Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Семінари в Україні

Семінари в Україні робота кар єра в Україні.

nbc.ua

РАФАИЛ ДАНИБЕГАШВИЛИ

ПУТЕШЕСТВИЯ В ИНДИЮ, БИРМУ И ДРУГИЕ СТРАНЫ АЗИИ

1795-1827

ЖИЗНЬ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ РАФАИЛА ДАНИБЕГАШВИЛИ

Очерк

Менее 150 лет отделяют нас от времени, в которое жил замечательный грузинский путешественник и дипломат Рафаил Данибегашвили, и все же, несмотря на столь сравнительно недолгий срок, многое в его биографии по-прежнему остается окутанным туманом, который полностью, быть может, и не рассеется никогда. Мы не знаем дат рождения и смерти путешественника, его семейного положения, не знаем, какова была его внешность, и лишь предполагаем об истинной цели его путешествий.

Основным источником сведений о жизни Данибегашвили является книга на русском языке, опубликованная в 1815 г. и содержащая путевые записки путешественника. Рассказ самого Данибегашвили дополняют и уточняют три грузинских письменных памятника, а именно: дарственная грамота царя Георгия XIII, пожалованная Р. Данибегашвили перед третьим его путешествием, расписка Р. Данибегова в получении индийских монет от армянского священника, прошение брата Рафаила—Иосифа Данибегова на имя русских властей Грузии о назначении ему пенсии, датированное 1808 г., а также хранящийся в Омском областном архиве отчет о четвертом путешествии и составленная на русском языке запись начальника Оренбургской пограничной комиссии Г. Ф. Генса о пятом путешествии Р. Данибегашвили. Кое-какие сведения о путешественнике и [49] его близких можно почерпнуть из других источников, например из журнала переписи населения города Тифлиса (Тбилиси), произведенной русскими в 1803 г., из документов, сохранившихся у потомков рода Данибеговых, и др.

Еще в XIX и начале XX века личность Р. Данибегашвили и его своеобразная книга привлекли к себе внимание некоторых исследователей. В 1825 г. в “Азиатском вестнике” была напечатана статья А. Р. (А. Ф. Рихтера), в которой упоминался труд Р. Данибегашвили. Знаток грузинской культуры французский ученый-ориенталист Мари-Фелисите Броссе, работавший в России и являвшийся членом Петербургской Академии наук, составляя в 1837 г. каталог личной библиотеки грузинского царевича Теймураза, внес в него книгу Р. Данибегашвили.

Известный грузинский филолог А. С. Хаханашвили (носивший в России фамилию Хаханова) коснулся деятельности Р. Данибегашвили в двух своих публикациях: в 1891 г. — в статье, помещенной в тбилисской газете “Новое обозрение”, и в 1901 г. — в монографии о грузинской литературе, одна из глав которой была специально посвящена Данибегашвили. Хаханашвили отмечает мастерство путешественника, с каким он описывает дальние страны, сжатость изложения и меткость языка, и находит, что записи Р. Данибегашвили во многом напоминают “Хожение за три моря” Афанасия Никитина.

Армянский исследователь А. Ерицов в той же газете “Новое обозрение” вкратце коснулся путешествия Данибегашвили и высказал некоторые соображения о его причинах. Все замечания Ерицова относятся главным образом к первому путешествию Р. Данибегашвили.

Знаменитый русский исследователь Г. Е. Грумм-Гржимайло (1860—1936) поместил в Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона в 1893 г. краткую характеристику маршрута “замечательного грузинского путешественника Данибегова”. Этот факт является авторитетным признанием заслуг Данибегашвили со стороны научной общественности России. [50]

Грузинский издатель и писатель Захарий Чичинадзе упоминает о Р. Данибегашвили и его путешествиях в своем труде, посвященном грузинско-индийским отношениям (1900 г.).

Все названные выше работы дореволюционного периода (до 1917 г.) сыграли определенную, хотя и довольно слабую роль в деле популяризации литературного наследия Рафаила Данибегашвили. В то время мало кто имел представление об интересной книге Р. Данибегашвили. Многие обстоятельства биографии путешественника оставались невыясненными. В советское время интерес к грузинскому путешественнику пробудился вновь. В 1925 г. путешествие Р. Данибегашвили было отмечено в труде известного русского востоковеда В. В. Бартольда. В 1949 г. грузинский историк Ш. Месхиа обнаружил в архиве М. Броссе (Ленинград) и опубликовал весьма интересный документ — грамоту, пожалованную последним царем Восточной Грузии Георгием XIII Рафаилу Данибегашвили в 1799 г., перед отправлением его в третье путешествие. Это открытие пролило свет на многие вопросы биографии путешественника и позволило установить, в частности, факт повторного посещения им Индии на рубеже двух столетий. Характеристика своеобразия авторского облика Данибегашвили дана в книге грузинского филолога Тр. Рухадзе (1950 г.).

В 1950 г. в Тбилиси вышло второе, на этот раз грузинское издание “Путешествий” под редакцией видного грузинского ученого Соломона Иорданишвили. Ученый снабдил выполненный им самим перевод “Путешествий” комментариями и древнегрузинскими историческими документами. Заслуги С. Иорданишвили в деле выяснения связей народов Грузии и Индии в прошлом и создании фундамента для углубленного изучения деятельности Р. Данибегашвили весьма значительны.

В 1967 г. опубликована статья Р. Р. Орбели “К литературной истории “Путешествия в Индию” Рафаила Данибегова”.

Автор настоящего очерка начал систематическое изучение путешествий Р. Данибегашвили в 1953 г. В [51] своих исследованиях мы коснулись общественных мотивов предпринятых Данибегашвили путешествий, уточнили маршруты его следования по странам Азии, провели идентификацию местностей, упомянутых в записках путешественника, и постарались раскрыть содержание краткого рассказа Р. Данибегашвили в комментарии, дав в них толкование тем сведениям о природе и населении стран и городов, где довелось побывать грузинскому путешественнику. Нами редактировались два новейших издания труда Р. Данибегашвили: русское (1961) и грузинское (1963).

В 1964 г. советский ученый-индолог Е. Я. Люстерник в Оренбургском архиве открыла документ, проливший новый свет на деятельность Р. Данибегашвили как путешественника 1. Выяснился до того никому не известный факт пятой поездки Данибегашвили в Индию и другие страны Азии, совершенной притом по новому маршруту, который пересек территории государств, ранее им не посещенных. Можно предполагать, что найденный документ отнюдь не самое последнее открытие, касающееся личности Рафаила Данибегашвили. Не исключено, что в архивах СССР и зарубежных стран со временем будут обнаружены новые пока еще неизвестные материалы, касающиеся биографии замечательного грузинского путешественника.

Когда книга была в наборе, стало известно, что в 1815—1820 гг. Р. Данибегашвили совершил еще одно (третье по порядку выявления и четвертое по времени осуществления) путешествие в Индию. Имеющийся отчет об этом путешествии скреплен собственноручной подписью Р. Данибегашвили. Кроме того, в свете новых документов, на карте маршрутов путешествий Р. Данибегашвили нанесены маршруты, относящиеся не ко второму и третьему путешествиям, как значится в легенде, а соответственно к третьему и пятому.

Прежде чем приступить к описанию жизни Данибегашвили и для того, чтобы правильно оценить причины и значение его путешествий, необходимо хотя [52] бы вкратце обрисовать историю взаимоотношений Грузии и России с Индией и некоторыми другими странами Азии, а также политическую обстановку, сложившуюся на южных границах Российской империи к концу XVIII — первой четверти XIX века.

Связи Грузии с Индией восходят к глубокой древности. Еще задолго до начала новой эры между этими странами существовали тесные экономические взаимоотношения. Через Закавказье, и в частности через города Мцхета, Фазис (ныне Поти) и другие, проходил великий торговый путь, связывающий Индию со средиземноморскими странами. Индийские товары перевозились по Амударье в Каспийское море (куда в то время впадала Амударья), затем их везли вверх по Куре, переправляли через Сурамский перевал и по реке Риони доставляли в Фазис. Сведения о том, что путь этот был весьма оживленным, имеются уже у греческих авторов, живших на рубеже IV и III вв. до н. э.

В средние века указанный торговый путь уже не функционировал, но связи Грузии с Индией не прерывались. Написанная в эпоху расцвета феодальной Грузии поэма Шота Руставели “Витязь в тигровой шкуре”, в которой главными героями выступают царевна и амирбар (главнокомандующий войсками и флотом) мусульманизированной Индии, свидетельствует о наличии в Грузии того времени некоторых представлений об Индии и окружающих ее областях (Тибете, Китае, Хорезме и др.). В конце XIV в. неоднократно вторгавшийся в Грузию самаркандский властитель Тамерлан принудительно обратил в ислам часть жителей Месхети, Картли и Кахети и увел их с собой в Среднюю Азию. Исторически доказано, что один грузин проделал морское путешествие из Индии в Португалию и достиг в конце концов Грузии, где с ним в 1449 г. беседовал посол последнего византийского императора Константина XI Палеолога — Георгий Франдзес (Кв. Чхатарашвили, 1967). Сведения об Индии и ее народах проникали в Грузию также и другим путем — через грузинских полководцев и воинов, принимавших участие в военных походах на восток властителей Ирана. [53] В 1622 г. грузинские воины во главе с выдающимся полководцем Георгием Саакадзе участвовали в войне Шах-Аббаса с Индией за право владеть областью Кандагар, попеременно принадлежавшей то Персии, то Индии. В 1738—1739 гг. персидский шах Надир предпринял поход в Индию. Его сопровождали грузинский царевич (впоследствии царь Картли и Кахети) Ираклий II, находившийся в Иране в качестве заложника, и грузинские воины.

Торговые взаимоотношения Грузии с Индией поддерживались на протяжении XVIII в. и первой половины XIX в. регулярно. В Грузии существовали потомственные семьи купцов, издревле доставлявших товары из Грузии в Индию и обратно. При этом торговлей с Индией занимались главным образом грузинские католики (последние их представители — Григол Хурсидзе и Стефане Зубалашвили дожили до 30—40-х годов XIX в.), а также армяне. В городе Варанаси сохранилась могильная плита, надпись на которой, сделанная на грузинском языке, сообщает, что здесь в 1782 г. был похоронен грузинский купец из села Коджори (близ Тбилиси) — Худуашвили Тамаз. Из Индии в Грузию доставлялись славившиеся своим высоким качеством товары: бумага, медикаменты, оружие, порох, финики, пряности, алмазы, кашмирские ткани; взамен из Грузии в Индию вывозились шерсть, воск, мыло и прочие товары.

Связи России с Индией возникли гораздо позже, чем связи Грузии с Индией. Они затруднялись прежде всего тем, что между Россией и Индией находились обширные пространства; их разделяли труднопроходимые пустыни и высокогорья. Первым из русских в Индию проник тверской купец Афанасий Никитин. Он побывал в этой стране в XV в. Путевые записи путешественника изданы под названием “Хожение за три моря”. Их историческая и археологическая ценность общепризнана. Русские цари, понимавшие выгодность для России торговли с Индией, неоднократно пытались завязать с последней экономические сношения, но все эти попытки (например, посольства в 1645, 1676 и 1695 гг., отправленные царями Алексеем [54] Михайловичем, Федором Алексеевичем и Петром I в Индию) оказались безрезультатными. Небезынтересно отметить, что в Астрахани в XVII—XVIII вв. существовала крупная колония индийцев, которая поддерживала торговые связи России и Индии. С XIX в. британское господство в Индии ограничивало не только экономические взаимоотношения между этой страной и ее северным соседом, но также и проведение русскими научных исследований на территории Индии.

Другая южноазиатская страна, представляющая для нас интерес в связи с путешествиями Данибегашвили, — Бирма была еще больше, чем Индия, отдалена от России и попала в поле зрения русских исследователей только во второй половине XIX в. (путешествия П. И. Пашино, И. П. Минаева, П. В. Дёринга, А. Г. Жирмунского).

Наконец, Бухарское ханство, по сравнению с Индией располагавшееся ближе к России, являлось предметом постоянного политического и экономического интереса со стороны русского и британского правительств. Исследовательская деятельность представителей обеих держав носила здесь эпизодический характер и выражалась в редких экспедициях и разведках. В 1866—1868 гг. Бухарское ханство было завоевано Россией.

Международная политическая обстановка периода, в котором совершал свои путешествия Р. Данибегашвили, была весьма напряженной и изобиловала крупными событиями. К последним относятся дипломатические и военные успехи России и Англии в Азии (первой — на Кавказе, второй — в Индии), борьба Наполеона за мировое господство, дворцовый переворот 1801 г. в Петербурге, присоединение в 1801 г. Грузии к России и т. д.

Биографические данные о Рафаиле Данибегашвили весьма скудны. Род Данибегашвили (Данибеговых), живших в Тбилиси по крайней мере с середины XVIII в., принадлежал к той части грузинского народа, которая начиная с XVI в. была приобщена к католицизму итальянскими и французскими миссионерами в Тбилиси и Месхети. Несколько поколений этого рода [55] занимались торговлей с Индией, совмещая ее с выполнением всякого рода дипломатических поручений грузинских царей. Дед путешественника, которого также звали Рафаилом, служил царю Теймуразу II в звании “дагбаши”, или десятника. Отец путешественника, Осефа (Иосиф), находился на службе у царя Ираклия II, который пожаловал ему должность “хутасис-тави” (“глава пятисот”). Сохранился документ (составленный в 1786 г. список государственных сановников Грузии), свидетельствующий о том, что Иосиф Данибегашвили получал жалованье из царской казны. Все это вместе с обязанностью ездить в Индию перешло по наследству к нашему путешественнику. Мать его под именем “католички Анны-Розы” фигурирует в русской переписи населения города Тбилиси 1803 г., а под именем “Розы” — в приписках к дарственной грамоте Георгия XIII на имя путешественника. Брат Рафаила — Иосиф Данибегашвили, дворянского звания, упоминается в той же переписи 1803 г. Семья Данибегашвили владела в окрестностях города Тбилиси поместьями, находившимися близ средневековой церкви Лурдж-Монастери — на нынешней Вере. Часть этих владений была дарована предкам путешественника грузинскими царями или персидскими шахами, а часть приобретена Данибегашвили на свои средства. Рафаил Данибегашвили начал самостоятельную деятельность путешественника, дипломата, купца, по-видимому, в 1795 г., но еще раньше он мог ездить в дальние страны с отцом, набирая опыт под его руководством. Последние годы своей жизни Р. Данибегашвили, по всей вероятности, провел в России, куда он возвращался из третьего, четвертого и пятого путешествий. Умер он, во всяком случае, после 1827 г. В России он носил звание губернского секретаря и русифицированную фамилию Данибегов, имел друзей и покровителей, содействовавших ему в издании путевых записок.

Число путешествий Р. Данибегашвили окончательно еще не установлено, но, по-видимому, он предпринял 5 поездок в зарубежные страны. В настоящее время мы знаем о пяти совершенных им в Южную Азию путешествиях: [56]

Первое путешествие: 1795—1796 гг.

Второе путешествие: 1797—1798 гг.

Третье путешествие: 1799—1813 гг.

Четвертое путешествие: 1815—1820 гг.

Пятое путешествие: 1822—1827 гг.

Первые два путешествия были предприняты Р. Данибегашвили по приказу царя Ираклия II. О них известно очень мало, хотя в результате какого-то пропуска создалось впечатление, будто описанные в книге Данибегашвили страны и города были посещены им за время именно первой поездки. Относительно причин второго путешествия мы находим прямое указание в самом тексте — доставка грамоты царя Ираклия II жившему в Мадрасе (Индия) армянскому богачу патриоту Шамир-аге (Шахамиряну). Действительные цели поездки освещают составленные на армянском и на английском языках документы, доказывающие стремление Ираклия II создать (через посредничество Шахамиряна) независимое грузинско-армянское государство. Как известно, Данибегашвили уже не застал Шахамиряна в живых (он умер в 1797 г.), и миссия его оказалась безрезультатной. Первая поездка продолжалась 2 года. Известны только конечные пункты маршрута: Тбилиси и Мадрас.

Третье путешествие является главным как по своей продолжительности и длине маршрута, так и по разнообразию объектов наблюдения и полноте литературно-художественного отражения. Именно рассказ об этом странствии и составил содержание книги “Путешествия”.

Данибегашвили был отправлен в Индию, как об этом свидетельствует дарственная грамота царя Георгия XIII, по заданию последнего, и его третья поездка преследовала те же цели, что и прежняя: “Теперь тебя, Рафаила, мы посылаем в Индию к сыну Шамир-аги”. Конкретные задачи путешествия в грамоте указаны не были. Третье путешествие Р. Данибегашвили началось в существенно иной политической обстановке, чем первые. В 1795 г. персидский шах из Каджарской династии Ага-Магомет-хан с войском вторгся в Грузию, желая отомстить Ираклию II за его дружбу с Россией [57] и за отказ повиноваться Ирану. Грузинские войска во главе с престарелым царем не смогли отразить жестокого врага. Воспользовавшись изменой, персы взяли Тбилиси и сожгли его. Через три года царь Ираклий скончался, и престол занял его старший сын Георгий XIII, не обладавший талантом военачальника и администратора. Опасаясь новой агрессии со стороны Ирана, он направил к русскому императору Павлу I послов, прося его покровительства и защиты от врагов. Император Павел щедро наградил Георгия XIII и послал в Грузию для охраны ее границ 17-й егерский полк под командованием генерала Лазарева. В 1799 г. в Грузию прибыл и второй полк, мушкетерский, а с ним посол русского правительства П. И. Коваленский. С этого момента все внешнеполитические вопросы Грузинского царства контролировались Россией. Известно также, что именно в это время Павел I склонился к дружбе и сотрудничеству с Наполеоном, что вызвало хотя и временное, но резкое изменение внешнеполитического курса русского правительства. Поддерживая одну из идей французского императора — ослабление Англии путем уничтожения ее власти над Индией, — Павел с присущей ему политической близорукостью организовал поход 22 507 казаков в Индию. Поход закончился крахом — посланное войско из-за трудностей пути и голода погибло в пути, не сумев даже достичь границ России.

Маршрут третьего путешествия, продолжавшегося в общей сложности около 14 лет, подробно изложен самим путешественником в его книге, но до самого последнего времени некоторые этапы маршрута оставались неясными, а иногда даже неправильно толковались. Трудности в идентификации местностей, упомянутых Р. Данибегашвили в тексте, объясняются тем, что многие географические названия в книге были неправильно транскрибированы самим автором или же подверглись с тех пор изменению. В трех случаях Данибегашвили обозначает города названиями стран, в которых они расположены: Лех—Тибет, Сринагар Кашмирский—Кашемир, Рангун—Беку (искаженное название царства Пегу). Сринагар Гарвальский на [58] большинстве современных карт не обозначен из-за того, что был полностью разрушен во время стихийного бедствия, происшедшего уже после путешествия Данибегашвили, и потерял свое былое значение. Автором искажены или приведены в малоизвестных вариантах названия городов Аракана (Бахар-Канн), Чинсуры (Чичра), Кокъяра (Кокиар) и др. Используя указания самого Данибегашвили относительно географического положения посещенных им пунктов, а также сочинения древних авторов и другие исторические материалы, удалось установить маршрут третьего путешествия. Пройдя путь общей протяженностью более 20 000 км (за вычетом более или менее длительных остановок в городах 2), Данибегашвили провел в дороге 450—500 дней и, следовательно, двигался со средней скоростью 40 км в день. Максимальная скорость передвижения на участке из Семипалатинска в Омск в почтовом экипаже достигала более 100 км день. Большую половину всего пути Данибегашвили прошел по суше. Календарных сроков прохождения отдельных пунктов путешественник не указывает, однако на основе некоторых косвенных показаний, разбросанных в его же собственной книге, можно предположить, что в Бирме он побывал между 1802—1805 гг., когда там находился английский резидент (Майкл Сайме), а в Дели после 1803 г.

Расселение по всему миру армян, которые не могли противостоять жестоким натискам своих южных соседей и вынуждены были эмигрировать в дальние страны, имело для Р. Данибегашвили и свою светлую сторону — он находил для себя опору и содействие во многих городах Южной Азии, где жили армянские эмигранты.

Пятое путешествие Р. Данибегашвили продолжалось 5 лет. Свой путь Данибегашвили начал в России. Далее он прошел через Астрахань, пересек Каспийское море, побывал в Мазандеране (современный [59] Бендер-Шах), Тегеране, Исфахане, Ширазе, Абушире (Бушир). От берегов Персидского залива путешественник отправился морем в Бомбей. Возвращался он в Россию через Лахор (Зап. Пакистан), Сринагар (в Кашмире). Кабул, Бухару, Орск (на реке Урал) и Оренбург. В Оренбурге Р. Данибегашвили встретился с Г. Ф. Генсом, который записал его рассказ и создал, таким образом, единственный известный сейчас документ о последнем путешествии грузинского купца. Маршрут пятого путешествия только на сравнительно коротких отрезках (Бушир — Бомбей и между Лахором и Сринагаром Кашмирским) совпадает, соприкасается или пересекается с маршрутами третьего и отчасти, возможно, других путешествий, в целом же он проходит по новым для путешественника странам (Иран, Афганистан, Узбекистан).

Обратимся к письменному памятнику путешествий Данибегашвили — его книге о главном (третьем) путешествии и записи Г. Ф. Генса.

Каков круг интересов путешественника, какова манера его описания своих путевых впечатлений? Насколько верны и точны его наблюдения и в чем заключается их научно-историческая и культурная ценность?

Книга “Путешествие в Индию грузинского дворянина Рафаила Данибегова” издана в Москве в 1815 г. На титульном листе книги, под ее заголовком, отмечено: “Перевод с грузинского”. Цензором этого издания был профессор Московского университета И. А. Двигубский 3.

За титульным листом следуют два листа, на которых отпечатано авторское посвящение. На первом из них значится: “Его величеству государю императору Александру Первому с глубочайшим благоговением посвящает сочинитель”, а на втором листе — более развернутый текст посвящения: “Всемилостивейший Государь. Благосклонное и отеческое внимание Вашего [60] Императорского Величества на каждого сына России, по возможности сил содействующего к общему благу, и великодушное, снисходительное одобрение самомалейшего труда, предпринимаемого для пользы Отечества, даст мне смелость повергнуть к стопам Вашего Императорского Величества ничтожный труд мой. Странствуя осьмнадцать лет по Индии и пространным землям, вокруг нее лежащим, я собрал некоторые черты обычаев и нравов обитателей тамошних, образа их жизни, их богослужения и некоторые сведения о качествах самой земли. По возвращении моем в отечество, желая Россиянам, моим соотечественникам, передать все мною виденное и таким образом ознакомить их не только с теми странами, но и с их жителями, перевел сие путешествие с Грузинского на язык Российский. Жребий мой возвысится на самый верх щастия, ежели сие ничтожное мое приношение удостоится великодушного Вашего Императорского Величества благоволения. Всемилостивейший Государь. Вашего Императорского Величества верноподданнейший Рафаил Данибегов”.

“Путешествия” написаны в своеобразном жанре путевых записок. Данибегашвили ведет рассказ в последовательности главных событий его жизни в пути и порядке прохождения им городов и стран.

Сжатый очерк Данибегашвили насыщен разнообразными географическими сведениями о встреченных в пути странах, городах и народах. Путешественник подмечает и удачными выражениями характеризует природные особенности различных местностей, наиболее яркие черты жизни и быта населяющих их народов. Особенно обстоятелен рассказ Данибегашвили о пребывании в Индии. Об этой стране он сообщает много интересных подробностей, касающихся ее городов, климата, растительного и животного мира. Обращает Данибегашвили внимание и на чужеземные обычаи: похоронные обряды индийцев, самосожжение индийских вдов, тибетскую полиандрию, налоги на торговлю бетелем и др.

Рассказ Р. Данибегашвили деловит и немногословен. Однако рамки чисто эпического повествования [61] нередко раздвигаются, давая место лирическим излияниям и размышлениям автора, и тогда он обстоятельно рассказывает о путевых происшествиях, постигших его невзгодах и сопутствовавших им чувствах отчаяния, печали, страха. Таков эпизод в Рангуне, когда его, нечаянно нарушившего местные правила, окружила толпа, угрожавшая ему смертью; кораблекрушение в Бенгальском заливе; присутствие автора в городе Нурпуре во время церемонии самосожжения вдов; переход через перевал Каракорум и т. д.

Все симпатии Данибегашвили на стороне Индии. Путешественник сочувствует отважной борьбе индийского народа с завоевателями и дважды с удовлетворением отмечает, что все попытки англичан овладеть городом успеха не имели.

Запись Г. Ф. Генса о пятом путешествии Р. Данибегашвили представляет собой краткое изложение маршрута пути и политических наблюдений путешественника, касающихся Индии и Бухары. Более пространно описана деятельность британского разведчика Уильяма Муркрофта в Бухаре. Как известно, Муркрофт, исследовавший Гималаи и Тибет, впоследствии под видом закупщика лошадей через Афганистан проник в Бухару. Рассказ Данибегашвили о бухарской операции Муркрофта содержит ряд подробностей, не лишенных общего интереса (например, о переодевании англичанина и его спутников, о взаимоотношениях разведчика с местными племенами и правителями, вооружение его отряда, плата за коней и ослов). Затем автор записи касается состояния английских дел в Индии — взятие города Бхаратпура, численность гарнизонов в Бахавалпуре и Лахоре, нахождение французского генерала-перебежчика на службе у индийского раджи и т.п. Естественно, что этот лаконичный перечень фактов, показавшихся Г. Ф. Генсу наиболее интересными в сообщениях Р. Данибегашвили, слабо отражает результаты путешествия в целом. В нем не содержится, в частности, никаких сведений об Иране и Афганистане, пребывание в которых Р. Данибегашвили было достаточно длительным. [62]

Жизнь Рафаила Данибегашвили, проведшего 28 лет в путешествиях по дальним странам, достойна изучения. Р. Данибегашвили, возможно, был первым из числа жителей Российской империи, посетившим Бирму. Во всяком случае, его путевые заметки — самое раннее известное нам описание этой страны на русском языке. Его своеобразная книга отличается точностью сообщаемых сведений, правильных для своего времени. Насыщенная непосредственными и живо изложенными впечатлениями человека, исходившего Турцию, Индию, Бирму и западный Китай, она, без сомнения, должна была в определенной мере удовлетворить любознательность тогдашнего русского общества по отношению к жизни Востока. Путешественник собрал и сообщил интересные сведения о пути из Восточного Туркестана в Западную Сибирь. Р. Данибегашвили был, очевидно, полиглотом, зная, помимо грузинского, армянского и русского, также некоторые восточные языки. Человек несгибаемой воли, твердого характера и большой физической силы, деловитый и предприимчивый, горящий желанием послужить своей родной земле,— таким рисуется нам портрет замечательного грузинского путешественника. Наконец, умение подметить, правильно понять и изложить наиболее характерные черты жизни целых стран, городов и народов составляет еще одно из достоинств Р. Данибегашвили — исследователя дальних стран.

Л. Маруашвили.


Комментарии

1. Е. Я. Люстерник, Русско-индийские экономические, научные и культурные связи в XIX в., М., 1966, стр. 8—9.

2. В Дели, например, Данибегашвили провел не менее года, исполняя обязанности, как он сам говорит об этом в своей книге, сборщика податей.

3. И. А. Двигубский — известный в свое время профессор Московского университета (1771—1839), одновременно по профессии зоолог, физик и химик.

Текст воспроизведен по изданию: Путешествия Рафаила Данибегашвили в Индию, Бирму и другие страны Азии 1795-1827. М. Прогресс. 1969

© текст - Маруашвили Л. 1969
© сетевая версия - Тhietmar. 2004
© OCR - Мурдасов А. 2004
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Прогресс. 1969

Семінари в Україні

Семінари в Україні робота кар єра в Україні.

nbc.ua