Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

Детальная информация Купить iPhone SE на нашем сайте

Детальная информация Купить iPhone SE на нашем сайте.

repairmyapple.ru

ЖАН ИБЕЛИН

ИЕРУСАЛИМСКИЕ АССИЗЫ

76. — Исторический пролог и эпилог к "Письмам Гроба Господня", или Ассизам иерусалимского королевства.

1099 г.

(Около 1250 г.).

КНИГА ЖАНА ИБЕЛИНА.

ГЛАВА I.

Здесь начинается

Книга Ассиз,

и добрых обычаев Иерусалимского королевства, которые были постановлены н изложены письменно герцогом Готфридом Бульонским, избранным тогда, по общему согласию, королём и сюзереном упомянутого королевства, и по определению патриарха Иерусалимского, который сам был тогда только что избран и посвящён, и по совету других королей, и князей, и баронов, которые жили после герцога Готфрида.

(Quant la Sainte citie de Jerusalem fu conquise sur les ennemis de la Croiz et remise el poier des feauz Ihesu Crist, en l’Incarnation de M. et LXXXXVIIII, par un vendredi, par les pelerins qui se murent ai, venir conquerre la par le preeschement de la croiz, qui fu preeschiee par l’enortemeut de Pierre li Ermites, et que les princes et les barons, qui l’orent esleu ai rei et ai seignor dou roiaume de Jerusalem le due Godefroi de Huillon, etc.)

Когда святой город Иерусалим был завоёван у врагов Креста и возвращён в руки и во власть верных во И. Христе, в год от воплощения тысяча и девяносто девятый, в одну из пятниц, пилигримами, которые двинулись в поход для завоевания его, по слову креста, проповеданного убеждениями Петра Пустынника, князья и бароны, завоевавшие город, избрали королём и господином Иерусалимского королевства герцога Готфрида Бульонского; он принял власть, но не хотел быть ни коронован, ни помазан на упомянутое королевство, потому что не желал носить золотую корону там, где царь царей, Иисус Христос, сын божий, носил в день страдания терновый венец. Обратив большое внимание и сильно стремясь к тому, чтобы поставить свое королевство на степень благосостояния, и чтобы его вассалы, и его народ, и всякого рода люди, прибывающие и остающиеся в упомянутом королевстве, были охраняемы, управляемы, содержимы, руководимы и судимы (gardes et gouvernes, tenus et maintenus, menes et justisies a dreit et a raison) по [746] праву и по разуму, он избрал, по совету патриарха святого города и церкви Иерусалимской, и по совету князей и баронов, и старейшин, мужей сведущих, каких он мог тогда иметь для расспроса и разузнания у жителей различных земель, каковы были обычаи в их земле. И когда те, которых он выбрал для этой работы, успели все разузнать и разведать, они написали и изложили все то письменно, и принесли написанное к герцогу Готфриду. Он собрал патриарха и других вышепоименованных, показал им и дал прочесть пред ними написанное. После же, по их совету и согласию, он соединил из всего написанного то, что им показалось пригодным, и отсюда образовались Ассизе и обычаи, которых должно держаться и употреблять в Иерусалимском королевстве, и которыми его вассалы, и его народ, и всякого рода другие люди, отправляющиеся, приходящие и пребывающие (alanz et venans et demorans) в его королевстве, должны быть управляемы, охраняемы, содержимы, руководимы и судимы на основании права и обычая упомянутого королевства.

ГЛАВА II.

О том,

каким образом герцог Готфрид учредил две светских палаты: одну, Верхнюю Палату, которой он сам был председатель и судья; и другую, Палату Граждан, называвшуюся также Палатою Висконта.

Герцог Готфрид учредил две светских палаты: одну, Верхнюю Палату (la Haute Court), которой сам был председателем и судьёй; а другую, Палату граждан (la Court de la Borgesie), в которой он поставил одного из баронов (un home) на свое место, чтобы он был председателем и судьёй, а называли его висконтом (Visconte, наместник). Судьями же Верхней Палаты он назначил своих баронов-рыцарей, которые обязывались ему верностью на основании данной ими присяги; а Палату Граждан составил из жителей города, самых честных и умных, какие только нашлись. И члены (jures) Палаты Граждан дали клятву, что будут судить по книге Ассиз Палаты Граждан. И постановил он, что король и его бароны, и их вассалы и все рыцари будут являться на суд в Верхнюю Палату, а другие, которые не захотят судиться в Верхней Палате, пусть идут в Палату Граждан; граждане же все будут судимы Палатою Граждан; распри граждан не могут и не должны быть разбираемы и судимы иначе, как в Палате Граждан. Все это было, таким образом, установлено по общему согласию короля, его баронов и граждан; так и после этот порядок сохранялся и поддерживался в том королевстве. Ассизы же и обычаи обоих Палат походили одни на другие не во всем, ибо высокие бароны и те, которые обязаны королю верностью, и король [747] им, также их вассалы и рыцари, не должны быть судимы, как граждане; и граждане, равно как и чернь, и простой народ не могут быть судимы как рыцари. И было постановлено, что во всех городах и других местах королевства, где будет отправляться суд, должны находиться висконт, судьи и Палата Граждан, для управления народом, его руковождения и суда по ассизам и обычаям, установленным для Палаты Граждан. Готфрид и другие государи, и короли вышеупомянутого королевства, следовавшие за ним, роздали своим высоким баронам в королевстве баронии, сеньории, судебные палаты, за что они обязались служить им лично и поставлять известное число всадников; служба же, которою они были обязаны своему королю, как то было до завоевания земли (т.-е. Саладином, до 1187 г.) будет объяснена в конце этой книги.

ГЛАВА III.

О том,

как ассизы и обычаи Иерусалимского королевства были несколько раз исправляемы герцогом Готфридом и другими королями и государями, которые были после него.

После того, как ассизы, по вышесказанному, были составлены и обычаи утверждены, герцог Готфрид и короли и государи, следовавшие за ним в этом королевстве, несколько раз исправляли их. Всякий раз, как они что-нибудь видели и узнавали, что было бы хорошо то или другое присоединить или уничтожить в ассизах и обычаях королевства, они тотчас же это и делали, по совету с патриархом Иерусалимским, с баронами и высокими вассалами королевства, и с мудрейшими людьми, каких они могли найти, рыцарями, духовными и мирянами. И при каждом случае король королевства, если ему было, то удобно, собирал в Акре патриарха и вышеупомянутых лиц, и приказывал расспрашивать у людей сведущих, являвшихся со всех концов мира, об обычаях их земель; и те, которым было это поручено, излагали слышанное ими письменно и потом представляли королю; и король показывал патриарху и вышеупомянутым лицам, и, по их совету и согласию, ассизы и обычаи королевства увеличивались или уменьшались: что оказывалось хорошим, то вносилось, и наоборот. Некоторые из королей по нескольку раз отправляли вестников в различные страны света для исследования и разузнания обычаев тех земель и для исправления, по возможности и по совести, ассиз и обычаев королевства. И они делали поправки, совещались с вышеупомянутыми лицами, так, как им казалось то хорошо. И так они делали много раз в течение многих лет, пока ассизы и обычаи не стали лучшими и самыми удобными, по возможности и по совести, как для короля, так и для его баронов, рыцарей, пилигримов и всякого рода людей, [748] входящих, выходящих и пребывающих в королевстве, чтобы управлять, охранять, держать, руководить, вести и судить хорошо по правде и по закону, и по достоинству каждого.

ГЛАВА IV.

О том,

как явились к королю Иерусалимского королевства сирияне, и просили его и молили позволить им судиться по обычаю сириян.

После того как герцог Готфрид и другие следовавшие за ним государи и короли вышеупомянутого королевства установили ассизы и обычаи и устроили две палаты, как о том было сказано прежде, эти ассизы, обычаи и норовы (usages, costumes) были переписаны, каждое отдельно, большими заглавными буквами, первая же буква, в начале, позолочена, а рубрики (т.-е. содержание главы) написаны красным. И так были отделаны и те, и другие ассизы, как Палаты граждан, так и Верхней Палаты; к каждой хартии прикладывалась печать и подпись короля, патриарха и иерусалимского висконта; назывались же эти хартии Письмами Гроба Господня (Lettres dou Sepulcre), потому что они были положены в Гроб, в большом ковчеге (huche). И когда иной раз происходил спор в Палате о каком-нибудь обычае или ассизе и нужно было посмотреть написанное, то открывали этот ковчег, в присутствии девяти лиц.

А именно, при этом должен был находиться король, или кто-нибудь из его баронов на его место, и два его вассала, и патриарх или приор Гроба на его место, и два каноника, и висконт Иерусалима и два члена Палаты Граждан. Таким-то образом те вышеупомянутые ассизы, обычаи и норовы были установлены и сохраняемы. — И после того явился к королю вышеупомянутого королевства народ сирийский (lepeuple des Suriens, т.-е. туземцы), и просил его, и молил дозволить им управляться обычаями сириян, и чтобы у них был свой начальник (chevetaine) и свои члены Палаты, и чтобы они могли решать возникающие между ними распри по своим обычаям. И он учредил такую палату (т.-е. сирийскую), исключив из ее ведения дела крови, когда кто-нибудь лишался жизни или члена, и дела Палаты Граждан; такие дела ему угодно было разбирать и решать в его присутствии или в присутствии висконта. И председатель новой Палаты был назван на их арабском языке раис (rays); и назначили других членов в нее. В других же местах королевства Палата сирийская имела своих членов, но без раиса; место его занимал бальи. Пред ним разбирались дела сириян, к нему приходили, и присяжные (les jures) той палаты составляли определение, как бы в присутствии раиса, который был тем же, чем и висконт. И с того времени, таким образом, управлялись сирияне в королевстве, как все то объяснено выше. [749]

ГЛАВА V.

О том,

что государь, глава Иерусалимского королевства, и бароны, и прочие вассалы, заседающие в палате и в суде, должны знать ассизы и обычаи вышереченного королевства.

Так как мне кажется справедливым и разумным (droit et raison), чтобы государь, глава Иерусалимского королевства, и бароны, и прочие знатные люди, заседающие в палате и в суде (qui ont court et coins et justice) знали ассизы и обычаи вышереченного королевства, и чтобы государь, прежде, нежели получит от Господа помазание и посвящение в короли, клялся сохранять их во всей силе и поддерживать в своём государстве, и чтобы его вассалы и вассалы его вассалов сделали то же самое; и так как бароны, обязанные быть судьями в своих судах, должны судить справедливо по ассизам и обычаям, то с этою целью я и начал составлять эту Книгу, хотя в то же время я сам вполне сознаю, что не имею в себе ни довольно ума, ни знания для исполнения такого дела. Но, тем не менее, я питаю доверие и надежду на всемогущество Бога Отца и на премудрость Бога Сына, и на милость Духа святого, который даст мне и смысл, и благодать к совершению предпринятого мною, на основании всего того, что я видел, узнал и запомнил из слов мудрейших людей своего времени, с которыми я беседовал об ассизах и обычаях вышереченного королевства, и о тяжбах вышеупомянутой палаты (т.-е. Верхней). Я сам научился действовать, основываясь на том, что я видел, как они действовали и поступали. И молю св. Троицу, да ниспошлёт она мне благодать Духа святого, и да возмогу составить сию Книгу с таким совершенством, чтобы она послужила к чести Бога, и на пользу моей души (de m’arme), и правительству народа Иерусалимского королевства, живущего по справедливым ассизам и справедливым обычаям вышереченного королевства; и на пользу души и тела всех тех, которые прочитают эту книгу или послушают, как другие будут читать. Я прошу, умоляю и заклинаю именем Бога, чтобы сказанным много не злоупотребили и не нарушили чьих-либо прав; пусть пользуются моею книгою по справедливости, для защиты другого, смотря по своим обязанностям. Мое намерение состояло в том, чтобы этого книгою наставить всех тех, которые будут должны и получать право исправить ее, иное опустить, иное уничтожить.

Как мне думается, прежде, нежели говорить в этой книге об ассизах, об обычаях и тяжбах в Верхней Палате вышереченного королевства, я должен сказать о короле, который считается главою королевства, и объяснить, где он должен короноваться, и что при этом делает патриарх, который возлагает корону на главу и венчает его, и когда он носит корону на голове, и что [750] затем делает патриарх, и все прочие люди королевства, после того как он будет коронован; и как поступают бароны и другие знатные люди, заседающие в палате и в суде, и судьи, и адвокаты (les plaideors), пока король еще не коронован. И так, я начну свою книгу с того, что я слышал о короле и прочем вышесказанном.

Эти 5 глав составляют "Пролог" к Книге Ибелина с шестой главы и до последней, 273-й, восточный юрист приступает к изложению всего кодекса феодального права: сказав сначала о короле, его венчании и т. д., он долго останавливается на объяснении устройства Верхней Палаты и процедуры ее дел; определяет точно обязанности сюзерена и вассалов, и особенно подробно говорит о так называемом semonce, т. е. повещении вассалов сюзереном об исполнении ими той или другой обязанности, ибо это повещение составляло краеугольный камень феодального здания (см. объяснение semonce выше, на стр. 741); последние главы, начиная с 231, посвящены сначала (а именно всего 5 глав, от 251 по 255) предмету в то время весьма маловажному, а именно вилланам (vilains, чернь, низкие люди), т. е. массе населения, стоявшей вне феодального общества; потом он переходит к описанию придворных чинов, коннетабля, маршала и т. д. и исчислению церквей, подчиненных главным метрополиям, вассальных баронств Иерусалимского королевства, городов, имеющих Палаты Граждан и суды; наконец, две последние главы представляют огромный список, в котором обозначено, сколько рыцарей и пехоты должны поставлять светские вассалы, и, в случае крайности, даже церкви: так, патриарх Иерусалимский ставил 500 пехоты; капитул Гроба 500; монастырь Иосафата 150; гора Сиюн 150; Масличная гора 50; Храм Господень 50; Мария Латинская 50; город Иерусалим 500; Акра 500; Тир 100 и т. д. Последняя глава 273 служит эпилогом, как первые 5 составляли пролог.

ГЛАВА CCLXXIII.

Вот,

последняя глава этой Книги.

Вы видели выше ассизы и обычаи Иерусалимского королевства, как положил им основание Готфрид Бульонский, который был первым Иерусалимским королём, хотя он и не хотел носить золотой короны; но об этом мы сказали в прологе к этой книге (т.-е. в гл. I). Он царствовал один год. После него правил Балдуин, его брат, XVIII лет. Он был первый латинский король, носивший корону Иерусалимского королевства, умер в Египте и был отнесён в Иерусалим и погребён на Лобном Месте, пред Голгофою, возле брата Готфрида; на его гробнице написали следующие стихи: .

Rex Baldewinus, Judas alter Machabeus,
Spes patrie,. vigor ecclesie, virtus utriusqne; [751]
Quem formidabant, cui dona, tributa ferebant
Cedar et Egyptus, Dan ac homicida Damascus.
Proli dolor! in modico clauditur hoc tumulo.

(Т. е. "Король Балдуин, второй Иуда Маккавей, надежда отечества, опора церкви, доблесть обоих, которого боялись, которому несли дары Цезарь и Египет, и Дан, и человекоубийца Дамаск. О горе! он скрыт в этой скромной могиле")

После него был коронован Балдуин Буржский, по прозванию Жало (Aguillon), и он правил XVIII лет (Хронологические указания Ибелина не всегда верны, или ошибались его переписчики: 18 вместо 13 (1118-1131)), ведя добрую и хорошую жизнь, и при смерти сделался каноником Гроба. После него был коронован Фулько, зять вышеупомянутого Балдуина; он правил XII лет и умер под Акрой, охотясь за зайцем и был отнесён в Иерусалим. И после него правил Балдуин (III), его сын, XX лет. И после него правил Амальрик, его брат, XI лет. И после него правил Балдуин (ІV), его сын, прокаженный, XI лет; и он при своей жизни короновал малолетнего Балдуина (V), который был сыном маркиза. При жизни всех этих семи королей, что составляет 86 лет, ассизы были составлены и утверждены. До завоевания этой земли (т.-е. Саладином, в 1187 г.), ими пользовались как нельзя лучше; мы же имеем о них довольно скудные сведения, и то, что знаем, знаем по слуху и по обычаю. И мы считаем ассизом то, что, мы видим, употребляется как ассиз; нам говорит, что это ассиз, и что неизвестно, отменен ли он, или нет; но говорят всегда по совести и по разумению. Ассизами пользовались лучше и вернее в прежнем Иерусалимском королевстве, до завоевания этой земли (т.-е. до 1187 г.), где находились ассизы, как о том сказано в прологе к книге: по завоевании же земли, все было потеряно (et apres la terre perdue, fut tot perdu) (На основании этого замечания, полагают, что настоящий текст Ассиз, времён Готфрида, погиб при взятии Иерусалима Саладином, в 1187 г.). Ho старые люди передали нам достаточно свои юридические познания. Король Амальрик (II, король Иерусалима и Кипра) (Амальрик II был брат Гвидо Лузипьяна и наследовал ему на о. Кипре; но по удалении Ричарда Львиное-Сердце, когда наставленный им король Генрих Шампанский умер, вдова его, Изабелла, вышла в третий раз замуж за Амальрика II и доставила ему титул короля Иерусалимского (1196-1210)), о котором мы читаем в Книге завоевания (Livre dou Conquest) (Ни один историк не упоминает о плене Альмарика; а сочинение, приводимое Ибелиным, остается до сих пор неизвестным), что он выкупился из темницы в Дамаске, и который был бедным принцем (un povre vallet), прошёл все должности в государстве, от шамбеллана до коннетабля, и был впоследствии королём обоих королевств (Иерусалима и Кипра), и обоими управлял до самой смерти хорошо и благоразумно; он знал обычаи и ассизы лучше всех, как о том свидетельствуют видевшие его, и многие из них [752] сохранил на память. Но мессир Рауль Тивериадский (Raou de Thabarie) был еще ловчее (soutil) его, так что вышеупомянутый король весьма просил мессира Рауля, до своей ссоры с ним, чтобы они оба вместе и другие два вассала снова написали ассизы, и говорил король, что он много знает и много помнит, так что мало бы чего недоставало. Мессир Рауль отвечал, что он своих познаний не сообщит ни одному гражданину или писателю из низшего класса. — Если же я в чем-нибудь из сказанного мною ошибся, или чего-нибудь не понял, то прошу всех, кто прочтёт мою книгу, помолиться нашему Господу, чтобы он, в своём нежном милосердии, привёл и меня самого, и всех христиан к истинному раскаянию, к правой вере и к полному покаянию и к честному концу. Аминь.

Граф Яффы Жан Ибелин.

Livre des assises et des bons usages dou roiaume de Iherusalem. — Изд. Beugnot, Recueil des histor. des croisades. Lois. t. I (гл. I-V и CCLXXIII).


Граф Яффы Жан Ибелин (Ибелин, замок в Палестине, давший свое имя одной из знатнейших фамилий Иерусалимского королевства, к которой принадлежал и наш автор) (comte de Jaffa Jean d’Ibelin), принадлежавший к одной из знатнейших фамилий в Палестине (см. родосл. табл.) в то же время был первоклассным юристом феодального права. Он жил в половине XIII стол. и принимал участие в первом крестовом походе Людовика IX Св. В своём "Прологе", Ибелин объясняет причины, побудившие его взяться за труд составления сборника ассиз, или Иерусалимских законов, подлинник которых погиб при взятии Иерусалима Саладином, в 1187 году (Жан Ибелин собрал Ассизы только одной Верхней Палаты). Когда, сто лет спустя после смерти Ибелина, владения христиан на Востоке ограничивались одним о. Кипром, ассизы продолжали действовать в Никосии, столице Кипрского королевства; но при разнообразии сборников и их противоречии необходимо было установить один из них, как официальный кодекс. В 1368 г., король Кипра, Пётр II Лузиньян, составил с этою целью комиссию, которая остановилась на "Книге Жана Ибелина"; таким образом, с того времени, труд Ибелина из простого литературного памятника сделался официальным судебным кодексом, который, сохранял свою силу до 1489 г., когда Кипром овладели венециане. Венецианцы оставили побежденным их прежнее законодательство, но, видя, что древнее законодательство не порчено позднейшими вставками, они определили в 1531 году повторить работу 1368 году, и назначили комиссию для просмотра всех ходивших тогда по рукам манускриптов. Комиссия очистила труд Иоанна Ибелина, перевела его на итальянский язык, и один экземпляр оставила в Никосии, а другой препроводила в библиотеку, в Венецию. В 1570 г. турки овладели Кипром, и ассизы, после почти 500-летнего существования, прекратили свои действия и [753] погибли бы совершенно, если бы Венеция не сохранила для себя другого экземпляра. Этот-то экземпляр, уцелевший в Венецианской Библиотеке, и послужил оригиналом для последующих изданий "Книга Жана Ибелина". — Издания: лучшее и последнее помещено в сборник Французской Академии Наук, Recueil des historiens des croisades. Lois. Par. 1841, т. I, с критическим предисловием Беньо (Beugnot). Отдельное издание сделал V. Foucher с двумя текстами: старо-французским и итальянским, по манускрипту Венецианской библиотеки: Assise du royaume de Jerusalem etc. Rennes. 1839, том первый в двух частях. — Исследования: у Вилькена, в первом томе его Истории крестовых походов, вся 14 глава, и Beilage III (см. извлечение из этой 14 гл. выше, на стр. 784).

(пер. М. М. Стасюлевича)
Текст воспроизведен по изданию: История средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Том III. СПб. 1887

© текст - Стасюлевич М. М. 1887
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© OCR - Кудряшова С. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001

Детальная информация Купить iPhone SE на нашем сайте

Детальная информация Купить iPhone SE на нашем сайте.

repairmyapple.ru