Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ШАРАФ АД-ДИН АЛИ ЙАЗДИ

КНИГА ПОБЕД АМИРА ТИМУРА

ЗАФАР-НАМЕ

Сахибкиран-религиолюб отправляется в Черкас

Сахибкиран — друг счастья — под победоносным знаменем оттуда двинулся и направился в сторону Черкаса и пошел к Кубани. Вся трава страны черкесов /172а/ между Азаком и Кубанью была сожжена самими черкесами 882. Поэтому многие кони и животные войска, не найдя травы, пали. Ходили на семь-восемь дней пути и нигде не находили травы, прошли через многие болота и топи, вышли к Кубани. Побыли на том переходе несколько дней 883. Сахибкиран послал царевича Мухаммад Султана, царевича Миран-шаха и Джаханшах-бека и других беков в сторону Черкаса и добавил: «Старайтесь идти быстрей. Будет лучше, если вы пойдете быстрей и покорите те земли».

Царевичи, следуя приказу, отправились ускоренно, прошли через всю ту область, добрались до расположения черкесов и напали на имеющийся народ, с небесной помощью и поддержкой государевой власти покорили весь улус черкесов, взяли бесчисленное имущество, возвратились оттуда здоровыми и счастливыми, пришли служить Сахибкирану.

Сахибкиран отправляется к горе Эльбурз

После того как благословенная душа Сахибкирана успокоилась относительно Руса и Черкаса, он со всей армией возвратился к горе Эльбурз. В это время словами злоумышленников распространилась клевета об амире Усман Аббасе и поступил приказ: «Убить его!» Итак, словами злоумышленника стал жертвой такой благородный бахадур-бек.

Счастливый Сахибкиран с целью газавата отправился в сторону Бориберди и Барокана, которые были правителями племени асов 884. На той дороге были леса, вырубая лес, прокладывали дорогу. Хаджи Сайф ад-дин-бека оставил в обозе и с целью джихада отправился к горе Эльбурз. Тамошние крепости были в горах, поэтому шли по недоступным ущельям и дрались с религиозными врагами. Во всех битвах побеждало войско Сахибкирана: «И ведь Наше войско, оно-то победоносно» 885. Убили многих неверных, разрушили их крепости, взяли бесчисленное имущество и, вернувшись с победой, присоединились к августейшему лагерю.

После возвращения в лагерь амир Хаджи Сайф ад-Дин, остававшийся с обозом, занялся подготовкой к тою и царскому празднеству. Для Сахибкирана построили один шатер, столб которого был из золота, украшен яхонтом и жемчугом, веревки были из шелка, а колья — из серебра. В этом шатре установили золотой царский трон, украшенный жемчугами. Сахибкиран воссел на троне. Беки и царевичи все прислуживали. Неделю там провел в наслаждениях. На второй неделе приказал: «В путь!»

Счастьеносный Сахибкиран Темур-бек направляется к крепостям Кула и Тавус 886

Сахибкиран опять оставил обоз и оттуда направился к крепостям Кула и Тавус. Эти крепости находились на горе Эльбурз. Там, на вершине горы, были построены неприступные крепости, очень крепкие, дорога туда трудная и была она на большой [202] высоте. Крепость Тавус тоже была на вершине третьей седловины горы, высокая, не видна глазу, если смотришь туда — падала шапка, очень неприступная. Туда не достигали ни стрелы, ни пушечные ядра. Уму непостижимо было завоевать ее. В победоносном войске были представители племени мекритов. В горах они так лазили, что ветер завидовал легкости их ходьбы. Сахибкиран пригласил их и приказал: «Пойдите, поднимитесь в горы и обследуйте дороги: смотрите, есть ли такое место, куда человек может дойти». Они, согласно приказу, поднялись в горы, и сколько бы ни ходили, не нашли такой дороги, по которой можно было бы добраться до крепости. Так они вернулись и доложили Сахибкирану. В благословенную память Сахибкирана пришла хорошая мысль: приказал изготовить длинные лестницы и привязать их друг к другу; затем их приставили к первой горной седловине. Группа бахадуров поднялась и встала на первой седловине. Затем подтянули /173а/ лестницу наверх и приставили ко второй седловине. Так, поднявшись наверх, приставили лестницу к третьей седловине, там и была крепость. Те, подобные львам, храбрецы, позабыв о жизни, один за другим поднялись по лестнице.

Еще одна группа храбрецов, отказавшихся от жизни, при помощи веревок поднялась наверх и встали напротив крепости. Обе группы, действуя согласованно, одна сверху, другая снизу, напали на крепость. Сколько бы ни бросали из крепости стрелы и камни, бахадуры не повернули назад, положившись на судьбу Сахибкирана, продолжали идти к крепости. Из бахадуров там многие пали мучениками, но, не отступая, добрались до крепости. Жители крепости, увидев это, пришли в замешательство, их руки и ноги ослабли, и они стали убегать. Итак, бахадуры вошли в крепость, завоевали ее и убили многих из народа аркудан. Кулу и Тавуса, которые были предводителями населения крепости, поймали и убили.

Сахибкиран вернулся оттуда и направился к крепости Булада 887. Отургу, один из великих беков улуса Джучи, бежал от Сахибкирана и спрятался в этой крепости. Сахибкиран по пути остановился в местности Ялган. На этом месте было много меду. Воины взяли столько меду, сколько хотели. Здесь остановился на один день, на следующее утро поднялся и шел, сопутствуемый счастьем и удачей. Буладу он отправил письмо, смысл которого таков: «Отургу находится у тебя. Пошли его к нам. А иначе пойду с войском». Это письмо дошло до Булада, прочитав, ознакомился с его содержанием. Но, доверяя своей крепости, сказал: «Моя /173б/ крепость заперта и все снаряжения для войны готовы. Отургу пришел, положившись на меня. И почему я должен сдать его врагу? До тех пор пока в моем теле есть жизнь, никому его не сдам».

Когда этот ответ дошел до Сахибкирана, он разгневался и направился к нему. На этой дороге был густой лес. Он приказал: «Войскам срубить лес и проложить дорогу!» На протяжении трех йигачей пути срубили лес и проложили дорогу. Выйдя из леса, подошли к крепости. Дорога к этой крепости пролегала по ущелью и была очень трудной. И население крепости, выйдя из нее, охраняло дорогу. Победоносные войска сразились с ними и победили. Завоевав крепость, убили многих из тех неверных.

Отургу сбежал оттуда и спрятался в ущельях горы Эльбурз. Победоносные [203] войска ограбили их дома, затем сожгли их и взяли много имущества. В это время кто-то доставил сведение: «Три группы людей, все неверные, находятся на седловине одной горы». Сахибкиран направился к ним, придя, сразился с ними, их поймали и убили. В уго время еще кто-то с правого крыла доставил сведение от царевича Миран-шаха: «Мы преследуем Отургу, он бежал от нас в горы Эльбурз, спрятался в местности Абаса» 888.

Сахибкиран сел на коня, переправился через перевалы и ущелья, остановился в местности Абаса. В тот же час поймали Отургу, связали и доставили к мироспасительному порогу Сахибкирана. Поступил фирман: «Держать его связанным!» Тамошний народ обобрали и с победой возвратились в августейший лагерь. Государь Сахибкиран несколько дней стоял в Бештаге 889, предаваясь удовольствиям.

/174а/ Упоминание о походе счастливого Сахибкирана в Симсим и на крепости неверных, бывших там

Государь Сахибкиран с победой и удачей ускоренным ходом направился к Симсиму. Счастливо дошел туда, покорил тамошний народ. Сын Гаюр-хан Мухаммада подчинился и со своими людьми пришел служить, проявил рабскую покорность. Другая группа его людей бежала и спряталась в горах. Они спрятались в таких недоступных местах, что пеший человек с опаской ходил по тем местам. Государь Сахибкиран сам с благословенной душой отправился к ним. Дрались, взойдя в те горы, и разорили бежавший туда народ. Все крепости, которые там были, взяли. Они подчинили [их], поднявшись в такие высокие горы, что уму непостижимо. По некоторым местам не могли спускаться, тогда, кувыркаясь, скатывались вниз.

Пойдя в такие места, счастливо покорил крепости и, два дня побыв там, разгневавшись, убил много людей. Разрушил тамошние церкви и капища и сжег изваяния. Спустившись с тех гор, направились к горе Авахар, расстроил тамошний улус, взял много имущества. Оттуда возвратился и пошел на Бешкент 890, покорил ту область, установил порядок и справедливость. Люди этой местности, которые пришли раньше, обрадовались, просили у государя Сахибкирана милости. Сахибкиран проявил милость к старшим этих людей, пощадил и приказал, чтобы войско не причинило им вреда. Итак, отсюда стало ясным, что всякому достается хорошее или плохое только из-за его деяний. И отсюда следует справедливость стиха: «Кто творил благое, то — для самого себя, а кто творил зло, тоже — против себя» 891.

Сахибкиран пошел оттуда дальше и покорил область Чотур Казах. Победоносное войско всех бежавших в /174б/ горы несчастных спустило оттуда и всех перебили. Народ Чотур Казаха 892 разорили и взяли много имущества. Оттуда двинулись и достигли местности Богазкум 893 и там сели зимовать. Большие и малые люди областей Мамакту и Казы Кумук 894 покорились и пришли служить государю. Сахибкиран хорошо встретил их, оказал им милости, надел халаты, подарил коней.

На островах в море жили люди, которые, уповая на защиту воды, поклялись и вышли из дороги покорности, были враждебны и их называли рыболовами 895. [204] Сахибкиран послал к ним человека с наставительными словами, те не послушались. Тогда послал туда группу йигитов. Те пошли ускоренно и направились к ним. Был зимний период, и море было замерзшее. Итак, ушедшие бахадуры прошли по льду, напали на те острова, забрали имущества, схватили их самих и вернулись.

Сахибкиран разрушает Хаджи Тархан 896 и Сарай 897

Умар Табан был одним из рабов государя и по его приказу был занят осадой Хаджи Тархана, [поскольку] в действиях Мухаммади, старшего тамошнего народа, усмотрел мятеж и об обстоятельстве дела направил жалобу. Сахибкиран, услышав о нем, направился к нему. Царевича Мухаммад Султана, царевича Миран-шаха, Хаджи Сайф ад-Дин-бека и других беков оставил в обозе, а сам властно и счастливо отправился вперед. Несмотря на холодное зимнее время, непрерывный снегопад и сильный мороз, он шел. И шел он, нисколько не боясь снега, во главе войска.

Хаджи Тархан расположен на берегу /175а/ реки Итиль. Одной стороной город обращен к морю и там у него нет стены. И мороз бывает настолько сильный, что благодаря замерзанию воды, море и земля становятся единым. В то время, когда море покрывается льдом, на стороне города, обращенной к воде, возводят стену изо льда. Затем лед обливают водой, так что все куски льда становятся единым. Затем в ней возводят башни и зубцы, устанавливают ворота. До окончания зимы на этой стороне города стоит такая стена. Мы рассказали об этом из-за диковинности сего.

Итак, государь Сахибкиран направился в Хаджи Тархан и, ранним утром подойдя к нему, остановился. Мухаммади, правитель города, услышав о Сахибкиране, вынужденно вышел с подарками и увидел Сахибкирана. Когда Сахибкиран подошел близко к Хаджи Тархану, то отправил войско в Сарай во главе с Пир Мухаммад Джахангиром, Шайх Hyp ад-Дином и Темур Ходжа Ак Бугой. Сахибкиран вошел в Хаджи Тархан, собрал с народа налог пощады. Собрав налог пощады, город обобрали. Царевичи и беки прошли реку Итиль по льду, а Мухаммади пустили под лед. Победоносные войска достигли Сарая, взяли его, город сожгли, а жителей ограбили, схватили и привели.

Этому народу такая кара была за то, что, когда Сахибкиран находился в Ираке и Фарсе, они пришли и ограбили беззащитный Мавераннахр. Они разрушили там дворец, известный как Занджир Сарай, построенный Казан Султан-ханом. Поэтому этот город Сарай был разрушен. Население города Хаджи Тархана выселили, а сам город сожгли 898. Затем оттуда возвратились в лагерь. /175б/ Однако из-за сильного холода и обилия снега много лошадей пало, из-за отсутствия корма много другого скота тоже погибло, у людей не осталось зерна, и начался голод. Один батман пшена стоил семьдесят алтунов коппеки, и то следовало его еще найти.

Сахибкиран раздал войску все имущество, взятое в городе Хаджи Тархане. Каждому пешему дали по коню, и в войске не осталось пеших 899. Благодаря милости Сахибкирана все стали конными. [205]

Государь Сахибкиран-победоносец возвращается из Дашти Кипчака и северных областей

Сахибкиран, отмеченный счастьем, покорил страны Дашти Кипчака, страну Дашти Хазар 900, правое крыло и левое крыло улуса Джучи и северные страны и включил в свои владения. Победоносное войско из тех стран, округов и областей области Окек 901, Пан 902, Маджар 903, Рус, Черкас, Башкирд, Макас 904, Балчимкин, Крым, Азак, Кубань и Аллан 905 вместе с прилегающими и относящимися к ним покорил, некоторые земли, население которых сопротивлялось, он разрушил и разорил. Выжившие и бежавшие, изничтоженные, блуждали, странствовали в степях и весях.

Сахибкиран в начале весны семьсот девяносто восьмого года — года Мыши (март 1396) — возвратился из зимовья в Богазкуме и направился в Дербенд и Азербайджан 906. Реку Терек одолел по льду и достиг местности Тарки 907. Сахибкиран обоз оставил там и с целью газавата направился в сторону Ашкуджи 908. Дойдя туда, окружили Ашкуджу, воины со всех сторон стали нападать, и завоевали всю ту область.

В это время на помочь к людям Ашкуджи шел Шавкал из Казы Кумука 909 с тремя тысячами воинов. Караулы /176а/ правого крыла, узнав об этом, послали гонца к Сахибкирану. Государь Сахибкиран, услышав это, выбрал пятьсот бронированных воинов и вышел к тем навстречу. А те, остановившись за одним холмом, пускали коней пастись. Сахибкиран, подойдя близко, один поднялся на холм, понаблюдал за ними, спустился с холма и с пятьюстами своих конных пустился на них. Те быстро рассеялись и многих из них перебили. Мубашшир Бахадур догнал Шавкала, а тот от страха опешился и поднялся на гору. Тот богатырь одной стрелой прикончил его, отсек голову и доставил Сахибкирану.

Сахибкиран спросил у оставшихся в живых людей: «Вы ранее всегда воевали с неверными. Что теперь случилось с вами, что идете им на помощь?» Те не могли ответить, признали свою вину и стали просить извинения и прощения. Государь простил их вину, оказал милость и щедрость, всем надел почетные халаты, разрешил идти и сказал:-Идите и скажите старшим тех людей, мол, Сахибкиран говорит: «Если веруете религии ислама, немедля придите и откажитесь от дурного нрава. Тогда все вы будете прощены, и область будет выдана в ваши руки»». Сахибкиран отпустил их, и сам возвратился к войску. Победоносное войско разорило Ашкуджу и перебило тамошних неверных.

В это время все казии и нбболыиие Казы Кумука и Авхара пришли на службу к /176б/ Сахибкирану. Государь встретил их хорошо, всем надел халаты, подарил золотые ремни, златотканые халаты, сабли с золотыми рукоятями и арабских коней. Затем сказал им наставления: «Воюйте, как и прежде, с неверными, и ради религии ислама, бейте саблями». После наставлений вернул им их области, дал особые знаки, зернул в свои области. Оттуда счастливо вернулся и направился к крепости Наргис. Дойдя туда, ее тоже взяли боем и тамошних неверных перебили. Крепость разнесли и сровняли с землей. Многие неверные бежали, попрятались в горных ущельях и пещерах. Сахибкиран направился к ним, поднялись в горы, затем бахадуров [206] вместили в сундуки, а сундуки с бахадурами спускали сверху в ущелья, пещеры и дыры. Находящиеся в сундуках бахадуры, дойдя до пещер и нор, стрелами и копьями убили всех и забрали их имущества и спустились. Затем взяли крепости Мика, Болу и Дараклу 910 и сровняли их с землей. Оттуда с победой вернулись в лагерь.

Области, находящиеся за горой Эльбурз на северной стороне, благодаря воле господней, были все завоеваны и те места очищены от неверных. С победой пустился в путь и направился в сторону Ирана. Все воины были веселы и счастливы: каждому досталось по двадцать-тридцать девушек-красавиц 911, шли /177а/ с бесчисленными имуществами и телегами. По дороге вышли навстречу большие и малые бронеделатели 912, преподнесли подарки своего искусства. Государь тоже встретил их добром, оказал милости. Народ кайтагов тоже просил пощады и покорился.

Сахибкиран-мирозавоеватель, милостью Господа всевышнего, прошел Дербенд, Баку и приказал построить там дома и крепость. Побыл там несколько дней и, когда строительство крепости завершилось, пустился в путь. Весть о возвращении государя благополучным и невредимым разнеслась по миру.

Правитель Ширваната Шайх Ибрахим, который в этом походе был вместе с государем Сахибкираном, просил разрешения и сказал: «Если будет фирман, я пойду впереди и займусь подготовкой подарков». Получив разрешение, ушел, занялся подготовкой подарков. Сахибкиран вошел в Ширванат. Шайх Ибрахим вышел навстречу, преподнес много подарков и подношений. Сахибкиран оттуда пошел дальше, прошел Шемаху и остановился на берегу реки Куры. Там Шайх Ибрахим дал в честь Сахибкирана той и преподнес хорошие подарки. Сахибкиран надел на него царский златотканый халат, дал золотой ремень, кинжал и весь Ширванат вместе с относящимися к нему областями дал ему. И сказал ему: «Хорошо береги Дербенд и будь внимателен к нему».

Сахибкиран несколько дней провел там в удовольствиях и благоденствии, затем ушел оттуда, переправился через реку Куру и остановился в местности Актам.

Счастливец Сахибкиран отправляет царевича Миран-шаха для правления Азербайджаном и осады крепости Аланчук

Государь Сахибкиран Темур-бек престол Азербайджана и правление этой страной от Дербенда, Баку до Багдада и от Хамадана до Рума дал царевичу Миран-шаху. До этого /177б/ им было приказано: «Служивые, относящиеся к царевичу, находившиеся в Хорасане, со всеми домочадцами пусть отправляются в Азербайджан!» Итак, после приказа счастливый царевич отправился в Азербайджан. Придя к Сахибкирану, просил разрешения. Государь обнялся с царевичем, поцеловал его в лицо и разрешил. Царевича Рустама и Джахан-шах Бахадура вместе с войском присоединил к нему. Затем приказал: «Осадить крепость Аланчук!» Через несколько дней к нему присоединились жены царевича и жены всех беков. Люди его правого фланга и войска сидели в юртах в Карабаге, Нахчиване и до Авника. Войска его левого крыла занимали пространство от Савук Булака 913 и Даргизина до Хамадана, и занимались охотой. [207]

Повесть о завоевании Сирджана, событии в Йазде и слово о бунте Бахлула в Нихаванде

В то время, когда Сахибкиран-мирозавоеватель находился в Дашти Кипчаке и был занят покорением врагов на дальнем севере, крепость Сирджана люди Сахибкирана хаждали непрерывно уже три года и не могли взять. В частности, осаждал Шахшахан с войском Сеистана, положение противников внутри крепости было очень трудным. У кутвала крепости Гударза остались живыми только шесть человек; они вынужденно сдали крепость и Гударза убили.

В том походе Тамука Кавчин, которого Сахибкиран назначил даругой Йазда, находился на августейшей службе в войске, а вместо себя даругой он оставлял одного из своих нукеров, чтобы тот охранял то место. Из-за того, что /178а/ этот поход Сахибкирана слишком затянулся, Султан Мухаммад, сын Абу Саъида Табаси, с группой хорасанцев, оставленных в Йазде из войска Музаффаридов, одержимые порочными мыслями и дурными замыслами, поддавшись увещеваниям сатаны, благодаря своей глупости сговорились и взбунтовались. И они убили оставленного Тамукой нукера, а также некоторых вельмож Йазда, одним из них удалось бежать. В то время накопился двухлетний имущественный налог той области и они находились и охранялись в дому имущественной канцелярии. Из них несколько харваров шелка высокой колыбели, Сарай Мулк Ханум держалось для продажи, и до сих пор не были увезены. Те невежды взяли эти наличные имущества и шелка, собрали всех ткачей города, сшили халаты и в короткий срок собрались многие из мерзавцев, подонков, воров, дорожных грабителей и низких тварей. Царевич Пир Мухаммад Умаршайх, услышав об этом, собрал войско и из Шираза отправился в Йазд для искоренения этого заговора. Тогда даруги Исфахана, Кермана, Кохистана и Хорасана — все с войсками направились в сторону Йазда. И в область Йазд пришло много людей и осадили город. Когда эта весть дошла до Сахибкирана, он приказал: «Царевич Пир Мухаммад Джахангир вместе с Темур Ходжа Ак Бугой и другими беками с войсками пусть отправляется в Йазд!» Когда они дошли туда, в окрестностях Йазда не было столько травы, достаточной для скота. Поэтому воины своих лошадей и скот отправили на луг Кошки Зар и в область Исфахана, сами остались пешими, подошли к воротам Йазда, осадили его и каждый день по два раза устраивали сражение.

В это время, когда /178б/ счастливый Сахибкиран находился в Дашти Кипчаке, амира Мазид Барласа, по происхождению и родству бесподобного, очень умного и сообразительного, которому Сахибкиран дал Нихаванд, убил обманом и хитростью один его нукер по имени Бахлул — подлейшая тварь и мерзавец низкого происхождения, зачинщик всего плохого. После этого он захватил Нихаванд и взбунтовал. Государь Сахибкиран счастливо дошел до Ардабила и Шайх Hyp ад-Дина для охраны богатств в области Фарс отправил в Шираз. Когда он дошел до Шираза, Севинчак-бек, согласно фирману, из Шираза отправился к высочайшему государю, а августейшее войско двинулось из Ардабила и подошло к Султании. Взор милости и прощения государя пал на Султан Ису, правителя Мардина. Три года этот Султан Иса находился в заточении. Его [208] освободил из заточея, оказал милости и Мардин снова дал ему, дал знак и поставил печать тамги. А Султан Иса вместе со своими беками поклялся: «Пока я жив, всегда буду подчиняться и повиноваться и, куда бы ни ходил государь, всегда буду неотлучно при нем служить». Так он поклялся. И, получив разрешение, отправился в Мардин.

После его ухода поступил приказ: «Царевич Султан Хусайн и Худайдад Хусайни пусть отправляются в авангарде в сторону Нихаванда, осадят то место и накажут несчастного Бахлула!» После приказа царевич Султан Хусайн с беками отправился в авангарде. А Сахибкиран из Султании отправился в Хамадан. Царевич Султан Хусайн и Худайдад Хусайни вместе с другими беками подошли к Нихаванду. Забили в барабаны и литавры, /179а/ окружили крепость и начали бой. После продолжительного боя крепость взяли, противников перебили, а неверного Бахлула поймали и сожгли в огне. Весть об этой победе дошла до Сахибкирана. От Сахибкирана поступил приказ: «Бекам в Нихаванде отправиться в Тустар и пусть найдут грабителей на дорогах Курдистана, перебьют их. Далее, пусть вдоль берега моря идут до Хурмуза и завоюют его». Они, действуя согласно приказу, вышли из Нихаванда.

Счастливый Сахибкиран дражайшего внука, царевича Мухаммад Султана отправляет для завоевания области Хурмуз 914

В день праздника рамазана (8.07.1396) Сахибкиран — защитник религии — прочитал праздничный намаз, раздал подаяния бедным и нищим, устроил той и царевича Мухаммад Султана отправил в Шираз. Амира Хаджи Сайф ад-Дина, амира Джалал Хамида, амира Шах Малика, Аргун-шаха Ахтачи и других беков тюменов и тысяч отправил вместе с ним, дабы захватили тамошние области до Хурмуза и захватили области Хурмуза тоже.

Все, согласно приказу, приготовились и вышли в путь. В это время поступило сведение: «Город Йазд завоеван». Событие это таково: войско, отправленное в Йазд, сидело долго, осадив его. В городе не осталось еды, и население города, разоренное осадой, начало поедать собак и кошек, от голода погибло тридцать тысяч человек. У тех несчастных взбунтовавшихся не осталось мучи и сил. Они, сделав подкоп, вышли из /179б/ города и бежали. Победоносное войско, узнав о них, стало преследовать их. Сына Абу Саъида Табаси — главаря зачинщиков бунта — победоносное войско настигло в местности Мехриджирд, поймали и убили. Людей, бывших с ним, тоже убили. Государю Сахибкирану было известно, что население города не было виновато. Да и как может быть виноватым народ? И поступил приказ: «После взятия города пусть никто ничего не говорит населению, и не грабит, и не требует налога пощады!» 915

После поступления приказа и взятия города беки, встав у ворот, никого не пустили, дабы те не причинили вреда бедным и обнищавшим горожанам. Тамука Кавчин, даруга Иазда, вошел в город со своими нукерами, других никого из войска в город не пустили. Благодаря пощаде Сахибкирана — защитника религии — никто не причинил вреда населению города и не тревожил бедных и нищих. Однако по вине тех злодеев город [209] был сильно разрушен и ни в одном ларьке не оставалось дверей. После взятия города за короткое время он стал лучше, благоустроеннее и зажиточнее прежнего.

Когда весть о победе достигла до Сахибкирана, он издал приказ: «Царевичам идти в свои области, войскам возвратиться по своим домам!» После поступления приказа царевич Пир Мухаммад Джахангир до дороге Хорасана направился в Кундуз и Баглан. Остальные люди направились в свои дома и, придя, занялись наслаждениями и удовольствиями.

Счастливый Сахибкиран из пятилетнего похода возвращается в Самарканд

Сахибкиран-мирозавоеватель летом в год /180а/ Мыши, в понедельник одиннадцатого шавваля семьсот девяносто восьмого года (18.07.1396), со счастьем и удачей направляется из области Хамадана в Самарканд. Остановившись на одном хорошем лугу, послал человека со словами: «Пусть Джаханшах-бек дело крепости Аланчук передает Султан Санджару, сыну Хаджи Сайф ад-Дин-бека, и людям царевича Миран-шаха, а сам отправляется вслед за царевичем Мухаммад Султаном в область Фарса!»

Сахибкиран в тот же день занялся охотой, в той пустыне устроили облавы и заняли всю пустыню. На рассвете концы облавы сомкнулись. Сахибкиран, сев на коня, вошел в круг облавы, отстрелял различных животных и вывез. После охоты Абдулмалик Кара-хана, пришедшего из крепости Аланчук, вернул назад, чтобы послать царевича Рустама 916. Когда он достиг Султании, упомянутый царевич, вернувшись из крепости Аланчук, стоял там, как поспел сюда Абдулмалик. Поскольку царевич узнал, что Сахибкиран требует его, не останавливаясь, пустился в путь.

Итак, государь Сахибкиран отпустил войска, пошел раньше обоза, счастливо пустился в путь, шел быстро, переходя вместо одного три-четыре перехода, пока не достиг местности Варамин, где остановился. Там его догнал царевич Рустам и удостоился чести увидеть благословенное лицо государя. Там он разрешил ему идти, сказав: «Иди в Шираз, будь вместе с царевичем Мухаммад Султаном!»

Когда Сахибкиран возвращался из Дашти Кипчака, Сакизака Тавачи послал в Самарканд к Шахрух Мирзе со словами: «Царевича Аба Бакра, находящегося там, вместе с тамошними беками, как Рустам Тагай Буга Барлас, Пир Али, сын Хаджи Махмуд-шаха Йасури, и пять тысяч конных из оставленного там войска пошли к нам в лагерь!» Когда Сахибкиран достиг Бистама, царевич Аба Бакр подоспел, присоединился к нему и /180б/ удостоился чести увидеть государя. Сахибкиран тепло встретил царевича, подарил ему сто тысяч динаров коппеки. Он ему дал коня породы кумайт, подаренного Тахуртаном, такого коня не было в мире. Нукерам, пришедшим с ним, дал подарки и отправил в область Табриза к его отцу, царевичу Миран-шаху. А сам счастливо продолжал идти.

Где бы он ни останавливался, тамошние беки и вельможи выходили навстречу, удостаивались чести увидеть благословенное лицо государя и преподносили подарки и подношения. Когда он, хранимый Господом, счастливо прибыл в Хорасан, амир Ак Буга, [210] согласно обычаю преданности, прибыл из Герата, удостоился счастья целовать его ковер, преподнес соотвествующие подарки и подношения, доложил о положении дел в области.

В какую бы область ни приходил Сахибкиран, сидя сам в канцелярии, спрашивал о положении народа, бедных и неимущих. Защищал угнетенных от угнетателей и, чтобы было уроком для других угнетателей строго наказывал, а некоторых из них казнил. Это он делал, чтобы сильный не притеснял слабого, богатый — бедного. Аллахдад-бека оставил в области Хорасан, а сам отправился в Мавераннахр. Подойдя к реке Аму, переправился на судне и остановился в области Хузар. Его гаремные, Сарай Мулк Ханум, Туман ага, другие госпожи вместе с высочайшей колыбелью, Султанбахт бегим и царевичем Шахрухом вышли ему навстречу и удостоились чести увидеть его счастливый лик. Все преподнесли подарки и меченого коня с золотыми уздечкой и седлом. У всех глаза надежды просветлели от его благородного лика, опечаленные сердца обрадовались и развеселели. Государь Сахибкиран двинулся оттуда, пришел в область Кеша и остановился в построенном им самим дворце Ак Сарай. На следующее утро сел на коня и отправился посетить святые могилы. Сначала посетил могилу Шайх Шамс ад-Дина Кулара. Затем посетил могилы других святых и находящимся там дервишам, бедным и нищим раздал милостыни. Затем посетил могилу отца, Таргай-бека, могилу сына, царевича Джахангира и могилы других родственников. /181а/ Хафизы читали Коран и молились за него. Хафизам он подарил много чего. Пришедших из дальних земель улемов и мудрецов он почтил, дал подарки и поднял дух. Царевичи и беки все устроили в Ак Сарае той и наслаждались. Оттуда он счастливо пустился в путь, перешел через перевал Кеша и достиг города Самарканда. Горожане разукрасили город и выставили все, что было в мире удивительного и диковинного. Хорошие музыканты и певцы, стоя в разных местах, исполняли музыку, пели песни и радовались возвращению Сахибкирана.

Сахибкиран сначала посетил могилы святых, раздал много подаяний бедным и неимущим. После посещения могил сел на троне государства, занялся подготовкой к тою и начал предаваться удовольствию и наслаждению. Он сидел в разукрашенных белых домах, расставив царские шатры. Красавцы-виночерпии подносили вино в золотых пиалах, их возгласы: «Пейте!», «Будьте счастливы!» доносились до небес. Музыканты исполняли музыку на органоне, уде, кануне, кобузе и разных других музыкальных инструментах.

После нескольких дней, проведенных в наслаждениях, он стал интересоваться другими областями, спрашивал о положении народа, о хорошем и плохом в них. Он пригласил всех сейидов и улемов, шейхов и праведных, которые были в подвластных странах, дал им подарки, привезенные из двух Ираков 917, Дашти Кипчака и других стран, и оказал им милости. У них расспросил о положении бедных и неимущих, хорошо поинтересовался. И за каждого, кто потерпел гнет от угнетателя, отомстил за этого угнетенного. Угнетателей и распоясавшихся схватил, сковал им ноги тяжестями, на шеи надел двурогие ошейники, хорошо помучил их. /181б/ А некоторых из них казнил, их имущества предоставил разграблению и трехлетний налог хараджа с их земель раздал народу. В каждую область послал хорошего человека, сказав: «Осведомитесь о [211] положении народа, в каждой области соберите бедных, нищих, дервишей и нуждающихся, выдайте им годовое питание, халат, материю, калоши, сапоги, чалму и лицевой платок, зимний и летний халаты!» Вельможи и почтенные, народ и неимущие — все были довольны и счастливы его правлением и читали за него молитвы.

В ту зиму Сахибкиран провел во внутреннем арке Самарканда, в Кок Сарае, и в счастье и полном величии правил страной. Царевича Пир Мухаммад Умаршайха, пришедшего повидаться из области Фарса, отпустил и разрешил ему вернуться в Шираз. Тот, получив разрешение, согласно фирману, направился в Шираз. В это время на горизонте царства появилась звезда царства и счастья, Господь всевышний подарил царевичу Мухаммад Султану сына. Его назвали Мухаммад Джахангиром, дали той и опять несколько дней предавались удовольствиям. Царевичу, находившемуся в области Фарс, эту зесть доставил Тора Малик Кавчин.

Сахибкиран строит дворец Баги Шимал

В начале весны, когда мироукрашающее Солнце со стороны севера подошло к созвездию Овна, в счастливый час мастера составили чертеж Баги Шимала. Это место было на северной (шимал) стороне города, поэтому его называли Баги Шимал. Внутри этого сада воздвигли один дворец, весьма /182а/ украшенный и красивый. Для этого Сахибкиран собрал мастеров из разных мест — Ирака, Фарса, Багдада и Шираза и они приступили к работе. В месяце джумада втором семьсот девяносто девятого года — года Коровы (март 1397) — в счастливый час приступили к строительству здания. Сделали в четыре яруса, над каждым ярусом поставили одну группу мастеров и над ними поставили одного бека сборщиком налогов. Беки, оказав огромное внимание, день и ночь их заставляли трудиться. Сахибкиран полтора месяца сам стоял, внимательно наблюдая за работами. Наконец, построили такое огромное здание, что оно по величине спорило с небесным сводом. На каждом углу построили колонны из мрамора, привезенного из Табриза. А стены украсили золотом и лазурью, поверхность пола была целиком сделана из мрамора. Итак, когда оно было готово, то ему завидовали райские строения. После завершения работ дал хороший той, с беками и царевичами беседовал во дворце несколько дней, проведя их в удовольствии.

Сахибкиранзащитник религии область Хорасана вручает Шахрух Мирзе

У Сахибкирана-мирозавоевателя потомства было много, и каждый из них царствовал в отдельной стране. Однако государь Сахибкиран знак власти видел только в царевиче Шахрухе. Поэтому царственная воля решила область Хорасана, являющуюся четвертым климатом и серединой обитаемого мира, пока он сам жив, отдать царевичу Шахруху. /182б/ В то время, когда он сидел в Баги Шимале, устроив той и предаваясь удовольствиям, Хорасан, Сеистан, Мазандаран и Рей до Фирузкуха он отдал счастливому царевичу Шахруху. Из великих беков Сулайманшах-бека, амира Мизраба Джаку, Саййид Ходжа Шайх Али Бахадура, Абдуссамад Хаджи Сайф ад-Дина, Хасан Джандара, [212] Малаката, его сына Джахан Малика, Пир Мухаммад Фулада, из сыновей Гияс ад-Дина Тархана Али Тархана, Хасана Суфи, из кавчинов Топлака, Кепакчи Юртчи, Тагай Мергана, Олджай Бугу Маджалкачи, Шайха Али, Мирака и других беков вместе с домочадцами и их имуществом он вручил царевичу. От остальных беков либо сына, либо брата тоже дал на службу царевичу. Государь Сахибкиран специальным ярлыком знак правителя области Хорасана вручил царевичу и отпустил его.

Царевич, сопутствуемый счастьем и удачей, отправился в путь и достиг реки Аму. В месяце шаабан семьсот девяносто девятого года (май 1397) он со всем своим войском переправился через реку и прибыл в Андхуд. Двинувшись оттуда, ходил день и ночь и остановился в Чечакту. Ак Буга-бек вместе с сейидами, улемами и мудрецами вышел из города Герата навстречу царевичу, преподнесли подарки и показались ему. Затем вместе с царевичем отправились в Герат. В конце месяца шаабана (28.05.1397) под гороскопом счастья и в добрый час он остановился на лугу /183а/ Кохдистана и разукрасил ту страну своим справедливым правлением и щедростью. Месяц рамазан он пробыл там и месяц рамазан провел в богоугодных делах, затем вошел из Кохдистана в город и остановился в Багизагане. Даруги и правители области Хорасан, даруги областей Мазандарана и Сеистана пришли с подарками и увидели царевича. В каждой области, где были царевичи, все послали своих людей с подарками. В конце этого года, двадцать первого дня месяца зуль-хидджи, в ночь пятницы семьсот девяносто девятого года — года Коровы (15.09.1397) — Господь, велик Он и всемогущ, подарил ему сына. Весть об этом он послал Сахибкирану. Государь назвал его Байсунгаром.

Сахибкиран-защитник религии отправляется в область Кеша, царевич Мухаммад Султан возвращается из похода в Фарс

В месяце шаабан упомянутого года он отправился по дороге в рабат Йам и остановился в округе Кеша. Велел поставить белый дом и царские шатры и несколько дней отдыхал там и наслаждался. Двинувшись оттуда, остановился в Ак Сарае и благословенный рамазан провел там. Затем оттуда счастливо двинулся и остановился на лугу Султан Артуч. Во время пятилетнего похода, о котором мы рассказали, царевич Мухаммад Султан приказом был отправлен в Хурмуз, и рассказ об этом таков. Когда царевич вздумал отправиться из Шираза, он посовещался с беками и каждому из них определил отдельную дорогу. А сам отправился по дороге Дарабджирда и Тарима 918. Джаханшах-бек и некоторые другие беки были на службе царевича. Хаджи Сайф ад-Дин-бек по причине случившейся с ним болезни был оставлен с обозом в Гирбале. Царевич /183б/ Рустам Умаршайх, находившийся на правом крыле, вместе с Шах Маликом шли по дороге Казеруна 919 вдоль реки. Амир Джалал Хамид, Аргун-шах Ахтачи, Баян Темур Беккичик Джете направились по дороге Джахрума и JIapa 920. С левого крыла Идику Барлас прошел через Керман 921, взял Кач, Мекран 922 и большую добычу. В таком порядке каждый бек шел в отдельную область и в каждой области, куда они достигали, выходил [213] навстречу даруга области, изъявлял покорность и вставал на путь подчинения, эти области оставались целыми и невредимыми. А у непокорившихся отбирали все имущество и разоряли. Так они достигли Старого Хурмуза 923. Там покорили семь крепостей. Первой взяли крепость Танг Зиндан и разрушили ее, затем пошли к крепости Кошкак. Ее тоже разрушили и пошли к крепости Шамил. Ее тоже разрушили и, отправившись в Старый Хурмуз, там взяли крепость Мину. Эту крепость подожгли. Взяли также крепости Мануджан, Тазрак и Тазиян. 924 Даруга Хармуза Мухаммад Шах Малик, как рыба, канул в воду и всплыл у острова Джарун, оттуда отправил человека и просил пощады, послал много подарков и принял налог хараджа. Харадж того места был триста тысяч золотых коппеки. А он четыре года ничего не платил. Он принял на себя уплату хараджа этих четырех лет и прислал драгоценных камней, шелка и ткани. Об остальных, которые обязался выплатить, сказал: «Пришлю!»

Царевич Мухаммад Султан оттуда двинулся и счастливо возвратился. Нурмалик Барласа, родственника Идику Барласа, отправил в Джируфт, чтобы он там провел зиму, и если кто-либо из врагов поднимет голову, чтобы поймал и убил, и чтобы весной вернулся /184а/ в Шираз. А сам счастливо возвратился в Шираз и, не останавливаясь, отправился в Хузистан. Амир Хаджи Сайф ад-Дин по дороге Йазда отправился служить государю Сахибкирану. Царевич покорил Хузистан, Луристан и все земли, относящиеся к ним. По дороге однажды, когда царевич сидел на коне, Джамал ад-Дин Фирузкухи подошел пеший и взял за узду коня царевича. Этому несчастному настал смертный час, который «не замедлят ни на час и не ускорят» 925. Стало известно, что сей несчастный, найдя царевича беспечным, вздумал ударить его ножом. Царевич стоял беспечно, и он ударил его ножом. Этот нож слегка задел благословенное тело царевича. Тот от страха бежал в горы и погиб, упав с гор вниз головой. Его нашли на дне одного ущелья, он лежал мертвый. Отрубили ему голову и привезли. Царевич возвратился с победой и по дороге Буруджирда и Хамадана отправился в Самарканд. На лугу Султан Артуч он удостоился чести увидеть Сахибкирана, преподнес ему подарки и все, что случилось, доложил ему. Государь Сахибкиран, увидев царевича, обрадовался, устроили беседы, веселились и предавались наслаждению. Затем он покинул этот луг и снова отправился в Самарканд.

Высокая колыбель, Ханзаде прибыла из Табриза в присутствие Сахибкирана. Когда она приблизилась к Самарканду, ее дражайший сын Мухаммад Султан вышел ей навстречу, увидел мать. От лика сына у этой женщины засветились глаза. Увидев Сахибкирана, она еще более засветлела, и ей посчастливилось быть «свет на свет» 926 . Она преподнесла Сахибкирану много подарков, златотканые халаты, златоседельных /184б/ и златостремяных коней. И присутствовавшим царевичам она подарила подобных коней и халаты.

Сахибкиран просит за себя дочь Хизр Ходжи 927 и царевичу Искандару 928 берет в жены Бекиси Султан 929

Государь Сахибкиран был весьма склонен к семейной жизни и в отношении царевичей тоже у него было стремление не оставлять их холостыми. Итак, Шамъи [214] Джахана, сына Хизр Ходжа-хана, надев на него царские халаты, из Самарканда отправил к отцу в Моголистан, дабы он просил у отца сестрицу за государя Сахибкирана и отправил ее сюда. И Гияс ад-Дин Тархана тоже ради этого важного дела отправил вместе с Шамъи Джаханом, с большими подарками, с шелками и парчой и с царски снаряженными конями. А сам находился на лугу Канигил. В это время из Герата прибыла высокая колыбель, Маликат ага 930, привезла с собой много подарков и преподнесла. Государь указал на подготовку к большому тою. Царевичи и беки все необходимые вещи вывезли за город, натянули царские шатры, палатки, сарапарде. Все шатры и белые дома были из златотканых шелков. Издавали возгласы радости и проводили счастливое время. От запаха сжигаемых благовоний и амбры в ноздрях чувствовалось блаженство. Вино цвета рубина подносили в златых и серебряных чашах, певцы пели, музыканты исполняли на своих инструментах, до небес достигали возгласы «Пей!», «Будь счастлив!». Вместе со счастливыми царевичами именитые султаны и высокочтимые вельможи, уважаемые и почитаемые лица, прибывшие из разных сторон, каждый сидел на соответствующем ему месте. Ясаулы, сидя на златоседельных и златостремяных конях, взяв в руки золотые булавы, исполняли свою ясаульскую службу. Гаремные /185а/ Сахибкирана, каждая — Билкис эпохи, надев на головы разукрашенные багтаки 931, надев златотканые халаты, подобно Солнцу, сидели на своих тронах. Им прислуживали луноликие девушки и служивые. Душеугодные водоносы, нежные виночерпии играючи и изящно подавали воду и вино. Музыканты и певцы были заняты своим делом. Среди них особо выделялся Ходжа Абдулкадир, редкостный века и единственный своего времени, исполнявший душераздирающие мотивы на лютне.

Таким образом провели три месяца в удовольствиях и наслаждениях. Бекиси Султан бегим законом пречистого шариата выдали за Искандара мирзу.

После этого Ханзаде бегим, испросив разрешение, Бухарской дорогой отправилась в Табриз.

Государь Сахибкиран строит сад Дилькушаи и дворцы в нем

В году семьсот девяносто девятом (1397), в начале осени, Сахибкиран велел: «В боковой стороне Канигила спланировать сад!» Ремесленники и инженеры, согласно велению, избрав счастливый час, занялись планировкой сада. Спланировали его квадратным, с каждой стороны в тысячу пятьсот кари 932. В стене каждой стороны установили одни ворота с высокой аркой, /185б/ украшенной резьбой. На каждом углу построили по одной голубятне, также разукрашенной. В самом саду посадили различные фруктовые деревья. Спланировали также площадки и цветники, вокруг площадок по плану посадили живые деревья. Из-за предельной чувствительности сад назвали Дилькушаи 933. Внутри сада построили дворец с тремя арками.

Когда работы были завершены, Сахибкиран этот сад посвятил Токал Ханум, дочери Хизр Ходжа-хана, за которой он послал человека, и когда она приедет, он вручит сад ей самолично. [215]

После завершения строительства сада Дилькушаи Сахибкиран, защитник религии, направился в сторону Ташкента. Перейдя реку Сайхун, он остановился в Ахангаране, около селения Чинас, и там зимовал. Сахибкиран отправился в Ясси, посетил могилу Шайх Ахмада Яссави. Он сказал: «Сей дорогой — один из потомков Мухаммада Ханифы». И приказал над его могилой построить высокое здание. Здание воздвигли с зысокой аркой, беседующей с небом. Построили купол с квадратным основанием, сторона которого тридцать кари, содержит много худжр. Государь приказал: «Стены украсить цветными изразцами!» Могилу Ходжи построили из белого камня. Руководителем строительных работ поставили Мавлана Абдуллах Садра, дабы он был внимателен. Спустя два года строительство завершилось 934. После завершения строительства того здания бедным и нищим было роздано много подаяний. Затем он оттуда вернулся в лагерь. Там доставили сведение, что привезли Токал Ханум. Все царевны и госпожи, следуя приказу, вышли ее встречать и прошли пятнадцатидневный путь, там /186а/ и встретили ее. Преподнесли ей шелка и хороших коней. При возвращении на каждой остановке устраивали большой той. В четверг, в начале месяца рабиъ первого (22.11.1397), ту ханскую дочь, стократно разукрасив, церемонно привели в присутствие государя Сдхибкирана. Поступил фирман: «Устроить великий той!» Собрались шайхульислам, казни и улемы и ту жемчужину ханства ввели под защиту Сахибкирана. Царевны и царевичи с возгласами «Поздравляем!» осыпали деньгами. Посыпано было столько денег, что под ногами не было видно земли. Бывшие там служивые собрали столько денег, что долгое время жили в удовольствиях. Женам беков он подарил много подарков. Посланников, которые прибыли от Тонгуз-хана Китая с богатыми подарками и подношениями. беки представили Сахибкирану и доложили их слова 935. Они доложили цель посольства. Когда они удостоились царского внимания, им было разрешено вернуться восвояси.

Когда Солнце достигло созвездия Рыб (19.02.1398), Сахибкиран приказал: «Царевичу Мухаммад Султану отправиться к границам Моголистана и править там. Построить в Ашпаре крепость, ввести земледелие!» В окружение царевича он включил Берти-бека Сари Бугу, амира Хаджи Сайф ад-Дина, Худайдада Хусайни, амира Шамс ад-Дин Аббаса и других беков, дав им сорокотысячное конное войско. Те отправились в путь, прошли через перевал Кулан, достигли Ашпары 936 и там остановились и занялись строительством и земледелием 937.

Когда Солнце достигло созвездия Овна (21.03.1398) и время зимы подошло к концу. Сахибкиран, защитник религии, из зимовья отправился в Самарканд. /186б/ Через несколько дней оттуда двинулся в сторону Кеша. На этой дороге есть одна гора, от этой горы до Самарканда семь йигачей пути. Из этой горы пробивает снежная вода. Подойдя к этой горе, он увидел, что это место подходит для строительства здания. И всегда, когда он находил такое подходящее место, воздвигал какое-либо строение. Подойдя сюда, приказал: «Разбить сад, чтобы эта вода пошла туда. А в саду построить дворец!» Следуя приказу, разбили сад и построили дворец, который назвали Тахти Карача. Государь побыл там два дня, потом двинулся по подножию горы и остановился в рабате Нам. Здесь к нему прибыл царевич Шахрух, который возвращался из зимовки в [216] Астрабаде и шел дорогой Махана, и удостоился чести увидеть Сахибкирана. Сахибкиран обнялся с царевичем, много расспросил его, а царевич преподнес ему привезенные подарки и произнес добрые пожелания. Оттуда Сахибкиран двинулся дальше и, дойдя до Кеша, не остановился, пошел дальше и остановился в Элчи Балыге. Там стоял несколько дней, предаваясь .удовольствиям. Здесь в его присутствие прибыл амир Сулайман-шах, который, согласно фирману, был из Герата отправлен в Кач и Мекран. Там он разрушил несколько крепостей и всю ту область подчинил и прибыл к мирозащищающему порогу. Преподнес много подарков в виде плененных рабов и рабынь, животных, тканей и других 938.

Причина похода Сахибкирана высокопрестольного в Хиндустан

Кундуз, Баглан, Кабул, Газнин и Кандахар с их областями и округами до границ Индии Сахибкираном были даны царевичу Пир Мухаммад Джахангиру. Вместе с ним туда было отправлено большое войско с именитыми амирами. Царевич, держа в повиновении эти страны, правил хорошо и справедливо. Установив там свой порядок, согласно высокому фирману, он направился в другие области. Его беки: Сайфал Кандахари, амир Кутб ад-Дин — сын дяди амира Сулайман-шаха, цари Бадахшана — Шах Лашкар-шах и Шах Баха ад-Дин, Бахлул, Мухаммад Дарвеш Барлас, Кимари Инак, Темур Ходжа Ак Буга, Сайфал Никудари, Хасан Джандар, Махмуд Барат Ходжа и другие беки – /187а/ пошли на Сулаймановы горы и побили авганцев 939, перейдя реку Синд, город Уч 940 взяли с боем. Идя дальше, дошли до Мултана и осадили город Мултан 941. Правитель Мултана — Саранг — был старшим братом Маллу. После смерти Султан Фируз-шаха эти два брата правили страной. Султан Махмуда, внука Фируз-шаха, объявив царем, на самом деле Хиндустаном правили эти два брата. Маллу вместе с Султан Махмудом находился в Дели, а Саранг — в Мултане. Итак, победоносное войско, осадив Мултан, в день два раза вступало в бой. Много стараний выказывал Темур Ходжа Ак Буга. Эти сведения дошли до государя Сахибкирана, а Сахибкиран готовился в то время пойти на неверных Китая. Тогда все беки собрались и заявили Сахибкирану, что, мол, «в стране Хиндустан в некоторых областях поднято знамя религии Мухаммада, приветствие ему, например, в области Дели и других. Но в некоторых областях, близких к нему, стоят неверные и огнепоклонники». У Сахибкирана всегда была мечта пойти священной войной на неверных. По этой причине, собрав войско, вознамерился пойти в страну Хиндустан 942.

Сахибкиран-мирозавоеватель отправляется в Хиндустан 943

В месяце раджаб восьмисотого года — года Барса (март-апрель 1398) — счастливый Сахибкиран с целью священной войны отправился в Хиндустан. Благодаря этой доброй цели, от Господа всевышнего ему стала ясно видной «помощь от Аллаха и близкая победа» 944, и ему сопутствовало «Уже помог вам Аллах при Бадре» 945, и придал силы. И с бесчисленным воинством в начале весны /187б/ направился в те страны. Царевича [217] Умаpa, сына Миран-шах Мирзы, оставил в Самарканде править страной. Счастливый Сахибкиран дошел до области Термеза, прошел Хульм и пошел по дороге Газнина, Самангана. Прошел через перевалы Баглана и остановился в Андарабе.

Сахибкиран отправляется в сторону Катура 946

Сахибкиран остановился в Андарабе. К нему пришли от мала до велика тех мест и, увидев государя, просили у него защиты от неверных Катура и сияхпушей и сказали: «Мы — община мусульман, эти места сделали для себя родиной. Каждый год неверные Катура берут с нас огромный налог. А если не дадим, то наших мужчин убивают и жен и сыновей забирают в плен». Сахибкиран, услышав эти слова, разгневался и сказал: «Теперь наша обязанность — уничтожить этих неверных. Затем пойдем в другие места». Итак, он обратил свой лик в сторону неверных Катура, и из войска из каждых десяти человек выбрав трех хороших йигитов, счастливо двинулся в путь. Царевича Шахруха с остальным войском оставил в обозе на лугу Гунан и Йактур 947 и пустился в путь. Ходил быстро, делая два перехода в день, и остановился, достигнув местности Париян 948. Царевича Рустама и Бурхан Оглана вместе с другими беками с десятью тысячами воинов по левому крылу отправил в сторону большого Катура и сияхпушей. А сам с благословенным духом шел, пока не достиг Хавака 949. Там была одна разрушенная крепость, приказал восстановить ее 950. Затем беки и большая часть войска, оставив там лошадей, пешими отправились в горы. Там была одна весьма высокая гора, именуемая Кабутар-хана 951. Несмотря на то, что Солнце было в Близнецах, было время созревания ячменя и очень жарко, из-за обилия снега в тех горах лошади не могли ходить, так как их ноги утопали в снегу. /188а/ Поэтому ходили ночью, когда снег замерзал. А днем, когда лед снова таял, на снег клали войлоки, палатки, ковры и по ним проводили лошадей. Так они подошли к еще более высокой горе. Некоторые беки, пришедшие с лошадьми, вернули своих лошадей и спешились. Дорога по этой горе была весьма узкой и целиком завалена снегом. Тогда в снегу сделали подкоп и прошли по тоннелю в снегу. А неверные находились в ущельях. Беки правого и левого крыла войска и бахадуры с гор спустились по канатам. А некоторые просто скатывались с гор и через промежуток времени достигали до низа.

Для Сахибкирана из древесины изготовили паланкин, прикрепили его кольцами и длинными веревками, длина каждой по сто пятьдесят кари 952. Их привязывали к тем кольцам. А Сахибкиран преспокойно сидел в нем, и несколько людей, держа те веревки, спускали его вниз. На каждом месте, куда достигала веревка, там два человека лопатой и киркой равняли землю, чтобы там поместился Сахибкиран. Пока Сахибкиран в паланкине находился там, люди сверху спускались к нему, а оттуда снова веревками Сахибкирана спускали вниз. Таким способом через пять раз Сахибкиран достиг низа. Так государь Сахибкиран, который в иное время ставил ноги на небеса, здесь стал пешим и прошел один йигач пути. Из-за того, что он поставил благородную цель, Господь всевышний своей милостью и щедростью всякие трудные дела для него делал легкими. Из личных коней /188б/ несколько спустили с гор, привязав веревками за их ноги и шеи. Некоторых коней не смогли спасти, они погибли, упав с гор. Два коня [218] спустили невредимыми и подвели к государю. Сахибкиран с достоинством сел на коня, а беки и бахадуры, войско — все пешими стояли у узды.

Неверные тех земель напоминали простые и мощные изваяния, и многие был;: голыми. Старшего из них называли «гуда» и «гудашув». У них был иной язык, отличный от тюркского, фарси и индийского. Многие из них другого языка, кроме своего, не знали И никто другой тоже их языка не знал, разве только, если он, прибыв из других мест, не жил среди них и не выучил их языка. У них была одна крепость, по ее подножию протекала река, а на другом берегу реки была одна огромная, весьма высокая гора.

Эти неверные за сутки до этого, услышав о подходе войска Сахибкирана. ушли из своих жилищ и вместе со своими животными поднялись на эту гору, думая, что никто туда не поднимется.

Итак, воины ислама, дойдя сюда, никого не нашли: нашли только несколько баранов. Жилища тех неверных подожгли и, как ветер, переправились через реку. Былс приказано: «Воинам со всех сторон подняться на гору!» Бахадуры, произнеся: «Аллах велик!» и «Нет силы и мощи, кроме как у Аллаха!», стали подниматься на эту гору, Шайх Арслан с тюменом Коппек-хана поднимался в авангарде левого крыла и раньше других поднялся на гору и оттеснил неверных. Али Султан Тавачи тоже поднялся с другой стороны и прогнал неверных с их мест. Шах Малик во время битвы показал много усердия и проявил большое мужество. А из газиев четырнадцать человек, упав с горы, погибли мучениками за веру. Мубашир Бахадур дрался хорошо и показал большое мужество. Менгли Ходжа со всеми бахадурами своего кошуна был впереди и поднялся на гору. Севинчак Бахадур тоже поднимался со своими бахадурами своего кошуна и был добрым молодцем. Шайх Али /189а/ Салбар — смельчак — раньше своих людей поднялся на гору, опрокинув врагов, и занял их место. Муса, Камал, Хусайн Малик Кавчин и амир Хусайн Корчи сделали хорошие дела и показали мужество.

Беки войска, кошуны и тысячи — все, наступив одновременно, убили много неверных. Битва длилась трое суток. Неверные, ослабев, просили пощады. Сахибкиран послал к ним человека по имени Ак Султан, сказав: «Пойди, скажи им: если они покорятся и станут мусульманами, то я эту область отдаю им и ухожу в свою страну. Но если нет, ни одного из них в живых не оставлю!» Ак Султан пошел к ним и передал эти слова. Они были бессильны, другого выхода у них не было, и они признались: «Мы будем мусульманами». Вместе с Ак Султаном к Сахибкирану прибыли несколько их старших и доложили их слова. Сахибкиран своей милостью надел на них халаты и вернул к своим. Однако с наступлением темноты те несчастные сделали набег на Шах Малик-бека. Шах Малик-бек сражался с ними и многих отправил в ад, сто пятьдесят человек поймали живыми и всех бросили в воду. Воины ислама, поднявшись на гору, перебили остальных неверных, жен, дочерей и сыновей взяли в плен. Из голов неверных воздвигли башни.

Эта победа имела место в благословенный месяц рамазан восьмисотого года (май-июнь 1398). Эту дату вырезали на камне, дабы люди прочитали ее и знали, что ни в какое время никакому царю не удавалась такая победа. /189б/ Даже Александр Македонский не смог сделать такое дело 953. [219]

Государь Сахибкиран-защитник религии Мухаммад Азада отправляет к Рустам Мирзе и Бурхан Оглану, а сам возвращается из Катура

От царевича Рустама и Бурхан Оглана, посланных на чернохалатных 954 неверных, до сих пор никаких сведений не поступало. Сахибкиран одного человека из катурийцев сделал проводником и Мухаммад Азада, Давлат-шаха, Шайх Али, Идику Жакр Уйгура, Шайх Мухаммада и Али с четырьмястами воинов, из которых сто были тюрки и триста — таджики, сделав старшими над ними Мухаммад Азада, направил к ним, чтобы узнали о них что-либо.

Мухаммад Азад, действуя по приказу, с четырьмястами воинов отправился в путь. По узким дорогам ходили с большими трудностями и шли, поднимаясь на высокие горы. И в двадцати местах из-за большого снега не могли пройти и сверху спускались по снегу, кувыркаясь, пока не спустятся до низа. Проходя таким способом, наконец, достигли крепости чернохалатных неверных. Сколько бы ни ходили, никого не нашли и не услышали ничьего голоса. Однако увидели много следов, ведущих в ущелье. Это были следы чернохалатных, которые, узнав о приходе победоносного войска, вышли из крепости им навстречу и спрятались в засаде в одном узком ущелье. Бурхан Оглан, царевич Рустам и из беков кошуна Исмаил, Аллахдад, Севинч Темур, Йахья, Одина, Шайх Хусайн Сувчи, Сайин Темур, Шамс ад-Дин, Куртука, Урду-шах, Давлат-шах Джайбачи и Сарай Малик Тавачи со своими воинами, достигнув того узкого ущелья, некоторые прошли, а некоторые, не пройдя, беспечно сидели, отпустив коней пастись, как в это время из засады вышли сияхпуши и напали на них. Бурхан Оглан из-за своего дурного сердца и слабого духа не стал воевать и, побросав вещи, бежал, и по этой причине воины разбежались. Если военачальник не бросается в пучину битвы, то войско погибает. Так и случилось. /190а/ Сияхпуши, видя, что воины ислама убегают, осмелели и стали преследовать войско, и топорами и секирами сделали многих воинов мучениками. Из беков Шайх Хусайн Сувчи, Давлат-шах Джайбачи и Одина стояли прочно и много бились. Однако сияхпуши подошли на подмогу своим и тех бахадуров сделали мучениками.

Итак, Мухаммад Азад шел по их следам и дошел до того ущелья, где произошло сражение. Встретил там сияхпушей и вступил с ними в битву, проявил огромное мужество и героизм, убил многих неверных, их пленил и унизил, вещи, оружие и коней, отнятых ими у мусульман, отобрал все обратно. Одержав победу, соединился с Бурхан Огланом и бежавшими воинами. Воины, узнав своих коней и вещи, взяли их. Мухаммад Азаду и Бурхан Оглану сказали: «Эту ночь нужно стоять здесь». Сей Бурхан из-за черноты своего сердца не остался, ушел и поднялся на один перевал. То бесстыдство, которое Бурхан Оглан сделал в этом походе, еще со времени Чингиз-хана никто из рода киятов не делал. А он это делал и в битве с узбеками. Тогда государь Сахибкиран царской милостью простил его и в этот поход он послал его с той целью, чтобы он совершил какое-либо мужество, оправдал свое имя. Однако, ничего подобного не сделав, он еще больше опозорил себя. [220]

Государь Сахибкиран, защитник религии, после победы в Катуре вернулся и послал Али Сеистани и Джалал ал-Ислама с группой людей, чтобы охранять пути выхода. По его приказу все, посеянное неверными, которое еще было зелено, вырыли и растоптали. Джалал ал-Ислам и Али, согласно приказу, пошли впереди и определяли пути выхода. В некоторых местах, где путь был завален снегом, /190б/ сделали тоннели в снегу и так проложили дорогу, прошли через горные перевалы и прибыли в Хавак. И добрались до оставленных там лошадей: беки и конные воины, восемнадцать дней прошедшие пешком, опять сели на коней. Оттуда пошли дальше и с победой присоединились к обозу.

Подошли и Бурхан Оглан, Мухаммад Азад со своими воинами. Государь Сахибкиран узнал об их делах и Бурхан Оглана, во время битвы с неверными бежавшего, близко к себе не подпустил и взор милости от него отворотил, его не пустили и на августейшие собрания. А Мухаммад Азада, воевавшего с четырьмястами воинов и убившего много врагов, его высоко чтил и оказал ему милости. Тех людей, воевавших вместе с ним заодно, всех одарил царскими подарками.

Сахибкиран отправляет царевича Шахруха в Герат

Государь счастливый Сахибкиран дражайшему сыну, царевичу Шахруху, в то время бывшему зрачком глаз царства и империи, разрешил воротиться в Хорасан. Во время прощания царевичу сказал много наставлений и, уши счастья раскрыв жемчугами наставления, обнял, поцеловал и разрешил идти.

После ухода царевича Сахибкиран тоже пустился в путь и направился в сторону Кабула. Пройдя Рахи Тал, поднялся на гору Хиндукуш, прошел через Панджхир 955 и остановился в округе Баран; оттуда до Кабула пять йигачей пути. Когда Сахибкиран достиг этого места, его благословенную душу посетила мысль: от той реки, которая протекает здесь, можно провести канал. Итак, он приказал всему войску рыть канал, и они за короткое время вырыли большой канал, длина его была пять йигачей. Его он назвал Джуйи Махигир 956. Благодаря этой воде, там появилось несколько благоустроенных селений. После завершения строительства канала пошел дальше, дошел до Кабула и остановился на лугу Дурин.

Когда Шайх Кокари — один из амиров Хиндустана — прибыл в Мултан к царевичу Пир Мухаммад Джахангиру, то царевич отправил его к высокому порогу для доставления сведений о положении в Хиндустане. И он прибыл в Дурин и удостоился чести целовать ковер. Он доложил, что когда Султан Фируз-шах умер, его амиры Саранг и Маллу взбунтовались полностью и, посадив на царствование Султан Махмуда, внука Фируз-шаха, правление Хиндустаном взяли в свои руки. Саранг, старший из братьев, правил в Мултане жестоко, а Маллу вместе с Султан Махмудом правил в Дели, но он не имел сил править всей Индией. Поэтому каждый на своем месте притязал на независимость. Положение и обстоятельства в той стране вышли из колеи.

Государь поручил его придворным и счастливо возвратился в Кабул 957. [221]

Приход посла от калмыкского хана Тайзи Оглана и возвращение Шайх Hyp ад-Дина из Фарса

/191а/ Когда Сахибкиран стоял на лугу Дурин у города Кабула, со стороны Дашти Кипчака прибыли Темур Кутлуг Оглан и люди Идику. Из Джете прибыл посол Хизр Ходжа Оглана. Прибывших послов: беки ввели в присутствие государя. Увидев Сахибкирана, и после слов доброго пожелания они изложили свои слова. Смысл всех их слов был таков: «Мы рабы и слуги государя. Если ранее и были от нас кое-какие проступки, мы раскаиваемся во всем, и теперь у нас нет никаких мыслей, кроме служения. Теперь мы уповаем на Сахибкирана, что все, что было от нас, он выдворит из благословенной памяти, пощадит нас и окажет нам милость».

И Тайзи Оглан в Великом Юрте 958 взбунтовался против каана, бежал от калмыков и пришел служить к Сахибкирану. Сахибкиран увиделся с ним, очень уважил его и хорошо расспросил. Надел на него златотканый халат, золотой ремень, дал белый дом, разноцветную присутственную, коней, лошаков, ряды верблюдов и все, что нужно было для царей, он дал. И Тайзи Оглан остался на службе у Сахибкирана.

В это время Шайх Hyp ад-Дин, сын Сари Буги, согласно приказу, после пятилетнего похода отправленный в область Фарс для сбора тамошнего имущества, собрал все имущество и возвратился из Шираза на службу. Кроме подарков, он привез коней, диких зверей, верблюдов, лошаков, шелка, парчу, златотканые халаты, накидки, разукрашенные ремни, доспехи, сарапарде, шатры, матерчатые царские палаты, сирийские шатры и многое такое, что уму непостижимо. Канцелярские из дивана /191б/ трое суток описывали все привезенное имущество. Этот список беки внесли к Сахибкирану и доложили. А Шайх Hyp ад-Дин, подойдя, смиренно стоял. В то утро, когда Солнце только показалось, начали поочередно показывать эти привезенные богатства, поочередно проводя ряды верблюдов и лошаков; это продлилось до следующего утра. Тайзи Оглан и послы, прибывшие из Дашти Кипчака, изумились увиденному. Они никогда не видели такие удивительные, диковинные и редкостные вещи и не слыхали о них. Сахибкиран, благодаря его щедрости, из этих вещей много чего подарил им. Служба Шайх Hyp ад-Дина была принята.

После этого счастливый Сахибкиран послов, прибывших из Джете и Узбека 959, одарив их всех золотыми подарками, отправил их обратно к своим ханам.

Шайх Hyp ад-Дин, извиняясь, просил простить вину Бурхан Оглана и людей, бывших с ним. Сахибкиран всех простил 960. В это же время Султан Махмуд-хан с войском левого крыла, царевич Султан Хусайн, царевич Рустам, Джаханшах-бек, Гияс ад-Дин Тархан, Хамза Тагай Буга Барлас, амир Шайх Арслан, Севинчак Бахадур, Мубашшир и другие беки приказом были отправлены в Хиндустан. До этого пришел Малик Мухаммад Авгани с группой людей и требовал справедливости и сказал: «Малик Муса Авгани, глава племени каркан, убил моего брата, являвшегося одним из рабов государя, разрушил крепость Эръяб, разорил нашу тысячу, взял наше имущество и вещи. Занялись воровством и грабежом на дорогах. Никто по тем /192а/ дорогам не может пройти невредимым. Боясь его, я ушел в Газнин. А теперь, когда [222] я услышал, что идет государь, я пришел служить. Все, что будет приказано, выполню».

Государь, услышав эти слова, весьма разгневался, и занялся подготовкой к отражению этих злодеев. Однако государь Сахибкиран сказал ему: «Сам ты не показывайся. Я пошлю к нему человека и приглашу его. Если он придет, я накажу его за тебя, а если не придет, дам тебе войско и ты пойдешь и отомстишь ему за кровь брата». Итак, в тот же миг он составил письмо и отправил к Мусе: «Я слышал, что ты будто разрушил крепость Эръяб. А эта крепость стоит в начале пути в Хиндустан. Не следовало разрушать эту крепость. По поступлении этого письма приди и увидься с нами. Я дам тебе ту область, и ты восстановишь ее». По поступлении этого письма к Мусе он тут же прибыл к государю Сахибкирану с подарками и увиделся с ним. Однако в благословенную душу государя запало, что его нужно уничтожить вместе с приближенными, дабы от него больше не было заговоров и козней. Подумав так, государь встретил его хорошо, надел на него златотканый халат, золотой ремень, успокоил его, поднял дух и сказал: «Вместе с тобой я пошлю людей, чтобы они восстановили крепость Эръяб. Ты со своими людьми иди раньше и займись строительством до нашего прихода. Постарайся, чтобы до нашего прихода крепость была отстроена. А если не успеешь, остальную работу мы завершим сами, когда придем. Оставив тебя там, мы отправимся в Хиндустан». Муса Камала с тремя тысячами воинов присоединил к нему и разрешил идти. Муса, придя в /192б/ Эръяб со всеми своими людьми, занялся строительством. Каждый день работало по двести-триста человек.

О том, как, построив крепость Эръяб, убил тамошних воров

Государь Сахибкиран-мирозавоеватель высокой колыбели, Сарай Мулк Ханум и царевичу Улугбеку, бывшим вместе с ним, разрешил вернуться и с луга Дурин отправил их в Самарканд. В среду шестого зуль-хиджжи восьмисотого года (20.08.1398) вышел из Кабула и прибыл в Эръяб. Войско он разделил по группам, и каждый воин занял свое место. А Муса со всеми своими людьми был занят строительством. Поступил приказ: «Войскам тоже заняться строительством!» Это был город, внутри которого была пятничная мечеть и другие мечети. Поступил приказ: «Шах Малик-беку и Джалал ал-Исламу заняться достройкой мечетей!» Все занялись строительством, и вся крепость за четырнадцать дней была полностью восстановлена. Сахибкиран сказал тавачиям: «Объявить войскам, чтобы не выпустили Мусу с его людьми из крепости». Они сами поняли это.

Сахибкиран семнадцатого дня месяца, в пятницу (31.08.1398), сел на одного сивого коня и пришел осмотреть крепость. А беки все были пешими и ходили у его узды. Из людей Мусы семь человек находились над воротами и работали. Над воротами был балкон. Когда Сахибкиран дошел туда, из окна балкона в государя пустили стрелу. Конь, услышав свист стрелы, встрепенулся. Господь всевышний сохранил Сахибкирана, и ему никакого вреда не было причинено. Сахибкиран разгневался, вошел в город из других ворот и приказал: «Схватить Мусу со всеми его людьми!» Мгновенно всех поймали и привели. /193а/ Те семь человек, стрелявших сверху ворот, боясь за свои жизни, стали [223] сражаться и ранили несколько людей. В конце концов, Калаки Сеистани, поставив лестницу, поднялся туда и всех их перебил. В полдень того дня Мусу поймали с двумястами его людей и сдали Малик Мухаммаду. Он отомстил им, и из их голов построили башню. Поступил фирман: «Людей и челядь, относящихся к ним, уничтожить!» Пошли, рассеяли их, старших убили, а крепость Эръяб отдали Малик Мухаммаду. Все дороги стали безопасными 961.

Сахибкиран направляется в сторону Шанузана и нападает на неверных Пурнияна

Государь Сахибкиран после строительства крепости Эръяб в субботу восемнадцатого зуль-хиджжи восьмисотого года (01.09.1398) направился в сторону Шанузана, прошли через горы и леса и прибыли в этот город. На следующее утро он там издал приказ: 'Царевичу Халил Султану с группой беков везти обоз и по дороге Капчигая отправиться в Бану! 962» Сам с несколькими тысячами людей, сопутствуемый счастьем, отправился к крепости Нагар. Во вторник двадцать первого дня месяца (04.09.1398) прибыл туда. До этого, согласно приказу, из Кабула с войском Хорасана прибыли Сулайманшах-бек и другие беки и отстроили крепость Нагар. Когда государь Сахибкиран прибыл туда, ему доложили, что жители Пурнияна — авганцы — и их следует подчинить. Сахибкиран послал к ним людей, но те не подчинились. К тому же, еще когда царевич Пир Мухаммад, напав на Индийское царство, привез много добра и имущества, те, придя, забрали кое-что из этих вещей. Они, пряча свои вещи в джунглях и горах, занимались воровством. Когда Сахибкиран услышал эти сообщения, он рассердился и в тот же день, сев на коня, направился к ним. Через три дня дошел до них и приказал: «Войскам быть пешими, идти в /193б/ джунгли и подняться в горы!» Действуя по приказу, многих из тех несчастных убили, многих авганцев взяли в плен.

Сахибкиран приказал: «Подняться в те горы. Где бы ни встретились те несчастные, живыми не оставлять!» В это время старейшина того рода по имени Авбал, ступив на дорогу преданности, пришел служить Сахибкирану, раскаялся и просил простить его вину. Сахибкиран понял, что он с искренней преданностью отходит от дурного прошлого, простил его вину, оказал ему большую милость.

Сулайманшах-бек тоже, когда отстраивал крепость Нагар, к представителям келатийцев и бакутов посылал людей, чтобы те пришли со своими людьми и помогли отстроить крепость. Но те не послушались и не пришли. Когда строительство крепости было завершено, Сулайманшах-беку пришла мысль: после прибытия Сахибкирана пойти и наказать тех непослушных. С бывшими у него воинами он пошел на то племя, хотя те были многочисленны и сильны, всех их измял, рассеял, некоторых убил, некоторых пленил, забрал их имущество и победоносно возвратился к государю. Сахибкиран похвалил его, дал много подарков. В пятницу, в начале месяца мухаррам восемьсот первого года (13.09.1398), он возвратился из крепости /194а/ Пурниян и прибыл в крепость Нагар. Сулайманшах-бека с войском послал в Мултан, к царевичу Пир Мухаммаду, Шах Али Фарахи с пятьюстами воинов оставил в крепости Нагар, а сам ушел оттуда и прибыл в [224] местность Бану. Пир Али Сулдуза и амира Хусайна Корчи с группой людей оставил там Он двинулся из Бану и в пятницу восьмого дня месяца (20.09.1398) подошел к реке Синд и остановился. Шатер Сахибкирана разбили там, где в свое время Султан Джалал ад-Дин Хорезмшах 963, бежав от Чингиза, бросился в реку, а Чингиз-хан, не решившись войти в воду, вернулся. Поступил цриказ: «Воздвигнуть мост над рекой Синд!» Действуя по приказу, воины Сахибкирана за два дня воздвигли мост. Здесь он разрешил вернуться некоторым послам, бывшим с ним. В их числе — Саййид Мухаммад Мадани 964, прибывший из двух священных городов, Мекки и Медины, да освятит их Аллах великий! Он привез послания от тамошних сейидов, что мол, у всех глаза на дороге и надеются, что он окажет честь ступить благословенными ногами в те земли.

Посол Кашмира, прибывший от Искандар-шаха, изъявлял покорность. Всем этим послам подарил много чего и разрешил идти. А Искандар-шаху — царю Кашмира — передал: «Пусть прибудет в город Дебалпур 965 со своим войском и увидит нас!»

Слово о переправе государя Сахибкирана через реку Синд

Двенадцатого мухаррама, во вторник 966, восемьсот первого года — года Барса (24.09.1398), — когда Солнце от точки осеннего равноденствия прошло девять градусов 967, все войско переправилось через реку и остановилось, прибыв в степь Джару 968. Эта степь очень далекая и ее называют Степью Джалали, по той причине, что Султан Джалал ад-Дин Хорезмшах бежал от Чингиз-хана, переправился через реку и спасся, уйдя в эту степь. Когда Сахибкиран подошел /194б/ к этой степи, пришли раджи Кохиджуда 969 и подчинились государю. Несколько месяцев до этого Рустам Тагай Буга Барлас с войском ходил в Мултан, а оттуда направился в Кохиджуд, придя туда, на некоторое время остановился там, и раджи преподнесли ему подарки. Поэтому Сахибкиран возлюбил их, одел с ног до головы и возвратил их обратно в свои области.

Рассказ о Шахаб ад-Дин Мубарак-шахе, который сначала пошел по пути повиновения,

а затем взбунтовался

Шахаб ад-Дин Мубарак-шах был правителем одного острова, а сей остров находился близко к берегу реки Джамулы 970, войска и людей у него было много. Еще в то время, когда царевич Пир Мухаммад Джахангир пришел и остановился в Мултане, Шахаб ад-Дин покорился, пришел и увиделся с царевичем, пошел по стезе повиновения. Царевич к нему отнесся дружелюбно и некоторое время его держал в числе приближенных. Затем царевич отпустил его, и тот ушел в свою область. Когда он добрался до своего места, див спеси вывел его из правильного пути и, понадеявшись на недосягаемость острова, защищенного рекой, и прочность своего места, он возгордился и взбунтовал, на берегу реки построил крепость. И вода, которая является причиной жизни, стала средством его гибели.

Итак, когда Сахибкиран прошел степь и достиг реки Джамулы, узнал о его [225] бунте. В четверг четырнадцатого мухаррама (26.09.1398) он приказал: «Амиру Шайх Hyp ад-Дину со своим туманом отправиться к этому острову и всеми известными средствами взять это место!» Шайх Hyp ад-Дин, следуя приказу, дошел до этого острова. А Шахаб ад-Дин, построив крепость, окружил ее глубоким рвом и наполнил его водой. Войско дошло туда. По одной стороне крепости протекала большая река. Победоносное зойско вошло в реку и приблизилось к крепости; началась такая битва, что невозможно описать. С наступлением темноты войско возвратилось /195а/ обратно. Однако Шахаб ад-Дин вышел из крепости с десятитысячным войском и сделал набег. Шайх Hyp ад-Дин осведомился об этом и сделал в ту ночь хорошие дела, атаковал войско Шахаб ад-Дина и обратил в бегство. Многие из тех несчастных утонули в реке. В эту ночь личные гвардейцы государя, Мансур и Бурадж Чехра и их братья сделали добрые дела. Шахаб ад-Дин, узнав об этом, воротился, им было собрано двести судов. В ту же ночь :о всеми своими людьми и домочадцами сели на суда, направились в Учу, относящуюся к стране Индии, пошел по реке Джамуле вниз. Шайх Hyp ад-Дин со своим войском шел вдоль берега реки, воюя с ними. Прошел несколько переходов и возвратился в присутствие Сахибкирана. Из-за того, что он в ту ночь хорошо дрался с Шахаб ад-Дином, государь оказал ему много внимания. Судно Шахаб ад-Дина приблизилось к Мултану. Войско царевича Пир Мухаммада и амир Сулайман-шах, пришедший с войском царевича Шахруха, услышали о них, преградили им путь и в реке их убили. Шахаб ад-Дин жену и детей бросил в реку и с тысячью трудностей бежал.

Государь Сахибкиран Шах Малик-бека отправил в джунгли, чтобы всех бежавших туда врагов уничтожить. Шах Малик-бек в джунглях нашел многих из бунтовщиков и уничтожил их, и ему в руки попало много имущества, зерна, овец и другого добра. Пять-шесть дней ходили вдоль берега. Шахаб ад-Дин с оставшимися людьми /195б/ исчез, ни о ком больше сведений не нашли.

Победоносное войско оттуда двинулось и в воскресенье двадцать четвертого дня месяца (06.10.1398) остановились напротив одной крепости на берегу реки Чинаб; здесь река Джамула сливается с рекой Чинаб 971. Поступил приказ: «Построить мост!» Действуя по приказу, победоносное войско занялось строительством моста. В среду двадцать седьмого дня месяца (09.10.1398) мост был построен: никогда ни один царь не строил мост на этой реке. Еще Тармаширин-хан 972 переходил здесь, не построив моста. Однако Сахибкирану, благодаря его счастливой судьбе, удалось легко построить мост.

Сахибкиран, счастьем отмеченны отправляется к крепости Таламба 973

Государь Сахибкиран с войском перешел реку и остановился на другом берегу. Утром двинулся оттуда и, дойдя до реки Таламбы 974, остановился напротив города. Таламба находится в начале дороги, соединяющей его с Мултаном. Из города вышли раджи и цари, ученые и сейиды города и предстали перед Сахибкираном. Каждый принес подарки согласно своему рангу. Сахибкиран всех принял хорошо и в тот же день, перейдя реку, остановился. В субботу, в начале месяца сафара восемьсот первого года [226] (13.10.1398), остановился в пустыне недалеко от города Таламбы. Из города Таламбы он взял налог пощады, сейидов и ученых простил, взял у остального народа. У Сахибкирана вера к этим двум группам людей, ученым и сейидам, была безграничной, и весьма дорого ценил их. Всегда, когда он завоевывал какую-либо область, уделял им внимание и давал много чего. И здесь тоже возрадовал всех ученых и сейидов, одарив их. Однако налог пощады, которым был обложен город, удалось взять частично, /196а/ частично не удавалось. Тогда поступил приказ: «Брать все найденное съестное!» После приказа войска вошли в город и взяли все, что находили. Сколько бы ни запрещали, не удавалось остановить воинов. От этого несчастья не мог спастись никто, кроме ученых и сейидов.

Государю Сахибкирану доложили, что группа старшин города, живущих на окраине города, ранее подчинявшиеся царевичу Пир Мухаммаду, затем, опять отложившись, стали врагами и бунтуют. Услышав эти слова, государь Сахибкиран приказал: «Шах Малик-беку и Шайх Мухаммад Ийгу Темуру со своими туманами напасть на те окраины и людей, вышедших из пути покорности и бунтующих, так проучить, чтобы остальным это было уроком!» Они, согласно приказу, пошли на тех бунтовщиков, войдя в джунгли, убили две тысячи индийцев, жен и детей взяли в плен и возвратились в лагерь. Восьмого сафара (20.10.1398) ушли из Таламбы и, прибыв в Джал, остановились. Джал находится на реке Биях, напротив Шахнаваза 975.

Сахибкиран отправляется к Нусрату Кокари

Здесь государю Сахибкирану доложили, что младший брат Шайх Кокари по имени Нусрат с десятью тысячами воинов закрепился на реке Джал. Эта река весьма велика и глубока. Услышав это, Сахибкиран в тот же миг, оставив там обоз, подошел к берегу реки. Привел в порядок правое и левое крыла войска, Шайх Hyp ад-Дина и амира /196б/ Аллахдада поставил на правом крыле. На левом крыле встали амир Шах Малик и Шайх Мухаммад Ийгу Темур. Впереди кула встал Али Султан Тавачи с хорасанскими пешими. Индийцы в тысячу человек стали на берегу озера напротив победоносного войска. Али Султан со своими пешими вошел в воду и озеро и вступил в битву. Сделав там хорошие дела, Али Султан и несколько человек были ранены. Шайх Hyp ад-Дин-бек и Аллахдад за ними вошли в воду и болото, ударами сабель выпустили дух из индийцев. Тот несчастный по имени Нусрат пропал без вести и в бесчестии, не то умер, не то бежал. Убили много индийцев, с победой взяли много имущества индийцев, много лошадей, овец и, пройдя то озеро, остановились в местности Шахнаваз. Этот Шахнаваз является большим селением, людей в нем было много и амбаров зерна было много, настолько, что войска для провианта взяли, сколько хотели. Но и тогда несколько амбаров оставались нетронутыми. Там некоторые беки по приказу перешли реку, поймали бежавших, у многих еще конфисковали имущество и привезли.

Сахибкиран стоял там два дня, затем приказал: «Оставшееся в амбарах зерно сжечь, чтобы оно не досталось неверным». Амбары подожгли и в четверг тринадцатого дня месяца (25.10.1398) государь Сахибкиран двинулся из Шахнаваза и остановился в [227] селении Джанджан на реке Биях, где находился весь обоз. Поступил приказ: «Войскам переправиться через реку!» В тот день прибыл из Герата приближенный Шахрух Мирзы, Сарай Малик и привез весть о его здравии.

/197а/ Слово о прибытии царевича Пир Мухаммад Джахангира из Мултана и присоединении его к Сахибкирану

Ранее, говоря о причине похода в Хиндустан, мы излагали, что царевич Пир Мухаммад подошел к Мултану и шесть месяцев осаждал его. И жители города, бессильные переносить голод, стали поедать собак и кошек. Правитель города Саранг вынужденно пошел по пути подчинения, вышел из города и пришел к царевичу. Так Мултан был покорен. Он послал человека к Сахибкирану с вестью о победе.

Кони, принадлежавшие царевичу, и войсковые лошади, отпущенные пастись в Пашшаколе, все неожиданно пали. По этой причине царевич вошел в город и там сидел. Даруги и правители областей Хиндустана, подчинившиеся царевичу, все стали врагами, некоторых даруг, поставленных царевичем, поймали и убили. В такое время, когда все войско царевича стало пешим, враги поднимали головы со всех сторон и ночью подходили к городским воротам. По этой причине царевич сидел весьма опечаленный, как поступила весть, что государь Сахибкиран подходит сюда. Все враги, услышав эту весть, потеряли головы и рассеялись. Царевич обрадовался и развеселел и направился к государю. Четырнадцатого сафара (26.10.1398), подойдя к реке Биях, удостоился счастья увидеть Сахибкирана. Государь обнял его и расспросил.

Джунайд Бурулдай, его брат, Баязид и Мухаммад Дарвеш Тайхани, которые во время похода в Хорезм покинули Джаханшах-бека и с большими трудностями ушли в Хиндустан, после завоевания царевичем Мултана те пришли из внутренней Индии к царевичу и сейчас царевич /197б/ привел их с собой. Царевич представил их Сахибкирану и просил за них прощения. Сахибкиран, благодаря милости и щедрости своей простил их вину, их кровь посвятил царевичу и ограничился битьем ясачными палками 976. В субботу пятнадцатого дня месяца (27.10.1398) переправился через реку Биях и остановился в местности Джанджан: оттуда до Мултана сорок курухов. За эти три дня, некоторые на кораблях, подобно акуле, бросившись в воду, все войско переправилось через реку. Благодаря судьбе Сахибкирана, никому не было причинено вреда.

Далее четыре дня стояли в Джанджане. Во вторник восемнадцатого дня месяца (30.10.1398) царевич Пир Мухаммад дал той и преподнес много подарков 977. Государь Сахибкиран все эти вещи раздал бекам, вазирам, придворным. Сахибкиран узнал, что кони царевича пали в Пашшаколе и его войско большей частью стало пешим, тогда он подарил царевичу тридцать тысяч коней и всех посадил на коней. Затем Сахибкиран двинулся из Джанджана и прибыл в селение Сахвал 978. В пятницу (01.11.1398) двинулся оттуда и двадцать первого дня месяца (02.11.1398) прибыл в Асвал. Там он остановился на один день, рано утром убыл оттуда и остановился в Джахвале 979. Народ Дайбалпура до этого, было, заходил к царевичу Пир Мухаммаду. А царевич посылал туда даругой [228] Мусафира Кабули с тысячью воинами. Из-за того, что кони царевича пали в Пашшаколе, эти взбунтовались и, сговорившись с рабами Султан Фируз-шаха, убили Мусафира с пришедшими тысячью воинами. И довольно. /198а/ Услышав о Сахибкиране, все бежали и спрятались в крепости Батнир.

В то время, когда Сахибкиран подошел к Джахвалу, Шах Малик-бека с Давлат Темуром Тавачи оставил в обозе и приказал: «Обоз с войском отправить по дороге Дайбалпура и остановиться в местности Самана 980, близ Дехли 981, до нашего прихода!»

Итак, Сахибкиран отправил обоз, а сам в понедельник двадцать четвертого дня месяца (05.11.1398) в авангарде отправился с десятью тысячами воинов в сторону Аджудана. В субботу (10.11.1398) он достиг Аджудана. Шайх Мунаввар и Шайх Саъд тамошний народ, отворотив от пути подчинения, склонили на свой путь сговора. Они все пришли в Батнир и некоторые из них пошли в Дели. Однако сейиды и ученые с ними не согласились и, осведомленные о щедрой милости государя, сидели на своих местах. Когда государь подошел близко к тем местам, все вышли встречать и увидеть Сахибкирана. Государь их встретил хорошо, расспросил и разузнал. Государь Сахибкиран поставил Мавлана Насир ад-Дин Умара и сына Ходжа Махмуд-шаха, Шахаб Махмуд-шаха, даругой там, дабы никто им не противостоял, и чтобы не причиняли вреда тамошнему народу.

О завоевании Сахибкираном крепости Батнир

Крепость Батнир была весьма крепкой и находилась вдали от дороги по левую руку. Она получала воду из большого озера, озеро находилось вблизи города, а в него вода поступала из Пашшакола. Еще никогда вражеское войско к ней близко не подступало. И из индийских царей никто к ней не подходил близко. Люди, бежавшие от Сахибкирана из Дайбалпура, Аджудана и других мест, все собрались там и не вмещались в крепость. /198б/ Во вторник двадцать пятого дня месяца (06.11.1398) Сахибкиран вошел в Аджудан и искренней верой посетил могилу Шайх Фарида Шакарганджи, да будет священна его тайна. Он просил помощи у его духа и раздал много милостыни тамошним бедным и нищим. Затем, выйдя оттуда, направился в сторону Батнира и, дойдя туда, остановился на невысоком холме. Оттуда до Аджудана десять курухов, а до Батнира пятьдесят курухов: три куруха равны одному шариатскому йигачу 982.

Государь Сахибкиран поднялся оттуда, ходил всю ночь до рассвета, а на рассвете караульные, ушедшие ранее, обратив в бегство вражеский караул, поймали из них двух и доставили сюда. В среду двадцать шестого дня месяца (07.11.1398), в полдень, Сахибкиран подошел к Батниру, стали бить в барабаны и литавры, начал битву. Все, что было вне крепости, взял. У даруги крепости, которого называли Райи Долчин, на индийском языке «райи» означает бахадур 982а, людей было много. Тамошний народ полностью подчинялся ему, он брал налог от приходящих и уходящих, купцы не могли спастись от него. Когда Сахибкиран подошел сюда, тот несчастный, возгордившись из-за многочисленности людей и неподступности крепости, не подчинился, был враждебен. Победоносное войско вышло правым крылом, где были Сулайман-шах, Шайх Hyp ад-Дин-бек и Аллахдад-бек, а на левом крыле — царевич Халил Султан, Шайх Мухаммад [229] Ийгу Темур и другие беки, не останавливаясь, направились к городу. При первом нападении взяли окружавшие город заграждения, убили много индийцев. В этот день беки тюменов и кошунов, окружив крепость, /199а/ осадили ее. Райи Долчин с индийскими бахадурами воевал, стоя у ворот крепости. Беки царевича Шахруха — Сулайманшах-бек, Саййид Ходжа и Джахан Малик — сделали натиск, Саййид Ходжа хорошо работал саблей. Джахан Малик тоже сделал хорошие дела. Победоносные войска наступали со всех сторон и были близки к взятию крепости. В это время Райи Долчин изъявил покорность, послал одного сейида к государю и просил сегодня пощадить его, а утром он выйдет из города и придет служить. Сахибкиран, услышав его слова, благодаря своей милости, принял слова пришедшего сейида, войску запретил воевать и вышел за пределы заграждения. На следующее утро, вопреки своему обещанию, Долчин не вышел. Сахибкиран разгневался и приказал: «Бекам каждому со своего места начать подкоп!» Согласно приказу, приступили к подкопу. Сколько бы ни бросали из крепости камни, ни пускали стрелы и огонь, бахадурам это не мешало воевать. Долчин и старшие города, увидев это, испугались и опять стали просить пощады и заявили: «Теперь мы знаем, чего заслуживаем. Теперь искренне и преданно хотим служить. Простите нашу вину!» Сахибкиран своей милостью еще раз простил. Райи Долчин послал сына к Сахибкирану с птицами и конями. Государь Сахибкиран хорошо встретил его сына, надел на него особый златотканый халат, дал золотой ремень и вернул назад. В пятницу двадцать восьмого дня месяца (09.11.1398) Райи Долчин вышел за пределы города, вместе с ним был Шайх Саъд ад-Дин Аджудани. Увидев Сахибкирана, преподнес много /199б/ подарков, три девятки коней, все с золотыми седлами и стременами, много хороших животных и другие подарки. Государь Сахибкиран тоже подарил ему златотканый халат, золотой ремень и хорошо принял его.

Относительно тех многочисленных людей, бежавших из Аджудана и Дайбалпура и спрятавшихся в крепости, был приказ: «Сулайманшах-беку и Аллахдад-беку охранять ворота!» В субботу двадцать девятого дня месяца (10.11.1398) всех людей, прибывших из разных мест, вывели из города, привели в лагерь и сдали бекам. Из города вывели триста хороших лошадей. Государь раздал этих лошадей бахадурам.

Что касается людей из Дайбалпура, убивших Мусафира Кабули с тысячью воинов, то из них убили пятьсот человек. Из людей Аджудана тоже некоторых убили и отобрали вещи. Господь всевышний наделил Сахибкирана таким чудом, что если кто-либо не подчинится ему и взбунтует или убежит от Сахибкирана, то он рано или поздно несчастным и униженным попадал ему в руки.

Далее Камал ад-Дин, брат Райи Долчина, испугался Сахибкирана и, несмотря на то, что его брат служит Сахибкирану, нисколько не подумав, закрыл ворота и начал бунтовать. По этой причине Райи Долчина спрятали. Сахибкиран, разгневавшись, приказал осадить крепость. Победоносные войска опять стали рыть подкоп. /200а/ Жители крепости поняли, что с этим войском воевать нельзя, а то возьмут крепость и всех перебьют. Поэтому сын и брат Долчина вышли из крепости, потерли лица об землю и сдали ключи от ворот.

В понедельник, в начале месяца рабиъ первого (11.11.1398), Шайх Hyp ад-Дин-бек [230] и Аллахдад вошли в крепость за налогом пощады. Но тамошние раджи налога не приняли. Среди них было много неверных, и те стали бунтовать. Эта весть дошла до Сахибкирана. Государь, рассердившись, приказал: «Изрубить этих несчастных саблями!» Победоносные воины мгновенно выпустили дух этих неверных. Утром войска со всех сторон с веревками залезли на крепость, вошли в цитадель. Находившиеся в цитадели огнепоклонники своих жен и сыновей сожгли, а те, которые притязали на мусульманство, своих жен и сыновей зарезали, как баранов, и эти два народа: огнепоклонники и мусульмане, сговорившись, стали воевать.

Победоносные войска по приказу вошли в город, вступили в жестокую схватку. Из победоносного войска многие воины стали мучениками, некоторые получили ранения. Группа гебров с саблями окружила Шайх Hyp ад-Дин-бека и еще бы немного, они бы взяли его. Узун Мазид Багдади и Фируз Сеистани, действуя согласованно, напали на них, перебили нескольких гебров и вывели Шайх Hyp ад-Дин-бека из окружения. Наконец, ветер победы подул в сторону газиев, /200б/ победа оказала поддержку воинам ислама, придавили индусов и убили десять тысяч. Стены и мостовые той крепости стали красными от крови. Дома гебров сожгли, крепость и город сравняли с землей. Случилось так, что в крепости не осталось ни одного дышащего человека. Все найденное золото, серебро, парчу и шелк забрали. Сахибкиран эти вещи подарил воинам, к раненым был очень милостив. Узун Мазиду и Фирузу Сеистани, оказавшим поддержку Шайх Hyp ад-Дину, извлекшим его из окружения гебров, Сахибкиран оказал большие милости.

Сахибкиран из Батнира отправляется в Сарасати, Фатхабад и Амаруни

После разрушения того города в среду ночью третьего дня месяца (13.11.1398) Сахибкиран поднялся оттуда и прибыл в местность Канараи Хавзи Аб. День постоял там и в четверг четвертого дня месяца (14.11.1398) победоносно дошел до крепости Фируз 983, оттуда тоже двинулся и в тот же день прибыл в город Сарасати 984. Жители этого города были неверными, ели мясо свиньи. Услышав о Сахибкиране, они бежали, бросив город. Победоносное войско преследовало их, и перебили многих неверных. Все, что было с ними, — лошадей, верблюдов и баранов, забрали. Там Адиль Фарраш стал мучеником.

Сахибкиран день постоял в Сарасати, утром поднялся оттуда, прошел восемнадцать курухов дороги, подошел к Фатхабаду 985 и там убили много индусов. В воскресенье (17.11.1398) покинули Фатхабад, прошли крепость Раджабпур и подошли к крепости Амаруни, остановились. Там не было ни одного умного человека 986, который подошел бы к государю и обтер свои глаза об пыль /201а/ на его ступне. По этой причине тамошний народ перебили и их дома сожгли. В понедельник восьмого дня месяца (18.11.1398) покинул крепость Амаруни и остановился в пустыне Тухна 987. Там была община людей, называемых джатами, и они издавна жили здесь, занимались воровством. Они нападали на караваны, причиняли вред и невредимыми не пропускали. Когда Сахибкиран достиг этих мест, они убежали в джунгли. Эти джунгли большей частью были [231] с колючками. Поступил Фирман: «Одному кошуну воинов во главе с Токалом Хинду Каркара и Мавлана Наср ад-Дин Умаром напасть на те земли!» Те пошли туда, нашли двести человек, перебили их, взяли лошадей и, схватив группу людей, вернулись.

Счастливый Сахибкиран идет походом к крепостям и местам обитания джатов

Добродетель Сахибкирана была такова, что где бы ни были угнетатели и злодеи, он ходил туда и устранял от мусульман того угнетателя и делал дороги безопасными. Девятого дня рабиъ первого, во вторник (19.11.1398), он поднялся из Тухны, обоз и имущество вручил Сулайманшах-беку и отправил в Шадману, а сам, пройдя крепость Мунк, остановился. Государь Сахибкиран направился к джатам, прятавшимся в джунглях. В тот день добрались до джатов и убили из них около двух тысяч человек, жен и сыновей их взяли в плен. Так те места обезопасили от них. Те дороги стали безопасными, и мусульмане получили облегчение.

/201б/ В тех местах в одном селении жила община сейидов. Услышав о Сахибкиране, все пришли и увидели государя. Государь тоже обратил на них взор милосердия, хорошо расспросил и всех одел с ног до головы. Над ними поставил одного человека даругой, дабы отныне никто не причинял им зла и вреда.

В среду десятого дня месяца (20.11.1398) Сулайманшах-бек с обозом прибыл из Мунка и остановился вблизи города Саманы. Ночью побыл там и в четверг (21.11.1398) достигли реки Кахкар 988. Государь решил наказать тамошних джатов, обитавших в степях и лесах. Из них перебили около двух тысяч мужчин, их жен и детей пленили. Все их имущество и животных отобрали. Поскольку они в течение длительного времени многим причиняли зло, то теперь во всей той округе установились безопасность и мир. Сахибкиран, освободившись от дела джатов, тоже присоединился к обозу. Четыре дня стояли там, чтобы присоединилось все войско. В понедельник пятнадцатого дня месяца (25.11.1398) оттуда ушли и остановились, дойдя до моста Копла. Войска правого крыла, где были Султан Махмуд-хан, царевич Султан Хусайн, амир Рустам, амир Джахан-шах, Гияс ад-Дин Тархан, Хамза Тагай Буга Барлас, Шайх Арслан, Севинчак Бахадур, Мубашшир и другие беки, согласно приказу, вошли в область Хиндустан дорогой Кабула с другой стороны, покорив все города и крепости, повстречавшиеся им, придя сюда, удостоились чести увидеть государя Сахибкирана. Во вторник шестнадцатого дня месяца (26.11.1398) оттуда тронулись и, перейдя мост Копла, остановились. Большой лагерь, шедший дорогой Дайбалпура во главе с амиром Шах Маликом, тоже прибыл и присоединился к государю. Один день стояли там и в четверг восемнадцатого дня (28.11.1398) оттуда ушли и прибыли в селение Кайтал 989. Оттуда до Саманы семнадцать курухов, что равно пяти йигачам шариатским. И в субботу (30.11.1398) прибыли в /202а/ Саману.

(пер. А. Ахмедова)
Текст воспроизведен по изданию: Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме. Книга побед амира Темура. Ташкент. Изд-во журнала "SAN'AT". 2008

© текст - Ахмедов А. 2008
© сетевая версия - Strori. 2013
© OCR - Парунин А. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Изд-во журнала "SAN'AT". 2008