведут нас к заключению что мусульмане; по крайней мере здешних краев; либо по недостатку земли; либо по каким-нибудь другим причинам, селятся весьма тесно, в городах теснота эта неимоверна; для Бухары наприм. из расспросов сделанных нами на месте оказывается: что на 1,7 танапа живут 25,2 человека, в селах конечно народонаселение не должно быть так велико, но тем не менее надобно полагать что и там живут не просторно, если мы заметим, что человек обладающий 400 танапами, что составляет наших 150 десятин считается весьма богатым землехозяевым. Из сего видно, что мы не без основания поступим если заключим народонаселения Ханства между [77] пределами 2 и 2 1/2 миллионов, тем более что как мы увидим в своем месте предыдущий расчет, 15 человек на танап для города Бухары весьма мал, я принимая его за нормальную величину и положив что количество земли заселенной людьми составляет сороковую часть всего обработанного пространства мы получим более 3 600.000 жителей для всего народонаселения Ханства; но это число должно значительно уменьшиться если мы заметим что при оценке обработанной земли по Аму-Дарье и по Аби-Шяхри-сябза мы брали её на всем протяжении их в Ханстве, тогда как многие места их берегов или вовсе не обработаны или возделываются кочующими народами каковы наприм. Туркмены и отделения Узбеков наз. Кунград которым нужно гораздо более пространства земли для жизни нежели племенам оседлым.

Текст приводится по изданию: Н. В. Ханыков. Описание Бухарского ханства. СПб. 1843

© текст - Ханыков Н. В. 1843
© сетевая версия - Тhietmar. 2005
© OCR - Samin. 2005
© дизайн - Войтехович А. 2001