Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

МАТФЕЙ ЭДЕССКИЙ

ХРОНОГРАФИЯ

Письмо императора Иоанна Цимисхия к армянскому царю Ашоту III.

Предисловие.

Предлагаемый перевод письма византийского императора Иоанна Цимисхия к армянскому царю Ашоту III-му Багратиду, есть извлечение из летописи армянского писателя XII века, Матфея Эдесского. Он не безизвестен читающей русской публике. Профессор Императорского С.-Петербургского Университета, Н. Я. Марр, сделал из его хроники три выдержки, которые, под общим заглавием «Сказание о католикосе Петре и ученом Иоанне Козерне», поместил сначала в «Восточных Заметках» Сборника Факультета Восточных языков того же Университета, a впоследствие выпустил особой брошюрой in 4° в С.-Петербурге в 1895 г. Матфей Эдесский, как писатель крестовых походов, пользуется в Европе заслуженной репутацией. Джeрнет, в начале нынешнего столетия, также делал из него большие выдержки и в Французском переводе поместил в Notices et extraits des manuscrits......Michaud (см. Versuch einer Geschichte der armenischen Literatur von C. F. Neumann, Leipzig, 1836). Сен-Мартен использовал хронику при составлении своего двухтомного труда Memoires sur l'Armenie, Paris, 1819 и дополнении Histoire du Bas-Empire par Lebeau, в XIV томе которого он привел почти все содержание письма Цимисхия. Другой французский ученый Эд. Дюлорье дважды перевел всю хронику Матфея под такими заглавиями : a) Chronique de Matthieu d'Edesse. Bibliotheque Historique Armenienne ou choix des principaux historiens armeniens traduits en francais et accompagnes de notes historiques et geographiques. Collection destinee a servir de complement aux [92] Chroniqueurs byzantins et slavons. Paris, 1858. Сюда входит также и хроника священника Григория, продолжателя Матфея. b) Extraits de la Chronique de Matthieu d'Edesse, армянский текст, повидимому, разработанный самим Dulaurier, и перевод с примечаниями, в огромном томе Recueil des Historiens des Croisades. Documents Armeniens. T. I. Paris. 1869. В обширном предисловии к первому изданию, Дюлорье дает биографические сведения о Матфее Эдесском и делает оценку его хроники, в которой сообщаются такие подробности о крестовых походах, каких напрасно было бы искать y современных арабских, сирских, греческих или латинских хроникёров (des details que l'on chercherait vainement dans les chroniqueurs contemporains, arabes, syriens, grecs ou latins). Наконец, академик Gustave Schlumberger, неоднократно обращающийся к Матфею Эдесскому в своем капитальном труде l'Epopee Byzantine a la fin du dixieme siecle, на страницах последнего (283—290) целиком воспроизводит письмо Цимисхия по второму исправленному переводу Дюлорье, когда описывает поход Иоанна 975 г. в Сирию и Палестину.

Что касается самого памятника, то подлинность его неоспорима, говорит Дюлорье, так как ошибки, замечаемые в нем, доказывают, что он переведен на армянский язык с греческого оригинала; перевод в некоторых местах представляет собственные имена, сохранившие грамматические окончания первоначального текста, напр. Vridoun (***) вин. пад. Beryton (Бейрут); ovoulon вм. obolon (***) род. пад. мн. числа от obolos и проч. Греческий оригинал письма Иоанна Цимисхия, вероятно, хранился в архивах Багратидов г. Ани и, во время политических переворотов, пережитых Арменией, исчез в числе многих других драгоценных памятников армянской литературы. До нас дошел только его армянский перевод в хронике Матфея. Скажем несколько слов о французском переводе Дюлорье. Означенный перевод, по нашему мнению, слишком гладок, ровен и богат прикрасами и описательными выражениями, которые скорее поясняют текст, чем переводят его. От этого у читателя составляется неверное представление об армянском подлиннике. Матфей Эдесский был декадентским писателем и писал вульгарным языком того времени; речь его - простая, бесхитростная, каким был автор, человек не особенно обширных познаний, в чем он и сам чистосердечно признается, представляя свой непосильный труд на суд «глубокомысленным ученым, тонким [93] исследователям и риторам, которым ему нечего возражать» (см. стр. 279).

В заключение нам остается прибавить, что наш перевод сделан по тексту Эчмиадзинского издания (Вагаршапат 1898); в нем мы старались ближе держаться подлинника и, по мере возможности, избегать вставок и излишних пояснений, которые уместны только в примечаниях. Последние следуют за переводом.


Послание Византийского императора Иоанна Цимисхия (969—976) к Ашоту ІІІ-ему, царю армянскому (952—977).

Извлечение из летописи армянского писателя XII в. Матфея Эдесского.

Ашот, царь царей 1 Великой Армении, сын 2 мой духовный, услышь и ведай про чудеса, явленные нам Богом и о дивных [94] победах наших, коими невозможно постичь Божьего милосердия 3 и высокого человеколюбия, оказанного Господом своему наследию через нашу царственность в нынешнем году, о чем мы возымели желание поведать Твоей Славе, о Ашот Багратид, сын мой, и известить тебя, дабы и ты, как христианин и преданный друг нашей царственности, возрадовался и прославлял бы грозное величие Христа, Бога нашего; ты узнаешь, коль много Бог помогает 4 во [95] всякое время 5 христианам; ибо обложив данью весь восток 6 Персии, ты узнаешь, каким образом мы вывезли из арабского города Низибина мощи святого патриарха Якова 7 (Низибинского), взыскали с Аравитян следуемую нам дань и взяли y них пленных. Мы выступили в поход, чтобы наказать за высокомерие и гордость Амир-эль-Муменина, повелителя африканцев, называемых Махр-Арапик 8, который с сильной армией двинулся на нас. Арабы сначала подвергли было нашу армию некоторой опасности, [96] но после, с Божьей помощью, мы с неотразимой силой победили их и они, подобно другим врагам нашим, с позором возвратились во свояси. Тогда мы овладели внутренними областями их страны, предали мечу жителей многих округов и, поспешно отступив, расположились на зимних квартирах 9.

С наступлением апреля 10 месяца, собрав всю нашу конницу, мы двинулись в Финикию и Палестину, в погоню за погаными африканцами, которые вторглись в область Шам (Сирия). Мы выступили из Антиохии со всей нашей армией, прошли через все страны, прежде принадлежавшие нам, снова их покорили, наложили на них тяжелую дань и, в сопровождении несметного числа пленных, дошли до города Гемс 11. Жители округа, бывшие нашими данниками, вышли к нам навстречу, и приняли нас с почетом. Оттуда мы прошли к Ватолвеку 12, прозываемому Гелиополисом, т. е. город Солнца, город весьма обширный, богатый и знаменитый, окруженный грозными стенами. Жители выступили против нас войной, но наши войска обратили их в бегство, предав их лезвию меча. Спустя несколько дней, мы осадили Гелиополис и наши войска взяли в плен много детей, девушек, захватили также сокровища золота, серебра и множество скота. Отсюда мы направились к великому городу Дамаску, с намерением осадить его. Но начальствующий над городом, мудрый 13 старец, прислал нашей царственности послов с большими подарками и умолял нас избавить их от плена, не уводить в рабство, как жителей Ватолвека, и не разорять их областей, как y тех. И принесли они много драгоценных даров, множество великолепных коней и мулов, прекрасную конскую сбрую, оправленную золотом и серебром, и уплатили дань с Арабов в [97] количестве 40.000 т. золотых даhеканов 14; они взяли y нас воевод 15, дав письменное обязательство, вечно служить нашей царственности из рода в род, из поколения в поколение. Мы поставили там воеводой некоего славного мужа Турка, родом из Багдада, который поступил к нам на службу с 500 всадников и уверовал во Христа; он и прежде служил нашей царственности. Жители Дамаска клятвенным договором обязались невозбранно платить нам дань, сражаться против наших врагов и провозгласили хвалу в честь нашей царственности и за это мы избавили их от осады. Оттуда мы направились к озеру Тивериады, где Господь наш Иисус Христос 153-мя 16 рыбами совершил чудо. Мы вознамеревались осадить и этот город (Тивериаду), но жители добровольно покорились нашей царственности и, подобно обывателям Дамаска, поднесли нам много подарков, дань в 30.000 золотых, кроме иных приношений. Они просили y нас воевод и, подобно жителям Дамаска, дали подписку верно служить нам, вечно быть покорными и неукоснительно платить дань. Тогда мы избавили их от пленения, не разорили ни города, ни областей и не предали их разграблению, так как здесь была родина святых апостолов. Так было поступлено и с Назаретом, где Богородица Святая Дева [98] Мария услышала от ангела Благую Весть. Далее, мы пошли так же к горе Фаворской и взошли на то самое место, где Христос Бог наш преобразился. Пока мы находились там, к нам пришли (послы) из Рамле 17 и Иерусалима просить нашу царственность, пощадить их. Они попросили себе воеводу, сделались нашими данниками и присягнули в верной службе и мы исполнили их просьбу. Мы возымели желание освободить святой гроб Господа нашего Христа от порабощения мусульман 18. Мы назначили воевод во всех тех областях, которые нам подчинились и платили дань, как то: в Пениаде 19, называемой Декаполисом, в Генесарете, в Аркея 20, называемой Птолмией 21. Жители письменным договором обязались ежегодно и неукоснительно платить дань и находиться y нас в подчинении. Мы дошли до Кесарии, что на берегу моря океана; она подчинилась нам и вступила под наше владычество. И, если бы жившие там поганые африканцы, испугавшись нас, не укрылись в приморских замках, то мы, с Божьей помощью, побывали бы в святом граде Иерусалиме и помолились бы Богу в святых местах. Когда мы узнали о бегстве прибрежных жителей, мы покорили верхнюю часть страны и, подчинив ее греческому владычеству, поставили там своего военачальника. Жителей мы склонили на нашу сторону, непокорных же усмирили силой оружия. Мы двинулись дальше по морскому берегу, по пути, ведущему прямо к Вритону, городу славному и знаменитому, окруженному крепкими стенами, который ныне прозывается Берутом (Бейрут). После жаркой битвы овладев им, мы взяли в плен тысячу африканцев и в том числе Нусери 22, полководца Амир-эль-Муминина и прочих [99] знатных князей. В том городе мы поставили воеводу и намеревались идти к Сидону. Но когда Сидоняне услыхали об этом, они поспешили прислать к нам старейшин города, которые пришли с мольбой к нашей царственности и в великом страхе просили принять их в наше подданство, чтобы навсегда быть им нашими слугами. Мы вняли их мольбе, исполнили их желание и, взяв с них дань, дали им воевод 23. Оттуда мы двинулись к древней и сильной крепости Библону 24, взяли ее приступом и жителей захватили в плен. С огромной добычей и в сопровождении пленных, мы следовали по всем приморским городам и шли по такой узкой, трудной и непроходимой дороге, по которой никакая другая конница не проходила никогда. Мы на пути встречали прекрасные и цветущие города, крепкие замки, в которых находились арабские гарнизоны, брали их приступом, разрушали до основания, a жителей уводили в плен. До прибытия нашего в Траполис 25, мы выслали вперед конницы Тимаци 26 и Ташхаматаци 27 в ущелье Каререс 28, ибо до нас дошел слух, что там, в ущелье, засели поганые африканцы. Мы приказали нашим устроить засаду и уготовили им смертельную западню. Как мы сказали, так они и сделали. Появились две тысячи африканцев и бросились на наши войска; эти многих из них перебили и еще большее число захватили и привели (их) к нам; и где только встречали, обращали их в бегство. Мы опустошили совершенно всю триполийскую область, уничтожили виноградники, оливковые [100] деревья и сады; мы всюду вносили разорение и все области предали полному разграблению. Находившиеся там африканцы дерзнули выступить против нас войной. Тогда мы напали на них и истребили до последнего. Мы взяли большой город Тчуэл 29, называемый Габаоном, Баланею 30, Сихун 31, a также и знаменитый Зурзав 32 и не осталось ни моря, ни суши вплоть до Рампле и Кесарии (Палестинской), которое не подчинилось бы нам при содействии Несотворенного Бога. Мы распространили наше владычество до Вавилона 33 и жителей сделали нашими подданными. Мы в продолжении семи месяцев действовали в тех странах во главе сильной армии, разрушая города и опустошая целые области и Амир-эль-Муминин не посмел выступить против нас из Вавилона или выслать конницу на помощь своим войскам. И еслиб только ни удушливый зной и безводные пути в местностях, близких к Вавилону, как должно быть известно Твоей Славе, мы дошли бы до самого Вавилона, ибо милостью Бога, воцарившего нас, мы разбили на голову этого князя (Амир-эль-Муминина) и преследовали его до Египта.

Ныне вся Финикия, Палестина и Сирия освобождены от порабощения мусульман и признали власть византийских Греков. Кроме того и великая Ливанская гора подпала под нашу власть; все Арабы, жившие там, в огромном количестве попались нам в плен и были розданы нашим всадникам. Мы кротко и гуманно правили Сирией 34, откуда мы вывели 20.000 душ (жителей) и поселили в [101] Габаоне. Вот, ты узнаешь, какие победы Бог даровал христианам, чего никогда прежде не бывало. В том городе Габаоне 35 мы обрели Христа, Бога нашего священный сандалий, в котором Он ходил в мире (во время своей земной жизни) и изображение Спасителя, которое, позднее, Евреи прободали и из него потекла кровь и вода; на изображении не видно следов копья. Там же, мы добыли драгоценные волосы с головы Предтечи, Иоанна Крестителя 36, и унесли с собою для хранения в богохранимом граде нашем (в Константинополе). Ныне в месяце сентября, с Божьего благоволения, мы обратно привели в Антиохию богоспасенное воинство наше, о чем уведомляем Твою Славу, дабы и ты восхищался этой вестью и превознес бы великое человеколюбие Божье и знал, какие благие деяния совершились в настоящее время и как велико число их! Сила святого креста Христова простирается далеко и широко и, имя Бога повсюду, в этих краях, прославляется и восхваляется. Наше царство преуспевает во славе и величии и Божье могущество непрестанно устами нашими превозносится и благословляется за дарование нам столь блестящих побед. Да будет вечно благословен Господь Бог Израила!


Комментарии

1 В данном месте армянского текста стоит персидское выражение Шахан-шах, что значит «царь-царей», как мы его и перевели. Этим пышным титулом некоторых из армянских Багратидов наделили багдадские халифы (Абассиды), в отличие их от других современных им армянских царьков, правивших в следующих областях восточной или великой Армении: в Тайке, Капане (Сюнике), Васпуракане и в армянской Албании. Такими Шахан-шахами в истории Багратидов являются: Ашот II (915—929), Ашот III и сын последнего Галик I (989—1020). (См. Истор. Степ. Тарон. русск. перев. Н. Эмина, стр. 116 и 125, Москва 1864 г. и y Матфея Эдесского, стр. 18, Вагаршапат 1898 г.). Византийские императоры сохранили также за Багратидами титул «царя-царей», что видно из этого письма Цимисхия к Ашоту.

2 Следует заметить, вообще, что императоры Византии весьма благосклонно относились к армянским Багратидам, нередко вооруженной рукой поддерживая их в борьбе с Аравитянами. Так, напр., имп. Василий Македонянин, приветствуя Ашота I (основателя династии Багратидов) с воцарением, называет своим возлюбленным сыном (сл. Ист. Иоанна Католикоса, стр 100 и Histoire Generale du ІV-е siecle a nos jours Er. Lavisse, Alf. Rambaud, t. I, p. 654—655, Иерусалим). Сын и преемник Ашота, Смбат I (889—915) искал дружбы императора Льва ІV-го, в котором он приобрел союзника, хотя и cunctator'a; незадолго до прибытия обещанного подкрепления от императора, Смбат был подвергнут арабским полководцем Юсуфом пыткам и обезглавлен в г. Двине в 915 г. Сын его Ашот II (в Histoire Generale Er. Lavisse Ашот II неверно назван Ашотом III-им и год правления 921 - 928 тоже ошибочно показан: Ашот II царствовал от 914 - 928 года) «железо» лично побывал в Константинополе, получил от Константина VII Багрянородного в помощь многочисленную армию, вернулся в Армению и изгнал оттуда Аравитян (см. Ист. Іоан. Кат. стр. 212). При Ашоте III (952—977), которого Иоанн Цимисхий называет своим духовным сыном, вековое царство Багратидов находилось в блестящем состоянии, благодаря слабости багдадских халифов. Авторитет царя признавался всеми современными армянскими царьками, феодальными князьями-вахарарами ; он пользовался общим уважением своих подданных, которые называли его «милостивым», за его любовь к бедным и неимущим. У Ашота была многочисленная и прекрасно устроенная армия, готовая ринуться на бой при первом появлении неприятеля на границах Армении. И, действительно, когда император Іоанн Цимисхий в 974 году, выступив в поход в Месопотамию (конечной целью его было сломать силу Абассидов взятием Багдада, но ему это не удалось выполнить вследствие удушливой жары и отсутствия фуража), вдруг круто повернул на восток, появился в южной Армении, в области Тарона, Туруберанской провинции (на западе от Ванского озера), и остановился лагерем против крепости Айцяц-берд, то он не мог скрыть своей досады, узнав, что Ашот III, во главе 80.000 армии, ожидает его в Харке той же провинции. При армянском царе, по описанию Матфея Эдесского, находились: царь Капана Филипп, царь Ахванский Гурген, царь Карсский Абас, царь Васпураканский Сепекерик, владетельный князь области Андзеваци-Гургев и сасунский князь, который начал было уже наступать на греков. Но враждебные действия вскоре прекратились и Ашот вступил в переговоры с императором. Между ними был заключен «договор», текст которого, говорит французский академик Густав Шлюмбергер, к сожалению, нам неизвестен. Мы знаем только, продолжает тот же ученый, что Иоанн Цимисхий спросил y Ашота войска для войны против неверных, и этот князь дал ему 10.000 отборных солдат, вполне экипированных; последние, сослужив императору отличную службу во время его военных операций в Сирии, в Болгарии и в войне против русского князя Святослава (Степ. Таронский), не мало содействовали успеху этих экспедиций. С тех пор вошло в обычай при византийской армии содержать армянский вспомогательный корпус до окончательного присоединения Армении к владениям империи. Кроме того, Иоанн Цимисхий просил y Ашота провиант для своей армии и получил его. (См. G. Schlumberger, L'Epopee Byzantine a la fin du dixieme siecle, 1896, стр. 251 - 252 и т. д.). Сделавшись союзником Иоанна Цимисхия, Ашот, естественно думать, не мог неинтересоваться судьбой своих солдат и всей кампании, которую вел император в Месопотамии против Абассидов. В этом, по нашему мнению, и заключается raison d'etre письма Иоанна к Ашоту. К сожалению, Матфей Эдесский не определяет ни места, ни времени отправки этого письма. Шлюмбергер полагает, что оно написано осенью 975 года и послано с дороги в Константинополь, куда император возвращался закончив кампанию в Сирии.

3 В армянском тексте стоит слово ***, что значит: сладость, милосердие. Покойный французский арменист Эдуард Дюлорье это выражение дважды переводит через la profondeur de la bonte divine (cm. Bibliotheque Historique Armenienne, стр. 16, Paris 1858 и Recueil des Historiens des Croisades, Documents Armeniens, tome premier, Paris 1869, стр. 13, a также G. Schlumberger, L'Epopee Byzantine, стр. 284).

4 Намек на поход предыдущего года. Известно из Шлюмбергера (L'epopee Byzantine), что после покорения восточной Болгарии Иоанн Цимисхий вынужден был готовиться к новой войне в Азии с магометанами, начинавшими вновь наступать на города и земли, отвоеванные y них Никофором Фокой (см. того же автора Un empereur Byzantin au dixieme si?ecle, Nicephore Phocas, Paris 1890). Весною 974 года Иоанн предпринял поход на Багдад, овладел городами: Амидом, Маяфаркином, Низибином и одержал ряд побед, но, несмотря на это, он вынужден был вернуться, не добравшись до столицы халифата, за недостатком воды и кормов (см. также Ремизова, Византия и Византийцы, Москва 1893, стр. 56-57).

5 В тексте стоит слово *** (от глагола *** помочь), которое Дюлорье переводит описательным выражением: (Dieu) est le protecteur constant, a в первом переводе (1858 r.): est le protecteur des (chretiens).

6 Какие страны разумеет автор под «востоком Персии», для нас остается невыясненным. Трудно согласиться также и с пояснением Дюлорье, который, комментируя это выражение, говорит, что Иоанн, двигаясь на восток, дальше Тарона не дошел (на северо-восток от Месопотамии), y границ великой Армении. Это -те страны, которые он (Иоанн) и называет «l'Orient des Perses». Они составляли предел владычества Парфян(?) и Персов, на крайнем востоке греческой империи. Правда, означенные страны могли быть крайними пределами Византии на востоке, но при чем тут Персия, которая от Тарона отделялась обширными областями Васпуракана и Адербейджана ? Наконец, откуда появились Парфяне в конце X века, когда из истории нам известию, что парфянская династия Аршакидов в Персии пала в 226 году по Р. Хр. и сменилась Сасанидской, a в Армении она прекратилась в 428 году (см. Агафангела и Моисея Хоренского Ист. Арм.).

7 Яков Низибинский, по армянским преданиям, был близким родственником Григория, Просветителя Армении. Он присутствовал на первом вселенском Никейском соборе в 325 году. О его святости нам сообщает, между прочим, Фауст Византийский, арм. пис. IV века (см. его Ист. кн. III, гл. X, СПБ. и V. Langlois, Collection des historiens anciens et modernes de l'Armenie, Paris 1867). В настоящее время с появлением в печати «Краткого очерка Сирийской Литературы Райта», в русском переводе Тураевой (СПБ. 1903), выяснилось, что Яков Низибинский - сирийский святой и не состоит в родстве с просветителем Армении, Григорием. Упоминание же о нем у армянских писателей доказывает только сильное влияние сирийской литературы на армянскую, влияние, сменившееся в V, VI, VII и т. д. веках греческим.

8 *** искаженное арабское сл. maghrebi, что значит «западный», и *** зн. араб. Под *** разумеются Марокские Арабы (Maugrebins y Шлюмбергера), составлявшие в эту эпоху лучшие войска между сухопутными и морскими силами Фатимида Муэза (935—975); этот последний, низложив Икшидитов в 973 г., основал государство Фатимидов и столицу свою утвердил в Каире. Его полководцы вскоре появились в Сирии и заняли ее; оттуда они могли угрожать Месопотамии, чего Византия не могла допустить (см. G. Schlumberger, L'Epopee Byzantine, стр. 236, 238, 280, 284 и проч. и Histoire Generale Er. Lavisse, Les empires Arabes, стр. 761).

9 До сих пор в письме говорится о первой кампании Иоанна, по окончании которой греческие войска, по мнению Шлюмбергера, зимовали в 974 году в Антиохии. Осенью того же года императору в Константинополе был устроен триумф и перед ним несли «триста мириад», т. е. триста миллионов золотых и серебряных монет, множество предметов из тех же металлов, златотканых материй, ароматов, драгоценного восточного оружия и т. д. (см. М. Ремизов, Византия и Византийцы конца Х-го века, стр. 57).

10 Тут начинается описание похода 975 г., против Фатимидов египетских.

11 Hems, Emisa на p. Оронте (см. Karl von Spruner, Historisch-Geographischer Hand-Atlas, Gotha 1854).

12 Ватолвек армянское название города Баальбека в Финикии.

13 Под мудрым старцем нужно разуметь эмира Афтекина, который, в сопровождении жителей города, вышел навстречу императору с богатыми дарами, чтобы купить y него мир. (См.Histoire du Bas-Empire, tome XIV, стр. 139).

14 Армянская золотая монета даhекан стоимостью почти равняется арабскому динару (Шлюмбергер).

15 Надо полагать, что Иоанн Цимисхий в покоренных городах оставлял военачальников с известным числом гарнизона, чтобы держать жителей в повиновении. В данном месте армянский текст гласит так: *** что буквально переводится так: «и взяли (они) y нас воевод». Текст же, которым пользовался Эд. Дюлорье, в этом месте представляет незначительный вариант, и там вместо*** (воевод) мы читаем *** (войско, гарнизон). Следовательно, смысл использованного французским арменистом текста в данном месте должен быть такой : «они взяли y нас гарнизон». Но Дюлорье, к величайшему нашему удивлению, совсем не понял смысла этой простой фразы и совершенно произвольно переводит так: (Іеs tributs des Arabes, т. е. 40.000 золотых) furent distribues par nous a nos soldats. Тут о раздаче солдатам означенной суммы и помину нет в тексте. В обеих фразах: *** и *** слова *** и *** стоят в винительном падеже множ. числа. *** aorist 3 л. множ. числа, от глагола *** взять, брать, a не distribuer - раздавать, как полагал почтенный арменист, дважды повторивший эту ошибку в своих переводах (см. Bibliotheque historique, стр. 18, Recueil des historiens ... и так же y Schlumberger, L'Epopee Byzantine, стр. 286).

16 Очевидно, что текст в данном месте искажен, ибо из Нового Завета известно, что Иисус это чудо совершил пятью хлебами и двумя рыбами. См. Ев. от Матфея гл. XIV, стих 19 и от Марка гл. VI, стих 41. В тексте, использованном Дюлорье, сказано сто три рыбы, но он, придерживаясь Нового Завета, это место переводит так: avec doux poissons et cinq pains d'orge fit son miracle.

17 Рамле, Ramla приморский город в Палестине, на запад от Иерусалима.

18 В то время Иерусалим находился во власти Фатимидов египетских, против которых был направлен поход 975 года.

19 Здесь собственное имя города «Пениада» очевидное искажение, говорит Дюлорье, потому что, следуя за походом Иоанна на юг от Назарета к горе Фаворской, мы придем к Бетсану или Скифополису, расположенному на запад от р. Иордана и к югу от Тивериадского озера. Это - главный город Декаполя, именем которого Иоанн назвал, вероятно, и самый город. Предположение французского ученого вполне подтверждается, если бросим беглый взгляд на карту Spruner'a Byzantinisches Reich (cм. помянутый выше Histor.-Geograph. Hand-Atlas).

20 Под Аркея разумеется Акра.

21 В *** мы видим армянскую форму названия Птолемаиды.

22 Нусери, Фатимидский полководец, евнух Насир, который во главе египетских Махребов (maghreb) в январе 975 года выгнал византийский гарнизон из Бейрута, потом разбил греков около Триполи и угрожал Антиохии (см. Schlumberger, L'Epopee Byzantine, стр. 280).

23 Эти простые предположения мы перевели дословно, желая ближе придерживаться текста. Но Дюлорье большею частью поясняет текст описательными выражениями, чем переводит его. Так напр., вместо того, чтобы сказать «мы вняли их просьбе или мольбе», он говорит: d'apres ces assurances, nous consantimes a ecouter и проч. Ничего подобного мы не видим в армянском тексте. Нам кажется, что с историческими трактатами и вообще с документами подобного характера нельзя так произвольно обращаться, потому что от этого y читателя может сложиться не совсем верное представление об авторе таких документов и пр.

24 Библон, вероятно, приморский город Библос, в Финикии (Dulaurier).

25 T. e. в Триполи.

26 Слово ***, по мнению Дюлорье, есть этническое прилагательное, происходящее от греческого thema, слово, которое обозначает территориальное деление греческой империи, a также легионы, которым доверена защита страны. Здесь конница Цимисхия, может быть, составляет корпус войск, квартирующих в Финикии, или провинциональную конную милицию, сопровождавшую армию императора.

27 В слове *** Дюлорье видит искажение греческого выражения taxation или taxidion, гарнизон. Из этого он заключает, что *** должно обозначать taxati, milites praesidiarii.

28 *** значит каменная поверхность Ущелье этого наименования находилось y узкого прохода Ливанских гор, около Триполи.

29 Тчуэль *** есть транскрипция арабского названия города Джибеле или Габала, который находится между Лаодикеей и Баланеей, в Финикии. Его не следует смешивать с Габаоном, лежащим на севере от Иерусалима, как это делает переводчик письма Цимисхия (Дюлорье).

30 В армянском тексте «город Балакайцев», который лежал на юг от Джибеле.

31 Сихун, арабский Sehioun, маленький городок и очень укрепленный форт на территории антиохийской (Дюлорье).

32 Зурзав или Борзо, весьма укрепленное местечко на одном из высоких хребтов Ливанских гор. Арабские писатели его называют Barzouyeh, Berzouia или Borzia и определяют его местоположение на северо-запад от Апамеи и на восток от Sehioun'a, на расстояние одного дня пути от обоих пунктов (Дюлорье).

33 Здесь Dulaurier вносит в свой перевод следующую фразу, которой нет в армянском тексте: nous avons dicte des lois aux habitants. Далее, считаем нужным заметить, что под Вавилоном тут разумеется, конечно, не древний Вавилон, лежавший, как тогда, так и теперь в развалинах, но Багдад, a иногда Каир, т. е. Вавилон египетский, что видно из хода описаний похода.

34 В тексте стоит собственное имя ***, что значит Ассирия; но тут речь идет о Сирии, армянское название которой - ***; поэтому мы географически правильнее перевели «Сирия».

35 См. стр. 100, примечание 1-ое.

36 По свидетельству Льва Диакона, сандалии Иисуса Христа и волосы Иоанна Крестителя Цимисхий обрел в Мембедже. Тот же писатель утверждает, что чудотворный образ Спасителя, изображающий крестное распятие, император получил в Берите (Бейруте). Сен-Мартен в своих дополнениях к Histoire du Bas-Empire par Lebeau говорит, что сандалии Спасителя и волосы Іоанна Предтечи хранились в Мембидже (Membig).

(пер. Х. Кучук-Иоаннесова)
Текст воспроизведен по изданию: Письмо императора Иоанна Цимисхия к армянскому царю Ашоту III // Византийский временник. Т. 10. 1903.

© текст - Кучук-Иоаннесов Х. 1903
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Темирханов И. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Византийский временник 1903.