Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

АТА-МЕЛИК ДЖУВЕЙНИ

ИСТОРИЯ ЗАВОЕВАТЕЛЯ МИРА

ТАРИХ-И ДЖЕХАНГУША

СЛАВОСЛОВИЕ

Во имя Аллаха милостивого, милосердного!

Хвала и благодарение Тому, кому возносят молитвы; сущему; Тому, пред кем падают ниц все живое; Тому, кто дарует свет мудрости и изобилия. Он - Создатель, и свидетельства тому заключены в каждой частице всего, что есть на земле. Он - защитник, и многообразие языков и явлений существует для того, чтобы воздать Ему хвалу за его удивительные и прекрасные творения. Он дает нам пищу, и за Его столом есть место и единобожникам, и безбожникам (mulḥid). Он - Творец, и все, что создано Им в природе, говорит о безграничности его власти. Он всемогущ, и сладкоголосые соловьи в тысяче песен восхваляют его бесчисленные милости. Он щедр, и обильный апрельский дождь - лишь капля в море его даров. Он прощает заблудших, и его доброта стала источником, дающим силы влюбленным. Он карает грешников, и сверкающая татарская сабля явилась орудием его гнева. Он вне нас, и мудрецы изумляются, видя его совершенство; Он внутри нас, и разум и воображение не способны постичь все величие его славы. Он един, и к нему стремятся те, кто выбрал прямой путь через долину мудрых наставлений, и те, кто пробирается сквозь дебри страстей. Он вечен, и его равно любят и приверженцы истины, и беспутные язычники.

Мусульманин и неверный следуют по этому пути, повторяя:
«Он един, у него нет сотоварища».

И да снизойдет его милость на цветок в его саду, на свет очей мудрецов, печать пророков - Мухаммеда Избранного, и да пусть волшебный аромат - аромат истинной веры достигнет ноздрей ревнителей святости, и всевышняя Плерома, в согласии с теми, кто обитает в саду удовлетворения, прольет щедрый дар /2/. благословения на его чистый святой дух.

И хвала тем избранным из числа его народа и последователей его закона - его друзьям и домочадцам, которые есть звезды на небесах праведности и камни, брошенные в демонов зла, и да пусть его драгоценная чистота и истинность сверкают и днем, и ночью. [4]

ВВЕДЕНИЕ

В 650 году (1252-1253) судьба была добра ко мне, и фортуна мне улыбнулась, и выпала мне честь целовать порог дворца Императора Мира, Повелителя Земли и Века, даровавшего благословенный мир и безопасность, Хана ханов - Менгу-каана 1 - да украсит его знамя победа над врагами государства и веры и да простирается его августейшая тень надо всем человечеством, - и я созерцал плоды справедливости, благодаря которой вновь ожило и расцвело все сущее, - точно так, как улыбаются молодые растения и деревья, когда плачут весенние облака. И я исполнил волю Всевышнего: «Посмотри же на следы милости Аллаха, как Он оживляет землю после ее смерти2. Глаза мудрости просветлились от созерцания этой справедливости, и ухо истины усладилось возгласом:

О влюбленные! Похититель сердец явился вновь. Раскройте ваши сердца, ибо пришел возлюбленный ваш.

И потеряли силу сказания о справедливости Нуширвана 3, и предания о мудрости Фаридуна 4 были забыты. Его справедливость подобна северному ветру, чье дыхание овеяло весь мир, а солнце его царских милостей осветило все человечество. Взмахом своей сверкающей сабли он поверг своих презренных врагов; его подданные и слуги его двора вознесли трон его дворца к Плеядам; его противники, убоявшись его суровости и ярости, отведали смертельного зелья; его суровая и могущественная рука ослепила глаза мятежников.

И когда так созерцал я его внушающее ужас величие, от которого запекались губы и опаляло чело знаменитых монархов, несколько моих преданных друзей и сердечных собратьев, тяготы поездки к которым, дабы узреть их величественный облик, переносить мне было так же легко и приятно, как отдыхать в собственном доме, /3/ предложили мне, дабы увековечить превосходные дела и обессмертить славные свершения Властелина Эпохи, молодость судьбы и зрелость решений, написать историю, и, чтобы сохранить хроники и летописи его правления, составить описание, которое превзошло бы сказания о Цезаре и затмило предания о Хосровах 5.

Сегодня уже не секрет для краснобаев и мудрецов, для ученых и достойных мужей, что расцвет и блеск литературы, слава и процветание ученых - заслуга покровителей этих искусств и защитников этих ремесел: [5]

Как узнать мне, встречу ли я когда-либо того,
Который станет моим сотоварищем, достойным самых высоких похвал?
И тогда я расскажу ему, что у меня на сердце, и он расскажет мне,
что у него на сердце, и оба мы будем знать, что печалит другого.

Но из-за ненадежности Судьбы, и влияния непостоянного неба, и вращения колеса зла, и перемен в вечно меняющемся мире центры науки были уничтожены, и школы учения исчезли, и сословие учеников было попрано свершившимся, раздавлено предательской Судьбой и обманчивым роком, и их постигли невзгоды и несчастья, и, предавшиеся отчаянию и гибели, они стали беззащитны перед сверкающими мечами и укрылись под покровом земли.

Учение теперь должны мы под землей искать, ведь все ученые мужи покоятся в земном чреве.

Но в прежние времена, когда ожерелье империи учености и те, кто заявлял на него свои права, были нанизаны на одну нить,

Когда радость еще не угасла и юность была безмятежна, и среди превратностей судьбы люди еще не выбрали тебя,

самые ученые мужи земли и самые достойные сыновья Адама направляли свои усилия на то, чтобы сохранить в памяти и продолжить благородные обычаи. Тот, кто обладает мудростью, кто проницательным взором видит конец и завершение всего, хорошо знает, и это совершенная истина, что тот, о ком сохраняется добрая слава, живет вечно,

ибо память о герое - его вторая жизнь 6.
И когда герой встречает смерть, то кажется, что рожден он был только для славы
7.

/4/ И потому возвышенные поэты и велеречивые писатели, арабские и персидские, слагают стихи и прозу о царях своего века и достойных людях своей эпохи и сочиняют о них книги. Но сегодня вся поверхность земли, и в особенности Хорасан (который был местом, откуда брали свое начало счастье и милосердие, где находились самые прекрасные вещи и лучшие [6] работы, источник, дающий миру ученых мужей, место, где встречаются достойнейшие, родник талантливых, луг мудрых, тропа умелых, место, где утоляют жажду изобретательные, - вот подобные жемчужному дождю слова Пророка, произнесенные в связи с этим:«Знание - это дерево, корни которого в Мекке, а плоды - в Хорасане»), - сегодня, я говорю, на земле уже нет людей, облаченных в одежды науки и украшенных драгоценностями учености и грамоты; остались только те, о которых можно сказать: «И последовали за ними потомки, которые погубили молитву и пошли за страстями» 8.

Ушли те, под чьим покровительством славно было жить, и остался я один среди потомства, как кожа прокаженного 9.

Мой отец, сахиб-диван Баха ад-Дин Мухаммад ибн Мухаммад эль-Джувейни, - да зеленеет над местом его отдохновения пышное дерево превосходства и да будут устремлены на него глаза добродетели! - написал в связи с этим касыду, из которой я приведу две первые строки:

Пожалейте меня, ибо следы правды исчезли, и основание благородных поступков вот-вот рухнет.
На нас обрушились те, кто в слепоте своей чесали пятки гребнями. А вместо гребня использовали полотенце.

Обман и ложь они считают проповедями и наставлениями, а распутство и клевету - храбростью и отвагой.

И многие считали это ремеслом, но меня удержали от этого моя религия и мое положение 10.

Они считают уйгурский язык и письменность вершиной знания и учености. Любой рыночный торговец в одеянии неправедности становится эмиром; наемник - министром, плут - везиром, и любой несчастный - секретарем; любой ---- 11 - мустафи, и любой мот - ревизором; мошенник - помощником казначея, и любой мужлан - государственным министром; конюх - важным и достойным господином, а любой ткач- значительной персоной; любой невежда становится знающим, ничто превращается в нечто, невежа становится начальником, предатель - могущественным властелином и слуга - ученым мужем; любой погонщик верблюдов становится [7] аристократом от многих богатств и любой носильщик - в благоприятных обстоятельствах и с помощью Фортуны.

Происхождение тех, кто был низвергнут в то время, не может сравниться с происхождением тех, кто пророс с травой 12.

Благородные подверглись гонениям, и от печали и горя их грудь разрывали стенания.
Хребет учености был переломлен в тот момент, когда спины этих невежд коснулись подушек.

Как жаждали мы восславить прошедший век, когда занимались тем, что ругали век настоящий! 13

Они считают удар и пощечину проявлением доброты, ибо «Аллах наложил печать на их сердца» 14, а сквернословие и беспробудное пьянство - следствиями здравого ума. В такой век, который есть голодный год щедрости и рыцарства и базарный день заблуждений и невежества, добродетельные подвергаются жестоким гонениям, а злым и безнравственным ничто не угрожает; из-за свершения благородных дел достойные попадают в ловушку несчастий, а глупцы и низкие люди получают все, что ни пожелают; свободные становятся нищими, свободомыслящие - изгоями; благородные - неимущими, а имевшие положение - безвестными; находчивые подвергаются опасностям, приверженцы традиций становятся жертвами несчастий, мудрецы заключены в оковы, а достигшие совершенства терпят бедствия; могущественные вынуждены подчиняться людям низкого происхождения, а достигшие высокого положения становятся пленниками черни.

Я видел век, когда возносились низкие, и теряли положение те, кто отмечен высокими достоинствами;
Как море, которое поглощает жемчуг, и на поверхности которого плавают отбросы;
Или весы, опускающие вниз все, что имеет изрядный вес, и поднимающие наверх легковесные предметы.

Из этого можно заключить, каких трудов должно стоить мудрецам подняться на самый верх и изведать всю глубину падения. И, в соответствии с поговоркой «Всякий больше [8] похож на свое время, чем на своих родителей», в расцвете юности, которая должна быть временем, когда закладывается основание достоинств и свершений, внимал я словам своих ровесников и сотоварищей, которые были собратьями дьявола, и когда мне не исполнилось еще двадцати лет, я уже был на службе у дивана и, занимаясь его делами и торговыми операциями, пренебрегал приобретением знаний и не внимал совету моего отца (да продлит Всевышний его жизнь и возведет стену между ним и несчастьями!), совету, который есть драгоценность тех, кто не имеет украшений, и образец мудрости:

Мой юный сын, всегда стремись к науке, спеши собрать плоды твоих желаний.
Ведь видел ты, как пешка, упорствуя в своем пути по шахматной доске, способна превратиться в королеву?
Величественные сооруженья славы для нас воздвигли наши предки.
И, коль не упрочим их нашими трудами, обрушатся они, без всякого сомненья.

Однако

Доброжелатели дают совет любому но лишь счастливцы следуют ему.

И вот когда благоразумие, которое есть узда для неистовства молодости, проявило себя, и годы, как повод, наброшенный на пылкую юность, взяли свое, и жизнь моя достигла такой точки, когда

К моим двадцати годам добавилось еще семь лет, и благоразумие взяло верх над неумеренностью.

нет смысла сожалеть и сокрушаться о годах, потерянных для ученья, так же как нет проку в том, чтобы стенать и скорбеть о днях, проведенных в праздности.

Жаль, что годы проходят так внезапно, и моя жизнь, как и моя душа, должна преступить порог тридцатилетья!
Какие у меня остались радости? А если и есть радость, так это скорее лепешка, - к чему сотни кубков вина, если свадебный пир окончен?
[9]

Тем не менее после того, как я несколько раз посетил Трансоксанию 15 и Туркестан 16, дойдя до границ Мачина 17 /7/ и далекого Китая - места, где находится трон империи и дом потомства Чингисхана 18, являющегося прекраснейшей из жемчужин в ожерелье его империи, и был свидетелем некоторых происшествий и услышал из надежных и внушающих доверие источников о прошедших событиях, и так как я не видел возможности не согласиться на предложение моих друзей, которое скорее было повелением, я не смог отказаться и не выполнить завет тех, кто мне дорог. Таким образом, я записал все, чему были доказательства и что было подтверждено, и назвал все эти повествования «История завоевателя мира, записанная Джувейни» 19.

Земля опустела, и я был вождем без последователей;
И одним из моих несчастий было то, что я был одинок в своем устремлении
20.

Ученые и добродетельные мужи - да не глянет дурной глаз на двор их славы и да будут воздвигнуты при их жизни башни благородства и величия - по доброте своей прикрывают слабость и несовершенство моего языка и слога вуалью снисхождения и прощения, ибо в течение десяти лет, что мои ноги ступали по чужой земле, я воздерживался от ученья, и листья наук оказались «оплетены паутиной», и картины их исчезли со страниц моей памяти -

Как слова, написанные на поверхности воды;

поэтому они не прикладывают палец осужденья к следам моих ошибок, от которых не может уберечься ни один человек, «ибо каждый идущий спотыкается».

Если вы заметите погрешности в моем слоге, моей каллиграфии, моих способностях или моем красноречии,
Не подвергайте сомнению способности моего ума: поистине, мой танец сообразуется с музыкой времен.

И если в краях неумеренности и несовершенства я переходил тропу сдержанности, удовольствуйтесь мудростью этих строк: «И те, которые не свидетельствуют криво, а когда проходят мимо пустословья, проходят с достоинством» 21. Ибо цель пересказа этих историй и придания гласности и описания хода событий двояка, а именно - духовное и мирское благо. [10]

Что до духовного блага, то если проницательный муж с чистой душой, справедливый и умеренный, взглянет на это глазами, чуждыми злобы и зависти, а это нередко случается /8/ и не ищет ошибки, и не отыскивает пороки и недостатки, которые есть следствие низменности ума и подлости души; и если он не взирает с почтительностью и преданностью, которые оправдывают преступления и дерюгу принимают за парчу -

Глаза довольства слепы к любым недостаткам, глаза же гнева повсюду отыскивают изъяны 22, -

но если он принимает все честно и искренне, как всякий, который выбирает золотую середину, - «ибо лучшее во всем есть золотая середина», -

Если я соглашусь нести бремя любви, а потом освободиться от него, я ничего не приобрету и ничего не потеряю, -

и если он размыслит над этими повествованиями и сочинениями, которые написаны различными стилями [?], тогда покров сомнения и подозрения и пелена недоверия и неуверенности спадут с его глаз, и от его разума и сердца не будет сокрыто, что все добро и все зло, все счастье и горе в этом мире роста и тлена свершается по указу Всемудрейшего и зависит от воли Всемогущего, чьи дела есть образец мудрости и основа совершенства и справедливости; а когда происходят такие события, как опустошение стран и рассеивание народов вследствие поражения добра и победы зла, в них заключены мудрые уроки. Господь Всемогущий сказал: «И может быть вы любите что-нибудь, а оно для вас зло» 23. А учитель Санаи 24 сказал:

Возьми надежду иль страх - Мудрец не создал ничего лишнего.
Все, что произошло, и что еще произойдет в этом мире, должно свершиться.

И Бади из Хамадана 25 сказал в одном трактате: «Не противьтесь воле Всевышнего и не соперничайте с Ним в многолюдности на Его собственной земле», - ибо «земля принадлежит Аллаху: Он дает ее в наследие, кому пожелает из своих рабов» 26.

Всякий секрет есть море, чтобы погрузиться в которое у человека нет ни знаний, ни мудрости; кто из людей может пролететь над этим горизонтом, какой разум или воображение могут пересечь эту долину? [11]

Откуда я взялся? Откуда взялось слово тайны царствия?
Ибо никто не ведает тайного, а только один Всевышний.
/9/ Твоя душа не ведает этой тайны, для тебя нет пути сквозь этот покров.

Лишь две вещи можно постичь разумом или из преданий, и лишь они не отделены от воображения и понимания. Первая - проявление чудес Пророчества, а вторая - теология. И что может быть чудеснее, чем предсказание: «Земля была пожалована мне, и мне был указан восток ее и запад, и владения моего народа достигнут пределов пожалованного мне», сбывшееся через шестьсот с лишним лет в виде нашествия неведомой армии? Ибо обилие света от солнечных лучей не более странно, чем сырость от воды или тепло от огня, но всякий свет, воссиявший во тьме, безмерно чудесен и удивителен.

Мы были живы до тех пор, покуда под воздействием чар не увидали свет в ночи.

Потому знамя ислама поднимается выше, и огонь веры пылает ярче, и солнце учения Мухаммеда оставляет в тени те народы, чей слух не услаждают такбир и азан, и по чьей земле ступают лишь нечистые ноги поклоняющихся аль-Лат и аль-Узза 27, в то время как верующие во Всевышнего направили свои стопы туда, и достигли дальних стран Востока, и обосновались там, и устроили там свои дома, и число их так велико, что не поддается счету и исчислению. Многие из них во времена покорения Трансоксании и Хорасана 28 были отправлены туда для занятия ремеслами и ухода за скотом, и еще многие - из самых западных краев, из двух Ираков 29, Сирии и других земель ислама - оказались там по коммерческим и торговым делам, посещая каждую область и каждый город, получая славу и видя диковинные вещи, и отбросили посох странствий, и решили остаться там; и обосновались в тех землях, и возвели дома и замки, и вместо жилищ идолов построили обители ислама, и основали школы, в которых ученые мужи обучают и наставляют учеников, а ученики извлекают из этого пользу. Поговорка «ищи знания даже в Китае» относится к этому веку и живущим в эту эпоху.

А с детьми многобожников было так: некоторые из них были захвачены мусульманами, и их постигла низкая участь рабов, и они познали достоинства /10/ ислама, а другие, когда [12] луч света истинного учения коснулся их холодных сердец, о которых сказано: «Они точно камень или еще более жестокие» 30, познали радость веры; так солнечные лучи, освещая горную породу, делают видимыми блестящие самоцветы. Итак как судьба благоприятствует приверженцам веры, то повсюду, куда ни бросишь взгляд, глаз видит населенный верующими в Единого Бога огромный многолюдный город, и посреди тьмы яркий свет. И среди членов ордена аскетов-идолопоклонников (которые на их собственном языке называются тойин 31) существует поверье, что до того, как в тех краях обосновались мусульмане и зазвучали такбир и игамат (да утвердит и сохраняет их вечно Всевышний!), идолы с ними разговаривали - «Ведь шайтаны внушают своим сторонникам (чтобы они препирались с вами32, - но из-за прихода мусульман они разгневались и замолчали - «Аллах наложил печать на их уста». И так должно быть, ибо:«Пришла истина, и исчезла ложь: поистине, ложь исчезающа» 33. Повсюду, где сияет свет истины, тьма неверия и несправедливости рассеивается и исчезает, подобно туману после восхода солнца.

Когда занимается рассвет истины, дивы исчезают,
И человек приходит туда, где в любой момент его глаза с легкостью различат черты возлюбленных.

А те, кто достиг положения мучеников, которое после достоинств Пророчества есть самое высокое и совершенное положение при Небесном Дворе, одним взмахом «меча, стирающего грехи» приобретают вес на весах жизни и легкость освобождения от бремени тяжести и тяжести бремени, которые они несли, и живут жизнью приятной и безмятежной: «И никак не считай тех, которые убиты на пути Аллаха, мертвыми. Нет, живые! Они у своего господа получают удел» 34.

И кровь, пролитая тобою, была священна, и сердце, в которое ты вселил страх, прославляло тебя

А спасители тех, которые были наделены мудростью, получили предупреждение и предостережение.

/11/ А что касается мирского блага, то оно в том, что кто всякий, кто прочитает эти рассказы и предания (в которых нет и намека на похвальбу или ложь, ибо где возможность для неправды в рассказах, слишком ясных и понятных, чтобы смертный мог истолковать их ошибочно? [13]

Возможно, до самого судного дня эти слова не потеряют значения промеж мудрыми)

и отыщет в них притчи о силе и могуществе монгольской армии и о благоволении Судьбы и Провидения всему, за что бы они ни принимались, такой человек, говорю я, будет следовать образцу и примеру завета Всевышнего: «И не бросайтесь со своими руками к гибели» 35. В согласии с Ясой и обычаем монголов каждый, кто покоряется и подчиняется им, получает безопасность и освобождается от ужаса и немилости их жестокости. Кроме того, они не препятствуют никакой верю и никакой религии - как можно говорить о препятствии? - они даже поощряют их; и свидетельство этого утверждения - слова Мухаммеда (да будет мир с ним!): «Истинно, Аллах укрепит свою религию через народ, у которого не будет никаких богатств». Они освободили наиболее ученых из приверженцев каждой религии от любых налогов (ʽavārizāt) и от тягот податей (mu’an), их священная собственность и наследство, которое они оставили для всеобщего употребления, принадлежащие им крестьяне и земледельцы также объявлены освобожденными от налогов; и никто не может поносить их, особенно имамов веры Мухаммеда и особенно теперь, во времена правления Менгу-каана, когда несколько принцев дома (urugh) Чингисхана, его дети и внуки, объединили достоинства ислама с властью над миром; и так велико число их последователей и приверженцев, которые украсили себя драгоценностями благодати веры, что их невозможно сосчитать и исчислить. В свете всего вышесказанного теперь, когда присмиревшая Пегая Кобылица Дней 36 оседлана ими, люди, сообразуясь с требованиями благоразумия, должны последовать заповеди Всевышнего: «А если они склонятся к миру, то склонись и ты к нему» 37, - покориться и подчиниться, и воздерживаться от бунта и неповиновения, согласно словам Повелителя, изложенным в шариате: «Не нападай на тюрков, если они не нападают на тебя, ибо велика доблесть, которой они обладают», - и укрыться самим и укрыть свое имущество в крепости неприкосновенности и приюте безопасности, ибо «Аллах ведет, кого пожелает, к прямой дороге» 38.

Поскольку в любую эпоху и в любой век жажда богатства, гордыня и кичливость мешали людям выполнять заветы Всевышнего (благословенна его власть и возвышенно его слово!) и понуждали и подстрекали их к греховным занятиям - «Поистине, человек восстает от того, что видит тебя [14] разбогатевшим» 39, - для предостережения и наказания каждому народу намечено наказание, соответствующее его непокорности и соразмерное его неверности, и как предупреждение тем, кто наделен мудростью, были посланы бедствия, отмеренные в соответствии с их грехами и преступлениями. Так, во времена Ноя (мир ему!) случился великий потоп; во времена Тамуда 40 люди были наказаны Адом; и точно так же всякий народ получил наказания, как то: уродства, чума, нашествие ядовитых тварей и другое, как записано в Кишас 41. И когда пришло время правления Печати Пророков (да возносятся ему совершеннейшие из молитв), он стал умолять Всемогущего и Славного Господа, чтобы он избавил его народ от всех тех разнообразных наказаний и бедствий, которые он посылает другим народам из-за их неповиновения, и эта милость стала для его народа источником его превосходства - за исключением наказания мечом, просьба об избавлении от которого не была услышана и не поразила цель согласия. Ученейший Джаралла 42 в своем комментарии Кашшаф, дойдя до следующего стиха суры «Скот»: «Скажи: «Он тот, кто может наслать на вас наказание сверху» 43, - приводит такие слова Пророка (да благословит его Всевышний и да дарует ему мир!): «Я просил Всевышнего не насылать намой народ наказания сверху ши из-под его ног. И он обещал мне. И я просил не насылать на него Его проклятие, и он остановил меня. И Джабраил сказал, что погибель моего народ будет от меча». И из соображений благоразумия непременно следует, что если бы угроза меча, которая есть очевидная опасность, не была бы определена, в другом мире все бы смешалось; простолюдины, чьи ноги связаны тем, «что ограничено властью» 44, имели бы руки свободными; люди благородного происхождения оставались бы загнанными в угол невзгод и закоулок несчастий; а польза от того, что «мы... низвели железо; в нем сильное зло и польза для людей» 45, потеряет силу, ибо без этого средства ворота справедливости /13/ и правосудия, бывшие раскрытыми настежь: «Мы... низвели... писание и весы»45, будут заперты и путь к ним прегражден, и порядок в людских делах внезапно расстроится. И из этого приятно, и тьма сомнений рассеивается, что все, что предопределено в начале времен, служит на благо слуг Всевышнего (велико Его могущество и безгранична Его власть!). И когда прошло более шестисот лет со времени миссии Его Пророка, всему сущему и изобилие богатств и избыток желаний стали причиной возмущения и отчуждения: «Поистине, Аллах не меняет [15] того, что с людьми, пока они сами не переменят того, что с ними» 46. И об этом недвусмысленно говорит его великое Слово: «Господь твой не был таким, чтобы погубить селения несправедливо, раз жители их творили благое» 47. Искушения Шайтана увели их далеко от тропы честности и дороги праведности.

Пришло время неверия, и религия была отвергнута искушениями Шайтана;
Пришла любовь, и разум померк под лукавым взглядом возлюбленной.
О ты, который не ведает смертного конца, яви справедливость:
Бывает ли жизнь более жалкая, чем эта?

«Кроме тех, которые уверовали и творили добрые дела - и мало их» 48.

И сколько преступлений было совершено глупцами,
И сколько наказаний пало на головы невинных!
49

Нет смысла пенять на судьбу;
Во всем, что выпадает на нашу долю, повинны лишь мы сами.

На то была воля Всевышнего (святы его имена!), чтобы эти люди пробудились от сна запустения - «Люди спят, а когда умирают, они просыпаются», - и пришли в себя от опьянения невежества, и чтобы было предостережение их детям и потомству; и чтобы чудо веры Мухаммеда стало бы вершиной этого, о чем уже было сказано прежде; и Он приготовит человека, который станет вместилищем всякого могущества, и отваги, и безжалостности, и мщения, а потом, добавив похвальных качеств и достоинств, приведет все это в равновесие; так умелый лекарь, чтобы изгнать болезнь, сначала использует скаммоний для очищения и лишь потом дает нейтрализующие средства, чтобы организм не изменил полностью своего первоначального состояния, и приводит соки организма в согласие с природой; а Величайший Лекарь хорошо осведомлен о различных видах темперамента и о строении организма своих рабов и /14/ все знает о действии лекарств, которые назначает соответственно времени и в согласии с природой. «Поистине, Аллах о Своих рабах сведущий, видящий» 50.

(пер. Е. Е. Харитоновой)
Текст воспроизведен по изданию: Чингисхан. История завоевателя мира, записанная Ала-ад-Дином Ата-Меликом Джувейни. М. Магистр-пресс. 2004

© текст - Харитонова Е. Е. 2004
© сетевая версия - Strori. 2018
© OCR - Иванов А. 2018
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Магистр-пресс. 2004