Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ГУГО ИЗ ФЛАВИНЬИ

ХРОНИКА

CHRONICON HUGONIS MONACHI VIRDUNENSIS ET DIVIONENSIS, ABBATIS FLAVINIACENSIS

В 566 году от воплощения Господнего начал править Сигиберт, и правил четырнадцать лет; Гунтрамн также усмирил лангобардов, напавших на его королевство, в такой резне, что из всего их войска в Италию вернулось только сорок человек. После этого Хильперик и Сигиберт приняли решение убить Гунтрамна и завладеть его королевством. Но по воле Господней Сигиберт, изменив решение, напал на Хильперика, который бежал в Турне, а сам прибыл в Париж, где святой Герман Парижский упрекал его, чтобы он перестал преследовать брата, но он не захотел его слушать. Епископ говорил ему: «Записано: Кто роет яму брату своему, тот первый в неё попадёт 561». Придя в Витри 562, он принял в подчинение всех нейстрийцев, но был там коварно убит двумя отроками, которые также были схвачены и убиты, и таким образом Хильперик вернул себе королевство. Умер же Сигиберт в 13-й год своего правления, в возрасте сорока лет, и его сын Хильдеберт 563 стал править вместо него в 582 году, 15-го индикта. Брунгильда содержалась в Париже под стражей вместе с сыном Хильдебертом; но мальчик был спущен в сумке через окно и возведён в Меце на отцовский престол герцогом Гундобадом. Брунгильда же по приказу Хильперика была осуждена на ссылку в Руане в первый год правления Хильдеберта. В этом же году скончался святой Герман, епископ Парижский, и ему наследовал Регнамунд. Итак, Хильперик отправил своего сына Меровея с войском в Пуатье, но тот, презрев распоряжение отца и соединившись с герцогом Гунтрамном Бозо, отправился в Руан и взял в жёны Брунгильду. Услышав об этом, Хильперик прибыл в Руан и через несколько дней, взяв Меровея, вернулся в Суассон, а спустя малое время, питая к нему подозрение из-за брака с Брунгильдой, лишил его всего имущества и поместил под стражу. Пока он содержался под стражей, его постригли и, облачив в рясу, рукоположили в пресвитеры, но он, бежав, отправился в церковь святого Мартина в город Тур, где произошло следующее. Он скрывался в этой базилике два месяца, после чего вернулся к Брунгильде, но не был принят австразийцами. И вот, когда он скрывался в Шампани, в Реймсе, он был коварно схвачен жителями Теруана и, боясь, как бы его не выдали отцу, упросил товарища зарезать его. Тот сделал это и, когда прибыл король, то нашёл его уже мёртвым.

В эти дни, в Константинополе умер в безумии Юстин, и императором стал Тиберий, щедрый в раздаче милостыни. В пятый год Хильдеберта случилось великое гонение на христиан в Испании. Также дизентерия охватила Галлию, и, когда она усилилась, Хильперик в один день потерял трёх уже взрослых сыновей; четвёртый, который уцелел, по имени Хлодвиг, был посажен в темницу и по наущению матери был убит отцом ножом. Король Хильдеберт отдал свою сестру 564 в жёны Герменегильду, сыну короля визиготов, и по её уговорам и благодаря проповеди Леандра 565, епископа Севильского, он обратился к вере Христовой. После Тиберия императорский престол занял Маврикий, от которого Хильдеберт получил 50 000 золотых солидов за то, чтобы он изгнал из Италии лангобардов. Итак, он вторгся в Италию и всех подчинил своей власти, и заключил с ними дружбу, и со славой вернулся оттуда домой. Итак, когда он должен был провести сейм и собрание многих в Вердене и почтить объятьями любви и почтения блаженного Агерика, о котором идёт речь, то, не позволяя обременить его надлежащими закусками, он устранил саму надобность в службе и перенёс сейм в город Мец. Когда в последующее время он проходил через город, был принят святым епископом с радушной любезностью, и ему была оказана любезность и гостеприимство со всей заботой и тщательностью, то в самый разгар королевской службы управляющий всем его имуществом подошёл к [епископу] и сказал: «О господин, если мы предусмотрительно запаслись всем прочим в избытке, то вина в том количестве, какое подобает королевскому величеству, предоставить не можем, ибо кроме половины сосуда, который в народе зовётся бочкой, у нас ничего нет». Тогда муж Божий, стеснённый в материальных средствах, но в Господе широкий сердцем, сказал: «Не предавайся отчаянию, но принеси мне немного этой жидкости: Бог достаточно могуч, чтобы обратить печаль нашей скудости в радость изобилия». Сказав это, он зачерпнул немного принесённого ему вина и, подняв глаза к небу, произнёс: «Господи, умоляю тебя – сделай приращение этого вина». Когда по его распоряжению вино налили обратно в вышеназванный сосуд, то он начал щедро подавать его, начал во множестве его разливать, и чем больше его опустошали, черпая по прихоти пивших, тем больше оно прибывало, наполняясь по приказу и силой Творца. Ибо это смог Всемогущий, который сделал вино из воды в Кане Галилейской 566, смог и из вина сделать вино по слову просящего с искренней и несокрушимой верой. Что же далее? Они пили, как галлы, и не было меры в раздаче. Много дней они пытались опустошить этот винный сосуд, и в известной мере казалось, что вино прибывает, в то время как они предавались возлиянию. Малое благословение выросло, несмотря на множество обжор, и по воле Божьей природная умеренность взяла верх. Наконец, когда служба окончилась, а вина не стало меньше, король, поразившись этому чуду, смирившись перед епископом и почтив в его лице Бога, проявил королевскую щедрость и, поскольку пил вино силы, то из любви и благоговения пожаловал епископу этой церкви виноградники и владения, которыми та до сих пор владеет на основании привилегии и твёрдой гарантии. Вино силы, которое Бог добродетелей давал через святого епископа пить королю и графам, настолько развеселило в то время благоговейные сердца народа, что в месте, где по благословению проистекало изобилие, построили алтарь, чтобы на основании такого рода знамения будущие века знали, преимуществом какой заслуги блаженный Агерик блистает у Бога в вечной славе. Также некий весьма знатный муж, когда король должен был лишить его жизни за его преступления, был спасён по просьбе блаженного епископа: за это он передал Верденской церкви свой аллод и подтвердил это грамотой.

Герцог Гунтрамн Бозо, поскольку был ненавистен королеве, то зачастил к епископам и вельможам, и умолял о прощении. Ведь когда Хильдеберт был ещё мал, он нападал на королеву с упрёками и бранью, и поэтому король отдал приказ преследовать его; видя, что он находится в опасности, Гунтрамн Бозо устремился в Верден, полагая, что сможет спастись через блаженного Агерика, который был крестным отцом короля, и епископ поспешил к королю, чтобы заступиться за него. Поскольку король не мог отказать ему, то сказал: «Пусть он придёт и даст поручителей, и в присутствии моего дяди будет вынесен приговор». Итак, приведённый без оружия, Гунтрамн Бозо распростёрся перед королём, и тот велел ему подняться с земли, и поручил его святому епископу до прибытия Гунтрамна. После этого Хильдеберт вместе с матерью, сестрой и женой поспешил навстречу дяде. Когда они встретились, Гунтрамн Бозо предстал перед ними без всякой защиты, ибо так условился святой епископ: а епископ остался дома. Но, когда его признали виновным в разных маловажных проступках, он прибежал в жилище епископа. Поскольку его преследовали убийцы, и он не позволял увести себя от святого мужа, и даже отправленные епископом к королю послы, посредничавшие аббаты и клирики, не были выслушаны, то к его дому по приказу Гунтрамна подвели огонь, чтобы епископ, если он не захочет выйти, сгорел вместе с ним. Клирики, услышав это, выломали дверь и силой вытолкнули оттуда епископа. А тот несчастный, когда увидел, что его теснит пламя, попытался выйти из дома, был схвачен врагами и убит; что очень огорчило епископа. Когда же некоторые из вельмож в королевстве стали вести переговоры об убийстве королей, а именно, дяди и племянника, были уличены в этом и казнены, один из них по имени Бертефред бежал в город Верден. Когда противники преследовали его, то окружили войском здание церкви, где находился епископ и в котором тот укрылся, и, поднявшись на крышу, забросали его черепицами и балками с крыши, и убили вместе с тремя слугами. Святой епископ сильно печалился по этому поводу, ибо не только не смог его защитить, но и видел, что место, где он обычно молился и где собрал множество мощей святых, осквернено человеческой кровью. А Хильдеберт послал ему многие подарки, чтобы отвратить его от печали, но так и не смог его утешить. Однако, из-за скорби долговременной горечи он начал тяжело болеть, но, особенно, потому, что, держа при себе сыновей Гунтрамна, он ежедневно оплакивал их, как оставшихся из-за него сиротами.

Однажды, этот святой проходил через город Лан, и вот навстречу ему попался некто скованный по рукам и ногам, впереди которого шёл палач и для которого был раскрыт мрачный карцер. Этот несчастный шёл, или, вернее, его волокли, и он оглашал криками всю улицу, и со слезами, с воплем и стонами призывал себе на помощь всех, кто попадался на пути. Таково воздаяние грешным: позднее раскаяние всегда принимается в муках, и соблазны удовольствий наказываются терниями и горькими результатами. Когда несчастный увидел милосердного мужа, то просил, как мог, его об убежище, и чтобы тот оказал ему помощь молитвой. Услышало милосердие, и епископ, обуреваемый внутри скорбью и состраданием, обратился к палачу с большой просьбой и смиренным прошением, чтобы тот смилостивился и проявил к несчастному кротость прощения. Тот отказался, отклонил [просьбу] и в известной мере не соглашался его слушать. Его постыдные деяния и преступления ожесточили душу судьи, так что он не был склонен к милосердию. [Епископ] просил и дважды, и трижды, но был отвергнут; он утроил просьбы, но не был услышан. Что сделало сострадание? Куда обратилось? Человек человека не в силах был ни заставить, ни упросить, но сострадание тем не менее всё возрастало. Итак, обратившись к Господу, [епископ] направил молитвы к небу; прибегнул к часто испытанному источнику милосердия, прося, чтобы оно пришло на помощь несчастному, и незримый и всемогущий приказ развязал то, что презрел гордый и надменный судья.

Всемогущий услышал, и внезапно развязал путы;
Оковы спали, и не видно было никого, кто развязал кандалы,
Никакой руки, никакой силы, кроме приказания наивысшего Бога.

Когда судья в изумлении заметил это, то смущённый и поражённый страхом, связанный узами непослушания, пал в ноги святому, прося уже и умоляя для себя о прощении, которое не хотел дать по просьбе ближнего. Тот простил его, связанного за провинность, потребовав только милости для того, кто был избавлен от оков благодаря прощению, дабы он был развязан. Так Бог действовал в отношении своего раба, одного освободив благодаря обвинению, другого – благодаря прощению.

Эти немногие чудеса божественной силы, явленные нам через святого мужа, мы по мере наших сил записали в качестве указаний потомкам для познания спасения и почтили свершившийся в них перст Божий, которым был повержен Египет, которым был сброшен враг, через который совершается мерило веры, и через который происходит разделение божественной благодати. [Переходя] к внешности, поскольку она видима, мы как бы обрисовываем красивый и выдающийся облик этого нашего отца и вылепляем его из красок бесполезных слов. Но если мы с великими трудностями едва подошли к двери, то есть к описанию внешности, то что нам делать с внутренним миром? Как проникнуть в тайники и закоулки души? Конечно, этот раб Божий усердно и заботливо служил Богу в том, что полностью повиновался его голосу, который постигнул из Евангелия и который говорит: «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему» 567. Так что же удивительного, если мы не может узнать его тайны, раз мы вынуждены находиться за дверью? Конечно, он счёл бы нехорошим делом, если бы даже друг узнал его секреты. Он читал, что царь Езекия неосторожно оскорбил расположенного к нему Бога тем, что был застигнут и уличён в том, что показал свои сокровища, и ароматы, и кладовые вавилонским послам 568. Он опасался и тщательно заботился, как бы сидящий в засаде враг не ворвался в его дом из-за охваченных сном привратников, и он сам не погиб из-за нерадения, погрузившись в смертный сон. Поэтому он оберегал своё сердце со всей бдительностью и, сохраняя в себе невредимым и непорочным святой храм Божий и очищая его, украшал его разными цветами добрых дел. Ибо сбегался народ, и весь город ежедневно сбегался, чтобы как древний народ через Моисея получить через него из святилища Божьего спасительные оракулы и жизненные ответы. Сам верховный священник часто жертвовал Богу святые дары как за себя, так и за вверенных ему, и учил с церковной кафедры закону Божьему ради его исполнения. Таким образом исполняя духовный закон в драгоценных и священных одеждах Аарона, этот викарий Господа Христа самого себя предоставлял в жертву святую, благоугодную Богу, ради спасения народа, в приобретении вечной славы. Бог сделал его таким наследником столь выдающейся славы, что загодя избрал его до рождения, лично и через славных служителей своего дома, и во всякое время был вместе с ним, и посещал в частых встречах. Эти фасции, эти инсигнии вечного города, этот гражданский венок вечного Иерусалима как мог охватить сын человеческий, который есть червь? 569 Если ты скажешь, что я и сам – сын человеческий и сам – червь, то непременно скажешь правду, но чудеса, особо совершённые сыном Божьим и человеческим в отношении друзей, превосходят всё прочее и не должны быть приписаны слугам и бедности Адама. Я скажу, между тем, скажу о себе, что я подавлен узелком старинной испорченности, и не пытаюсь коснуться корня его любви, растущего на небе, и не считаю себя достойным развязать ремень его башмаков. Однако, я следую, провозглашая славу, по его стопам, если Бог, просветив своего [раба], соизволит их показать.

Итак, когда муж Божий со всем усердием заполнял день своими невыразимыми и названными выше добродетелями и, честно собирая славную прибыль с вверенных ему благим Господом талантов, заботливо проявлял долг гостеприимства, согласно повелению апостола, случилось, что однажды к нему внезапно прибыл клирик по имени Фортунат. Ибо когда этот Фортунат жил в Италии, а именно, в городе Равенне, и испытал сильную боль в глазах, он в сопровождении Феликса, епископа города Тревизо, который страдал такой же болью в глазах, пришёл в некий монастырь в этом городе, [основанный] внутри его стен в честь святых Иоанна и Павла, в котором был также построен алтарь в честь блаженного Мартина, а вблизи него имелось окно, в котором была поставлена лампада; и привиделось ему, что им следует помазать глаза маслом из лампады, горящей перед алтарём, во имя святого Мартина. Когда он это сделал, то благодаря заслугам этого [святого] оба получили исцеление, [избавившись от боли] в глазах. Горя желанием увидеть могилу святого Мартина, он из Италии пришёл в Галлию, и путь его лежал через Верден. Епископ, которому канонический закон приказывает всех принимать, радушно его встретил, приветливо угождал и по своему доброму обыкновению распахнул над ним недра всей святости и благочестия. А тот, думая о вознаграждении за полученные услуги, по исполнении обета вернулся в Пуатье, где и проживал, был посвящён в пресвитеры, а затем и в епископы этого города и, будучи обучен искусству грамматики, сочинил там песнь во славу [Агерика], написанную шестистопными и пятистопными стихами, которые мы сочли необходимым включить здесь в это сочинение. Итак, песнь эта звучит следующим образом:

Город Верден, хоть ты и хромаешь в тесном кольце,
Ты доволен, возвеличенный заслугами епископа.
Блистает великая милость в тесном кругу,
И ещё больше, о Агерик, умножает его твоя честь.
Ты посеял многочисленные семена великих похвал
И пожинаешь их, когда они созревают.
В настоящее время ты щедро раздаёшь продовольствие нуждающимся,
Вследствие чего грядущий день во сто крат умножит твои средства.
Ты открываешь сокровенные догматические тайны, о пастырь:
Не только обедами, пастбищами и устами собираешь паству.
Старые храмы ты обновил в ещё более дорогом виде и основал новые.
Дом Господень благодаря твоей службе ещё более почитаем.
Ты наполняешь выдающиеся источники святого крещения,
И действуешь, исполненный столь милостивого божественного источника.
Этот белоснежный дворец сияет ясным блеском,
И если солнце убежит, здесь останется суровый день.
В новые храмы отовсюду жадно стекаются люди.
И ты в любви ещё больше предоставляешь людям Бога.
В твоём лице бедный заслужил утешение, а нагой – одеянье.
И ты один остаёшься для всех едой и питьём.
Счастлив ты, о любитель вечного света, который своими заслугами
За столь малое время приготовил то, что не должно умереть.
Как Феб направляет в небе гордое движенье,
Повсюду испускает чистый и огненосный блеск:
Изливая лучи, присваивает себе весь мир,
И, наполняя горы, равнины, удерживает глубины и вершины,
Так и ты, епископ, вместе с солнцем сияешь блеском твоей души,
То сияет своими лучами, а ты своими,
О святой Агерик, благодаря почтительной речи которого
Церковные нивы наслаждаются плодородием,
Бесплодный земными вещами, богатый небесными,
Пренебрегающий всем бренным, готовый с богатством отправиться на небо.
Соблазнительный мир, прелести мира отвергая,
Ничто не отнимает у него горькая плотская любовь.
Сомнительная вина гибнет, и смерть не радуется преступлению,
Когда ты видишь свои члены свободными от пороков.
Обитая в благочестивых храмах, ты ведёшь такую чистую жизнь,
Что твоим сердцем, о отец, являются благочестивые храмы Божьи.
Христос избрал для себя в таком человеке сосуд, чтобы укрыться;
И очистив его для себя, сам владеет домом.
Нет коварства в устах, и не суровы тучи души,
С чистой душой он процветает в свете дня.
Ты изливаешь говорящую учёно реку из бьющего ключом источника,
И лелеешь орошающим голосом бесплодные умы.
Ты возвещаешь землям высокие небесные таинства,
Через которые человек больше знает Господа, боится его, молит и любит.
О епископ, ты красноречиво побеждаешь посредством божественных догматов,
О пастырь, ты посредством увещеваний не даёшь заблуждению поработить овец.
Ты восстанавливаешь силы усладами, которые даёт небо, поле, вода,
И одни народы насыщаешь пищей, другие – верой.
Бедный берёт средства, печальный – надежду, нагой – одеянье,
И всё, что ты имеешь, ты велишь, чтобы это было для всех.
Здесь для тебя остаётся долгое спасение, хотя там – грядущее:
И долго ты, пастырь, приносишь обеты за паству.

Итак, когда он долго и весьма терпеливо выносил затянувшееся пребывание в этой жизни, с удовольствием ожидая смерти, и со спасительной надеждой неустанно нёс возложенное на него бремя дня и зной 570, и считал также слёзы возраставшего каждый день желания хлебами доброго и радостного утешения, видя врагов своих благодаря победе над пороками у подножия ног своих 571, душа его радовалась в Господе, и дух его ликовал в спасавшем его Боге. Он тяжело переносил оковы земного бремени, и чем больше его оставляли телесные силы, тем больше он жаждал обещанной свободы, говоря вместе с апостолом: «Имею желание разрешиться, и быть со Христом, потому что это несравненно лучше» 572. То, что он, уже старец и изнурённый, видел как бы через тусклое стекло, он страстно желал увидеть в лицо 573. Но благой Господь откладывал косить жатву, ибо знал и умел подготовить подходящую зрелость. Он видел его и помогал проворно трудиться в эту суровую зиму, побеждать порывы страстей, ливни терзаний, горения похоти, и предусмотрительный земледелец святых добродетелей откладывал срезать многократный плод доброй земли, в терпении умножая его полноту. Итак, приблизился час смерти, и он, радуясь и в известной мере не помня о прошедшем, распростёрся в ожидании предуготовленного конца, прося у отца семейства денарий оговоренной и долгожданной награды. И якорь надежды, прочный во всех опасностях, не обманул его, и истина об обещанном прикрытии вышла на свет. Ибо он, поражённый ожесточённым жребием природы, и зная, что для него наступает расставание души с телом, уповая на Бога, который может и погубить, и спасти душу и тело, приказал созвать всех сынов своей церкви и лучших людей в церкви, и, приведя обычные душеспасительные наставления, вверив себя им, сказал, наконец, объявляя будущее, следующее: «Когда придёт суббота, о возлюбленные сыны, знайте, что будет очень ясная погода. Ибо в субботу славнейший Господь даст мне, своему верному рабу, субботу покоя, и на седьмой день без вечера заберёт меня, изнурённого шестидневным трудом этого мира, и освободит от всякого труда. Итак, отдайте земле матери то, что принадлежит ей; ибо жизнь мою примет Бог, который вдунул в лицо моё дыхание жизни 574. Вас же, братья, я умоляю, и ныне беспокоясь за вас, чтобы Господь, который всегда и повсюду с вами, никогда не забывал про вас». Он говорил это и другое подобное этому и, как бы приготовившись к Пасхе, которая должна была наступить, священным и многообразным наставлением смыл грязь и дурные мысли стоявших вокруг и рыдавших людей; то порицая, отвлекаясь от тех, кого он оставлял, то побуждая, устремляясь к тем, к кому отходил. Пришла, как он и предсказывал, суббота, и вот внезапно в келье, где лежал больной, стали слышны толкотня и голоса, которые ни язык, ни голос смертных не может ни выговорить, ни повторить. Удалились слёзы, изумление и ужас поразили всех, и все хранили молчание из-за этого дива и страха. Стали слышны разные песни лиц обоего пола, но мрачная и хилая телесность не давала видеть, кто были певцы. При этой пляске, этой симфонии радости, среди ликования небесных жителей, среди рук святых ангелов душа приятнейшего епископа, удалившись из бренной темницы, вылетела словно белоснежная голубка на виду у всех, чьи глаза Бог открыл, дабы они заслужили это видеть. Там счастливая и блаженная душа навечно и благополучно получила у того же Господа то, что одно только и нужно, как учит Спаситель в Евангелии 575. Умер же он из-за тех, о которых мы говорили выше, причин, снедаемый горечью тоски и сгорая от чрезмерного воздержания в пище. О его святейшем теле позаботилось благочестивое усердие сыновей, и оно, согласно последним распоряжениям отца, было предано земле в церкви, посвящённой святому Андрею и блаженному Мартину. Там благодаря его заслугам и просьбам в изобилии происходят божественные благодеяния, и Божья милость излечивает всех. Он упокоился в первый день месяца декабря, который был днём субботним. Ангел возвестил о нём в 518 году от воплощения Господнего, родился он через три года – в 521 году от воплощения Господнего, был поставлен в епископы на 33-м году своей жизни, в 533 году от воплощения Господнего, 3-го индикта, в 13-й год правления Теодеберта, во второй год после Пятого Константинопольского собора, когда должность понтифика римской церкви исполнял папа Вигилий, в 28-й год правления Юстиниана Младшего, племянника Юстиниана Старшего. В должности епископа он прожил 47 лет, а скончался на 81-м году своей жизни, в 602 году от воплощения Господнего, 5-го индикта, который был 33-м годом Гунтрамна, в 12-й год правления господина папы Григория. Некий аббат Бутиовальд, домогаясь епископства, ничего не добился из-за своего высокомерия. Королевской властью с согласия горожан епископом назначили референдария Карамера. После него был … Эрменфрид, о которых мы не имеем никаких других упоминаний, кроме того, что они значатся епископами в каталоге епископов. Однако, пока что достаточно о них.

Итак, Хильперик, худший чем Нерон и Ирод, после многих злодеяний, войн, убийств и новых и тягчайших налогов, которые он совершил во всём своём королевстве, возвращался однажды глухой ночью с охоты возле виллы Шелль неподалёку от Парижа и, когда его принимали с лошади и он одной рукой держался за плечо слуги, подошёл некто по имени Фалько, подосланный Брунгильдой, и поразил его ножом подмышку, а вторым ударом лишил его жизни. Он опустошил много областей, предавал проклятию епископов, уничтожил множество завещаний, составленных в пользу церквей, никого никогда не любил и сам не был никем любим. Когда он испустил дух, все его покинули. Маделульф, епископ Санлиса, ночью похоронил его. Он умер в 588 году, году … Хильдеберта, сына Сигиберта.

Итак, в 593 году от воплощения Господнего, в правление Гунтрамна, в 25-й год его власти, господин король Гунтрамн построил в пригороде Шалона церковь в честь святого Марцелла, которую он обогатил многим имуществом и, собрав собор сорока епископов, постановил быть там монахам наподобие монастыря в Акавне. Когда ему сообщили, что его брат Хильперик убит, он отбыл в Париж и, крестив сына Хильперика по имени Хлотарь 576, воспринял его из купели и посадил на престоле отца.

У Хильдеберта в 26-й год его правления родился сын Теодеберт 577, а в следующем году – Теодорих 578. Гунтрамн усыновил Хильдеберта, ибо не имел сыновей. В этом же году персидский народ уверовал во Христа, и персидский император был крещён святым Иоанном Константинопольским с 60 000 персов.

В 30-й год его правления, который был 598-м годом от воплощения Господнего, был обретён бесшовный хитон Господа нашего Иисуса Христа; поднятый в мраморном ларце, он был в пешем порядке перенесён Григорием Антиохийским, Фомой Иерусалимским, Иоанном Константинопольским и многими другими из города Цфата в Иерусалим и с триумфом положен в том месте, где почитают крест.

Гунтрамн, после того как управлял королевством Бургундским 33 года, умер 28 марта и был погребён в Шалоне. Его королевство получил Хильдеберт и владел им четыре года, и умер в юном возрасте, в 17-й год своего правления, в возрасте 25 лет, в 605 году от воплощения Господнего. Его сыновья получили: Теодеберт – королевство австразийцев со столицей в Меце; Теодорих – королевство Гунтрамна в Бургундии со столицей в Орлеане. Эти два короля подняли оружие против Хлотаря, сына Хильперика, и Хлотарь был разбит и заключил мир на каких мог условиях.

В … году правления Теодориха, который был 602 годом от воплощения Господнего, Фока, полководец и патриций империи, убил императора Маврикия и захватил императорскую власть. У Теодориха рождаются сыновья Сигиберт 579 и Хильдеберт. Брунгильда и майордом Протадий настраивают Теодориха против брата; из-за этого Протадий был убит войском Теодориха, и братья помирились. Теодорих по совету своей бабки Брунгильды присудил к ссылке святого Дезидерия, архиепископа Вьеннского, и, вернув его из ссылки, велел побить камнями. Он также изгнал из своего королевства святого Колумбана, которого принял Хлотарь, сын Хильперика. Ибо он был ревнителем мудрости. Вновь между братьями по наущению Брунгильды возникает ссора, и они, собрав войска, сражаются на полях Туля 580. Теодорих, став победителем, преследует Теодеберта до самого Кёльна, где Теодеберт, вновь собрав войско, вступает в битву. Там произошло такое побоище, что трупам умерших некуда было упасть из-за множества убитых. Разгромленное войско покрывало землю от Цюльпиха 581 до Кёльна. Теодорих, став победителем, преследует брата и, схватив его благодаря измене его людей, отправляет к бабке – Брунгильде, а та постригла его в клирики, и спустя малое время убила.

В правление короля Теодеберта святой Гоэрик, последний король Аквитании, отличавшийся праведными нравами, поражённый Господом слепотой, по ангельскому откровению прибыл в Мец, во главе которого стоял его родственник – святой Арнульф; прозрев благодаря святому Стефану, он построил собор святого Петра, и во времена Дагоберта, когда святой Арнульф стал иеремитом, его поставили там епископом; он исполнял эту должность 18 лет, и скончался 19 сентября, и был погребён в обители святого Симфориана. Во времена Теодориха и Брунгильды славился святой Луп Санский, племянник епископов Аустрения Орлеанского и Аунария Оксерского.

Итак, в 16-й год своего правления, который был 615-м годом от воплощения Господнего, Теодорих, желая напасть на Хлотаря, погиб в Меце от поноса. Брунгильда посадила на место отца его сына – Сигиберта. Хлотарь же попытался вернуть те земли королевства, которые подлежали его власти, и, когда Сигиберт выступил против него, Хлотарь схватил его благодаря измене его людей и убил, и захватил пятерых его братьев 582 вместе с Брунгильдой. Мальчиков он убил по отдельности, а Брунгильду присудил к достойной сожаления смерти: велел привязать её к хвостам необъезженных лошадей и разорвать на части, в 623 году от воплощения Господнего, и она была погребена в Отёне.

Хлотарь получил единоличную власть над тремя королевствами в 28-й год своего правления, как и предсказывал блаженный Колумбан, и в 38-й год своего правления сделал соправителем сына Дагоберта 583. В 42-й год его правления между отцом и сыном возникла тяжкая ссора, так как Хлотарь хотел удержать за собой всё, что принадлежало к Австразийскому королевству. Поэтому были избраны 12 судей из франков, среди которых был и святой Арнульф, епископ Мецкий, и по их совету отец примирился с сыном. А в следующем году, когда Дагоберт уже деятельно правил Австразийским королевством, некий муж по имени Хароальд 584 нанёс ему оскорбление и, хотя заступниками за него были господин Арнульф и майордом Пипин, он спустя малое время был убит в Трире.

В 630 году Хлотарь умер, и Дагоберт получил единоличную власть и правил 15 лет. Лишившись отца, он приказал австразийцам, которыми правил, собрать войско и, направив послов в Бургундию и прочие части королевства, призывает избрать его на царство. Когда он пришёл в Реймс, все ему подчинились. Хариберт, его брат, пытался захватить королевство, но, так как он был слишком прост, его желание не имело успеха. Дагоберт же, когда овладел королевством, по мудрому совету уступил брату часть королевства – Тулузу, Кагор, Ажен, Перигор и Сентонж и всё, что лежало между ними и Пиренейскими горами; и правил Хариберт в Провансе и Аквитании, а через три года одержав победу, подчинил себе и всю Гасконь.

В 582 году умер святой Герман Парижский, и в 630 году при Дагоберте славился святой Павел Верденский, его брат. Если всё было так, как пишут, то он прожил после него более шестидесяти лет. Они родились в Отёнском округе, в деревне Люзи 585, и в месте их рождения ни собака, ни птица не могут унести добычу, ибо тут же погибают; что доказано на опыте. Это место до сего дня содержит церковку, замечательную именем и добродетелью святого Германа.

Во времена этого Дагоберта после Эрменфрида, епископа Верденского, из монастыря Толей 586 был взят святой Павел 587, который был братом святого Германа, епископа Парижской церкви, и был посвящён в епископы Верденской церкви; вечная ему память. Ведя монашеский образ жизни, он, когда выполнял послушание в пекарне братьев и боялся, как бы братья в установленный час не остались без хлеба, то, убрав огонь из печи, сам вошёл внутрь, очистил печь своей куколью, поставил туда для выпечки хлеб и, в целости выйдя наружу, в установленное время раздал братьям святой хлеб в трапезной. Итак, когда он был поставлен епископом, племянник короля Дагоберта, дьякон Гримо, который звался также Адельгизом, поскольку святой Павел почтительно воспитывал его с детства, из любви к этому епископу своей грамотой и грамотами многих верующих твёрдо передал ему свою собственность, то есть монастырь Толей, [церковь] святой Марии в Вердене и утвердил всей своей властью, чтобы Верденская церковь владела этим монастырём вечно. Ввиду своего благочестия Гримо передал братьям на пропитание деревню Френуа 588. За счёт своих доходов святой Павел приобрёл также деревню Базон. Он выдал этой церкви каноническую привилегию на старинные деревни, и при божественном подтверждении скрепил её властью своей и других епископов. Занимая должность епископа, он совершил много чудес, и после своей кончины был погребён в базилике святого Сатурнина, щедро даруя многочисленные благодеяния исцеления всем, кто с верой просил о них. Ибо он возвращал зрение слепым, слух – глухим, способность ходить – хромым, избавлял больных от различных недугов. Что же далее? Он возвысил вверенную ему церковь за счёт преходящих благ, украсил цветами добрых дел, и всемогущий Господь позволил его душе вместе со святыми радоваться в вечной славе. Упокоился же он 9 февраля. После него епископом был Гизлоальд 589, а затем – Гереберт 590.

Итак, Дагоберт в шестой год своего правления вступил в Бургундию, и епископы и все вельможи Бургундии были поражены при его прибытии таким страхом, что он вызвал у всех удивление тем правосудием, которое он вершил. Итак, он пришёл в Лангр, затем – в Дижон и, расположившись в Сен-Жан-де-Лоне 591, много дней вершил там такой суд, что никто из тех, кто к нему приходил, не возвращался без полученной справедливости. Из Сен-Жан-де-Лона он прибыл в Шалон, затем – в Отён, оттуда – в Оксер, затем – в Санс, а оттуда пришёл в Париж из любви к совершению правосудия, так что сон бежал от его глаз, а еда оставлялась без внимания. В седьмой год его правления у него родился сын по имени Сигиберт 592, которого воспринял из купели его брат Хариберт, и в следующем году умер сам Хариберт; у него был малолетний сын Хильперик, который умер малое время спустя, как говорят, убитый по наущению Дагоберта.

В десятый год правления Дагоберта венеды (Winidi) 593 опустошили Тюрингию. Поскольку они храбро наступали, Дагоберт прибыл в Мец, и по совету епископов и вельмож поставил королём своего сына Сигиберта, и постановил, чтобы его столицей был Мец, и поставил править дворцом Куниберта, епископа Кёльнского 594, и герцога Ансегиза, иначе Анхиза. Этот Ансегиз родил Пипина, Пипин – Карла. [Дагоберт] передал сыну достаточное количество сокровищ и надлежащим образом возвысил его на королевском престоле, и грамотой утвердил всё, что щедро ему даровал. И они 595 с пользой защищали Австразийское королевство и границы королевства франков. В одиннадцатый год Хлодвига 596, сына Дагоберта, умер Магоальд, аббат Флавиньи, и 21 апреля аббатом был поставлен господин Видрад. Он пребывал в должности 12 лет.

В 12-й год правления Дагоберта у него родился сын по имени Хлодвиг, которому отец после своей смерти передал Нейстрию и Бургундию, а королевство Австразию передал Сигиберту. Итак, в 13-й год своего правления Дагоберт храбро одержал верх над басками, и в следующем году бретонцы и баски, дав клятву, подчиняются ему. Он умер в 641 году от воплощения Господнего, 14-го индикта, в 20-й год своего правления, и был погребён в церкви святого Дионисия 597 в Париже, которую обогатил такими богатствами, что изумляются все, кто это видел. Отцу наследовал в управлении Хлодвиг, во второй год правления которого папа Мартин занял должность понтифика города Рима.

Хлодвиг, открыв тело блаженного Дионисия, кощунственно сломал и похитил кость левой руки и, тут же оцепенев, впал в безумие, и через два года окончил жизнь вместе с властью. У него было три сына – Хлотарь 598, Теодорих 599 и Хильдерик 600, которых ему родила королева Бальтильда. Эга 601, страж дворца и защитник королевства, достойно управлял дворцом и королевством. В третий год правления Хлодвига Эга умирает, и майордомом становится Эрхиноальд 602, муж терпеливый и исполненный всякой благости, любитель мира и справедливости. Также Пипин 603, ставший после смерти отца – Анхиза майордомом в королевстве Сигиберта, вместе с епископом Кунибертом деятельно управлял королевством Австразией и был всеми любим. Часть сокровищ Дагоберта, которая причиталась Сигиберту, он получил в вилле Компьень и доставил в Мец. После этого Сигиберт умер. Его королевство получил Дагоберт 604, его сын. Пипин и Гримоальд 605, сын Пипина, предвидя, что он будет не пригоден для управления королевством, велели постричь его в клирики. Бальтильда, послав воинов, убила Дальфина, епископа Лионского, в 661 году; им был посвящён святой Вульфрид 606, епископ Йоркский, который первым проповедовал во Фризии до святого Виллиброрда. Хлодвиг, проведя в управлении королевством 17 лет, умер в цвете юности, оставив трёх сыновей с королевой Бальтильдой. Её архикапелланом было святой аббат Генесий 607, который впоследствии был дан в архиепископы Лионской церкви. Умерев раньше королевы, он в самый час её смерти явился ей в ярком свете с ангелами и архангелами и ввёл её в чертоги вечного мира. После него Лионскую митрополию возглавил святой Ламберт 608, аббат Фонтенельской церкви, который посвятил святого Ансберта 609, епископа Руанского, в 678 году от воплощения Господнего, 5-го индикта, в девятый год правления Теодориха.

В 682 году от воплощения Господнего, во второй год папы Агафона, в 13-й год Теодориха, сына Бальтильды.

Хлотарь, старший по рождению, получил королевство отца – Нейстрию и Бургундию, а Хильдерик получил королевство Австразии и Германии в 658 году от воплощения Господнего, первого индикта. Хлотарь правил четыре года и умер в 662 году от воплощения Господнего, пятого индикта. Когда он умер, между вельможами возникает спор по поводу престола. Майордом Эброин 610 поддерживал Теодориха, а святой Леодегарий 611, епископ Отёнский, и прочие, которые были более здравомыслящи, поддерживали Хильдерика. Возобладало наилучшее решение, и Хильдерик был поставлен королём Франции, так как он деятельно правил Австразийским королевством. Один из авторов сообщает, что сперва на франкский престол был возведён Теодорих, а Эброин поставлен майордомом, но из-за злобы и жестокости они были свергнуты, и был поставлен Хильдерик. Итак, Леодегарий при Хильдерике славно и с пользой осуществлял управление королевством, так что всё, что он находил противоречащим законам предков, чья жизнь была достохвальной, он исправлял, возвращая в прежнее состояние. Господин аббат Видрад умер 3 октября, и ему в 663 году от воплощения Господнего наследовал епископ Гайрон; в его время [Пипин] пожаловал этой церкви Гленно с тем, что к нему относилось. Он умер во время похода императора 6 июля. В его же время Байо передал святому Прайекту Пуллиниак с церковью, Магниак, Пруиниак, а его жена – Путеолы, Опиемариак, Клериак, в седьмой год Хильдерика.

В эти дни Отёнской церковью управлял названный Леодегарий, Верденской – Гереберт, о котором мы уже упоминали, Маастрихтской – святой Теодард 612. При дворе короля Хильдерика жил святой Ламберт 613, юноша больших дарований, который после святого Теодарда с согласия магнатов и вельмож получил Маастрихтское епископство. Итак, пока Хильдерик деятельно и искусно управлял государством, между вельможами по наущению дьявольской злобы разгорелась вражда, и этот славный правитель был убит в 670 году от воплощения Господнего, 13-го индикта, проведя в управлении королевством 22 года, и ему наследовал его родной брат Теодорих. В те дни в церкви из-за нечестия Эброина было такое мучение, что жестокостью оно, казалось, превзошло времена Нерона и Деция. Этим правителем Эброином был тогда убит святой Леодегарий вместе с братом Герином, а графом Додо убит святой Ламберт. Эброин, скрежетавший зубами от злобы, был убит франком Эрменфридом. В то время на острове, что зовётся Барбара, жил некий муж, ослеплённый этим Эброином, и, когда он в ночное время сидел на берегу реки Соны ради молитвы, то услышал плеск плывущих по реке. Когда он спросил, кто это плывёт, то услышал: «Это Эброин, которого мы везём к жерлу Вулкана, где он понесёт кару за свои деяния».

Уже тогда короли потеряли прежнюю энергию, и управление королевством осуществляли майордомы. Итак, когда Теодорих умер в 692 году от воплощения Господнего, пятого индикта, ему наследовал его сын Хлодвиг 614 и правил один год. Среди герцогов и князей королевства выдавался Пипин 615, и большая часть королевства была в его руках. Когда же и Хлодвиг умер, ему наследовал Хильдеберт 616 и правил 13 лет. Верденской церковью правил епископ Берталамий 617, который благодаря своему усердию и трудолюбию приобрёл множество поместий для вверенной ему церкви. Когда он умер, ему наследовал епископ Аббо 618.

Когда король Хильдеберт, который был прозван Справедливым, также ушёл из этого мира в 711 году, ему наследовал его сын Дагоберт 619, ещё ребёнок, в 712 году от воплощения Господнего, и правил 5 лет, и умер в 715 году; ему наследовал клирик Даниил, он же Хильперик 620, и правил более пяти лет.

В 711 году от воплощения Господнего в городе Вердене родился господин Мадельвей из церковной челяди.

Пипин умер в 714 году от воплощения Господнего, в декабре месяце; умер и его сын Гримоальд, и место отца занял Карл 621. В те дни франки истребляют друг друга во взаимной вражде и, преследуя, прогоняют Теодоальда 622, сына Гримоальда, избрав на должность майордома Рагенфреда 623; Карл в результате многих битв вырвал эту должность из его рук, и Рагенфред умер в 731 году. Также в 717 году в деревне Аттиньи умер Даниил, он же Хильперик, и был погребён в Нуайоне 624, и ему наследовал Теодорих 625, сын Дагоберта Младшего. Когда он умер в 725 году, ему наследовал Хлотарь 626, Хлотарю – Хильдеберт, а Хильдеберту – Хильдерик 627, на котором окончился род короля Хлодвига, который правил до сих пор.

Карл благодаря божественному милосердию вырвался из темницы, где его держали, и в течение 27 лет удерживал власть при названных королях; дважды и трижды вступая в битву во главе немногих, он сперва уступал, но, наконец, 20 марта в битве при Винчи 628 против Рагенфреда, правителя франков, в 717 году, в третий год своего правления, стал победителем и уступил ему для проживания только один город, то есть город Анжер; правя всем народом франков, он опустошил Саксонию, Баварию, вторгся в Прованс до самой Массилии, напал на Гасконь, опустошил Фризию, сокрушил Аламаннию. Его прозвали «Молот», то есть молот кузнеца, потому что как молот разбивает все железные орудия, так и он разбивал все соседние с ним королевства. Он сразился также с сарацинами неподалёку от Нарбонна, и разгромил их в великой сече. Когда они вновь вторглись в Прованс и захватили Арль, Карл, присоединив к себе Лиутпранда 629, короля лангобардов, изгнал их из этих краёв. В это же время славился жизнью и делами Пётр, епископ Павийский, украшенный славой девственности, который некогда был сослан в Сполето королём Арибертом 630. Карл же послал своего сына Пипина 631 к названному королю Лиутпранду, чтобы тот срезал ему волосы. Тот, срезав ему волосы, стал ему отцом и, одарив его богатыми дарами, отослал к отцу. Когда правил император Лев, во времена папы Григория III, по его призыву под руководством Петронакса 632 был восстановлен монастырь святого Бенедикта в Монтекассино, после того как прошло уже почти 110 лет со дня его разрушения, и папа Захарий также передал ему многое, и среди прочего пожаловал ему устав, который своей рукой написал святой Бенедикт.

Во главе Верденской церкви тогда стоял епископ Пеппо 633, и в той смуте, которая, как мы сказали, была между Рагенфредом, правителем франков, и Карлом Мартеллом, он стоял на стороне Карла, за что и получил в награду вместе с Карлом и одним его знатным вассалом деревню Кальмон со всем, что к ней принадлежит. А после того как Бог упрочил за Карлом королевство франков, тот придал ему и многое другое, как показывают данные грамот. Итак, когда он умер, епископом стал Вольхиз 634, а после него – епископ Агрон 635, но оба они возглавляли церковь всего несколько лет.

В 741 году от воплощения Господнего Карл умер, и его сыновья Карломан 636 и Пипин приняли управление королевством; но Карломан в седьмой год после смерти отца, в 747 году от воплощения Господнего, оставил заботу о королевстве брату Пипину, а сам отправился в Рим и стал жить монахом на горе Соракте. Позднее, не снеся тягот из-за частых визитов, он переселился к святому Бенедикту в Монтекассино. Тогда римской церковью управлял папа Захарий, который наследовал Григорию III в 742 году от воплощения Господнего, и правил этой церковью 10 лет, 3 месяца, 14 дней. Приняв посольство от Пипина через Бурхарда 637, епископа Вюрцбургского, и Фульрада, капеллана этого Пипина, по поводу неспособности королей, происходивших из древнего рода Меровингов, он, как мы говорили выше, поручает передать народу франков, чтобы Пипин, который пользовался королевской властью, пользовался также и королевским достоинством. Таким образом Хильдерик, последний король из этого рода, был низложен и заточен в монастырь, а Пипин избран в короли и посвящён Бонифацием 638, епископом Майнцским, в вилле Суассон в 752 году. Но и Стефан, который сменил Захария, из-за враждебности Айстульфа, короля лангобардов, в 14-й день октября месяца вышел из Рима и 7-го индикта, во второй год своего понтификата, в 754 году от воплощения Господнего, прибыл к Пипину во Францию, и назначил его защитником и князем римской церкви, и утвердил своим помазанием в королевском достоинстве, и помазал двух его сыновей – Карломана 639 и Карла 640. С тех пор Рим вышел из подчинения греческой империи. В 755 году после епископа Гайрона, аббата церкви в Флавиньи, аббатом был поставлен Манассия во времена Пипина, некогда майордома, а тогда короля франков.

Итак, в 753 году от воплощения вочеловечившегося слова должность епископа Верденской церкви занял господин Мадельвей 641. Он был рождён в этом же городе славными и христианскими родителями. Вскоре рождённый также от воды и духа 642 в семи ступенях крещения, он получил семь даров Духа Утешителя. Затем он получил плоть непорочного агнца с кровью, облачённый в белые одежды девственности, украшенный светочем бессмертия. В ту пору вся Белгика пылала от ежедневных войн. Ибо королевское достоинство, которое брало начало от короля Меровея, распространявшееся на короля Хильдерика, который по приказу Стефана, римского понтифика, был пострижен и препровождён в монастырь, не обладало в то время никакой жизненной силой и не носило в себе ничего, кроме пустого королевского звания. Дело в том, что и богатства, и приток доходов, и управление королевством, и всё, что требовалось совершать и устраивать во внутренних и внешних делах, находилось в руках префектов дворца, которые назывались майордомами. С позволения префектов возросла надменность нравов, усилилась беспощадная власть господ, не было недостатка в злобе, которая подтачивала королевскую власть. Один наполнялся спесью против другого, всякий нападал на королевский титул. Из-за этого всё усиливавшегося раздора города были опустошены, церкви сожжены, богослужения отменены, мужские монастыри разрушены, а женские подвергнуты надругательству, и всё было разорено; и в церквях в то время стон стоял не меньший, чем во времена Деция и Диоклетиана. Город Верден был потрясён этой бурей и, когда умер епископ Агрон, много дней оставался вакантным и лишённым пастыря.

В эти дни благой мальчик Мадельвей был отнят от груди и передан монахам для обучения грамоте и, усвоив вскоре её основы, взялся за изучение правил грамматического искусства, посредством которых он мог постигать истину и избегать пороков. После этого он взошёл на трибуну риторики. Но, поскольку ритор – предатель красноречия, а красноречие без мудрости только вредит и по большей части не приносит никакой пользы, он, оставив упражнения речи, всё своё время проводил в самых правильных и самых достойных занятиях разума, относя изучение истинного разума к духовному, а изучение достойных обязанностей – к светскому. После этого узнав, что всех вещей, которые совершаются в словах и в делах во всём мире, десять, и что они называются категориями, он с проницательностью научился различать лживости аргументов и двусмысленности силлогизмов и со всей тщательностью оттачивал на них остроту своего толкового ума. Затем он принимается за квадривиум, где постигнул прозорливым умом кубы арифметики, звуки музыки, меры геометрии, лучи астрономии и добрался до совершенства двойного тезиса, то есть теории и практики.

Итак, проведя детские годы дома и в простоте, как патриарх Иаков, он, преуспевая, постучался в двери юности, и был угоден Богу и людям. После риторических прикрас и путанных силлогизмов он вступает на поля священного писания, где, слыша от апостола: «Всякий, кто живёт целомудренно, есть храм Духа Святого», а также в Апокалипсисе: «Те, которые не осквернились с жёнами, это те, которые следуют за Агнцем, куда бы он ни пошёл» 643, тут же посвятил Господу Христу свою раннюю юность; всей душой стремясь угождать и служить тому, кто есть часть и удел его 644, и помышляя о путях своих, он обратил свои ноги к заветам Иисуса, стараясь увидеть благость Господа на земле живых 645. Обретя, наконец, звание клирика, он получил от Господа благословение и спасительное милосердие от Бога. Ибо в ежедневном преуспевании он шагал от добродетели к добродетели, страшась широкого и просторного пути, который ведёт к смерти, следуя по узкому и тесному, по которому – путь к звёздам, и пронзал страхом Божьим свою плоть, умерщвляя свои члены вместе с пороками и вожделениями, шествуя духом, не исполняя плотские желания, усердствуя в трудах милосердия, изнуряя тело постами и бдениями, предаваясь молитве, служа размышлениям, затыкая уши от дурного слушания, отвращая глаза от суеты, стремясь быть для Бога добрым благовонием во всяком месте, ограждая свои уста от многословия и пустословия, удерживая руку от всякого дара, всегда обращая свои планы и свои дела к Богу и во всяком своём поступке ища славы Божьей, а не своей.

Он жил, подрастая в занятиях, праведный во всём,
Соответствуя священным чинам достойными нравами.

После этого восходя к ещё большему, он, избранный, получил должность пресвитера, и, оправданный, добыл её. Итак, со всеобщего согласия, по всеобщему выбору он был поставлен правителем и аббатом церкви святого Витона, которую улучшил усердием в духовных упражнениях и преходящими благами и воспламенил к любви божественного служения примером и учением. Ибо он был замечателен смирением, обилен любовью, изумителен мудростью, достохвален трезвостью, замечателен справедливостью, отличался храбростью; и хотя он превосходил всех достоинством, он всё же был предан всем послушанием, испытан в терпении, от чистого сердца сделавшись примером для паствы, чтобы каждый подданный признавал в нём того, кого следует брать за образец способа жизни. Вот что повсеместно разносила о нём молва, вот какие слухи были постоянно у всех на устах; благочестие Мадельвея и его порядочность осветили эту землю, наполнили улицы, стучали в двери дворцов. Благодаря этим бежавшим впереди него всеобщим любезным желаниям он был избран на должность епископа города Вердена. И хотя он, исполненный страха Божьего, изо всех сил противился, всячески отказывался, решение многих благодаря шедшей впереди милости Божьей всё же возобладало, и с согласия духовенства и народа, по приговору епископов он, как достойный, был возведён на епископскую кафедру, утверждён благословением, посвящён помазанием. Римской церковью тогда правил Стефан II, а во главе франков стоял Пипин, сын Карла Мартелла, из майордома и префекта дворца поставленный королём; аббат Хродеганг 646, замечательный и достойный всяческих похвал муж, воспитанный во дворце названного Карла и его референдарий, был избран этим [Пипином] и всеми франками и отправлен в Рим, чтобы призвать упомянутого папу Стефана в Галлию, как того добивались всеобщие желания; что он и сделал, и в присутствии короля и народа был посвящён этим [папой] в епископы Мецкой церкви, заслужив паллий вместе с титулом архиепископа. Мы читали, что этот титул несколько раз жаловался некоторым епископам Мецкой церкви из-за различных опустошений Трирской матери церкви, которая хоть и получила от блаженной памяти папы Сильвестра по просьбе царицы Елены первенство благодаря телу апостола Матфея и посоху блаженного Петра и издревле им владела, – ибо до прихода Господа там во главе провинций стояли князья светских законов, к которым из-за угнетений и несправедливостей прибегали те, которые не могли прибегнуть к императорскому дворцу или кому это не было дозволено, и апостолы и блаженный папа Климент, как сообщает его блаженный преемник папа Анаклет, приказали учредить и поставить в тех местах патриархов или князей духовного закона, которые соблюдали одну форму, хотя и носили разные имена, – но в наказание за грехи неоднократно была так разорена, что оставалась вакантной и епископы Меца исполняли должность и обязанности митрополита. А во главе жителей Туля стоял достопочтенный епископ Годо 647, который приобрёл у названного короля Пипина иммунитет для города и восстановление сгоревших в огне грамот для своей церкви.

Посреди этого Мадельвей сиял красотой добродетелей и украшал епископское достоинство блеском добрых дел. Этой должности, которую он занял в суровое время, он вполне соответствовал обычным обилием доброты. Он предавался проповедям, укреплял народ благословениями, побуждал священными увещеваниями к лучшему. То, чему он учил словами, он демонстрировал на примерах. Этот город был тогда разрушен войнами в результате варварского гонения, изнурён осадами, наполнен бедствиями. Храмы Божьи в нём были осквернены, святилища сожжены, богослужения нарушены, дневные или ночные службы преданы небрежению. Одни клирики бежали, другие были убиты, а те, которые остались, обречённые на крайнюю бедность, занимались скорее собственными или земными делами, нежели делами небесными. Глядя на это, муж Божий, будучи огорчён душой, возложил свою надежду на Господа, воззвав к нему в смирении духа: «Всё, что ты сделал с нами, Господи, ты сделал по истинному суду; ибо мы согрешили против тебя и не слушались твоих заповедей» 648. И Господь тут же ответил ему: «Призови меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь меня» 649. А тот продолжал в смиренной просьбе: «Боже мой, милосердие моё, ты – покров мой от скорби, которая окружила меня; о радость моя, избавь меня от окружающих меня невзгод и бед сынов» 650. И тут же было утешение из уст истины: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это всё приложится вам» 651. Тогда тот, рассыпаясь в поздравлениях, сказал: «Дай мне, Господи, услышать радость и веселие, и возрадуются кости, Тобою сокрушённые» 652. Итак, быстрым шагом он вошёл в церковь, созвал духовенство и народ, поведал им истинные суды Божьи, увещевал всех исповедаться друг друга в преступлениях и грехах, убеждал сотворить достойные плоды покаяния 653, приказывал и наставлял часто посещать церкви, со слезами предаваться молитвам, в молчании и почтении слушать похвалы Богу, по мере сил щедро подавать милостыню, без ропота соблюдать гостеприимство, ссорящихся возвращать к миру при захождении солнца 654, не заключать ложного мира, бояться геенны огненной, надеяться на жизнь вечную. Затем он строжайшим церковным установлением постановил, чтобы клирики жили по уставу, семь раз в день возносили хвалу Богу, а ночью поднимались к нему для исповеди, и, насколько мог, распорядился выдавать им ежедневное пропитание из собственных средств.

Между тем, он прибыл ко двору и поведал Пипину, который из префекта дворца был поставлен королём по распоряжению папы Стефана, о разорении города и бедствиях народа, управление которым он принял, и просил у него помощи от королевских щедрот и получил её. Ибо в результате пожертвования верных он получил некоторые поместья, а именно, двор Васнау 654а, Варнунк 654б, а также Рамисбатий 654в и очень многие другие, которые [король] собственноручно вписал в грамоты и скрепил королевским перстнем и которые Верденская церковь с тех пор никогда не теряла. В отношении горожан также не было недостатка в королевской щедрости; он обрадовал духовенство, украсил церковь, представил радостному народу вознаграждённого епископа. Много было факторов, которые должны были побудить его к тому, чтобы возлюбить, возвысить и обогатить эту церковь, а именно, великая любовь епископа Пеппо к его отцу, Карлу Мартеллу, его бескорыстная верность и неделимая двойственность подвергаться трудам и опасностям во время раздора против Рагенфреда, правителя франков, соперника этого Карла, из-за чего этот Пеппо претерпел также множество бед. Но некто в особенности побуждал его к любви, восстановлению и общей защите всех церквей, так что кажется не лишённым целесообразности включить это в наше сочинение в похвалу этому нашему отцу, для обуздания спеси земных королей и правителей, чтобы стало ещё более видно, что было причиной запустения Трирской и Верденской церквей.

Итак, те, которые читали истории и просматривали старинные грамоты, знают деяния и битвы этого Карла Мартелла, который был прозван «Молот», то есть молот кузнеца, потому что как молот разбивает все железные орудия, так и он сокрушал все соседние с ним королевства. Целых 27 лет, в течение которых он располагал властью при королях Дагоберте Младшем, Хильперике, Теодорихе, Хлотаре, Хильдеберте и Хильдерике, после того как посредством многих войн вырвал эту власть из рук Рагенфреда, майордома в королевстве франков, он сокрушал все соседние с ним королевства, то есть Саксонию, Баварию, Прованс до самой Массилии, Гасконь и Фризию, посредством такой резни, что многие церкви до сего дня оплакивают своё случившееся при нём разорение, и никакая древность не может предать в них забвению несчастье той скорби. Ибо сокровища всей государственной казны он тратил с такой расточительностью, столько давал воинам, которых обычно называют солдатами (soldarios) 655 и которые ради наживы стекались к нему со всех сторон света, – их род как раз и берёт дурное и негодное начало в его время, – что ему не хватало ни богатств королевства, ни разграбления городов, ни многообразных опустошений иноземных царств, ни ограбления церквей и монастырей, ни дани с провинций. Когда [средств] стало не хватать, он посмел также расхитить церковные земли и передать их этим соратникам. Он, наконец, не побоялся сами епископства отдать мирянам, а именно, своим сторонникам и приверженцам, так что Трирским и Реймским архиепископствами долгое время безбожно владел некий Мило 656, по тонзуре клирик, но по нравам, характеру и поступкам нечестивый мирянин; Вьеннским епископством и многими другими по разным землям владели, как сообщают истории, миряне и введённые в должность рукой мирянина. Если и были епископы, то или они его полностью поддерживали, или расхищалось церковное имущество, и, конечно, когда они умирали, то на их место ставился или какой-либо неофит, или те, которых не допускают канонические установления. Но тот город, который его поддерживал или оказывал ему помощь, был в известной мере свободен от этого разграбления; ибо [Карл] опирался на него и лично и через своих людей защищал его от себя и своих. Отсюда вышло, что среди огромного множества городов, которые он сокрушил, Верден во время епископа Пеппо он, напротив, наделил поместьями, ибо этот Пеппо, как было сказано выше, во время раздора стоял на его стороне и верно ему служил. Однако, когда он умер, этот город также испытал на себе всё то, что претерпели другие. Трирская же митрополия была в ходе названного опустошения настолько разорена, что из-за многообразных бедствий и попирания её ногами оставалась вакантной и епископы города Меца впоследствии исполняли должность и обязанности архиепископа. Лионская и Вьеннская провинции также были опустошены и разрушены, и обе церкви в течение нескольких лет были без епископов. Ибо Вилиарий 657 Вьеннский, который наследовал Аустроберту, видя, что Вьеннская церковь неподобающим образом унижена из-за набегов сарацин, угрожавших Септимании, Вьеннской и Лионской провинциям, что миряне и варвары кощунственно завладели церковным имуществом, оставив должность епископа, удалился в монастырь в Акавне, где и вёл почтенный образ жизни во времена папы Стефана, который наследовал Захарию. После него Вьеннской церковью правил Бертерик 658, которому наследовал Павел.

Итак, когда он 659 умер и был погребён в Париже, а должностью майордома единолично завладел Пипин, после того брат предпочёл духовное земному, и впоследствии также своим старанием и с согласия римского понтифика был, как говорилось, возведён на престол, благой Бог, желая устрашить его, обязанного ему многими благодеяниями, угрозами, дабы он научился надеяться на Бога, а не полагаться на себя, по мере успехов помнил о Господе Боге своём, и не желал подражать отцу, который, как известно, жаждал расстройства церквей, показал ему, когда он находился в городе Орлеане, что было сделано в отношении Карла, какое воздаяние тот получил за такие труды, не для утешения, как мы опасаемся, усопшего, но для наставления живых. Ибо епископом в этом городе был Евхерий 660, славный достойным образом жизни, замечательный честностью нравов, к которому, когда он проводил торжественное богослужение в самый день Пасхи и сидел на епископском троне, подкралась мысль о том, какие труды ради защиты и расширения королевства претерпел Карл, чей сын был пожалован ныне королевским достоинством, в каких битвах он сражался, как после таких опасностей установил мир и в мире окончил жизнь; и, в то время как он мысленно произнёс, что муж этот счастлив столь славными успехами, его, предававшегося этим размышлениям, на краткое мгновение коснулся сон, и он был схвачен в экстазе и в сопровождении ангела приведён к трибуналу Судьи, услышал в том небесном собрании прелесть духовной музыки и застыл в изумлении при виде такого величественного зрелища. Но и там он подумал, не сможет ли он увидеть посреди этого выдающегося собрания блаженных душ государя всей Франции и отца королевства Карла, и тот, кто сидел во главе [трибунала], отвечая на его молчаливые мысли, велел отвести его в то место, где содержался Карл. Итак, его отвели в преисподнюю, и пока он дивился душам несчастных, чахнувшим и скорбевшим в постоянных, невыразимых и бесконечных муках, поражённым сильным ужасом, пока дрожал от разных видов наказаний, пока плача от ужасающих звуков и клацанья своих зубов уже и забыл было про Карла, то увидел, что тот, подвергнутый пытке, как бы вращается посреди огня, и его то поджаривает огонь, то сковывает ледяной холод, и он, то, выскочив из огня, пребывает в ледяной воде, то, вынырнув из воды, возвращается к огненному жару. Достойное сожаления зрелище! Тот, кто незадолго до этого повелевал Францией, кто назывался государем земли, победителем городов и народов, завоевателем царств, так что расширил свою власть и угнетал весь мир,

Горит в пламени, которое не может остудить вода,
Стынет во льду, который не может растопить пламя.

Когда [епископ] молча дивился этому про себя и в страхе обдумывал про себя, что всё это значит, его проводник, видя, что он застыл, сказал: «Вот тот, о ком ты думал; вот тот, о ком ты терзался в доме Господнем. Видишь, что значит светская власть, посмотри, что она может, что ей предстоит и к чему устремляется власть мира. Вот правитель Карл,

Которым кичилась Франция, подчинённой которому она всегда оставалась,
Который дал новое право, который оказывал каждому своё,
Горит в пламени, и огонь будет вечным для него,

ибо он презрел Господа, не погнушался расстройства церквей. Сообщи об этом королю Пипину, его сыну, дабы он научился не гордиться, надеяться не на сомнительность богатств, но на Господа Бога, который может отправить в геенну огненную и душу, и тело. Если он тебе не поверит, то скажи ему, чтобы он отправился в Париж, раскрыл его могилу, глянул на кости отца и по тому, что там обнаружит, оказал доверие твоим словам». Он это сказал, и священник, вернувшись в себя под водительством ангела, пришёл в изумление. Воздав хвалу Богу и прославив непостижимые судьбы его и неисследимые пути его 661, он завершил богослужение, а затем рассказал королю и вельможам всё, что видел и слышал, и как ему довелось в его размышлениях увидеть это и услышать. Он заявил также, что это видение [было дано] для того, чтобы отцовская кара пошла [королю] на пользу, и он научился не злословить, не тщеславиться хищением, не надеяться на грабительство, и, хотя богатства у него в избытке, стараться не прилагать к нему сердце, ибо сила у Бога и у Господа милость, дабы каждому воздавать по делам его 662. Итак, услышав это, Пипин начал всё более и более быть преданным Богу, уважать священников, почитать церкви, и всеми силами старался воздерживаться от того, в чём, как он узнал, Бог был оскорблён его отцом. Когда же он прибыл в Париж, то велел в присутствии своих епископов и вельмож раскрыть его могилу, от которой исходил серный запах вперемежку с дымом. Когда её открыли, то увидели огонь и чёрный и смрадный дым, останки уничтоженного тела, и то, что могила так почернела от дыма и огня, что всем стало ясно, что видение епископа было истинным и что тяжкой карой наказан в преисподней тот, чьё тело в могиле в результате такого необычного чуда было так уничтожено адским огнём. Из-за этого у короля и у народа возник сильный страх, всех охватило великое благоговение перед Христом и его священнослужителями, и у всех было страстное желание по поводу восстановления церквей и монастырей. Потому и вышло, что в его время нашлось столько епископов, пылающих любовью ко Христу, которые, добившись желанного мира и обретя расположение короля, заботились о восстановлении церквей, занимались исцелением и заботой о душах, ибо радовались, что хоть немного добыли себе мир и спокойствие от такого тяжкого гнёта, которому церкви подвергались при майордомах. Ибо [король] благоговейнейшей любовью любил всех священников Господних и с покорностью ревностного смирения повиновался тем, которые, как он видел, по долгу благочестия были более близки к Богу. Среди них блаженного Мадельвея он почитал с такой благоговейной любовью, с каким достоинством образованнейшего ума тот, как он видел, примыкал к Христу Богу, ибо [епископ] был украшен нравами, являлся добрым наставником, благочестивым и разумным, содержал послушных ему сыновей во всякой благости, был готов дать всем отчёт по поводу той надежды, которая есть в нас. Но, хотя по этой причине он 663 иногда весьма упорно занимался восстановлением церквей, он всё же был такой глыбой зла, отличался такой страсти к стяжательству, что вялая порча этой злобы продолжалась вплоть до времён Карла Великого, пока каждый то, что дурно и беззаконно присвоил, старался ещё более дурно удержать. Поэтому, когда вопли церквей дошли до апостольского престола и они стали добиваться у него правосудия, папа Адриан, обратившись к Карлу Великому перед телом блаженного Петра, добился, чтобы всё это было исправлено. По этому поводу он отправил всем архиепископам и епископам Галлии письмо, которое мы решили привести здесь, видя, что в нём содержится немалое ручательство для галльских церквей:

«Епископ Адриан, раб рабов Божьих, [шлёт] привет Бертерию, епископу Вьеннскому. Возлюбленный, сиятельный и благочестивый сын наш Карл, король и римский патриций, пришёл в Рим и провёл вместе с нами Пасху Господню в соборе святого Петра, где мы среди прочего напомнили ему о чести архиепископов и о городах, которые были переданы мирянам; ибо епископское достоинство почти восемьдесят лет было попираемо франками. Когда славный король услышал это и тому подобное, он перед телом блаженного апостола Петра обещал, что всё это будет исправлено ради нас. Поэтому нам угодно было послать всем архиепископам и епископам образец наших грамот, чтобы все города, центры архиепископств, как они были основаны по древним грамотам, так и оставались, и чтобы каждое архиепископство имело подчинённые ему города, которые блаженный Лев и его предшественники и преемники распределили после Халкидонского собора между всеми архиепископами. Поэтому ни одно архиепископство не потерпит ущерба, если или мы, или наш предшественник по просьбе благочестивых франкских герцогов пожаловали паллий кому-то из его викарных епископов. Церковь не должна считать это ущербом своему чину, если она в течение 60, или 70, или 80 и более лет из-за несправедливости тех или иных епископов и опустошения варваров лишилась и потеряла старинное и скреплённое властью римских епископов достоинство, хотя бы и распоряжалась им по воле духа Божьего многие годы. Итак, властью блаженного князя апостолов Петра мы возвратили всем архиепископам по древнему обычаю их власть и перед телом блаженного Петра просили нашего сына, славного и сиятельного короля Карла, о том, чтобы все архиепископы обладали древним достоинством. Поэтому мы и отправили всем это письмо нашего ручательства, которое, как мы хотели, ты также должен был получить, чтобы и ты знал, что привилегия твоей церкви, которая была у тебя со времени блаженного папы Льва, полностью восстановлена. Дано 1 января, в десятый год правления благочестивейшего августа Константина, в первый год патрициата коронованного Богом благочестивейшего короля Карла».

Итак, того, что мы сказали по поводу мира, восстановленного для церквей Божьих при Пипине и Карле, для предостережения слушателей, вполне достаточно. Ибо мы надеемся, что это добавление к настоящему сочинению в похвалу нашему отцу не будет противно верующим, и даже если речь в нём не идёт о милости, оно всё же приводит ряд истинных сведений, сильно сжатый из-за краткости наставления.

Итак, славный священник, с пастырским попечением объезжая епархию, строил церкви в тех местах, где их не было, восстанавливал разрушенные и обветшалые церкви, приводил в порядок богослужение, наставляя народ в спасительном учении и укрепляя его епископским благословением и помазанием священным елеем. Саму же церковь блаженного Витона, пастырем и правителем которой он был поставлен ещё до получения милости епископства, он всегда почитал и возвышал с такой любовью, что не прекратил заботу о ней даже после принятия епископского сана, более того, ещё более прославил её всеми силами и служением Божьим, и наделил её также поместьями и церковной утварью ради блаженной памяти своих предшественников, покоившихся там, от которых он не хотел отделяться ни духом, ни телом, но желал быть погребённым в месте их упокоения. Так вот, он передал этой церкви из своих собственных средств двор Рахерей со всем, что к нему относилось, ради погребения его тела, и очень многое другое, как то показывают данные грамот. Также некто по имени Сартио, когда пришёл его последний час, просил, чтобы его похоронили на кладбище названной церкви и, составив завещание, объявил эту церковь наследником своего имущества, которым он владел в Верденском округе, в месте, которое называется Экс 664 по протекающей там реке того же названия, так что с тех пор святой Витон и наш названный отец, блаженный епископ и аббат Мадельвей, а также сторожа святого тела являются его вечными наследниками. Следуя его примеру и движимый любовью к этому блаженному отцу, Гримберт, владелец, и сам имевший долю в этом имении и наследственном праве, пожаловал базилике святого Витона всё, чем он владел в этом месте, в усадьбах, полях, приусадебных участках, лугах, пастбищах, рощах, лесах, водах, устьях и течениях рек. Когда эти земли стали после этого прекарием, он получил их от блаженного мужа уже на правах бенефиция, и был установлен ценз в двадцать фунтов масла каждый год на праздник святого Витона для светильников этой церкви, в которой покоится этот драгоценный исповедник, и предписан срок, когда этот святой должен получить эти земли обратно в улучшенном виде. Эту прекариальную грамоту блаженный епископ и аббат скрепил своей властью в третий год правления Карломана, который был братом Карла Великого, 1 июля 770 года от воплощения Господнего, 8-го индикта. Но и Аквитания узнала о великих делах его святости, часто освещаемая его шагами, орошаемая слезами, укрепляемая учениями и прославляемая чудесами. Ибо он часто посещал поместья, которыми Верденская церковь издавна владела в этом крае, и носил с собой жития или чудеса своих предшественников епископов, чтобы благодаря их заслугам свободнее владеть их собственностью, или чтобы владычество было местным жителям дороже, а подчинение угодливей. Владения же эти были такие: аббатство святого Амантия в городе Родезе 665 со всем, что к нему относилось, а также королевский фиск Мадерниак и ещё один под названием Пулиниак 666, пожалованные в пользование служителей святого Петра и святого Витона щедростью блаженного Амантия.

В 13-й год своего пребывания в должности, который был 765 годом от воплощения Господнего, достопочтенным Хродегангом, архиепископом Мецким, из города Рима были перенесены тела святых Горгония, Набора и Назария, пожалованные ему преемником Стефана папой Павлом 667 в девятый год его понтификата, а в следующем году оба они ушли из этого мира, пятого индикта, и Хродеганг был погребён в монастыре, что зовётся Горз 668, который он сам построил, и почитается там, где позднее в четвёртый год после его смерти, а именно, в 768 году от воплощения Господнего, было положено тело святого Горгония, когда после Пипина правили уже его сыновья Карломан и Карл.

Итак, в то время как он пылал разнообразными добродетельными желаниями, ему пришла мысль отправиться в паломничество в Иерусалим к гробу князя жизни. Итак, он поспешил добровольным исполнением совершить то, что задумал по божественному внушению. Но, пока при организации путешествия предусматривали всё необходимое, кафедральная церковь в наказание за грехи была охвачена огнём и сгорела в бурном пламени.

Люди были потрясены, к небу поднимались их крики,
Одно было в городе горе, общий для всех горожан ужас.

Тогда мысли Мадельвея разбежались 669, дух был угнетён, сердце потрясено. Наконец, придя в себя и вспомнив пословицу: «Не является великим тот, кто считает великим падение брёвен и камней и смерть людей» 670, он терпеливо перенёс материальный ущерб и тут же велел восстановить постройку в ещё лучшем виде. Затем, проведя встречу с мастерами и назначенными сторожами и установив необходимые средства, он убеждает, просит и приказывает поскорее начать работы, побыстрее их провести и тщательно завершить.

Когда это было таким образом претворено, осуществленье желаниям было дано.

Приготовлены были средства и повозки, необходимые для такого путешествия, избраны спутники пылавшие любовью к Христу, покорные в успехах, надёжные в неудачах. Было истребовано благословение у архиепископа, испрошено согласие у епископов этой провинции, и ему не было отказано. Они печалились отсутствию такого товарища, радовались по поводу его праведности, просили, чтобы присутствие Христа помогло ему и чтобы не было недостатка в милости Святого Духа. Они сами просят благословение у того, кто просил его, прощаются с тем, кто прощался с ними. Наконец, по их совету церковь была приведена в порядок, а вверенный [ему] народ препоручен [им]. Так, получив благословение и дав его, новоявленный паломник отбыл в радости сердца.

Его поддерживают толпы людей, которых соединяет благочестивая любовь,
Слёзы орошают лица, рыдания сотрясают груди.
Плачет и сам благочестивый [епископ] и, видя плач следующей за ним паствы,
Вынуждает людей вернуться домой; но те надвигаются ещё более пылко,
Его касаются уста, руки и ноги, и он успокаивает стонущих,
И повторяется: «Прощай! Будь здоров! Прощай, счастливец!».

После этого он, едва вырвавшись из их рук посредством множества просьб, вновь укрепляет их благословениями, увещевая и умоляя усердно заботиться о почитании Бога и настойчиво добиваться спасения душ. Наконец, препоручив их таким образом Господу, он отправляется по общественной дороге, полагаясь на помощь Божью. Итак, когда были пройдены родные галльские земли, его после тяжёлых и недоступных альпийских проходов встречает Италия, проведя в Рим к могилам апостолов; там, ища по разным кладбищам мучеников помощи в молитве, он проводил ночи в упорных бдениях, часто посещая часовни блаженного Петра. В то время во главе римской церкви стоял Адриан, апостольский муж, которому сообщили о святейшем паломнике Мадельвее. Он радушно его принял, ещё радушнее удерживал много дней и чрезвычайно радушно отпустил его с апостольским благословением, после того как испытал его волю. Итак, когда была пройдена провинция Нурсии, необычного паломника встретила Кампания и затем нежно обняла в церкви архангела в Гаргано. Проведя несколько ночей за её воротами, он укрепился ангельскими утешениями, возрадовался от божественных откровений. Его радостно ждала Апулия, ибо широко распространилась молва о знамениях его святости; и когда она увидела его, то в изумлении воскликнула вместе с псалмопевцем: «Как слышали мы, так и увидели» 671. После посещения разных мест по соседству он вступает на морское побережье. Здесь возвышаются бурные волны, дуют порывистые ветры. Они встречают епископа Мадельвея, паломника, благочестивого жизнью, славного невинностью. Он даёт плату за проезд по морю, веря, что будет ограждён небесным причастием от опасностей на море. Плаванье растянулось на много дней. Священник предавался проповедям, наставлял матросов в спасительном учении. Он постился на протяжении этих дней, проводил ночи в бдениях и молитвах. А когда, однажды, моряки затянули обычную песню и горланили её во всё горло, внезапно поднялась буря. Корабль бросало посреди волн, крепления его начали расходиться. Души их всех пришли в смятение, надежда на спасение пропала, всех охватил страх смерти. Тогда блаженнейший епископ, не обнаруженный посредством жребия, как бежавший Иона 672, но замечательный святостью, испытанный раб Господень, когда голоса всех обратились к нему с просьбой, стал беспокоить небо рыданиями и призывать Христа стонами. Небо тут же вняло его просьбам, и молитва дошла до небесного слуха. Не медля, вернулись: ясность погоды, морское спокойствие и душевная весёлость. Затем они, радостные, достигли порта Византия. Константинопольской империей в те дни правил вместе с матерью Ириной Константин 673, деятельный в военных делах, благоговейнейший в почитании Бога. Получив весть о прибытии праведного Мадельвея, он велел искать его и, найдя, представить его взорам. Услышав от него много полезного и нужного для своего спасения, он посредством смиреннейшей просьбы просил, чтобы тот соизволил молить за него Бога о милосердии и, пожаловав ему драгоценные дары, которые тот все отверг, с почтением отпустил его в желанный путь. Греция, встретив этого паломника, дивилась ему, философу среди её философов, богослову, превосходившему её богословов. Ибо он был воистину мудр, силён в слове и учении. Из уст его исходил мёд, сладкоречив был его язык, медоточивы уста, и от сладости его речи всех охватывал огонь любви. Между тем, он отправился в Эфес помолиться у могилы Иоанна Богослова, где пролил реки многочисленных просьб, возвещая: «В начале было Слово», и вновь вспоминая и произнося: «Слово, ставшее плотью». Оттуда он прибыл в Яффу и, расспрашивая о различных опасностях пути, о рубашках, платьях и милостынях Серны 674, вместе с Петром изумился полотну, опущенному с неба за четыре угла, и, получив приказ заколоть в нём и есть во умерщвление пороков четвероногих земных и пресмыкающихся 675, сотворил достойные плоды покаяния 676. Достигнув после этого Иерусалима, долгожданного и уже предоставленного жаждущей душе, он вступил в его шатры, часто с верой и любовью посещая все святые места, чтя в них Бога, который стоит над всем, ежедневно потоками слёз орошая гробницу распятого Иисуса из Назарета, прославляя и почитая воскреснувшего от смерти Христа. Между тем, патриарху Евсевию, который в то время правил святой церковью Сиона, сообщили о благоговении достопочтеннейшего Мадельвей ко Христу, о долговременном посещении [им] святых мест, постоянных ночёвках [там] и умерщвлении собственной плоти. Итак, услышав об этом, он, не умея терпеть задержки в поисках, нашёл его, тут же обнял и изумился в нём ангельскому лицу, умеренной речи, мягкой походке, почтенному облику. После этого он привёл его в дом своей матери и во внутренние комнаты родительницы своей, и дал ему напиться ароматного вина, и сока гранатовых яблок 677. Когда он думал держать его при себе все дни своей жизни, ему было указано в божественном откровении, чтобы он, увлечённый собственными выгодами, не лишал выгод других, и не желал иметь [при себе] паломника, по которому сыны тосковали как по евангельскому отцу. Поражённый этим ударом грома, он, содрогаясь, сказал ему: «Моим желанием, о брат мой, было, чтобы ты никогда не уходил от меня; но, поскольку мы не можем противиться Богу, то возвращайся, о возлюбленный мой, домой, удались и иди себе по следам овец; паси козлят твоих возле шатров пастушеских 678, лови нам лисиц, лисенят, которые портят виноградники 679. В тени того места, по которому ты тоскуешь, тот, кто привёл тебя в дом пира, возбудил в тебе любовь, подкрепил тебя цветами, освежил тебя яблоками, и пусть придёт возлюбленный твой в сад свой, и ест плоды фруктов своих; левая рука его у тебя под головой, а правая обнимает тебя» 680. Сказав это, он принёс и передал ему драгоценные мощи многих святых вместе с хрустальной чашей, изваянной с изумительным мастерством, и произнёс: «Прими, о дорогой мой, этот залог взаимной любви. Пусть Господь Христос при посредничестве этих святых мощей позволит нам вновь с радостью увиделись на небесах». Наконец, поцеловав друг другу уста, руки и глаза, пожелав добра и успехов, они, плача, расстались. Итак, Мадельвей, вновь и вновь навещая и покрывая поцелуями гроб Господень и место вознесения, где стояли ноги Его, радуясь и ликуя, решил вновь вернуться в родную землю, и просил, и умолял Бога прийти ему на помощь. Затем он с долгими и разнообразными трудностями в пути вернулся в родные земли. Радостная галльская земля приняла [своего] питомца, радостный верденский люд вышел навстречу пастырю: «Да веселятся небеса, да торжествует земля» 681, звучал в унисон глас горожан и крестьян. Текли слёзы, исполненные радости, от ликования слезились глаза, город был украшен венками, улицы наполняло веселье, церковь – радость. Славный епископ, полагаясь на Божью помощь, нагруженный мощами святых, благоговейно вступает в церковь и, распростёршись на земле, молится Господу. Встав, он подымается на епископский трон, приветствует духовенство и народ, давая всем поцелуй мира, присовокупляя к нему печать благословения.

Каждый требует назад своего, епископ входит в святилище,
Он сложил залоги, и после этого принял свои жилища.
Все проверил, есть ли там мир, есть ли спасительная жизнь;
И тут же услышал, что всё, как он и хотел, процветало,
И устами воздал благодарность Богу, а сердцем – хвалу.

На следующий день он, осмотрев здание новой церкви, похвалив усердие мастеров, вознаградив бдительность сторожей, назначает время и пригодный для освящения день, с набожностью всеми почитаемый. Когда она заблистала, епископ вместе со священными чинами, совершив всё по церковному обряду надлежащим образом внутри и снаружи, почтительно поместил в главной апсиде в подходящих местах иерусалимские мощи. А те, которые были в старой церкви, он надлежащим образом поместил в правой стороне алтаря, в подземной крипте. Был же этот блаженнейший епископ чист стремлением к целомудрию, могуч силой воздержания, наполнен яствами учения, смирен долготерпением, возвышен силой авторитета, любезен милостью благочестия, строг суровостью правосудия. С пастырским попечением заботясь о вверенной ему пастве, он одних наставил словами небесного учения, многих укрепил примерами религиозной жизни, очень многих исцелил от напасти всяких болезней, других же избавил от злых духов, и всем служил примером и образцом всяческой святости. Когда же настало время его разрешения, и он благодаря божественному откровению узнал, что ему предстоит освободиться от мирских тревог, то он избрал место своего погребения в той церкви, в которой подрастал, ежедневно прирастая добродетелями, пастырем и правителем которой он был сначала поставлен, из которой был возведён также в епископский сан. Ибо, хоть он и заботился о выгодах всех церквей, эту он всё же почитал, любил и возвышал более всех святых мест, не считая кафедральной церкви, которая является епископским престолом. Мы знаем, что это делали также все его предшественники, а именно, те, которые, за исключением очень немногих, все имеют в ней место упокоения. Эта церковь получила от блаженного отца Санктина, коего следует поминать с должным почтением, своего основателя и первого наставника христианской веры и славы в этом городе, тот дар привилегии, чтобы после материнской церкви она была главой всех церквей Верденского диоцеза; от неё же и сама материнская церковь берёт начало своего существования: она также издревле, а именно, от самых начал родившейся церкви, является кладбищем для епископов и благочестивых и верных христиан. Эта привилегия оставалась и остаётся нерушимой, так что в ней собраны почти все епископы этого города, пригодные для богослужений, принявшие постриг, воспитанные, обученные, посвящённые, исключая само помазание в епископское достоинство, которое, как известно, принадлежит материнской церкви, и очень часто те, которые исполняли в ней должность аббата и за усердие в добродетелях были возведены на епископский престол. И по праву почитается всеми это место, которое возвысила вершина такого достоинства, его по праву домогаются, по праву любят, ибо даже если у тех, которые приходят сюда, чтобы помолиться, тех, которые служат там Богу, и тех, которые просят, чтобы их тела были погребены там ради покровительства святых, не хватает приобретённых посредством заслуг добрых дел, достаточно и тех, которые предоставляются основателем этого места святым Санктином и покоящимися там святыми, однако, смотря по тому, заслуживает ли этого вера просящих. Это наше утверждение подтверждает достопамятная история господина Бертария, которая, раскрывая деяния святых епископов Верденских, упоминает об этой базилике в следующих словах: «Базилика, – говорит [Бертарий], – в которой покоятся названные епископы, построена в честь святого Петра, содержит могилы многих епископов и по этой причине весьма почитается верующими».

Итак, в предпоследний год своей жизни блаженный Мадельвей приобрёл для этого места в результате дарения Теутхарда некоторые земли, расположенные в Верденском округе, в месте, что зовётся Оффелиникур 682, в районе Беттилиниака 683, а также в районе Вирелина 684; эти земли, которыми Теутхард владел по наследственному праву в пашнях, усадьбах, полях, лугах, пастбищах, лесах, водах и течениях рек, и которые были завещаны ему его родителем Гунтером, а также базилику святого Мартина, построенную в названной вилле Беттилиниак, всё это, как он имел и владел, он пожаловал в вечное владение святому Витону и этому нашему отцу в 775 году от воплощения Господнего, 14-го индикта, в царствование Карла Великого, в 8-й год его правления, 9 ноября, а именно, в самый праздник святого отца нашего Витона.

Его любили все вельможи со всего королевства и сам превосходнейший король Карл, ибо он вполне соответствовал тому, чтобы Господь наполнял его милостью, и его все любили. Он старался всем во всём угождать, но не тем способом, каким угождают людям, чьи кости Бог рассыплет, дабы они наполнились смущением от его гнева 685, а тем, каким всем во всём был угоден апостол, ища не своей пользы, но пользы многих, чтобы они спаслись 686. Поэтому он с чистой совестью мог сказать своим слушателям вместе с этим апостолом: «Будьте подражателями мне, как я Христу» 687, который в особенности не хотел подавать соблазна церкви Божьей 688, а именно, уча устраивать свою жизнь таким образом, чтобы никто не потерпел в ней соблазна.

Но что мы испытываем себя в славословиях ему, когда не в состоянии их изложить? Ведь самой славой его есть тот, кто достохвален в святилище своём 689. Так куда нас уводит красноречие? Что мы медлим? Что мы оттягиваем рассказать о его счастливом уходе из этого мира? Да будет он милостив к нам, дабы мы могли сказать достойные слова, да поможет нашему сердцу благодаря его заслугам Святой Дух и да наполнятся наши внутренности. Итак, скажем то, что рассказал тот, о котором мы ведём речь, и кратко проследим, каким образом он отошёл из мира ко Христу, которому преданно служил. Пришло уже время его разрешения, и этот блаженный пришёл в некое епархиальное поместье ради освящения церквей, где был поражён жестоким природным жребием, и его начала мучить острая боль. О блаженный, о воистину счастливый, который, зная, что близится день его смерти, изнемогая от стеснения дыхания, заставил себя служить, считая славным завершением своих добродетелей, если он в столь благочестивом, столь замечательном служении Богу истратит то, что осталось из сил измученного тела. Итак, он поступил вполне в соответствии с желаемым. Ибо он освятил церкви этого селения, и освящение это остаётся в силе до настоящего дня. Ибо и тогда, и ныне авторитет этого святого мужа был таков, что никто из епископов, будь он хоть святой и праведник, не посмел повторить или изменить это освящение, но сделанное тогда освящение считается у всех вечным и будет таковым всегда. Итак, когда весь город, мало того, весь край стоял и внимал каждому слову из его уст, он произнёс перед всеми речь о самом празднике этой церкви, объявил всем, что сюда лично придёт святый святых, и запретил повторять освящение. Наконец, он попрощался со всеми и предсказал свою скорую кончину. Какое горе для всех было в этом слове, какие вздохи юношей, какие стоны скорбящих! И кто бы не заплакал, когда такой славный муж объявил о своём уходе из мира? Кто удержался бы от слёз, когда такое оставление на произвол судьбы грозило всем в отсутствие такого отца? Итак, произнеся обычные душеспасительные поучения и вверив себя им, он благословил всех, увещевал их помнить о Господе Боге и, исполнив таким образом долг, вернулся домой, а когда болезнь усилилась, начал терзаться ещё сильнее. Затем его отнесли в церковь, и он с радостью ожидал часа своего ухода, возвещая всем живые слова. Церковь была полна слёз, полна стонов, полна скорбящих и рыдающих. Только он один радовался, ибо знал, куда его призывают, и вверял своё призвание молитвам. Когда все кричали: «Почто, отец, ты нас покидаешь? На кого ты оставляешь твоих брошенных овец?», он жалел их всех, сочувствовал всем, наставлял всех воздержаться от слёз и ещё поспешнее отправился на покой. Малое время спустя настал час, желанный для святого, угодный ангельским душам, горестный для детей, и Христос после долговременного свершения битв призвал раба своего к награде. Итак, в присутствии сыновей своей церкви он после сладких жизненных увещеваний, после последних утешительных обращений принял небесное причастие и, примирившись со всеми, в добром исповедании отдал Богу душу; его положили вместе со своими отцами, и он получил благую участь, которая не отнимется у него 690, ибо было в Салиме жилище его и пребывание его на Сионе 691.

А жил блаженный Мадельвей, начиная со времени Пипина, который, происходя от Ансегиза, родил Карла Мартелла, бывшего, в свою очередь, отцом Пипина, от которого произошёл Карл Великий, до времени которого дожил этот праведник в трезвой жизни, непорочной юности, совершив течение земной жизни в доброй старости. Старостью же мы называем тот возраст, который тянется у человека от пятидесяти и до семидесяти семи лет, когда людская сила начинает уже убывать и слабеть по сравнению с обычным состоянием, ибо возраст, который тянется от семидесяти семи лет и более, зовётся дряхлым и немощным; когда кто-либо доживает до него, то испытывает болезнь и дрожь. Это говорится для того, чтобы неискушённый читатель, услышав, что блаженный муж совершил течение в доброй старости, не думал, что он дожил до крайней старости; ведь известно, что каждый, умерший по истечении срока предустановленного времени в назначенный в глазах Господа час, совершил течение, и не важно, в старости ли, в юности ли, в детском ли возрасте он уплатил этот долг, и тем более тот, о котором сказано: «Он совершил течение». Умер же он, в то время как горько плакала земля, рыдало небо, в ближайшем епархиальном поместье под названием Новавилла 692, 4 октября, в возрасте 66 лет, в самом начале убелённой сединой старости, сбросив бренный покров плоти и надев нетленную столу бессмертия. Получив эту весть, весь город пришёл в смятение, весь народ был поражён горем. Не медля, люди всякого возраста и обоего пола без различия выходят навстречу телу, проливают потоки слёз, сотрясают воздух криками. При погребении блаженного тела не было недостатка в небесных служителях, которые, окружая блаженное тело своим блеском, издавали своим присутствием приятнейший аромат, чтобы дать всем ясно понять, что сюда пришёл также сам виновник благоухания. И действительно. Ведь здесь присутствовала сама божественная милость, унимая слёзы скорбящих и давая знать, какое благочестие было в усопшем, какая простота, какая чистота сердца. Ибо как только он отдал душу небу, две голубки, бывшие белее снега, на виду у всех спустились с неба и сели на крест, которые находился перед телом, и оставались там на протяжении всего времени похорон, пока тело не предали земле, и таким образом на глаза у всех вновь устремились в небесные чертоги. Итак, когда такое обилие небесного воинства проявило заботу о теле отца, оно при благочестивом усердии сыновей с достойнейшим почтением было на плечах сыновей доставлено в церковь блаженного князя апостолов Петра, которая расположена в северной части города и где наряду со многими своими предшественниками и преемниками, святыми епископами, покоится драгоценный исповедник Господень Витон; там после торжественно проведённой по обычаю службы, после того как явились епископы соседних городов, тело было со славой предано земле. Счастлива церковь, достойная погребения такого отца! Счастливо место, обогатившееся таким сокровищем! Я сказал бы также, что блажен народ, возвысившийся под управлением такого пастыря, защищённый благословением, радующийся чудесам. Ведь если слава церкви есть похвала наставнику, то какова была, вернее, какова есть слава той церкви, наставника которой всемогущий Бог удостоил такой похвалы? Ведь смотри, на похоронах его стояли на страже небесные служители, дабы на земле знали, какой славой одарил его Бог на небесах.

Безусловно благословенны похороны, удостоенные визита таких свидетелей. И что ещё может значить тот факт, что голубки прилетели с неба, оказали телу услугу и утешение и вновь на виду у всех улетели в небесные чертоги, как не то, что Христос в образе невинной птицы хотел ясно показать верующим людям, скорбевшим по поводу смерти отца и оплакивавшим своё оставление на произвол судьбы, что тот, кого они хоронили, жил в невинности и простоте, без горькой жёлчи, вёл жизнь благочестивую, богобоязненную, осмотрительную, беспокойную, жаждущую общества святых, свободную от всяких пятен злобы, и благочестивым благоговением заслужил сообщества святых во славе небесных чертогов? К этому присоединяются ещё славные чудеса, и да прославится Бог во святых своих, который дивен в делах своих. Ибо когда похоронили тело отца, то, чтобы показать, что он вечно живёт на небесах, ради обнаружения его славных заслуг у его могилы стали происходить божественные чудеса. И поскольку нежная милость Божья с детства омывала его от всякой плотской грязи и, очистив его душу, надёжно оберегала от дьявольских соблазнов, и он сохранил себя чистым сердцем и целомудренным телом, то после его смерти она показала это ещё более чётко. Ибо как ум его не был затронут похотью, так и тело не подверглось гниению. Ибо когда могила его славилась ежедневными признаками добродетелей и её посещали частые толпы народа, положение её всё же было более небрежно, чем того требует культ должного почитания. Поэтому епископ, всё духовенство и народ сочли тогда достойным заменить её более пристойной. В то время во главе Верденской церкви стоял епископ Бернгард 693, муж католический, религиозный и весьма именитый в святой вере, а императором был Лотарь 694, сын Людовика Благочестивого, чьим королевством была Италия вместе с городом Римом и частью Франции, которая заключается между Маасом и Рейном. Когда они усердно старались исполнить то, что замыслили, и вырыли саркофаг, то им внезапно явилось необычайное видение. Ибо они, сняв крышку гроба, увидели тело, умершее 40 лет тому назад, не осквернённое тлением или каким-либо признаком смерти, как если бы это был живой спящий человек, окрашенный белизной лилий и румянами роз. Увидев это чудо, ощутив приятнейшее благоухание, они начали плакать от радости и, с почтением и ликованием подняв тело святого, перенесли его в заранее приготовленный мавзолей, где с тех пор действует божество и всех излечивает милость Божья. Там унимается всякая болезнь, изгоняется слепота, исправляется кривизна, укрепляется немощь, и всем возвращается здоровье.

Теперь блаженный Витон имеет на небесах товарища и согражданина в том, кто некогда был его питомцем и благоговейным преемником на земле. Он приобщился во славе к святым, которым благоговейно служил в этой тягостной жизни. Мы ищем покровителя и защитника и наряду с прочими святыми благочестивого заступника перед Богом в лице того, кого заслужили иметь наставником и глашатаем истины. Так пусть же он, погребённый там, выслушивает нас, молящихся, защищает и оберегает, и добьётся, чтобы те, кого он имеет смиренными почитателями на земле, стали его согражданами на небе.

Итак, если любознательный читатель, движимый любовью к этому благочестивому мужу, желает досконально выяснить, в какое время он родился и когда был возведён в должность епископа, сколько лет он прожил до вступления в епископскую должность и сколько в самой этой должности, и когда он скончался, пусть возьмёт его памятную хронику и таким образом по временам сменяющих друг друга королей и римских понтификов найдёт то, что ищет. Выше было сказано, что перед его рукоположением верденский народ на протяжении долгого времени жил без пастыря. Ибо дерзкая наглость префектов, которые звались также майордомами, не позволяла церквям пользоваться собственной свободой, сверх меры угнетая даже сами города, особенно, Верден, который расположен на границе Нейстрии и Австразии и открыт для грабежа и вторжения грабителей с той и с другой стороны. Это опустошение длилось на протяжении многих лет, а именно, со времени Теодориха и правителя Эброина, чья зверская и бесчеловечная жестокость запятнала королевство франков кровью вельмож и магнатов, до второго года короля Пипина, который был поставлен папой Стефаном королём франков, как то сделал и его предшественник Захария, то есть до 754 года от воплощения Господнего. Тогда впервые рассеялась мгла ужасающей бури, и галльскому народу показалось, что взошло новые светило, и люди, которые были лишены пастыря, наперебой хватили каждый своего; в этом году названный святой был возведён на престол властью папы Стефана и заслугами правителя Пипина. Итак, поскольку хроника сообщает, что он жил, начиная со времени Пипина, который, происходя от Ансегиза, родил Карла Мартелла, до времени Карла, то мы получаем 712 год от воплощения Господнего, когда этот святой родился 13-го индикта; считая таким образом, подымаясь вверх, мы получаем: те годы, когда ещё жив был Пипин; затем 27 лет, в течение которых власть после отца находилась в руках Карла; затем ещё шесть лет, в течение которых после него сообща властвовали его сыновья Карломан и Пипин; четыре года, в течение которых Пипин до помазания единолично обладал властью; и ещё тот год, когда он был возведён в короли; таким образом, сосчитав их все вместе, получаем, что [Мадельвей] был посвящён в результате высшего избрания в возрасте 45 лет, а именно, в тот год, когда Пипин был поставлен папой королём. После этого, сосчитав 15 лет, в течение которых Пипин правил затем единолично, и 8 лет правления Карла, ибо этот святой ушёл из жизни в девятый его год, когда Карл осаждал Тревизо, город в Италии, мы получаем, что он, сменив бренное на небесное и вечное 695, отошёл к Господу в 54-й год пребывания в должности епископа, в ближайшем епархиальном поместье под названием Новавилла, 4 октября, на 68-м году жизни, 15-го индикта, в 28-ю эпакту, в шестой год понтификата папы Адриана, в 777 году от воплощения Господнего, во времена Константина и Ирины, в шестой год их правления, за год до Седьмого собора. Итак, блаженно происхождение Мадельвея, ещё блаженнее течение его жизни, и крайне блаженна была его кончина, и благодаря милости Иисуса Христа честь ему и слава во веки веков. Аминь.

Итак, в 754 году от воплощения Господнего король Пипин вторгся в Лангобардию, и папа Стефан вернулся в Рим. Также в 760 году от воплощения Господнего [Пипин] отправился в Гасконь, а в следующем году вместе с сыновьями Карлом и Карломаном захватил Аквитанию и Бурж. В 762 году он вновь отправился в Аквитанию и завоевал город Лимож. Когда он шёл туда в седьмой раз, проходя через Вьенну, то дал Бертерику из церковной челяди Вьеннское епископство. После этого в 768 году от воплощения Господнего он умер 24 сентября, и в том же году, а именно, на следующий день, Карл и Карломан были помазаны в короли. Франки разделились таким образом, что Карл получил ту часть, которой владел отец Пипин, а Карломан принял ту часть, которой обладал их прадед Карломан 696.

В 755 году от воплощения Господнего, 8-го индикта, после епископа Гайрона, который умер во время похода императора, аббатом во Флавиньи по милости императора Пипина был поставлен господин Манассия. 6 ноября он внёс в свою церковь доставленное из Воловика тело блаженного мученика Прайекта. Он также, первым пожелав учредить келью в Корби, добился этого от императора Карломана, но так этого и не сделал. Он умер в 787 году, 5 ноября, в 33-м году своего пребывания в должности. Ему наследовал Адальберт. Карл Великий пожаловал Богу, святому Петру, святому Прайекту и аббату Манассии, чтобы никто из людей церкви во Флавиньи не платил пошлины ни с колёсного транспорта, ни с лодок, ни с подарков, ни с обменов, ни с торговли во всём его королевстве в городах, на ярмарках, в деревнях, виллах, мостах, гаванях, освободил их от того, что люди обычно носят на спинах и что относилось к правам фиска, и пожаловал им все пошлины со всех монашеских землях во всей своей империи 3 мая в седьмой год своего правления.

Итак, Карломан после четырех лет совместного управления королевством умер 30 ноября 771 года, и Карл стал один владеть королевством. Во второй год своего правления, когда был ещё жив брат, он с таким успехом завершил Аквитанскую войну, начатую, но так и не оконченную отцом, что удержал за собой и подчинил себе всю Аквитанию и Гасконь. Итак, после Стефана в должности римского папы пребывал Павел, 10 лет, один день; он умер в 767 году от воплощения Господнего; после него был Стефан 697, 3 года, 10 месяцев, 28 дней. Ему наследовал Адриан, при котором в Никее пятью патриархами был проведён собор 350 отцов, во времена Константина и его матери Ирины, в седьмой год их правления и в десятый – правления Карла Великого, в 778 году от воплощения Господнего; Адриан пробыл в должности 24 года, 3 месяца, 17 дней. Он умер в 796 году от воплощения Господнего, и ему наследовал Лев 698.

Итак, когда Карл уладил дела в Аквитании и уже умер его соправитель, он по просьбе римского понтифика Адриана начал войну против лангобардов. В 772 году Карл вступил в Италию, и предпринял войну, которая была предпринята его отцом по просьбе папы Стефана. Некоторые из франкских вельмож, правда, настолько противились его воле, что заявили о своём намерении покинуть короля и открыто вернуться домой. Но её всё же начали. Итак, посредством кратковременной осады Карл вынудил Дезидерия, короля лангобардов, дать заложников, вернуть римлянам то, что было у них отнято, и клятвенно подтвердить, что он не будет на них нападать. Павия же была сдана в 774 году от воплощения Господнего, в седьмой год правления Карла. Итак, окончанием войны было подчинение Италии; Дезидерий был обречён на вечное изгнание во Франции, его сын Адальгиз изгнан из Италии, а имущество, отобранное лангобардами, было возвращено папе Адриану. Итак, Карл, подчинив Лангобардию и приняв клятву верности, после того как поставил во главе всей Италии своего сына Пипина 699, в том же году, который, как говорилось, был 776-м от воплощения Господнего, возобновил войну против мятежных саксов.

В 776 году от воплощения Господнего, который был девятым годом правления Карла, умер епископ Мадельвей, и, когда войско Карла осаждало в Тревизо, городе в Италии, Стабилина, тестя Хротгауда, который восстал против Карла, из-за чего собственно Карл и вступил в Италию, тот был убит в битве; в этом городе жил Пётр 700, итальянец, который сдал этот город, и его за это уважили Верденским епископством. В то время во главе церкви святого Витона в должности и сане аббата стоял Фретмодо, дьякон и аббат, который принял на себя управление этим местом после святого Мадельвея. Во времена этого Фретмодо, то есть в 14-й год правления Карла, который был 781 годом от воплощения Господнего, один благородный муж, каноник Бекко, передал этому святому и его служителям во имя своей души и во имя души своего родного брата Амлинга, погребённого на этом кладбище, свои владения, которые у него были в Верденском округе, в месте под названием Гайланкур, на реке Агире, то есть церковь в честь святого Христофора со всем, что, казалось, относилось к этой деревне, как то содержится в грамоте. Впоследствии по ходатайству епископа Петра Фретмодо передал двор Рахерей и то, что к нему относилось, в прекариальное владение некоему аббату Бетто, который … святому Петру и святому Витону, который … Гаранкур с его владениями, и после его смерти святой владел этими улучшенными дворами V … dinus.

Верденское епископство тогда в течение 12 лет было вакантным, но некий раб Божий по имени Амальберт, ставший по обычаю того времени хорепископом, управлял этой церковью и вёл как бы отшельническую жизнь в одной часовне в честь святых апостолов. Эта церковь тогда потеряла некоторые владения, которые были ей пожалованы и которыми она какое-то время владела, а именно, во времена Карла Великого. Ибо, хотя он и почтил названного итальянца Петра этим епископством за сдачу Тревизо, тот всё же не был в указанное время принят в епископстве, ибо предатели всегда вызывают подозрение. Однако, чтобы слово короля не казалось пустым и ничтожным, ему спустя указанный период времени было разрешено войти в город и овладеть епископством в 788 году от воплощения Господнего; он жил там 25 лет и претерпел множество несчастий. Так, его обвинили даже в неверности императору, и он из-за этого целых 12 лет не смел видеться с императором. Но впоследствии, оправданный сынами этой церкви перед правителем, он прибыл к его особе, и в его дни церковь не только ничего не приобрела для себя, но и многого лишилась. Ибо едва ли бывает, чтобы хорошим концом оканчивалось то, что имело дурное начало. Это подтверждает своим разорением и город Верден, укреплённый мощнейшей толщиной башен и стен, а именно, скрепленных камнем, свинцом и железом, отчего он и получил своё название, так что его называют город Ключей, и разрушенный Карлом за то, что он встал на защиту непостоянства и испытанной неверности этого итальянца, ныне являет лишь признаки огромных [укреплений?] и едва сохраняет какие-то [следы?] этой древней твердыни, подобным своим несчастьем давая всем знать, что то, что принадлежит Богу, будет истребовано Богом. Король также ощутил непостижимую пагубу такого несчастья, что оно не меньшее, если бы не подступил предумышленный враг, чем некогда вандальская зараза. И вполне заслуженно; ибо от самых начал веры до этого времени избрание духовенством и народом во имя Божье епископа всегда оставалось в силе, и если в некоторых случаях, как можно прочесть, правители и оказывали расположение и согласие, то никогда всё же не запрещали самого выбора рукополагаемого епископа и не меняли его, когда он был сделан. [Пётр] был погребён в церкви святой Марии перед алтарём святого Петра. От опустошения же города Вердена, которое было совершено вандалами, до его разорения при Карле насчитывается почти 380 лет. Из квадратных камней разрушенного города была выстроена часовня в Ахене.

После его смерти духовенство и народ в 815 году избрали себе из королевского дворца епископом Анстранна 701, королевского певца, деятельного мужа, чьим усердием бракские купцы (Bracenses negociatores) 702 были возвращены под власть этой церкви. Он прожил пять лет. Упокоился же он в 819 году от воплощения Господнего и был погребён в базилике святого апостола Петра рядом со своими предшественниками.

Итак, предпринятая Карлом война против саксов велась на протяжении 33 лет с большим ущербом для саксов, чем для франков. Саксы, видя, что не могут сопротивляться, просили о мире, и огромное множество их было крещено. Итак, в 780 году от воплощения Господнего Карл прибыл в Саксонию, в место под названием Падерборн, и провёл там внушительный съезд; саксы собрались там для крещения, и властью короля было установлено, чтобы франки и саксы были одним народом. Итак, в двух битвах саксы были так сокрушены, что никогда более не раздражали короля, а когда он приходил, не смели ему противиться. Всё же очень многие благородные мужи были убиты в этой войне.

В 788 году [Карл] вторгся и подчинил себе Испанию, а также Бретань. Ибо в течение 47 лет, на протяжении которых он правил, он так расширил Франкское королевство, что, хотя оно и раньше было большим и сильным, он сделал его таковым вдвойне. Более всех святых мест он почитал церковь святого Петра в Риме, и даже сделал ей многочисленные пожертвования в золоте и серебре. Он всегда стремился к тому, чтобы его трудами город Рим заблистал древним величием, но, хотя он и любил его такой любовью, за всё время своего правления он ходил туда только четыре раза. Когда ему сообщили о смерти римского понтифика Адриана, он так плакал, как если бы лишился любимейшего брата.

Господин Манассия внёс доставленное из Воловика тело святого мученика Прайекта в церковь во Флавиньи, которую он основал в честь святого Петра и этого мученика. Встреча его отмечается 6 ноября. Он добился у Карломана, чтобы в вилле Корби был построен небольшой монастырь. Он умер в 33-м году своего пребывания в должности, 5 ноября; ему наследовал Адальберт, достопочтенный муж, в 21-й год Карла; он умер в пятый год своего пребывания в должности, и ему наследовал Захо, который умер через четыре года; наследовавший ему Алькуин умер через семь лет, и таким образом в 35-й год правления Карла аббатом по воле императора был поставлен господин Аполлинарий. Он правил также аббатством Дижонским и Реомским; он наделил эти церкви владениями, почтил мощами святых, но особенно возвысил и умножил церковь во Флавиньи. Умер он 31 марта, в 12-й год правления Людовика. Он принимал участие в соборе, состоявшемся в Ахене в четвёртый год этого Людовика, и через два года ему наследовал аббат Вигилий, в 14-й год Людовика. Вьеннской церковью в то время правил Урс 703, а Лионской – Адо 704. После Адо Лионской церковью недолго правил его племянник Хильдуин, но епископом он не был и, уйдя, стал монахом в Лирине. После него Лионскую церковь принял Лейдрад 705, полезный для чести государства; а Вьеннской 11 лет правил Вульфер Баварский 706, которому наследовал Бернгард 707. Лейдрад же в начале правления императора Людовика отправился в Суассонский монастырь, и на его место с согласия императора и всего собора галльских епископов был поставлен Агобард 708, хорепископ этой церкви. Некоторые, желая оправдать это, говорили, что он был возведён на Лионский престол тремя епископами по приказу Лейдрада. Итак, этот Агобард и Бернгард Вьеннский были обвинены перед Людовиком и, оставив церкви, отправились в Италию к Лотарю; но заботами благочестивых императоров оба вернули свои престолы. А через несколько лет Агобард умер в Сентонже во время королевского похода. Бернгард также умер, и ему наследовал Агильмар 709. Лионское епископство принял Амоло 710, чей авторитет и любовь к нему Карла много значили в глазах святого папы Льва, как он сам свидетельствует это в отправленном ему письме.

После Адриана на римском престоле в 796 году от воплощения Господнего наследовал Лев, который пробыл в этой должности 22 года, 5 месяцев, 15 дней. Римляне, схватив его во время великой литании, подвергли многим лишениям, вырвали ему глаза, отрезали язык и заставили в 799 году от воплощения Господнего взывать к королю о верности. Ибо он, помещённый под стражу, ночью бежал через стену в церковь святого Петра; оттуда франки привели его в Сполето, и он, наконец, был почтительно принят королём в Падерборне и с честью отпущен в Рим. Это было причиной последнего прихода Карла в Рим для восстановления положения церкви; там он провёл всю зиму, и в это же время принял титул императора и августа в 799 году от воплощения Господнего 711, 8-го индикта, чему поначалу сильно противился. Тогда, проведя расследование по поводу тех, которые так недостойно обошлись с папой Львом и, низложив, подвергли его оскорблениям, он велел казнить их, как виновных в оскорблении величества. Благочестивый понтифик заступился за них, и король даровал им жизнь и члены; но они были отправлены в изгнание.

В 803 году от воплощения Господнего император отправил посольство в Рим, чтобы выяснить истину, действительно ли, как говорили, в Мантуе была найдена кровь Христова. По этой причине Лев приходил во Францию, и император принял его в городе Реймсе, провёл вместе с ним славное Рождество Господне и, одарив богатыми подарками, велел провести его, желавшего идти через Баварию, до Равенны.

В 806 году от воплощения Господнего мощи и кости святого Киприана были доставлены из Карфагена вместе с мощами сцилитанских мучеников 712, Сперата и его товарищей, и положены в Лионе, в церкви святого Иоанна Крестителя.

Текст переведен по изданию: Chronicon Hugonis monachi Virdunensis et Divionensis, abbatis Flaviniacensis. MGH, SS. Bd. VIII. Hannover. 1848

© сетевая версия - Strori. 2011
© перевод с лат., комментарии - Дьяконов И. 2011
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Monumenta Germaniae Historica. 1848