Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ЛЕВ МАРСИКАНСКИЙ

ХРОНИКА МОНАСТЫРЯ МОНТЕКАССИНО

CHRONICA MONASTERII CASINENSIS

КНИГА I

28. В это же время Массар, сарацинский герцог, оставаясь в Беневенте в помощь названному Радельхизу и ни во что ставя беневентцев, притеснял их, как только мог, и опустошил также монастырь Пресвятой Марии в Цингле. Он взял крепость святого Вита 330, посредством жажды заставил сдаться старинный город Телезию и опустошил всё в округе. Однажды, в то время как он проезжал мимо монастыря блаженного Бенедикта, его варварский образ мыслей был настолько изменён свыше, что, когда его собака схватила на монастырском лугу одного гуся, он лично бросился на неё с плетью и вырвал его из её пасти. Придя же к воротам монастыря, он немедленно распорядился их закрыть, а именно, чтобы никто из его людей, войдя туда, не учинил там какого-либо насилия. Пройдя таким образом через Аквин и Аркс и опустошив всё остальное в округе, он возвратился в Беневент. В это же время, когда шёл 847 год от воплощения Господнего, по всему беневентскому краю случилось столь сильное землетрясение, что Изерния почти вся обрушилась до основания; там погибло много народа и наряду с прочими также их епископ. В монастыре святого Винцентия землетрясение также разрушило множество домов, но на этой горе благодаря заслугам блаженнейшего Бенедикта ни один камень не сдвинулся со своего места.

29. В это же время, после смерти уже названного Лотаря 331, королевство франков разделилось на пять частей; ибо, как мы говорили выше, его родные братья Людовик и Карл правили Баварией и Аквитанией. Его перворожденный сын по имени Людовик 332 получил Италию. Второй – Лотарь 333 овладел Ахеном. А третий – Карл 334 – получил Саксонию. Итак, этому Людовику, ещё очень юному, через достопочтенного аббата Бассация было подано от угнетённых разными бедами лангобардов смиренное прошение, чтобы он соизволил прийти в эти земли, избавить их от разорения нечестивых сарацин и положить конец их невыносимым страданиям 335. Итак, придя в Беневент, Людовик был весьма почтительно принят Радельхизом и беневентцами, и ему были переданы все сарацины, которых он в канун святой Троицы 336 велел всех вывести за города и тут же перерезать; среди прочих был покаран смертью также их герцог Массар 337. Вскоре, созвав всех лангобардов, этот император поровну разделил между Радельхизом и Сиконольфом всю Беневентскую провинцию в 851 году Господнем. Так, спустя малое количество дней, он благополучно вернулся домой.

Наконец, названные князья Радельхиз и Сиконольф, единодушно утвердив между собой договор о разделе княжества, решили, что этот монастырь и монастырь святого Винцентия должны находиться за пределами [их] жребия, говоря: «Эти монастыри нам не принадлежат, ибо поставлены под опеку и иммунитет господ императоров Лотаря и Людовика».

30. Между тем, поскольку сарацины, которые проживали в Бари, силились опустошать Апулию, Калабрию и всю Беневентскую провинцию, аббат Бассаций вместе с Иаковом, аббатом святого Винцентия, по просьбе вельмож родного края пришёл во Францию и вынудил названного Людовика вновь прийти в эти земли. Когда тот пришёл 338, то сразу же направился к Бари и в течение нескольких дней сражался с сарацинами с переменным успехом; видя, однако же, что ничего не добьётся из-за коварства и происков капуанцев, он, изгнав из Салерно сына Сиконольфа 339 и пожаловав княжество Адемарию 340, возвратился домой.

31. В эти времена, поскольку из-за постыдных деяний [своих] жителей Капуя, она же Сикополь, неоднократно сжигалась огнём, а именно, тот [город], который около пятнадцати лет назад был построен на горе под названием Трифлиск 341, граф Ландо 342 и епископ Ландольф 343, посовещавшись с остальными своими приближёнными, в 856 году Господнем построили у Казилинского моста, как он и сегодня известен, [новый город], ещё более красивый и достойный. Названный аббат Бассаций умер спустя малое время, а именно, 17 апреля 344, и был весьма достойно погребён возле церкви святого Бенедикта, в ризнице братьев.

Усердие его в церковных делах и наверху, и внизу было весьма велико, и он возобновил все алтари в церкви Господа Спасителя 345.

32. По-видимому, не будет лишним рассказать в этом месте об обычае, который в то время соблюдался в этом монастыре в Пасхальные дни. Во вторник после Пасхи, ранним утром, все братья как из того монастыря, что внизу 346, так и из того, что наверху 347, облачённые в священные одежды, взяв золотые кресты для крестного хода, кадила и подсвечники, а также тексты евангелий, дарохранительницы, различные украшения и церковные сокровища, выступали крестным ходом; в то время как эти спускались, а те подымались, обе колонны соединялись у города святого Петра 348, возле этой церкви. Тогда те, которые пришли снизу, начинали респонсорий: «Благословен тот, кто пришёл во имя Господне», а прибывшие сверху также подхватывали его. По окончании [респонсория] священник совершал молитву. Затем все, которые пришли снизу, подходя по одному и в установленном порядке, приветствовали и целовали как господина аббата, так и прочих старейших [братьев] сверху. После этого, начав литании, все разом входили в церковь святого Петра и, вновь совершив моление, исполняли третью молитву, а затем мессу «Придите, благословенные отца моего» со смешанным пением, а именно, на греческом и на латыни, вплоть до чтения евангелия. Итак, оставив священника со служителями для завершения мессы, все прочие уходили и, продолжая петь и читать псалмы, шли вниз, и уже возле монастыря, у самой рыночной площади, начав литании, входили в церковь Господа Спасителя. По их окончании они, подняв руки и облачившись в праздничные одежды, все по порядку шли в атриум к алтарю блаженного архангела Михаила и, остановившись там, ожидали аббата. Когда тот приходил в окружении различных и многочисленных служителей, все тут же по данному сигналу торжественно шли дальше со всеми вышеуказанными украшениями и, войдя в церковь, начинали петь мессу этого дня; исполнив её и произнеся шестую молитву, они шли в трапезную с пением: «Тебя, Бога, славим», всячески воздавая хвалу Богу, который избавил их от всех напастей и в целости сохранил монастырь вместе с его насельниками. Совершив молитву, они, уходя, снимали с себя праздничные одеяния и таким образом возвращались обратно, чтобы поесть. И в этот день, конечно, старший настоятель предоставлял всем [обильный] завтрак. Подкрепив силы, братья, которые пришли сверху, попрощавшись с аббатом и прочими братьями, с благословением возвращались обратно. Был также обычай, чтобы 31 августа в этом месте проводилось собрание с участием настоятелей всех монахов этого монастыря в округе, чтобы получить от аббата наставления, что они следует делать, чего остерегаться, что исправлять и как жить в страхе Божьем и при соблюдении устава. А на следующий день они рукополагались, назначались и распределялись в послушничества по отдельным провинциям, как было положено.

Бертарий 349, девятнадцатый аббат, пребывал в должности 27 лет и 7 месяцев. Он жил во времена римских понтификов Николая, о котором говорилось выше, Адриана 350 и Иоанна VIII 351, от которого получил 352 грамоту о всякого рода свободах для этого монастыря.

33. Он был учеником своего предшественника Бассация, трудолюбию которого также подражал во всём и, особенно, в церковных науках. Так, он украсил золотом и драгоценными камнями книгу евангелий, изготовил немалых размеров золотую чашу и завершил много других церковных украшений как наверху, так и внизу. Будучи весьма начитан, он сочинил некоторые трактаты и речи, а также стихи во славу святых. У нас имеется также его Антицименон о многочисленных вопросах как Ветхого, так и Нового заветов, несколько книг об искусстве грамматики, два медицинских кодекса, собранные там и сям во всяком случае благодаря его усердию, о многочисленной пользе лекарственных средств, а также многочисленные стихи, написанные с удивительным красноречием, к августе Ангельберге 353 и другим его друзьям. Итак, помня об опасности со стороны сарацин, которая недавно, при его предшественнике, случилась бы с этим местом, если бы Бог милосердно не спас его, он весь монастырь, что был наверху, со всех сторон укрепил прочнейшими стенами и башнями наподобие крепости. Он начал также строить город 354 у подножия этой горы, возле монастыря Господа Спасителя. Именно в это время, когда строились вышеназванные стены Евлогименополиса, то есть города Бенедикта, некий муж, который из-за сильного недуга вот уже семь лет как потерял дар речи, так что совершенно не мог произнести ни единого слова, подвизался среди прочих в совершении этого труда. Итак, в то время как однажды ночью братья в церкви воздавали обычные похвалы Господу, этот немой, расположившись у основания одной колонны этой церкви, заснул. Вскоре ему во сне явился блаженный Бенедикт и, ласково ткнув его в голову посохом, который нёс, сказал: «Неужели ты пришёл сюда спать? Сейчас же вставай и трижды сплюнь наземь». Когда тот, проснувшись, сделал это, то сразу же громким голосом начал воздавать благодарность Богу и блаженнейшему отцу Бенедикту, благодаря которому заслужил вновь обрести прежний дар речи. Увидев и узнав, как это с ним произошло, все благословили Господа, а также его слугу Бенедикта.

В эти дни, когда умер Лупоальд, епископ Теанской церкви, Хиларий, дьякон и монах этого монастыря, был поставлен епископом в этом городе.

34. В это же время некий Мавр из пределов Либурии, богатый муж, пожертвовал в этот монастырь в руки настоятеля Ангелария 355 себя самого вместе с двумя жребиями всего своего движимого и недвижимого имущества в месте, что зовётся у Филикса 356; ибо третью часть он пожаловал единственному своему сыну. Агельмунд, житель Телезии, также пожертвовал себя Богу и блаженному Бенедикту в этом месте со всем своим имуществом как в самой Телезии, так и в разных местах, кроме двух усадеб, которые он передал своей дочери монашке, и ещё одной с несколькими рабами, которую он уступил церкви святого Домнина в Телезии и которая была кельей этой обители. Также некий муж по имени Майо из Театинского графства 357 пожертвовал в этот монастырь свой двор под названием Фара Майонис со всем, что к ним относилось, который в то же время включал в себя 5800 модиев земли, и ещё один двор под названием Маллие с церковью святого Петра и со всем, что к нему относилось. Точно так же некий Стефан, родом капуанец, пожертвовал в это святое место восемь дворов по разным округам с рабами и рабынями, с колонами, принадлежавшими этим дворам, и со всем, что к ним относилось. Из них первый называется Юнциан; второй – Клабазан 358; третий – Деказан 359; четвёртый – Атдур на горе Марсико 360 со всей своей округой возле двора под названием Кампумутули; пятый называется у Казале там же на горе Марсико; шестой – у Дирипата в пределах Канции; седьмой – у Патрикана; а восьмой называется у Розелле, точно также в Канции. Но и Теодорих, некий капунец, сделал своё пожертвование в этот монастырь по поводу луга в Патенарии, в месте, что зовётся Спигиан 361. Аббат сдал в аренду графу Гвидо 362 [церковь] святого Ангела в Варриано 363 и [церковь] святого Потита 364 вместе со всем, что относилось к этим церквям, а именно, с землёй в 950 модиев, за которые он в данный момент получил 500 солидов и ежегодно получал в качестве ценза семь манкузов. Он уступил также Свабило, гастальду Марсики, в личное пользование и только на время его жизни церковь святого Козьмы в Чивителле 365 вместе с колонами, рабами и рабынями, со всем имуществом и всем, что к ней относилось, и с двумя другими церквями, принадлежавшими названной церкви, то есть Пресвятой Марии в Эллерето 366 и святого Левкия в Москози 367, вместе с рабами, рабынями и всем, что к ним относилось, а также церкви: святого Бенедикта в Авритино 368, святого Викторина в Челано 369 и святого Абундия в Арке 370 возле Фуцинского озера, также со всем имуществом и всем, что к ним относилось, и получил от него за всё это 30 фунтов в данный момент, и ежегодно получал в качестве ценза четыре фунта в месяце сентябре. Сын этого Свабило Родеперт, житель Беневента, пожертвовал в этот монастырь из своего имущества дворы числом 16 со всем, что относилось, и один новый дом внутри города Беневента с двором и своими постройками. В эти же дни некий Лев вместе со своей женой Гвиллероной пожертвовали блаженному Бенедикту из своего имущества один двор в Канозе и ещё один в Сан-Валентино, а также грамоту на Романское озеро 371 с его рыбным ловом и со всем, что относилось к этим дворам.

35. Между тем, нечестивейший сарацинский царь по имени Сеодан, выйдя из Бари, пришёл к Капуе; опустошив все её окрестности и, в то время как никто не мог ему противостоять, обойдя также Канцию и Либурию, он раскинул шатры на Неаполитанском поле, ежедневно убивая очень многих и совершая разные безобразия. В это время гастальды Майельпот Телезинский и Гвандельперт Бовианский, соединившись с Ламбертом, герцогом Сполето, и Герардом, графом Марсики, выступили против него, когда тот возвращался после разорения Капуи; напав на него, они какое-то время сражались с переменным успехом. Но сарацины, в конце концов, одержали победу, тогда как Герард, Майельпот и Гвандельперт пали в бою, а многие другие были взяты в плен или убиты. Из-за этого Сеодан, набравшись великой дерзости, взял и разрушил до основания все крепости в округе, за исключением главнейших городов. У монахов обоих монастырей, а именно, святого Бенедикта и святого Винцентия, было тогда в обычае посещать друг друга ради любви в дни святого 40-дневного поста. Ибо их в то время связывали такие узы любви, что, поскольку сторона нашего монастыря владела некоторыми из рабов святого Винцентия, а те, в свою очередь, владели некоторыми из наших, отцами обоих монастырей, а именно, Бертарием и Майо, было решено не разменивать их, но навсегда оставить владение ими таким, каким оно было тогда. Итак, когда однажды некоторые братья из Монтекассинского монастыря по обыкновению отправились в монастырь святого Винцентия, и говорили друг с другом о своём, туда внезапно нагрянул со своими вассалами свирепейший Сеодан. Монахи, узнав по слухам о нём, поспешно бежали в свою крепость, ближайшую к монастырю, хоть и сильно напуганные, но невредимые. Сарацины же, войдя в монастырь, разорили всё, что нашли, очень многое поломали, хлеб и бобы выбросили в реку, которая протекала рядом, перерыли там всё там и сям и нашли церковные сокровища, которые монахи ещё накануне спрятали из страха перед ними; сам нечестивейший Сеодан пил из священных сосудов и приказывал кадить себе золотыми кадилами. После этого они подпалили его со всех сторон, и – о ужас! – названный монастырь святого Винцентия был сожжён этими достойными быть поражёнными молнией людьми, в то время как монахи были отчасти убиты, отчасти рассеялись по разным местам, и [место это] оставалось таким образом брошенным и пустынным в течение 33 лет. А преступный Сеодан, подойдя через три дня к воротам города Капуи, захватил груженые телеги и разных животных вместе со многими людьми и, придя к Теану, разбил там лагерь. Узнав об этом, достопочтенный аббат Бертарий, сильно боясь его нечестивого прихода как для места, так и для народа, отослал ему через своего дьякона Рагенальда 3000 золотых и таким образом унял его ярость. Оттуда Сеодан устремился к Венафру и, взяв его спустя малое время и опустошив всё по соседству, оставался там в течение нескольких дней. Тогда было начало 40-дневного поста, и все монахи, боясь близости этого злодея, вновь отправились в крепость блаженного Бенедикта. Несколько дней спустя его нечестивое войско пришло к монастырю, что был внизу 372, примерно на две стадии; однако, это вышло из-за ошибки проводника. Ибо в то время как сарацины хотели спуститься по горной местности к Атине, один старичок, который был у них проводником, спустился с ними к Валлеротунде 373, а оттуда – к Рапиду 374. Когда они вышли на равнину, то ворвались в церковь святого Илии 375 и взяли всё, что нашли. Оттуда они через Циркларии [вышли] к хозяйскому парку и через пастбище к фонтану Луция, а придя к Пеоле 376, убили того старика, который указал им неправильный путь. Наконец, тщательно обшарив подлесок Констанция, масличную рощу 377 и Матронулу, они, похитив монастырских коров и коней, скольких нашли, вернулись в Венафр к своим землякам, а малое время спустя возвратились в Бари.

36. Итак, лангобарды, видя, что они высечены небом за их беззакония, повергнуты и, короче говоря, задавлены великой нуждой, уже в третий раз отправляют послов во Францию к названному Людовику, упрашивая и умоляя, чтобы он вновь соизволил прийти в Италию и избавить их и отчизну от нечестивейшего сарацинского рода. Тогда король Людовик, тронутый этими вестями, направил во все части своего королевства генеральное предписание 378, чтобы не было никого, кто уклонился бы от участия в этом походе; таким образом, собрав невероятно огромное войско, он, выступив в путь вместе с госпожой августой Ангельбергой, своей женой, вступает в 866 году Господнем через Сору, город в Кампании, в беневентские пределы и в июне месяце прибывает к монастырю этого святейшего отца, который расположен внизу 379; там он был с величайшими почестями принят достопочтенным аббатом Бертарием и всеми торжественно вышедшими ему навстречу монахами 379а. На другой день он подымается наверх с намерением почтить гору, и был там принят братьями с тем же великим почтением. Когда он, обойдя весь монастырь, осмотрел его и похвалил, как построенный весьма красиво, то выдал блаженному Бенедикту утвердительную грамоту 380 на всё аббатство, согласно тому, что уже делали его предшественники императоры, и, свезя туда королевские дары, вверил себя молитвам братьев и спустился вниз. После этого, уйдя оттуда, он прибыл к Капуе и, взяв её после трёхмесячной осады, по большей части разрушил 381. Затем он направился в Салерно и отплыл в Амальфи. Зайдя также в Путеолы 382, он воспользовался его банями и, возвращаясь через Неаполь и Суэссулу 383, расположился лагерем в Кавдинской долине, а спустя малое время вступил в Беневент 383а. Далее, собрав всё своё войско в Луцерии, городе Апулии, он соответственно вступает в бой с сарацинами; побеждённый ими в первом сражении, он, наконец, по милости Божьей одержал над ними блестящую победу и завладел всем их лагерем. Направившись оттуда к Бари, он осаждал его четыре года 384. Взяв тем временем Матеру 385, их сильно укреплённый город, он разрушил её огнём и мечом. После этого он прибыл в Венузию и, разместив отряды бойцов как в ней, так и в Канузии, велел 385а жестоко атаковать Бари и там, и здесь, и таким образом вернулся в Беневент. Итак, когда во время этой осады там находился аббат Бертарий, он со всей тщательностью 385б завершил небольшую часовню, которую его предшественник, аббат Бассаций, заложил внутри монастыря святой Софии, и велел Стефану, епископу Теанской церкви, освятить её в честь святого отца Бенедикта. В это же время император 385в выдал блаженному Бенедикту грамоту 386 на один свой двор под названием Лайян 387 в месте, что зовётся Туртурит 388, и на [церковь] святого Георгия 389 со всем их имуществом и всем, что к ним относилось. Когда же сарацины, жившие в Бари, зажатые отовсюду, дошли до последней крайности, император, послав туда войско, захватил и город, и Сеодана 389а со всеми его людьми 390, и велел всех их предать смерти. Затем он приказал немедленно осадить Тарент, ибо и его некогда захватили эти нечестивцы. Между тем, два графа 391 попытались восстать против императора; когда император узнал об этом, то преследовал их до Марсики. Но и там они не посмели остаться и, бежав, отправились в Беневент. Император же, в то время как преследовал их, прибыл в Изернию и, поскольку она пыталась оказать сопротивление, атаковал её и взял. Затем, пройдя Алифы, он через Телезию пришёл к городу, который называется святая Агата 392; когда он осаждал его много дней и никак не мог взять, аббат Бертарий, поскольку гастальд Гизембард, который владел этим городом, был его родственником, заступился за него перед императором и, наконец, добился для него милости, а для города прощения. Также князь Адельхиз 393, пав к ногам этого императора, добился у него милости как для тех [графов], которые бежали, так и для самого себя, ибо посмел их принять. Итак, в то время как Людовик находился в Беневенте, названный Адельхиз, побуждаемый дьявольским наущением 393а, воспользовавшись в качестве повода тем обстоятельством, что франки вели себя в городе весьма нагло, тут же восстал против него, пребывавшего в беспечности, и, схватив, поместил под стражу, а всех его воинов ограбил и выгнал из города. Однако, Бог не потерпел, чтобы невинный человек долгое время страдал ни за что. Так, когда во время 40-дневного поста из Африки прибыло несметное сарацинское войско, Людовик сию же минуту был выпущен из-под стражи 394 и, связанный клятвой, ушёл из Беневента; в течение трёх дней он удалился в Беролу 395 и, находясь там около 11 месяцев, перебил, между тем, через некоторых своих графов сперва 3000, а затем и почти 9000 сарацин возле Капуи 396. После этого, когда он сам пришёл в Капую, сарацины, узнав о его прибытии, оставили княжество 397 и ушли в Калабрию; основательно её разорив, они сели на корабли и, пережив сильную бурю, насколько смогли уцелеть, вернулись домой.

37. В это же время, когда император проходил мимо острова Пискарии 398, который расположен на границе Пенненского графства, ему весьма приглянулось это место, некогда называвшееся Каза аурея 399; этот благочестивый муж счёл его весьма подходящим для нужд служителей Божьих и велел епископам Бальвенскому 400 и Пенненскому 401 построить там церковь в честь святой Троицы и собрать в этом месте благочестивых мужей для службы Божьей. Когда это было сделано, он с императорской щедростью одарил эту церковь многочисленными и разнообразными бенефициями по разным местам, как то указывают её грамоты, и весьма благоговейно велел там постоянно почитать его память. Впоследствии же аббатами этого места церковь была расширена и названа именем святого Климента.

Около этого времени христианнейший император 401а укрепил, согласно смыслу грамот своих предшественников Карла и Людовика, также и своей грамотой монастырь святого Ангела [на реке Сангр] 402, что зовётся Баррегий 403, закрепив там за ним всё, чем он, казалось, издревле владел как в своей округе, так и в округе марсийцев и Бальве, Теате, Пенне и Абруццах 404, а также в Аскуле 405. А именно, в Марсике: келью святой Марии в большом Фундо 406 со всеми подчинёнными ей церквями и имуществом; святого Евтиция в Арестине; святого Павла 406а над городом Марсиканой 407; святой Марии в Оретино; святого Григория в Патерно; святой Марии в Монтороне 408; церковь Святого Спасителя в Авеццано; святого Антима в Формах 409; святого Ангела в Альбе 410; святого Козьмы в Эллерето; святого Ангела в Карсеоли 411 с двумя её кельями. В Бальве: церковь святого Петра в Барбарано 412; Святого Спасителя над рекой; святого Ангела у Аква вивы 413; святого Ангела у Флорета; и келью, что расположена между вод 414, святой Фелицитаты в Фурконе 415. В Пенне: церковь святой Марии в Черквето 416 и Петициан 417. В Абруццах: монастырь святого Ангела в Марано 418 со всеми его кельями и имуществом. В Аскуле: церковь Господа Спасителя, которая называется главой вод 419, со всем, что к ней относится; святого Ангела в Стабуле; святого Ангела в Фельтриано; святого Петра в Пектиниано; двор в Каза Перенде 419а; а также множество рабов и рабынь в разных местах и многое другое, что содержится в тех грамотах.

38. В это же время гастальд Радоальд построил в Аквинском поместье возле кривого Моста крепость, а именно, ту, которая от местоположения и наименования этого моста сохранила название кривой Мост 420. Названный же император, когда пробыл в Капуе почти год, унеся тело блаженного Германа, епископа этого города, наконец, вернулся во Францию и оставался в тех землях по разным местам примерно шесть лет 420а.

39. Когда он на своём обратном пути находился у святого Аполлинария 421 в Равенне, к нему пришёл Ангеларий, настоятель этого монастыря, подав ему иск по поводу кельи святой Марии, расположенной в Маврине 422, в Пенненском графстве, а именно, ту, которую герцог Гильдебранд 423 во время короля Карла, примерно сто лет назад, утвердил за этим монастырём своей грамотой благодаря вмешательству монаха Вениамина; были, однако же, прежде люди, которые уверяли, будто они удерживают эти земли от имени императора. В скором времени император, узнав правду об этом деле и склонившись к просьбам названного Ангелария, написал и распорядился императорской властью 424, чтобы впредь никто не смел ни удерживать, ни отбирать что-либо из этой кельи, ни от его имени, ни от имени кого-либо ещё, но чтобы возвратил её, мирную и во всех отношениях свободную, в прежнюю власть нашего монастыря, а именно, вместе с её гаванью и устьем Гомано 425, и со всем, что к ней относилось, со всеми её пределами, то есть от Атрии 426 до Гомано, и до реки под названием Пломба 427, и до моря с его берегом для рыбной ловли, и с лесом в Болейяно 428, а именно, в целом примерно 11000 модиев земли. Он, сверх того, велел также некоему настоятелю Цельсу 429 и епископу Гримоальду 430, чтобы они спешно пришли вместе с этим Ангеларием и к чести и выгоде этого места ввели его со своей стороны во владение всем указанным, пожаловав ему по этому поводу грамоту и свою печать, чтобы никто, никогда и никоим образом не смел всё это отнять. Около этих дней Пергольф, наш настоятель из святой Софии, на судебном заседании у Героика, беневентского судьи, подал жалобу на некоего Лиопранда по поводу нашего двора, который расположен в месте, что зовётся Пантан, у деревни Атриано и которым названный Лиопранд недавно завладел; предоставив отчёт о том, как некий Урс вместе со своей женой Венерой пожертвовал его вместе со всем своим имуществом в церковь святого Бенедикта, келью этого монастыря, расположенную в этом месте, он вновь получил его по приговору названного судьи 430а. В эти же дни князь Адельхиз 430б по просьбе Крисция, настоятеля святой Софии, своей грамотой уступил этому монастырю всю собственность Пото, некоего благородного мужа, со всем его имуществом и всем, что ему принадлежало. Посредством другой грамоты этот же настоятель приобрёл у князя Айо 431 также всё, чем гастальд Пото, сын вышеназванного Пото, казалось, владел в пределах Алиф и Телезии, а именно, для нужд и пользы этого монастыря. И опять таки названный настоятель, подав в присутствии князя Адельхиза жалобу на некоего Родельгрима по поводу земель нашей вышеназванной кельи, которые расположены в Кавдинской долине 431а и которыми тот коварно завладел, тут же получил их обратно, после того как этот князь отдал государственный приказ, дабы не было впредь никого, кто без разрешения нашего аббата тем или иным образом завладел бы какими-то землями нашего монастыря, а именно, потому что названный Родельгрим завладел этими землями, обманув Амельфрида, нашего монаха, без ведома аббата и якобы под видом аренды. Также в присутствии судьи Людовика он подал жалобу на Гвандельмария, некоего ребёнка, по поводу одного двора монастыря святой Софии в месте, что зовётся Фаффоне 432, возле Беневента, который этот ребёнок удерживал, и вновь получил его по приговору судьи. В эти же дни Бенедикт и Сихард, родные братья из Салерно, пожертвовали в этот монастырь всё своё наследство, которым они владели возле Теано, в месте, что зовётся Скатуниан и Пурпуран 433, со всем, что к нему относилось целиком 433а.

40. Итак, малое время спустя сарацины, собравшись с силами, овладели Тарентом и начали жестоко беспокоить оттуда Бари и прочие окрестности 434. Между тем, салернцы, амальфитанцы, неаполитанцы и гаэтанцы, заключив с сарацинами договор, утесняли Рим морскими грабежами. По этой причине Карл 435, тогда император, а именно, сын Юлитты 436, которому папа Иоанн VIII 437 докучал многими письмами 438, отрядил ему на помощь герцога Ламберта 439 и его брата Гвидо 440; и папа отправился с ними к Неаполю и Салерно. Но Гвайферий 441, князь Салерно, во всём повинуясь папе, разорвал договор с сарацинами и очень многих из них перебил. А Сергий 442, герцог Неаполитанский, не желая порвать с ними, тут же был отлучён папой, а малое время спустя в результате кары Божьей схвачен собственным братом, епископом Афанасием 443, и, ослеплённый, отправлен в Рим. Но и Афанасий, став вместо него герцогом, заключил с сарацинами мир и, поселив их возле Неаполя, начал жестоко разорять вместе с ними как Беневент, так и Капую и Салерно, а также Рим и Сполето, и многие монастыри и церкви в те времена вместе с деревнями и городами были ими сожжены и опустошены 444.

41. В эти дни капуанцы, изгнав Ландульфа 445, канонически избранного на должность епископа, избрали себе епископом Ланденульфа 446, одного из своих вельмож, женатого и неофита, и начали преследовать названного папу многочисленными просьбами, требуя, чтобы он посвятил им его в епископы 446а. Достопочтенный Бертарий и Лев, епископ Теанский, отправившись по этой причине в Рим, начали умолять верховного понтифика ни в коем случае не дать себя склонить в этом деле, из-за которого в капуанском народе должно произойти великое поражение 447 и прольётся много крови. Аббат сжато сказал: «О апостольский муж, знай, что если ты освятишь это, то вне всякого сомнения возгорится огромное пламя, которое доберётся и до тебя самого». Поначалу папа был устрашён твёрдостью столь великого мужа, но в конце концов беззаконие одержало верх, и названный неофит был посвящён в епископы. Сарацины, пользуясь из-за этого гражданского раздора удобным случаем, вновь опустошают всё, из-за чего названный папа был вынужден дважды приходить в Капую. Итак, видя, что с ним открыто произошло то, что ему предсказывал наш аббат, он глубоко раскаялся и, наконец, проведя совещание с Ландульфом, который, как мы говорили выше, был изгнан, посвятил его в базилике блаженного апостола Петра в епископы Капуи Древней 448, постановив, чтобы Ланденульф стоял во главе Капуи Новой 449, и велел поровну разделить между ними обоими всё епископство.

42. В эти же дни вышеназванный князь Гвайферий, поражённый недугом, сделался монахом и весьма смиренно просил перенести его в этот монастырь; но, поскольку из-за набегов сарацин его нельзя было сюда привезти, как он хотел, то, когда он умер, тело его было доставлено и погребено в нашем монастыре, что расположен возле Теано 450. 450а

43. В это время во главе Капуи стоял некий Панденульф 451, который, упорствуя в верности папе, просил его подчинить его власти Гаэту. Ибо гаэтанцы в то время служили только римскому понтифику. В то время как названный понтифик согласился на это, Панденульф начал так яростно теснить гаэтанцев, что им нельзя было даже выйти к Молам 452. Тогда во главе их в качестве герцога стоял Доцибилис 453, который, считая недопустимым сносить такое бесчестье, наносимое ему и его людям, послал в Агрополь 454 и, завербовав живших там сарацин, привёл их морским путём к Фунданскому озеру 455 в место под названием святая Анастасия 456; затем, поднявшись по реке до Фунди, они там, словно мечи, вынутые из ножен 457, опустошают всё вокруг и, добравшись, наконец, до Гаэты, разбивают свой лагерь на Формианских холмах 458. Услышав об этом, папа, движимый раскаянием, тут же начал ублажать гаэтанцев ласковыми речами и письмами, а также многими обещаниями, чтобы они примирились с ним и отстали от сарацин. Наконец, вняв его увещеваниям, Доцибилис разорвал договор с сарацинами и вступил с ними в бой. Именно в этой битве очень многие гаэтанцы были убиты и взяты в плен. Однако, сарацины, вновь просив Доцибилиса о мире, получили его и, возвратив пленных, были отправлены этим Доцибилисом на поселение возле Гарильяно на Формианских холмах 458а; в результате попущения Божьего из-за наших бесчисленных беззаконий они прожили там почти сорок лет, совершали повсюду неисчислимые злодеяния и пролили реки христианской крови. Именно в этом месте их часто осаждали различные магнаты, но они по приговору Божьему вплоть до назначенного им срока 459 оставались непобедимы и несокрушимы.

44. В это же время монастырь блаженного отца Бенедикта, где было погребено его святейшее тело, подвергся нападению, был разрушен и сожжён названными сарацинами, и всё, что там обнаружили, было расхищено 4 сентября 884 года от воплощения Господнего 460, второго индикта. Малое время спустя, а именно, 22 октября, они точно так же захватили, разорили и сожгли главный монастырь, что расположен внизу 461, и, многих там перебив, убили мечом возле алтаря блаженного Мартина также самого святого и достопочтенного аббата Бертария. Когда они, подложив в разных местах огонь, старались сжечь эту церковь Господа Спасителя, то благодаря милосердию всемогущего Бога не смогли это совершить; таким образом только она одна из всего этого монастыря избежала огня сарацин; наконец, нагруженные трофеями этого монастыря, они, радуясь и ликуя, вернулись в Гарильяно. Монахи же, взяв из утвари, сокровищ и укреплений этого монастыря то, что сумели укрыть, вместе с господином Ангеларием, в то время их настоятелем, отправляются жить в Теан, и, поставив себе в аббаты этого Ангелария, начали жить в келье, которая недавно была там построена в честь блаженного отца Бенедикта, в вышеуказанном году и индикте, в то время как от аббата Петронакса до этого времени прошло 166 лет 462.

45. Не должно, однако, показаться излишним, если мы в этом месте приведём памятную записку, составленную, как мы обнаружили, стараниями названного аббата Бертария, о владениях и кельях этого монастыря, учреждённых в Маркии, по крайней мере в Теате и Пенне, которые, как известно, были пожалованы блаженному Бенедикту к этому времени святой памяти королями Карлом, Пипином, Лотарем и Людовиком, а также некоторыми другими верующими 462а, хотя когда и кем именно были сделаны те или иные вклады, мы не знаем, поскольку многие их дарственные сгорели.

Итак, первым является монастырь святого Спасителя 463, который расположен в Театинском графстве на реке Лаент 464 у подножия горы, что зовётся Майелла 465, с церковью святого Ангела, расположенной сбоку Монте плано 466, вместе со всей этой горой и крепостью святого Ангела и со всеми своими принадлежностями, с двором, что зовётся Казале Пранди, двором Гарифули 467, крепостью святого Петра 468, двором святого Януария 469, Валле плано, Луциано и со всем, что к ним относится, и с их владениями в следующих пределах: с одной стороны рубеж – ручей, который называется «Криптой разбойника» и расположен под небольшой горой, именуемой Сараценико, а ныне носящей названием Преторий 470; он подымается оттуда к staphilum де Майелла 471, который разделяет землю святого Бенедикта и королевские владения; с другой стороны он спускается оттуда к речке Фрассининге и устремляется к реке под названием Бацинний; затем от этого канала рубеж идёт к колодцу у Капетано; оттуда – ко рву святого Януария и Розенту 472. С другой стороны рубеж – Бизара 473, оттуда – к дороге, что ведёт к озеру над святым Донатом, затем – к Фикарию, оттуда – ко рву у святой Луции, подымается по Аква фригида 474 к рубежу у Монте плано, проходит по этим рубежам ко рву Гарифули и таким образом устремляется к Аленто. В пределах по крайней мере этих границ названные короли решительно ничего себе не оставили, ибо из всего этого королевского владения была изъята церковь святого Виталия 475 с принадлежащими ей по крайней мере десятью модиями, которая принадлежит епископству 476. После этого – церковь святой Марии в Бациннии с её владениями. Затем – церковь святого Феликса в Пасториции 477 с её пределами и владениями; она имеет такие рубежи: с одной стороны – река Пискария, с другой – Лавин 478, здесь – берега Турри 479 с тем двором, где расположена церковь святого Бенедикта, там – источник Троя, откуда [граница] идёт к Лавину. Церковь святого Вита на реке Лавин. Церковь святого Илии в Склангарии 480 с владением в 20 000 модиев. Двор Караманико 481. Монастырь святого Комиция на реке Арулл 482 со многими владениями. Церковь святого Феликса в Пульверии с половиной этого двора по его границам, то есть с одной стороны – памятник, с другой – названная Пискария, здесь – земля святого Фомы, там – Розент, откуда [граница] устремляется к Пискарии; всё это блаженному Бенедикту пожертвовала графиня Гизельгарда. Церковь святого Каликста; святого Маммета со всем двором Илиано; святого Марка; святой Марии в Понтиано с 600 модиями земли. Остров, что расположен в пределах Помария 483, и замок, что зовётся Калькария 484, с землёй примерно в 400 модиев. Церковь святого Елевферия и святого Павла во владении у Бокланика 485 в месте, что зовётся Рупи, с землёй в 780 модиев. Церковь святого Эразма в Церрету плано 486 с её владениями и пределами, и всеми мельницами, которые построены внутри этих пределов, с церковью святого Спасителя и святого Мартина. Церкви святого Бенедикта, святой Марии, святого Комиция и святого Сильвестра в месте, что зовётся Орни 487, со всеми их владениями и пределами. Эту церковь святого Сильвестра построил некий Райнерий и пожертвовал её блаженному Бенедикту со всем, что ей принадлежало в следующих пределах: с одной сторон – верша 488, с другой – Семь путей 489; с третьей стороны – ещё одна верша, где [границы] соединяются. Усадьба Майо и усадьба, что зовётся Бьяна 490, с их пределами и владениями. Этот Майо был родственником Потерика, настоятеля святого Спасителя при названном аббате и пожертвовал в этот монастырь названную усадьбу; она содержит в целом 5800 модиев земли. Двор святого Каликста 491 со всеми его [землями]. Церковь святого Петра в месте, что зовётся Маллианелл 492, со всеми её владениями и пределами, то есть спереди – ров у Лавите, сзади – дорога у этого источника, с одной стороны – верша, с другой – река Аргелли 493; её также пожертвовал нам названный Майо. Внутри этих границ находится церковь в честь святого Мавра и монастырь святого Рената, что расположен между Антонианом и Пиццо Корварием 494, со всеми своими владениями. Церковь святого Каликста выше Лаента в месте, что зовётся Валлис, с землёй в 6060 модиев. Церковь святой Марии выше усадьбы у Лаента с её владениями и пределами, а именно, спереди – дорога, сзади – Лаент, с обеих сторон – ров. Церковь святого Савина в Треванико 495. Святого Климента в Пломбате. Церковь святого Сальвия там же. Именно Сальвий, происходивший из Кампании, был монахом этого монастыря и держал названную церковь святого Климента в послушании, и когда он умер, Бог совершил там у его могилы многие чудеса. Церковь святой Марии на реке Форо, в месте, что зовётся Каннет, с землёй в 4060 модиев. На воде названной Форо – четыре мельницы. Церковь святого Петра в Иоллиано 496 с 1400 модиями земли. Монастырь святого Северина 497. Церковь святого Менны во владениях Рипы 498. Святого Андрея на холме Альбы. Святого Петра в месте, что зовётся Ари 499. Двор, что зовётся Фенестре. Церковь святого Ангела перед городом Ортоной с 800 модиями земли. Крепость де Унго 500 со всем её владением и внутри этого владения – Гроссе и половина города Тацце со всем владением у Рапино и Комино 501. Церковь святого Креста во владении у Рима 502 с 1500 модиями земли и половиной замка Казале 503 с его владениями. Монастырь святого Панкратия 504 с его владением. Крепости Прата 505, Гесси 506, Чивителла 507 и долина святого Мартина 508 со всеми их владениями. Церковь святого Петра в Теате 509, старом городе, и там же рядом – церковь святого Павла. Церковь святой Фёклы в этом же, но новом городе, с теми воротами, которые обращены на восток и до сих пор называются в народе монашескими. Церковь святого Феодора и церковь святого Спасителя в городе Атерне 510 с половиной той гавани, которую вышеназванная графиня Гизельгарда пожертвовала блаженному Бенедикту. В Пенненском же графстве – церковь святого Феликса в Стабуле. Поле у Гале 511. Монастырь святого Бенедикта в Лавриано 512 и святой Схоластики на реке под названием Табе 513 со всем двором Москуфо 514 и двором Гемберути; и церковь святого Ангела в Гальбанико со всем тем двором и с половиной замка Лаврето 515, а именно, от того столба, что расположен посреди этого замка, [граница] идёт к каналу Россикле 516, с церковью, которая там построена в честь святого Феликса, и до распутья, что находится выше святого Феликса, и далее направляется по этой долине к каналу Дорениано 517, и по этому каналу спускается к реке Табе, и по этой реке подымается к Патерно 518, где находится церковь в честь святой Марии, идёт к тому истоку у Лаврето и таким образом доходит до названного столба; внутри этих пределов никому и ничего не принадлежит, кроме как только Монтекассинскому монастырю. На Колле альто 519 – шесть участков земли высшего качества. Половина села Лаверано 520. Половина Подио Поллеканти. Двор на Колле альто. Третья часть в крепости Цезе. Половина замка Колле Майо 521. Церковь святого Мартина в Генеструле 522 со всем двором. Церковь в Салайяно с 1700 модиями земли. Четвёртая часть в городе Квана 523. Половина двора Викуло 524. Двор в Карпенето 525 с горами и большими равнинами. Во владении Чивителлы 526 – 3000 модиев земли. Монастырь святого Петра в Кастрониано с церковью святой Цецилии и со всеми его владениями; и многое другое, что мы не стали указывать. А именно, всё это вплоть до указанного времени аббаты этого места удерживали в своей власти или жаловали другим в аренду за определённый ценз.

Аббат Ангеларий, 20-й от блаженного Бенедикта, пребывал в должности 6 лет. Он, как мы уже говорили выше, став из настоятеля этого монастыря аббатом в Теано, начал спустя два года понемногу восстанавливать монастырь Господа Спасителя, сожжённый, как мы сказали выше, сарацинами. Он жил во времена Айо, князя Беневентского, папы Стефана V 527 и его преемника Формоза 528. Именно этого Формоза папа Стефан 529, который ему наследовал, велел извлечь и выбросить из его могилы, и все его рукоположения объявил недействительными, а именно, из-за того, что тот, будучи епископом Остии 530, захватил апостольский престол вопреки решениям святых канонов.

46. При этом аббате та земля, что зовётся Бреззе 531, возле Капуи, и представляет собой большой луг и лес, была передана в этот монастырь неким Кастулом, жителем этого места. Также Гермефрид, житель Аскула 532, богатый муж, по должности иподьякон, посредством волос своей головы передал себя нашему настоятелю Гвамельфриду 533 со всем своим движимым и недвижимым имуществом в этих землях. Также некто Ингий, собираясь совершить из Беневента путешествие в Рим, пожертвовал этой святой обители из своего имущества три двора: один – в месте, что зовётся Турри, другой – в месте под названием Муреце 534, а третий – в месте, что зовётся Маттици, со всеми их пределами и владениями 534а. Но и Валамир, некий уроженец этого города, посвятив себя в этом месте в монашеский сан, пожертвовал в церковь святого Бенедикта в Беневенте, которая называется у Странноприимного дома, в келью этой обители, один большой двор в пределах Ариано, в месте, что зовётся Триций, со всеми владениями этого двора целиком. В это же время Афанасий, епископ Неаполитанский, признался этому монастырю в отношении нашего послушничества в Каза Гентиана, что ни он, ни его преемники не должны более иметь там никакой власти, ни права, ни возможности рукополагать или назначать в нём кого-либо, но, как принадлежало оно нам издревле, так пусть и впредь возвратится в нашу власть и распоряжение. Адельмар, некий капуанец, продал этому аббату весь свой двор целиком в месте Англене, возле церкви святого Винцентия, принадлежавшей нам, с полями, лесами, лугами и всеми землями, относившимися к этому двору. В это же время Лаврентий, дьякон и наш монах, настоятель монастыря святой Марии в Цингле, совершил обмен некоторыми землями в Кальво 535 и Калинуло с неким Ландоарием Капуанским, а именно, с разрешения и согласия названного аббата Ангелария и аббатисы Радельхизы. Точно так же и Иоанн, священник, монах и настоятель названного Цингленского монастыря, поменялся с этим Ландоарием некоторыми другими землями с разрешения и согласия того же аббата и той же аббатисы.

Между тем, когда умер епископ Теанский 536, названный аббат был избран и рукоположен в этом городе духовенством и народом, и там же умер и был погребён 5 декабря 537. 537а

Рагемпранд 538 был избран 21-м по счёту аббатом в названном Теанском монастыре и пребывал в должности 9 лет, 10 месяцев. Именно он просил папу Иоанна IХ 539, чтобы он по обычаю его предшественников предоставил ему привилегию, и получил её 539а.

47. В его правление Адельгарий, некий благородный муж из Теано, наряду с [прочими] пожертвованиями передал блаженному Бенедикту 539б своего сына Эрхемберта, весьма способного мальчика. В то время, когда греки и неаполитанцы осаждали Капую 539в, этот Эрхемберт вместе с другими семью братьями отправился из Теано в Капую, и возле Англены они все разом были ограблены греками; у них были отобраны кони, а слуги их взяты в плен. Когда же слуги были выкуплены за серебро и из коней назад получено только пять, он один, как говорит он сам о себе, вместе со своим учителем остался пешим и таким образом вступил в город. После этого, когда Атенульф 540, получив должность гастальда, отобрал у братьев всё, что было во владении нашего монастыря в Капуанской земле, названный Эрхемберт был отправлен по этому делу в Рим к папе Стефану; именно от него он доставил братьям апостольское благословение, получил для монастыря привилегию и привёз названному Атенульфу увещевательные письма 540а с требованием немедленно вернуть всё, что он отобрал, если не хочет подвергнуться приговору об отлучении. Тот, получив их, повиновался и приказал полностью вернуть всё, что забрал у нас. Также этот Атенульф уже давно внушал папе Стефану, что если тот окажет ему помощь против живущих в Гарильяно сарацин 540б, то он вернёт ему всех гаэтанцев, которых недавно захватил, и будет оказывать ему самую прочную верность. Но, поскольку папа не мог исполнить того, о чём он просил, он также не сделал того, что велел папа. Также стратег Феофилакт, приходивший в эти дни с войском из Бари к Теано, пытался напасть на этих сарацин, но, так и не решившись, вернулся домой.

Этот аббат пожаловал августе Агельтруде 541, которая была матерью короля Ламберта 542, на условиях аренды и только на время её жизни две кельи этого монастыря со всеми их владениями в пределах Ломбардии: одну – в месте, что зовётся Лауди 543, а вторую – в Персикете 544; за это названная августа ежегодно отсылала ему в качестве ценза три фунта серебра. Он отдал также Готфриду, некоему марсийцу, в аренду церковь святого Георгия в Сервилиано с рабами и рабынями и всем, что к ней относилось в графстве Марсике, и за это ежегодно в месяце октябре получал в качестве ценза 15 модиев пшеницы, столько же вина и сотню рыбин. В эти же дни Сихельфрид, некий капуанец, вернул 544а этому монастырю славный двор в Патенарии, который его дед приобрёл у аббата Бассация посредством согласительной грамоты.

48. Шёл уже седьмой год правления этого аббата, когда по непостижимому Божьему приговору монастырь, в котором братья начали жить в Теано, сгорел в огне 544б; тогда же разом сгорели и устав, который блаженный Бенедикта написал собственной рукой, и кошели, в которых этому святейшему отцу подавались небесные яства, и, сверх того, многочисленные памятные записки и грамоты 544в этого монастыря, пожалованные этому монастырю отдельными императорами, герцогами и князьями. Среди них огнём были уничтожены также грамоты по поводу Каза Гентиано. Ибо во времена аббата Иоанна, который был третьим от этого, однажды, когда в присутствии этого достопочтенного отца между братьями зашёл разговор о том, каким князьями названная Каза Гентиана была передана этому монастырю, некий Майо, священник и грамматик, человек пожилой и правдивый, заявил, что точно знает это на основании указанных грамот. Так, он сказал: «Насколько я помню из того, что прочёл в трёх дарственных грамотах, которые были в скринии господина аббата Ангелария, впервые округ Гентиано пожаловал монастырю святого Бенедикта герцог Гизульф, а затем значительные земли там же в Гентиано передал в этот монастырь князь Арихиз. И вновь уже Гримоальд, его сын, пожаловал святому Бенедикту в этом месте – Каза Гентиано – все свои селения с рабами и рабынями, а также келью святого Агапита и многое другое, о чём я сейчас не помню. Точно также в этих грамотах содержалась дарственная этих князей на Траектскую и Вультурнскую гавани 545, а также на Лезинские рыбные ловы. Всё это, – продолжал он, – я прочёл и повторно записал в других грамотах по приказу аббата Ангелария» 545а. Итак, всё из церковных сокровищ, что братьям каким-то образом удалось спасти из вышеназванного пожара в Теанском монастыре, было сложено в епископии этого города. Поэтому впоследствии, как говорят, немалая часть этих сокровищ осталась в этой церкви 545б. Умер же вышеназванный аббат 6 ноября 546.

49. Около этого времени патриций Симбатиций, придя из Константинополя, осаждал Беневент в течение примерно трёх месяцев и взял его 18 октября 891 года Господнего, когда от Зотто, первого герцога Беневента, исполнилось триста тридцать лет; на протяжении именно этого периода времени лангобардские герцоги и князья владели названным городом. Этот Симбатиций, поскольку он был императорским протоспафарием и стратигом Македонии, Фракии, Кефалонии и Лангобардии, выдал названному аббату грамоту 546а по поводу монастыря святой Софии в Беневенте, а также [церквей] святой Марии в Цингле и святой Марии в Пьюмароле, строго приказав именем императора, чтобы не было никого, кто бы осмелился каким-то образом причинить в делах или владениях этих принадлежавших монастырю Монтекассино церквях какую-либо тяготу или насилие. Если же кто-то погрешит против них, то пусть знает, что непременно испытает на себя императорский гнев. После этого Симбатиция в Беневенте повелевал патриций Георгий 547. Когда он владел им три года и девять месяцев, пришёл Гвидо 548, герцог и маркграф, изгнал оттуда греков и начальствовал там почти два года; а после него – Радельхиз 549. Затем княжеской властью в нём обладали названный Атенульф, ставший уже из гастальда графом, вместе с сыном Ландульфом 550 и прочие их потомки по своим коленам в течение примерно 177 лет 550а.

50. Между тем, названный Атенульф, собрав немалое войско, вместе с неаполитанцами 550б и амальфитанами прибыл к Гарильяно против сарацин и, построив из кораблей мост возле Траекта, в месте под названием Сетра 550в, переправился и атаковал их. Итак, когда они расположились там, то однажды ночью, в то время как они не слишком бдительно несли сторожевую службу, сарацины вместе с гаэтанцами внезапно напали на них и очень многих из них повергли, а остальных жестоко преследовали до названного моста. Но, поскольку там наши оказали, наконец, мужественное сопротивление, сарацины были вынуждены повернуть назад и защищаться уже в собственном лагере.

Лев 551, 22-й аббат, точно так же пребывал в должности в Теано в течение 15 лет, семи месяцев, во времена папы Христофора 552, который был свергнут с папского престола и сделался монахом, а также папы Сергия III 553, от которого этот аббат получил по обыкновению привилегию.

51. Он приобрёл также у названного Атенульфа, уже князя, утвердительную грамоту 553а на все пожертвования, пожалования и владения этого монастыря 553б, главным образом ввиду того, что памятные грамоты этого монастыря были уничтожены огнём как ранее – в старом месте сарацинами, так и вновь – уже в Теано. Далее, при посредничестве этого аббата монастырю святой Марии в Цингле этим князем была пожалована 553в гора святого Элевтерия 554, а именно, для выпаса животных этого места, а также ради заготовки дров и разных выгод; а также река, что зовётся Эте 555, от самого своего истока и до реки Вультурн, и далее сам Вультурн до подножия названной горы святого Элевтерия, как всё это относилось к юрисдикции дворца, для совершения на этих водах всего, что будет необходимо названному монастырю. Этот аббат в пятый год своего вступления в должность начал отстраивать монастырь, а именно, тот, который вот уже 27 лет был совершенно заброшен. Гваймарий 556, князь Салернский, посредством грамоты 556а пожаловал ему один большой двор в месте под названием Рота 557 с домами, лесами и рощами, виноградниками и каштанами, а также с рабами и рабынями и полностью со всем, что принадлежало этому двору. Тот же Гваймарий посредством другой грамоты 557а пожаловал этому монастырю половину двора в пределах Сарни 558, в месте под названием Лентиария 559; двор этот принадлежал некоему Агенарду, и именно Агенард уже пожертвовал блаженному Бенедикту вторую его половину со всем, что принадлежало этому двору. [Аббат] отдал в аренду некоему Аделарию, римскому гражданину, церковь святого Бенедикта, которая там издревле нам принадлежала, с тем условием, чтобы, сколько бы раз аббат и наши монахи ни отправлялись в Рим по какой-либо надобности, он почтительно принимал их в этой церкви столько времени, сколько им будет нужно там пребывать, и ежегодно отсылал нашему аббату в качестве ценза 60 денариев. Умер же названный аббат 17 августа 560. Оба они, и Рагемпранд, и Лев, умерли и были погребены в том самом Теанском монастыре, в котором и начальствовали 560а.

52. В это время 560б названный князь, видя, что без руки крепкой и мышцы простёртой 561 не удастся изгнать сарацин из Гарильяно, отправил своего сына Ландульфа ко Льву 562, императору Константинопольскому, и, приведя все злодеяния, которые они в течение стольких лет претерпели от агарян, просил и умолял, чтобы он соизволил поскорее прийти на помощь угнетённой и разорённой отчизне и не отказался отправить ему в помощь своё войско, чтобы он мог 562а изгнать их из Гарильяно. Император весьма почтительно его принял и любезно обещал выполнить всё, что тот советовал. Между тем, когда названный Атенульф умер 563, Ландульф, получив у императора разрешение, вернулся в Капую и был принят братом Атенульфом 564 с великими почестями. Император же, не забыв своего обещания, немедленно отправил в те земли патриция Николая, имевшего прозвище Пицингли, с сильным греческим войском и повелел ему в августейших приказах, чтобы он с корнем истребил живущих в Гарильяно сарацин 564а. Итак, названный патриций, обладая немалой силой и великой мудростью, придя, постарался сперва отколоть от них тех, кого сарацины считали своими друзьями и союзниками, то есть Григория 565, герцога Неаполитанского, и Иоанна 566, герцога Гаэты, привезя им от августа звание патрициев, а затем, соединившись с названными братьями, князьями Ландульфом и Атенульфом, призвав Гваймария 567, князя Салернского, и включив также в заморское войско всех апулийцев и калабров, расположился лагерем против сарацин возле Гарильяно с одной стороны 568. Узнав об этом, папа Иоанн Х 569, который три года назад из епископства Равеннского пересел на римский престол, лично придя с сильным отрядом бойцов, вместе с маркграфом Альбериком 570 расположился с другой стороны, и они таким образом, непрерывно осаждая сарацин и тут, и там на протяжении трёх месяцев, довели их до последней крайности 571. Когда сарацины стали страдать от сильного голода, и не надеялись уже никоим образом, никакой хитростью спастись от рук наших людей, и смерть уже стояла у них перед глазами, они, наконец, по совету вышеназванных герцогов Григория и Иоанна сожгли все свои дома и, сделав внезапную вылазку, бежав, рассеялись по соседним горам и лесам. Наши, упорно преследуя их, перебили их всех, в то время как лишь очень немногие из столь огромного войска уцелели; и таким образом благодаря помощи и милосердию Бога они были с корнем вырваны из этих мест в 915 году от воплощения Господнего, третьего индикта, в августе месяце. Да будет Бог благословен во всех отношениях 572.

Аббат Иоанн 573, 23-й от блаженного Бенедикта, пребывал в должности 19 лет и семь месяцев.

53. Происходя из фамилии знатных капуанцев, он в то время, когда умер названный аббат Лев, исполнял обязанности архидьякона в Капуанской церкви, обладая вполне религиозными и весьма достойными нравами. Но, поскольку община братьев, которые находились в Теано, была уже некоторое время лишена пастыря, и не находилось среди них никого, кто, казалось, был бы пригоден для столь высокой должности, то князья Ландульф и Атенульф, посовещавшись с монахами, пришли к названному архидьякону 573а и как уговорами, так и просьбами вынудили его взять на себя управление названной общиной. Наконец, дав согласие, он сделался монахом, а спустя малое время был по обычаю избран всеми братьями и с честью посвящён вышеназванным папой Иоанном 573б. Итак, поставленный в аббаты, он стал убеждать братьев, чтобы они, оставив Теано, отправились вместе с ним жить в Капую, а именно, потому что этот город – первый из лежащих вокруг городов, и поскольку в нём живут князья, хозяева этого края. И те, повинуясь его повелению, все разом отправились жить в Капую. Однако, в этом городе до сих пор не было построено монастыря, а в том месте, где он, как известно, построен ныне, а именно, у ворот святого Ангела, находилась небольшая церквушка 573в, а возле неё стояла другая такая же небольшая и простая часовня, сложенная из ивняка 573г, где проживали всего трое или четверо пожилых братьев. Ибо Майо, аббат святого Винцентия 573д, некогда приобрёл это место у князей для строительства монастыря и построил там эту церквушку, о которой мы сказали, и часовню, но, когда аббатом после него стал Годельперт, то он, поговорив с нашим названным аббатом 573е, с позволения и разрешения названных князей выменял 573ж ему это место, а именно, получив за него другое такой же величины 573з, где аббат Иоанн собирался прежде построить наш монастырь; этот Годельперт, тут же придя к уже названным князьям, приобрёл 574 у них ещё одно место на реке Вультурн и начал строить там монастырь в честь святого Винцентия 574а, и собирать там монахов, которые были рассеяны по разным местам, и вновь прибирать к рукам имущества и владения этого монастыря, уже давно потерянные. А наш Иоанн, поддерживаемый немалыми утешениями со стороны родственников и друзей, начал тем не менее заново строить на этом месте, о котором мы сказали, монастырь в честь блаженного отца Бенедикта и в течение малого времени надлежащим образом завершил большую и красивую церковь, а также хозяйственные постройки для разных надобностей монастыря, и собрал там более пятидесяти монахов, намеревавшихся жить по уставу. Благодаря его старанию и заботе по милости Божьей вышло, что монастырь этот был возведён довольно быстро и наделён различными богатствами внутри и снаружи. Ибо этот аббат сделал там среди прочего служебник с покрытыми позолотой серебряными досками, а также Евангелие аналогичной работы. Весь алтарь он покрыл по кругу серебряной резьбой 574б. Он сделал также красивейший крест с драгоценными камнями и смальтами для крестного хода; два серебряных подсвечника; кувшин с умывальной раковиной, точно так же серебряный; медные сосуды для разных надобностей 574в, весившие шестьсот фунтов; различные и многие церковные рукописи за целый год. Ризы, паллии, стихари, далматики и вообще всю утварь как для церковных, так и для личных надобностей он собрал в самом достаточном количестве. В это же время в названном монастыре произошло довольно удивительное знамение. Так, на главный алтарь этой церкви с третьего часа дня и почти до середины ночи пролилось такое количество воды, по капле, наподобие пота, что вымокли все покровы этого алтаря.

54. В Монтекассино же после восстановления всей кафедральной церкви, когда аббат собрал там несколько церковных украшений, он обнёс мраморными досками 574г также главный алтарь, в котором было погребено тело святого отца Бенедикта. Он же получил от названных князей Ландульфа и Атенульфа утвердительную грамоту 574д на всё аббатство, а также ещё одну грамоту 575 на двор Петра Меллария 575а со всем лесом, каштановой рощей, всеми его владениями и четырьмя освобождёнными рабами с их сыновьями, дочерьми и всем их добром. Следует знать, что названные князья передали нам этот двор Петра Меллария на условиях обмена и получили от нас двор святого Бенедикта в Пантано возле Беневента, после чего пожертвовали его в святую Софию, а именно, в келью этого монастыря. [Аббат] передал в аренду Адальберту, сыну Райнерия, из Растеллы 576 несколько дворов этого монастыря в Мутинском графстве 577, в поместье под названием Персикета, до 800 югеров, платящих каждый год в качестве ценза по семь солидов. Он передал этому Адальберту в аренду также некоторые владения этого места в поместье Адили 578; впоследствии же Адальберт посредством грамоты 578а передал в этот монастырь несколько своих дворов, которые тогда, очевидно, принадлежали ему в названном поместье Адили. Умер же названный аббат 31 марта 579 и был надлежащим образом погребён в Капуанском монастыре. Около этих дней римлянами был низложен вышеназванный папа Иоанн, узурпатор апостольского престола, и на этот престол был возведён Лев VI 580.

Адельперт 581, 24-й аббат, поставленный всеми братьями на шестой день после смерти своего предшественника, пребывал в должности 9 лет, жил в Капуе и там же умер. Он жил во времена папы Стефана VII 582 и папы Иоанна ХI 583, который был сыном папы Сергия.

55. В четвёртый год 584 этого аббата венгры, придя к Капуе в несметном количестве, опустошили и разграбили всё в её округе. Точно также они поступили и с Беневентом, пройдя и опустошив Сарн, Нолу и всю Либурию; поскольку не нашлось никого, кто мог бы противостоять такому огромному войску, они опять вернулись к Капуе 584а и простояли на Галлианском поле 585 12 дней. Именно в это время, когда они захватили многих из наших людей, мы истратили на их выкуп немалые средства, а именно: большую корону из серебра с серебряными цепями; серебряную с позолотой кадильницу; четыре серебряных бокала; ложки из серебра каждая весом в три фунта; 20 таренов 586; ризу розового цвета за 15 бизантиев, ещё одну с серебряной каймой за 16 бизантиев и третью со львами; карнизы 586а на покрове по четыре фута в длину и три пальмы в ширину; ткань с алтаря розового цвета за 16 бизантиев; 16 отличных ковров за 67 бизантиев; ткань admasurum 587 за 8 бизантиев; 3 дверных занавески за 13 бизантиев; два каштана за два бизантия; три шёлковых паллия за десять бизантиев. После этого, возгордившись от такой славной победы, они, обременённые столь богатой добычей, вступили в область Марсику и начали делать то же самое, сжигая и разоряя всё вокруг. И вот, по воле и при помощи всемогущего [Бога] марсийцы и пелигны 588, собравшись вместе и устроив засаду в теснинах, мужественно напали на них и, почти всех перебив, вырвали у них из рук чрезвычайно богатую добычу в золоте, серебре, паллиях, а также скотине разного рода. Те же из них, которые смогли избежать мечей марсийцев, спаслись бегством и вернулись домой.

56. Иоанн 589, консул и герцог Неаполя, своей грамотой утвердил за аббатом и уступил ему церковь святой Цецелии, расположенную в Неаполе на Пальмовой улице и издавна принадлежавшую этому монастырю, вместе со всеми её владениями, а заодно и келью святого Севера в Сурренто 590, также со всем её владением, и нашу келью в Каза Гентиано с лесом, пашнями, рощами и вообще со всем, что нам принадлежало в этом округе, постановив, чтобы во всём городе Неаполе наши монахи никогда не платили ни рыночной, ни портовой пошлины. В это же время Агельмунд, некий благородный муж из Викальбо 591, пожертвовал этому монастырю свой двор под названием Прандули со всеми его владениями и ещё один двор в Патенаре с виноградниками и лугами и всеми его владениями, а также всё, что ему принадлежало по праву наследования как в городе Соране, так и в крепости, что зовётся Склави 592. При этом аббате Иоанн, настоятель святого Спасителя, отдал в аренду имущества этого монастыря в Марке 593, Мануплелло 594, Оливето 595, Турри и в разных других местах, и получил за них 200 солидов и сто модиев земли в деревне Гаулейяни 596. Точно также Гариперт, назначенный этим аббатом настоятелем разных келий в Марке, отдал в аренду некоторые принадлежащие нам дома в Ларино. Сам аббат передал в аренду некоему Гримальду из Камерино все имущества этого монастыря, которые расположены в Термульском владении, а именно, на реках Биферн 597 и Азинарик 598, возле деревни Гвиллиолизи 599 и у моря, сразу получив в качестве платы сто солидов и ежегодно получая в качестве ценза восемь солидов.

Аббат Балдоин 600, 25-й от блаженного Бенедикта, жил во времена названных князей Ландульфа и Атенульфа 601 и брата последнего – Ландульфа 602. Он по обычаю этого монастыря получил от господина папы Марина II 603 привилегию 603а.

57. Во времена этого папы Сико 604, епископ Капуанский, человек во всяком случае светский и неучёный, не побоявшись действовать вопреки божеским и человеческим установлениям, силой отобрал церковь святого Ангела в месте, которое в древности называлось «У Лука Дианы» 604а, а ныне зовётся «ad Formam» 605, а именно, ту, которую его предшественник 606 уже давно уступил нашему монаху для строительства там монастыря, и передал её в лен одному своему дьякону. Когда через одного монаха это было донесено до ушей названного достопочтенного папы Марина, он тут же отправил названному епископу апостольского авторитета письма, в которых резко напал на него и сурово уличил в незнании канонов, неграмотности и светском образе жизни, и даже в безрассудном прегрешении и нарушении установлений своего предшественника. Он поручает ему также без всякого промедления возвратить этому монаху названную церковь, чтобы в ней, как это было решено его предшественником под угрозой анафемы, был монастырь; а именно, он постановил, чтобы этот монастырь, с этого времени и впредь свободный от беспокойств и тягот со стороны как этого епископа, так и всех его преемников, вечно оставался под защитой и властью монастыря святого Бенедикта, который тогда был в Капуе; а того дьякона, которому названный епископ пожаловал эту церковь, он велел отстранить от всякого общения с этим епископом, разве что в служении алтарю. Если же он посмеет быть в некоторой мере не послушным всему этому, то пусть знает, что тогда будет лишён и священнического сана, и связан узами отлучения 606а.

58. В это время, когда монастырь святой Софии в Беневенте насилием князей был отнят у этого монастыря 607, аббат, показав грамоты римских понтификов и королей, которые утверждали названный монастырь за этим местом, тут же получил его обратно и вернул под власть этого монастыря. Но, когда спустя малое время он был вызван вышеназванным папой в Рим и, поскольку он был большой мудрости, этот понтифик поручил ему аббатство святого Павла 607а, монастырь святой Софии вновь был захвачен князьями и изъят из-под нашей власти. Почти в те же дни, когда умершему Марину на апостольском престоле наследовал Агапит 607б и аббат пожаловался ему по этому поводу, этот папа тут же написал названным князьям, резко упрекая их в том, что они посмели сделать подобное, и в то же время увещевая их и умоляя без всякого промедления вернуть этот монастырь нашему аббату целиком. Если же они поступят иначе, то пусть знают, что они тут же будут связаны узами анафемы. Подчиняясь его повелению, князь Атенульф тут же вернул нашему аббату этот монастырь и собственной грамотой 607в, как это впервые было сделано здесь господином Арихизом, навечно утвердил за этим монастырём всё и со всей прибылью, что было впоследствии пожаловано там то ли отдельными князьями, то ли прочими верующими. В это же время он по просьбе названного аббата уступил келье святого Бенедикта в Капуе восемь семейств людей 607г, а также выдал ему ещё одну грамоту на владения всего аббатства 607д.

59. Около этих дней, когда князья из жадности или ради выгоды взяли уже под свою власть также наш монастырь, который был тогда в Капуе, и братья, там обитавшие, стали в результате этой оказии жить по мирскому, вышеназванный папа Агапит, узнав об этом, по совету нашего аббата тут же посылает 607е названным князьям весьма суровые и апостольского авторитета письма, резко укоряя и обличая их беззаконие, то, что они осмелились совершить такое святотатство, и велев, сверх того, не сметь более осуществлять какую-либо власть в этом монастыре. А все монахи со всем монастырским имуществом должны немедленно возвратиться в прежний монастырь – в Монтекассино, чтобы по уставу служить там под началом своего аббата Господу, оставив в Капуанском монастыре по крайней мере двух или трёх пожилых братьев. Если же князья или монахи дерзнут поступить иначе, или захватить что-либо из имущества этого монастыря, или посмеют сделать вследствие этого какое-либо иное распоряжение, помимо аббата, пусть знают, что если они не образумятся, то будут отлучены апостольской властью. От этого же святого понтифика названный аббат получил грамоту 608 на монастырь святого Стефана 608а возле Террачины 609, который велел построить блаженный отец Бенедикт, как записано в его житии 610, чудесным образом явившись в видении.

Имеется также утвердительная грамота 610а королей Гуго 611 и Лотаря 612 к этому аббату на все владения этого места; в это же время, желая вернуть в прежнее состояние монастырь святого Ангела в Баррегио, разрушенный агарянами, эти же короли собственной грамотой 612а утвердили там всё, что ему передали в качестве королевского дара прежние короли 612б.

В эти же дни, когда Василий, императорский протоспафарий, находился в Салерно, он по предписанию аббата выдал пришедшим туда нашим монахам грамоту 612в на возвращение и подтверждение всех владений этого монастыря по всей Апулии, а именно, которые мы в то время считали утерянными, то есть: церковь святого Бенедикта в Лезине со всеми её владениями и несколько домов в самом этом городе; рыбный ставок в Лауре и ещё один рыбный ставок там же; в Аскуле – одноэтажный дом, дворы и колодцы; у Мелессаны 613 – дворы и колодцы; у святого Иоанна в Руллиане 614 – дворы; у святого Декорентия 615 – земли; в старом Канузии – церковь святого Бенедикта, мельница и дворы; в Монорбино 616 – пещеру, где находится церковь святого Спасителя, и земли; в Андре 617 – виноградники и оливковые сады; на реке, что зовётся Монашеской 618, – двор. Всё это названный Василий велел вернуть нашим братьям, утвердив это за ними грамотой, скреплённой собственной печатью, и велев, чтобы впредь никто не смел это захватывать.

Майельпот 619, 26-й аббат, пребывал в должности 6 лет 619а.

60. Став из настоятеля этого монастыря аббатом, он получил от названного князя Ландульфа грамоту 619б на все имущества и владения этого монастыря целиком, а также на земли и поместья в Либурии, в месте, что зовётся «у Трефона», принадлежащие как нашему монастырю, так и его дворцу в этом месте. Названный князь выдал этому аббату также ещё одну грамоту 619в специально на воды реки Саоны 620 и прочие воды с их берегами и границами, и на свободных женщин, которые были замужем за рабами монастыря, а также на владение и подтверждение всего аббатства. При этом аббате некий Лев, священник города Ларино, который впоследствии стал епископом 621, пожертвовал этому монастырю церковь святого Бенедикта, которая расположена внутри этого города, со всеми её имуществами и владениями 621а; впоследствии же, во время аббата Алигерна, названный князь утвердил её за этим монастырём своей грамотой 621б. Также Иоанн, некий монах, родом капуанец, пожертвовал этому монастырю церковь святого Вита, которая построена на горе святой Агаты 622, выше Капуи, возле места под названием Ферруцано 623, с рекой, мельницами и всеми владениями этой церкви, а также всем её движимым и недвижимым имуществом 623а. Этот аббат отдал в аренду некоему Арегизу Теанскому церковь святого Адъютора в Алифах со всеми её владениями, а также лес, который называется Катулиска, и некоторые другие владения, которые, по-видимому, принадлежали нам на территории этого города, получив от него, помимо ежегодного ценза, четыре бизантия. Он отдал также в аренду на пятнадцать лет некоему судье Урсу все воды, рыбные ставки и земли во всём Лезинском владении за уплату трёх бизантиев и 400 хороших угрей каждый год в месяце ноябре. Итак, после смерти этого аббата в ризнице Капуанского монастыря собрались господин Адальберт, славный епископ Капуанской церкви, господин Хардерик, епископ Теанский, а также Лев, достопочтенный аббат святого мученика Христова Винцентия, Арехиз и Садельфрид, благороднейшие судьи названного города, и гастальд Атенульф 624, весьма деятельный муж, и 624а, при единодушном их согласии и одобрении, всеми братьями с великой радостью и ликованием аббатом был избран господин Алигерн 625, бывший тогда настоятелем этого монастыря, муж весьма почтенный и вполне достойный, обладавший как божественным знанием, так и светской мудростью.

61. В этом месте, поскольку история в своём беге дошла до этого времени, кажется, будет не лишним коротко рассказать о том, как Итальянское королевство перешло от франков к немцам. Так, после смерти Людовика, сына Лотаря, о котором мы уже многое сказали выше, именно того, кто, разделив с братьями Лотарем и Карлом Франкское королевство, некоторое время владел Италией 625а, Итальянское королевство захватил Беренгарий Фриульский 626, сын маркграфа Эберхарда; вскоре, однако, в самом начале своего царствования, он был разбит в двух битвах 627 Гвидо 628, сыном графа Гвидо, и, в конце концов, бежал в Верону 628а. Гвидо же, после того как примерно шесть лет владел королевством, умер от кровавой рвоты и оставил королевство своему сыну Ламберту 629. Когда же и тот точно так же умер спустя шесть лет, три года правил Людовик 630, сын Бозо, короля Прованса. Против него обратно в Италию пришёл сын короля Бургундии по имени Рудольф 631. Между тем, папа Иоанн ХI 632, соединившись с магнатами Италии, изгнал из неё Рудольфа и, отправив послов, пригласил Гуго 633, герцога Аквитании, который тогда славился великой мудростью и доблестью. Тут же поставленный королём, он вместе с сыном Лотарем весьма деятельно и мужественно владел Итальянским королевством несколько лет. Вместе с этим Гуго в Италию пришёл и Аццо, граф Бургундии, дядя того Берарда, который был прозван Франциском, того, от которого произошли графы Марсики. Малое время спустя этот Гуго, короновав сына 634 и сочетав его браком с благороднейшей супругой Аделаидой 635 из тосканской знати, когда начал уже ставиться им ни во что, как старик, и терпеть некоторые досады и неудовольствия, оставил ему это королевство, а сам со всеми своими сокровищами удалился в Бургундию и, построив там за свой счёт монастырь, что зовётся святой Пётр из Арля, и обогатив его в достаточной мере, стал в нём монахом. Затем, почти четыре года спустя, Лотарь, впав во внезапное безумие, окончил свои дни 636 и таким образом положил конец правлению в Италии франкских королей. Когда он умер, его жена Аделаида укрылась у Атто 637, своего родственника, в Каноссе 638, сильно укреплённом замке. Между тем, когда Беренгарий 639 вместе со своим сыном Адальбертом 640, весьма деятельным мужем, обратно желая захватить королевство и стремясь поэтому любыми способами пленить названную королеву, почти три года осаждал упомянутый замок. Атто же, тем временем, посоветовавшись, вместе с королевой отправляют к Оттону 641, герцогу Саксонии, славному тогда победой над венграми 642, гонца, который, по порядку рассказав ему обо всём, что у них произошло, умолял, чтобы он тут же пришёл в Италию, освободил их от осады со стороны Беренгария и взял в жёны саму королеву вместе с королевством. Названная крепость была уже почти что готова сдаться врагам, как вдруг по воле Божьей внезапно вернулся отправленный королевой гонец и, поскольку из-за весьма тщательной осады в крепость невозможно было проникнуть, этот хитрый лучник, тайно вложил письма и перстень, которые привёз от герцога, в стрелу и, когда никто ничего не подозревал, пустил её в крепость 642а. Смысл этих писем был следующим: герцог, перейдя Альпы, уже прибыл в Верону, а его сын Лиудольф 643 отправился впереди него в Медиолан; они должны мужественно действовать, пока он в самом скором времени не придёт им на помощь; и в отношении брака, и в отношении других надобностей королевства он с Божьей помощью поступит по их желанию. Что же далее? После того, как герцог пришёл, обратил в бегство Беренгара и Адальберта и, сняв осаду, захватил и отправил в ссылку в немецкую землю двух дочерей Беренгара 644, Оттон тут же вступил в брак с Адельгейдой 645 и положил начало правлению в Италии немецких королей с этого времени и впредь, а малое время спустя вступил в Рим и принял из рук папы Иоанна ХII 646 императорскую корону, а именно, в 962 году от воплощения Господнего 647. 647а

Итак, настало время нам, как мы, помнится, говорили во введении к этому сочинению, положить конец первой книге, зная, что конец книги даёт читателю отдохновение в той же мере, в какой гостиница снимает усталость путника. Равным образом мы считаем достойным, чтобы восстановление или, правильнее сказать, возрождение такого славного монастыря вместе с новым аббатом имело своим началом новую книгу и чтобы последующие времена излагались с согласия Господнего в следующей книге 648.

Заканчивается книга первая.

Текст переведен по изданию: Chronica monasterii Casinensis (Die Chronik von Montecassino). MGH, SS. Bd. XXXIV. Hannover. 1980

© сетевая версия - Тhietmar. 2010
© перевод с лат. - Дьяконов И. 2010
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Monumenta Germaniae Historica. 1980