ПСКОВСКАЯ 3-Я ЛЕТОПИСЬ

1510 года. Выписка из Псковской летописи, о покорении Великим Князем Василием Иоанновичем города Пскова со всеми областьми под Царское самодержавие.

В лето 7018 Октября в 26 день Князь Великой Василей Иванович приехал во свою отчину в Великий Новгород с своим братом со Князем Андреем и с своими бояры; и Псковичи, услышавше Государя Великого Князя в Новегороде и послаша Послов своих 800 посадников, Юрья да Михайла и иных и Бояр изо всех концов. И даша Псковичи дару Великому Князю полтораста рублев Новгородских, и биша челом ему о жаловании своея вотчины мужей Пскович добровольных людей, что есмя изобижены от своего наместника, а от нашего Князя Ивана Михайловича Репни и от его наместников пригороцких и от их. И Князь Великой отвечал Посадником: яз вас, свою отчину, хочу жаловати и боронити, якож отец наш и деды наши Великие Князи, и что ми повествуете о Наместники моем и о своем Князе Иване Репни, аж на него станут многие жалобы, и яз его [181] обвиню пред вами. И Посадников отпустил во Псков. Сказали на вечи, что Князь Великой дар их честно принял, а сердечные мысли никтож весть, что Князь Великой здумал на свою отчину и на мужи и на град Псков. И потом тоя ж зимы по мале времени поехал изо Пскова Князь Иван Репня, Суздальских Князей, ко Государю Великому Князю жаловатися на Псковичь, что де его Псковичи бесчествовали. А тот Репня не пошлиною приехал во Псков, да сел на Княжение, а не по крестному целованию учал во Пскове жити, а не учал добра хотети Живоначальной Троицы и мужем Псковичем, а тот Репня много зла чинил детем Боярским и Посадничим детем. И тые дети Боярские и Посадничи здумав себе, доехали Великому Князю бити челом и жаловатися на Князь Ивана Репню. И потом Посадники со Псковичи здумав себе не на пользу и начата грамоты писати по пригородам и по волостем, ркучи то, аще который человек, каков ни буди, а жаловался на Князя, и вы б ехали ко Государю Великому Князю в Новгород против его Великому Князю бити челом И на тойж недели поехал Леонтей Посадник бити челом на Посадника Юрья, и Юрья поехал отвечати и тамо [182] тягалися. И Юрьи Посадник прислал грамоту во Псков, а в грамоте пишет: аже не едут Посадники против Князя говорити Ивана Репни, ино будет вся земля виновата. И в ту пору Псковичем сердце уныло, а на 4 день по той грамоте поехали 4 Посадников, да и купецких людей старосты всех рядов в Новгород. И Князь Великой управы им никакой не дает, а рек им тако: копитеся вы жалобные люди на Крещение Господне, и яз вам всем управу подаю, а ныне вам управы никаковы нет. И приехаша вси Псковичи во Псков. И егдаж приспеваше срок той, поехаша Посадники в Новгород к Великому Князю и купецкие старосты, не ведуще своея погибели. На самый праздник Крещения Господня Князь Великой Василей Иванович велел Посадником всем копитись и Боярам и купецким старостам и повеле итти на реку на водокрещение, и сам пойде Князь Великой со всеми своими Бояры на Волхов. А Владыки в то время не бысть тогда в Новегороде, и крести воду Владыка Смоленской, и крестив воду пошли к Софеи Премудрости Божии. И Князь же Великой велел своим Бояром по своей думе творити, как себе здумали, и Бояром Псковским и посадником и всяким жалобным [183] людем учали говорити: Государь приказал велел вам всем копитися в Царской двор свои исполна; а кой не будешь, ино боялся бы Государевы казни, а Государь хочет во всем управу дати. И Посадники пошли на владычень двор с воды, и Бояре спрашивали: ужели все скопилися? Ониж рекоша — вси; и Посадников и Бояр и купцов ввели в палату, а молодшие люди на дворе осталися. И внидоша Великого Князя, Бояре рекоша Псковичам: «поиманы есть Богом и Государем и Великим Князем Васильем Ивановичем всея Русии». И ту посадиша посадников, а молодших людей переписав, подаваша Новгородцом по улицам поити и кормити и беречи до управы, и переняша Псковичи полоняную свою весть и горе от Филипа Поповича от купчины от Псковитина, а он ехал к Новугороду и стал у Веряжи, и услышав тую злую весть и оставя товар и погонял ко Пскову и сказал Псковичам, что Князь Великий челобитициков Псковских всех переимал. И нападе на Псковичь страх и трепет и туга и пересхоша гортани их от скорби и печали, и уста их пересмягли; яко же многажды приходиша Немцы на них, и таковы им скорби и печали не бывало тогда яко ж ныне. И собрашася [184] на вечи начата думати, ставити ли щит против Государя и запирати ли ся во граде? И воспомянуше крестное целование, что не мощно на Государя руки подняти, ни воздвигнути против Великого Князя, а Посадники и Бояре и вси люди лучшае у него. И послания гонца Евстафия Сотцкого бити челом со слезами от мала и до велика, чтобы Государь наш Великий Князь Василей Иванович жаловал свою отчину старинную, а мы сироты твои преже сего и ныне неотступны были от тебя Государя и не противны были тебе Государю. Бог волен, да и ты с своею отчиною и с сими людишками своими. И прислал Князь Великий Дьяка Третьяка Далматова с жалованным со льстивым словом. И Псковичи обрадовались от Государя жалованья и старины, еже Третьяк им на вечи сказал первую и новую пошлину поклон от Великого Князя: что де и отчина моя Псковичи толке хотите в старине прожити, и вы б есте две воли мои изволили: чтоб у вас вечья не было, да и колокол бы вечной сняли, а здесь быти двем Наместником, а по приговору по Наместнику ж бытии и вы еще в старине проживете, а только тех дву вольне сотворите Государю и не изволите, ино как Бог по сердцу положит ино у него много силы готовой и [185] то кровопролитие на тех будет, кто Государевы воли не сотворит. Да Государь наш хочет побывати на поклон к Троицы во Псков. Да отговорив то, да сел на степени. И Псковичи удариша челом в землю и не могли против него ответа даты от слез и туги сердечные; и никогож несть, иже бы тогда не плакал, токмо тые не испустили слез, иже младенцы ссущии млеко, и токмо ему отвещали: Посол Государев! даст Бог заутра и мы себе подумаем, да тебе о всем скажем. И бе тогда во Пскове плачь и рыдание и стонание во всех домех друг друга обнимающе. На утриеж освитающу дни недельному позвониша на вечъе и собрашася посадники и все Псковичи, и приеха Дьяк Государев, и начаша ему тако говорити: тако у нас написано в летописцех, с прадеды и деды и со отцем его Государем крестное целование с Великими Князми положено, что нам Псковнчем от Государя своего Великого Князя, кой не будет на Московском Государстве, и нам от него не отъити ни в Литву, ни в Немцы, а нам жити по старине в доброволыи. А мы Псковичи отъидем от Великого Князя в Литву, или в Немцы, или особе станем жити без Государя, ино на нас гнев [186] Божий, глад и огнь и потоп и нашествие поганых. А. Государь наш не учнет тое крестное целование на себе держати, ино на него тот же обет, коли нас не учнет в старине держати. А нынеча Бог волен, да Государь в своей отчине и дедине во граде Пскове, и в нас т в колоколе нашем; а мы прежнего своего целования не хотим изменити, и мы на Государя своего руки подняти и в городе заперетися не хотим; а Государь наш хочет Живоначальней Троицы помолитися, а в своей отчине побывати во Пскове, и мы его Государя своего ради всем сердцем, что нас не погубил до конца. И Генваря в 13 день спустиша колокол вечной у Святые Троицы, и начаша Псковичи на колокол смотря плакати по своей старине и по своей воли, и повезоша его на Святогорской двор ко Иоанну Богослову. Того ж месяца за неделю приезда Великого Князя приехал с силою Князь Петр Великой Шуйской, да Иван Васильевич Хабар, да Иван Андреевич Челядник, и приведоша Псковичь к крестному целованию, а Посадником сказаша, что Князь Великой будет в пятницу; и поехали Псковичи и Посадники и Бояре и дети Боярские и Посадничи и купцы на Дубровно стречаши Государя Великого [187] Князя Василья Ивановича. Генваря в 24 день приехал во Псков Государь и Великий Князь Василей Ивановичь, и того дни приехал по рану Владыка Смоленской Васьян Кривой встречати Великого Князя; хотеша с Священно-Иноки и Священники и Дьяконы у образа в поли встретити Государя, и Владыка Смоленской молвил: не велел себя Государь встречати далече, и они пошли, а Псковичи встретиша его за три версты от града, и удариша Псковичи Государю в землю челом, и Государь вопросил у них здравия, и Псковичи ему молвили: ты б Государь наш здрав был. И поехал Государь во Псков город, и встретил его Владыка, кой с ним приехал, Священно-Иноки и Священники и Диаконы на торгу, идеже ныне площадь; и сам Князь Великой слез с коня у Всемилостивого Спаса на площади, и Владыка его благословил и пошел ко Святей Троицы, и пеша молебен и многолетствоваше Государя и благословляя его Владыка рече: Бог де тобя благословляет Государь, Псков вземши без брани. И кои Псковичи были в церкви и то слышали и заплакали горько: Бог волен и Государь, отчина его и преж была и старина отца его и деда, и мы вси его, дай Господи он здрав был. [188] И Князь Великий в неделю велел у себя быти Посадником Псковским и детем Посадничьим и Бояром и купцом и житейским людем и рек так: яз хощу вас жаловати своим жалованьем; и пойдоша Псковичи от мала и до велика на двор Великого Князя, и стоя Князь Петр Васильевич Шуйской, по переписи почал кликати Посадников и Бояр и купцов Псковских, и тех всех за приставы подаваша; а молодушим людем, кои на дворе, сказал Князь Петр: до вас Государю дела нет, а до которых Государю дело есть, и он тех к собе емлет; а вас Государь пожалует грамотою жалованною, как вам впредь жити; и подаваша тех за приставы, кои быша лучшие люди, и поведоша их по подворьям и начаша скручатисн к Москве тоеж нощи с женами, с детми, и животы легкие с собою взята, а прочее все пометаша, и повезоша их в борзе с плачем и рыданием многим, да и тех жен поимаше, кои в Новегороде засажены; взята тогда Псковичь 300 семей. И тогда отъятся слава Псковская, и бысть пленен не иноверными, но своими единоверными людьми, и кто сего не восплачет и не возрыдает! О славнейший граде Пскове, великий во градех, почто бо сетуеши и плачеши! И [189] отвеща прекрасный град Псков: како ми не сетовати, или како мне не плакати и не скорбети своего опустения. И прилетил бо на мя многокрыльной орел, исполнь крыле львовых ногтей, и взят от меня три кедра Ливанова: и красоту мою и богатства и чада моя восхити Богу, попустившу за грехи наша, и землю пусту сотвориша и град наш разориша и люди моя плениша и торжища моя раскопаша, а иные торжища коневым калом заметаша и отец и братию нашу разведоша, где не бывали отцы и деды и прадеды наша, и тамо отцы и братию нашу и други наша заведоша, и матери и сестры наша в поругание даша. И мнози тогда мужи и жены постригошася во иноческий образ, не хотяще итти в плен от своего града.

Поучение.

Ныне же, братия, сия видящи убоимся прещения сего страшного, припадем к Богу своему исповедающе грехов своих, да не внидем в больший гнев Господень и не наведем на ся казни больши первой, ждет бо нашего покаяния и обращения, и мы не покаяхомся на злые поклепы и лихие дела и веч — кричание, а неведущи [190] глава, что язык говорит, и не умеюще своего дому строити, а градом содержати хощем, сего ради самоволия и непокорения друг другу бысть сия вся злая на ны. По сем нача Князь Великой деревни давати Бояром своим сведеных Бояр Псковских, и посади Наместники на Пскове: Григорья Федоровича Морозова, да Ивана Андреевича Челяднина, а Диака Мисюра Мунехина, а другим Диаком Ямским Андрея Волосатого и 12 Городничих и Старост Московских 12 и Псковских 12 и деревни им даша; а велел им в суде сидети с Наместники и у их Тиунов и Диаков Великого Князя правда их и крестное целование возлетели на небо, и кривда в них нача ходити, и нача быти многая злая в них, быша немилостивы до Псковичь, а Псковичи бедные не ведаша правды Московские. И дал Князь Великой свою грамоту уставную Псковичам и Послам Князь Великой по пригородом Наместники, а велел им приводити к крестному целованию пригорожан. И начаша пригородские Наместники пригорожаны торговати и продавати великим и злым умышлением подметом и поклепом, и бысть людем велик налог тогда. И тогда посла Князь Великой к Москве Петра Яковлевича Захарьева Москве всей [191] здравствовати, что Князь Великой Василей Иванович Псков взял; и прислаша с Москвы гостей тамгу уставливати нова; зане ж во Пскове тамга не бывала, безданно торговали; и прислаша с Москвы пищальников казенных 30,000 и воротников, и даша место, где новой торг ставитии за середним городом против Лужских ворот за рвом на Юшкове огороде Носухина, да на Григорьеве посадникове Кротове; да и церковь постави Князь Великой преподобную Ксению, в которой день Псков взял, на пустой улицы в Ермолкине всаднике Хлебникова, а потому та улица пустая слыла что меж огородов, а дворов на ней не было. И жил Князь Великой во Пскове 4 недели, и поеха на другой недели в понедельник изо Пскова и другой колокол взял и оставил детей Боярских 1000, да пищальников Новгородских 500. И начата Псковичам Наместники силу творити велику, а приставы их начаша от поруки имати по 10 рублев и по 7 рублев и 5 рублев. А Псковитин кто молвит Великого Князя грамотою, по чему от поруки имати велено, и они того убьют. И от их налогов и насильства многие разбегошася по чужим городом, пометав жен н детей; а кои иноплеменники [192] иноземцы жили во Пскове, и те разидошася в свои земли. И тако бысть Пскову первое пленение.

Того ж лета к Троицыну дни приехаша во Псков гости сведеные Московичи з десяти городов 300 семей, и начата им давати дворы в середнем городе, а Псковичь всех выпроводиша из своих дворов в окольней город на посад; а дворов было в застеньи 6500, а пригородов было во Псковской земли 10 и два городища, Кобылье и Вышегородище, а все были жилы, а стали пусты от Наместников их и Тиунов. И на второй год услышал Князь Великой таковое насильство от них Псковичам и пригородам, и свел их изо Пскова, и прислал на их место Князя Петра Великого Шуйского, да Князь Симеона Курбского. И Князь Петр преж бывал во Пскове и начаша добры быти до Псковичь; и начата Псковичи копитися, кои были разошлися; а во Пскове были те 4 годы Наместники, а на третий год после Псковского взятия ходил Князь Великой под Смоленск с силою и с нарядом. А со Пскова взял 1000 пищальников и Псковских земцов, тогда еще не сведены быша с своих вотчин и много Псковичь тогда на приступе побиша. Того ж лета опять Князь [193] Великой ходил под Смоленск с нарядом; а Князь Михайло Кислица с Новгородцами и со Псковичи шел чрез Полоцк к Государю под Смоленск, а все то было Псковичам на легость, тех людей поднимая.

Текст воспроизведен по изданию: 1510 года. Выписка из псковской летописи, о покорении великим князем Василием Иоанновичем города Пскова со всеми областьми под царское самодержавие // Северный архив, Часть 3. № 15. 1822

© текст - ??. 1822
© сетевая версия - Тhietmar. 2018
© OCR - Иванов А. 2018
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Северный архив. 1822