Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ШАРАФ АД-ДИН АЛИ ЙАЗДИ

КНИГА ПОБЕД АМИРА ТИМУРА

ЗАФАР-НАМЕ

О том, что государь Сахибкиран ходил в сторону Буста 437

Государь Сахибкиран после победы в столице Сеистана направился в сторону Буста. Идя по дороге, победоносное войско, завоевав крепость Так 438, разрушило его и остановилось на берегу реки Хирманд 439. Оттуда направились к крепости Буст и ее [106] тоже взяли и разрушили так, что от нее никаких следов не осталось. Затем направились по дороге Кока Кала 440. Там поступило сведение, что Туман Никудари закрыл дорогу 441 между Качем и Мекраном 442 и не позволяет никакому каравану идти сюда. Государь направил царевича Миран-шаха, которому было семнадцать лет, против Тумана Никудари. Амир Мухаммад, сын Шер Бахрама, был очень благорасположен к Сахибкирану, его, амира Хаджи Сайф ад-Дина, Шайх Али, Аргун Барласа, Севинчак Бахадура и других беков отправили вместе с царевичем. Они шли в авангарде день и ночь, прошли пустыню и вошли в округу Карн 443. Туман Никудари вместе с окружением находился в той пустыне. Увидев войско государя, они приготовились к битве. Поскольку у амира Хаджи Сайф ад-Дина с ним была давняя дружба и он был в пожилом возрасте, исходя из этой дружбы, послав к нему человека, с уважением и доброжеланием передал: «Нисколько не бойтесь, не враждуйте. Я вас отведу к Сахибкирану и все, что вы пожелаете, я так и сделаю». Однако чаша жизни Тумана переполнилась злобой, он не принял увещевания и начал битву. Эти тоже сразились, подавили и, свалив его, отрезали ему голову и отправили к государю.

Государь Сахибкиран с победоносным войском пошел по верхней стороне реки Хирманд. Из проявлений внимания Всевышнего к государю было то, что, если когда-либо кто-либо /89б/ причинял ему зло, тот рано или поздно приходил к нему униженно и нуждался в нем. Так, в то время, когда Хусайн-бек и Сахибкиран возвращались из Сеистана, Мамактув, который преградил им дорогу, сражался с ними и стрелой ранил руку Сахибкирана, теперь он с подарками и подношениями явился к государю 444. Благословенный взор государя пал на него, он узнал его и когда тот вышел из собрания, по знаку государя стрелой же и убили его. Крепость Сурх, принадлежавшая Мамактуву, была разрушена 445.

В крепости Хазарбара собралось три тысячи человек из рода токаи народа Тумана и преградили дороги 446. Все они были неверные, кяфиры, высунув руки насилия, причиняли мусульманам вред и страдания. Победоносное войско, дойдя до этого места, окружили крепость и начали сражение. Бахадуры проявили мужество и такую неприступную крепость взяли очень быстро. Из неверных, находившихся там, некоторых изрубили саблями и из их голов построили башни.

Оттуда пошли к крепости Дахна 447, в которой находился народ тагачи. Дойдя до этой крепости, взяли ее боем. Находившийся там народ предали казни и из их голов построили башни, чтобы отсюда взошло Солнце победы и огласило всему миру о победе, чтобы остальные были покорными Сахибкирану.

Битва с общиной злонравных авганцев

До этого авганцы с Сулаймановых гор прислали человека, прося дать им даругу 448. Однако теперь поступило известие, что авганцы стали врагами, вышли из пути покорности и враждуют. Победоносное знамя направили на их сторону. В тот же день победоносное войско дошло до них и начали бой. Была весьма сильная битва. Амирзаде Али, Ийгу Темур и группа воинов победоносного войска были ранены. Янги-шах, сын [107] Мубарак-шаха Бурдалыги, принял мученическую смерть. Ак Темур Бахадур увидел это и огонь усердия ударил ему в голову и, придя к государю, убедительно просил: «На этом пути /90а/ ради государя пожертвую свою жизнь!» Государь знал его усердие, не пустил его и сказал: «Если такой человек, как ты, погибнет, будет позорно нам». Из беков кошунов многие покинули свои места и вернулись, только Рамазан Ходжа оставался на своем месте.

Государь Сахибкиран сделал знак Бахт Ходжа Узбеку и Шамс ад-Дину Аббасу, чтобы они наступили. Ийд Ходжа стоял в засаде за одним камнем. Когда враги проходили мимо него, он одного из них схватил за волосы, ударил оземь и отрубив голову, отправил к государю. Такое мужество было им проявлено в его такие молодые годы. Бахадуры еще раз с разных сторон вступили в бой, сопутствуемые счастьем государя, вцепились в крепость и, поймав находившихся там мужчин, спустили из крепости и раздали их тысячам и кошунам, всех убили. Сама крепость была разрушена.

Государь Сахибкиран, сев на коня, оттуда под сенью господней направился в сторону Кандахара 449. Государь милостиво обратился к Джахан-шах Бахадуру, Мубашширу и Искандару, они окружили крепость. Благодаря государю с боем взяли Кандахар, и, поймав его даругу, отправили к государю. По указанию государя его повесили, и государь Сахибкиран остановился в Кандахаре.

Государь много похвалил Джахан-шаха Джаку, оказал ему царскую милость и с войском отправил его к крепости Калат 450. Джахан-шах с боем взял и эту крепость, разрушил ее и с победой возвратился к государю.

В это время царевич Миран-шах, пройдя по дороге Хустара, миновал Рабат Султан Махмуда и пришел к государю 451.

/90б/ О том, что счастливый государь Сахибкиран направился в сторону Самарканда

После покорения областей Сеистана и Забулистана 452 и всего относящегося к ним никого из врагов в этих областях не осталось. Освободившись от этих дел, область Кандахара дал Сайфал Барласу Кандахари 453, а народ Тумана — Сайфалу Никудари. В ту зиму Джаку-бек отправился к милости божьей, его место предоставил Джахан-шаху, сыну Джаку-бека. Войску разрешил вернуться по домам, а сам отделился от обоза и, идя дни и ночи по горам и рекам, за четырнадцать дней одолел столь дальнее расстояние и счастливо добрался до стольного града Самарканда. Все вельможные и почтенные люди Самарканда, жены и беки вышли ему навстречу, пришли с подарками, удостоились чести увидеть его и благодарили Господа Бога за счастливое и победное возвращение государя.

В это время милостью Господа Всевышнего у государя Сахибкирана родился сын. Он обрадовался этому событию и того сына назвал Султан Ибрахим, устроил великий той, предались отдыху и наслаждениям 454. Три месяца наслаждались увеселениями и счастьем. По прошествии трех месяцев в благородную душу государя Сахибкирана запала мысль о покорении области Мазандаран и он издал фирман о сборе войск. [108]

Слово о том, что государь Сахибкиран направился в сторону Мазандарана

В год Мыши, семьсот восемьдесят шестой (весна 1384), государь Сахибкиран с войском направился в сторону Мазандарана. Государь Сахибкиран с войском переправился по мосту и остановился в Балхе. Несколько дней стоял там, ожидая сбора войск.

/91а/ Ранее мы упоминали, что государь просил дочь падишаха Фарса Джалал ад-Дина Шах Шуджаъа за амирзаде Пир Мухаммад Джахангира и что за нею в начале года семьсот восемьдесят пятого (март 1383) послал Узун Улджайту и Хаджи Ходжу. Теперь они ту девушку с тысячью предосторожностей привезли к высокому порогу. Государь Сахибкиран в тот же день принял этих людей и весьма обрадовался. Высокая колыбель, Сарай Мулк Ханум, Туман ага и другие аги вышли навстречу привезенной девушке, весьма дорожили ею, с благоговением увидели ее и осыпали ее деньгами. Вместе с нею остановились в лагере и все занялись подготовкой к свадебному тою.

В этой поездке Хаджи Ходжа поставил ноги за пределы дозволенного ему, поступил очень нехорошо, о чем доложили государю. Государь расспросил о его деятельности в ходе поездки, расследовал. И когда его вина была определена с очевидностью, его казнили 455.

Когда войско полностью собралось со всех окраин, государь Сахибкиран счастливо пустился в путь. По достижении реки Мургаба из Герата пришла навстречу жена царевича Миран-шаха, Ханзаде. Тогда амирзаде Халил Султан был двухмесячным 456. Высокая колыбель, Сарай Мулк Ханум в честь Ханзаде устроила той и просила ее оставить Халил Султана на ее попечение.

Государь Сахибкиран пречистую Туман ага оставил в августейшем лагере, а Сарай Мулк Ханум и других жен отправил обратно в Самарканд. Затем пустились в путь из того места и /91б/ по дороге Барака Таша 457 дошли до Серахса, минуя Серахс, прибыли в Абиверд, минуя его, достигли Несы 458. Известили о том, что кутвал Вали-бека с группой людей заперся в крепости Дурун 459.

Шайх Али Бахадур, Севинчик Бахадур 460 и Мубашшир шли в авангарде войска. В местности Гав Курш 461 они встретились с караулом Вали-бека и, построившись в боевой порядок, вступили в бой. Мубашшир проявил богатырский задор и напал на врагов. Ему в рот попала стрела, выбила два зуба и пристала к горлу. Тот богатырь, несмотря на такое ранение, не стал отступать. Более того, он еще раз напал на врагов, тому стрелявшему врагу одним ударом сабли отсек голову, остальные враги разбежались. Сахибкиран осведомился о его богатырской храбрости и делах и затем местность Гав Курш в виде суюргала полностью предоставил ему 462.

Оттуда двинулись и дошли до крепости Дурун, окружив его, начали бой. Тут же крепость пала, кутвала и воинов крепости перебили. Государь двинулся далее, минуя Джилавун Дехистана 463, переправился через реку Джурджана и остановился в Шасмане 464. Когда достигли степи Мазандарана, поставили царский шатер.

Был издан фирман: «Бекам тысяч и кошунов не отлучаться от своего войска. Без разрешения никуда не уходить. Ежели кто-либо отлучится без разрешения, то голову – [109] на отсечение, имущество — в казну!» Глашатаи это объявили всему войску. Издал еще один фирман: «На каналах и реках построить мосты!» Каждый день проходили пол-йигача пути (3 км) и, /92а/ рубя деревья в лесах, строили дорогу.

Столкнулись караулы обоих войск, караул победоносного войска вступил в бой с вражеским караулом, убили и пленили многих. В этом бою хорошие дела сделал Хаджи Махмуд-шах Йасури. Каждый раз, пуская своего коня, он приводил кого-нибудь из врагов. Но удар сабли ранил его руку. И Ак Темур Бахадур, его сын, Шайх Темур, показали свою доблесть, куда бы они ни обращались в ходе боя, там они расстраивали вражеские ряды, а сами стойко стояли на своих позициях. Двадцать дней вот так каждый день сражались. На двадцать первый день государь Сахибкиран перешел через мост Дарвеш и остановился. Однако Вали-бек, усердствуя, вышел вперед, хорошо сражался и, проявив мужество, не двигался. Однако увидел, что долго устоять не может и, наконец, побежденный отступил к городу. Победоносное войско, преследуя его, убило многих его бахадуров.

О набеге Вали-бека

Победоносное войско после битвы с Вали-беком возвратилось в лагерь. Сахибкиран издал приказ: «Бекам туманов и бекам кошунов быть начеку, не проявлять беспечности и закрепиться на своих местах. Проявляя осторожность, вырыть перед собой рвы. На том берегу рва и под стенами вырыть ямки и замаскировать их ветками!» Беки, согласно изданному ярлыку, сделали все, что было приказано. К вечеру государь Сахибкиран, поразмыслив о ходе минувших событий, издал другой ярлык: «Тридцати кошунам из войска в полном вооружении устроить засаду!» — и определил место засады.

Тридцать кошунов войска в полном вооружении сидели в засаде в одном месте. С наступлением ночи Вали-бек вышел из Мазандарана 465 с многочисленными людьми с целью сделать набег и направился в сторону победоносного войска. Когда достигли местопребывания войска, ударили в его правое крыло, где стоял царевич Миран-шах, и подняли большой шум. Дойдя до рва, саблями и копьями разрушили ямки, прошли по ним. Однако из-за многочисленности они в давке попадали в ров. Царевич Миран-шах лично набросился на врагов и приказал, чтобы поставили «ехидны». Бахадуры войска поставив «ехидны», многих убили стрелами. В это время те тридцать кошунов войска, что сидели в засаде, вышли из засады /92б/ и напали на врагов. Вали-бек еще до этого приказал своим, чтобы они по дороге вырыли колодцы и замаскировали их, чтобы, когда воины Сахибкирана будут проходить там, провалились в эти колодцы. Воины засады, выйдя, стали рубить их. Вали-бек не устоял и бегством отступил к городу. И в те вырытые им колодцы попали они сами и многие из них погибли.

Подтвердилась правдивость поговорки: «Не рой яму другому, а то угодишь в нее сам». Эта битва случилась в шаввале семьсот восемьдесят шестого года (октябрь — ноябрь 1384).

Государь вызвал Ийгу Темур-бека, сказали, что его нет. Расспросами установили, что он перебежал к врагу. На следующее утро с восходом Солнца победоносное [110] войско, сев на коней, подошло к городу Астрабаду и остановилось 466. Вали-бек, увидев такое войско, испугался. С наступлением темноты, взяв жен и детей, по дороге Лангара отправился в Дамган 467. Жен и детей он оставил в крепости Гирдкух 468, а сам отправился в Рей 469

Государь Сахибкиран за ним в преследование послал Худайдада Хусайни, Шайх Али Бахадура, Умар Аббаса, Кимари Инака и других бахадуров. Те, ускоренно преследуя, настигли его в Рее. Тот в паническом страхе бежал в область Рустамдар 470, где были непроходимые леса, а крепости находились на вершинах гор. Вали-бек, бросившись туда, спасся от победоносного войска. Этот Вали-бек был сыном Шайх Али Бесуда и одни.'.': из беков Кутлук Темур-хана. В то время когда сарбадары убили Кутлук Темур-хана, Вали находился там на собрании, оттуда бежал в Несу. Его отца убили там. Вали, когда находился в Несе, собрал силы, пошел на Астрабад и взял его. Лукман падишах, сын Таган Темур-хана, боясь Вали-бека, некоторое время ходил в странствии. И, наконец, услышав о государе Сахибкиране, пришел в его августейшее присутствие. Государь Сахибкиран оказал ему много /93а/ милости и внимания. Когда город Астрабад был взят, правление им вручил ему.

Рассказ о том, что государь Сахибкиран Темур Гураган направился в сторону Ирака

После этого государь Сахибкиран Ак Буга-бека и Учкарабека с частью войска оставил в обозе и определил им для зимовки Астрабад. Затем в войске из каждых десяти выделил трех наиболее выдающихся, чтобы взять их с собой. И, подготовившись, счастливо отправился в Рей. Когда достигли округи Рея, Султан Шайх Ахмад Увайс Джелаир 471 находился в Султании 472. Услышав о прибытии победоносного знамени государя Сахибкирана, крепость оставил своему сыну Ак Буге 473 вместе с группой верных людей, а сам бежал в сторону Табриза 474. Умар Аббас с шестьюдесятью конными, несмотря на снегопад и мороз, достигли Султании. Противники поняли, что одним только удержанием крепости дело не получится и, взяв с собой Ак Бугу, ушли в Табриз. Еще до того как они вышли из крепости, Умар Аббас с шестьюдесятью удалыми людьми догнал их и вошел в крепость и, пустив в ход саблю, занялся удержанием и защитой ее. Конного нукера по имени Бармакчи послал в Рей с сообщением государю Сахибкирану о славной победе. Государь услышал эту весть, обрадовался и всю ту зиму благоденственно провел в Рее.

Поход государя Сахибкирана в Султанию

С наступлением весны (1385) государь Сахибкиран собрался в поход на Султанию. В то время Сарык Адиль, который был одним из старших беков Шайх Увайса и которого до этого Шах Шуджаъ вызвал из Султании к себе, после его смерти, случившейся двадцать первого шаабана семьсот восемьдесят шестого года (8.10.1384), оставался на службе его сына, Султана Зайналабидина. Государь Сахибкиран послал к нему человека, сказав: «Приди и увидь нас. Что бы ты ни пожелал, будет по твоему». Сарык Адиль, увидевшись с отправленным человеком, опоясался ремнем службы, /93б/ вышел из Шираза и направился на службу. Придя к государю, удостоился чести увидеть [111]его. Государь оказал ему много чести и милости, отдал ему Султанию вместе с областями. А Мухаммада, сына Султан-шаха, оставил там с войском, чтобы он покорил еще не покоренные области и правил ими. Государь Сахибкиран в месяцах семьсот восемьдесят седьмого года (1385) счастливо возвратился из Султании и остановился в горной области Рустамдар.

Царьки тех областей увидели, что не смогут воевать с победоносным войском государя и они также не были уверены в том, проявит ли государь к ним милость или нет, поэтому бежали в разные стороны. Те области покорились без затруднений, тамошний народ разграбили и добыли много добычи. Вали-бек оттуда тоже бежал через Чалус, спасая свою жизнь 475.

Государь Сахибкиран направился в сторону Амуля и Сари и со стороны Кохистана вошел в эти области 476. Правители тех областей, Саййид Камал ад-Дин и Саййид Рази ад-Дин, правившие там, вошли в дверь смирения и послали к государю своих представителей с подарками и приняли обязательства чеканить монеты и читать хутбу с его именем. Государь приказал им, чтобы они подчинились и слушались Лукман падишаха, правителя Астрабада.

О том, что государь Сахибкиран Темур-бек еще раз возвратился в Самарканд

После покорения областей Мазандаран, Рей, Рустамдар и Султания государь Сахибкиран счастливо возвратился, переправился через Джайхун и прибыл в столицу Самарканд. Вельможи и почтенные люди города с подарками вышли навстречу государю и, увидев его благословенный лик, их глаза озарились и они обрадовались. То лето государь провел там в наслаждениях. С наступлением зимы он переехал в Занджир Сарай и зимовал там.

/94а/ В ту зиму (конец 1385 — начало 1386) Токтамыш прибыл в Табриз с девятью туманами войска, большинство которых были неверными и все беспощадными насильниками 477, с двенадцатью огланами, все потомки Джучи и старший из них — Бек Полад, и с беками Исабек, Йаглибий, Казанчи и другие нояны, прошел по дороге Дербенда через Ширван в Азербайджан, разграбили местности вокруг Табриза и остановились в Табризе. И Вали-бек, который бежал от государя, ради города и его населения заключил союз с Махмудом Халхали об обороне города и занялись его обороной. Одну неделю с боями обороняли город. Затем Махмуд с Вали-беком были побеждены и бежали в область Халхал 478. Те неверные вошли в город, вытянули руки бесчинства и стали творить гнет и насилие, сделали все несчастья, на которые были способны. Они взяли все, что было у населения и войска, два дня и две ночи грабили, затем вышли из города и ушли по той дороге, по которой пришли.

Когда эта весть дошла до Сахибкирана, его душа весьма опечалилась за мусульман. После этого он стал думать о завоевании страны Иран, и затем так охранять его, что после никакой враг не осмелился бы посягнуть на него. Это потому, что в Иране не было такого царя, который мог бы охранять всю страну целиком. А те несколько [112] царьков, которые были, все находились во вражде друг к другу, и, боясь друг друга, не могли выходить за пределы своей области. Вот почему такие бедствия терпели народ, бедные и неимущие 479.

О том, что государь Сахибкиран отправился в Иран с трехлетним снаряжением

/94б/ В год Барса, в семьсот восемьдесят восьмом году (1386), Сахибкиран-мирозавоеватель из Гурана отправился в Иран. Поступил фирман: «Тавачиям заняться сбором войска в областях!» После этого фирмана тавачии пошли во все края и области, собрали войска и привели к высокому порогу. После того как войска собрались, государь Сахибкиран Сулайманшах-бека, сына Давуд-бека, Аббас-бека и других беков оставил для охраны областей Мавераннахра, дабы они присмотрели за страной. А сам счастливо обратил свой взор в сторону Ирана.

Одолев Джайхун, переход за переходом, сопутствуемый счастьем, достиг крепости Фирузкух 480. Саййид Камал ад-Дин, правитель Сари, послал сына, Саййид Гияс ад-Дина, с войском служить, к порогу государя. Поскольку государь всегда заботился о подданных, то он переспрашивал об областях и их правителях, узнавал, какие у них хорошие или плохие деяния. Среди этих рассказов кто-то рассказал о плохих деяниях Малик Изз ад-Дина. Сей Малик Изз ад-Дин был правителем Малого Jlypa 481 и до этого он остановил и ограбил караван, проходивший по его владениям в Хиджаз 482. Когда государь Сахибкиран услышал эти слова, его благородная душа решила отомстить за пилигримов-хаджиев. Последовал фирман: «Из каждых десяти человек двум воинам приготовиться в полном вооружении у высокого порога!» Собрав отборных воинов, обоз оставил там, а сам направился в сторону Луристана. Дойдя до тех мест, приказал воинам отобрать имущества у жителей и разрушить Вуруджерд 483 и окрестные селения. Хурхамабад, который был сильной крепостью и вместилищем воров, разрушили. Отобрав /95а/ вещи у этих воров, их самих сбросили с гор. В это время Ак Темур Бахадур, Умар Аббас и Мухаммад, сын Султан-шаха, заболели, попрощались с этим миром временного пребывания и ушли в вечный мир. В этом походе в Ходжа Али Муаййида Сарбадара в одном из сражений попала стрела и он, некоторое время поболев, тоже, посвятив жизнь государю Сахибкирану, ушел. Государь Сахибкиран, покорив Малый Лур, успокоился относительно тех воров и грабителей. Затем тронулся с того места и подошел к округу Нехавенда 484, где соединился с обозом, который медленно передвигался за войском.

О том, что государь Сахибкиран направился в сторону Азербайджана

В то время государю доложили, что Султан Ахмад Джелаир, собрав войско, из Багдада подошел к Табризу. Государь Сахибкиран обоз и часть войска оставил Шайх Али Бахадуру, а сам с группой йигитов-бахадуров в авангарде направился в сторону Табриза. Султан Ахмад, услышав о государе Сахибкиране, как муха на ветру, улетучился от [113] Табриза до Багдада. Сахибкиран услышал о его бегстве и послал за ним в погоню Хаджи Сайф ад-Дин-бека с группой йигитов, которые, преследуя, настигли Султан Ахмада. Когда Султан Ахмад увидел, что враги нагнали его, то все добро, что было при нем, погрузив на лошадей, верблюдов и мулов и ударив плетью коня, пустился в бега. Победоносное войско захватило те богатства и продолжало преследовать его. Ильяс Ходжа, сын Шайх Али Бахадура, с малым числом людей прошел через Нахчиван 485 и в местности Намакзар 486 настиг Султан Ахмада. А с ним было много людей, и он повернул назад и начал сражаться с Ильяс Ходжой. Был сильный бой, много людей было ранено. Из-за полученного ранения Ильяс Ходжа оглох. По этой причине Султан Ахмад присоединился к своим людям и в этой битве спас свою жизнь. Ильяс Ходжа от этого ранения много страдал, но в конце концов выздоровел.

В том бою /95б/ в Нахчиване было убито много людей. Кимари Инак в селении Зияулмулк 487 пятьсот человек задушил дымом. Государь Сахибкиран, покорив страну Азербайджан 488, остановился в местности Шанби Газан 489. Вельможи и сановные люди области Табриз, как-то Саййид Риза ад-Дин, Ходжа Мухаммад Бандагийи Хаттат, Кази Гияс ад-Дин, Кази Абдуллатиф и другие — все, опоясавшись ремнями рабства, пришли служить государю. Населению Табриза был наложен налог пощады, и сборщики собрали его.

То лето государь провел в Табризе и его окрестностях и издал фирман: «Сарык Адиля казнить!» Его казнили, поставив у одной стены. Все известные ремесленники Табриза вместе с домочадцами и утварью были отправлены в Самарканд.

В то время Вали-бек, опасаясь за свою жизнь, странствовал в отчаянии и пришел в область Халхал. Махмуд Халхали поймал его и сдал Кимари Инаку. Кимари отсек ему голову и отправил к мироспасательному порогу.

С наступлением осени правление областью Табриза было вручено Мухаммад Султан-шаху и Сахибкиран направился в сторону Нахчивана. Он прошел через Маранд 490, Дараизар 491, через реку Арас 492 переправился по мосту Зияалмульк 493 и там остановился. Этот мост устроен таким образом, что в мире другого такого моста нет, весь построен из камня. В двух концах моста установлены ворота и на мосту установлены две арки, ширина каждой — шестьдесят кари 494. Государь, осмотрев этот мост, отправился к крепости Гарни 495, которую он взял боем. Правителя крепости Шайх Хасана поймали и, связав за шею, привели к государю. Пройдя это место, подошли к крепости Сармалука 496, находящейся на берегу Араса, встали с четырех ее сторон и начали бой. Эту крепость тоже взяли и разрушили. Туман Туркмана, даругу этого места, /96а/ привели к государю. Прошли это место и подошли к крепости Каре 497. Это была неприступная крепость с каменными стенами. Правил в ней человек по имени Фирузбахт. Возгордившись неприступностью крепости, он заперся в ней. Был издан фирман: «Войскам приготовить боевые снаряжения!» С четырех сторон подошли, стали бить в барабаны и литавры, подняли шум. В душу Фирузбахта вкрался страх и он увидел, что возьмут крепость. Тогда он вышел на дорогу покорности и пришел служить. Взяв эту крепость, разорили и стены сравняли с землей. [114]

О походе государя Сахибкирана в Гурджистан

Господь всевышний восклицал: «О, пророк! Побуждай верующих к сражению» 498. И это было сказано о сражении с врагами религии. В этом смысле в благородной душе государя всегда была мысль вести священную войну с неверными. В то время когда подошел близко к неверным грузинам, взор усердия обратил в сторону Тифлиса 499, ушел от крепости Каре и остановился выше местности Ак Бугра. В то время было очень холодно, день и ночь шел снег. В такое время победоносное войско, идя по дороге Кету — Тифлис, дошло до неверных грузин 500. Грузины вошли в крепость, заперли ее и стали готовить боевые снаряжения. Крепость Тифлис была весьма неприступной. До ушей государя Сахибкирана дошел вдохновивший его стих Корана: «Сражайтесь с ними, — накажет их Аллах вашими руками» 501, — и скомандовал к бою. Беки и бахадуры, приготовив боевые снаряжения, окружили крепость и, воскликнув: «Аллах акбар!» 502, вцепились в крепость. Били в барабаны и литавры, подняли шум и, прикрыв головы щитами и турами, вступили в крепости в бой. /96б/ Воины ислама, проявив усердие, мужество и доблесть, взяли крепость. Действуя по указанию государя Сахибкирана согласно с [аятом]: «И убивайте их, где встретите» 503, пустили в ход силу сабли и в огонь: «Убежище их — геенна, и скверно это ложе!» 504 — отправили.

Их набольшего Малик Букрата 505 пленили и привели к государю. Он приказал: «Задержать его и запереть!»

После этой победы государь отошел от Тифлиса и пожелал устроить охоту. Издал ярлык: «Бекам выйти на охоту!» Беки левого и правого крыла вышли на охоту и, с двух сторон начав облаву, охватили всю ту степь и горы, и через несколько дней круг сомкнулся. В круг попало столько оленей, джейранов, куланов, зайцев, львов 506, леопардов, лис, волков и столько всякой живности, что их счет был известен только Всевышнему Господу. И там увидели на деле: «И когда животные соберутся» 507.

Государь Сахибкиран, царевичи и нояны, войдя в круг облавы, поохотились вдоволь. Затем стали охотиться другие воины. В тот день не осталось как слабого, так и сильного, мощного и немощного человека, который бы не поохотился. И конный, и пеший сам выбирал, худого отпускал, а жирного убивал. Было добыто столько живности, что некуда было их класть 508.

О возвращении государя Сахибкирана в сторону Карабага 509

Оттуда государь двинулся и счастливо вышел в путь. Везде, где видели крепость, принадлежавшую неверным, покоряли и разрушали; взяв у всех имущество, присоединились к государю и остановились в местности Шеки 510. Государь Сахибкиран успокоился относительно неверных и победоносное войско группами разослал в разные стороны. Амир Джахан-шах с некоторыми беками бил и ограбил лакзов 511, многих из них убил. Амир Мухаммад Дарвеш Барлас с группой людей взошел в горы Шеки, многих там убил и ограбил. Аргун-шах Ахтачи и Рамазан Ходжа с группой людей пошли в область Тангкут 512, убили многих и многих пленили. [115]

Амир Мухаммад-бек, сын амира Мусы, с победоносными льву подобными воинами пошел в область Ак Чуп и покорил те земли и с победой вернулся.

Государь Сахибкиран с остальной частью победоносного войска своим благородным дыханием ходил у подножия горы Эльбурз 513. Беки, которые ушли в поход против неверных, возвратились с победой и в местности Кабала 514 присоединились к августейшему лагерю. Когда воины государя Сахибкирана возвратились, победоносное войско оттуда двинулось и лица обратили в сторону Карабага и остановились на берегу реки Кура. Издал фирман: «Из камыша и глины сделать понтоны и из них связать мост». Борец за веру Сахибкиран с победоносным войском преодолел реку и направился в сторону Бардаъи 515; народ этой области полностью покорился.

В Карабаге государь приказал, чтобы привели Букрата Тифлиси: ранее было приказано, чтобы его держали взаперти. Действуя согласно стиху Корана: «Зови к пути Господа с мудростью и хорошим увещанием» 516, своим благословенным языком произнес добрые слова и увещания, и призвал его к исламу. Слова его впали в душу Букрата и он стал мусульманином, вышел из пути неверия и темноты, вошел в круг людей ислама. Государь ввел его в круг своих беков, оказал ему много милости и внимания, обратно вернул ему крепость, ранее принадлежавшую ему. И разрешил ему обратно вернуться в свою область. Тогда весь его народ, уверовав в Аллаха, удостоились счастья ислама.

В то время правитель области Ширван 517, амир Шайх Ибрахим, придя, /97б/ опоясался ремнем рабства, вошел в число слуг и, преподнеся подарки девятками, удостоился чести увидеть государя. Государь тоже хорошо отнесся к нему, оказал внимание и дал ему область Ширвана со всеми принадлежностями, и он стал ширваншахом.

Малики областей Гиляна 518, которые из-за неприступности своих крепостей, обилия воды и лесов ранее никакому шаху не подчинялись, услышав о государе Сахибкиране, пошли по пути смирения, пришли вместе с детьми, преподнесли ему подарки и приняли на себя налог хараджа.

В это время Шайх Али Бахадур, которому государь оставлял обоз, прибыл в Карабаг по дороге Ардебиля 519 вместе с обозом и лагерем. Государь с величием и счастьем устроил зимовье на берегу Аракса 520.

О том, что государь Сахибкиран ходил на Бардаъу и из Дашти Кипчака вторглось войско Токтамыша

Когда время зимы подошло к концу и распространилась весть о наступлении войска весны и в мире войско зелени и трав пришло в движение, в начале семьсот восемьдесят девятого года (март 1387), соответствующего году Зайца, победоносное войско государя Сахибкирана направилось на Бардаъу. В это время поступило сведение, что Токтамыш-хан вышел из пути повиновения, взбунтовался, вошел в дорогу вражды и по Дербендской дороге послал войско.

Рассказ об этом таков: Али-бек Конгират, Озбек Темур и Ак Буга Бахрин, которые были великими беками улуса Джучи, и людей крупнее и мудрее их в этом улусе не [116] было, всегда напутствовали Токтамыша добрыми словами: «Ни в коем случае не враждуй с государем и не выходи из его подчинения, ибо эта власть, которая теперь в твоих руках, получена его милостью и силой. И эту добродетель для тебя сделал Темур-бек. Знай, что сколько бы ты ни выказывал ему рабства, этого мало. Надобно, чтобы ты всегда посылал ему хорошие подарки, не забывал его милость. Но если, береги нас Аллах, с тобой опять приключится что-либо, и милость сего государя будет с тобой, ты можешь не беспокоиться» 521.

Благодаря этим хорошим бекам могущество Токтамыш-хана /98а/ с каждым днем росло. В это время Озбек Темур и Ак Буга скончались, и группа недальновидных и безумных людей оказалась ближайшими советниками Токтамыш-хана. Казанчи, который убил собственного отца, стал великим беком Токтамыша. А у Али-бека никакой поддержки не осталось. И Токтамыш, послушавшись своих новых приближенных, вышел из пути повиновения государю Сахибкирану и пошел по дороге бунта. Стал он врагом государя, собрал многочисленное войско и послал в область Азербайджана.

Государь услышал об их вторжении и установил, что вражеское войско находится на другом берегу реки Куры. Государь Сахибкиран, собрав Шайх Али Бахадура, Ийгу Темура, Усман Аббаса и многих других беков, сказал им: «Переправьтесь через реку Куру и узнайте: если эти вторгшиеся — люди Токтамыша, то не воюйте, ибо между ним и нами есть взаимное согласие!» После поступления этого приказа они пустились в путь. Государь Сахибкиран, воодушевленный божьим внушением, за теми ушедшими беками послал еще с группой людей царевича Миран-шаха и амира Хаджи Сайф ад-Дина. Ранее ушедшие беки, переправившись через реку Куру, достигли войска врага. Они поняли, что перед ними войско Токтамыша, но ярлык был — «Не воевать!» По этому фирману государя Сахибкирана, воины, привыкшие быстро вступать в бой, не стали сражаться с врагом и пошли назад. Те несчастные вообразили, что эти испугались и отступают назад. Они, изумленные, пустили коней в сторону беков и стали пускать стрелы. Эти тоже воротились и, чтобы защитить себя, вступили в бой.

Поскольку бекам не было разрешено воевать, многие из них находились в лесах и в воде и не было возможности развернуть коней. По этой причине с этой стороны пало сорок человек. Бахадуры, у которых никогда не было в обычае бежать с поля боя, бежали и отступили. Убегая, они /98б/ встретились с царевичем Миран-шахом на переправе Куры и обрадовались. Вместе с царевичем возвратились назад, догнали врага, со всех сторон взяли врага под сабли и убили многих из них и многих пленили. Враги отступили, победоносное войско преследовало их до узкого Дербентского прохода. Царевич Миран-шах связал тех пленных и отправил к государю Сахибкирану. В том сражении получил ранение брат Мубашшира. Однако, несмотря на величайшие меры, принятые по его излечению, отдал душу Господу Богу.

Царевич Миран-шах с победой и добычами вернулся к государю Сахибкирану. Привели и пленников. Государь Сахибкиран, сделав милость, простил их, хорошо расспросил и велел отпустить их. Осведомившись о положении Токтамыш-хана, он сказал: «Между ним и нами имеются отношения отцовские и сыновние. И почему он вдруг стал [117] творить такие дурные поступки? А ведь из-за этого пострадало несколько мусульман! Пусть отныне он прекратит такие дела и пусть он держится прежних клятв и договоренностей». И еще сказал этим: «Мы отпускаем вас. Пойдите и передайте ему эти наши слова!» Те пленные, склонив головы до пола, промолвили: «Мы вас слушаемся!» Дав им коней, халатов и еды, отпустили.,

После этого лагерь поднялся оттуда и направился в сторону Кокча Тенгиза 522.

О том, что Сарай Мулк Ханум прибыла из Самарканда с царевичами

Когда августейшее пристанище достигло Кокча Тенгиза, поступило сообщение, что высокая колыбель, Сарай Мулк Ханум, царевич Шахрух 523 вместе с царевичем Халилем 524 идут из Самарканда к порогу государя. Государь Сахибкиран этому сообщению весьма обрадовался, настолько, что оставил обоз и войско в Кокча Тенгизе, а сам, сопутствуемый счастьем, вышел навстречу прибывающим царевичам. В местности Маранд Шемахи 525 /99а/ они удостоились увидеть друг друга, сделали столько много подношений и пожертвований, что небо удивлялось этому.

Государь возвратился оттуда и остановился вблизи крепости Аланчук 526. Там находились нукеры Султан Ахмада. Три дня побыли там, на четвертый день поступил приказ: «Бахадурам ночью взойти на гору!» Бахадуры ночью поднялись на гору, утром начали бой, взяли нижнюю крепость и сровняли с землей. Бывшие там воины перебежали на верхнюю крепость. Население крепости из-за безводья умоляли, каялись и клятвенно обещали, послав человека со словами: «Спустимся с крепости». Они подумывали спуститься с крепости, но появились облака и пошел дождь и наполнились водой водоемы внутри крепости. После появления воды они нарушили обещания и не выполнили свои клятвы.

Государь Сахибкиран Мухаммад Мираку, сыну Шер Бахрама, и Учкара Бахадуру приказал: «Осадите и сидите вокруг крепости!», а сам счастливо направился в лагерь и там остановился. Еще до этого Шайх Али Бахадур был послан им к крепости Баязид 527. Затем он послал амира Хаджи Сайф ад-Дина и Ийгу Темур-бека с войском на поддержку Шайх Али Бахадуру. Те подошли и, согласованно окружив крепость, вырыли водоотводы, начали бой с четырех сторон и за короткое время взяли крепость. Поймали даругу крепости и привели к государю Сахибкирану.

Государь Сахибкиран идет с войском на подавление туркмен

В это время поступило сообщение, что туркмены распустили руки гнета и смуты, мусульманам причиняют бедствия, не пропускают караваны в Хиджаз и никому не дают прохода на тех дорогах. Государь Сахибкиран, услышав сообщение в округе Нахчивана, /99б/ приготовился для их подавления и направился в их сторону. Был издан августейший фирман: «Мухаммад Мираку остановить осаду крепости Аланчук и возвратиться в лагерь!» А сам благородным дыханием направился туда в авангарде и велел: [118] «Лагерю направиться в Алатаг 528 и до нашего возвращения стоять там!» — и отправился. Когда дошли до крепости Баязид, которую называли также Крепостью Айдин, всех, кто остался в ней, их обобрали. Идя дальше, подошли к крепости Авник 529. Правил там человек по имени Миср, сын Кара Мухаммада. Тамошних туркмен, находившихся в степях и в горах той области, ограбили. Идя дальше, дошли до Арзирума 530, его крепость взяли в тот же день, и остановились на берегу реки Чиячур 531. Достигнув Арзинджана 532, отправили посланника к его правителю, Тахуртану 533, чтобы он подчинился. Его правитель Тахуртан хорошо принял посланника, отнесся к нему с уважением и сделал подарки ему, задобрил его. Он пошел по пути подчинения, сделал все необходимое в этом направлении, принял на себя налог харадж и вместе с посланником государю Сахибкирану послал ценные подарки.

Государь Сахибкиран в войске выделил три отборные группы и объявил фирман: «Отыскать Кара Мухаммада, отца Кара Юсуфа Туркмана!» 534

Согласно приказу, сначала отправился царевич Миран-шах с войском, состоящим из храбрых и мужественных бахадуров. Они вошли в становище и юрт этого злодея и взяли все наличное имущество и товар, много лошадей, верблюдов, баранов и невольников, несть им числа. А также в качестве добычи взяли много девиц и женщин и, возвратясь, соединились с августейшим лагерем.

Еще одна группа бахадуров шла во главе с Мухаммад Мираком. Их путь пролегал через горную долину, где было много ущелий, а дорога узкая. Враги закрыли эти дороги, случилось сражение. И, наконец, благодаря судьбе государя, здравыми выбрались из тех узких дорог и присоединились к лагерю. И еще с Шайх Али Бахадуром, сыном Аргун Барласа, Акял-шахом, /100а/ сыном Баргучи, и Тилак Кавчином отправилась группа именитых бахадуров, чтобы найти Кара Мухаммада. В горной долине настигли его, много воевали. В той битве погиб Лала Ходжа. Враги взобрались на гребни гор, и сражаться с ними было бесполезно, поэтому возвратились и присоединились к победоносному войску.

Государь Сахибкиран еще Джахан-шах Бахадура отправил против туркмен с большим войском. Тот добрался до туркмен, подверг их избиению и возвратился с большой добычей.

Шах Малик Барлас, сын Гияс ад-Дин Барласа, без разрешения и фирмана государя ушел в одном направлении. Через некоторое время там в степи нашли его труп и привезли.

Государь Сахибкиран оттуда отправился в пустыню Муш 535, обобрали тамошний улус и дошли до города Ахлата 536. В той области подчинил всех от мала до велика. Идя дальше, подошел к городу Адильджаваз 537, в той области народ от мала до велика тоже подчинил. Пришел даруга крепости, увидел государя и преподнес подарки. Государь Сахибкиран оказал о нем заботу и внимание, и ту область вместе с населением и имуществом предоставил ему в лен. Оттуда тронулся, шел вдоль берега озера и со всем войском прошел через Банди Махи 538 и на Алатаге, на лугу Абака Сарай, присоединился к обозу 539. [119]

О том, что государь Сахибкиран направился в сторону Вана и Вастана 540

Победоносное войско двинулось оттуда в сторону Вана и Вастана. Малик Изз ад-Дин Шер, услышав о судьбоносном войске, заперся в крепости Ван. Крепость Ван была весьма неприступной, находилась на вершине высокой горы и на берегу озера. Победоносное войско, дойдя сюда, направилось в сторону крепости с целью взять ее, остановились поблизости, приготовили осадные приспособления и начали подготовку к битве. Малик Изз ад-Дин через два дня, проявив учтивость, вышел из крепости и удостоился чести увидеть государя Сахибкирана и пришел в его присутствие. Однако население крепости из-за крайнего их несчастья, невежества и гордыни от неприступности крепости, взбунтовало, стали врагами, поддавшись искушению сатаны, закрыли дорогу к крепости, стали готовиться к обороне и битве.

Победоносное войско, согласно приказу, установив колья, начало подниматься и сражаться. Эту крепость, считавшуюся орлиным гнездом, которую до сих пор ни один царь не мог завоевать, благодаря счастливой судьбе государя Сахибкирана, взяли за двадцать дней. А из тех невежественных злоумышленников никого живым не оставили, многих сбросили со стен крепости.

В это время пришел посол от Тахуртана, находившегося в Азербайджане 541, с неисчислимыми подарками и благодарственным письмом в смысле: «Я раб, слуга и доброжелатель государя Сахибкирана, изъявляю покорность». Государь Сахибкиран его очень похвалил, выразил благодарность и оказал царскую милость, и правление теми областями, согласно фирману, предоставил ему. Через пришедшего его посла послал ему специальный халат и скипетр власти.

Поступил великий фирман: «Разрушить крепость Ван!» Эта крепость была построена Шаддадом из племени Ад камнем и алебастром 542. Каждый ее камень был равен скале и был неподступен. Ядгар Андхуди, один из беков тумана, руководивший этим делом, и другие беки со своими нукерами, сколько /101а/ бы ни старались, не могли сдвинуть ни одного камня, эта крепость стояла, как одна скала.

Государь оттуда счастливо возвратился, достиг Салмаса 543. Проявив царскую милость к Малик Изз ад-Дину, подарил ему область Курдистан. Оттуда двинулись дальше. По дороге государю выразил услужение правитель Урмии 544 Тезак и вошел в число слуг. Государь Сахибкиран выразил ему милость и подарил ему область Урмии, а также красивую невольницу.

Государь Сахибкиран прошел через Марагу 545 и остановился в Гиляне. Там побыл несколько дней. Несколько ранее он своей милостью послал человека к правителю Шираза Зайналабидину, сыну Шах Шуджаъа, требуя его прихода, со словами: «Твой покойный отец был нашим другом и доброжелателем. Затем он представил нам тебя. Теперь нам надобно, чтобы ты проявил нечто, благодаря чему все дальние и близкие услышали и узнали, как нужно выражать дружбу, а мы остановились недалеко от тебя. Ты не церемонься и скорей иди к нам. Увидишь наше внимание и милость и возвратишься, друзья обрадуются, а враги опечалятся». [120]

Смысл представительного письма Шах Шуджаъа таков.

Письмо, которое Шах Шуджаъ перед смертью направил к государю Сахибкирану, и в котором представил сына

«Он — божество, нет Бога, кроме него, который повелевает и к нему возвращаются. Величайший государь, расстилающий ковер судьбы, прибежище страны, уравнивающий доли, благороднейшее создание, величайшая добродетель современности, поддержка султанов мира, сильнейший царь всех времен, наблюдающий милостивым взором /101б/ все имения, полюс истины, мира и религии Амир Теймур Гураган, да сохранит Аллах его царство и царствование, истинно его могущество и величие. Он единственный в это время, кто может цели мира и религии поднять до высочайших степеней и ближайшим способом достичь до искомой цели при поддержке Вечного и Постоянного. Для приближения к цели следует изложить мысли, связующие с нею. Людям сведущим известно, что сей мир является местом событий и вместилищем деяний, но люди этому не придают значения. И в этом временном мире хотят получить вечный дар. Хотя по сути они знают, что все, что есть в этом мире, — не вечно, тленно. И Господь всевышний в этом мире всякому своему творению вечность дает на несколько дней, затем небесной милостью и царским величием повелевает: «Ты даруешь власть, кому пожелаешь, и отнимаешь власть, от кого пожелаешь» 546. Оказав внимание. Господь некую общину вверил сему ничтожному. Когда у нас были сила и власть, мы старались пойти по пути науки религии и шариата. Мы в этом усердствовали и всегда осведомлялись о положении народа и обездоленных, [чтобы] довести до них милость господнюю. С народом всегда были в хороших отношениях, быть может, о наших делах кое-что дошло до благородных ушей государя. Услышав о справедливости и добродетели, милости и щедрости их благородия, от всей души мы уверовали ему, стали доброжелателем, и всегда у нас в душе такие чувства. И в это время, когда из высшего Престола дошло до нас дуновение призыва: «Аллах призывает к обители мира» 547, это уловило обоняние души и ударило требованием в дверь сердца, ибо, истинно,«...и не найдешь ты для нашего обычая перемены» 548.

И слава Аллаху, у нас все мечты осуществились. Мы находимся под такой его сенью и вниманием, /102а/ чтобы ни приходило к нам на ум, вскоре сбывалось. В эти пятьдесят три года, которые мы устроили жилище в пепле, что бы мы ни пожелали, он давал, как сказано: «Не ведает душа, что скрыто для них из услады глаз в награду за то, что они творили» 549. Однако, услышав возглас: «Вернись к твоему Господу довольный и снискавший довольство!» 550, обратили взор в сторону Господа. Все, что будет от Господа всевышнего, сколько бы ни было горестного, мы примем это как милость.

Пусть жизнь государя Сахибкирана будет длительной. Искренне уповая на Господа со всей глубокой любовью, дражайшего сына Зайналабидина, да сделает Аллах его жизнь долгой под своей сенью, я вручаю тебе. А другие мои сыновья еще молоды, а представлять моих братьев не стоит, ибо только я сам поистине поверил в милость и [121] добродетель государя. Я знаю, что государь сделает все, на что способна его милость, и будет осведомлен об обстоятельствах моих детей, всем им окажет милость и внимание. Да расстилает он свою тень над ними так, чтобы и стар, и млад не знали жизненных невзгод. Чтобы все, что они желали годами, сбылось теперь. Истинная дружба в вере, пусть вспоминают молитвами, в смысле аята: «О, если бы мои люди знали, за что простил мне Господь мой и сделал меня из почтенных» 551, чтобы сей государь добился всех своих желаний. И пусть остальная его жизнь будет благоденственной».

/102б/ О том, что государь Сахибкиран отправился в Ирак 552 и Фарс

День счастья Зайналабидина клонился к закату, поэтому он не пожелал явиться к государю Сахибкирану и посла, отправленного к нему, не отпустил, запер, в душе имел злые намерения. Государь Сахибкиран осведомился о его проделках, разгневался и отправился в поход в Фарс. Осенью в год Зайца семьсот восемьдесят девятый (1387) государь Сахибкиран отправился покорить Фарс и Ирак. Поступил фирман: «Пусть обоз зимует в Сарыккамыше, около Рея!» 553 Царевича Миран-шаха, амира Хаджи Сайф ад-Дина и Шайх Али Бахадура оставил для охраны обоза и с остальным войском направился в сторону Фарса. Прошел область Хамадана и достиг Джарбадикана 554. Приказал войскам строиться в боевом порядке и остановился вблизи города Исфахана. Саййид Музаффар Каши, дядя Зайналабидина по матери, поставленный им даругой Исфахана, Ходжа Рукн ад-дин Саййид и другие сейиды, вельможи и почетные люди вышли из города и пришли служить государю. Они были обрадованы милостью и вниманием государя и были отмечены царскими подарками. С пришедшими почетными людьми отправился в город, дабы осмотреть его. Он был осмотрителен относительно крепости Табрак 555 и для охраны крепости послал Ийгу Темур-бека. Сам счастливо возвратился и остановился в своей ставке. Затем издал фирман: «У каждых ворот /103а/ поставить группу людей и всех наличествующих в городе лошадей, верблюдов и оружие изъять, сдать в диван!» Городские вельможи приняли налог пощады, назвав его «Цена подковы» для государя, и для сбора этого ярма требовали сборщиков. Последовал фирман: «Кварталы распределить между беками и пусть каждый бек направит своего человека!» Для сбора налога были выделены Hyp Мулк Барлас, Мухаммад Султаншах, Баян Темур, сын Ак Буги. Исфаханских вельмож задержали в лагере. Сборщики налога пошли в город и занялись сбором налога. Господь всевышний определил разрушение города: «Если Аллах пожелает чего-либо, то он готовит его причины» 556.

В то время в одну из ночей один из злобствующих людей из предместий Исфахана, по имени Али Кочапа, говорят, сам он был кузнецом из Тегерана, распоясавшись, собрал группу смутьянов, они распустили руки насилия и убили многих сборщиков в кварталах. Несколько сборщиков, которые были умнее, уберегли себя и бежали. Погибло много людей, которые вышли из лагеря и ходили в город по какой-либо надобности. Был убит также Мухаммад, сын Хитайи Бахадура. В ту ночь из войска было потеряно три тысячи человек. Те безумные люди после совершения убийств тюрков пошли к [122] воротам, преследовали спрятавшихся людей и поймали их. Так они враждебность довели до предела. В ту же ночь слух о случившемся дошел до августейшего порога, а к утру государю Сахибкирану полностью доложили о событии. У государя взгорел огонь миросжигающего гнева и он приказал войску: «Идти на покорение города!» Войска, все разгневанные, взяли в руки мечи и копья мести и обратили свои гневные взоры в сторону города. Горожане после всех этих случившихся событий из-за страха за свою жизнь вынуждены были сражаться насмерть. В той битве погиб Баян Темур Ак Буга. /103б/ Войска начали бой и быстро взяли город. После взятия города государь Сахибкиран послал группу людей, сказав им: «Беречь дома Коча Мавали Тарка и Ходжа Имам ад-Дина Ваиза», так как последний умер год назад. Остальных приказано было предать всеобщему истреблению. Некоторым из умных людей, спрятавших у себя сборщиков или кого-либо из воинов государя, им жизнь была сохранена и их дома уцелели. И еще много людей, сделавших добрые дела, спаслись от беды.

Поступил ярлык: «Идти в туманы, тысячи и сотни и казнить!» Случилась такая резня, что, как рассказывают, некоторые не желавшие проливать кровь, покупали у тавачиев головы людей, подвергнутых йасаку, приносили и сдавали в особую канцелярию. В начале дела одна голова стоила двадцать динаров коппеки, а к концу, когда каждый стал приносить свою долю голов, одна голова в это время стоила пол-динара и никто не покупал.

Господь всевышний определяет судьбы так, что в тот день группа людей уцелела от сабель, спрятавшись в одном месте. Ночью они вышли из того места и вздумали убежать. Но в то время, когда они убегали, пошел снег и на снегу остались их следы. Утром несколько воинов увидели их следы и по этим следам нашли их самих и убили их. Поистине: «Это для того, чтобы Аллах решил дело, которое было свершено» 557.

Посчитали число убитых людей: собралось семьдесят тысяч голов в Исфахане. Из этих голов построили башни.

Истина здесь в том, что те злоумышленники не подумали о последствиях и не подчинились приказу царя, незаконно убили три тысячи невинных мусульман. Поэтому они заслужили той участи. Никогда ранее в Исфахане такого не бывало 558. Это событие случилось в понедельник шестого дня месяца зуль-каъда (15.11.1387).

О том, что государь Сахибкиран отправился из Исфахана в Шираз

Душа государя Сахибкирана /104а/ успокоилась относительно области Исфахан и, оставив в Исфахане амира Хаджи-бека, сына Сари Буги, и Туман-шаха, сам счастливо отправился в сторону Шираза. Царь Шираза Зайналабидин, услышав о приближении государя Сахибкирана со ста тысячами воинов Турана, бежал, оставив Шираз двоюродному брату по отцу, Шах Мансуру, правителю области Тустар 559, который был с ним в плохих отношениях. Беспечный человек доверяет врагу и не боится его, оставаясь в неведении, упускает из рук счастье и открывает для себя двери клеветы и бедствий. Когда он достиг берега реки Дуданга, Шах Мансур уловками заманил к себе его беков и людей [123] Зайналабидина, те, проявив измену, ушли от него и присоединились к Шах Мансуру, а Зайналабидин остался с малым числом людей. Шах Мансур, послав человека, задержал Зайналабидина, привел в город, связал и посадил в крепость Саласил. Тех людей, которые изменили Зайналабидину, у всех отобрал имущество и всех посадил в темницу.

Знамя счастья государя Сахибкирана в начале месяца зуль-хиджжи семьсот восемьдесят девятого года (13.12.1387) с победой и триумфом прибыло в Шираз, и он остановился невдали от города, в Тахти Карача 560. Все вельможи города пришли в присутствие государя и удостоились чести увидеть его. Затем они приняли обязательство о выплате тысячи туманов коппеки в казну. За сбором этих денег в город пошел Аббас, сын Усман-бека, и, собрав ярмо по принятому обязательству, сдал в казну. В день праздника жертвоприношения (22.12.1387) государь Сахибкиран отправился на место празднеств, где участвовал в праздничной молитве и где хутба была прочитана на его имя, затем вернулся в свое местопребывание.

Правитель Йазда 561 Йахья, зять и сын старшего брата Шах Шуджаъа, пришел со своим старшим сыном Султан Мухаммадом и преподнес государю царские подарки. Правитель Кермана 562 Султан Ахмад, который был младшим братом Шах Шуджаъа, и Абу [схак, внук Шах Шуджаъа, прибыли из Сирджана 563. Со всех концов и /104б/ областей прибыли правители и атабеки, которые были из рода Гургин Милада, подвязав ремни рабства, и все удостоились чести увидеть государя, преподнесли царские подарки и были встречены с большим вниманием, с соответствующими почестями. Войска государя по приказу пошли покорять некоторые не подчинившиеся области.

Когда область Фарса была покорена со всеми прилегающими местностями и таи управляли люди государя, писарям и секретарям было приказано: «Написать победные донесения!» Те написали донесения и отправили в область Хорасана, стольный град Самарканд и всем областям, принадлежащим государю Сахибкирану.

О том, что государь Сахибкиран возвратился в Самарканд

После этой победы из Мавераннахра прибыл гонец за семнадцать дней и известил, что Токтамыш опять, нарушив клятву и проявив измену, направил в Мавераннахр большое войско. Суть этого события в том, что войско Дашти Кипчака во главе с Бек Иарук Огланом, Илигмиш Огланом, Исабеком, Саткыном и другими беками прошли Сыгнак, подошли к Сабрану и осадили его. Темур Ходжа, сын Ак Буги, правитель Сабрана, на которого была возложена оборона тех мест, занялся отражением их и сделал хорошие дела, осаждавшие извне враги, сколько бы ни старались взять крепость, не смогли. Оказавшись бессильными, отошли оттуда и стали разорять другие места. Царевич Умар-шайх, находившийся в Андижане, собрал тамошнее войско, направился сразиться с ними. Сулайманшах-бек и Аббас-бек, собрав войско, оставленное в Самарканде, и оставив в Самарканде Лаъл-бека, брата Тагай Буга Барласа, и Шайх Темура, сына Ак Темура, /105а/ отправились и соединились с царевичем Умаршайхом. Согласованно выступив, переправились через Сайхун и в степи Чукалак, находящейся в пяти йигачах к востоку от [124]Отрара, осенью того года оба войска встретились. Выстроившись в боевой порядок, в правое и левое крыла, обе стороны начали битву, сражались до ночи. Царевич Умаршайх, будучи бахадуром, как молния и как ветер, ударил по центру врага, пересек его и оказался в тылу врага, оторвался от своих сил 564. Когда войска узнали об отсутствии царевича, в их сердца впал страх, и они расстроились, в Аббас-бека попала стрела и ранила его. Царевич Умаршайх, благодаря своему счастью, вышел здравым из вражеского окружения, ушел в Андижан, там, снова собрав рассеявшееся войско, шел на врага. А в это время поступила весть: со стороны Джете идет Анка Тура, сын старшего брата Хаджи-бека Арканута, со всем войском Моголистана, тоже забыв милости государя Сахибкирана и нарушив клятву, пришел в Сайрам и Ташкент, ограбил дома мусульман. Царевич Умаршайх, осведомившись об этом, собрал войско Узгенда, пришел в Ходженд. где узнал, что враги по дороге Чакишмиша направились в Андижан. Он тут же приготовился, чтобы преградить им путь 565. Он шел мимо реки Ахсиката 566, называемой Сайхуном, враги показались на другом берегу. Царевич Умаршайх по этому берегу реки, а враги по другому берегу реки несколько дней шли в одном направлении, одни напротив других, как бы найти переправу и напасть на другого, но такого не представлялось. Однажды ночью Анка Тура остановился в одном месте, решил применить хитрость и. выделив тысячу человек, приказал им: «В разных местах разожгите много костров», а сам со своим остальным войском пошел вверх по реке, нашел переправу, переправился и утром, построив свое войско в боевом порядке, пошел на царевича Умаршайха. Царевич вовремя осведомился об этом, /105б/ собрался и сам напал на врага. Царевич Умаршайх в этой битве сделал хорошие дела. Однако вражеское войско было слишком многочисленным, поэтому он отошел в сторону Андижана и закрылся в крепости. Анка Тура преследовал царевича, подошел близко к городу с намерением, чтобы утром окружить и осадить город. Но царевича Умаршайха не удержало наследственное усердие и он, выйдя из города, взял в руки копье и смело вступил в бой с врагами. Войско Джете было многочисленным, а у царевича людей было мало и, тем не менее, благодаря мужеству, богатырской силе, войдя во вражескую среду, бил врага копьем и рубил саблей. В это время Токал Бахадур добрался до царевича, взял за узду коня и вывел из вражеского окружения. После этого Анка Тура долго не устоял, и ушел в сторону Кафиристана 567. Войско царевича Умаршайха преследовало их до трех дней пути и многих поубивало из войска Джете.

Сулайманшах-бек, Аббас-бек и из беков кошунов Темурташ, Барат Ходжа, Севинч Темур и другие после битвы в местности Чукалак 568 с войском Дашти Кипчака, потерпев поражение и расстроившись, вернулись в Самарканд и занялись обороной города. Жителей пригородов ввели в крепость, а Темурташа послали в Термез, чтобы он охранял его. Однако враги вошли в область, разорили селения и убили много людей. От врагов отделилась одна группа и направилась в сторону Бухары. Но многочисленное войско Токтамыша пошло по Хорезмской дороге в Бухару, дошли туда, решили взять город и остановились около Бухары. Бывшие внутри города Тагай Буга Барлас, Аталмыш Кавчин и Дурбай Кавчин закрыли крепость и стали мужественно его оборонять. Враги [125] несколько дней /106а/ повоевали и, увидев, что город им не взять, пошли разорять внутренние области Мавераннахра. Подошли к Занджир Сараю и подожгли его. Проводником у них был Султан Махмуд, сын Кайхусрава Хутталани. Враги прошли через Карши и Хузар и разорили [все] от Койитана 569 до реки Аму. В это время скончался Аббас-бек от полученной раны в битве у Чукалака. «Поистине мы принадлежим Аллаху, и к нему мы возвращаемся» 570.

О том, что государь Сахибкиран, покорив области Ирака и Фарса, правление той страной передал роду Мазаффари, сам счастливо возвратился в Самарканд

Все эти изложенные сведения дошли до государя Сахибкирана в области Шираз. Амира Усман Аббаса с тридцатью тысячами людей, все именитые и мужественные бахадуры, ускоренно направил в Самарканд по Йаздской дороге. Правление Ширазом он передал Шах Йахье, сыну старшего брата Шах Шуджаъа, Исфахан дал старшему его сыну, Султан Мухаммаду, Керман дал Султан Ахмаду, младшему брату Шах Шуджаъа, и Сирджан вместе с крепостью, о чем будет сказано ниже, дал суюргалом Султан Абу Исхаку, внуку Шах Шуджаъа. Всем дал ярлыки и знаки власти и отметил печатью своей тамги. Последовал фирман: «Господину убежищу мысли, гордости исследователей и наилучшему из ученых последнего времени, Саййид Шарифу Джурджани 571, да будет священна его тайна, идти в столицу царства Самарканд!» Из беков Шах Шуджаъа амира Алав ад-Дина Инака вместе со всем скарбом и людьми, а также и других вельмож отправил в Самарканд. Еще группу ремесленников тоже со всей утварью отправил в Самарканд.

Государь Сахибкиран в конце месяца мухаррам семьсот девяностого года (9.02.1388) из области Ирака отправился обратно в Самарканд. Когда дошли до Банди Амира 572, пришел человек от Пахлаван Мухаззаба Хурасани, правителя Абаркуха 573, и сказал от его имени: «Я не могу идти, оставив /106б/ город без даруги. Если бы пришел сюда один человек, я бы пришел служить». Государь Сахибкиран послал Токала Бавурчи, и Пахлаван Мухаззаб пришел с достойными подарками служить государю, удостоился чести увидеть его. Государь хорошо встретил его, оказал царскую милость и подарил ему Абаркух и написал об этом ярлык. Далее ускоренно пошли по дороге Исфахана.

Государь Сахибкиран, идя дни и ночи, остановился невдалеке от реки Джайхун. Здесь возвратился Низам ад-Дин Кашгари, которого, направляясь в Иран, отправил послом к Табгур-хану, царю Китая; он преподнес много диковинных вещей и изложил о положении в Китае 574.

По стране Мавераннахра распространилась весть о возвращении государя. Враги разбежались в разные стороны: одни ушли в сторону Хорезма, другие ушли в Дашти Кипчак. Государь переправился через Джайхун и остановился около Самарканда. Худайдада Хусайни, Шайх Али Бахадура, Умар Табана и других беков послал [126] преследовать врагов. Они, согласно фирману, шли дни и ночи и преследовали врагов до местности Йилан, убили многих из врагов, и с победой возвратились назад.

О том, что государь Сахибкиран разгневался на беков, оставленных в Самарканде

Еще никогда не было, чтобы войско государя Сахибкирана не победило, а бежало от врагов. Благодаря судьбе Сахибкирана, его войско, куда бы ни ходило, всегда побеждало врага и возвращалось с триумфом. Когда он услышал подробности битвы у Чукалака, где войско Токтамыш-хана одержало незначительную победу, это оставило тяжелый осадок в его августейшем сердце. Он вызвал всех беков, участвовавших в той битве, допросил каждого, поставив перед собой, о подробностях сражения. Каждого, кто в тот день бежал, проявив трусость, он пристыдил прилюдно. Барат Ходжа Кукельташа, /107а/ мужество которого было известно, но в тот день во время сражения был бездеятелен, поэтому государь Сахибкиран приказал побрить, припудрить лицо, нанести румянец на щеки и пустить по городу прогуляться. Коча Малик в тот день проделал хорошие дела, продемонстрировал богатырскую удаль в местности Йахчал, на берегу реки Ходженда: с тринадцатью людьми сделал набег на триста неверных, побил их как следует и освободил пленных, взятых ими в области Ходженда, и отправил по их родным местам. Поэтому государь Сахибкиран очень уважил его, подарил ему суюргалом имения и возвел в тарханы. Царевичу Умаршайху тоже за проявленные в тот день мужество и героизм он оказал большие милости.

О том, что государь Сахибкиран в пятый раз ходил в Хорезм

В год Дракона, семьсот девяностый год хиджры (март-апрель 1388), государь Сахибкиран направился в сторону Хорезма и остановился в местности Эгрияр. Кунча Оглана и Темур Кутлуг Оглана, которые, понося Токтамыша, ушли от него, пришли под защиту государя Сахибкирана, вместе с Шайх Али Бахадуром и Шайх Темур Бахадуром отправил в авангарде. Эти, пройдя канал Багдадек 575, Ийд Ходжу отправили в караул. Ийл Ходжа, пройдя, увидел конопасов Элигмиш Оглана, поймал одного из них и, узнав от него о положении противников, отправил его к Сахибкирану. Государь Сахибкиран узнал от него сведения о противнике и пошел дальше. Дошел до канала Жадрис и прошел его, тут со стороны врага перебежал один человек и сказал, что Элигмиш Оглан и Сулайман Суфи вышли из Хорезма и бежали к Токтамыш-хану. Государь Сахибкиран в погоню за ними послал царевича Миран-шаха, Мухаммад Султан-шаха, Шамс ад-Дина Аббаса, Учкара Бахадура, Ийгу Темура и Севинчак Бахадура, приказав им: «Пусть идут по дороге Кумкента и Кира, да постараются, чтобы настичь противника». Эти пошли быстрее ветра и молнии, настигли врага и, поймав, многих из них убили, взяли бесчисленное множество добра, возвратились с победой и присоединились к победоносному войску. Государь Сахибкиран, несколько дней побыв в Хорезме, /107б/ издал ярлык: «Переселить все население города и округи в Самарканд!» [127]

Все наличное население города Хорезма переселили в Самарканд, а сам город разрушили и на его месте посеяли ячмень 576.

Государь Сахибкиран после взятия Хорезма направился в сторону Самарканда, благополучно и счастливо прибыл в свое место.

Государь Сахибкиран разрушил некоторые области, а другие восстанавливал и строил, все это делалось ради правления царством, ибо, если царь не будет творить свою политику, в стране не будет порядка. После разрушения Хорезма прошло три года, и государь обратил внимание к милосердию и состоянию этого города. Когда возвращался из похода в Дашти Кипчак, он послал в Хорезм Мусику, сына Ханки Кавчина, чтобы он заново отстроил город. Тот вошел и построил крепость, восстановил квартал Каана, который Чингиз-хан во время деления государства между сыновьями вместе с городами Кят и Хивак отнес к улусу Чагатая. Крепость и город и ныне благоустроены, благодаря государю Сахибкирану.

Рассказ о некоторых событиях, имевших место во время похода Сахибкирана в Хорезм

Когда государь Сахибкиран отправился в страну Хорезма, Абулфатх, младший брат Мухаммад Мирака, отделился от войска государя и бежал, удаляясь в степь. Лалам Бахадур Кавчин узнал об этом, пустил за ним коня и настиг его в местности Хисарак. Тот лежал в тени под деревом. Бахадур Кавчин, подойдя к нему и имея в виду его неблагодарность, спросил: «Почему ты поступил так?» Тот в своем ответе сказал: «Мой брат стал врагом государя, послал ко мне человека. Поэтому я шел к нему». Лалам Бахадур связал его, посадил на коня и привез его в Бухару, куда в то время прибыл царевич Умаршайх, и доложил царевичу о сути события. Царевич, осведомившись, послал весть об этом к государю Сахибкирану в Хорезм, а сам быстро направился в Самарканд. Когда он прибыл туда, те слова подтвердились: /108а/ Мухаммад Мирак был удостоен счастья близости с государем — он был зятем Сахибкирана, высокая колыбель, Султанбахт бегим была его женой. Он был воспитан государем Сахибкираном, находился под тенью его внимания, и область Хутталана с округами и населением полностью была отдана ему. Однако, согласно аяту: «Человек восстает оттого, что видит себя разбогатевшим» 577, гордыня славы и величия вывели его с пути счастья и честности, в его голове появились несбыточные мечты, и он задумал выступить против. Однако судьба тысячью языков говорила: «Эй, безумец, не делай такие дела, твои мечты вовек не сбудутся». Но он уже ухватился за подол бедствия и несчастья, стал враждебен, и со своим войском дойдя до Самарканда, уже став врагом, возвратился обратно. Он прошел через Кахлагу, подошел близко к Термезу, и войско Хутталана стало грабить тамошнее население. Даруга Термеза, которого звали Темурташ, был сыном Апачи Суфи, младшего брата Ак Буги, закрыл город Термез, на улицах построил заграждения и не допустил, чтобы хоть один человек из врагов близко подошел к городу, и уберег мусульман от их опасности.

Что касается царевича Умаршайха, то когда положение стало ему ясно, он вышел из Самарканда, остановился в местности Йалгуз Йагач и, собрав войско, стал [128] преследовать Мирака. Мирак же пришел в Хисар к Малик Барласу и Ак Темур Бахадуру, которые были людьми государя Сахибкирана, им принадлежал Хисар, вошел в Хисар и ограбил тамошний народ, открыв склады Хисара, нищим и сиротам раздал вещи, воинские снаряжения, лошадей и халаты. Там собрал войско и вздумал воевать. Когда приблизился царевич Умаршайх, то войско Мухаммад Мирака не устояло и разбежалось в разные стороны. Сам Мирак, бежав, переправился через реку Вахш и пришел в Хутталан. Царевич Умаршайх быстро шел за ним, преследуя его по дороге Теракни Кабчигай 578. Однако Мираку изменило счастье, и он пришел просить убежище у Шах Джалал ад-Дина, правителя Дара 579 и Дарваза 580.

Государя Сахибкирана Всевышний Господь, велик Он и славен, сделал дорогим и добродетельным, так что всякий, кто делал ему зло и противился ему, он рано или поздно унижался и превращался в ничто. /108б/ Мухаммад Мирак тоже раскаялся за свои проделки и с тысячью несчастий пришел к Шах Джалал ад-Дину. Шах Джалал ад-Дин не пустил его в свою область, и, послав лошадей, прогнал его из области. Мирак видит, что Шах Джалал ад-Дин не защитил его, разуверившись, ушел от него, и нукеры, которые были с ним, все бежали в разные стороны. Царевич Умаршайх послал людей, чтобы те нашли и доставили Мирака. Несколько огланов поискали и, не найдя никого, вернулись. Царевич Умаршайх пришел в Хутталан, остановился в Кифчак Дарак Сарае 581, дворце Мирака, там предался отдыху и ожидал, что благодаря судьбе Сахибкирана что-то случится. Случайно Усман, сын Аруг Умара, с несколькими нукерами шел в направлении Самарканда, перейдя перевал Бута 582, около родника увидел следы лошади. Волею Господа, вспомоществовавшего и людям государя Сахибкирана, он подумал, что эти следы лошадиных копыт тут неспроста. И он пошел по этим следам. Пройдя несколько бугров, он увидел Мухаммад Мирака с четырьмя нукерами, которые сидели, пустив коней пастись. Усман Умар со своими людьми тут же окружили их со всех сторон, придержали тех коней. Затем, поймав их, связали и послали весть царевичу Умаршайх Мирзе, а сами, посадив их на их же коней, отправились к Умаршайх Мирзе. В понедельник они получили сообщение от царевича и подвергли тех йасаку. А в Самарканде убили Абулфатха, брата Мухаммад Мирака. Пусть это будет уроком всему миру, и что пусть всякий не идет против своего благодетеля и не забудет его благодеяние. Царевич Умаршайх, освободившись от этих хлопотных дел, с победой направился в Самарканд и там удостоился чести увидеть государя Сахибкирана.

В то время, когда Мухаммад Мирак стал враждебен и ушел из Самарканда, амир Джахан-шах, согласно приказу, с войском Бурулдая, Апарди и Талликана из Кундуза направился в сторону победоносного войска. Когда дошли до Балха, /109а/ к ним присоединился амир Ядгар Барлас с войском Балха. Однако по дороге народ Бурулдая, став врагом, воротился. Джаханшах-бек доложил об этом событии в высокий порог. Ходжа Юсуф, сын Улджайту, и Джунайд, сын старшего брата Бурулдая, войско вместе с Пир Али Тазом взяли с собой и, возвратившись, пошли к бурулдайскому народу. Сделав ночной набег в Баглане, дошли до них и ограбили их людей. В это время Джаханшах-бек получил весть, что Мухаммад Мирак стал врагом и со своим войском стоит в области [129] Хисара. Джаханшах-бек собрал войско и направился в его сторону. Ходжа Юсуф со своим войском ушел в Арханг. Пир Али Таз направился в Балх, чтобы привести тамошнее войско, и договорились, что встретятся на берегу реки Аму. Когда Джахан-шах подошел к берегу реки, связал плот, все свое войско переправил на тот берег и там остановился, то ночью Джунайд Бурулдай, его младший брат Баязид и Али Акбар со всем своим войском, став враждебными, сделали набег на расположение Джахан-шаха. У Бурулдая и Баязида было три тысячи воинов, а при Джахан-шахе было шестьдесят человек. Уверившись в счастье государя Сахибкирана, не суетясь, положившись на Бога, спины обратили в сторону реки, головы прикрыли щитами и сетями, и стали сражаться. Град стрел, летящих с обеих сторон, сделал еще более темной ту ночь. В это время Ходжа Юсуф одного своего нукера переправил по верховью реки с копьем к Джаханшах-беку и передал, мол: «Будьте мужественными, я приду с воинами». У Джаханшах-бека и его йигитов, вставших лицом к лицу с врагом и сражавшихся, услышав эту весть, силы возросли во сто крат, и они сражались еще ожесточеннее, на своих ногах они стояли подобно Искандерову валу 583. Ходжа Юсуф и Пир Али Таз переплыли реку со ста вооруженными людьми и, согласованно напав на врага, проявили большое мужество, сделали хорошие дела. Когда наступил истинный рассвет на горизонте неба, это стало рассветом победы. На рассвете, благодаря счастью государя Сахибкирана, многочисленное вражеское войско, в котором на одного воина приходилось по двадцать человек, не смогло устоять перед натиском победоносного войска, отступило и, переправившись через реку, бежало в сторону Баглана. /109б/ Подтверждалась правильность аята Корана: «Если будет среди вас двадцать терпеливых, то они победят две сотни» 584, и победоносное войско, преследуя их, убили многих из них. Джаханшах-бек со своим войском остался в Кундузе. Бурулдай со своими людьми и племенем переправился через Хиндукуш и ушел в Кабул. Абу Сайд Йасуд услышал, что эти стали врагами Сахибкирана, и его дурная природа и короткий ум подсказали ему: «Ты тоже присоединись к ним». Хотя государь сделал ему много разного добра и милостей, все это он забыл и, проявив черную неблагодарность, стал врагом. А в это время Ак Буга Йасуд, который был врагом Абу Сайда и которого в свое время государь, поймав, сослал в Моголистан и Алтай, теперь, бежав из Моголистана, появился здесь. Его поймали снова и, связав, отправили к государю Сахибкирану в Хорезм. В это время государь услышал, что Абу Сайд стал врагом и соединился с людьми Бурулдая. Государь вызвал Ак Буга Иасуда, освободил от плена и род йасудов предоставил ему и отправил его к Джаханшах-беку. Тем временем государь счастливо вернулся из Хорезма в столицу царства. Рамазан Ходжу с другими беками и несколькими кошунами войска он отправил к Джаханшах-беку на подмогу и издал фирман: «Куда бы ни ушел враг, вы тоже идите за ним». Согласно приказу, Джаханшах-бек и Ходжа Юсуф вышли из Кундуза и Баглана, пошли вслед за противником. Они перешли через Хиндукуш, Кабул и в местности Лагман настигли Джунайда и Абу Сайда, конфисковали имущество их людей и всех их взяли с собой. Абу Сайд и Джунайд с сотнями мучений бежали в Синд. Ак Буга-бек, узнав об этих событиях, из Герата отправился вслед за ними. Сайфалбек тоже в Кандахаре услышал об этом, [130] собрав войско, по дороге присоединился к Ак Буга беку. Они согласованно прошли через леса и горы, /110а/ настигли их и преградили им путь. Те вынужденно, в страхе за свои жизни, вступили в бой и потеряли многих своих людей. Джунайд, Баязид и Абу Сайд с малочисленными людьми отправились в Хиндустан, в страну Дехли. Победоносное войско благополучно возвратилось в свои области.

В то время, когда государь Сахибкиран отправлялся в Хорезм, Суюргатмиш-хан заболел в Бухаре и через несколько дней умер. Его тело перевезли оттуда и захоронили в области Кеш, в местности Копкан Йагач, под одним куполом. Этот купол был сооружен им самим. Когда государь Сахибкиран освободился от завоевания Хорезма и осенью того года (1388) возвратился в столицу царства Самарканд, и та область украсилась его августейшим приходом, то он Султан Махмуда, сына Суюргатмиш-хана, утвердил на место отца.

В это время, согласно хадису господина Пророка: «Сказал Аллах, велик он и славен: Женитесь, станьте родителями, размножайтесь!», в благородную душу государя пришла мысль поженить царевичей, достигших зрелого возраста. Занялись подготовкой к великому свадебному тою, народ и горожане в веселье разукрасили город. В саду Баги бихишт построили царские шатры и палаты, столбы которых достигали небес, на которые были натянуты разноцветные материи, и в которые устланы прекраснейшие ковры. И они были разукрашены драгоценными камнями и жемчугами. Государь Сахибкиран царевичей Мухаммад Султана и Пир Мухаммада, которые были братьями 585, и царевича Шахруха, каждого женил по закону шариата на периликой девушке из рода гурий и устроил свадьбу в Баги бихиште в году семьсот девяностом (1388).

По завершении свадебных торжеств государь Сахибкиран разрешил войскам: «Пусть каждый идет в свою область и отдыхает». Царевич Миран-шах отправился в Хорасан, царевич Умаршайх отправился в Андижан, а государь сам в ту зиму (1388-1389) счастливо перезимовал в Самарканде.

Отправление государя Сахибкирана с войском против Токтамыша и возвращение с победой

Господь всевышний на имя Токтамыша издавна записал несчастье и гибель. Поэтому он, предав забвению благодеяния государя Сахибкирана, собрав войско улуса Джучи-хана из русов, черкесов, булгар, кипчаков из Крыма и Каффы, аланов из Азака, стал выказывать враждебность и в конце года семьсот девяностого (1388), т. е. в год Дракона, в начале зимы, отправился против государя Сахибкирана. Государь, услышав о его приходе, собрал войска Самарканда и Кеша, вышел из города и остановился в местности Сагарч 586 /110б/ и, послав тавачиев во все стороны государства, стал собирать войска. Случайно та зима была очень холодной, никто не видел такой холодной зимы. Небо было затянуто облаками и непрерывно шел снег.

В это время поступило сведение, что из войска Токтамыша отделился Илигмыш Оглан с группой в авангарде, переправился через реку Ходженда и остановился около [131] Ачук Зарнука 587. Государь тут же потребовал коня, чтобы быстро пойти против них. Беки убедительно просили его: «Немного повремените, пусть соберутся войска, тогда в других обстоятельствах сядете на коня». Однако эти слова не понравились государю, потому что «промедление смерти подобно» 588. Не стал ждать сбора войск, ибо он знал, что сегодняшнее дело не нужно оставлять на завтра. По существу на дороге было столько много снегу, что доходил до брюха лошади. Уповая на Бога, с несколькими специальными людьми направился против врага и с наступлением ночи отправился в путь.

Царевич Умаршайх с войском Андижана присоединился к государю на берегу реки Ходженда. Государь Сахибкиран отправил Кунча Оглана и Шайх Али Бахадура с группой людей, чтобы они преградили пути отступлению врага. В начале следующего дня, при восходе Солнца, на холме Анбар тепа 589 настигли врага и с воинственными криками начали сражение. Враг узнал, что здесь находится сам государь Сахибкиран и, не устояв, бежал. Многие из них погибли под копытами коней, а некоторые бросились в реку Ходженда и погибли. Другие бежали в разные стороны, где их поджидали ранее подосланные воины, именно к ним и пришли беглые враги. Те вышли из засад и огнем и мечом уничтожили многих. Был пойман Эди Берди Бахши, который назвал себя, когда собирались отсечь ему голову. Ему сохранили жизнь и /111а/ отправили к государю Сахибкирану. Государь расспросил его о положении и делах Токтамыша, простил его вину и, оказав ему царскую милость, одел на него халат пощады, оставил при себе 590. Затем оттуда тронулись и в месяце сафаре семьсот девяносто первого года (февраль 1389) остановились в Акаре. Здесь остановился надолго, пока не наступила весна и кругом не появилась зелень. С окрестных мест собралось войско, подошел царевич Миран-шах с войском Хорасана. Собрались войска из Балха, Кундуза, Бадахшана, Хутталана, Хисара и других областей и городов.

Государь Сахибкиран приказал: «Царевичу Умаршайху, амиру Хаджи Сайф ад-Дину и Ийгу Темуру отправиться и из судов и древесины построить мост через реку Ходженда!» Те, согласно приказу, пошли и в нескольких местах построили мосты и отправили сообщение: «Мосты готовы!» В месяце раби — первом семьсот девяносто первого года, т. е. в начале года Змеи (март 1389), государь Сахибкиран милостью Господа Бога оттуда тронулся и подошел к берегу реки. Затем со всеми сыновьями и войсками, перейдя мост, Темур Кутлуг Оглану, Севинчак Бахадуру и Усман Бахадуру приказал отправиться в авангарде. Те, согласно приказу, отправились в путь и впереди себя отправили караул. Эти, увидев вражеский караул, воротились и сообщили другим бекам. Беки устроили засаду и не дали врагу обнаружить себя. Поскольку враги не увидели их, то, остановившись в одном месте, подобно своему черному счастью, отправились ко сну. Победоносное войско, сев на коней, сделало набег на них, застало их врасплох и многих поубивали. Из них уцелели немногие, сотнею трудностей спаслись, бежали и, переправившись через реку Арысь, пришли к Токтамышу. Войско Токтамыша было занято осадой Сабрана.

В Сабране, запершись, сидели Джангирча и Лоду Кушчи и каждый день, выходя из города, воевали с врагом. Токтамыш, оказавшись бессильным взять Сабран, оттуда ушел в [132] Йасси 591, разорил его и остановился в степи, тут пришло сообщение, что идет государь Сахибкиран. /111б/ Испугался, не устоял и с таким огромным войском бежал в степь.

Сахибкиран узнал, что враги бежали, амира Хаджи Сайф ад-Дина вместе с обозом отправил в Самарканд, а сам благородным дыханием отправился в авангарде за врагом. Ходжа Шайх Кавчина, Топлак Кавчина, Каракан Бахадура, Аман-шах Бахадура и Давлат-шаха Джайбачи с сорока воинами, все двуконные, отправил за врагом для взятия языка. Они дошли до местности Сарык Узен 592, где встретились с караулом противника. Сразившись, победили, и вражеский караул бежал. Эти возвращались и в степи встретили Кибта Дархана со ста юртами людей, когда эти подошли, Кибта Дархан начал бой. Бахадуры прижали и поймали его, а людей Кибта Дархана, со всем имуществом взяв с собой, в местности Аксув 593 присоединились к государю. Государь, двинувшись оттуда, пошел по дороге Оранг Чакала, прошел степь и достиг местности Билан. Оттуда тоже двинулся, прошел Сарык Узен, Корчун и остановился в Ал Кошуне 594.

Государь Сахибкиран царевича Миран-шаха отправляет в Хорасан

В местности Ал Кошун поступило сведение, что сарбадары и Хаджи-бек Джаникурбани, собрав войско Калата и Туса, выказывают враждебность. Государь Сахибкиран послал царевича Миран-шаха в Хорасан, чтобы тот погасил тамошние заговоры и выступления. Царевич, получив разрешение, сел на коня и, ускоренно двигаясь день и ночь, со своим войском прибыл в Самарканд. Затем, как было приказано, сыновей маликов Хорасана, находившихся в Самарканде, Пир Мухаммада, сына Малик Гияс ад-Дина, и двух сыновей Зайналаб ад-Дина и Махмуда — всех умертвил, так что из рода царей Картов никого не осталось. После этого счастливый царевич /112а/ Мирза Миран-шах вышел из Самарканда, ускоренным ходом направился в Хорасан, и когда он дошел до пустыни Бахрабад, малики сарбадаров стали сражаться с отчаянием обреченных. Господин царевич войсками правого и левого крыла, как на охоте, окружил их, и его воины многих из них убили стрелами. Малики с сотнею мучений вышли из окружения и с несколькими людьми, большая часть которых были ранены, бежали в Ирак. Ак Буга-бек вышел из Герата с целью отражения того заговора, осадил Тус и, несколько дней спустя, взял Тус. Хаджи-бек Джаникурбани, который был младшим братом Али-бека, выбрался из крепости и бежал в сторону Ирака. Когда он дошел до Семнана 595, сейиды Хазарагира поймали его и отправили к царевичу. Там его убили саблей политики. Царевич Миран-шах, освободив область от опасности врагов, с победой возвратился в свое имение, в Герат, и занялся наслаждениями и удовольствиями.

Что касается государя Сахибкирана, то у него была мысль преследовать Токтамыша. Однако все беки, согласованно выступив, отговаривали его словами: «Надобнее сейчас идти против Хизр Ходжа Оглана, сына Туглук Темур-хана, который является ханом моголов и нашим большим врагом, и на Анка Туру. Сначала пойдем на них и, покончив с ними, далее пойдем против второго врага — Токтамыш-хана». На том совещании государь Сахибкиран принял это предложение и воротился оттуда. [133]

Государь Сахибкиран в пятый раз идет в Моголистан против Хизр Ходжа Оглана и Анка Туры

В том же семьсот девяносто первом году (1389) государь Сахибкиран направился в сторону Моголистана. Двинулся с местности Ал Кошун, пошел назад по дороге Бури Ваши со всем своим войском и приближенными. Прошли Кырк тепалик и взошли на перевал Ортак 596. Лошади в войске были весьма худые и /112б/ изнуренные. Поэтому из каждых десяти людей трех вернули в Самарканд, а их коней раздали остальным семи. И все воины в войске стали двуконными и счастливо направились против моголов. Идя, достигли местности Айкан Сури. Там не было воды, и войска от безводья испытали большие неудобства. Потом в течение двух-трех дней стали рыть колодцы и добывать воду. Затем пустились в путь и милостью божьей в начале месяца таммуз (июль) в той пустыне набрели на луг, где нашли много снега и льда, так что все войско вместе со всеми лошадьми и другими четвероногими вдоволь напились воды 597. Вознося благодарения всевышнему Господу, пошли дальше и прибыли в местность Тугра Отлуг и остановились. Там поохотились, затем пошли по пустыне Айгыр Йалы, где добыли столько много куланов, оленей, зайцев и другой живности, что им несть числа. Было так, что худых отпускали и брали только жирных. В пустыне Олан Джарлыг остановились, достигнув местности Чапар Айгыр. Из войска Анка Туры подошли Олан Буга и Ингачак с тысячью воинов и искали в пустыне племя бахринов. Там они наткнулись на Мирака Элчи и Пир Али Таза, которые были караулом правого крыла победоносного войска. Начался бой, противники не устояли и бежали. Те поймали одного человека и отвезли к государю Сахибкирану. Расспросили этого человека о расположении врага и установили, что Анка Тура находится в местности Орунг Йар. Государь в тот же час отправил Шайх Али Бахадура и Ийгу Темура с группой воинов против него и приказал: «Не останавливайтесь, идите быстро и постарайтесь догнать его в Орунг Йаре и по дороге ни в коем случае не зажигайте огня, чтобы враги не обнаружили вас». Бахадуры шли ускоренно. С наступлением темноты государь Сахибкиран тоже направился за ними. К восходу Солнца стало известно, что проводник ночью перепутал дорогу и пошли другой дорогой. В тот день ускоренно шли по дороге Куйан Кари и к вечеру остановились в Сали Кули 598. К утру нашли дорогу и добрались до Ай Окуда 599. /113а/ Придя туда, государь Сахибкиран устроил совет с царевичами и беками и сказал: «Мы, потеряв дорогу, три дня шли по другой дороге. Возможно, враги осведомились о нас. Теперь совет таков: пойдем на них с двух сторон». После этого совета он разделил войска на две части: первую возглавил царевич Умаршайх, сына Хамид-бека, амира Джалал ад-Дина сделал их проводником. Сам благородным дыханием возглавил остальное войско и прошел через Шаравушйа, Тувкуй Мараг, Кураган и Буюрлагу и вышел к местности Карагучур 600. Царевич Умаршайх со своим победоносным войском прошел через горы и степи и в одном месте встретился с врагом, воевав, многих убили, отобрали имущество, и в местности Кубак настиг Анка Туру. С обеих сторон устроили шум и начали бой. Из тех неверных убили многих, Анка Туре удалось бежать. Преследуя его, прошли по местности Кокма [134] Бурджи. В качестве трофея взяли бесчисленно много овец и тридцать прекрасноликих периподобных девушек. Вернувшись обратно, в местности Ахта Тектур встретился с государем Сахибкираном.Прошло много времени с тех пор, как Шайх Али Бахадур и Ийгу Темур ушли в авангарде, а от них никаких сведений не поступало. Тогда огласили высокий приказ: «Царевичу. Умаршайху с группой войск идти вслед за теми беками и узнать сведения о них!» Царевич, согласно приказу, сел верхом и отправился в путь. Через несколько дней Шайх Али Бахадур и Ийгу Темур пришли другим путем и присоединились к государю. Царевич в степи Ит ичмас достиг Алакола 601, вдруг появились враги в количестве восьмисот человек во главе с Кара Баян Темуром. В то время вместе с царевичем было не более пятидесяти человек, но все они были бахадуры, такие, как Худайдад Хусайни, Темур Ходжа, сын Ак Буги, Ходжа Махмуд-шах Йасури, Пир Хаджи Арлат и подобные им. С этими людьми, увидев врага, уповая на Бога и веря в счастье государя Сахибкирана, нисколько не церемонясь, бросились на врага. Царевич в тот день сделал такие дела, что и небо, и земля славили его. Пир Хаджи, сын /113б/ Тиланчи Арлата, который был одним из именитых бахадуров, в тот день сделал хорошие дела. Многих врагов обезглавил и их души отправил в ад. Но случайно в него попала стрела, и он погиб: «...и сражались, и были убиты, Я очищу их дурные деяния» 602 — и удостоился Его милости. И, наконец, обещание счастья, что «И ведь наше войско, оно-то победоносно» 603, — на небосводе показалась звезда победы, одержали победу над врагом. Многих из них перебили, взяли много их имущества и четвероногих и здравыми, невредимыми возвратились к государю. Государь Сахибкиран остановился в местности Карагучур и всю добычу, доставшуюся как трофей, раздал войску. Войска стали возвращаться со всех сторон. Там остановились на несколько дней, пока худые лошади не растолстели.

Поступил ярлык: «Амиру Джахан-шаху и Учкара Бахадуру с другими беками с тридцатитысячным войском ускоренно идти до Иртыша 604 и искать врага!» Те, следуя приказу, сели на коней и шли дни и ночи, пока не дошли до реки Иртыш. Половина войска переправилась через реку, шли вдоль берега реки и искали врага. Где бы ни нашли врага, там его убивали и отбирали его вещи. Таким способом рассеяли население Моголистана и взяли бесчисленно много добычи, пленили девушек и, с победой возвратившись, присоединились к государю Сахибкирану. Народ, улус Моголистана, которые были в плену, государь Сахибкиран собрал их всех в одном месте по куреням и раздал курени Лаълбеку, брату Тагай Буга Барласа, Темур Буге и другим бекам кошунов и отправил их в Самарканд. Те, взяв этих людей, имущества и добычи, отправились в Самарканд. Государь Сахибкиран прошел через степи, переходы и дошел до Эмиль Гучура и остановился в Урдум Сарае 605.

Государь Сахибкиран делает курултай и еще раз отправляет бахадуров и беков в Моголистан, чтобы подчинить всех моголов

Государь Сахибкиран, если обратит свое лицо к какому-нибудь делу, то пока это дело он не доведет до совершенства, он от него не /114а/ отвернется. В этом походе войска, куда бы ни ходили, оттуда возвращались с победой и счастьем. Несмотря на [135] это, в его благородную душу запало, что это дело нужно завершить еще более совершенно. Посовещавшись с царевичами и беками, он приказал: «Бекам идти в степь отдельными группами по разным дорогам. Где бы ни узнали, что там есть человек из моголов, идти туда и уничтожить моголов до последнего. Затем возвратиться и собраться в местности Юлдуз! 606»

Затем царевичей и беков разделили по группам и распределили каждую группу по отдельной дороге, всех снабдили проводниками. Первым из них был царевич Умаршайх с войском Андижана. Его проводником были Бурхан Оглан и Баян Темур, сын Беккичика Джете. Они пошли по определенной для них дороге. Они обследовали все окрестности этой дороги и везде, где встречали моголов, уничтожали их самих и их жилища. Так они миновали перевал Дубшин Юлдуз 607 и достигли городка Кара Ходжа и ограбили его. Между Кара Ходжой и Самаркандом три месяца караванной дороги 608. Другую группу из тридцати тысяч всадников возглавили Джаханшах-бек и Шайх Али Бахадур. Проводником им был нукер Сункар. Идя по определенной для них дороге, они прошли Кара Арт и Шоргулук и везде, где встречали врага, уничтожали.

Еще одна группа во главе с Усман-бек Аббасом с двадцатью тысячами всадников, сделав проводником амира Джалал Хамида, пошла по дороге Сагизгана и дошла до Сугулганлыга и Кокяра 609, у увиденных врагов отобрали имущество, а самих уничтожали. Еще одна группа из двадцати тысяч всадников во главе с Худади Хусайни и Мубашшир Бахадуром с проводником Кимар Такувом пошла по дороге Аруджикура и дошла до местности Йабкут и народа булгачи и йамуз, вступили с ними в сражение. Сражались один день и ночь, наконец, победили врага, уничтожили его, отобрав все их имущество, с победой возвратились и присоединились к государю Сахибкирану.

Государь Сахибкиран своим благородным дыханием с войском кула с проводником Келин Дучином пошел по дороге Улуг Кола, поднялся на Сичкан Дабан и столкнулся с беженцами булгачи, которые бежали от беков, поймав, всех убили и отобрали вещи.

Когда государь Сахибкиран ходил против Токтамыша, в Туркестане оставлял амира Ядгар Барласа, Сулайманшах-бека, Шамс ад-Дин Аббаса и Гияс ад-Дин Тархана. После победы над Токтамышем, обращения его в бегство он направился в сторону Джете и к тем бекам послал человека со словами: «Вы тоже войдите в Моголистан и покорите моголов, возьмите их крепости!» Те, действуя согласно приказу, вошли в Моголистан и оставили в тех пределах Той Буга /114б/ Шайха, чтобы он, согласно приказу государя Сахибкирана, занялся в тех пределах земледелием. А сами беки вошли в Моголистан, перешли Hyp Дабан, переправились через реку Или и достигли Суткола и Чечаклика 610. Тамошний народ, улус обобрали, взяли много имущества, взошли на Каз, и везде, где встречали противников, уничтожали их и отбирали имущество. Они искали народы булгачи и салучи. Прошли через Мулзуд и встретились с Хизр Ходжа Огланом, ханом Моголистана, у которого войско было многочисленным. Воевать с ним не сочли целесообразным, но и уходить было тоже нецелесообразно. Вынужденные они сошли с [136] коней, узды привязали к ремням и, встав напротив врага, стали пускать стрелы. Такая битва продолжалась два дня и две ночи, но врага не подпустили близко. Беки Джете, несмотря на свое численное превосходство и неоднократные атаки на этих бахадуров, победить не смогли, хотя битва была, как в день светопреставления. И к их великому позору, они, наконец, выступили с предложением о мире. Беки помирились с Хизр Ходжа Огланом на клятве и отправились в местность Юлдуз, которое было местом сбора победоносного войска. Шах Малик Тархан в этом сражении бежал в степь и в местности Кайтун 611 встретился с государем Сахибкираном и доложил историю беков о том, что встретились с Хизр Ходжа Огланом. Услышав эти слова, государь, подобно ветру, направился в ту сторону, достиг тумана Султан Махмуд-хана, переправился через Кунгаз 612 и достиг местности Юлдуз. Амир Ядгар Барлас, Сулайманшах-бек, амир Шамс ад-Дин Аббас и Гияс ад-Дин Тархан, которые шли, отступая, примирившись с Хизр Ходжа Огланом, удостоились увидеть государя. От войска государь выбрал достойных йигитов, остальное войско и обоз оставил там и быстро отправился в авангарде, на переправе Ула Киянавар переправился через реку и стремительно двинулся на Хизр Ходжу. Он шел по степи, которой не было ни начала, ни конца, и достиг местности Кара Булак 613, пошел дальше до Терташа и в местности Кошун Кая увидел очертания врага. /115а/ На ночь остановился там. Враги, узнав, что идет сам государь Сахибкиран, в ту же ночь разбежались кто куда. Группа моголов, от страха не зная куда идти, неожиданно оказались на пути государя. Одни наткнулись на группу царевича Умаршайха, царевич перебил их и отобрал их имущество.

Часть этих бежавших противников пошла по другому пути. На их пути оказались Джаханшах-бек и Шайх Али Бахадур. С ними тоже поступили, как с другими: многих перебили, кому-то из них удалось избежать бедствия.

Государь Сахибкиран, пройдя Котал Найрин, преследовал врагов до Караташа 614. Хизр Ходжа Оглан, выбросив из сердца мысли о царстве и богатстве, тысячью хитростей спас свою жизнь.

Войско государя Сахибкирана, идя по той пустыне и по горам, истребляло всех врагов, которые встречались по пути, так дошли до Кулан Котала. В виде добычи в их руки попало бесчисленно много лошадей, верблюдов, баранов, красивых девушек и женщин, с победой возвратились и присоединились к войску. Сахибкиран оттуда возвратился и прибыл в Чалыш 615. Ту добычу, которой не было числа, он раздал войску. Оттуда благополучно возвратился, прошел через Каджирту, Баладжар и остановился в местности Юлдуз, где установили августейшие шатры. Беки и войска, ушедшие в разные стороны, согласно приказу, возвратились с бесчисленным имуществом и добычей, удостоились чести увидеть государя.

Та местность была весьма приятной, с хорошим воздухом, родниками /115б/ и лугами, разными цветами. Оттуда до Самарканда была караванная дорога длиной в два месяца.

Государь Сахибкиран к царевичу Умаршайх Мирзе послал человека с приказом: «Пусть он идет по дороге Кахлаги и не оставит живым любого врага, который встретится!» Царевич, действуя по приказу, пошел дорогой Кахлаги и по дороге встретил [137] Коплак-бека, одного из беков Джете, и случилась сильная битва 616. Наконец, дражайший иаревич одолел врага, поймали самого Коплака, обезглавили и разорили его улус. Было взято много добычи в виде лошадей и баранов. С этой добычей он прошел через местности Курень, Учкарман и вошел в Кашгар 617. Затем оттуда тронулся и, под счастливой звездой прибыв в Андижан, остановился в собственном уделе.

(пер. А. Ахмедова)
Текст воспроизведен по изданию: Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме. Книга побед амира Темура. Ташкент. Изд-во журнала "SAN'AT". 2008

© текст - Ахмедов А. 2008
© сетевая версия - Strori. 2013
© OCR - Парунин А. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Изд-во журнала "SAN'AT". 2008