МАВРИКИЙ (СТРАТЕГ)

СТРАТЕГИКОН

STRATHGIKON

ИЗВЕСТИЕ О СЛАВЯНАХ

VI-VII вв.

Приводимый ниже отрывок о славянах и антах заимствован из трактата Strathgikon, изданного в первый и единственный раз в книге "Arriani Tactica et Mauricii Artis Militaris libri duodecim" Иоанна Шеффера (Упсала, 1664) (Книга Шеффера — библиографическая редкость (ею, иапр., не мог воспользоваться в свое время Гиббон). В Институт истории она была любезно переслана из Упсалы). В одной из рукописей, сохранивших трактат, авторство приписывается Маврикию, под которым Шеффер склонен был предполагать императора Маврикия (582-612). В другой рукописи автором трактата называется некто Урбиний. В настоящее время оставлены попытки узнать имя автора трактата, и ученые ограничиваются лишь установлением времени его появления, ограничивая его концом VI — первою третью VII в. См. статью Ensslin’a в Real-Encyclopadie der Klassischen Altertumswissenschaft, XIV (1930), 2393 сл., где указана и литература предмета, к которой нужно добавить работу капитана Цыбышева "Маврикий. Тактика и стратегия" (СПб., 1903), переведшего трактат с латинского перевода, приложенного к изданию Шеффера. В последнем приводимый отрывок занимает страницы 272-277 и является началом главы 5-й книги XI всего трактата. Глава эта имеет заголовок: PwV dei SklaboiV kaiAntaiV kai toiV toioutoiV admozesJai, как нужно воевать (дословно: приспособляться) со славянами, антами и т. п. племенами. В греческом тексте мною исправлены некоторые опечатки, вкравшиеся в издание Шеффера, изменена в некоторых случаях пунктуация, текст разбит на отдельные абзацы. При переводе я следовал греческому оригиналу, стараясь придерживаться его возможно ближе, но позволяя себе вставить, для ясности, некоторые слова (они заключены [34] в квадратные скобки). Оставленная без перевода часть главы посвящена исключительно обсуждению вопроса, поставленного в заголовке ее; никаких сведений, относящихся к славянам, эта часть не заключает, но из нескольких упоминаний, в ней находящихся, видно, что под славянами автор разумел исключительно славян, живших по Дунаю и его притокам. Вопрос об источниках, которыми пользовался автор трактата, вряд ли может быть разрешен. По общепринятому мнению (ср., напр., Krumbacher, Gesch. Byz Lit. 635), трактат представляет собою "несамостоятельную компиляцию"; что автор его обладал в достаточной степени познаниями в области военного дела, а может быть, и сам был военным, сомневаться вряд ли следует. [35]


ПЕРЕВОД

Племена славян и антов сходны по своему образу жизни, по своим нравам, по своей любви к свободе; их никоим образом нельзя склонить к рабству или подчинению; они храбры, [36] преимущественно в своей земле, и выносливы, легко переносят жар, холод, дождь, наготу, недостаток в пище. К прибывающим к ним иноземцам они относятся ласково и, оказывая им знаки своего расположения, [при переходе их] из одного места в другое, охраняют их в случае надобности, так что, если бы оказалось, что, по нерадению того, кто принимает у себя иноземца, последний потерпел [какой-либо] ущерб, принимавший его раньше начинает войну [против виновного], считая долгом чести отомстить за чужеземца. Находящихся у них в плену они не держат в рабстве, как прочие племена, в течение неограниченного времени, но, ограничивая [срок рабства] определенным временем, предлагают им на выбор: желают ли они за известный выкуп возвратиться восвояси, или оставаться там [где они находятся] на положении свободных и друзей?

У них большое количество разнообразного скота и плодов земных, лежащих в кучах, в особенности проса и пшеницы.

Скромность их женщин превышает всякую человеческую природу, так что большинство их считают смерть своего мужа своею смертью и добровольно удушают себя, не считая пребывание во вдовстве за жизнь.

Они селятся в лесах, у неудобопроходимых рек, болот и озер, устраивают в своих жилищах много выходов вследствие случающихся с ними, что и естественно, опасностей. Необходимые для них вещи они зарывают в тайниках, ничем лишним открыто не владеют и ведут жизнь бродячую.

Сражаться со своими врагами они любят в местах, поросших густым лесом, в теснинах, на обрывах; с выгодой для себя пользуются [засадами], внезапными атаками, хитростями, и днем и ночью изобретая много [разнообразных] способов. Опытны они также и в переправе чрез реки, превосходя в этом отношении всех людей. Мужественно выдерживают они пребывание в воде, так что часто некоторые из них из числа остающихся дома, будучи застигнуты внезапным нападением, погружаются в пучину вод. При этом они держат во рту специально изготовленные большие выдолбленные внутри камыши, доходящие до поверхности воды, а сами, лежа навзничь на дне [реки], дышат с помощью их; и это они могут проделывать в течение многих часов, так что совершенно нельзя догадаться об их [присутствии]. А если случится, что камыши бывают видимы снаружи, неопытные люди считают их за растущие в воде, лица [37] же знакомые [с этою уловкою] и распознающие камыш по его разрезу и [занимаемому им] положению, пронзают камышами глотки [лежащих], или вырывают камыши и тем самым заставляют [лежащих] вынырнуть Из воды, так как они уже не в состоянии дольше оставаться в воде.

Каждый вооружен двумя небольшими копьями, некоторые имеют также щиты, прочные, но трудно переносимые [с места на место]. Они пользуются также деревянными луками и небольшими стрелами, намоченными особым для стрел ядом, сильно действующим, если раненый не примет раньше противоядия, или [не воспользуется] другими вспомогательными средствами, известными опытным врачам, или тотчас же не обрежет кругом место ранения, чтобы яд не распространился по остальной части тела.

Не имея над собою главы и враждуя друг с другом, они не признают военного строя, не способны сражаться в правильной битве, показываться на открытых и ровных местах. Если и случится, что они отважились итти на бой, то они, во время его, с криком слегка продвигаются вперед все вместе, и, если противники отзовутся на их крик, то они сильно наступают; в противном случае обращаются в бегство, не спеша в рукопашной схватке померяться с силами неприятелей. Имея большую помощь в лесах, они направляются к ним, так как среди теснин они умеют отлично сражаться. Часто несомую добычу они бросают под воздействием незначительного замешательства и бегут в леса, а затем, когда наступающие бросаются на добычу, они без труда поднимаются и наносят неприятелю вред. Все это они мастера делать разнообразными придумываемыми ими способами, с целью заманить противника.

Текст воспроизведен по изданию: Маврикий (Стратег). Известие о славянах VI-VII вв. // Исторический архив, Том II. М.-Л. 1939

© текст - Жебелев С. А. 1939
© сетевая версия - Тhietmar. 2018
© OCR - Николаева Е. В. 2018
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Исторический архив. 1939