Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ГЕРМАН ВАРТБЕРГСКИЙ

ЛИВОНСКАЯ ХРОНИКА

CHRONICON LIVONIAE

В 1330 г. краковский король, с помощью отрядов немцев, венгров, поляков и литовцев, с многочисленным и сильным войском, враждебно перешел Кульмскую землю около Михайлова дня (29 сентября) и опустошил все грабежом и огнем.

В 1329 году литовский король явился для пользы рижан с большим войском перед епископским замком Пильтеном, на который и напал с различными осадными орудиями. При пожаре города, вне замка, были умерщвлены один орденский брат и двое слуг. После опустошения страны, он снова отступил в свою землю.

Когда же был заключен договор с рижскими бюргерами (1330, 30-го марта), магистр Эвергард начал предпринимать поход против литовцев, чего прежде не могло быть, по причине соглашения между бюргерами и литовцами и по зависти первых.

В 1330 году тот же магистр двинулся со своим войском в литовскую землю, которая называется Сантеголм. Совершивши грабеж и пожар, они умертвили около 500 литовцев, которые сопротивлялись им. Из христиан были убиты двое братьев и 40 (слуг?) неделю спустя после дня св. Лаврентия (17-го августа). [102]

В 1331 г., в день святых Косьмы и Дамиана (27 сентября), прусские и литовские братья напали на краковского короля в его собственной польской земле, причем они убили 5,000 человек, хотя и с некоторой потерей из своего войска. Братья наступали с такой силой, что папа 26, не зная дела в подробности, по просьбам их противников, издал против братьев суровый приговор. Вот оно какие и какого рода враги!

В 1332 году тот же магистр предпринял поход в землю неверных самаитов до дворов Мазейки и Виндейки 27.

В 1333 году он заключил дружеский договор с заместителем рижского архиепископа Марквардом и с соборным капитулом.

В том же 1333 г., после Сретения (2 февраля), ливонские братья вместе с прусскими боевыми силами двумя отрядами двинулись в землю самаитов, которую они опустошили грабежом и огнем, обратив в бегство литовцев.

В 1333 г. тот же магистр был перед Вилькенбергом.

В том же году с многочисленным войском на ладьях он был перед Полоцком.

В 1334 году тот же магистр повел войско в страну Дубинген и Сиккулен, где было убито 1,200 литовцев обоего пола. И тогда он был со своими людьми только за четыре мили от Вельнена 28. Затем он повел многочисленное войско в Плоцеке, в этом походе находился также граф Аренсберг 29.

В 1335 году, в посту (1 марта до 16 апреля), тот же магистр построил против неверных замок Доббелеен 30.

В 1339 г., после Рождества (т. е. после 25-го декабря 1338 г.), он построил замок Терветен.

В том же году, после Сретения Господня (после 2 февраля), тот же магистр предпринял поход на самаитов. Две ночи оставался он там, причиняя тяжкие убытки. Он возвратился домой по причине сильного холода, так как многие погибли от мороза, или поотмораживали члены. [103]

В 1340 г. он предпринял свой последний поход, который однако же не кончил, по случаю непостоянной погоды, и который поэтому назвали мокрым.

Построивши затем замок в Риге, отозванный великим магистром он оставил страну в мире.

В 1340 году, в день св. Иоанна Крестителя (24 июня) магистром сделался Борхард Дрейнлевский.

В его время псковичи вели переговоры с канониками и Вольдемаром Врангелем, кокенгузенским фохтом, и другими сановниками архиепископа рижского; для того, чтобы сделать переговоры более успешными, магистр послал в Псков орденского брата некоего Генриха, знавшего русский язык. Когда они уже собрались и совещались, несколько русских тайно проникли на постоялые дворы немцев, ели и пили там, а что осталось — раскидали. Пьяные, они начали ругать немцев и напали на их людей. Поднялся шум; несколько русских было убито, крик доходит до занятых переговорами, которые по всем направлениям разбежались в разные стороны. Когда русские не могли отомстить за себя, они напали на дерптский округ. Орден послал на собственный счет 400 человек для сбора близь Киримпе 31. Когда же наступила сильнейшая нужда, то они послали на помощь дерптцам все свои силы.

В 1341 году граф Лоенский с 36 рыцарями был в Ливонии 32.

В 1342 году, в день Благовещения (25 марта), тот же магистр построил два замка против еретиков, именно Фрауенбург 33, в области дерптского епископа, и Мариенбург, в области братьев; последний замок командор Герлах Гаренский впоследствии укрепил стенами.

Когда тот же магистр в 1343 г. пошел с войском на кораблях против тех же еретиков, накануне дня св. Георгия (22-го апреля), новокрещенные ревельского округа отложились, отрекаясь от веры. Они убивали своих собственных господ и всех немцев вместе с малыми ребятами, бросая детей о камни и ввергая их в огонь, или в воду. Они делали то, о чем позорно и говорить, а именно разрезали мечами женщин и прокалывали копьями находившихся в их чревах детей. Дома и другие строения они подожгли, церкви спалили дотла : точно также [104] и монастырь Падес; 28 монахов они умертвили различными муками, аббат же спасся только с немногими. А тех, которых пощадили мужчины, тем жесточе убивали освирепевшие женщины. Число убитых обоего пола доходило до 1,800 человек. Недовольные этим, они осадили тех вассалов и других христиан, которые спаслись вместе с епископом и духовенством в замке и города Ревеле; кроме того, как рассказывают, похитили они Распятие из загородного госпиталя и повесили его рядом с трупами повешенных, и даже, как уверяют, пригвоздили к кресту христианского мальчика на подобие того, как был распят Спаситель.

В том же году новокрещеные из эзельской епархии (епископства), отрекшись от христианской веры, осадили епископа вместе с его духовенством и другими христианами в гапсальском замке, накануне дня св. Иакова (24 июля). Также замок Пойден на Эзеле они осадили подобным же образом. Когда замок был сдан им после переговоров, с условием свободного отступления с невредимыми членами и имуществом, новокрещеные побили камнями до смерти своего фохта брата Арнольда и священника брата Иоанна вместе с некоторыми другими братьями и людьми ордена; они также утопили в море нескольких монахов и нескольких лиц из белого духовенства и убили очень много вассалов и христиан обоего пола. Кроме того они построили из больших бревен довольно обширное и сильное укрепление, думая найти в нем убежище вместе с женами, детьми и вещами. Однако, когда магистр узнал о степени опасности, он послал братьям на помощь храбрых и искусных в боях людей, числом около 630. Магистр и братья поднялись теперь со всей своей силой и сражались с упомянутыми отступниками в двух битвах, в одной — в Гарриене, в другой — перед Ревелем, в которых пало около 12,000 нехристиан, а другие были обращены в бегство; впрочем, также и с потерей для братьев, потому что было убито несколько храбрых дворян, не считая простого народа.

В среду, на первой неделе великого поста, в 1344 г. (17 февраля) названный магистр двинулся на Эзель, соединивши свое войско с прусским вспомогательным войском, и разрушил там упомянутое бревенчатое укрепление, причем было убито около 10,000 язычников, также и их король по имени Вессе был повешен на одной осадной машине, после того как у него были оторваны ноги. В укреплении же язычники убили 500 христиан. Когда затем наступила оттепель, магистр был принужден покинуть со своими остров и возвратиться домой, между тем, как упомянутые эзельцы пребывали в своем отступничества и неверии. Однако, по истечении года, магистр снова с большим войском двинулся на эзельские острова. И вот после того, как он [105] опустошил несколько местностей, эзельцы прислали послов, которые просили мира и обещали снова принять христианскую веру. Они снова были приняты в лоно церкви, без наложения дальнейшего вещественного наказания 34.

В то самое время, когда магистр, по случаю этих событий, был на Эзеле, в 1345 году литовский король собрал сильное войско и прошел через земли братьев, и изменой некоего человека, по имени Пале, он захватил сначала замок Терветен, построенный братом Эвергардом Мунгеймским, когда последний был магистром, и разрушил замок огнем дотла, причем были убиты восемь братьев с их людьми, не считая простого народа. Затем король подошел к замку Митову, завоеванному им перед тем вместе с прилегавшею землею; но так как замок был сложен из плит, то он не мог разрушить его; он увел, однако, с собой священников вместе с восемью братьями и около 600 человек из народа. Далее король литовский двинулся к Риге и через Нейермюлен в местность Зегевольда, где его встретил один лив из старшин с уверением, что он из новокрещенных и избран в короли над всем ливским народом; если литовский король хочет следовать его совету, то подчинит себе всю страну. Литовский же король спросил его, что нужно сделать с ливонским магистром. Тогда лив ответил, что они прогонят его вместе со всеми немцами. Но король сказал: "Мужик! — ты не будешь тут королем!" и велел ему отрубить голову на поле перед замком Зегевольдом. Затем он двинулся в область Торейде и Кремун, где он разрушил все церкви и умертвил священников. Он произвел большое кровопролитие, убив около 2,000 человек и многих уведши в плен.

Но тот же магистр Борхард построил на Эзеле хороший, крепкий замок, который брат Госвин расширил впоследствии 35.

Во время этого магистра один литовец со злым умыслом притворился, будто он хочет принять христианство со всем своим домом. Он повел это дело тайно с командором ашераденским. Затем изменник сам пошел к литовскому королю и рассказал ему, о чем он условился и указал ему время и час сходки. Король с войском незаметно пришел прямо на означенное место и напал со своими на наших, непредупрежденных и [106] невооруженных, причем погибло пятнадцать орденских братьев. Он убил и свирепо умертвил также и знатнейших в округах Зегевольда, Вендена и Ашерадена и многих других из двинских местностей. Затем он с радостью возвратился домой.

В 1345 году, в день св. Луки (13 декабря), в замке Мариенбург происходил общий капитул, на котором великим магистром был избран брат Генрих Дуземер. На другой день (14 декабря), брат Госвин был ими назначен магистром ливонским. В его время случилось счастливое событие для ливонских братьев. Потому что названный великий магистр купил, по побуждению Госвина, земли Гарриена с замками Ревелем, Везевборхом и Нарвою за 19,000 марок чистого серебра от светлейшего датского короля Вольдемара, сообразно королевской грамоте (1346 г. 29 августа) и утверждения папы Климента VI, каковые документы в том же году, в день Усекновения Главы Иоанна Крестителя (29-го августа) и в следующем (1347 г.), в день Всех Святых (1 Ноября), и были переданы братьям вместе с замками 36. Упомянутый магистр улучшил тотчас же названные замки стенами и рвами, употребив большие деньги на их укрепление и постройку башен.

Он же возвел и улучшил замки Гробин, Доблен и Динабург, последний с четырьмя башнями и с местом около него, кроме других замков и крепостей.

В 1348 г. тот же магистр Госвин Герикский предпринял поход против самаитских литовцев в селение Гедегиннен, которое теперь зовут Буссике 37.

В том же году, в день св. Валентина (14-го февраля), он опустошил до основания землю Саулию с замками, хотя она была многолюдна, за то, что жители, как казалось, были преданы литовцам и поддерживали их в их успехах уплатой дани и другими вещами.

В том же году прусские братья опустошали с войском в продолжении целой недели землю языческих литовцев. На девятый день, в Сретение (2 февраля) была дана при речке Стребене 38 битва, в которой пало более 10,000 литовцев и русских, призванных на помощь из различных мест, как то: Лантмара, Брейзика 39, Витебска, Смоленска и Полоцка. Нармант, король [107] русский, брат Алгарда и Кейнстута, литовских королей, был также убит в этом сражении. Из христиан же пали 8 братьев с 42 хорошими мужами (см. в конце, прим. 7).

В том же году был большой урожай, так что после дня святого Иоанна Крестителя (24 июня) уже были новый хлеб и плоды. А вина было привезено в таком изобилии, что в Риге и других городах было записано больше бочек вина, чем пива 40.

В первый год этого магистра, около пасхи (1346 года после 16 Апреля), литовцы совершенно разрушили замок Мезотен, причем были умерщвлены командор, брат Рихард Бахеймский с несколькими орденскими братьями и домашней прислугой, равно как и поселянами обоего пола.

В 1350 году дерптские бюргеры убили пред своим городом из новообращенных орденскими братьями поселян 30 человек, изувечили двоих и ранили кроме того десятерых, силою ограбив у них в тоже время их вещи. Орден спустил дерптцам это, хотя бы и мог отомстить. А дерптцы помирились с друзьями пострадавших.

В 1351 года господствовала большая смертность (см. в конце, прим. 8). Затем папа Иннокентий VI, по навету архиепископа Вромольда Вифгузенского, на орден издал публичный приговор (1353 года 12 августа), вследствии которого преосвященный епископ вестераский 41 отлучил от церкви орден (1354 г. 23 октября). Однако-же этот приговор впоследствии был смягчен объяснением достопочтенного отца Франца, кардинала Сан-Маркского (1359 года 23 декабря).

В это время хотели переселиться в Ливонию из Литвы литовцы из Стрипейве, Опитена, Мезевильте и Анстейтена; однако же им в том было отказано магистром 42.

В 1357 г. какая то ядовитая саранча, прилетавшая из за моря весною и летом, заражала по ночам воздух своим гниением, поедая также всю листву с деревьев.

В 1358 году двинулся в поход названный Госвин с войском и разрушил накануне дня обращения св. Павла (24-го [108] января) прекрасно построенный замок Добицен 43 в Саулине; здесь погибло около ста душ от тех диких людей. Также и два орденские брата, именно Иоганн Гане и Клавенбеке, были сброшены со стен и убиты.

В том-же году великий магистр Винрих, как было сказано раньше, пришел в помощь магистру Госвину в страну неверных самаитов. Они причинили много убытку язычникам.

Тогда-же случилось, что один мнимый родственник императора, изменивший ордену человек, по имени Плаве, распространил для поругания ордена между приближенными императора слух о том, будто литовцы хотят креститься в католическую веру. Император, легковерно поверивши ему, послал для исследования дела архиепископа пражского, герцога троппауского и немецкого магистра 44. Великий магистр, доставивши надежных проводников, препроводил их с большими издержками к литовцам, где они объяснили цель своего посольства. Но литовцы потребовали следующей пограничной линии : сначала начиная от Мазовии до верховья реки Алле; затем по Алле вниз до впадения Алле в реку Прегель, затем рекою Прегелем до Фриш-гафа; далее до моря и оттуда вдоль моря до того места, где Двина впадает в море; затем по Двине вверх, до того места, где в Двину впадает речка, вытекающая из озера Лубана, и от этой речки вдоль названного озера по прямой дороге в Россию. Далее, они потребовали, чтобы орден, для защиты их от нападения татар, был переведен в пустыни между татарами и русскими, и чтобы орден не удерживал за собой никакого права на русских, но чтобы вся Россия целиком принадлежала литовцам, и сказали: "Если мы достигнем наших требований, то исполним волю императора". Вследствии этого послы, ничего не сделавши, возвратились назад, так как нашли требования литовцев несоразмерно великими.

В 1359 году тот же Госвин предпринял большой поход против литовцев в страну Попиллен 45, при этом у лошадей в очень большом количестве отпадали копыта.

Он умер, наконец, в глубокой старости 10 сентября.

В 1360 году магистром был брат Арнольд Фитингофский, искусный воин. После праздника св. Матфея [109] (25 февраля), он предпринял поход на двор одного боярина по имени Эгинтена, который хвалился, что может изгнать и изгонит из Ливонии всех христиан и немцев, и уже назначил различные замки своим родственникам и друзьям. Магистр покорил этот двор и окрестную местность.

В том же году, после Воздвижения св. Креста (14 сентября), литовские короли с двумя отрядами жестоко опустошили.... 46 и сожгли церкви. Хвастаясь, они возвратились с добычею домой.

В 1361 году, после дня апостола Матфея (24 февраля), литовцы завоевали подступом церковь Леневерде с добычей и пленными они возвратились домой. В то же время, разделив свое войско, они были перед Митовом.

В том же году, в субботу накануне Юдики (13-го марта), литовский король Кейнстут был взят в плен в одной битве пруссаков с литовцами и привезен в Мариенбург.

В том же году осенью магистр Арнольд предпринял поход, в котором взял в плен всех челядинцев литовца Зивы. Печальный следовал Зива за своими людьми и добровольно сделался хорошим руководителем ливонских христиан.

В том же году, после Мартинова дня (после 11 ноября, именно 16 ноября), пленный Кейнстут, незамеченный, убежал из замка Мариенбурга и возвратился домой в свою землю (см. в конце, прим. 9).

В 1362 г. магистр Арнольд предпринимал четыре похода против язычников: первый в день обращения Павла (25 января) до так называемой святой деревни Сетен; второй поход предпринял сейчас же вслед за первым (в феврале) с некоторыми гостями из Германии; третий на кораблях, по просьбе великого магистра в вербное воскресенье (после 16 апреля), для разрушения замка Кауве 47. Великий магистр же пришел к названному замку с войском на кораблях во вторник перед днем Юдики (29-го марта), который и осадил, думая, что в нем находится убежавший король Кейнстут. Но замок, выведенный из камня и укрепленный также высокими стенами, трудно было завоевать, особенно когда в то же время явились оба короля со всей своей силой. Наконец, после продолжительных трудов и долгое время повторяемых битв, замок был покорен накануне Пасхи (16-го апреля). В плен было в нем взяты сын короля Кейнстута, начальник замка с его сыном и 37 других; остальные, около 2,000 отборных и сильных людей, погибло от [110] огня и меча Из братьев пали 7, а из других 20. Четвертый поход магистр предпринимал осенью.

В том же году, в пятницу на неделе после Троицы (10-го июня), названный магистр участвовал в съезде со своими орденскими чинами и епископами Германом эзельским, Людвигом ревельским и Иоанном дерптским, с пробстами и канониками рижскими и других монастырей, с аббатами из Фалкена и Падеса, далее с рыцарями, оруженосцами и бюргерами всей земли у длинного моста при дерптском монастыре. В их присутствии магистр жаловался, что преосвященный Иоанн, епископ дерптский, порочит его и орден перед королями и князьями, равно как и перед приморскими городами, что он может доказать достоверными письмами; далее, что этот епископ в свое время не сделал ничего, или только мало для борьбы с литовцами, так как магистр присылал ему всегда верную помощь, когда он только вел войну с еретиками; далее, что он значительно обманывает подданных магистра при покупке и продаже, давая именно подданным ордена, если они что нибудь продавали в городе, шесть любекских шилингов за ногату 48; когда же они покупали что нибудь, то должны давать 7 шиллингов теми же деньгами за ногату же. Наконец, дело было улажено вмешательством третейских судей, прелатов и рыцарей, и епископ попросил прощения у магистра и обещал, что напишет королям и князьям, что дело решено дружелюбно, и впредь также он будет исправнее в помощи; далее обещал, что любекский шиллинг будет ходить в Дерпте, как и по всей Ливонии, по 6 любекских за ногату. Все это обещал епископ; но когда возвратился домой, то приказал своим людям брать с наших 7 любекских за ногату. Вследствие этого феллинский командор приказал своим людям не возить ничего в Дерпт, а только в другие земли ордена, пока епископ не откажется от свой прихоти. Названный епископ обещал также при первой обедне преосвященнаго эзельскаго епископа Конрада и в присутствии его, как и тогдашнего магистра брата Борхарда Дреенлевенского и других, что он будет другом ордена. Но впоследствии он подал гнусную жалобу святейшему папе Урбану V, будто магистр и орден притесняют его и его людей враждебно и гораздо жесточе, чем неверных, стесняют его в монетном праве и что далее магистр объявил вражду ему и его людям. Епископ добился даже назначения комиссии по этому делу, хотя то и было несовместно [111] с его достоинством, ибо как гласит изречение : "только злой вспоминает с неприязнью содеянный грех" 49.

В 1363 г., после Сретения (2-го февраля), названный магистр предпринял поход в землю Опитен и другие местности поблизости, которые он и опустошил все.

В том же году великий магистр, после Пасхи (2-го апреля), с войском на кораблях покорил несколько замков в Литве; сначала замок Кауве, коего восстановление было начато с удивительным и необъяснимым старанием; затем Пистен и Велюн, которые он разрушил до основания.

В то же время при ледоходе случилось большое наводнение, так что окрестности рижского замка стали непроходимы.

В том же году осенью магистр предпринял поход против литовцев в страну Опитен, которую и опустошил, забрав с собою пленных.

В 1364 г. великий магистр Винрих и лифляндский магистр Арнольд, после Сретения (2 февраля), сошлись с двумя войсками в земли языческих литовцев у замка Вилькенбете 50, где они 9 дней опустошали, сжигали, уводя многих в плен, и избивали большую часть людей. Между тем король Кейнстут сжег и истребил съестные припасы наших отрядов и фураж для лошадей.

В том же году в прусском Мариенбурге была тайком проломана стена башни и сокровища были украдены и воровски унесены, однако не совершенно выбраны.

Магистр Арнольд умер 11 июля сего же года.

В 1364 году магистром был брат Вильгельм Вримерсгеймский - он принял должность 29 сентября.

В 1365 году он предпринял поход в страну Опитен, которую опустошил.

В том же году, после дня св. Валентина (14 февраля), литовцы завоевали три замка в Пруссии, а именно Шалауербург в Рагните, Каустритен и Сплиттерн. Они увели из них всех людей, убили одного орденского брата по своему суеверному обычаю и сожгли замки.

В том же году, после праздника вериг св. Петра (после 1-го августа), брат Зиффрид, гольдингенский командор, предпринял с курляндцами поход против литовцев, в котором [112] он убил 400 человек с потерею одного орденского брата и одиннадцати своих ратников.

В том же году, в день св. Иакова (25 июня), сын Кейнстута, короля литовского, пришел с пятнадцатью вассалами язычниками в замок Кенигсберг, был крещен и получил имя Генриха. Император впоследствии возвел его в герцогское достоинство. Немецкие гости подарили ему много подарков. Он после того остался приверженцем христианства и привел, во время тотчас же предпринятого похода после Успения, великого магистра в литовскую землю близ замков Вильнена и Вилькенберга, где последний все опустошил. Он сжег также и замок Керпов и Мейзегале, оставаясь там 12 дней, и вывел из плена многих христиан, а также и множество других литовцев, а остальных же умертвил.

В том же году магистр Вильгельм был в течении шести дней в Литве и опустошил все грабежом и огнем.

В 1366 году тот же магистр в половине поста (после 15 марта) повел войско против русских на Полоцк.

В том же году преосвященный Вромольд, архиепископ рижский, написал великому магистру, что он желал в его присутствии в Данциге вести переговоры по поводу своего спора с магистром и ливонскими братьями, и желает пригласить туда магистра с орденскими чинами. Сначала же он тайно сумел добыть от папы Урбана V письма к различным епископам. Тот же папа написал также к великому магистру, чтобы он привел к соглашению ливонского магистра с великим магистром. Он написал также и ливонскому магистру, чтобы он помирился с архиепископом; иначе папа будет принужден поступить строже. Когда же магистры с орденскими чинами прибыли на съезд, они нашли уже там письма папы. И архиепископ явился со своим братом, преосвященным Иоанном, епископом дерптским, с епископом любекским, равно и с его суффраганами из Померании, Кульма, Эрмланда и Замланда. Епископ ревельский был тоже там; далее также и пробсты, деканы и каноники упомянутых монастырей, и рыцари, оруженосцы, бюргеры различных городов, духовные и светские и много другого достойного веры народа. В их присутствии архиепископ рижский жаловался настойчиво и резко на магистра и лифляндских орденских чинов за их господство над городом, за непослушание и нарушение вассальной присяги, за неуплату десятины и некоторых других повинностей, на много других вещей, причем он начал с распространена христианства в Ливонии, и ничего не пропустил по своему делу. Вот он тот, что писал о желании дружелюбно вести переговоры! Точно также его брат, преосвященный Иоанн, епископ дерптский, [113] чересчур злобно и преувеличенно жаловался на ливонских орденских сановников из за епископских денег (доходов), из-за синодских визитаций (он хотел, чтобы синоды в орденских церквах состояли из двухсот и более товарищей), из-за монетного права, которого он еще не имел в ту пору, и из-за многого другого, что злобно написал, клевеща на ливонских братьев. Однако, брат Герман 51, капеллан магистра, ответил на все упреки и притязания не дерзко, но с кротостью, по примеру Господа. Тем не менее великий магистр, ради сохранения мира и покоя в Ливонии, заключил договор, или полюбовную сделку между обеими сторонами, который утвердили архиепископ своей печатью и печатью рижского капитула 52 и великий магистр своей печатью и орденской буллою, равно как и ливонский магистр. Но что это соглашение не было соблюдено, то в том не вина ливонских братьев, но вина архиепископа и рижского капитула, которые при рижском дворе исходатайствовали себе позволение не поступать по оному.

В 1367 году, во вторник после Estomihi (т.е. 2 марта), тот же ливонский магистр повел войско против литовцев в землю Опитен, которую он опустошал огнем и мечем в течении четырех дней. Вследствие этого, литовский король выставил свое войско на войну и послал своего сына с лучшими боярами королевства на разведки. На них наткнулся брат Робин, товарищ (кумпан) магистра, посланный за фуражом для лошадей, с незначительным отрядом. Робин напал на них, убил нескольких, увел с собою в плен восемнадцатерых, хорошо вооруженных, хотя и был со своими без (надлежащего) вооружения, и возвратился затем к своим.

В том же году, в воскресенье до предшествовавшего похода (28-го февраля), брат Геннинг, маршал ордена, сражался в северных частях Литвы. Застав литовцев врасплох, он разделил свое войско на три части. Два дня он их всех избивал острием меча; пожаром и убийством он опустошил местности Сетен, Варлове, Свинапеп, Калейнен и Сальвиссов вблизи старого замка Кауена, равно и местность Калевитен до Нового Кауена, и увел с собой 800 пленных. Он взял с собой в Пруссию также и конский завод короля с 50 кобылицами 53. [114]

В том же году, на рождество Богородицы (8 сентября), великий магистр Винрих пошел на замок Велюн. Когда тамошний гарнизон узнал об этом, то сам сжег замок. Затем он пошел вверх к Новому Кауену. Шесть дней сряду он опустошал нижеследующие местности: Эрагелен, Пернарвен, Галлен, Собенов, Тракен, Гезове и Бастове, и многие при этом лишились жизни 54.

В то же время гольдингенский командор, брат Зиффрид, 1367 опустошал с куронами землю Саре грабежом и огнем, и увел из неё несколько пленных 55.

Нужно знать, что русские в третий раз помешали братьям и дерптскому епископу в рыболовстве на озере Пейпусе. Когда же однажды рыбаки епископа и братьев встретили русских на этом озере, то рыбаки частью утопили, частью повесили русских, разорив и сжегши в то же время их хижины и сети. Вследствии этого рyccкие разорили деревню Розитского Фохта 56, не объявив предварительно войны братьям. Тогда, после дня св. Маврикия (22 сент.), магистр вторгся со своим войском в псковскую землю; в первую ночь он достиг замка Изеборха, во вторую шел по дороге к Пскову, в третью достиг замка Пскова, сжигая по пути города.

В день св. Клеофаса (25 сентября), магистр послал вперед маршала, брата Андрея Штенбергского, и зегевольдского командора с небольшим отрядом войска, чтобы разведать броды по речкам. Им вышли на встречу pyccкие со знаменами, но были опрокинуты и перебиты при преследовании. Маршал возвратился к своим, завладев знаменами и оружием. Между тем магистр опустошал шесть дней со значительным грабежом и пожаром землю по обе стороны реки Моде 57.

В тоже время брат Гельмих Дебенборгский, ревельский командор, по распоряжению магистра, перешел с фохтами гарриенскими и вирландскими, равно как и иервенскими и оверпаленскими, Нарову в Ватланд. Он опустошал их страну 58 пять дней сряду огнем.

В тоже время динабургский командор Дитрих Фридах с розитским фохтом двинулись против варнацких и [115] велийских русских 59, которых встретили невооруженными и опустошали их землю два дня. На возвратном пути еретики преследовали их. Произошло сражение, в котором наши победили и убили 29 вооруженных людей, вооружение которых они принесли домой в виде добычи. Остальные русские, покрытые ранами, в страхе отступили к себе домой.

В том же году, накануне праздника св. апостолов Симона и Иуды (27 октября), псковичи сосредоточили свои войска перед новым орденским домом (замком) Фрауенбургом и сожгли деревню перед ним. Но дерптцы собрались и убили 100 человек вооруженных из них. В день после всех святых (2 ноября), те же pyccкие были с другим войском на кораблях перед Нарвой, где они сожгли форштаты и все лежавшее вне замка. С третьим войском они были у приходской церкви Иеви 60, которую разрушили. Там им встретился брат Герман Фрилингузенский, везенбергский фохт, и Одоард Лоденский, которых они убили с другими пятью нашими. Но они в то же время потеряли триста человек у устья реки Наровы.

В 1368 г., в воскресенье Iudica (26 марта), была начата постройка замка Шрундена в Курляндии в местности, называемой Бандове.

В том же году, после праздника св. Варнавы (после 11 июня), магистр с преосвященным Иоанном, епископом дерптским, повел большее войско на русских. Они осаждали замок Изборх в продолжении двух недель машинами и другими военными снарядами, но не имели никакого успеха. После их отступления, новгородцы послали гонцов посредниками для мирных переговоров, однако с вероломным намерением. Ни епископ, ни магистр не знали о посольстве, а между тем эти новгородцы, еще заранее снабженные оружием, тайно поспешили в Псков и намеревались освободить осажденных в этом замке русских.

В том же году, после Петра и Павла (после 29 июня), великий магистр, брат Винрих построил замок, по имени Мариенбург, против Велюнской горы.

В том же году, в день св. Бернарда аббата (20-го августа), ландмаршал, брат Андрей Штенбергский, с командорами курляндским, зегевольдским и братьями (....) опустошили следующие местности в Опитене, именно: Мэлове, [116] Визевильте, Свайникен, Прейвизикен и Невезеникен 61, при этом был взят в плен и привезен в рижский замок Гердейко, сын благородного боярина Стирнейки, вместе с женой Мессы, всем его домом и многими другими, причем сам Мессе, брат названного Гердейки, сын упомянутого боярина, едва спасся.

В том же году, в день Рождества Богородицы (8 сентября), магистр брат Вильгельм, предпринял второй поход против еретиков в землю Астрове, пробыл там пять дней и возвратился назад с добычей и пленными.

В том же году, в тот же день (8-го сентября), фохт епископа дерптского со своими людьми был перед замком Изборхом. Он увел с собой много скота и пленных.

В том же году и в то же время маршал опустошил по ту сторону Навезы в Литве следующие местности, именно: Бастове и Ромагин 62, а когда он подошел к замку Кауве, который незаметным образом был вторично отстроен, то покорил и завоевал его на другой день, и переколол 600 вооруженных, которых он нашел там, за исключением немногих из высшего дворянства, которых он увел в плен с собой. Из наших трое были убиты, сброшенные со стен; на жизнь раненых была надежда.

В том же году преосвященный Конрад, епископ эзельский, прибыл в Ригу заместителем преосвященного Вромольдa, архиепископа рижского, и праздновал свое посвящение в четверть-годном (Quatember) посту (20 сент.). В следующее воскресенье (24 сентября) он дал на архиепископском дворе большой обед, на который пригласил магистра, ландмаршала, равно как и командоров динаминдского, зегевольдского и митавского. В следующий вторник (26-го сентября), магистр пригласил его к себе.

В том же году, после дня св. Дионисия (после 9 окт.), ландмаршал предпринял третий поход с зегевольдцами, розитцами, ашераденцами и динабуржцами против велиенских еретиков, которых он хотя и встретил предупрежденными, но оставался там две ночи, умерщвляя и опустошая все. Он увел с собой скот и около ста пленных, между тем как из наших погибло шестеро при фуражировке. [117]

В 1369 г., в субботу Reminiscere (24 февр.), магистр предпринял с ландмаршалом и жителями Сакке 63 и Каркса поход против русских, именно против Варнаца, где четыре ночи происходило большее кровопролитие, и уведено было в плен пятьдесят человек.

В то же время, ревельский командор, брат Гельмих с обитателями Гарриена, Вирланда и Оберпалена, равно как с вассалами и бюргерами дерптского монастыря, опустошал также в течении четырех ночей страну тех же русских, причем не считая убитых, было взято в плен 301 человек.

Во время этих событий Альгерде (Ольгерд), король литовский, пока магистр и ландмаршал были в отсутствии, опустошил земли Ашерадена и Цизегаля, равно как и владения монахинь в Пефольте 64. Один орденский брат со своим мальчиком был также убит ими на дороге. Затем король возвратился домой с добычей и пленными.

В том же году, в день св. Пасхи (31-го марта) русские завоевали Киримпе, грабя и разоряя этот городок, и увели с собой добычу и пленных.

В том же году, в воскресенье Misericordia (после 15 апр.), великий магистр, брат Винрих, начал строить в литовской земле замок по имени Годесвердер на одном острове, на котором король Кейнстут перед тем три раза строил замок Кауве, разрушенный однако тем же магистром. Он окончил постройку замка после праздника св. Троицы (после 20 мая).

В том же году, после дня св. Иакова (после 25 июня), ливонский магистр повел войско на псковичей; в псковской земле оно пробыло 9 дней и причинило псковичам много убытку.

В том же году на другой день после св. Протия и Гиацинта (12 сентября) литовские короли взяли недавно отстроенный замок Годесвердер. Для его покорения они соорудили, кроме прочих боевых орудий, 18 метательных машин и осаждали замок в течении пяти недель. Они однако не разрушили его, но построили рядом на том же острове еще другой замок. Братьев и других, бывших там, они увели в плен.

В том же году ландмаршал с обитателями Зегевольда и Вендена, после Матвеева дня (21 сентября), были перед русским замком, называемом Велия и в течении двух ночей причиняли там убытки. [118]

В то же время гробинский фохт с несколькими курляндцами, которых он собрал, был в Литве, где он выжег несколько деревень и поля и перебил много людей. Литовцы, однако, преследовали его и умертвили сто человек из его отряда.

В то же время нарвский фохт, переходя через Нарову, потерял пятьдесят человек из своих, убитых русскими.

В том же году, в ночь на св. Матвея (с 20 на 21 сентябрь), pyccкие сожгли три деревни нарвского фохта и убили около ста душ обоего пола.

В том же году, после Всех Святых (1 ноября), старший маршал ордена, брат Геннинг Шиннекон вел переговоры с литовскими королями о выкупе пленных, взятых при покорении замка Годесвердера. Когда после оконченного договора маршал на возвратном пути дошел до Рагнита, ему встретилось посланное великим магистром многочисленное войско. Вследствие этого, он повернул назад с войском и, вместе с освобожденными пленными, в день св. Мартина (11 Ноября), благополучно прибыл снова на упомянутый остров, на котором нашел построенными два новых замка. Когда литовцы заметили их, то покинули те два новые замка, зажгли их и перешли в старый замок, чтобы отстоять его. Однако, старый замок был все-таки покорен, причем в плен было взято 309 воинов и убито 54; остальные вместе с начальниками погибли в пламени. Там нашли также шесть метательных машин и другие четыре большие военные снаряды, которые все без исключения были сожжены. На все эти убытки литовские короли смотрели с противоположного берега, будто пораженные громом.

В 1370 г., в день св. Фабиана и Себастиана (20 января), ландмаршал, брат Андрей Штенбергский, с курляндцами, литовцами и кокенгузенцами был в литовской земле. Сначала он вторгнулся в землю Свайникен, затем перешел с войском в Превайзиникен, где пробыл две ночи. Он побывал также и в других местах, а именно в Малове, Вензене, Минаневе до Ремгаллена, Радена и Эгинтена 65, причем было убито 600 и взято в плен 300 человек обоего пола; из наших же пали трое.

В то же время брат Арнольд Альтенский, нарвский фохт, перешел со своими людьми Нарову для битвы со псковичами, причинившими ему убытки прошлого осенью. Он нашел их в новгородских деревнях, убил несколько из них и привел с собой 200 пленных. [119]

В том же году ливонский магистр повел войско против велинских еретиков, замок которых он, в Сретение (2-го февраля), окружил со всех сторон, и так держал в осаде до пятого дня, причем он потерял двоих из своих людей. Торейдцы же и кремунцы 66 потеряли при фуражировке 24 человека. Земля была сильно опустошена.

Когда в ту же зиму распространился слух о союзе литовцев и русских с другими союзными народами, великий магистр послал главного маршала на разведки. Последний встретил их, в Сретение (2 февраля), врасплох и разбил их на голову, причем в плен было взято 220 человек. Но пленные сообщили ему верное известие о сборе большого литовского войска. Только одну ночь оставался он там и возвратился тотчас же к великому магистру, который вследствие этого собрал тотчас же в Кенигсберге земское ополчение из братьев и туземцев тех земель, однако не все, так как ему было неизвестно, когда и где литовцы вторгнутся в страну. Они же пришли со всей силой со многими тысячами в воскресенье Exurge domine, которое пришлось на 17 февраля, ранним утром в землю самаитов к замку Рудову. В полдень против них вышли великий магистр и главный маршал, и произошла битва, в которой пало около 5,500 храбрых мужей, большею частью русских, не считая тех, кои, рассеявшись по пустыне, погибли от холода. Так Везевильте, благородный боярин, погиб от мороза. Из наших же пали главный маршал, командор и замковый командор Бранденбургский, командор реденский с двадцатью другими орденскими братьями и несколькими другими знатными людьми из Пруссии; из иностранцев пали три храбрых мужа, а именно Арнольд Лареттский с двумя другими рыцарями; общая потеря наших не превышала 300 человек.

В том-же году, в субботу после Reminiscere (9 марта), гольдингенский командор вместе с курляндцами напал на литовскую землю, которую он опустошил, а именно: Плутен, Малове, Варнев и Меденикен 67 по направлению к так называемому Плудденскому озеру, причем он переночевал в Верзевене и увел с собой 320 человек обоего пола, также 430 голов рогатого скота и лошадей, кроме многих, которых велел убить. Он возвратился домой со своими без потери. [120]

Затем литовцы устроили засаду у берега моря, около так называемой Святой Аа, о чем было дано знать гробинскому фохту. Он отправил разведчиков, которые однако были по пути неосторожны. Вследствие этого, находившиеся в засаде литовцы перебили из них 20 человек.

Летом того же года ливонские братья не могли предпринимать никакого похода, по случаю неблагоприятной погоды и слишком частых дождей. Однако брат Ротгер, главный маршал, послал нескольких людей с замландским фохтом на помощь к рагнитскому командору, который оставался в литовской земле, хотя она и была предупреждена, все таки две ночи, опустошая следующие земли, а именно: Эрагелен, Пернарве и Гезове.

Осенью тот же маршал послал легкие отряды в землю Дрогоцен, где они оставались четыре ночи, убивая и опустошая, и увели в плен 106 человек, равно как и 61 лошадь и 9 шоков (шок — 60 штук) быков и коров. Командор рагнитской со 100 из своих людей поехал на кораблях выше на литовцев, уничтожил два двора (усадьбы) с жителями обоего пола в земле Гезове и захватил 20 лошадей и 9 волов, которых и увел с собой.

В 1371 г. зима была такая сырая и непостоянная, что нельзя было ни привезти дань с Каркса в Ригу на санях, ни предпринять какого либо военного похода.

В том же году, накануне дня Рождества св. Иоанна Крестителя (23 июня), магистр ливонский со своими орденскими чинами, епископ дерптский Иоанн со своими канониками, имели съезд с викарием и пробстом Риги, вассалами обоих сторон, ратманом любекским, Иоанном Шепенстеде, равно как и другими немецкими купцами и важными высокопоставленными русскими, как из Новгорода, так и Пскова, перед замком Фрауэнбургом, принадлежащим дерптскому епископу. В их собрании, до самого кануна Петра и Павла (28 июля), шли переговоры и решались при этом прежние спорные дела. Магистр и дерптский епископ, ради дорогого мира, простили русским все причиненные ими до начала войны несправедливости и убытки. Магистр возвратил также купцам все их имения, ценою в 30,000 марок, которые были у них задержаны во время войны, когда незаконным образом, тайно и против позволения магистра, но с ведома тех купцов, эти земли были сторгованы и куплены русскими. Далее было определено, что обе стороны удержат свои земли и границы в рыболовстве, реках и все как было по прежнему.

В том же году, во вторник после Варфоломеева дня (26-го августа), брат Винрих Книпродский, великий [121] магистр и главный маршал двинулись в поход со своими людьми; затем они разделились, а именно великий магистр вторгся в землю Россиене, которую и опустошил со всеми окрестностями, между тем как маршал двинулся в землю Видукелен 68, которую он также опустошил. Они находились в пяти милях друг от друга. На другой день они встретились в земле Вайкене, дошли вместе до Эрагелена, затем в Пернарве, Галве, Гезов и Бастове и в другие соседние местности, которые все опустошили в течении одной недели грабежом и огнем., уничтожая полевые плоды и уводя многих в плен.

В то же время брат Вильгельм, ливонский магистр, вторгся в землю литовцев и опустошил следующие местности, а именно: Вельце, Минанен, Малов, Превейстке, Свайнике, земли Опитен, Линков, Цниен, Стренген, Опителакен, Азе, Ваке, Слаппеберце и Каллеберце; затем вниз по реке Невезе по обе стороны до двора Альгсминнен в арвистской земле, где Альгельминн, великий боярин, избрал себе место жительства 69. Тут он пробыл четыре дня. Не потеряв никого из своих людей, он возвратился домой.

Тот же ливонский магистр увеличил ревельский замок и укрепил его двумя очень крепкими башнями и высокими стенами; далее он выстроил в Риге башню или привратный дом около ворот; далее там же выстроил дома для больных братьев 70. Он сделал и другие большие издержки для богоугодных целей.

В 1372 году, после масляницы (после 10 Апреля), магистр собрал войско на литовцев, возвратился, однако, назад в Ригу, по случаю болезни, послав ландмаршала и некоторых других орденских чинов в землю Ланкеникен 71. Там они оставались две ночи, опустошили землю вместе с окрестностями и увели с собой много пленных, лошадей и скота.

В том-же году, в то же время, в Пруссии были Леопольд, австрийский герцог, с 1,500 лошадьми, графы (вернее герцоги) Стефан и Фридрих баварские, далее (два?) герцоги (о)польские, далее ландграф луттенбергский и граф гальский 72 [122] со многими другими храбрецами, которые все охотно двинулись бы против литовцев; но погода не допустила этого, так как реки не замерзли. Граф гальский с пятидесятью другими дошел до Риги, после воскресенья Юдики (после 14 марта), они возвратились однако назад в Пруссию за недостатком провианта и фуража для лошадей после Quasimodogeniti (после 4 Апреля).

В том же году, после Успения (15-го августа), брат Винрих Книпродский, великий магистр, предпринял успешный поход против литовцев в землю Меденике в местности Перстервиз и побывал так с войском во всех тех странах по ту сторону Навзы до тех мест, где начинается Нерге, и пробыл там 10 дней 73.

В том же году, в то же время, ливонский магистр, хотя и двинулся с войском, но был принужден вернуться назад по болезни, послав (вместо себя) ландмаршала, брата Андрея Штенбергскаго, который с войском напал на земли язычников. Первый растах, т. е. привал, он сделал в Кистенасе, где были опустошены следующие местности: именно Минанен, Вельцен и Малу. Второй привал он сделал в Веленсте, где были опустошены следующие местности, а именно: Сильнике, Барклене, Ремигалле, Сукейне, Лискейпен, Црейбе. Третий привал в Салкаппене, причем были опустошены местности Вейзеке, Вайзевильте и Опитен. Четвертый растах, по направлению к самаитам, был в Эгинтене, опустошены при этом местности: Лауден, Книен, Бурве, Линкове, Сазен. Пятый разстах был Датинен, опустошенные местности: Верце, Рамоэ, Сланниберце, Шегене, Датиске, Зазати, Верго. Шестой растах был в Андигенкути; тут были опустошены местности: Раммине, Бабине, Гайдине. Карианове, Лабунове, Пединс, Бапплиус и Нармайне. Седьмой растах был при Бралинове, причем были опустошены местности: Онителаке, Рады и Штренге. Восьмой растах был Эгглаите, причем были опустошены: Сванике, Превайзике и Невезенике. Девятый привал Салвейте находился на Невезе; опустошенная при нем местность зовется Вадахте 74. [123]

Когда в том же году ливонский магистр и орденские сановники, вследствие вызова, находились в большом капитуле в Мариенбурге в Пруссии, на другой день после св. Дионисия (10-го октября) и на возвратном пути прибыли в Розитен 75, мемельский командор послал им на встречу письмо с предостережением, что 350 литовских разбойников устроили засаду против нас у морского берега и что он тоже написал о том и гробинскому фохту. Когда же мы, накануне дня 11,000 дев (20 октября), прибыли в Мемель, нас встретил гробинский фохт с несколькими братьями и воинами из Курляндии с заявлением, что все безопасно. Посланные лазутчики показали точно то же. То же самое уверял и брат Генрих Ранбовский с некоторыми другими встретивший нас у реки Святой Аа. Но вот! Когда телеги и некоторые из наших перешли реку, неприятель бросился на нас, убил десятеро наших и ранил названного брата Генриха. Принужденные отступать и собрать свои силы, мы советовались, что делать дальше. Когда же враги увидели, что мы не менее храбры, то с обоих сторон поднялся воинственный крик, продолжавшийся с девяти часов до вечера; наши померялись со врагами, внушили им страх и обратили их в бегство, причем некоторые из них были убиты или погибли в реке.

В том же году великий магистр, брат Винрих Книпродский, в день Всех Святых (1-го ноября), вел переговоры с литовскими королями, именно с Альгердом и Кейнстутом, и освободил всех находившихся в Литве пленных, взамен коих выдали литовцев.

В 1373 г. ливонский магистр, брат Вильгельм Вримерсгеймский, после дня св. Валентина (14-го февраля), повел войско в землю языческих литовцев, где он пробыл восемь ночей, так как жители не были предупреждены. Первый привал он сделал перед замком Таураге, второй — в деревне Гавейкене, третий — в деревне Надунеие, четвертый — на дворе Гирдемантеса, пятый — в деревне Эйнаре, шестой — в Мулове, седьмой — в Лаббенаре, восьмой — перед замком Ленгемене. Опустошены следующие местности: Таураге, затем округ в Виттепа, Антецельве, Видениске, земля Енкретас, Сильвине, Лоумене, Гедерейте, Освиам Линнане, Добинге, округ Гейдойаттен, Асдубинген, Анстиштирне с округом Ленгеменом. В плен было взято около тысячи человек обоего пола, не считая убитых, и захвачено много лошадей 76. [124]

В том же году брат Андрей, ландмаршал, собрал снова войско в 850 человек, с которыми, в ночь на Oculi mei (с 19-го на 20-е марта), в час первого сна, разграбил деревню около замка Узупалле, всех жителей перебил и сжег самую деревню. Уведши 70 лошадей, он невредимо возвратился домой.

В то же время Сирогайле (Свиригайло), сын литовского короля Альгарда (Ольгерда), был с 600 вооруженных людей перед замком Динабургом, где они, однако, сожгли только несколько домов перед городом.

В том же году, после Пасхи (после 17 апреля), митавский командор послал восьмерых подстерегателей (Wegelagerer) 77, которые, пришедши в одну литовскую деревню, застали в корчме шестнадцать человек и сожгли их в том же доме, но двух взяли в плен и увели с собой.

В том же году, в субботу перед днем Quasimodogeniti (24 апреля), Андрей, полоцкий князь, был со своими людьми перед замком Динабургом, где он захватил нескольких из наших с их лошадьми и увел с собой.

В том же году, через неделю после Успения (22 августа), брат Винрих, великий магистр, повел своих людей против литовцев в землю Аустгейтен, где его не пропустил король Кейнстут со своим войском. Великий магистр двинулся дальше в землю при Нерге, где надеялся пройти. Но король помешал ему также и здесь, равно как и при другой переправе. И так великий магистр опустошил землю около Нерги до Валкенберга. Затем он повел свое войско в землю Сеймен 78 и оставался около десяти ночей в стране язычников, причиняя им много убытку.

В том же году, в то же время, братьями была начата постройка замка в земле зелов 79.

В том же году магистром была построена шестиколесная мельница при Песчаной горе перед городом Ригой.

В 1374 г. динабургский командор был со своими людьми, накануне Вознесения Господня (10 мая), в России перед новым замком, где на замковом мосту было убито трое русских, девятеро других были взяты в плен, равно захвачено и 120 голов крупного скота, не считая уведенных или съеденных овец. [125]

В том же году, в день Рождества Богородицы (8-го сентября), главный маршал был с двумя отрядами в Аустейтене, в литовских землях, которые он с войском опустошал три дня и три ночи.

В том же году, в то же время, ливонский магистр с войском был пять дней и пять ночей в литовских землях, которые сильно опустошил, также убил нескольких людей, а других увел с собой. В то время в Ливонию изменнически убежали к литовцам два брата, а именно Иоанн Ланцеберг и Фридрих Миссенский, храбрые мужи, с проводником, по имени Биллене, а также со всем оружием и вещами, из которых ничего не оставили дома, и со многими лошадьми, не только собственно им принадлежащими, но и с украденными ими у магистра и кандаускаго фохта.

В том же году, в день св. апостола Матвея (21-го сентября), динабургский командор с 100 из своих людей двинулся сухим путем в Россию, и когда он оставил Двину за собой в двух милях, то между тем подошли князья полоцкие и одриские 80 с войском к замку Динабургу, захватили весь скот командора и крестьян, пасшийся на лугу перед замком, как-то коров, овец, свиней и лошадей, равно как и одного человека, который объявил князьям об упомянутом отсутствии командора. Вследствие этого, князь Андрей полоцкий с 250 своими лучшими людьми поспешил за ним в погоню. Командор оставил между тем за собой двух соглядатаев, которые лишь только узнали об этом, тотчас же поспешили к командору, находившемуся в пяти милях от Двины на месте, где он думал переночевать, и сообщили ему все. Командор пошел назад по широкой и пространной степи, но по другой дороге. На другой день они невредимо пришли в замок Динабург. В ту же ночь, еще до возвращения командора, и остальная часть русского войска в страхе отступила от замка.

На другой день после этого, сюда пришло 50 вооруженных людей из округа Розитена, где они все опустошили, и в брод подошли к замку Динабургу. Командор, по недостатку лошадей, не мог их преследовать.

Когда замок Динабург, как рассказывают, был осажден ими, в ту же ночь убежал в замок один слуга полоцкого князя, который сказал, что князья хотели, если бы командор оставался дома (в замке), стоять три ночи перед замком и послать между тем отряд, называемый зарником, до самого Крейцбурга. [126]

В 1375 г. магистр и орденские чины со всех концов Ливонии собрались в многочисленное войско и в день св. Агаты (5 февраля) дошли до следующих литовских местностей, а именно Таураге, Уттен, Балнике, Налиске, Зессолен, Видениске, Гедерейтеп и части земли Дубингена и Асдубингена 81, где они в течении десяти дней все опустошали огнем и мечем, увели 600 человек обоего пола и затем невредимые только с потерею одного человека возвратились домой. Стоял ужасный холод и снег был глубок и тверд, так что все войско могло продвигаться только по одиночке один за другим. Брат Андрей Штенбергский, ландмаршал, в течении 21 года искусно исправлявший свою должность, умер вследствии падения дерева, которое во время этого похода неожиданно обрушилось на него.

В том же году, главный маршал, брат Готфрид Линденский с жителями Эльбинга, Бранденбурга, Балги и Кристбурга, равно как и обоими фохтами самландскими и еще несколькими гостями из Германии были в Литве. В день св. Схоластики (10 февраля) они опустошили ниже поименованные земли грабежом и огнем. Он разделил свое войско на три отряда, так что пришедшие из Кристбурга и Балги переночевали в деревне по имени Свирдекейнендорп, сам маршал и гости из Германии с фохтами самландскими в Свенте-Ацере, пришедшие из Эльбинга и Бранденбурга в Стагенискене. На другой день (11-го Февраля), соединившись, они пошли в Санилискен, где ночевали второй раз, обратив передовое войско против замка Тракена и на пол мили по ту сторону к деревне Детаргесдорп, где и переночевало все войско. На другой день они возвратились к названному замку, где они и нашли короля Кейнстута, ведшего переговоры с маршалом. Затем они опустошили местность около Стребе до впадения её в Мемель. Так они пробыли семь ночей в названных литовских землях и увели с собой 715 пленных обоего пола, не считая тех, которые достались на долю гостей.

В том же году, вскоре после возвращения пруссаков, в двинские местности вторглись Кейнстут, король литовский с тремя сыновьями своего брата, короля Альгерда, а также с сыном смоленского князя; далее Андрей, князь полоцкий с своими [127] людьми в пятницу перед днем Estomihi (2 марта). Они разделили свое войско по примеру пруссаков на три отряда, опустошили поместья преосвященного архиепископа рижского и особенно владения Тизенгузена, а именно прежде всего местность Крейцбурга, далее Локштеен, Барзоне, Эрле, Пепалге, Кессовен до Балтове и увели с собой пленных 82. Ордену, однако, не смогли нанести никакого вреда по трудности пути и по причине глубокого снега; но они оставались неделю в землях архиепископа, хотя переносили и сами большие потери. Потому что шесть пойманных динабургским командором литовцев объявили, что по трудности пути они потеряли более 100 лошадей и что убито было 50 человек. Также 50 утонуло со всем оружием при замке Герцеке, где делали попытку переплыть реку. Далее лежали убитыми на дороге, вблизи замка Динабурга, двое русских — один по имени Андрей, сын одного великого боярина из Витенбеке, который держал себя как король; другой же — великий боярин из Полоцка по имени Радеке, из свиты короля.

В том же году попечитель Инстербурга с обитателями Замланда и Натангена был в воскресенье Laetare (после 1 апреля) в Литве, где они с раннего утра до вечера следующего дня производили опустошение и увели с собой 87 пленных, не считая убитых.

В том же году, в пятницу перед Юдикой (6 апреля), розитский фохт с 400 туземцами и новокрещенными был в полоцкой земле, которую они опустошили и увели из неё 86 человек обоего пола и 100 лошадей. В вербное воскресенье (15 апреля) они невредимые возвратились домой.

В том же году 300 человек отборных литовцев сделали себе челны из древесной коры у берега Двины, на которых и приплыли к местечку Ликстену 83. Здесь они спрятали свои лодки и проникнули по суше до округа розитского. Динабургский командор и его люди, проведавшие об этих литовцах, сначала разорили их лодки, потом перебили часть литовцев, в числе всего 200 человек, причем у них была отнята их добыча в 40 человек, другая же часть была обращена в бегство и погибла затем в пустыне.

В том же году, после Петра и Павла (после 29 июня), рагнитский командор со своими людьми и с 300 человек, [128] присланных ему главным маршалом, вторгся в литовскую землю Вайкен, где наполнил все грабежем и убийством. Литовцы же зашли им в тыл в пустыню, и хотя пленные это предсказывали, командор, презирая все толки пленных, пошел вперед. За то он и потерпел поражение. Потому что когда литовцы соединились все в пустыне, в надежде на свое превосходство, бросились на них спереди, сзади и с обоих сторон, то наши были принуждены оставить свою добычу и пленных. Сколько пало язычников — неизвестно; из наших же погибли командор с 11 братьями и 19 других. Кроме того, литовцы взяли в плен орденского брата и семерых ратников.

В том же году, после Рождества Богородицы (после 8 сентября), брат Робин, ландмаршал ливонский, двинулся против литовцев в Опитен. Когда он подошел сюда, несколько человек из его войска, незамеченные, зашли вперед до литовских засек, где они нашли литовцев с их женами и детьми и имуществом, бежавших от прусского войска, которое, как будет рассказано ниже, находилось в то же время в Литве. После того как упомянутые застрельщики (струтеры) 84 так завладели добычей, они убили некоторых из находившихся в засеке. Когда же литовцы увидели их незначительное число, они начали сопротивляться, снова отняли у них добычу и убили около 25 рядовых из них. Однако, один из них, тяжело раненый, с трудом возвратился ночью к войску и доложил об исходе дела. Когда наступило утро, ландмаршал (со своими людьми) нашел тела убитых обнаженными и ограбленными; они сожгли трупы и пошли затем дальше. И они пробыли в упомянутой земле Опитен только одну ночь, во первых оттого, что их войско было очень невелико, во вторых страна была уже предупреждена за шесть дней вперед.

В том же году, в субботу после Всех Святых (3-го ноября), князь Андрей полоцкий двинулся со всей своей конницей и ладьями к замку Динабургу. Он сжег все сено командора и поселян и нисколько его не уцелело; он также увел с собой пятнадцать человек и лошадей поселян. Далее он угнал также убойный скот командора, в котором командор нуждался после целый год.

В том же году, в день св. Каликста (14 октября), в Пруссии в Мариенбурге происходил большой капитул. Нужно заметить, что ливонские братья еще не вполне выплатили великому магистру деньги, занятые для покупки ревельской земли. Когда же [129] ливонские братья медлили с уплатой, то великий магистр напомнил им это и велел им заплатить 10,000 (?) марок прусскою монетой, после чего они совершенно освободятся от всяких притязаний со стороны прусских братьев. Эти 5,000 марок 85 заплатил единственно из своего дохода от должности брат Альберт Бренкенский, бывший тогда венденским фохтом. Должно заметить, что никто из ливонских орденских сановников и никогда до этого времени, находясь в должности, не располагал такою суммою денег, как он.

В 1376 г., на неделе после Пасхи (14-20 апреля), пешие братья в Ливонии соединились, по примеру струтеров, в числе 600 86, против язычников. Их знаменосцем и начальником был брат Дитрих Гольтейский, добленский командор. Прибыв в земли язычников, они опустошили все огнем и мечем, захватили 40 человек обоего пола, а также 59 лошадей и 40 голов крупного скота, которых всех увели с собой и, кроме того, множество перебили, хотя и пробыли там только одну ночь. Они ее провели во дворе одного боярина, по имени Дринигайло, которого также взяли в плен и увели с собой.

В том же году, после праздника Иоанна Крестителя (24 июня), Кейнстут, литовский король, опустошил в Пруссии местности по обе стороны реки Мемеля до Белова, сделав набег на землю недалеко от замка Нервекет 87, который лежит в местности Надрауен в 3-х милях от города Белова. Оттуда они поворотили к замку Инстербургу, где сделали нападете и увели с собой около 400 человек обоего пола вместе с детьми. Они увели также из конского завода при замке Инстербурге 50 кобылиц с двумя случными жеребцами и 60 другими жеребцами и жеребятами. Жители деревень потеряли весь свой скот и все остальное имущество.

В том же году, после праздника вериг св. Петра (после 1 августа), тот же король был перед митавским замком, сжег посад и угнал оставленных на пастбище лошадей и скот. Во время этого похода, он был перед замком Доблееном; и, сжегши сено в обоих замковых округах, литовцы увели из них около 40 пленных обоего пола.

В том же году, во вторник перед Успением Богородицы (12 августа), динабургский командор и обитатели Розитена и Зельбурга с другими воинскими людьми преосвященного архиепископа [130] рижского, были перед Новым замком в Литве по ту сторону Динабурга, где они убили 13 человек и 20 лошадей, а также сожгли сено и хлеба вокруг того замка вместе с мостом. Между тем один орденский брат Иоанн Вловер убежал изменником в упомянутый Новый замок

В то же время полоцкий князь был со всем своим войском перед замком Розитеном; в одну ночь он сжег все перед замком; командор же захватил около ста кораблей, на которых тот приплыл по реке, у Нового замка, разрушил некоторые из них, а другие увел со всем грузом.

В 1376 г. литовцы прошли чрез землю герцога мазовецкого до округа Сольдау в остеродском командорстве, где, явившись так неожиданно, они убили или взяли в плен около 800 человек.

Нужно заметить, что венгерский король предоставил оппельнскому герцогу некоторые земли, кои принадлежали братьям литовских королей, а именно Георгу Бельзскому и Люберту Луцикскому 88. Вследствии этого, тот герцог начал враждовать и делать нападения на земли названных королей. Короли же, раздраженные этим, призвали своего брата Кейнстута, который со всем своим войском пришел к ним на помощь. Соединившись, они враждебно вторглись в польскую землю, в четверг перед Всеми Святыми (30 октября), и, опустошая, грабя и убивая, прошли вверх по Висле на 4 1/2 мили от Кракова. При этом они причинили такое поражение и бедствие между рыцарями, дворянами, девушками и почтенными женщинами, о каких никогда не было слыхано в прошедшие времена.

В 1377 г. главный маршал и остальные прусские орденские чины, в Сретение (2 февраля), пошли на литовцев, причем пробыли в стране 11 ночей и дошли до замка и города Вильны, где тогда жил король Альгерд, произвели опустошения, а также сильно повредили жатву огнем и мечем. Между тем некоторые из язычников ограбили майи 89, т. е. хижины, в которых сохранялся провиант и фураж для лошадей на четыре дня, и сожгли их. Поэтому маршал был принужден, вследствии недостатка продовольствия, возвратиться со своими людьми, что ему и удалось исполнить без вреда.

В том же году, в то же время, магистр и ливонские братья двинулись со своими людьми против литовцев, вторглись к ним в день св. Схоластики (10 февраля), четыре ночи опустошали все убийством и огнем, и взяли в плен и убили около [131] 300 человек. Они, однако, не могли здесь оставаться дольше, по причине больших снегов.

В том же году, накануне вербного воскресенья (21-го марта), король Кейнстут со своими сыновьями и сыновьями Альгерда, своими двоюродными братьями, с большим войском, также состоявшим из русских, враждебно вторгся в Курляндию (никто не был предупрежден об этом заранее), и причинили на многие года неисправимый вред в области Гольдингена и в поместьях каноников курляндского монастыря опустошением, грабежом и избиением скота и людей. Число убитых и пленных доходило до 700, причем, однако, были также взяты в плен и умерщвлены несколько литовцев. Тогда же был взят в плен один боярин по имени Пексте, тракенский фохт короля литовского, гнусный презритель и мучитель плененных христиан.

В том же году, брат Робин, ландмаршал, двинулся, после Троицы (после 24-го мая), с жителями Вендена, Зегевольда, Кандова, Митова и Добелеена в землю Опитен, где он все опустошил огнем и мечем и 120 человек взял в плен и увел с собой, а также угнал 280 боевых коней и 260 голов крупного скота. Также взята была в плен жена одного боярина, по имени Канталге, с его сыновьями и со всем его домом. Когда этот боярин рассудил, что его потеря непоправима, он через несколько дней последовал за своей женой и сыновьями, получив сначала от магистра свободный пропуск. Он прибыл в Ригу и обещал перейти в христианство. Чрез несколько дней туда же пришел Биване, сын Эгинта, опитского боярина, с одним слугой и четырьмя лошадьми.

В том же году, в то же время, умер Альгарден, главный литовский король. При его похоронах, сообразно литовскому суеверию, было совершено торжественное шествие, с сожжением различных вещей и 18 боевых коней.

В том же году, магистр и орденские чины повели вверх по реке Двине большое войско к Новому замку русских, лежавшему почти в 11-ти милях за нашим замком Динабургом; они прибыли туда в день св. Варфоломея (24-го августа), и поставили четыре осадные машины, а также два других военных орудия, так называемые гуки. Дней с тринадцать магистр храбро с большими усилиями и издержками трудился при осаде этого замка, но не достиг ничего.

В том же году, в пятницу перед Рождеством Богородицы (4 сент.), великий магистр Винрих и другие орденские чины сделали набег на литовские земли Видукелен и Кразиен и на другие соседние в самаитском королевстве, причем они 8 дней опустошали все, избивая и сожигая. В этом войске находился также [132] герцог австрийский со своими людьми и начальниками, числом около 100 человек.

В том же году, в то же время, король венгерский был с многочисленным войском в землях неверных, а именно ладемарских 90. Опустошив часть их, тот же король осадил замок Бельзе, в котором было местопребывание Георга, сына Нарманте 91. Однако, когда король простоял около замка почти семь недель, Георг начал бояться опасности для себя и своих, и уступил королю замок вместе с землею и людьми. Король принял замок и отдал его своим польским советниками. И так этот замок, в котором жили еретики, принадлежит теперь к венгерской короне. Король затем взял с собой Георга с женой и сыновьями, и подарил ему взамен замок в Венгрии с людьми, землей и со всем к нему принадлежащими владениями и имуществом. Во время осады вышеупомянутого замка, король послал отряд, завоевавший два другие русские замка.

В то же время, когда он еще осаждал замок, ему добровольно подчинились Коддере, брат покойного литовского короля Альгерда, и Люберт, сын того же короля, с женами, детьми и всеми домашними 92. Они предоставили себя его милости и поклялись ему в верности. Король возвратил им в Руси несколько замков, но взял, для безопасности, в заложники их сыновей.

К концу того же года, великий магистр Винрих послал балгского командора с 600 человек против еретиков. Он напал на них в рождественский сочельник (24 декабря), и разбил их с большим опустошением, причем раскинул свои палатки до замка Белица 93. Опустошив в одну ночь местность, он взял в ней в плен 200 человек обоего пола. Они увели бы еще больше, если бы им не помешала оттепель; и так эти погибли от меча. Они увели также с собой 1,000 голов крупного скота и 100 лошадей. [138]

В то же время, названный магистр послал рагнитцев и инстербургцев с 500 человек против литовцев. Когда они дошли до реки Мемеля, они нашли ее вскрывшеюся, лед потрескался и был так некрепок, что они тут не могли устроить переправы. И так они пошли дальше вниз по реке. Здесь они встретили такое скопление льда, что осторожно перешли один за другим. Затем, в день Рождества (25-го декабря), они вторглись в землю Славислов, в которой причинили много убытку опустошением, грабежом и убийством, а также увели оттуда 100 язычников обоего пола и 200 лошадей. На возвратном пути они принуждены были строить мосты с обоих берегов, и невредимые возвратились домой 94.

В 1378 году, брат Вильгельм, магистр ливонский, послал ландмаршала брата Робина против русских в области замка Менделена, которые были преданы язычникам и поддерживали их. Он напал в воскресенье после Епифания (10-го января), и опустошал страну два дня, умерщвляя людей, сожигая жилища и убивая скот; а также они увели с собой 300 русских обоего пола и 400 лошадей.

В том же году, в пятницу перед Валентиновым днем (12-го февраля), брат Вильгельм, ливонский магистр, со своими людьми храбро выступил против литовцев, а именно в Опитен, где он, в продолжении 9 дней и ночей, убивал, сожигал и все опустошал и разрушал. Первый привал был в Линкове, второй в Сандениске, третий в Рудене, четвертый в Локене, затем две ночи стояли перед замком Вилкенбергом; седьмой привал был в Баллеллене, восьмой в Ландуктене, девятый в Минанене 95. Число пленных обоего пола доходило до 521, число лошадей до 723. Также была взята в плен жена боярина Вилегайлена с дочерью и тремя сыновьями, а также Шовеминне с сыном, далее Мантеминне, далее Ранкене и Дунгеле, Биллене и Гегерт.

В том же году, снова возвратился назад недавний изменник Иоанн Ланцберг.

Текст воспроизведен по изданию: Ливонская хроника Германа Вартберга // Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края, Том II. 1879

© текст - Чешихин-Ветринский Е. В. 1879
© сетевая версия - Тhietmar. 2013
© OCR - Reindeer. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Прибалтийский сборник. 1879