Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:
Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь (открываются в новом окне)

АББАС-КУЛИ-АГА БАКИХАНОВ

ГЮЛИСТАН-И ИРАМ

ПЕРИОД ВТОРОЙ

ОТ ПОЯВЛЕНИЯ АРАБОВ В 22 г. х. (644 г.) ДО НАШЕСТВИЯ МОНГОЛОВ НА ШИРВАН И ДАГЕСТАН В 656 г. х. (1258 г.)

В летописи Табари, [сочинениях] Гузида, Раузат ас-сафа и прочих сказано, что второй [праведный] халиф Умар Ибн ал-Хаттаб 1 во время завоевания Персии повелел Сураке ибн Амру покорить Азербайджан. Он исполнил приказание халифа и двинулся далее к Ширвану, послав перед собою Букайра ибн Абдуллаха со стороны Арминии, а Абд ар-Рахмана ибн Раби'а со стороны Мугани. Они-то и покорили многие провинции, частью перешедшие к ним добровольно, частью же силою оружия 2. В это же время Букайр построил на Араксе Худаферинский мост. Большая часть жителей Карабаха, скрываясь от неприятеля в укреплениях и неприступных местах, проживает там и поныне. С этого времени начинает падать значение города Барды.

Когда Букайр и Абд ар-Рахман приблизились к Ширвану, то Шахрияр, потомственный владетель этой области, изъявив покорность, запросил мира, с условием не вносить дани, а тратить ее на содержание войск для зашиты границ от набегов тюрок и других народов. Просьба Шахрияра была доложена Сураке, который отправил ее на рассмотрение халифа Умара 3. Халиф изъявил согласие и вследствие этого ширванскиё шахи никогда не платили дани. Сурака разослал отряды в разные ущелья Кавказа и, покорив многие города, он укрепил Алан-скую и Хазарскую стены, оставив везде гарнизоны из мусульман.

После смерти Сураки халиф Умар назначил на его место Абд ар-Рахмана ибн Раби'а. Новый правитель опять отправился в горы и по ущельям преодолел двести фарсахов (В одной географической миле содержится полтора фарсаха. (Фарсах равен 6-7 км))   пространства. Во время этого похода он обратил многие племена в ислам, заключил с некоторыми грузинскими владетелями мир на условиях выплаты дани; других же он заставил принять ислам, после чего возвратился в Дербенд, где и умер в правление третьего [праведного] халифа Усмана ибн Аффана 4. [49]

У Табари сказано, что Абд ар-Рахман увидел однажды на пальце Шахрийара необыкновенной красоты рхонтовый перстень, стоивший 200000 дирхемов. Шах-бияр подарил его Абд ар-Рахману, но тот не принял Подарка. Тогда Шахрийар сказал: «Если бы кто-нибудь из персидских царей только услышал об этом перстне, уо непременно, любым способом он постарался бы достать его. Я же сам дарю тебе, а ты отказываешься! теперь я вижу, что с такими правилами и бескорыстием арабы покорят весь мир».

В летописи Хабиб ас-сийар говорится 5, что когда после Смерти Абд ар-Рахмана Арминия, Азербайджан, Муган и Ширван возмутились, то халиф Усман послал туда Хабиба ибн Масламу, который усмирил их кротостью и миролюбием. После него, до смерти Усмана, этим краем управляли Хузайфа ибн ал-Йаман 6, Мугира ибн Шу'ба 7 и Аш'ас ибн-Кайс 8.

В Дербенд-наме сказано 9, что многие приближенные пророка Мухаммада слышали от него, что Дербенд есть святое место, от сохранения которого зависит спокойствие всего юга, и что тот, кто только подвизается для его защиты, тот приобретает благословение Всевышнего. В соответствии с этим преданием в 41 году хиджры (664) Салман ибн Раби'а ал-Бахили, из числа приближенных пророка, с 4000 отборного войска двинулся К Дербенду, которым в то время владели хазары, намереваясь осуществить джихад (священную войну). Гарнизон находившихся там воинов, услышав о приближении арабов, удалился в крепость Гамры (близ Каякента). Мусульмане без сопротивления овладели Дербендом. Хакан, царь хазарский, собрал многочисленное войско. Мусульмане встретили его на берегу Дарвага и там противники остановились лагерем друг против друга. Хакан, наслышавшись много о мужестве арабов, думал, что им не может вредить оружие, и поэтому он не решался начать битвы. Между тем один из хазаров застал араба купающимся в море, убил его и отрезанную голову представил хакану. Это маловажное обстоятельство ободрило предводителя хазар, который тотчас же начал битву.

Пять дней продолжалось сражение без перевеса ни в ту, ни в другую сторону; на шестой день хакан объявил войску, что если кто-либо из них возвратится из битвы без успеха, то он сам убьет его. Со своей стороны мусульмане тоже решились умереть на месте. Салман ибн Раби'а с сорока воинами, обрекшими себя на [50] смерть, бросился вперед. Завязалась упорнейшая битва и несколько тысяч хазаров погибло, но и Салман ибн Раби'а со своими 40 товарищами, обрекшимися на смерть, пали на месте. Могилы их, называющиеся Кырхлар (Сорок мучеников) находятся к северу от Дербенда и теперь являются местом поклонения жителей 10.

Остальные арабы, большей частью раненые и изможденные, отступили к Дербенду, а оттуда удалились в Сирию. Хакан, оставив трехтысячный гарнизон в Дербенде, возвратился в свою столицу. Когда Валид ибн ал-Малик, омейядский халиф 11, в 86 г. х. (705) вступал на престол, то дал брату своему Масламе 40 тысяч отборных воинов и поручил ему покорить Дербенд. Маслама покорил города Джула (на берегу Аракса в Нахичеванском уезде, где и поныне видны его развалины, называемые Джульфа), Аахиджан был взят и разрушен. Потом он пришел в Ширван и овладел этой провинцией [и землями] до Мускурского магала. Назначив повсюду правителей, он двинулся дальше и приступил к осаде Дербенда. Не надеясь, однако, овладеть им, он хотел уже возвращаться назад, но однажды ночью некто пришел к нему из крепости и сказал: «Если ты дашь мне столько денег, сколько мне нужно, то я проведу тебя в крепость тайным подземным ходом, известным только мне одному» 12.

Маслама согласился и вызвал охотников. Абд ал-Азиз ал-Бахили с двумя сыновьями и сотнею удальцов из своего племени согласился довериться перебежчику с тем, чтобы вся добыча, за исключением хумса (пятая часть добычи, следующая в общественную казну), принадлежала ему. Вслед за ними к крепости со стороны горы отправились 6 тысяч войск. По указанию того же человека они открыли подземный ход на северной стороне и так тихо вошли в крепость, что гарнизон ничего об этом не узнал. В полночь началась битва. Хазары до утра отчаянно защищали свои жизни и семьи, но с рассветом мусульмане овладели крепостными воротами, через которые впустили остальное войско. Вся добыча по условию была отдана Абд ал-Азизу, который разделил ее между 6 тысячами своих товарищей. Перебежчик был щедро награжден и получил пожизненное содержание,

Опасаясь, чтобы хазары со временем опять не завладели Дербендом, Маслама приказал разрушить его крепостные стены до основания 13. Начальники войск разделяли [51] его мнение, только Абд ал-Азиз не соглашался на это, говоря, что «хазары снова могут прийти, опять отстроят Дербендскую крепость и, владея ею, не дадут покоя ни Арминии, ни Азербайджану».

Маслама не послушался его совета, приказал разрушить с двух сторон стену и, назначив Абд ал-Азиза правителем Арминии и Азербайджана, возвратился в Дамаск. Хазары снова пришли, заняли Дербенд и хотя не восстановили разрушенной крепости, однако же ежегодно тревожили Арминию и Азербайджан. По причине беспрестанных жалоб жителей этих провинций Маслама вторично был послан в Дербенд с 40-тысячным войском. Овладев им, он поправил крепостные стены и, оставив там 5-тысячный гарнизон, возвратился назад. Спустя несколько лет Дербендский гарнизон был доведен неприятелями до того, что ни один человек не мог выйти безопасно из крепости. Хазары прорывались через ущелья и по-прежнему грабили Арминию и другие провинции. Хотя Абд ал-Азиз иногда и оказывал им сопротивление, остановить их совершенно он не мог и таким образом борьба между арабами и хазарами продолжалась беспрерывно. К этому времени относится и сказание, что один из мусульманских предводителей, по имени Джемджем А'зам, в 100 (719) г. х., как говорят грузинские летописи, пришел в Грузию и замучил тамошнего валия Арчила. Надо полагать, что Джемджем А'зам одержал много побед в Ширване и Дагестане, потому что в честь его неизвестный поэт сочинил мистическую поэму на персидском языке. Его могила под именем Султан Джемджема и поныне находится на южной стороне Дербенда, куда приходят на поклонение, особенно женщины 14.

В 103 (722) г. Абд ал-Азиз умер. Тогдашний халиф Йазид ибн Абд ал-Малик 15 послал Абу Убайда Джарраха 16 с 6-тысячным войском в подкрепление Дербендскому гарнизону. Джаррах, прибыв в Мускур, собрал войска из всех окрестных крепостей и остановился в лагере на берегу реки Рубас. Там он созвал табасаранских и кайтагских эмиров, не принявших еще ислама, и сказал им: «Я пришел из Аравии воевать с хазарами и хочу, чтобы вы мне помогали». Один из лезгинских предводителей по имени Артаныш 17 тайно уведомил об этом сына хакана, который к этому времени прибыл с войском своим в Гамры (около Кая-Кента, в 50 верстах [52] к северу от Дербенда). Джаррах, узнав об этом, объявил, что он три дня намерен жить в лагере, однако с наступлением ночи, при свете факелов, он переправился через Рубас, прошел Дербенд и от источника Аваин 18 отправил начальника правого фланга с 2000 в Кайтаг, а начальника левого фланга с такими же силами в Табасаран, приказав им разорить те места и к рассвету соединиться с ним. Оба начальника в точности исполнили его приказание, причем первый, возвратившись в назначенное время, пригнал 12000 голов рогатого скота и 700 пленных, а другой — 40000 голов скота и лошадей и 2000 пленных, кроме прочей добычи. Вся добыча за исключением хумса, была разделена между войсками.

Сын хакана 19, узнав об этом, двинулся против Джарраха, и оба войска сошлись на берегу реки Дарваг. Джаррах обратился к войску: «Мусульмане! Родина наша далеко; кроме битвы нам надеяться не на что, мужайтесь! Если останемся победителями, то получим большую добычу, если же падем, то блаженство будущей жизни Лучше мирской!».

С обеих сторон ударили в барабаны, распустили знамена и начался ужасный бой, в котором многие пали. Хазары были разбиты, и весь их лагерь достался победителям. Мусульмане, преследуя их, не упускали случая грабить и убивать. В тот день 7000 хазар и 2000 мусульман полегло на месте сражения. Сын хакана с трудом добрался до города Энджи и. сказал жителям: «Неприятель, с которым я имел дело, весьма силен и, если вы не надеетесь на чью-либо помощь, то спасайтесь от него бегством». Потом он пришел в Балх и тамошнего начальника, равно как и улумаджарского, кичимаджарского, кызылярского и других, подчинил власти военачальника Аграна. Приняв все военные меры для обеспечения границ своего владения, он возвратился в столицу.

Джаррах, овладев крепостью Хасин 20, стоявшей на возвышенности близ Каякента. откуда видно море, отправился в Семендер (Тарки) 21.

Жители этого города явились к нему с покорностью. Оттуда он пошел к крепости Энджи, которая с одной стороны примыкает к горе, а с другой к морю: между горой и морем была возведена крепкая стена. Жители, надеясь на неприступность места и многочисленные запасы, решили защищаться. Мусульмане безуспешно осаждали ее в продолжении нескольких дней и уже вознамеривались снять осаду, как два араба Абдулла и Ибрагим [53] обратились к войску с призывом: «Мусульмане, мы хотим променять жизнь свою на рай!» Воины, столпившиеся вокруг них, отвечали, что они готовы сделать то же. Собрав из окрестных деревень 2000 арб (телег) они прикрыли их досками и войска, скрываясь за ними, пошли на приступ и вломились в город. Начальник города заперся в цитадели, но с наступлением ночи ушел с некоторым числом людей в крепость Кейван 22, находящуюся между Энджи и Балхом.

На следующее утро мусульмане предложили жителям принять ислам и тех, которые отказались от этого, убили или взяли в плен, а город разрушили. Раузат ас-софа и Гузида свидетельствуют, что Джаррах послe этого разорил владения хазар и возвратился в Азербайджан. Хакан же с помощью разных тюркских племен отправил против арабов 300-тысячное войско под предводительством своего сына Пешенга 23, который пройдя Дербенд, остановился лагерем у слияния реки Куры с Араксом. Отсюда он разослал в разные стороны отряды для опустошения края. В это время войско Джарраха не было в сборе, а сам он пошел в Уджан, что за Тавризом, для истребления тамошних огнепоклонников. Возвратившись оттуда, он встретил хазар лишь с малыми силами. Произошло сильное сражение и мусульмане были разбиты. Джаррах и Мардан-шах, один из азербайджанских эмиров 24 пали на месте сражения, а семья Джарраха попала в плен 25. Победители опустошили Арминию и Азербайджан 26. Из монет, чеканенных в это время в Арминии, видно, что, несмотря на эту победу, эта страна постоянно принадлежала арабам.

Халиф Хишам ибн ал-Малик 27, получив донесение о нашествии хазар, в 114 (733) г. отправил против них Са'ида ибн Амра ал-Хараши с многочисленным войском. Сайд после нескольких побед прибыл в город Биляган (в Карабаге), где узнал, что сын хакана осаждает одну из мусульманских крепостей и что гарнизон ее, доведенный до крайности, готов уже сдаться. Для извещения гарнизона о скорой помощи он отправил одного из жителей Байлакана, прозванного по цвету своей лошади Аблак (Пестрый) и знавшего хазарский язык 28. Посланный на другой день прибыл туда, но был пойман хазарами, которые, узнав о его поручении, обещали ему свободу с тем, чтобы он подошел к крепости и сказав гарнизону, что арабское войско находится еще очень [54] далеко. Аблак, подошедший К воротам, закричал: «Вы меня знаете, мусульмане! Радуйтесь! Са'ид ал-Хараши с многочисленным войском уже в Байлакане и через два или три дня прибудет к вам на защиту». Мусульмане восхвалили Аллаха, а хазары изрубили посланного на куски и сами отступили к Ардебилю. В это время некто в белой одежде и на белом коне явился к Сайду и сказал, что 2000 хазар с 5000 пленными находятся в известном месте. Эмир, удостоверившись через лазутчика в справедливости его слов, отправился сам с 11-тысячным войском, напал ночью на хазар, разбил их, освободил пленных и возвратился, обремененный добычей. Тот же человек на белом коне снова явился к Сайду, который сказал ему: «Где ты был? Я приготовил для тебя хорошие подарки».Тот отвечал: «Подарки у тебя сохранятся лучше, я же пришел известить тебя о другой добыче. Некоторая часть хазар с пленными и множеством вещей возвращается на свою родину».

Са'ид послал за ними отряд, который напал на них, освободил пленных и овладел их имуществом. Са'ид раздал много подарков оставшимся товарищам Джарраха. После этого хазарский царевич со всем своим войском пошел против Са'ида, который со своей стороны приказал собирать ополчение в Байлакане, Барде и прочих местах. Белый всадник появился снова. Са'ид поблагодарил его за двукратную победу и предложил ему богатые подарки. «Я их возьму, когда они мне будут нужны, — отвечал белый всадник. — Между тем готовься к защите, ибо сын хакана уже приближается с 40-тысячным войском».

Са'ид построил своих воинов в ряды. Перед вечером завязалась сильная битва и тюрки поближе к сумеркам были разбиты и обратились в бегство с большими потерями.

Утром опять явился белый всадник и объявил Са'иду, что царевич, собрав рассеянные свои войска, снова идет на него. Са'ид оставил малую часть войска для охраны лагеря, а с остальными пошел против неприятеля. Во время битвы Са'ид спросил, где находится сам царевич. Ему отвечали: «там, где белеется череп Джарраха, воткнутый на копье». Са'ид с отборной дружиной устремился на врага и одним ударом сшиб его с коня. Но хазары столпились вокруг царевича, подвели ему другую лошадь и битва завязалась с еще большим ожесточением. Наконец тюрки побежали и победителям [55] досталась большая добыча за исключением хумса, который был отправлен халифу Хишаму. Всю добычу разделили между 40 тысячами воинов и каждый получил по 1700 динаров 29.

В 115 (734) г. Хишам назначил для управления Арминией, Азербайджаном и Ширваном своего брата Абу Муслима и придал ему 24 тысячи сирийцев и арабов, чтобы он с их помощью привел в порядок дела Дагестана. Можно предположить, что этот Абу Муслим есть тот самый Маслама, о котором мы говорили выше 30. Вероятно переписчики исказили его имя или Абу Муслим — есть его кунья, прозвание, даваемое арабами почетным лицам. Как бы то ни было Абу Муслим, прибыв в Дербенд, восстановил разрушенные стены и бастионы крепости. Он разрушил огромное здание Сагранич (в Нарин-кале), так называемое со времен Ануширвана, а на его месте построил арсенал и магазины для хранения нефти, провианта и воды. Он возобновил Кейд, то есть тюремный замок, продвинув его более чем на сто аршин в море. Года четыре или пять тому назад основание этого здания случайно было открыто, огромные камни были связаны железными болтами и залиты свинцом., Кроме этих распоряжений, Абу Муслим приказал подать, собираемую со всего Дагестана деньгами и натурой, хранить в дербендских магазинах, дабы по мере надобности раздавать ее жителям города и гарнизону. Разделив город по племенному признаку жителей на семь кварталов, он построил в каждом мечети, которые имели следующие названия: 1) Хазарская, 2) Палестинская, 3) Дамасская, 4) Гаммасская, 5) Кесарийская, 6) Джазирская (от ал-Джазиры), 7) Мосульская. Сверх этого он соорудил большую главную (соборную) Джума-мечеть, существующую и поныне. Город с обоих сторон имел шесть ворот, а именно: 1) Баб Мухаджир, ныне Джарчи-капу, 2) Баб Джихад, ныне Кирхлар-капу, 3) Баб Хумс, ныне йени-капу, 4) Баб Сагир, ныне Туркмен-капу, 5) Баб Мактум, ныне Баят-капу, 6) Баб Алкама, ныне Наринкала-капу 31.

Устроив таким образом дербендские дела, Абу Муслим пошел на Кумук. Эмиры и жители тамошнего края после нескольких битв запросили пощады и приняли ислам. Главная мечеть и другие здания, построенные им в городе Кумуке, существуют еще и поныне. Он оставил здесь правителем Шахбала ибн Абдаллаха ибн Касима [55] ибн Абдаллаха ибн Аббаса (дядя пророка Мухаммада) и назначил при нем казия для обучения жителей обрядам новой веры 32.

Отсюда он направил путь в Кайтаг, жители которого после сильного сопротивления и потерь тоже приняли ислам. Назначив правителем Кайтага одного из своих родственников, эмира Хамзу 33, он пошел в Табасаран, населенный евреями и идолопоклонниками. Жители защищались, но когда их предводитель пал и многие были убиты или взяты в плен, то остальные приняли учение ислама. Тогда Абу Муслим назначил правителем Табасарана Мухаммада Масума, человека добродетельного и богобоязненного, и кроме того он оставил здесь двух казиев для исполнения шариата и приказал жителям во всем им повиноватьсям 34. Затем он пошел в Тав (Таг) и Авар 35, обратил тамошних жителей насильно в ислам, построил для них мечети и назначил казиев. Главное место Тава, ныне есть деревня Акуша, а Авара — город Хунзах 36. Всех правителей и казиев Дагестана, от границ Грузии до Кипчакской степи, он подчинил власти. Шахбала и приказал, чтобы они на случай нашествия хазар защищались соединенными силами, а купцов хазарских не допускали к Дербенду, останавливая их на расстоянии одного фарсаха от города, и там бы торговал с ними. Если же кто из дербендских жителей отправлялся по торговым делам в хазарские области, то он приказывал взыскивать с того в виде пени десятую часть всего товара. Посланников хазар он распорядился приводить в город и выпускать из него с завязанными глазами, чтобы они не знали положение крепости. Затем, обложив данью дагестанцев, он повелел табасаранцам, кубачинцам и кайтагцам ежегодно доставлять ее дербендскому начальнику, который обязан был, по исключении следуемых ему и эмиру Хамзе частей, сохранять остальное в магазинах для раздачи гарнизону и бедным жителям города. В случае, если начальник взял бы более положенного или нарушил бы правосудие, то эмиры войск могли собраться и сместить его. Жители же прочих провинций, как то: Хамры, Кюра, Куба, Гулечан, Курах, Ахты, Хнов, Рутул, Захур, весь Кумук, Авар, Карах, Гидат, Тарки, Агран и Андри 37 обязаны были вносить подати Шахбалу. Если он вел войну против неверных или неприятель шел на него, то правители Кайтака и Табасарана обязаны были помогать ему своими [57] войсками 38. Правителю Дербенда вменено в обязанность ни при каком случае не удаляться из города и каждую пятницу торжественно отправлять богослужение в главной мечети.

Катиб Челеби в Джахан-нума приводит такие слова Абу Хамида: «После этих распоряжений Абу Муслима сам халиф Хишам прибыл в Дербенд и по просьбе жителей оставил в одном месте, близ Дербенда, свою саблю, куда и теперь жители стекаются на поклонение». По словам очевидцев, в Верхнем Табасаране (Харакский магал), близ деревни Джурдаф, в одной пещере находится кинжал, куда окрестные жители ходят на поклонение и приносят жертвы. Земля вокруг этого места считается священной, здесь всякий безопасен от ограбления, насилия и кровной мести. С деревьев, растущих там, никто не смеет сорвать ни одной ветки. Можно полагать, что сабля Хишама и есть тот кинжал, который по давности времени и отдаленности места Абу Хамидом назван саблей 39.

В 120 (739) г. Марван ибн Мухаммад Хишамом был назначен правителем Дербенда и свято исполнял все постановления Абу Муслима 40. Жители Табасарана ежегодно по очереди убирали улицы и кварталы города.

Когда в 132 (751) г. халифат перешел от рода Омейядов к Аббасидам, то халиф Абу-л-Аббас Саффах 41 приложил все старание, чтобы обезопасить границы Дербенда.

В 136 (755) г. Абу Джафар Мансур, вступив на престол халифата 42, назначил Йазида ибн Усайда правителем Дербенда 43. Во время его правления многочисленная толпа хазар осадила город. Однажды ночью они свалили под стену множество бревен и разного леса, чтобы по ним взобраться в крепость, но осажденные, залив все нефтью, подожгли и таким путем остановили предприятие хазар. После этого халиф Абу-Джафар вызвал к себе Йазида ибн Усайда и спросил: «Какими средствами можно обезопасить Дербенд от нападения хазар?». Тот отвечал, что нужно-восстановить многие укрепления, находящиеся в окрестности Дербенда, и поставить в них гарнизоны. Получив на это согласие халифа, Йазид восстановил Калей-Сувар, Калей-Мюта, Калей-Камах и Калей-Суфнан, ныне называемый Черкены. Кроме этого он укрепил деревни Дарваг, Ерси, Гумейди 44, Магатыр и Маграга и поселил в них 7000 семейств, [58] приведенных из Сирии, Аравии и Мосула. Он основал две новых Крепости — Йазидийу и Сирмекийу, которые заселил людьми из своего собственного племени. Таким образом он обезопасил Дербенд от хазар, которые долгое время не смели переходить за Судак 45.

В 170 (787) г. халиф Харун ар-Рашид 46 назначил Хаййуна ибн Наджма правителем в Дербенд 47 и приказал ему соблюдать установленный его предшественником порядок. Хаййун, надеясь на неприступность города, предался разврату и притеснял жителей, которые стали расходиться в разные места. Извещенный об этом, Харун ар-Рашид назначил на его место Салмана ибн ар-Раби'а ал-Бахили, который, прибыв туда, заковал Хаййуна и отправил в Багдад 48.

В 173 (790) г. правителем Дербенда был назначен Хузайфа ибн Хазим 49. Он прибыл сюда с 12 тысячами воинов, поправил разрушенные стены и бастионы города 50. После этого сам Харун ар-Рашид приехал осмотреть положение Дербенда, провел из реки Рубас канал в город 51, развел при нем сады, огороды и построил мельницы, доход от которых был назначен в пользу бедных жителей города. Оставив Хафса ибн Умара правителем и снабдив его необходимыми инструкциями, халиф возвратился в Багдад; Есть предание, что под каменным сводом, против Кирхлярских ворот, похоронен сын Харуна ар-Рашида.

Известно, что знаменитая своею добродетелью, как свидетельствуют все восточные летописи, Зубейда-ханум, дочь халифа Абу Джафара Майсура, после исцеления от продолжительной лихорадки на развалинах какого-то древнего неизвестного города построила в 175 (792) г. нынешний Тебриз, чье название значит «освобождение от лихорадки». Это обстоятельство и предание о смерти сына Харуна ар-Рашида в Дербенде позволяет думать, что и она участвовала в этом походе своего мужа.

В 180 (797) г. хазары многочисленными толпами ворвались в Закавказский край, овладели Дагестаном, Дербендом и всем Ширваном. По словам Катиба Челеби, в это время погибло 140 тысяч мусульман. До этого мусульмане никогда не подвергались подобному несчастию 52.

О потомках Шахбала, эмира Хамзы и Ма'сума, назначенных Абу-Муслимом правителями указанных провинций, [59] ничего не известно. Племена дагестанские, принявшие ислам, вновь обратились в язычество 53. Повсюду появились возмутители спокойствия и самовластные владыки. Только в.Ширване видно, что здесь царствовал Фаррухзад ибн Ахситан — владыка персидского происхождения. На стене древней мечети в деревне Биби-Хейбет Бакинского уезда, построенной по его повелению, написано его имя с титулом: «Великий султан, Насир Амир ал-Му'минин (помощник Эмира верующих)». Это говорит о том, что Фаррухзад был мусульманином и подчинялся власти халифа 54.

После него в Ширване царствовал Филан-шах 55. В 210 (826) году огнепоклонник Бабек, явившись из окрестностей Байлакана 56, основал новую секту хуррамкиш 57. Она была не что иное, как возобновление в другом виде учения Маздака, который проповедывал, что в мире нет ничего запрещенного. Этому учению следовал сам шах Кубад и почти все его государство. Но при сыне его Ануширване маздакиды были истреблены.

Бабек, собрав многих последователей, опустошил города, овладел Азербайджаном, Хамаданом и Исфаханом. Правивший в то время халиф Му'тасим ибн Харун ар-Рашид 58 послал против него в Ирак с многочисленным войском Исхака ибн Ибрахима 59, который, истребив 60 тысяч жителей, не смог усмирить края. В 221 (835) году халиф назначил своего приближенного, туркестанского эмира Афшина командующим и с большими силами отправил против Бабека 60. После двухлетней кровопролитной войны Бабек был полностью разбит и бежал к Сахлу ибн Сумбату в Арран 61. Афшин послал 4 тысячи воинов и потребовал его выдачи. Сахл заковал Бабека в цепи и лично доставил его Афшину, который отправил Бабека в Багдад, где он и был казнен. Летописи говорят, что при этих смутах погибло более миллиона жителей 62.

Кажется, название Азербайджан происходит от слова Азер-Бабаган, которое арабы произносят Азербабеджан, что значит огонь Бабека 63 Как бы ни было огнепоклонство, сколько нам известно, зародилось в крае, называемом ныне Азербайджан.

После этих происшествий Арминия и Азербайджан снова подчинились власти халифа. Находящийся ныне в развалинах город Барзанд в Мугани построен Афшином на месте руин древнего неизвестного города 64. [60]

В царствование Васика-биаллаха сына Му'тасима 65 (около 230/845 года) Филан-шах ширванский 66 покорился власти халифа, вследствие чего и Дербенд перешел во владение арабов. В 270 (883) году халиф 67 приказал доходы с бакинской нефти и соли обращать в пользу гарнизона и бедных жителей Дербенда 68. Мухаммад ибн Аммар был определен надсмотрщиком за этими доходами, разделяя их по принадлежности 69.

В 290 (903) г. Дербенд ом управлял некто Хашим. Когда халиф Муктафи 70 вел войну с сектою карматов, то Хашим, пользуясь общественными смутами, присвоил себе все доходы, определенные на содержание города и гарнизона. Дербендцы, доведенные до крайности, занялись торговлею и ремеслами. В эти дни пришли хазары и пытались снова овладеть Дербендом, но мусульмане, жившие в окрестностях и в самом городе, разбили их и прогнали.

Около этого времени русы, обещая делить добычу с царем хазарским, получили от него дозволение напасть на Персию, вследствие чего 50 тысяч русов на 500 лодках спустились из Волги в Каспийское море. Они разграбили и разорили все прибрежные поселения, начиная от Мазандарана до Дербенда, причем без сопротивления, т. к. жители этих стран никогда не ждали нападения с этой стороны, ибо соседние с ними хазары судов не имели 71.

Абу-л-Касим Юсуф ибн Абу-с-Садж, управлявший от имени халифа Муктадира с 296 (909) по 306 (919) г. Арминией и Азербайджаном 72, собрал войска и поспешил в Ширван, которым тогда управлял Али ибн Хайсам 73 и пришел к нефтяному берегу (Баку), который входил в состав, Ширвана. Русы, награбив много добычи, расположились на бакинских островах, на которых и поныне еще видны следы их пребывания. Мусульмане на лодках пошли против них, но были разбиты и, потеряв много людей, возвратились без успеха. Русы после этого все еще продолжали грабить берега и, обогатившись добычею, возвратились в землю хазарскую, где отдали хакану условленную долю. Мусульмане, жившие среди хазар, желая отомстить русам, напали на них. Три дня продолжалась битва и русы, потеряв всю добычу, ушли в землю буртасов, а оттуда в Булгарию. Тамошние мусульмане поступили с ними точно так же. Потери русов во время этого похода достигли 30 тысяч человек. Мас'уди, описавший [61] это событие под 332 (944) г., говорит, что после того русы в этом краю не показывались 74.

Ибн ал-Асир в своей «Истории» повествует, что русы в 332 (944) г. ходили на лодках по морю и реке Куре на Барду, столицу Аррана. Их встретил тамошний правитель с 5000 воинов, но был разбит. Русы, овладев Бардой, пощадили жителей, но, заметив между ними волнения, приказали им в течение недели оставить город. Тех же, которые ослушались, числом 19 тысяч мужчин и женщин, русы взяли в плен и продавали каждого за 20 дирхемов.

Правитель Азербайджана Мухаммад ибн Мусафир, называемый Марзбан, пошел против русов с 30-тысячным войском, но был разбит ими.

Русы более года находились в этом крае.Во время их похода в Марагу из-за употребления зеленых фруктов в войске обнаружились сильные болезни. Воспользовавшись этим, снова появился Марзбан. Не доходя до лагеря русов, он укрыл в засаде часть войска, а с остальными напал на них и после легкой стычки обратился в бегство и увлек русов на засаду, где окруженные с двух сторон они были наголову разбиты. Оставшиеся заперлись в крепости Барды, называемой Шахристан. Марзбан, вынужденный на некоторое время удалиться в Салмас, оставил часть войска для осады Барды. Русы, стесненные неприятелем и болезнями, не были в состоянии защищаться и однажды ночью, сев на лодки и следуя вниз по течению Куры, отправились на родину.

Кажется сказания обоих авторов относятся к событиям одного времени, только из-за отдаленности места и Неполных известий дошедших до них в разных вариантах. По словам Мас'уди, в это время (332 г. х.) Дербендом управлял некто Абд ал-Малик, а его племянник был эмиром Табасарана 75.

После этого в мусульманских владениях начались междоусобия и беспорядки и багдадские халифы не смогли смирить своеволия войск и заставить повиноваться подвластные провинции. Во время этих беспорядков возмутились крепости и селения, подчиненные Дербенду; а дагестанские владельцы вмешались в междоусобные войны.

В 315 (927) г. Табаристаном овладела династия Мардавиджа ибн Зийара, происходящего от древних гилянских царей. Шесть владетелей из этой династии в течение [62] 150 лет подчинили своей власти многие другие провинции Персии, вероятно в том числе и закавказский край, ибо Вушмагир ибн Зийад, второй государь этой династии, царствовавший с 323 (935) по 356 (967) г., построил на свое имя город Шамкир, близ Ганджи 76. Развалины его — остатки крепости, мост и минарет с двумя входами существуют и поныне. Еще накануне времени правления эмира Тимура город этот был обитаем.

В Ахты-наме сказано, что хазары во время своего владычества в Ширване поселили одного из своих военачальников по имени Самсам с некоторым числом людей на том месте, где ныне деревня Микрах (Самурский округ). Микрахи, один из дамасских уроженцев, был помощником его в управлении. Чтобы укрепить его влияние, хазары основали другой город на левом берегу Самура и заселили его жителями Тарса, переведенными из того места, где ныне Кизляр. Самсам хотел овладеть Крепостью Шахбани (Ахты), но ее владетель Дервиш-ал из племени Шахбани склонил на свою сторону владетелей Тарса, выплатив им 3000 золотых монет. Самсам три раза осаждал крепость и возвращался всегда безуспешно. Первая осада продолжалась около месяца. Осажденные не могли брать воды из реки Ахты и только с большим трудом доставали ее из Самура.

После отступления Самсама Дервиш-ал в течение трех месяцев сделал подземный ход из крепости к реке Ахты. Его остатки и бастион, построенный над ним, существуют еще и поныне.

Вторая осада длилась шесть месяцев, но осажденные не терпели никаких нужд. Спустя три года началась третья осада. Самсам расположился лагерем выше крепости, около бань, и стоял там семь лет. Дервиш-ал призвал к себе на помощь эмиров Тарсы и храбрых воинов из Рутула, Джиника и Русрука. Семь месяцев продолжались сражения и Шах-Касым, сын Дервиш-ал был убит. Наконец Самсам был окончательно разбит и почти 15 лет не беспокоил Дервиш-ал. Лишь однажды ночью Самсам напал на город Тарса, перерезал или пленил всех жителей и разграбил их имущество.

Спустя 9 лет Дервиш-ал, будучи мусульманином, прибыл в Дербенд к Абу-Муслиму и просил у него помощи. Абу-Муслим выдал за него свою сестру Умм ал-Му'минат и отправил его с войском для истребления Самсама и [63] хазаров. Семь месяцев продолжалась война без всякого успеха. Наконец, Дервиш-ал отправился к Шейх шаху ал-Бурзи, выходцу из племени Курейш, поселившемуся на Кавказе. Гора, у подножия которой он жил, еще и поныне называется в народе Шалбурз, сокращение от Шах ал-Бурзи. Тогда они тайно призвали к себе эмира Кяги и все вместе советовались об уничтожении Самсама. После этого Дервиш-ал в ночь на пятницу с 6000 войск подступил к воротам города. Эмир Кяги со своими клевретами убил Самсама и ввел неприятеля в город. Дервиш-ал потребовал от жителей принять учение ислама. Покорные сохранили свою жизнь и собственность, отвергнувшие же новую веру были убиты, а их имущество и семьи перешли в руки победителей. Город назван был именем Мир-Кяги, затем название приняло форму Микраг — нынешнее название деревни. Потом Дервиш-ал, эмир Кяги и Шах ал-Бурзи отправились в Дербенд к Абу-Муслиму, который принял их ласково, а селение Шахбани, местопребывание Дервиш-ал, было переименовано в Ухты, то есть принадлежащее сестре. Село впоследствии стало называться Ахты. По сказанию жителей южная стена Ахтынской мечети является остатком мечети, построенной Абу Муслимом.

Когда Шах ал-Бурзи находился в Дербенде, пять человек из клевретов Самсама напали на его жилище, убили одного сына, похитили двух дочерей и разграбили все его имущество. Спаслись бегством только жена с другим сыном. Вслед за этим Шах ал-Бурзи переселил из города Миркяга 30 семейств, назвав поселение Курейшом, в память своего племени. Название это с течением времени превратилось в Куруш, что на левом берегу Самура, напротив деревни Калекюре. В месте, называемом Кипчаг, есть развалины города, который в народе именуется Камкам. Это было жилище эмиров Тарсы. Название Кипчаг дано этому месту от Кипчака, где прежде обитали жители, тогда его населявшие. Шейх Абу-Муслим, о котором мы будем говорить ниже, как видно жил с семейством своим в Дагестане в V веке хиджры. В Хунзахе показывают его могилу под каменным сводом. Там же хранятся его сабля и верхняя одежда — халат. Мы полагаем, что эти события случились при нем, а не при Абу-Муслиме, брате халифа, который приходил сюда с войском на короткое время, и трудно [64] поверить, что он привез сюда с собою сестру и выдал ее здесь замуж 77.

В 1030 г. х. (1617) было составлено извлечение из истории, написанной в 712 (1313) Мухаммадом Рафи ибн Абд ар-Рахимом ширванским на основании древних записей, документов и летописи неизвестного автора 318 (931) г. 78 В этом извлечении говорится, что шейх Абу-Исхак Ибрагим, Ахмад и Али, потомки Аммат, дочери Хамзы (Хамза — дядя Мухаммада) вместе с шейхами Мухаммадом и Насир ад-Дином, из потомков Аббаса (Аббас тоже дядя Мухаммада), вышли в 200 (815) году из Мекки и Медины с двумя тысячами родственников и приверженцев своих и пришли в Сирию. Спустя несколько лет они продолжали свой путь уже с 5-тысячным войском и прибыли в Египет, откуда совершали набеги (джихад) по разным владениям. С течением времени их потомки со своими подданными пришли в землю черкесов 79, где имели много сражений. Они убили тамошнего властителя эмира Аззала и захватили его имущество и семью. Потом они прибыли во владение Кайтаг, где тоже убили эмира Казанфара, овладели его имением и сокровищами и обратили народ в мусульманскую веру. По обычаю этих завоевателей, старший в роде всегда был эмиром, а другие беспрекословно ему повиновались.

В то время старшим был эмир Чубан, сын Султан Али-бека, который, обратив большую часть жителей Табасарана в ислам, выдал свою дочь за табасаранского эмира Масум-бека, а сам женился на его дочери. Он основал многие селения в Кайтаге и заключил мирные договоры с кумукскими эмирами. Спустя некоторое время он сам нарушил мирный договор, внезапно напал на них, убил многих из эмиров и, овладев городом, обратил народ в ислам. Он оставил там владетелем одного из своих родственников по имени Шамхал 80, названного так по имени его дяди, родившегося в области. Шам (Сирия), в деревне Хал. После этого он пошел в сторону южных гор, взял город Маза (ныне деревня в Самурском округе) 81, который тогда принадлежал Кабалинскому магалу (ныне в.Шекинском уезде), обосновался здесь, а все жители этого города стали его невольниками. [64]

Надо заметить, что название Маза не древнее, оно, веоятно, дано ими же, потому, что слово маза по арабски значит «что это?».

Разорив много иноверных селений, находившихся окрестностях, эмир Чубан заключил мир с курушскими эмирами Исмаил-беком и Гасан-беком, взимал подати, дань и десятую часть урожая со всех городских жителей до самого округа Шемахи.

Через посредство посланников он заключил мирный договор с ширваншахом султан Фаридуном 82. Выдав свою дочь за его сына султана Кей-Кубада 83, он женил соего сына Султана Сулеймана на его дочери. Долгое время между ними существовало доброе согласие. Но впоследствии из-за взыскания податей и десятой части с урожая между ними возникла вражда, она довела их до войны, которая, впрочем, закончилась миром 84. В другом сочинении 85, извлеченном из упомянутой истории Мухаммада Рафи кумукским казием Гасаном Улви Сефеви (Сочинение это ныне находится в Дагестане во многих экземплярах), во время нашествия тюрок на город Кумук, который они разорили, об упомянутых происшествиях говорится с некоторыми изменениями и подробностями: в городе Танусе 86, древней столице Аварии (ныне деревня близ- Хунзаха), был могущественный И грозный эмир, которого звали Сурака 87, обращенный Из мусульман в язычники и получивший титул нусал (Так называют своих властителей древние аварцы). Этот Сурака (Вот его родословная: Фейруз-шах из дома Араксани был отцом Умма-хана, сыном которого был Урус-хан. Сын Урус-хана Саратан был отцом Сураки. Судя по некоторым обстоятельствам, эта родословная не достоверна.), владея землями от границ Шемахи до земель черкесов, взимал со всех княжеств и обществ, за Исключением городка Акари 88, дань наличными деньгами, скотом, товарами, хлебом, фруктами и даже куриными яйцами. Главная подать состояла в следующем: ежегодно каждое семейство должно было давать по три дирхема серебром или соразмерной цены золотом и по одной мерке более употребляемого хлеба; каждый торговец обязывался давать две штуки шелковой материи и две бумажной; с каждого сада по мешку сушеного винограда. Кроме того, каждый убийца должен был давать по сто овец, а вор и ему подобный преступник — по одному быку. Каждая деревня, поздравляя нового владетеля, приносила пять лисьих шкур — одну черную [66] и четыре желтых, и пять баранов; на похороны владетеля — одну лошадь, а на каждую свадьбу в доме владетельном — одного быка и двух баранов.

Кумук и Кайтак имели своих особых владетелей. Старший и сильнейший в Кайтаке был Казанфар. Потомки Хамзы и Абаса, переходя из Египта в Сирию, Анатолию, Индию, пришли, наконец, в Ширван с большими военными запасами, с хорошими лошадьми, слонами и верблюдами и, намереваясь совершить джихад, отправились в Дагестан. Его жители и племя русов, узнав об этом, собрались в большом количестве близ города Чур или Цур. Мусульмане отправили сто отборных воинов для разведки сил неприятелей и, узнав о них, стали опасаться. Поэтому они прибегли к хитрости: сварили много яств с примесью ядовитых трав, оставили их с некоторыми вещами в лагере, а сами во время сражения обратились в бегство. Неприятели, овладев лагерем, съели все заготовленные припасы, отчего большое число их воинов погибло, а остальные разбежались. Мусульмане стали одерживать победы. Они покорили сперва Кайтак, разорили его, а эмир Чубан ибн Султан-Али-бек стал его владетелем. В числе множества селений он построил также крепость Калей-Курейш (Ныне в простонародии Кара-Кураш.) и сделал ее своей резиденцией. Отсюда он пошел в Аварию. Тамошний владетель Баяр, сын Сураки, бежал в подвластный ему Туш 89.

Мусульмане стали расширять свои завоевания и с течением времени покорили и Крым. Эмир Чубан разорил много аварских селений, овладел Хуизаком, истребил мужчин, а все имущество и женщин взял в добычу. Покорив, таким образом, всю провинцию, он обратил народ в ислам, назначил туда владетелем Масум-бека из потомков Шейх-Ахмеда, а лучшего из своих духовных лиц— шейха Абу-Муслима назначил казием. После этого кумыкский шамхал сделался властителем всего Дагестана, а его имя впоследствии стало титулом его преемников. Шамхалы взимали подать со всех владений, джизию (По закону мусульман все народы делились на две категории: язычников и имеющих священное писание — христиане и евреи. Язычников мусульмане должны были насильно обращать в ислам, а с прочих брать дань, называемую джизья, которая взимается и теперь в Персии и Турции (речь идет о времени автора — З. Б.) с христиан и евреев, пошлину со всех [67] привозимых товаров и десятую часть с урожая (зякат). Они оставляли себе пятую часть всего, а остальные четыре делили между-потомками-Хамзы и Аббаса. Подобному же разделу, по свидетельству одной древней записки, подлежали и подарки, присылаемые им багдадскими халифами.. Кроме этого, все потомки Хамзы и Аббаса были освобождены от всех податей и повинностей. О потомках же остальных лиц рода Аббасидов. — Хаджи Мухаммаде Абу-л-Касиме, шейха Али Максуда и Хасама ничего не известно.

Подати, взимаемые Шамхалом 90 в Дагестане в IX или Х веках хиджры, вероятно, были следующие: за дозволение пасти скот в горах — с общества Гебелель 91 каждые четыре года по одному барану с дома; с общества Карах 92 по пятисот овец в год, с Кесрух (Керхи) 93 — по триста баранов, а для Крым-Шамхала (Крым-Шамхал — наследник. Шамхала. Название существует и поныне) — по 400; с другой горы в Кесрухе — по тысяче баранов, а для Крым-Шамхала 94 — по тридцати быков; с общества Джамалал 95 — пятьсот баранов; с округа Тандиб 96 — 20 быков; с деревни Арчуб 97 (принадлежащей ныне Казикумыку) — 130, а для Крым-Шамхала — 30 баранов; с округа Хумзак — по 700 баранов, 700 кейл (мера) 98 хлеба и 60 кейл меда; с округа Андиб 99 — по одному быку и восьми войлоков. Города Гадар и Гаркас 100 каждый вносил половину дани, взимаемой с Хумзакского округа.

Томсли (так называют казикумуков аварцы) давали с каждого семейства по одному барану и по одному кейлу хле6а. С Мичикич (Чечня), который был собственным уделом Шамхала, — по одному барану с семейства. С города Кюстек 101 по одной рыбе с семейства. С города Тарки — по два саа 102  (мера) сарачинского пшена (рис). С деревни Губден 103 — 100 баранов; с жителей Кайтака — 170 буйволов. С деревень Акуша и Исише (Усуша) 104 — по сто, от Зу Дакара 105 — по 50 быков. С Сюрги 106 — с каждого семейства по одному дирхему. С деревень Джумджугат и Какуба (вероятно, Умджукат и Шукуба в Казикумуке) 107 — по шести ослов, навьюченных маслом. С деревни Зирих-Геран [68] (Кубачи) — по 30 ружей. С горы.Сумбата 108-по пятидесяти баранов; с деревни Ирхаини — с каждого семейства по кейлу общеупотребительного хлеба; с горы Зонтаб (Жентаб) — по 30 баранов. С общества Бактулал 109 — по 30 быков и 30 баранов; с горы Захура и Коляди (верхняя часть Элису и Джара) 110, уделов Шамхала — по 50 баранов; с общества Рисур 111 (ныне в Казикумуке) и Мукруг 112 — по 70 баранов; с Куралял (Кюринского владения) — по 100 лошадей и по 100 кобыл.

Потомки Гамзы долгое время владели Аварией. Наконец, эмир Султан сын Баяра, внук Сураки, живший в Тушах, собрал войска от границ Зумтала до Аришти и пришел ночью в Хумзакский округ; скрываясь у тех, которые приняв внешне ислам, были приверженцами его дома. Но на другое утро Абу-Муслим ибн Юсуф ибн Мухаммад ибн шейх Абу-Муслим под предлогом сновидения удалился в Кумук. В следующую ночь, под утро, Эмир Султан, ворвался с войском в город Хумзак. Эмир Ахмед ибн Чубан ибн Султан ибн Масум-бек был убит вместе со всеми мусульманами. Голову его вывесили на стене крепости. Все мусульмане, бывшие в том городе, были убиты. Эмир Султан, утвердившись на престоле своих предков, обратил народ в язычество. Частые битвы между ними и мусульманами продолжались 24 года. Наконец, аварцы, стесненные мусульманами, принуждены были принять ислам и таким образом на долгое время водворились мир и тишина. Наконец, по личным мотивам возникли несогласие и вражда между эмирами Кумука и Кайтака — потомками Аббаса и Хамзы. Некоторые из владетелей Кайтака — Мухам мад-хан. Эмир-хан и Эмир-Хамза, с помощью аварского владетеля, несколько лет вели войну с кумуками 113. Наконец Малик-Саратан, владетель Аварии 114, отправил посланников к Ковсар-шаху тюркскому 115, народ которого принял ислам еще при халифе Умаре I и, взяв его сестру для своего сына, выдал взаимно свою дочь за его сына. Ковсар-шах с востока, а Мелик-Саратан с кайтакскими эмирами с запада напали на Кумук и разорили его. Эмиры бежали.

Взятие Кумука произошло при жизни-Шейха Наджм ад-Дина. В крепости, что над городской мечетью Кекели 116 были убиты все 70 человек храбрых ее защитников. Возвратясь оттуда, Ковсар-Шах и Мелик-Саратан [69] утвердили кайтакских эмиров в наследственном их владении. Весьма вероятно, что эмир Чубан прибыл в Дагестан с потомками Аббаса и Хамззы в конце V века хиджры 117, ибо Мухаммад Рафи, живший в начале VIII столетия, показывает его в девятом колене, а Шейха Абу-Исхака Ибрахима, вышедшего из Мекки и Медины в 200 годах, в девятнадцатом колене. По общему мнению восточных историков, беспорядки, возникшие после Харун ар-Рашида в его обширных владениях, расстроили могущество халифата. Мусульманские эмиры в разных странах и особенно в Персии, признавая над собою только внешне власть халифа, как священного главы государства, были государями самостоятельными и власть халифа ограничивалась только пожалованием им почетных титулов. Такое разделение власти явилось причиной того, что восточные и северные народы начали усиливать свое влияние и совершать набеги на различные области, особенно на Ширван и Дагестан, и мусульмане, по возможности, защищали свои границы. Очень жаль, что мы не имеем подробных сведений относительно этих времен 118.

Между тем, усилившаяся Сельджукская империя сделалась могущественной и государь ее обращает особое внимание на Ширван и Дагестан. При них-то многие племена горцев приняли ислам.

Сельджук был предводителем одного сильного тюркского племени. Сыновья его — Микаил и Исрафил, с разрешения султана Махмуда Газневи 119, с многочисленным своим народом, переправились через Джейхун (Аму-Дарью) и кочевали в пределах Хорасана. Тогpyл-бек сельджукский, сын Микаила 120 в 432 (1041) г. восстал против султана Мас'уда Газнави 121, одержал над ним победу, овладел Хорасаном, Фарсом, Ираком, Курдистаном и Азербайджаном и сделался могущественным властителем.

После смерти Тогрула в 442 (1051) г. престол государства занял его племянник Алп-Арслан 122, получивший от халифа ал-Ка'има 123 титул Изз ад-Дин (Сила веры). После смерти Алп-Арслана в 454 (1062) г. его знаменитый сын Мелик-шах 124 провел реформы в государстве под влиянием благоразумных советов своего редкого в истории министра Низам ал-Мулка 125. Выдав свою дочь за халифа Муктади-биамриллаха 126, он отправил ее в Багдад в сопровождении Низам ал-Мулка. За [70] ней следовало 910 верблюдов, навьюченных драгоценными материями, золотыми и серебряными вещами. Кроме этого, на шести верблюдах было отправлено 12 серебряных сундуков, наполненных драгоценными камнями и вещами, 33 лошади с седлами, украшенными алмазами, яхонтами и др., и три паланкина на верблюдах, осыпанные драгоценными камнями. Во время пира, последовавшего в Багдаде по случаю этой свадьбы, было израсходовано 4000 батманов сахара.

Мелик-шах завоевал Анатолию, Грузию и Ширван. Он был поэтом и покровительствовал наукам. Время его царствования было самое счастливое для подданных. Империя процветала и, украшалась зданиями. При нем основал свое учение Хасан Саббах, глава секты Ассасинов, которая представляла собой возобновленное, с некоторыми изменениями учение хуррамитов, о котором мы говорили выше. Гибельные действия многих последователей Хасана Саббаха известны из истории 127.

В последнее время правления Мелик-шаха под влиянием его жены Теркен-хатун Низам ал-Мулк был отстранен от государственных дел и вскоре умер в городе Нихавенде от раны, нанесенной одним из последователей Саббаха. Находясь при смерти. Низам ал-Мулк написал султану следующее послание в стихах:

«Счастливый государь! Сорок лет под твоим покровительством я очищал свет от злоупотреблений. Достигнув 96 года жизни, предопределению Всевышнего я убит в походе ударом ножа. Лист доброй памяти и счастливых деяний представляю богу с печатью твоею свидетельство. Оставляя эту долголетнюю службу моему сыну, поручаю его Господу и государю».

Через сорок дней после смерти Низам ал-Мулка умер близ Багдада и Мелик-шах в 482 (1089) г. 128, оставив престол старшему сыну Беркийаруку 129.

Младший сын Мелик-шаха Мухаммад 130, управлявший Грузией, Азербайджаном и Арменией, жил в Гандже. Он восстал против своего брата и Беркийарук двинулся с войском для его усмирения. Эмиры его войска, питая неудовольствие к везиру Маджд ад-Дину, убили его в лагере, возле самой палатки султана (в Кухистане). Султан, опасаясь подобной участи, бежал в область Рея, а Мухаммад без сопротивления завладел престолом. После этого братья еще четыре раза сразились друг с другом с переменным успехом, пока, наконец, не [71] помирились. Сирия, Дийар-Бакр, Азербайджан, Мугань, Армения и Ширван достались в удел Мухаммаду,а другие области Ирака — Беркийаруку. — Спустя семь лет после смерти последнего, султан Мухаммад овладел всем государством и, лично явившись халифу Мустазхиру 131, получил от него титул Насир амир ал-Му'минин.

Ему наследовал в 502 (1109) г. младший его брат Санджар, получивший титул Бурхан амир ал-Му'минин (Доказательство Эмира верующих) 132. Он управлял государством сорок лет, с особою пышностью и могуществом. Его племянник Махмуд, сын Мухаммада 133, по свидетельству Давлат-шаха в Тазкират-8, а по сведениям Раузат ас-сафа — 11 лет управлял Ираком, Азербайджаном и Арменией 134 и от имени своего дяди имел большое влияние на Ширван и Дагестан. Он восстал против дяди в 519 (1126) г., но был разбит, однако султан Санджар простил его, отдал за него свою дочь и прибавил к его владениям и Сирию. Сам же он оставил за собой Хорасан и Мавераннахр.

Мас'уд, сын Мухаммада 135 также вел войну с братом Махмудом. Это междоусобие расстроило государство, и грузины, пользуясь случаем, овладели Тифлисом и его окрестностями. 136 После смерти Махмуда ему наследовал его сын Тогрул, который скоро умер в Хамадане. Сразу же после его смерти на престол вступил его дядя Мас'уд государь правосудный, известный храбростью и великодушием. При нем усилилась секта ассасинов, ее последователи появились в Ираке и Азербайджане. Багдадский халиф Мустаршид 137 в 534 (1139) г., желая прекратить их деятельность, вступил, по некоторым причинам, в неприязненные отношения с султаном Мас'удом. Это стало поводом для войны, в которой халиф потерпел сильное поражение, был взят в плен и только по настоянию султана Санджара из Хорасана (дяди Мас'уда) халиф был отпущен в Багдад с надлежащими его сану почестями. Однако по дороге его умерили несколько последователей Саббаха, которые были пойманы и казнены султаном 138.

Некоторые историки говорят, что смерть халифа Мустаршида последовала по наущению самого султана, Рашид-биллах 139, получив в Багдаде известие о смерти отца, вступил на престол халифата. Но вслед за этим султан Мас'уд вошел в Багдад, и Рашид, не имея сил [72] сопротивляться, удалился в Мосул, а затем скитался по Азербайджану и Ираку. Через год близ Исфахана он погиб от руки ассасина. Султан Мас'уд, прибыв в Багдад, возвел на престол халифата Муктади и внешне изъявил ему покорность, но управлял халифатом Почти независимо от халифа. Однажды султан послал спросить халифа — какую сумму надо определить на содержание его двора и халиф отвечал: «Ежедневно сорок катеров привозят мне воду и поэтому представляю султану самому определить прочие издержки, соответственно количеству воды». Султан Мас'уд сказал: «Вот какого человека возвели мы на престол халифата. Да хранит бог мусульман от вреда, который может произойти от его роскоши».

В последние годы правления султана Санджара в Хорасане племя огузов переправилось через Джейхун. Султан Санджар выступил против них, но был разбит и взят в плен 140.  Ему удалось бежать из плена и он стал готовиться ко второму походу, но смерть, случившаяся в 542 (1148) г., помешала его замыслам 141. В конце царствования Мас'уда, его племянник Мелик-шах, сын Махмуда 142, прибыл в Хамадан, где восстал против дяди. Султан хотя и усмирил его, но вскоре умер. В 554 (1159) г. на престол вступил Мелик-шах II, который предался пьянству и увеселениям, вследствие чего потерял престол, на который вступил его брат Мухаммед II 143. Дядя его Сулейман ибн Мухаммад оспаривал это право 144, но Мухаммад II разбил его в сражении близ Аракса и утвердился на престоле.

Некоторые причины привели к распрям между ним и халифом Мустанджидом. Мухаммад пришел с войском к Багдаду и несколько дней осаждал его 145. Напуганный халиф поспешил заключить с ним мир и выдал за него дочь свою Керман-хатун. После смерти Мухаммада в 556 (1161) году на престол вступил Сулейман ибн Мухаммад — человек шутливого и веселого характера, но после шестимесячного правления он был свергнут Арсланом ибн Тогрулом 146. Этот государь, отличавшийся благоразумием, доблестью и правосудием, был воспет известными поэтами Низами, Фарйаби и Анвари 147. В 571 (1176) г. ему наследовал его сын Тогрул III 148. Его дядя Мухаммад ибн Тогрул был его везирем 149. После смерти Мухаммада его место занял его брат Кызыл Арслан 150, но, не поладив с государем, он [73] помощью халифа 151 победил и пленил Тогрула и сам Вступил на престол. После его смерти Тогрул вторично Вступил на престол 152. В 590 (1194) г. в битве против хорезмшаха Текиш-хана он был убит 153.

Историки свидетельствуют, что он покровительствовал доблестным и ученым людям, а иногда и сам занижался — писал стихи.

Ему приписывают следующие стихи:

Вчера я имел свидание, которое
освещало душу, а сегодня разлука сжигает мое тело!
Как грустно, что судьба на страницах моей жизни,
одинаково запишет и то, и другое.

Здесь кончается династия Сельджуков и власть в государстве перешла в дом Хорезмшахов, овладевших прежде всего Хорасаном и Фарсом.

Происхождение их следующее: Ануш-Тегин, один из придворных Мелик-шаха I был назначен правителем Хорезма. Потом на его месте утвердился его сын Мухаммад I с титулом хорезмшаха. В то время, когда султан Санджар находился в плену у огузов, Мухаммад сделался независимым. Сын его Атсыз, а после его смерти Султан-шах, Текиш-хан и Ил-Арслан наследовали один другому. В 596 (1200) г. на престол вступил хорезмшах Мухаммад II ибн Текиш, который во время нашествия Чингиз-хана, длившегося 4 года, был в 617 (1221) г. разбит и бежал на остров Абескун, в Мазандаране, где и окончил свою жизнь. Храбрый сын его Джалал ад-Дин утвердился на престоле 154. Какие-то особенные его действия в Ширване и Дагестане во время покорения им лично Грузии нам неизвестны 155.

Текст воспроизведен по изданию: Аббас-Кули-ага Бакиханов. Гюлистан-и Ирам. Баку. Элм. 1991

© текст - Буниятов З. М. 1991
© сетевая версия - Тhietmar. 2002
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Элм. 2001