Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:
Ввиду большого объема комментариев их можно посмотреть здесь (открываются в новом окне)

ГЕОРГ ГРУНД

ДОКЛАД О РОССИИ В 1705-1710 ГОДАХ

BERICHT UEBER RUSSLAND IN DEN JAHREN 1705-1710

Наисветлейший, могущественнейший, всемилостивейший король и государь!

= Мой отъезд = После того как ваше королевское величество в сентябре месяце 1705 года всемилостивейшее повелели мне с вашим высоким кредитивом и инструкцией в качестве вашего чрезвычайного посланника находиться здесь при ныне правящем царском величестве Петре Алексеевиче и милостиво доверили этот важный пост, я согласно вмененному мне долгу тотчас же употребил все старание, чтобы незамедлительно отправляться в путь, и таким образом, с именем Господа 3 октября вышел со здешнего рейда в море на всемилостивейшее представленном мне фрегате под названием «Постильон». Поскольку сразу случился весьма сильный шторм, вынудивший меня изменить курс, взятый на Пиллау, и на несколько дней зайти в маленькую гавань Кристиансёде у Борнхольма, то я достиг Пиллау не ранее 12-го того же месяца и 13-го – Кенигсберга, где провел несколько дней, занимаясь своим экипажем, и не ранее 24-го смог продолжить путешествие по суше, направляясь по Пруссии через Иоганнесбург в Литву, так как получил известие, что царь находится в Тыкопине, а его главная квартира – в Гродно. = Прибытие к царю = Посему от прусской границы я отправил багаж в этот город, а сам поехал к царю, которого 4 ноября и имел счастье застать в упомянутом Тыкоцине, где безотлагательно известил о своем прибытии тогдашнего царского великого канцлера графа фон Головина 1 и просил его о беседе с ним там для исполнения всемилостивейшее доверенной мне [84] миссии, с тем чтобы он доложил его царскому величеству и устроил мне аудиенцию у него. На это великий канцлер в свою очередь передал мне поздравления с благополучным прибытием и назавтра рано утром прислал за мной свою карету. Он немедленно принес извинения, что из-за крайнего неудобства места не устроили церемоний и должны поэтому просить отложить их до более удобного времени; прибывшего накануне туда его величество польского короля 2 они тоже не смогли встретить должным образом. Тем не менее меня сердечно приветствуют, и уже сам прочный союз и доброе согласие порукой мне в этом, что это оправдание представлено не из каких-то дурных побуждений; = Аудиенция = посему мне предложили, что, пожелай я иметь частную аудиенцию у его царского величества, она могла бы немедленно состояться. На это я ответил, что церемонии в конце концов не очень важны в подобных полевых условиях, так как убежден, что мне как министру короля, состоящего в столь тесном союзе с царем, не откажут ни в чем, что находится в обычае, и счел бы также за милость, если бы мог возможно скорее засвидетельствовать почтение его царскому величеству. Это было воспринято весьма благосклонно, и спустя недолгое время его царское величество вошел в комнату; великий канцлер подвел меня к нему и предоставил возможность изложить мое дело, как об этом подробнее сказано в моем всеподданнейшем донесении от 6 ноября 1705 года, с изложением всех церемоний приема. А поскольку царь на третий после этого поехал оттуда в Гродно, я последовал за ним. 3 = Конференция = Там его царское величество представил мой кредитив в присутствии всего двора, и затем мне ответили, что впредь для меня всегда открыт двор его царского величества и доступ к нему, и когда я пожелаю что-либо представить или посовещаться, то должен только снестись с великим канцлером, которому повелено давать мне на все добрые ответы и сообщения. В соответствии с этим я потом имел в упомянутом Гродно несколько конференций с господином великим канцлером и другими [85] определенными для сего боярами, осведомляясь о намерениях и замыслах царя относительно тогдашнего состояния дел. Мне сразу же предложили, согласно сильному желанию его царского величества, чтобы ваше королевское величество возможно раньше присоединились к этим делам и объявили войну Швеции. Причем, как мне определенно сказал великий канцлер, не ради них, ибо они полагают, что вполне не уступят силе шведского короля со своей и ожидавшейся тогда из Саксонии армией в 24 тысячи человек, а из собственных интересов вашего королевского величества, так как вам едва ли представится другая столь же хорошая возможность получить принадлежащее вам по праву. В этом не было достигнуто никакой договоренности, поскольку, согласно всемилостивейшей инструкции вашего королевского величества, я до дальнейших распоряжений должен был уклоняться от всяких обязательств. На подобное предложение я отвечал лишь в общем виде, заверяя в добрых и искренних намерениях вашего королевского величества.

= Тогдашнее состояние царской армии = В прочем же наблюдал, насколько позволяли возможности, за тогдашним состоянием царя и его армии и прежде всего определил, что московитская армия насчитывала в ту пору не более 40 тыс. человек, как видно из присланного списка, здесь повторно всеподданнейше прилагаемого. Она была переведена из Курляндии до самой Вислы, однако главные силы инфантерии находились в Гродно, где устроили ретраншемент из фашин, а также порядочный ров, и впоследствии фельдмаршал Огильви 4 весьма достойно оборонялся там 5 от короля Швеции 6.

Но эти 40 тыс. находились еще в очень плохом состоянии из-за недостаточной обученности и нехватки опытных офицеров, между которыми тем не менее уже ощущались всевозможные проявления зависти, и они разделились на две партии; в результате фельдмаршал Огильви был оттеснен, а генералом кавалерии назначен князь Меншиков 7. Однако царь и его генералы были настроены решительно и дерзали пойти на шведского короля, а потому говорили только о сражениях. [86]

Список регулярных полков его великоцарского величества.

Инфантерия и кавалерии, 1705 год

Преображенский

4 батальона

Семеновский

3

Ингерманландский

3

Фельдмарш. Шереметьева

2

Фельдмарш. Огильви

2

Генерала Репнина

2

Генерала Чамберса

2

Генерала Шарфа

2

Фон Швейдена

2

Бутырский

2

Гулица

2

Айгуста

2

Мевса

2

Ридера

2

Англера

2

Дедюта

2

Фон Дельдена

2

Повиша

2

Келина

2

Гассениуса

2

Балка

2

Головкина

2

Бутерера

2

Ланга

2

Майора Шереметьева

2

Всего: полков: 25

54 батальона

Драгунские полки в Литве и Польше

Ренне

5 эскадронов

Генскина

5

Пфлуга

5

Шаумбурга

5

Неттелгоршта

5 [87]

Островского

5

Вестова

5

Александра Волконского

5

Штольца

5

Гейна

5

Всего:

50 эскадронов

В Курляндии

Розена

5 эскадрона

Боура

5

Ген. Волконского

5 8

и что пришли туда именно для этого; что они вполне могли бы взять Ревель и Парнов, но хотят сослужить службу польскому королю, воспрепятствовав коронации Станислава 9, так как при сложившихся обстоятельствах его едва ли поддержит кто-либо из польских магнатов. Но в действительности они еще сами не знали, что им делать, когда дойдет до сражения, главные надежды возлагая на армию польского короля в Саксонии, которая, как говорили, начала преследовать шведского короля сразу после его выступления из Блоне. Таким образом, по их мнению, король Швеции не сможет выстоять против обоих. Поэтому они очень ублажали польского короля и приказали выплатить ему много денег, чтобы выступление его армии не сорвалось 10.

= Плохое взаимопонимание между польским королем и царем = Однако, как при этом можно было понять, выказываемая обеими сторонами доверительность не вполне согласовывалась с затаенными мыслями, причиной чему были неудовлетворенность польского короля установленными по трактату в Биржах субсидиями и желание их увеличения 11. Царь же полагал, что уже выданные субсидии вовсе не употреблялись для продовольственного снабжения войск; особенно когда он сам увидел в Гродно, как выплаченные там 200 тыс. рублей 12 пошли по большей части на подарки фаворитам, их содержание и на игру. И когда царь накануне Рождества отправился оттуда в Москву 13, а король Август, следуя собственным планам, дал [88] секретное согласие на арест тайного советника Паткуля 14, после чего при короле стал находиться Пфингстен 15, их переговоры показались царскому послу несколько подозрительными, однако виду никто не подавал. Но когда затем было проиграно сражение при Фрауштадте 16, шведы весной 1706 года преследовали царскую армию из Литвы почти до самого Киева и вскоре оттуда вновь повернули в Саксонию, то хотя при повторном столкновении 18 октября того же 1706 года была одержана значительная победа при Калише в Великой Польше, польский король уже тайно заключил Альтранштедтский мир, а кроме того, вскоре отпустил 2500 шведских пленных, и тем самым была совершенно разорвана его добрая дружба с царем 17. После этого царь, получив известие о намерении шведского короля набрать в Саксонии весьма значительную армию, а также о его приказе вновь очень усилить лифляндский корпус перевозкой и вербовкой [войск] и не видя для себя никакой возможности выйти из дела при посредничестве других держав, например, Франции или высоких союзников, принял решение в одиночку продолжать войну против Швеции и для этого дополнительно собрать как можно больше оружия, обмундирования и офицеров. В соответствии с чем армия царя в 1707 году насчитывала 65000 человек, как подробнее видно из прилагаемого списка.

Список главной армии его царского величества в Польше в 1707 году, одетой и обученной по немецкому образцу 18

Полки

Пехота

1.

Преображенский

4 батальона

2 400 человек

2.

Семеновский

3

1 800

3.

Ингерманландский

3

1 800

4.

Шереметьева, Петербург[ский]

3

1 800

5.

Головкина

3

1 800

6.

Графа Фриза, бригад[ира]

3

1 800 [89]

7.

Репнина, ген. от инф.

2 батальона

1 200

8.

Алларт, ген.-лейт.

2

1 200

9.

Чамберса, ген.-майора

2

1 200

10.

Беллинга, ген.-майора

2

1 200

11.

Дедюта, ген.-майора

2

1 200

12.

Фон Швейдена, ген.-майора

2

1 200

13.

Бутерера

2

1 200

14.

Бутырский, полк[овник]

2

1 200

15.

Мевса, полк[овника]

2

1 200

16.

Айгуста, полк.

2

1 200

17.

Ланга, полк.

2

1 200

18.

Геринга, полк.

2

1 200

19.

Голицына, ген.-майора

2

1 200

20.

Головина

2

1 200

21.

Молодого Шереметьева

2

1 200

22.

Келина, полковника

2

1 200

23.

Гассениуса, полковника

2

1 200

24.

Шлиссельб[ургский], полковника

2

1 200

25.

Филингейма

2

1 200

26.

Долгорукого

2

1 200

 

Всего: 26 полков

59 батальонов

35 400 человек


Полки

Кавалерия

1.

Лейб-регимент, кн. Меншикова

2 эскадрона

500 человек

2.

Московский, ген.-лейт. Ренне

2

1 000 [90]

3.

Киевский, ген.-лейт. Боура

2

1 000

4.

Троицкий, принца Дармштадтского

2

1 000

5.

Казанский, полк. Гейденрейха

2

1 000

6.

Астраханский, полк. Миленфельзена

2

1 000

7.

Сибирский, ген.-майора Пфлуга

2

1 000

8.

Смоленский, кн. Гагарина

2

1 000

9.

Владимирский, полк. Мещерского

2

1 000

10.

Новгородский, полк. Волконского

2

1 000

11.

Псковский, полк. Инфланта

2

1 000

12.

Тверской, полк. Шульца

2

1 000

13.

Пермский, полк. Горбова

2

1 000

14.

Нижегородский, ген.-майора Бема

2

1 000

15.

Черниговский, бриг. Штольца

2

1 000

16.

Вятский, полк. Волконского

2

1 000

17.

Рязанский, ген.-м. Гейна

2

1 000

18.

Ростовский, полк. гр. Стрешнева

2

1 000

19.

Ярославский,полк. Волконского

2

1 000

20.

Белозерский, полк. Апраксина

2

1 000

21.

Петербургский, ген.-лейт. Генскина

2

1 000

22.

Шереметьева

2

1 000

23.

Меншикова

2

1 000

24.

Иван[ов]а [Автонома] Ивановича, полк.

2

1 000

25.

Фастмана, полк.

2

1 000

26.

Везника, полк.

2

1 000 [91]

27.

Гагарина

находятся еще на марше сюда

2

1 000

28.

Волконского

2

1 000

29.

Владимира Шереметьева

2

1 000

30.

[Мусина-] Пушкина

2

1 000

31.

Ренцеля

2

1 200

 

Всего: 31 полк

62 эскадрона

30 700 человек

Список генералитета в Польше того же года

Пехота

Кавалерия

Фельд. Шереметьев

Ген. от кавал. князь Меншиков

Ген. от инф. князь Репнин

Ген.-лейт. принц Дармштадтский

Ген.-лейт. Алларт

Ген.-лейт. Ренне

Ген.-майор Чамберс

Ген.-лейт. Боур

Ген.-майор Дедют

Ген.-лейт. Генскин

Ген.-майор фон Швейден

Ген.-майор Пфлуг

Ген.-майор Белинг

Ген.-майор Гейн

Ген.-м. фон Верден

Ген.-майор Горбов

Ген.-м. фон Гельхин

Ген.-майор Бем

Ген.-м. Ностиц

Ген.-майор Ренцель

Бринад. граф. Фриз

 

Бриг. Бутерер

 

Артиллерия

Инженеры

Ген.-лейт. Брюс

Подполковник Коломб

Полковник Гинтер

Подполковник Гейнсон

Подполковник Янсон

Брилле

 

Шарбек

 

Розен

 

Гольтнман

= Продолжение моих переговоров = Между тем после моего отъезда из Гродно [дело] с моими переговорами обстояло следующим образом. Поскольку тогда Эвтинское дело 19 вызвало в Гольштейне некоторые волнения и русские министры с отходом шведского короля от Вислы и возвращением в Литву [92] скоро увидели, что были слишком легкомысленны в своих расчетах в одиночку противостоять неприятелю, покойный ныне великий канцлер Головин начал в Москве всерьез говорить о новом альянсе, который он прежде в Гродно представил на собственное благоусмотрение вашего королевского величества. Об этом я тогда составил всеподданнейшее донесение и получил на него всемилостивейшее повеление разузнать, какие, собственно, условия предлагаются вашему королевскому величеству. На это великим канцлером за его рукой мне был дан ответ, вам также тотчас всеподданнейше пересланный, а именно о том, чтобы: 1) не заключать никакого мира, кроме общего; 2) по желанию вашего королевского величеств отправить вам определенное число хорошо обученных войск; и, в-третьих, обеспечить ваш флот соответствующим количеством съестных припасов, или продовольствия. В этом они, по-видимому, и еще бы пошли навстречу, но пункт о деньгах как невозможный для них решительно отвергали. А поскольку он являлся главным, и вскоре затем было улажено Эвтинское дело, к тому же серьезные опасения внушали большие притязания шведов в Саксонии, то я получил приказ не вступать более ни в какие письменные или устные переговоры 20. Вскоре граф Головин умер на пути в Киев 21, от меня не смогли добиться дальнейших объяснений по существу дела, и мною стали пренебрегать, а также позволили другим посланникам – английскому и прусскому – быть там на протяжении всей кампании под предлогом не дать им повода к ревности, покуда я ничего не имею предложить. Этим мне в 1706 году и пришлось удовлетвориться. Однако зимой я вновь добился позволения весной 1707 года опять прибыть в Польшу, где в июне в Люблине застал его царское величество 22. Но поскольку я и на сей раз не имел никаких предложений, то они снова начали ощущать неудовлетворенность, так как ежедневно поступали все более опасные известия о вооружениях короля Швеции, причем в больших раздорах с поляками-конфедератами, происходивших из-за выборов нового короля и из-за установленных этой стране субсидий за вновь [93] требующийся для польской армии провиант.

Однако поскольку я мог все же кое-что сообщать о делах шведского короля в Саксонии через имевшуюся корреспонденцию с г-ном тайным советником фон Иессеном 23 и прежде всего предостерег царя, чтобы он нимало не полагался на посредничество французских министров, таких как Бонак 24, Безенваль 25, также союзников и мадам Сенявской 26, а должен продолжать войну, ибо шведский король и слышать не хочет ни о каком ином мире, как только о таком, когда царь все ему вернет, совершенно откажется от Польши, признает Станислава и оплатит военные расходы 27, то дошло до того, что я не только резко обошелся с прусским посланником Кейзерлингом 28, но и перед Рождеством, когда шведы опять начали входить из Саксонии в Польшу, был приглашен отправиться в Москву; тогда я уже более или менее мог определить, какие меры были приняты против неприятеля, как об этом тогда же было всеподданнейше доложено. А именно: все, сделанное для обороны Вислы и других польских рек – Нарева, Буга и Немана – могло бы дать лишь небольшую задержку, и царь намеревался ни в коем случае не доводить дело до баталии, пока неприятель не подступит к границам его страны. В этой связи уже были отданы распоряжения о возведении больших укреплений на Днепре в Копысе и Киеве, а также на Двине в Полоцке, из которых первое в Копысе я осмотрел еще на обратном пути и таким образом в январе 1708 года вновь прибыл в Москву 29. С тех пор мои переговоры заключались только в том, что я письменно приводил некоторые возражения против какого бы то ни было тайного и преждевременного мира – это тогда было особенно необходимо, поскольку шведский король стоял на Украине и всерьез домогался ее через фон Клинтена, а также, возможно, пришел бы наконец с тем же в Лебедин, если бы ваше королевское величество не начало лучше выслушивать здешнего царского посла 30, что задерживало решения царя. Кроме того, шведский король не мог их ждать, не имея возможности стоять весной у Гадяча между реками, должен был повернуть на [94] Полтаву, где 27 июня 1709 года и был, как известно, наголову разбит. Это счастливым образом совершенно изменило положение всех тамошних дел, а я незадолго до того был всемилостивейшее отозван вашим королевским величеством, о чем тогда письменно известил его царское величество и нового великого канцлера Головкина 31 и, следовательно, за неимением дальнейших инструкций отказался от всех переговоров до прибытия моего преемника г-на командора Юля 32; также более не добивался ничего иного, как достойно выйти из дела и с этой целью формально попрощаться с его царским величеством на публичной аудиенции, которую, наконец, и получил в царской резиденции Москве в январе 1710 года, как согласно моему всеподданнейшему долгу было доложено вашему королевскому величеству с [отчетом обо] всех обстоятельствах, и повторение здесь было бы излишним 33. Затем я пустился в обратный путь, оказавшийся, правда, весьма долгим, так как из-за чумы и войны со Швецией пришлось ехать через Киев, всю Польшу, Силезию, Богемию, Саксонию и вдоль Эльбы на Гамбург, но – благодарение Богу! – счастливо завершившийся, и 4 июля нынешнего года я смог вновь предстать перед вашим королевским величеством и услышать всемилостивейшие заверения в вашей высокой королевской милости из ваших собственных уст.

= Дальнейший ход войны = Но между тем по моем возвращении из Польши только начались настоящие операции шведского короля, и доклад о них до триумфа царя в Москве также может дать пищу для некоторых размышлений, посему я вновь к ним обращаюсь. Итак, в январе 1708 года Москвы достигли известия о том, что шведский король уже приближается со своей сформированной в Саксонии значительной армией примерно в 40 тыс. человек. Неприятель предпринял марш через Гродно на Вильно. Сморгонь и Березину 34, и поначалу казалось, что он, взяв укрепления Полоцка, намерен вторгнуться в страну, так как Новгород, Великие Луки и Псков оттуда недалеко, и он прежде повел бы позиционную войну, а затем, дождавшись обоих [95] крупных корпусов – Левенгаупта 35 из Лифляндии и Любеккера 36 из Финляндии, вернул бы себе Нарву, уничтожил царский флот вместе с Петербургом и всеми силами вторгся в Россию. Эта опасность, уже сама по себе серьезная, возросла бы еще более, если бы вопреки нашим ожиданиям вступил в игру Мазепа 37. Но тогда, похоже, в игру серьезно вмешалось Провидение. Ибо на Двине дороги весной непроходимы из-за болот, и противник, слишком азартный в своих расчетах, решил уйти от этой реки и направиться к Днепру до того как Левенгаупт и Любеккер присоединятся к нему со своими войсками. Итак, он со всяческой поспешностью шел туда, однако и там не только увяз в обширных болотистых местностях на Бобре, но начал испытывать нехватку провианта, и прежде всего именно ослабило его мощь! Затем начали дезертировать немецкие солдаты, также многие умирали или приходили в изнеможение, что давало русской стороне некоторую надежду на благополучный исход дела. К тому же тем временем ген.-лейтенант Боур 38 со своим оставленным на Двине отрядом разгромил у Везенберга кавалерию полковника Бремзена и Ливский пехотный полк.

Однако неприятель получил известие о том, что царская армия на Днепре разделилась, и одна ее часть под командованием генерала князя Репнина 39 заняла позицию при Головчине. Неприятель, решив ударить по ней там, осуществил намерение 12 августа, причем настолько успешно, что московиты пришли в смятение и были вынуждены оставить свои позиции, потеряв, наверно, около 1500 человек 40. Эта победа, действительно, имела некоторое значение, и неприятель раструбил о ней как о большой виктории, но все-таки ничего в результате не приобрел, а тоже, по словам генерал-адъютанта Канифера, вскоре затем взятого в плен, потерял много людей 41.

Однако царю, после того как он разрушил все в Могилеве, пришлось со своей армией возвращаться от Днепра к Горкам 42 в направлении Смоленска, когда неприятель, не встретив сопротивления, переправился через Днепр. Но [96] вследствие этого он остался без провианта – настолько, что не имел возможности преследовать русских и был вынужден повернуть в Черкассию и затем в Казацкую землю 43. Там он сначала остановился между реками Белая и Черная Наппа, поскольку русская легкая кавалерия его повсеместно опережала и заняла позиции в городе Мстиславле. Благодаря этому русским удалось дважды, 30 и 31 августа по старому стилю, атаковать неприятеля, причинив порядочный ущерб 44, так что ему пришлось уйти дальше вниз к Десне; русские же старались помешать его переходу, а также казакам, от которых тогда еще ждали чего угодно. Но шведы не спешили – без сомнения, решив сначала дождаться прибытия Левенгаупта. Однако царь получил известие о его приближении и поэтому с 10-тысячным корпусом пошел ему навстречу, одновременно отправив ген.-лейт. Боуру приказ с корпусом в 3000 коней, который отвели от Двины, срочно соединиться с ним; = Сражение при Пропойске 9 окт. (28 сент.) = это и было проделано настолько успешно, что после 5-дневного марша они встретили неприятеля у Пропойска, а на следующий день, именно 9 октября, наголову его разбили, так что из корпуса Левенгаупта, насчитывавшего по меньшей мере 14 тыс. человек, не спаслось и двух настоящих полков, и менее 6 тыс. человек, переправившись через реку Сож, пришли целыми. Был потерян и весь их обоз из нескольких тысяч повозок со всем пушками 45, как подробнее сообщено во всеподданнейшем донесении от 24 октября. Однако вскоре затем произошло предательство Мазепы, которое, по общему мнению, поставило войска царя перед еще большей опасностью, но тогда бдительность князя Меншикова сделал наилучшее: он не только первым обнаружил измену, но и сразу же с несколькими полками взял штурмом резиденцию Мазепы Батурин, где нашел все хранимые для неприятеля запасы провианта, беприпасов, а также артиллерию в количестве 70 бронзовых пушек 46. Каковая операция смутила многих казаков; кроме того, неприятель слишком поздно форсировал Десну 47 и, без сомнения, с тех пор начал осознавать ошибочность своих действий. К тому же вскоре затем выступила морозная зима. [97]Неприятельская главная квартира находилась в Ромнах, а царская – в Лебедине. С московитской стороны заметили, что намерения неприятеля были направлены на Веприк и расположенный за ним город Ахтырка, поэтому в обоих поставили гарнизоны и приказали укрепить эти города, особенно второй. Но и неприятель не мешкая подошел к Веприку с намерением овладеть им со шпагой в руке, однако потерял при этом свыше 1200 человек, обоих полковников Сперлингов 48, а фельдмаршал Реншёльд 49 был ранен в бок. Там не менее город был таким образом покорен и весь находившийся в нем гарнизон с полковником Фербером взят в плен 50. Но поскольку Ахтырка находилась на большем удалении и противник ничего не достиг в результате первой операции, а у него вышел весь фураж, то он в сильнейшие холода предпринял марш на Гадяч, в продолжение которого, по единодушным показаниям пленных, свыше 3 тыс. человек умерли или настолько подорвали здоровье, что больше уже никогда не смогли нести какую-либо службу 51. Царская армия затем выступила на Харьков и, поскольку были получены надежные известия о подходе шведских генералов Крассау 52 и Риттерьельма 53 с корпусом в 10 тыс. шведских и польских войск, то фельдмаршал-лейт. Гольц 54, генерал-лейт. Дальбон 55, ген.-майор Голицын 56 и ген.-майор Гордон 57 с 12-тысячным отрядом были посланы в Волынь, где, остановившись сначала у Белой Церкви, взяли этот город, в котором Мазепа тоже хранил еще многое 58, и далее проследовали до Полонного, где одна высланная ими партия недалеко от Острога и Дубно застала врасплох сапежинцев на их квартирах и отправила оттуда в Киев много пленных 59. После этого противник отошел через Припять, оставив, таким образом, фельдмаршалу Гольцу всю Волынь. Но в главной армии на Украине более ничего не происходило, разве только рассылали партии, одна из которых у самой Ахтырки вскоре была побита с очень скверным для князя Меншикова исходом. Он со своими людьми задержался ночью в одном монастыре и был там обнаружен вражескими лазутчиками, после чего наутро неприятель, ринувшись [98] на монастырь, так сильно его осадил, что русским едва удалось уйти, бросив весь обоз, принадлежавший по большей части ген.-майору Шаумбургу 60, сохранившему из него одну только лошадь, на которой сидел. Князь Меншиков со всеми остальными, без сомнения, был бы захвачен в плен, если бы глубокий снег не помешал неприятелю их догнать, и ему пришлось довольствоваться несколькими из отставших 61.

Тем временем царь укрепил лучшую часть города Москва, набрал много новых рекрут и приказал корпусу, которым генерал Апраксин 62 до сих пор командовал в Ингерманландии, тоже следовать на Украину; таким образом царь в начале 1709 года имел там под ружьем армию в 93 000 человек регулярных войск, как подробнее показывает прилагаемый список.

Реестр

главной армии его царского величества, стоявшей тогда на Украине, или в Казацкой земле, и в месяце мае 1709 года виденной там полностью

Полки

Пехота

1.

Преображенский гвардейский

4 батальона

2 000 человек

2.

Семеновский гвардейский

3

1 800

3.

Ингерманландский гвардейский

3

1 8800

4.

Московский

2

1 200

5.

Бутырский

2

1 200

6.

Киевский

3

1 800

7.

Казанский

3

1 800

8.

Сибирский

4

2 400

9.

Нарвский

3

1 800

10.

Астраханский

2

1 200

11.

Рязанский

2

1 200

12.

Вятский

2

1 200

13.

Черниговский

2

1 200

14.

Луцкий

2

1 200

15.

Воронежский

2

1 200 [99]

16.

Олонецкий

2

1 200

17.

Шлиссельбургский

2

1 200

18.

Новгородский

2

1 200

19.

Псковский

2

1 200

20.

Белгородский

2

1 200

21.

Каргопольский

2

1 200

22.

Ростовский

2

1 200

23.

Тобольский

2

1 200 63

24.

Копорский

2

1 200

25.

Петербургский

2

1 200

26.

Пермский

2

1 200

27.

Троицкий

2

1 200

28.

Лефорта

2

1 200

29.

Ренцеля

2

1 200

30.

Инглиса

2

1 200

31.

Фитингейма

2

1 200

32.

Апраксина

2

1 200

33.

Нижегородский

2

1 200

34.

Тверской

2

1 200

35.

Болобанова

2

1 200

36.

Бокума

2

1 200

37.

Переяславский

2

1 200

38.

Казанский

1

600

39.

Архангелогородский

2

1 200

40.

Белозерский

2

1 200

41.

Устюжский

2

1 200

42.

Ямбургский

2

1 200

43.

Галицкий

2

1 200

44.

Азовский

2

1 200

45.

Смоленский

2

1 200

 

Всего: полков 45

98 батальонов

58 800


Полки

Кавалерия

1.

Лейб-регимент. Полк[овник] Гехайм

1 эскадрон

500 человек

2.

Лейб-эскадрон его превосх. фельдм. Шереметева

1

500 [100]

3.

Лейб-регимент. Бригадир Гешков

2

1 000

4.

Московский. Ген.-л.. Ренне. Полк. Петр Яковлев

2

1 000

5.

Киевский. Ген.-л. Боур. Полк. Леонтьев

2

1 000

6.

Троицкий. Полк. Шипов

2

1 000

7.

Ингерманландский. Полк. Полонский

2

1 000

8.

Санкт-Петербургский. Ген.-л. Генскин. Полк. Юсупов

2

1 000

9.

Владимирский. Полк. Петр Мещерский

2

1 000

10.

Новгородский. Ген.-м. Волконский

2

1 000

11.

Казанский. Полк.. Гейденрейх

2

1 000

12.

Астраханский. Фельдм.-л. Гольц. Полк. Рооп

2

1 000

13.

Сибирский. Ген.-л. Пфлуг. Полк. Еске

2

1 000

14.

Псковский. Ген.-майор Инфлант

2

1 000

15.

Смоленский. Бригад. Гагарин

2

1 000

16.

Тверской. Полк. Рожнов

2

1 000

17.

Пермский. Ген.-м. фон Штольц

2

1 000

18.

Вятский. Александр Иванович Волконский

2

1 000

19.

Нижегородский. Г.-м. Бем.. Полк. Шишков

2

1 000

20.

Черниговский. Полк. Кампаль

2

1 000

21.

Рязанский. Г.-м. Гейн. Полк. Чернцов

2

1 000

22.

Ростовский. Полк. Круз

2

1 000

23.

Ярославский. Полк. Григорий Волконский

2

1 000

24.

Белозерский. Полк. Григорий Войсбах

2

1 000 [101]

25.

Азовский. Г.-м. Микуш

2

1 000

26.

Архангельский

2

1 000

27.

Ингерманландский, как прежде

2

1 000

28.

Луцкий. Шаумбург

2

1 000

29.

Вологодский. Монастырев

2

1 000

30.

Нарвский. Фельзин

2

1 000

31.

Олонецкий. Нарышкин

2

1 000

32.

Копорский. Везник

2

1 000

33.

Ямбургский. Фастман

2

1 000

34.

Каргопольский. Мусин-Пушкин

2

1 000

35.

Тобольский. Гагарин

2

1 000

36.

Устюжский. Волконский

2

1 000

 

Всего: 36 полков

70 эскадронов

35 000 человек

Реестр

генералитета в том же году

Пехота

Кавалерия

Фельдм. Шереметев

Ген. от кавалерии князь Меншиков

Ген. от инф. Репнин

Фельд.-лейт. Гольц

Генерал Алларт

Ген.-лейт. Ренне

Генерал-лейт. Дальбон

Ген.-лейт. Боур

Ген.-лейт. Белинг

Ген.-лейт. Ренцель

Ген.-м. фон Верден

Ген.-майор Шаумбург

Ген.-м.. фон Гордон

Ген.-майор Бем

Ген.-м. Ностиц

Ген.-майор Волконский

Ген.-м. фон Кирхен

Бригадир Гешков

Бригад. Балк

Бригадир Гагарин

Бригад.. Штафф

Бригадир Вейсбах

Бригад. Головин

 

Артиллерия

Инженеры

Ген.-лейт. Брюс

Полковник Коломб

Ген.-майор Гинтер

Бригад. Штафф

Подполк. Янсон

Брилле

 

Шарбек

 

Розен

 

Гольцман 64 [102]

Но вот пришла весна, и неприятель как будто не должен был отважиться оставаться между множеством малых рек, которые потом очень сильно разливаются. С русской стороны весьма внимательно наблюдали за его дальнейшими намерениями и большинство русских полагало, что неприятель станет атаковать Ахтырку, чтобы открыть себе путь к Белгороду и Воронежу, и, уже находясь на земле царя, беспрепятственно продвигаться до Оки, если сражение не решит дела иначе.

Однако к тому времени неприятель уже на протяжении нескольких месяцев не получал никаких известий, а люди в его армии так ослабели, что было необходимо удаляться от польских рубежей. К тому же Мазепа поселил большую надежду на присоединение донских казаков и крымских татар, но они не могли подойти иначе, как через Полтаву, в каковом городе русские поставили добрый гарнизон. Потому-то у неприятеля возник замысел захватить этот город и таким образом усилиться людьми из Татарии и Польши. Это было вскоре сочтено хорошим решением, тем более что Мазепа очень хвалил названный город за изобилие всяческого провианта и обещал взять его со своими казаками и артиллерией, если шведская армия его тем временем прикроет от русских. И вот когда неприятель решил перенести туда свой лагерь, за ним последовала русская армия, правда, сначала до Карпова, так как царя с нею не было – он отправился в Воронеж, а оттуда даже в Азов, чтобы вернуться не раньше середины мая 65, каковое время между тем было потеряно обеими сторонами на переходы. Но сразу по возвращении в армию узнав, что Полтава действительно осаждена неприятелем, царь решил двигаться со своей армией к Ворскле и по возможности поддержать осажденный город; там потом произошло несколько стычек, например, когда шведский генерал-майор Крузе 66 хотел выбить ген.-лейт. Ренне 67, командовавшего авангардом армии его царского величества, с его позиции 68; или когда бригадир Головин с 1200 солдатами, у каждого из [103] которых на спине был добрый мешок с порохом, бросился в Полтаву 69. Далее, когда ген.-лейт. Генскин 70, пройдя болотами до Новых Сенжар, изгнал оттуда шведского генерал-майора Кройтцена 71, благодаря чему был освобожден пленный русский гарнизон Веприка 72, и другие случаи, все они нанесли шведам очень большой ущерб. Но поскольку было сочтено невозможным наладить с этой стороны через болото коммуникацию с Полтавой, то в конце концов решили переправиться на правый берег Ворсклы в двух милях от города и затем, насколько удастся, прижать противника.

С этой целью сразу же после форсирования реки в полумиле от моста было возведено укрепление, которое, однако, вскоре оставили и, еще поближе подойдя к противнику, укрепились. Потом вновь, насыпая шанцы, настолько приблизились к шведам, что передовые посты обеих сторон ясно видели друг друга и при необходимости могли бы перекликаться; это так стеснило шведов, что у них почти не осталось пастбища для лошадей, а казаки ежедневно угоняли порядочное их число, и даже сам король, 12 июня выехавший на рекогносцировку, был ранен в ногу казаками, партия которых лежала в засаде 73. Шведам не оставалось ничего иного, как либо убраться за Днепр, лицо же сражением освободиться от слишком близко подошедших русских. = Сражение при Полтаве = Король выбрал второе, и 27 июня по старому стилю оно состоялось, однако с чрезвычайно скверным для короля Швеции исходом, как это изложено в достаточно известных реляциях. Затем война вновь была перенесена в Польшу и Лифляндию, и хотя спустя год шведы были отовсюду изгнаны и была осаждена Риг 74, но лихорадка, в июле свалившая царя в Киеве 75, явилась, без сомнения, одной из причин того, что успех в этом году не получил развития, и Крассау удалось уйти в Померанию 76, что при иных обстоятельствах легко можно было бы предотвратить.

Итак, в изложенном заключились военные действия против Швеции на протяжении четырех лет с 1705 до конца декабря 1709 года; в нынешнем году они были продолжены столь [104] успешно, что Лифляндия и Карелия были тоже полностью завоеваны у неприятеля 77, так как Господь Бог его одновременно наказал чумой; ваше королевское величество тоже весьма существенно отвлекли неприятеля на воде и суше 78, и царь теперь видит противника уже так далеко от своих границ, что того и дух простыл, разве только если царь сам захочет навестить его по другую сторону вод в Финляндии 79.

= Русская армия = Для этого у царя достаточно сил, так как он теперь имеет под ружьем вполне регулярную стотысячную армию, которую может, не отягощая страну, ежегодно обеспечивать рекрутами, несмотря на то, что в России еще не научились ценить человека, а часто относятся к нему хуже, чем к лошади, и люди тысячами падают и погибают от нехватки провианта.

= Русские пехотинцы = У простого солдата нет также недостатка в военном умении – он не только чрезвычайно хорош и искусен в обращении с оружием, очень хорошо выглядит и при весьма скудном питании, состоящем из сухарей и соли, способен совершать самые длинные пешие переходы, какие только потребуется, но уже привычен и к огню, и теперь расстроить порядки русских солдат стало куда труднее, чем прежде, когда их можно было перебить или связать, словно овец.

= Русская кавалерия = Однако с правильным устройством кавалерии трудностей явно больше, так как все их лошади – татарские и слишком горячи и дики, чтобы можно было сидя на них применять огнестрельное оружие, а саблей русские всегда предпочитают рубить, а не колоть, из-за чего шеренга раскрывается, и эскадроны легко могут быть опрокинуты.

= Русское дворянство = Но и в пехоту, и в кавалерию всегда трудно найти умелых офицеров из их народа, ибо русское дворянство хотя гордо собой и довольно-таки высокомерно, но в душе не имеет истинного честолюбия и любви к войне, предпочитая поэтому сидеть в имениях или же скорее подарками добиваться гражданской службы, нежели по собственной охоте сражаться за отечество. Поэтому-то [105] царь обычно отзывается о них словами, подобными тем, какие он при мне сказал покойному Головину, Шереметьеву 80, Головкину и Апраксину, что если из их или других родов время от времени один-единственный чем-то выделится, то это будет все, а остальные сплошь глупцы, и примером тому их собственные братья.

= Иностранные офицеры = С иностранными офицерами бывает по-разному, так как большинство их вызывается ехать в Россию из необходимости, поскольку за границей они не могут остаться на службе; других привлекает туда жадность, ибо за границей им обещают много такого, чего могут потом и не выполнить. И все до сих пор требовали себе слишком высокие роли, обязанностей которых по крайней мере поначалу не понимали, вследствие чего было совершено много промахов, но милость Божия и счастье царя покамест предотвращали все худое. К тому же многие офицеры обманулись в своих ожиданиях, так как считали рубль по 2 ригсдалера 81; например, капитан получает в месяц 18 рублей, по его расчету, это должно составить 36 ригсдалеров, а потом не оказывается и 22 82. Походная экипировка из-за долгих маршей обходится ему очень дорого, да и в гарнизонах – Киеве, Смоленске и Петербурге тоже очень дорога одежда. Из-за этого иным тамошняя жизнь надоедала, разве что станешь любимцем царя, князя Меншикова или других русских генералов, и тогда найдешь способ пользоваться всем необходимым, не тратя жалованья.

= Крепости = С начала этой войны его царское величество весьма улучшил и умножил крепости на границах; Киев и Смоленск, каковые обе крепости находятся на Днепре, теперь в совсем ином состоянии, нежели прежде 83. Великие Луки и Псков на Двине 84 тоже хорошо укреплены 85, а на Петербург царь и вовсе не жалеет никаких расходов, чтобы сделать из него значительную крепость 86. Новая Двинка перед гаванью в Архангельске тоже совсем готова 87, а на Черном море недалеко от Азова царь ценой очень больших затрат построил еще одну крепость под [106] названием Таганрог, в ней 18 каменных казематов. Но с этой крепостью допустили ошибку – неверно определили положение на местности, и посему крепость мало может помочь в обороне гавани для тамошнего флота 88. Вообще же в стране повсюду имеются построенные целиком из дерева крепости, как это оказалось при шведском вторжении на Украину; они, однако, в мирное время вовсе не имеют каких–либо гарнизонов, служа лишь для защиты от татар, когда те, кочуя со своим скарбом, тревожат страну, и местные жители скрываются в крепостях. Царь еще пожелал в каждой такой губернии (а он теперь разделил всю страну на восемь больших округов) 89 построить одну главную крепость, но осуществление этого по многим причинам может встретить большие препятствия.

Столицу Москву в эту войну тоже по большей части обнесли новым валом 90. Правда нельзя сказать, что для этого использовались самые опытные инженеры, и посему там, когда минет опасность, работы продолжат или же снова разрушат вал, как это сделали с валом, возведенным незадолго до ложных Дмитриев 91; от него еще остались некоторые линии и больверки.

= Царский флот = У царя два флота – один тот, который на Черном море, и другой, устроенный на Балтийском. поводом к созданию первого послужила в 1697 году война против Турции, когда решили осадить Азов, для чего понадобилось несколько судов, и поэтому в Москве построили 4 галеры, которые потом разобрали и, доставив на санях на Дон, опять собрали 92 и отвели в Меотийское озеро 93. Поскольку это очень помогло при взятии Азова 94, а его царское величество вообще от природы склонен к кораблестроению, как и к иным механическим искусствам, то он последовал советам некоторых иноземцев устроить верфь в Воронеже – маленьком городке, расположенном у южной границы с Украиной, на реке того же названия, так как она впадает в Дон и весной настолько поднимается, что вниз по ней могут быть спущены большие корабли, особенно если там построить [107] несколько шлюзов. Это и было сделано ценой больших расходов; туда были от всюду вызваны корабельные плотники 95,, и по их прибытии приступили к строительству более чем 20 больших кораблей, список которых есть в печатной реляции императорского посланника графа Гвариента 96. Но большинство кораблей все эти годы еще стоит там на стапелях и совершенно сгнило, поскольку, .кроме всего прочего, лес был обработан слишком сырым 97. Таким образом, ныне от них уже мало проку. Все же 3 или 4 корабля действительно были проведены вниз до Азова, и там они обычно ежегодно снаряжались в плавания вдоль берегов для перевозки соли 98, но дальше в Черное море выходить не отваживались, так как Турция ни в коем случае не желает этого позволить.

= Флот в Петербурге = Другой царский флот находится в Петербурге у оконечности Финского моря, каковой город был построен по приказу самого царя и назван его именем 99 после того, как он завоевал Ниеншанц, стоявший примерно в миле оттуда 100. Этот флот в несколько лучшем состоянии; находящиеся там военные корабли все-таки каждый год охраняют гавань на дальних подступах, прикрывая ее при помощи береговых батарей, и неприятель до сих пор не смог причинить им вреда. Там есть также множество малых судов, среди них 5–6 галер, несколько шняв и 30–35 бригантин 101, на них русские время от времени тревожат финские берега. Но вообще же корабли в скверном состоянии, ибо все они, начиная с адмиральского 102, построены исключительно из одного соснового леса и железо на них плохое. Царь и сам этой прошедшей зимой 1710 года признавал в Москве, что и 4 из старых кораблей не могут выйти в море 103. Но он приказал построить 4 новых; это дело сопряжено еще с той трудностью, что поскольку их строят в Олонце на Ладожском озере 104, то когда лед пройдет через водопад, проводка вниз требует больших усилий, надо держать крен; некоторые корабли из–за этого получают большие повреждения, и все в первый год поздно выходят в море 105. [108]

= Царские морские офицеры = Из морских офицеров на сегодняшний день у его царского величества один адмирал, один вице-адмирал, один шаутбенахт и 12 капитанов 106, как об этом наилучшее известие представит посланник Юль 107. Его царское величество прилагает также большие усилия к тому, чтобы флот, созданный им самим, сохранить в России и после его смерти. С каковой целью он еще ежегодно посылает многих своих дворян учиться навигации на английских и голландских кораблях, но вообще-то русский народ вовсе не имеет к этому склонности, а скорее считает все это бесполезными расходами, так как с кораблей нельзя совершить высадки, разве только в самой гавани, где ее достаточно могут защитить больверки. Стало быть, флот считают скорее прихотью царя, чем необходимой для России военной силой.

= Вооружение = У царя хорошо с вооружение и другими необходимыми для войны припасами, так как в самой стране он имеет селитру, серу и железо, а мануфактуры для этого устроены таким образом, что он в продолжение всей нынешней войны ни разу не закупал за границей пороха, пуль, бомб и гранат. Там уже изготавливают также всевозможное оружие – мушкеты, шпаги, багинеты и тому подобное, однако пока не в таких количествах, чтобы их можно было счесть за нечто, поэтому такое оружие выписывают из Голландии, оплачивая его другими товарами, чтобы сохранить в стране звонкую монету 108.

= Торговля в России. 1. Через Архангельск = Что же далее касается внутреннего состояния России и прежде всего торговли, или негоциании этого государства, то ясно, что она очень велика и достигает ежегодно нескольких миллионов, которые благодаря ей обращаются, становясь звонкой монетой. На сегодняшний день самой важной является европейская торговля, ведущаяся через Архангельск благодаря реке Двине и прекрасной гавани. Туда ежегодно приходит свыше двухсот кораблей англичан, голландцев, гамбуржцев и других народов 109, обратный груз [109] для которых подвозит по Двине более чем вдвое большее число крупных прамов и многочисленные сани зимой, и таким образом там одновременно собирается больше товаров, чем бывает на Франкфуртской или Лейпцигской ярмарке за целый год. Главнейшие же товары, вывозимые оттуда, следующие: пенька, кожа, воск, сало, хлеб, хлебная водка, масло, пек, смола, поташ, зильберглет, бобровый мех, икра, рогожи, соленые рыба и мясо, пушнина, ревень, свиная щетина, рыбий клей, грубое полотно и прочее производимой страной. За них приобретают серебро, медь, олово, латунь, свинец, всевозможные мануфактурные товары, такие как сургуч, оружие, тонкое полотно, вино, водку и другое. Денежные суммы за товары достигают, как говорилось выше, нескольких миллионов. Это видно, в частности, по царской таможне, за 4 года, на протяжении которых я постоянно за торговлей наблюдал, всегда получавшей доход свыше 300 тыс. рублей 110, хотя пошлина и вполне умеренная, а именно, составляет только 7%, если товары принадлежат натурализованным подданным 111. Причем размеры утайки настолько велики, что почти не дается сведений о других [товарах], и этим могут быть получены лишних 10%, так что уже можно предположить капитал свыше 4 миллионов 112. Однако эту торговлю царь намерен в основном перенести в Петербург на Балтийской море 113, хотя некоторые товары – значительную часть пеньки, а также хлеб, смолу и пек всегда придется доставлять из Архангельска вследствие удобства рек Оки и Двины, по которым их туда можно привозить, и это такие товары, для транспортировки которых не требуется больших расходов. А вот из провинций Смоленск, Новгород и Псков товары могут сносно доставляться в Петербург. Однако это изменение торговли не особенно хорошо для голландцев и англичан, так как на самом деле они немного от него выиграют, ибо экономию фрахта на Петербург против прежнего на Архангельск поглотят пошлина в Зунде и страховые деньги в Финском море, которые всегда были весьма велики. Кроме того, купцам будет гораздо труднее доставлять товары в Петербург[110] сушей, ведь путь идет через многочисленные мосты и болота, к тому же летом неописуемые тяготы путешественникам будут причинять комары и осы 114. Было бы трудно побудить купцов переехать на постоянное жительство в Петербург еще по той причине, что в городе Москва значительно легче закупать товары.

= Китайская торговля = Другая большая торговля, ведущаяся из России, китайская, так как Россия граничит с этим государством на востоке и посылает туда прежде всего всевозможные меха, а оттуда вывозит драгоценные камни, дамаст, шелковые покрывала и штофы, китайку и другие хлопчатобумажные ткани, благодаря чему ежегодно получают свыше 600 тыс. рублей; караван оттуда приходит в Москву через каждые 3 года и дает около 1 800 тыс. рублей 115.

= Персидская торговля = Третья большая торговля – через Астрахань с Персией, куда русские тоже доставляют много мехов, а оттуда вывозят крупные партии шелка-сырца, персидских штофов, хлопчатобумажных тканей, белого ситца и т. п.; правда, эту торговлю в основном ведут армянские купцы, имеющие для нее большие привилегии и уверяющие, что через их руки ежегодно проходит товаров больше чем на миллион 116.

= Турецкая торговля = Четвертая большая московитская торговля – с турками, которым русские также везут меха, мед, хлеб, пеньку и воск, беря за них преимущественно звонкой монетой. Но эта торговля идет двумя путями: один вниз по Днепру через Казацкую землю, а второй по Волге и Дону на Азов, благодаря чему русские ежегодно получают 800 тыс. рублей деньгами. = Канал между Доном и Волгой = Последний путь должен приобрести еще гораздо большее значение, когда смогут продолжить задуманный канал для соединения рек Дон и Волга. Хотя царь уже несколько раз выписывал туда знающих строителей и инженеров и приказал также платить некоему англичанину, по фамилии Перри, в год 500 рублей жалованья 117, но тогдашний губернатор Астрахани Голицын 118 постоянно исподтишка мешал делу и [111] первому управляющему этими работами, который был французом, вставлял такие палки в колеса, что тому пришлось спасаться бегством в Персию 119. Голицын и этого [Перри] уже так напугал, что он вновь отправился в Москву и пожаловался на свои беды царю 120. Царь хотя и сместил за это губернатора с должности 121, но дело по сей день под управлением князя Андрея Михайловича Апраксина 122 по-прежнему не движется – по той, как говорят, причине, что для него требуется много людей, которых в эти военные времена сильно недостает. Все же названные четыре направления торговли ежегодно дают России свыше 6 миллионов рублей от ее собственных земель, а если до этой суммы сколько-то не хватает, то она наверняка может быть дополнена от продажи лошадей из Калмыкии и быков из Казацкой земли в Польшу и Пруссию и даже до Бреслау в Силезии 123.

= Как устроена русская торговля = Но торговля в России устроена таким образом, что прежде всего царь имеет большую долю в каждом виде [товаров] – коже, мехах, меде, воске, пеньке и хлебе, а другие товары, такие как поташ, ревень икра, зильберглет и свиная щетина продаются только и исключительно на его счет 124. Отсюда легко видеть, что он и получает наибольшее, затем порядочно – бояре, владеющие имениями в стране, и наконец горожане в городах получают самое малое, поскольку они не могут вести самостоятельной торговли, являясь лишь уполномоченными царя и бояр, для которых ездят к границам и там заключают сделки с иностранцами, потом отчитываются перед своими хозяевами и зависят от их милости. Поэтому ни один русский купец, сколь бы богат он ни был, не станет крупной фигурой, а всегда будет жить только в деревянном доме с плохой мебелью, чтобы боярин не мог отнять у него его собственность, ведь у боярина для этого всегда найдется предлог и возможность доказать свое перед судьями, поскольку царь так же обходится с боярами, если они плохо пользуются своим богатством или если проявляют злую волю в исполнении его приказов. [112]

(пер. Ю. Н. Беспятых)
Текст воспроизведен по изданию: Георг Грунд. Доклад о России в 1705-1710 годах. СПб. Институт российской истории. 1992

© текст - Беспятых Ю. Н. 1992
© сетевая версия - Strori. 2013
© OCR - Андреев-Попович И. 2013
© дизайн - Войтехович А. 2001
© Институт российской истории. 1992