Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ГУТОЛЬФ ИЗ ХАЙЛИГЕНКРОЙЦА

ИСТОРИЯ ЛЕТ 1264–1279

HISTORIA ANNORUM 1264-1279

Введение.

Эта история содержится в кодексе А. после Продолжения Святого Креста II, и её на основании этого кодекса собирался издать ещё Джентилотти. Она написана не в форме анналов, а в виде последовательного повествования человеком того времени, как видно клириком или монахом, который своими глазами видел многое из того, о чём рассказывает, и проживал либо в самом городе Вене, либо по соседству с ним. В первый год он сразу же упоминает о смерти Оттокара; а заканчивает повествование, когда этот король ещё не был погребён 1.

Наш автор, который больше симпатизирует Оттокару, но сохраняет непредвзятое отношение ко всем прочим, блестяще изложил некоторые сведения, которые из других источников нам не известны; другие же сообщения дословно совпадают с Клостернойбургским продолжением IV и Цветленским продолжением III и, определённо, происходят из одного и того же источника, что говорит о том, что автор при создании своего сочинения пользовался некими анналами, которые мы узнаём и в указанных продолжениях. Кроме кодекса А. ХIV в. начало этого сочинения содержится

2) в единственном уцелевшем листе (кодекс императорской библиотеки 373, некогда Hist. prof. 83, конца ХIII в.), где спереди идут другие анналы. Отрывки его содержатся

3) в Клостернойбургском кодексе I, на основании которого они были изданы Петцом под названием «Хроники Ватцо».


ИСТОРИЯ ЛЕТ 1264-1279

В 1264 году от воплощения Господнего наивысший творец и создатель всего сущего, желая показать этому миру новое знамение своего всемогущества, явил на небе прекраснейшую звезду комету, с огненными волосами, со светоносными поясными отводами на голове. Более того, Он, выражаясь яснее, показал её взорам всех смертных высоко в небе, пылающем огнём, как некое явление своего величия. О том, что предвещает появление этой звезды, весьма ясно говорится в книге Гонория «Об образе мира» и сказано также Исидором; ведь этот вид звезды, появляясь, предвещает или перемену царств, или чуму, или военные времена, как некто выразился весьма красноречиво:

«Блистая огнями, комета с развевающимися волосами несёт с собой чуму.
Предвестница войн, она меняет короны царей».

И мы на основании нагляднейших доводов обнаруживаем, что всё это исполнилось после появления этой звезды. Ведь если внимательно перебрать в памяти ход и события тех лет, то, как мы собственными глазами видели эту комету, так и в ближайшие годы после появления этой звезды заметили, что по всему кругу земному неоднократно и достойным сожаления образом массово происходили ужасающие избиения людей. И, говоря по случаю немногое о многом, скажем, что после развевающихся лучей этой кометы Конрадин 2, происходивший из императорского и королевского рода, был схвачен в битве и вместе со многими князьями и сенаторским чином, высшим у римлян, немилосердно убит мечом. Впоследствии об этом будет сказано в соответствующем месте. Итак, в течение этого года Бела, брат Стефана 3, короля Венгрии, взял в жёны дочь 4 маркграфа Бранденбургского. Ради распространения её славы, Оттокар, король Чехии, её дядя 5, опора и слава чехов, щит и ужас австрийцев, надёжный оплот всего своего государства, покуда был жив, созвал из разных земель многих князей и с большой пышностью устроил на поле под названием Вицце возле Потенбурга 6 великое празднество, похваляясь сделанными там огромными тратами. А чтобы ещё шире распустить крылья своей славы, он дарил каждому князю, когда тот приходил туда, кресло, искусно изготовленное и красиво убранное, так что весьма кстати пришлись в похвалу слова поэта:

«Но умножить деяньями славу –
В этом доблести долг» 7.

Лев 8, святой памяти епископ Регенсбургский, был приглашён на это празднество, но не пришёл, и поэтому его кресло осталось там пустым. Из-за этого король Оттокар постоянно питал к нему ненависть впоследствии. По завершении празднества Бела вместе со своей женой вернулся домой. В течение этого года в Перудже 2 октября умер папа Урбан IV. Ему наследовал архиепископ Нарбонский, которого после этого стали звать папой Климентом 9. В ту ночь, когда папа Урбан испустил дух, комета исчезла.

В 1265 году Господнем, в канун Рождества Господнего, после полуночи, было лунное затмение.

В 1266 году, 1 августа, в Шотвине 10 из-за стечения ночью и столкновения туч произошёл такой потоп, что он погубил 500 человек и до основания разрушил там церковь и многие дома и строения. На протяжении этого же года Карл 11, брат короля Франции, в окружении многих рыцарских полков и с большим количеством простонародья, когда ему была оказана помощь господина папы, атаковал на поле боя 12 знаменитого Манфреда 13, князя Апулии; когда они вступили между собой в битву, и сражение было в самом разгаре, князь Манфред был брошен своими людьми, поскольку:

«Когда судьба гремит, она пугает бегущих друзей».

Князь Манфред был там повержен, и ходили слухи, что вместе с ним было убито 16 000 человек. Там было пролито столько людской крови, что, как тогда правдиво говорили, люди ходили по щиколотку в крови, и столь душераздирающее истечение крови было выше перевязи на ногах, согласно словам поэта:

«Поля сочатся гноем, долины утопают в крови» 14.

Итак, когда всё ещё шёл этот год, австрийцы и чехи в разных местах опустошили Баварию грабежами и поджогами. Но, после того как такого рода набеги были мужественно отражены и подавлены баварцами, и очень многие с обеих сторон были захвачены и уведены в плен, они возвратились восвояси. В это же время король Чехии Оттокар с огромным войском и весьма мощной дланью вступил в Баварию по дороге, которая идёт перед Хамом 15. Он штурмовал этот городок при помощи многих осадных машин, но из-за его укреплений, а именно, прочной и высокой стены, омывающей его со всех сторон реки и неприступной горы, так и не смог его взять. Опустошив, однако, чуть ли не всё по дороге до самого Дуная и взяв сильно укреплённый замок Регенштауф 16, он подошёл к Регенсбургу и вместе со всем своим войском расположился лагерем на поле под названием Ленгенфельде и на некоторых островах возле города до самого берега Дуная. А на следующий день он вместе с бургомистром и начальником рынков уже на исходе дня вступил в Регенсбург и, поспешно войдя, посетил монастырь святого Петра; обойдя наиболее значимые в городе монастыри и церкви, он внезапно в сильном страхе отступил по мосту и той дороге, по которой пришёл, поскольку все городские дороги были ограждены и перекрыты, так что войти и уйти можно было разве что по этой единственной дороге. Поэтому, как мы сказали, он и поспешил отступить по этому пути, так как в городе образовались партии. После этого он не пошёл дальше, но на другой день в лагере и войске короля было объявлено об отступлении.

В 1267 году, в день блаженного Петра 17, епископа Тарантеза и монаха, около третьего часа, произошло землетрясение. А перед полуднем в день папы Урбана 18 произошло солнечное затмение. Во время этого года Бела 19, король Венгрии, отправил войско против своего сына, короля Стефана. Но король Стефан внезапно его победил и разбил. После того как было убито огромное множество людей, он силой захватил из этого войска в плен некоторых графов. Итак, уже названный король Бела, воспылав гневом и покраснев от стыда по случаю такой победы сына, вновь собрал войско и призвал его к оружию. Король Стефан отважно выступил ему навстречу и, поскольку фортуна с теми, кто храбр 20, он и во второй раз обратил в бегство войско отца, одних убив в боевой схватке, а других пленив вместе с воеводой короля Белы. В дальнейшем король Стефан одержал в этом году над своим отцом четыре славных победных триумфа, хотя и с немалыми потерями среди своих людей. В этом же году господин Гвидо, легат апостольского престола, кардинал пресвитер титулярной церкви святого Лаврентия в Луцине, цистерцианский аббат, обладая немалым авторитетом, прибыл в Вену. Он созвал всех епископов, прелатов, аббатов, настоятелей и деканов, поставленных в Зальцбургском епископстве, и во вторник после дня Иоанна перед Латинскими воротами 21 открыл в приходской церкви Вены собор, продолжавшийся три дня. Он, как апостольский муж, беседовал с уже названными прелатами о выгодах и потребностях святой церкви; почтительно исполняя свои обязанности легата, он старался скорее приносить пользу святой церкви, чем повелевать ею, согласно словам мудреца:

«Сколь преходящи мирские почести, сколь суетна слава!
Прелат, который стремится повелевать, отказывается приносить пользу» 22.

Ибо там собралось немало горящих светильников святой матери церкви, среди коих был и досточтимый епископ Пражский 23 с некоторыми прелатами своего епископства, так что на этом соборе заседали шестнадцать человек с епископскими митрами на головах. В этом же году по разным местам произошло землетрясение. Архиепископом Зальцбурга был поставлен сын герцога Польши 24. [В этом же году умерла Маргарита 25, королева римская].

1268 г. Король Апулии Карл, брат короля Франции, атаковал в грозной и ожесточённой битве Конрадина, сына короля Конрада, который был сыном императора Фридриха, а также Фридриха 26, герцога Австрии, который был маркграфом Баденским, и великого римского сенатора 27. Когда они долго и яростно сражались между собой, Конрадин и Фридрих, герцог Австрии, были взяты в плен, жестоко убиты (им отрубили головы) и – увы! – скончались бездетно. В это же время умер папа Климент, и между кардиналами тут же возник раздор; поскольку он чересчур затянулся, апостольский престол на многие годы оказался лишён своего главы.

В 1269 году Господнем Ульрих 28, герцог Каринтии, умер бездетно. Он, покуда был жив, устно и на основе писаной грамоты обещал передать землю Каринтии своему родственнику, королю Чехии. Но Оттокар, король Чехии, впоследствии всё же подчинил её себе военной силой.

Итак, в 1270 году Господнем умер Бела, король Венгрии. После смерти герцога Фридриха II этот Бела через куманов 29 и прочих приспешников своей злобы, каких только мог иметь, более того, собственноручно (что ещё ужаснее), в течение многих лет совершил в Австрии, Штирии и Моравии столько всякого зла, что рука и перо писателя содрогаются упоминать обо всё этом в своей хронике. Ни один христианский король никогда не творил в названных землях столь ужасающих дел. Ведь если коснуться самой малой толики его злодеяний, то этот король Бела поджогами, грабежами, убийствами юношей, дев и людей обоего пола, ужасающими похищениями младенцев в колыбелях, сожжением церквей и людей в этих церквях, привёл в замешательство лоно святой матери церкви подле себя и Спасителя всех над собой. Что же далее? Да убоится Господа вся земля, ибо никакая власть не долговечна. Ведь Бог страшен для царей земных 30. И названный Бела, будучи мужем кровавым, погребён в жерле Ахерона с кровью многих людей. Ведь когда братья минориты и архиепископ 31 спорили в церкви из-за тела короля, вместо созерцания произошло побоище, и многие были ранены с обеих сторон, и церковный пол был осквернён кровью из-за корыстолюбия. Итак, когда король Бела умер, вместо него воцарился его сын Стефан. Но и этот побег был замаран корневым пороком и, подражая отцу, шёл по его стопам. Так, он клялся королю Чехии в том, что будет иметь с ним прочнейший мир, а сам в зимнее время, тайно послав войско, коварно напал на Австрию, многих убив, но ещё больше людей заковав в оковы и уведя с собой в плен. Наконец, австрийцы и штирийцы, желая отомстить за такое коварно избиение, разными способами опустошили Венгрию огнём и грабежами. В этом году скончалась Мария 32, королева Венгрии, жена короля Белы. В этом же году скончался и достопочтенный Владислав, архиепископ Зальцбургский. Итак, когда этот год всё ещё продолжал свой ход, умер благочестивой памяти Людовик 33, король Франции, христианнейший муж, щит веры, защитник духовенства, отец мальчиков сирот, милостивый утешитель бедных и вдов, чьи руки, как то в обычае у благородных царей, всегда были открыты для раздачи и никогда не были скупы к беднякам Христовым, согласно словам поэта:

«Наш повелитель скуп на кары и щедр на награды» 34.

Кроме того, он был правителем величайшего милосердия, ибо складывал свои сокровища главным образом в карманах бедняков, никогда не закрывая на них глаза своей милости. Ибо

«Не прочно то царство, которое не опирается на милосердие» 35.

В 1271 году Господнем король Чехии вывел огромное войско; призвав к себе австрийцев и штирийцев, он вторгся в Венгрию, дошёл до города Тырнау 36, который добровольно ему сдался, и, понемногу продвигаясь, добрался до Пресбурга 37, где и разбил лагерь, и грозной рукой победил и захватил эту крепость или городок. Ведь тогда не было укрепления, которое бы выступило против него или могло оказать ему сопротивление. Наконец, наведя большой мост, он переправился через Дунай. Взяв замок Альтенбург 38 и разрушив замок Музоний 39, он вернулся в свою землю. Во время этого года в Австрии и Венгрии случился столь неслыханный мор, что из-за напасти столь жуткой чумы мёртвых людей, словно скот, закапывали в огромных ямах всех разом.

В 1272 году Господнем был избран папа Григорий Х 40, перед избранием которого апостольский престол пустовал три года.

В 1273 году Господнем король Чехии вместе с австрийцами и штирийцами вновь вторгся в Венгрию; он за 14 недель обошёл с боями венгерскую землю и, подчинив себе множество укреплений и городов и поставив в них своих людей, возвратился домой. В этом же году граф Рудольф из Габсбурга 41 был избран в императоры.

В 1274 году Господнем при папе Григории Х в Лионе состоялся торжественный собор, на котором греки, оставив свои заблуждения, вернулись к истинным правилам веры.

В 1275 году Господнем, в день Благовещения 42 со стороны севера были слышны громы. И, поскольку северные края, по свидетельству пророка, недоброжелательны и холодны 43, в этом году лились столь проливные и пагубные дожди, что по словам философа:

«Вода утратила естественные свойства своего течения».

Ведь из-за редких солнечных лучей и постоянных дождей мы видим, что сбор винограда настолько запоздал, что его гроздья пришлось собирать в снегу, а вино его было такой горечи и кислоты, что, казалось, исполнились слова Исайи: «Я ожидал, что он принесёт добрые гроздья, а он принёс дикие ягоды» 44. В следующем же году, когда весь виноград уже зацвёл, вино прошлого года всё ещё бродило и покоилось в своей мути.

В 1276 году Господнем папа Григорий Х был унесён с апостольского престола рукой смерти. После него был поставлен Иннокентий 45.

В 1277 году Господнем папа Иннокентий вступил на путь всякой плоти. После него на престол святого Петра тут же поставили Адриана 46, а когда и он умер, римским папой стал Иоанн 47. Но, в то время как подобные перемены происходят на апостольском престоле, тем более следует бояться божественного могущества. Ибо, как говорит сладкоречивый язык Евангелия: «Если с зеленеющим деревом это делают, то с сухим что будет?» 48. То есть как бы говорит: «Если папские, то есть высшие головы мира серп божественной воли срезает столь безразлично и внезапно, то куда больше следует бояться стрел ярости Господней сухому дереву, то есть самым последним членам церкви». Ведь, согласно Даниилу, когда без лицеприятия срезают золотую голову, нужно, чтобы ты, железная голова, и жалкие осколки сосудов пришли в ужас. Ведь и учёный умирает так же, как невежда. И, как восклицает мудрец:

«Никого не щадит гнусная смерть.
И не избегнет её ни бедняк, ни тот, кто набивает мошну» 49.

В то время как всё ещё длился цикл этот год, город Вена чуть ли не целиком выгорел в результате случившегося здесь пожара, и его красивые здания и постройки были обращены в пепелище злобным огнём.

В это же время была неслыханная сухость земли, и, поскольку то, что растёт на земле, полностью высохло, погибло несметное множество скота. Между тем, когда всё ещё шло время указанного выше года, Рудольф, король римский, с большим и очень сильным войском, в окружении многих полков умелых рыцарей, обошёл, не встречая никакого сопротивления, Швабию и Баварию и мощной дланью вторгся в Австрию, то есть в третью землю, вместе с шестнадцатью именитыми и влиятельными князьями: духовными князьями, епископами и архиепископами, вместе с которыми собрались графы, вольные мужи и многие другие благородные из разных земель, числом более сотни, наполнив войско отрядами, увенчанными шлемами, подобно хлебам. Затем названный Рудольф, король римский, вступил в Клостернойбург, как в ключевую точку этой страны. Захватив земли Верхней Австрии, то есть города, крепости и замки вместе с их рыцарями, он, внезапно развернув войско, обратился к городу Вене и, подобно орлу Иезекииля с длинными перьями 50, окружил венские стены блестящими и щитоносными полками. Он осаждал его всего один месяц, и в скором времени все горожане, сдав город, подчинились его императорскому величеству. Что касается бедняка короля, то с ним дело обстояло удивительным образом: в этом Рудольфе, по-видимому, воистину исполнились слова блаженного Иова: «Униженных Он поставляет на высоту 51». И, как указано в первой книге Царей: «Из праха подъемлет Он бедного, из брения возвышает нищего, посаждая с вельможами, и престол славы даёт им в наследие 52». Он брал города, разрушал крепости и замки. Он занялся в Швабии, словно малая искра, и вот уже его длинные руки достигли границ Венгрии, а слава о его могуществе распространилась и того дальше – по всем землям. Это – не заслуги скромного графа, но деяния наивысшего Творца, который и смиренного видит, и гордого узнаёт издали 53. Удивляясь некогда такой длине царской руки, поэт произнёс:

«Разве ты не знаешь, что у царей длинные руки?» 54.

Когда ещё не окончился цикл названного года, король Чехии Оттокар, хотя 24 года грозно держал под королевским скипетром бразды правления Австрией и Штирией, будучи вынужден силой Рудольфа, отдал в руки императора названные земли и тут же, согласно имперскому праву, получил от римского короля Чехию и Моравию под королевским знаменем, которое должен был принять. Ведь и за дурным началом часто следует некий успех, согласно словам поэта:

«Было и в нём что-то доброе 55».

Также в 1277 году Господнем умер папа Иоанн. После него на престол Петра и в управление его челном вступил Николай 56. В этом же году Рудольф, король римский, наложил на всю землю Австрии тяжелейшую подать, словно тугую удавку, требуя по 60 денариев с двора, по 12 денариев с угодья, по 30 денариев с югера виноградников, по 30 денариев с манса, по 30 денариев с колеса мельницы.

Также в 1278 году Господнем Оттокар, король Чехии, видя, что король Рудольф владеет Австрией и Штирией, как неким прибыльным и мирным владением, а многолюдье его двора и обилие выгод сошли из-за этого на нет и – что самое главное – правление Чешским королевством опустилось на дно глубочайшего унижения, был поражён внутренней сердечной болью и, поднявшись, восстал против императора. Он собрал сильное, но – увы! – наёмное войско, которое ни во что не ставило узы королевской крови, но следовало скорее за колесом фортуны, чем за духом доблести. Тем не менее, названный правитель вступил с этим войском в землю Австрии и, расположившись лагерем на реке Мораве, в поле под названием Крутерфельд, словно лев, алчущий мечей, шлемов и крови врагов, стал ждать их и вызывать на бой. Рудольф, король римский, престарелый муж, заслуженный воин, утомлённый воинскими упражнениями, но чуть ли не с пелёнок в полной мере воспитанный в искусстве войны, вместе с королём Венгрии и куманами, с австрийцами и благородными мужами Швабии, соплеменниками его крови, храбро вышел навстречу. Перед тем, как вступить в битву, он, как муж умный и сведущий в битвах, весьма кстати обратился к посланцам короля Чехии с такими словами: пусть король добивается того, что касается мира, и, мудро поразмыслив, примет во внимание будущее избиение людей, опасность для многих душ и пределы собственной жизни и чести и, подчинившись, смиренно склонится к императорской власти. Но тот ни в коей мере не согласился, но, по словам поэта:

«Предпочёл умереть, сражаясь, чем отступить побеждённым» 57.

Что же далее? Избегу многословья, и пусть перо бежит дальше. Итак, оба правителя вступили в битву возле названной реки Моравы: полки выстроились в боевом порядке, воины надели шлемы и, взяв в руки щиты, наконец, начали бой. Император украсился победной славой. С другой стороны, славный князь Чехии был разгромлен вместе со всем своим войском: одни были закованы в цепи, другие утонули, третьи – подверглись разного рода смертям, в том числе и сам благочестивой памяти король Оттокар, достохвальный и славный правитель своего времени, мудрый, знающий, приверженец культа Божьего, весьма красноречивый, которому земные недра с приисками и curribus поставляли золото, серебро и замшелые сокровища и кому счастливо улыбались все блага земного мира, пока его царство процветало в себе. Но нет! Наше перо никак не может пройти мимо удивительного доказательства набожности этого князя. Ведь часто называемый князь имел вот какую привычку: в то время как он вместе с маленьким сыном 58, которого сильно любил, участвовал в торжественной мессе, или он сам, или его люди поднимали его любимого сына вверх для поднятия святейшего тела Христова, чтобы тот вперил глаза в евхаристию, словно в правдивое зеркало своего спасения, и чтобы по крайней мере в детстве учился взирать на питомца вечной жизни, которого ребёнок в силу возраста ещё не понимал разумом. О дивная, истинно христианская и необычная набожность, согласно слову высшей Премудрости: «Наказывай сына твоего, и он даст тебе покой, и доставит радость душе твоей» 59, где показана троякая сытость ангельского хлеба: во-первых, глубочайшая учёность веры, почему и говорится: «Наказывай 60»; приятнейшее отдохновение человека, почему сказано: «даст тебе покой»; и вечные душевные радости: «и доставит радость душе твоей». Но, рассмотрев это, поглядим теперь на ужасающую пучину суда Божьего в отношении такого славного князя; истинно то, что говорит Соломон: «Смех фортуны зачастую смешан со скорбью, и высшие мирские радости оканчиваются горькой печалью 61». Что будет лучше видно, если вывести на свет названного князя и обстоятельства его горестной смерти. После круговерти всей этой битвы он был под конец захвачен безвестными людьми; такой славный князь подвергся постыдному обращению и был убит 26 августа руками своих злейших врагов. Убитого доставили в Вену, и он явил там всем зрелище своего несчастья; он – жутко и говорить – был разделан, словно скотина, выпотрошен, как рыба, и внутренности его были вынуты и отделены от тела. И, хотя даже для осуждённых самой лютой смертью является разделение тела и души, Оттокар был жестоко наказан необычным роковым исходом – разделением членов и внутренностей, смертью второсортной. О несчастье несчастий в отношении такого славного князя! Все царства земли изумлены царём небесным. Он – тот, о ком говорит пророк: «Он поразил многие народы и убил царей сильных» 62. И, хотя этот Оттокар владел многими землями, ему после смерти не позволили выделить во всех этих землях пяди земли для погребения его тела, но – о ужас! – его до сих пор скрывают на поверхности земли не погребённым. Дело весьма удивительное, согласно словам Иова: «Он лишает перевязей царей и поясом обвязывает чресла их» 63. Ужасный конец и падение этого князя один мудрец отдельно оплакал в таких словах:

«Пал этот муж, который был оплотом, львом, вождём,
Кто был цветком, драгоценным камнем и столпом».

В этом же году граф Юлихский 64 был убит в славном городе Ахене вместе с 500 рыцарями, так что не спасся ни один, кто мог бы рассказать дома о таком несчастье.

В 1279 году Господнем, когда умер король Чехии, благородные мужи Чехии, словно члены без головы, жестоко рассорились между собой и стали опустошать грабежами и битвами по большей части свою же Чешскую землю, так что во многих местах и деревнях не оказалось ни людей, ни скота. И поскольку король 65 был ребёнком, никто не обуздал неистовство этих бед, и земля Чехии, которое долгое время перед тем процветала в спокойные времена, сделалась голосом плачевным 66.

В этом же году со всеми жеребятами случилось диковинное и странное дело. Ибо каждый недавно родившийся жеребёнок странным образом имел в зубном ряду по четыре зуба, как у взрослого коня. И, по-видимому, исполнились слова Иова: «Спроси у скота, и он возвестит тебе о чудесах наивысшего Творца 67».

Текст переведен по изданию: Historia annorum 1264-1279. MGH, SS. Bd. IX. Hannover. 1851

© сетевая версия - Strori. 2015
© перевод с лат., комментарии - Дьяконов И. В. 2015
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Monumenta Germaniae Historica. 1851