Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ЖАН ФРУАССАР

ХРОНИКИ АНГЛИИ, ФРАНЦИИ, ИСПАНИИ И СОСЕДНИХ СТРАН

ОТ КОНЦА ПРАВЛЕНИЯ ЭДУАРДА II ДО КОРОНАЦИИ ГЕНРИХА IV

Глава 81.

Сэр Уолтер Мэнни приводит в Бретань англичан.

Когда губернатор Генганский, мессир Ив де Трезигвид, мессир Галеран де Ландреман и другие рыцари, узнали о прибытии к ним этой подмоги, они сказали епископу, что он может прервать переговоры, поскольку теперь они не намерены следовать его совету. Епископ, мессир Ги де Леон, ответил: «Мои сеньоры, раз так, то наша кампания распадается, ведь я последую за тем, у кого, как мне кажется, самые ясные права». Этим он сделал вызов мадам и всей ее партии, и оставил город, чтобы сообщить мессиру Эрве де Леону, как повернулось дело. Мессир Эрве на это рассердился и сразу же приказал своему войску поставить самую большую осадную машину как можно ближе к замку, строго приказав, чтобы работы не прекращались ни днем, ни ночью. Затем он представил своего дядю сеньору Луису Испанскому и сеньору Карлу Блуасскому, которые оба приняли его самым учтивым образом. Тем временем, графиня подготовила и обвесила гобеленами залы и палаты, чтобы самым лучшим образом встретить сеньоров и баронов Англии, которые, как она видела, уже прибыли, и послала встретить их отряд из знатных людей. Когда они высадились, она сама пошла их приветствовать и, оказывая им уважение, благодарила каждого рыцаря и оруженосца. Она провела их в город и в замок, в котором они с удобствами разместились. На следующее утро, она устроила в их честь великолепный прием. Всю эту ночь и следующий день, большое орудие ни разу не переставало бросать камни в город.

После приема, сэр Уолтер Мэнни, который был капитаном англичан, расспросил графиню о состоянии города и о вражеской армии. Выглянув в окно, он сказал, что, если кто-нибудь пойдет вместе с ним, то у него будет большое желание уничтожить это большое орудие, которое располагается столь близко, и столь сильно им досаждает. Мессир Ив де Трезигвид ответил, что он не покинет его в его первой вылазке, и то же сказал сеньор Ладреман. Они отправились вооружиться и затем тайком вышли через другие ворота, взяв с собой 300 лучников, которые стреляли так хорошо, что те, кто охранял орудие, бежали, и воины, которые следовали за лучниками, напали на них, большую часть убили и сломали и разбили на куски это большое орудие. Затем они стремительным рывком обрушились на палатки и шалаши, поджигая их и убив и ранив многих своих врагов, еще до того, как вся армия пришла в движение. После этого, они искусно отступили. Когда враги сели на коней и вооружились, они поскакали за ними как сумасшедшие. Видя это, сэр Уолтер Мэнни воскликнул: «Пусть я никогда не обниму свою любимую и дорогую подругу, если я войду в замок или крепость, прежде чем выбью из седла одного из этих скакунов». Затем он развернулся и направил свое копье на врага. Также поступили и два брата Ланд-Халле, ле Аз де Брабант, мессир Ив де Трезигвид, мессир Галеран де Ладреман, мессир Галеран де Ландреман и многие другие, и они расшвыряли первых преследователей. Много ног оказалось в воздухе. Некоторые с их сторону также были выбиты из седел. Схватка стала очень серьезной, поскольку из лагеря постоянно подходили подкрепления, и англичане были вынуждены отступить к замку, что они и сделали, сохраняя правильный порядок, пока не подошли к городскому рву. Там рыцари сделали остановку, пока не вернулись в безопасности все их люди. Там можно было увидеть много блестящих деяний, пленений и спасений из плена. Осажденные, которые не принадлежали к тому отряду, что разрушил большое орудие, теперь выступили вперед и, встав в боевой порядок по берегам рва, нашли такое доброе употребление своим арбалетам, что вынудили врага убраться, убив многих людей и лошадей. Вожди французской армии, узнав, что это дело они провели самым худшим образом, и что они потеряли людей без толку, возвестили об отступлении и заставили своих людей отступить в лагерь. Как только они туда пришли, горожане вновь вошли в город, и разошлись по своим домам. Графиня Монфор вышла из замка их встречать и с самым счастливым лицом, как благородная и отважная дама, перецеловала сэра Уолтера Мэнни, и всех его соратников, одного за другим.

Глава 82.

Замок Конке (Conquet) 30 взят дважды.

На следующий день сеньор Луис Испанский позвал к себе виконта де Роана (Rohan), епископа де Леона, мессира Эрве де Леона и командира генуэзцев, чтобы получить от них совет, что теперь делать. Ведь они видели, насколько крепок был город Энбон, и что туда пришла подмога, особенно в виде тех лучников, которые им уже насолили. Если они останутся здесь дальше, то это будет лишь потерей времени - ведь не было никакого шанса, что они добьются какого-нибудь успеха. Поэтому они решили на следующее утро сняться с лагеря и выступить к Орэ, который осаждал сеньор Карл. Они сломали свои шалаши и палатки и выступили, как и было решено. Горожане преследовали их со свистом и попытались побеспокоить их арьергард, но были отбиты и потеряли нескольких своих людей до того, как сумели вернуться в город. Когда сеньор Луис Испанский пришел к сеньору Карлу со своей армией и обозом, он объяснил ему причины, по которым отказался от осады Энбона. На длившемся долго совете полного состава было решено, что сеньор Луис пойдет осаждать добрый город Динан, который был защищен лишь палисадом и рвом. Во время этого похода, он проходил мимо старого замка Конке, в котором графиня поставила губернатором нормандского рыцаря по имени Менкон (Mencon), у которого было достаточно много солдат. Сеньор Луис подтянул свою армию и предпринял штурм, который был очень ожесточенным и длился до полуночи, поскольку осажденные хорошо защищались. Обнаружив, что дальше он не может ничего больше сделать, он расположился со своими людьми около него и возобновил штурм на следующее утро. Нападавшие подошли вплотную к стенам, поскольку ров, через который они наступали, был не глубок, проделали большую брешь в стене, через которую вошли в замок и предали смерти всех, кроме губернатора, которого они взяли в плен. Вместо него они назначили другого, и оставили с ним для охраны 60 солдат. Затем сеньор Луис ушел и отравился осаждать Динан.

Графиня Монфор, услышав, что сеньор Луис Испанский находится со своей армией у Конке, послала туда сэра Уолтера Мэнни и его братьев по оружию, и сказала им, что если они сумеют сорвать осаду этого замка и стеснят сеньора Луиса, то снискают себе великую славу. Они заверили ее в этом и следующим утром оставили Энбон, выйдя из него со столь многочисленным отрядом из добровольцев, что лишь немногие остались позади них. Они спешили, пока не подошли к замку около полудня и обнаружили там французский гарнизон, который накануне вечером завоевал его. Тогда сэр Уолтер сказал, что он не уйдет отсюда, пока не узнает, что они сделали и как они это сделали. Но когда ему сообщили, что сеньор Луис идет осаждать Динан, он сильно огорчился, что у него не будет возможности с ним сразиться. Он и его друзья сделали приготовления к штурму замка и начали атаку, хорошо прикрывшись своими щитами. Гарнизон, видя, что против него наступает такая армия, оборонялись так хорошо, как только мог, но штурм был очень ожесточенным, и лучники подошли так близко, что обнаружили брешь, благодаря которой замок был захвачен предыдущим вечером. Они также вступили в него через эту брешь и убили всех находившихся внутри, за исключением 10 человек, которых некоторые рыцари взяли под свою защиту. Затем они вернулись в Энбон, поскольку не думали, что будет безопасно находиться на таком большом расстоянии от него, и покинули замок Конке, не оставив там никакого гарнизона, так как видели, что не смогут оказать в нем сопротивление.

Глава 83.

Сеньор Луис берет города Динан и Геранд.

Вернемся теперь к сеньору Луису. Он торопливо разместил свою армию вокруг города Динана и приказал немедленно приготовить лодки и суда, чтобы он смог атаковать город, как с моря, так и с суши. Когда жители города, который был защищен одним лишь палисадом, увидели это, то они все, от мала до велика, сильно испугались за свои жизни и за свое благополучие. На четвертый день, после того как перед их городом стала армия, они сдались, несмотря на своего губернатора мессира Реджинальда де Генгана. Поскольку он на это не соглашался, то они убили его на рыночной площади. После сдачи города, когда сеньор Луис получил оммаж и присягу от горожан, он задержался здесь на 2 дня и отдал должность губернатора мессиру Жерару де Молену, которого нашел в этом городе в качестве пленника, а в помощь ему - сеньора Пьера Понтебо. Затем он пошел к большому городу под названием Геранд (Guerrande), расположенному на морском берегу 31. Он осадил его со стороны суши и нашел в Круазике (Croisic) большое множество лодок и кораблей, полных вина, которое туда привезли для продажи купцы из Пуату и Рошели. Купцы быстро продали свое вино, но им плохо за него плохо заплатили. Сеньор Луис захватил эти суда, погрузил на них своих воинов вместе с несколькими генуэзцами и испанцами, и следующим утром устроил штурм города с суши и с моря. Он был так плохо укреплен, что там не смогли организовать какой-нибудь обороны. Поэтому, город был взят штурмом и безжалостно разграблен. Мужчины, женщины и дети были преданы мечу, прекрасные церкви святотатственно сожжены, на что сеньор Луис был так разгневан, что немедленно приказал повесить и удушить на месте 24 самых активных поджигателя. Добыча, которую они там взяли, была большой, каждый добыл себе столько, сколько мог унести, ведь этот город был очень богат благодаря своей огромной торговле. После взятия города Геранда, они не знали какой путь им выбрать дальше, поэтому сеньор Луис, вместе с мессиром Антоном Дория и некоторыми другими генуэзцами и испанцами погрузился на суда, что они захватили, и отплыл в море в поисках приключений. Виконт де Роан, епископ де Леон, его племянник, мессир Эрве де Леон, и другие, вернулись к армии сеньора Карла, которая стояла перед Орэ. Они застали там большое множество вновь прибывших сеньоров и рыцарей из Франции, таких как мессир Луи де Пуатье, граф де Валенс (Valence), граф д`Осерр, граф де Порсьен (Porcien), граф де Жуаньи (Joigny), граф де Булонь и множество других, которых король Филипп послал им на помощь. Некоторые из них пришли добровольцами, чтобы увидеть сеньора Карла и служить под его началом. Крепкий замок Орэ еще не был взял, но в нем наступил столь сильный голод, что в последние 7 дней осажденные не ели ничего, кроме лошадиного мяса. Сеньор Карл не хотел даровать им никаких иных условий, кроме того, что они должны сдаться ему, а он бы мог сделать с ними то, что сочтет нужным. Поэтому, когда они увидели, что им нечего ждать кроме смерти, они, положившись на Божью волю, вышли ночью тихо из города и прошли через один из флангов вражеской армии. Некоторые были обнаружены и убиты, но мессир Анри де Спинфор и его брат Оливье спаслись. Они бежали через расположенный поблизости небольшой лес, и пришли к графине в Энбон. Таким образом, сеньор Карл завоевал замок Орэ, простояв перед ним более 10 недель. Он его хорошо его восстановил и хорошо обеспечил воинами и всеми видами провизии. Затем он выступил со своей армией на осаду города Ванна, которым командовал мессир Жоффруа де Малетруа и стал лагерем вокруг него. На следующее утро несколько бретонцев и солдат, что стояли в городе Плоэрмель (Ploermel) 32, вышли из него в надежде чем-нибудь поживиться. Они напали на войско сеньора Карла и вызвали там тревогу, но были окружены врагами, потеряли много своих людей, а остальных, которым удалось бежать, преследовали до самых ворот Плоэрмеля, который находится рядом с Ванном. Когда французы вернулись после этого преследования, они в этот же день предприняли столь энергичный штурм города Ванна, что овладели приступом палисадами и одними городскими воротами. У ворот схватка стала еще более яростной, и с обеих сторон многие были убиты. Бой закончился с наступлением ночи, когда удалось договориться о перемирии, которое продлилось весь следующий день. Горожане собрались, чтобы совместно обсудить вопрос, сдаваться им или нет, и на следующее утро они решили сдаться, несмотря на мнение их губернатора, который, когда это увидел, тайком выехал из города во время этого совещания, и ушел от них прочь в Энбон. Совещание кончилось таким образом, что сеньор Карл и французские сеньоры в город, где пробыли 5 дней, а затем они отправились на осаду другого города под названием Коре (Carhaix) 33.

Глава 84.

Сэр Уолтер Мэнни наносит поражение сеньору Луису Испанскому у Кемперле.

Когда сеньор Луис Испанский со своим отрядом взошел на корабль в порту Геранда, то поплыл в направлении Нижней Бретани, и приплыл в порт Кемперле (Quimperle) 34, что расположен недалеко от Кемпера и Сен-Маэ (St.Mahe). Там они вышли на берег и начали грабить и разрушать страну, в которой нашли множество богатств. Добычу они отнесли на свои суда, а затем отправились делать то же самое и в других местах, не встречая никого, кто бы дал им отпор. Как только известия об этом были доставлены сэру Уолтеру Мэнни и мессиру Амори де Клиссону, у них возникло большое желание последовать за ними. И когда они открылись на этот счет мессиру Иву де Трезигвиду, губернатору Генганскому, сеньору де Ладреману, мессиру Гильому де Кадудалю, двум братьям де Спинфор и всем другим рыцарям, находившемся в Энбоне, то те с радостью согласились за ними последовать.

Они немедленно выступили, взяв с собой на корабли 3000 лучников, и не сбавляли хода, пока не подошли к тому порту, где находились суда сеньора Луиса. Они вошли в гавань, убили всех, кто охранял суда и был назначен сторожить те богатства, что они на них нашли. Затем они вышли на берег и пошли по разным местам, мимо горящих домов и деревень. Они разделились на 3 отряда, не из благоразумия, а чтобы с большей вероятностью найти своих врагов и, оставив 300 лучников охранять суда и богатства, которые они на них захватили, пошли по разным дорогам. Известия об этом событии были доставлены сеньору Луису Испанскому, который стянул свои войска в один отряд и начал быстро отступать к свои судам. Но, встретившись с одним из трех отрядов, он увидел, что должен сражаться и из-за этого изрядно смутился. По этому случаю, он многих произвел в рыцари, и в частности, своего племянника по имени Альфонсо. Когда сеньор Луис и его войска нанесли свой первый удар, то он был блестящ, и многие оказались сброшены с коней. И этот бы день остался за ним, если бы не подошли два других отряда, привлеченные шумом и криками местных жителей. Последовавшая затем атака была очень мощной, и английские лучники показали себя так хорошо, что генуэзцы и испанцы были приведены в замешательство, почти все из них были убиты или ранены, из-за того, что местные жители добивали их с помощью камней и пращей, так что и сеньор Луис, которому с трудом удалось бежать, был серьезно ранен. Он бежал по направлению к своим судам, и из 6000, из которых состояла его армия, спаслось не больше 300. Он оставил погибшим и своего племянника, которого очень любил. Когда он подошел к своим кораблям, то ему помешали сесть на них те лучники, что остались охранять флот. Тогда он в величайшей спешке взобрался на судно, называвшееся lique, с теми своими людьми, которых смог собрать и бежал так быстро, как только мог.

Как только сэр Уолтер Мэнни и его войско, преследуя сеньора Луиса, подошли к кораблям, они сели на первые попавшиеся суда, кои сочли готовыми и поплыли со всей скоростью за ним, предоставив жителям страны позаботиться об остатках его армии, чтобы отомстить за себя и вернуть то, что у них было награблено. Сэру Уолтеру и его отряду сопутствовал попутный ветер, но хотя сеньор Луис и оставался все время в прямой видимости, они так и не могли с ним сойтись. Его моряки прилагали большие усилия, чтобы добраться до порта Редон 35, где он сразу же высадился со всеми, кому удалось спастись, и вошел в город. Но оставался в нем он не долго, так как англичане, также высадившиеся с кораблей, находились рядом, гонясь за ним. Поэтому он поспешил прочь, оседлав тех лошадей, которых смог позаимствовать в городе, и отправился в Ренн, который находился оттуда неподалеку. Те, кто не смогли ничего достать, были вынуждены спасаться как могли и последовали за своими товарищами пешком. Многие из них так устали или взяли плохих лошадей, что попали в руки своих врагов. Однако сеньор Луис развил такую скорость, что достиг Ренна, а англичане и бретонцы вернулись в Редон, где заночевали. На следующее утро они сели на корабли, чтобы вернуться к графине, их госпоже, в Энбон, но им воспрепятствовал противный ветер, который заставил их высадиться примерно в 3 лье от города Динана. Они пошли сельской местностью, разрушая все, мимо чего проходили и беря любую лошадь, которую могли поймать, так что некоторые из них оказались верхом без седел и уздечек, и так они ехали вперед до Рош-Перьона, где сэр Уолтер Мэнни, обращаясь к своим соратникам, сказал: «Джентльмены, я бы очень хотел атаковать этот сильный замок, хотя все устали, также как и я. Если кто-нибудь поможет мне, я посмотрю, нельзя ли его захватить». Другой рыцарь ответил: «Идите смело, сударь, мы будем следовать за вами до вашей смерти». Затем все двинулись вперед на штурм замка. Его капитаном был Жерар де Молен, тот самый, который был пленником в Динане, о чем рассказывалось ранее. Готовясь к штурму, он вооружил своих людей и расставил их за зубчатыми стенами и другими оборонительными сооружениями, и сам не прятался позади них. Штурм был очень ожесточенным и опасным. Среди серьезно раненных были сэр Джон Ботлер (Boteler) из Уоррингтона и сэр Мэттью Трелани, и они были ранены настолько серьезно, что их были вынуждены унести и положить в поле, вместе с другими ранеными.

Глава 85.

Сэр Уолтер Мэнни берет замок Гой ла Форе (Goy la Foret).

У этого Жерара де Молена был брат по имени Рене де Молен, который был капитаном другого маленького замка, называвшегося Фауэ (Faouet) 36 и расположенного примерно в поллье от Рош-Перьона. Когда Рене услышал, что англичане и бретонцы атакуют его брата, он вооружил 40 своих товарищей и выступил к Рош-Перьону, на свой собственный страх и риск и чтобы посмотреть, не сможет ли он каким-нибудь образом помочь своему брату. Вследствие этого, Рене внезапно наткнулся на тех рыцарей и оруженосцев, которые раненными лежали в поле, в окружении своих слуг, и напал на них, взял их в плен и погнал их перед собой в Фауэ прямо в том состоянии, в котором они находились. Несколько их слуг бежали к сэру Уолтеру Мэнни, который был полностью поглощен штурмом. Когда ему сообщили о том, что случилось, он прекратил штурм и со всем своим отрядом поспешил к Фауэ, чтобы разбить тех, кто уводил его друзей в плен, но, даже спеша со всех ног, он не смог поспеть вовремя и помешать Рене войти в свой замок вместе с ними.

Когда англичане и бретонцы подошли туда, они сразу начали штурм, хотя и были уже уставшими. Но этим они мало чего добились, поскольку гарнизон доблестно защищался, и уже надвигалась ночь. Эту ночь они провели перед этим замком с тем, чтобы возобновить штурм на следующий день. Жерару де Молену вскоре сообщили обо всем этом, и он оседлал своего коня и в одиночку выехал к Динану, куда прибыл незадолго до рассвета. Он сообщил губернатору Динана, сеньору Пьеру Портебо, о цели своего прибытия, и когда занялся день, тот созвал всех горожан на городское собрание. Жерар де Молен так красноречиво рассказал о причинах своего приезда, что горожане и солдаты единодушно решили ему помочь. Все слои населения немедленно вооружились и выступили к Фауэ в наилучшем порядке, на который были способны. Всего их было, по меньшей мере, 6000 человек. Сэр Уолтер Мэнни узнал об этом от лазутчика и созвал своих соратников на совет. Они решили, что для них будет лучше отступить к Энбону, поскольку их положение может стать очень опасным, если люди Динана атакуют их с одной стороны, а армия сеньора Карла Блуасского с другой. Они могут быть окружены и взяты в плен, либо убиты. Поэтому они постановили, что в настоящий момент наиболее целесообразным является оставить своих друзей в плену и оставить всякую мысль о помощи им до тех пор, пока не представиться лучшая возможность.

При возвращении в Энбон, они проходили около замка, называемого Гой-ла-Форе (Goy la Foret), который за две недели до этого сдался сеньору Карлу. Сэр Уолтер Мэнни сказал своим товарищам, что он не двинется дальше ни на шаг, несмотря на свою усталость, до тех пор, пока не предпримет штурм этой крепости, и не посмотрит на тех, кто находится внутри. Затем, повесив свой щит себе на шею, он поскакал к укреплениям и рвам замка, а англичане и бретонцы последовали за ним. Атака была ожесточенной, и горожане защищались решительно. Мессир Эрве де Леон и мессир Ги де Гой находились с сеньором Карлом перед Коре. Штурм длился некоторое время, сэр Уолтер ободрял своих людей, находясь в их главе в самых опасных местах, лучники стреляли столь ловко, что защитник замка не осмеливались высунуться. Сэр Уолтер и его сторона прилагали такие усилия, что с одной из сторон рвы были заполнены соломой и дровами, так что они смогли приблизиться к стенам, в которых, с помощью деревянных колотушек и древков копий, смогли сделать пролом в 6 футов шириной. Через этот пролом они проникли вовнутрь, взяли замок штурмом и убили всех, где там находился. Там они провели эту ночь, а на следующее утро продолжили свой поход и добрались до Энбона 37.

Глава 86.

Сеньор Карл Блуасский берет город Коре 38.

Когда графиня де Монфор узнала о возвращении англичан и бретонцев, она вышла им навстречу и, обнимая и целуя их, благодарила самым благородным образом. Она устроила огромный обед и прием для всех славных рыцарей и оруженосцев. В это время сеньор Карл, завоевав город Ванн, осаждал Коре. Графиня и сэр Уолтер Мэнни отправили специальных гонцов к королю Эдуарду, чтобы сообщить ему о том, как сеньор Карл Блуасский и другие французские сеньоры отбили Ренн, Ванн и многие другие большие города и замки Бретани, и что если быстро не послать подмогу, то они овладеют и оставшейся частью герцогства. Посланники выехали из Энбона и приплыли в Корнуолл, откуда проследовали в Виндзор.

Теперь мы вернемся к сеньору Карлу Блуасскому, который так сильно стеснил город Коре своими атаками и своими осадными орудиями, что он сдался ему на условии сохранения жизни и собственности жителей. Он простил им прошлое, и жители принесли ему оммаж и присягу, как своему истинному сеньору. Сеньор Карл теперь поставил в городе новых чиновников и остался здесь с французскими сеньорами, чтобы дать отдых и себе и армии. Он держал совет по поводу похода к Энбону, и на совете было решено, что они должны осадить его так плотно, как только смогут, ибо этот город был очень хорошо обеспечен людьми, провизией и снаряжением.

Сеньор Луис Испанский приехал к этим сеньорам на 4-й день после того, как они начали осаду. Он пробыл в Ренне 6 недель, чтобы должным образом заняться лечением своих ран. Они обрадовались, увидев его, так как он пользовался большим уважением у этих знатных особ. Французская армия увеличивалась с каждым днем, поскольку большое число баронов и рыцарей каждый день возвращалось от короля Испании (который в то время находился в состоянии войны и королем Гранады и сарацинами), и услышав по дороге через Пуату о войне в Бретани, они обращали свои стопы туда. Сеньор Карл воздвиг перед Энбоном 15 или 16 больших орудий, которые метали огромные камни в город, поверх городских стен, но осажденные не сильно насчет их тревожились, поскольку предприняли все предосторожности, чтобы укрыть себя от них. Часто они подходили к стенам и, держась за зубцы стен, шутки ради кричали: «Ступайте своей дорогой и проведайте ваших друзей, что спят на равнинах Кемперле», что сильно раздражало сеньора Луиса Испанского и генуэзцев.

Глава 87.

Сэр Джон Ботлер и сэр Мэттью Трелани спасаются от смерти.

Однажды сеньор Луис Испанский пришел в шатер сеньора Карла Блуасского, где находилось много французской знати, и попросил у него в качестве платы за все услуги, что он ему оказал, сделать ему один подарок. Сеньор Карл обещал подарить ему все, что он попросит, так как чувствовал себя многим ему обязанным. На это сеньор Луис пожелал, чтобы два пленника, сэр Джон Ботлер и сэр Мэттью Трелани, которые находились в тюрьме замка Фауэ, были бы присланы сюда и предоставлены в его распоряжение, чтобы он мог сделать с ними то, что ему покажется наилучшим. «Это и есть тот дар, о котором я прошу, ведь они доставили мне много хлопот, преследовали и ранили меня, и еще убили сеньора Альфонсо, моего племянника, и я не имею никакой другой возможности отомстить, кроме как обезглавить их на глазах их друзей, что заперлись в Энбоне». Сеньор Карл был сильно изумлен этой просьбой и ответил: «Я определенно выдам вам пленников, раз вы о них просите, но вы будете очень жестоки и заслужите большое порицание, если предадите смерти двух столь доблестных мужей, а наши враги сделают то же самое с теми нашими друзьями, которых они смогут захватить. Ведь мы не знаем, что может случиться в любой день с каждым из нас. Поэтому, я умоляю вас, дорогой сир и любимый кузен подумать получше». Сеньор Луис сказал, что если сеньор Карл не сдержит своего обещания, то он покинет его армию и, пока он жив, никогда не будет ему служить и не будет его любить. Когда сеньор Карл увидел, что должен уступить, он послал гонцов в замок Фауэ, которые вернулись с двумя пленниками и доставили их в шатер сеньора Карла. Ни плачи, ни мольбы не могли поколебать сеньора Луиса отказаться от своего намерения обезглавить их после обеда - настолько он был зол на них.

Обо всех разговорах и обо всем, что произошло между сеньором Карлом и сеньором Луисом относительно этих двух пленников, было сообщено сэру Уолтеру Мэнни и мессиру Амори де Клиссону друзьями и шпионами, которые поняли опасность, в которой оказались два рыцаря. Они подумали между собой, что можно сделать, но рассмотрев разные планы, они не смогли остановиться ни на одном из них. Наконец, сэр Уолтер сказал: "Джентльмены, нам достанется великая честь, если мы сможет спасти этих двух рыцарей. Если мы выйдем на бой и, нам будет суждено пасть, то король Эдуард будет обязан нам, и все мудрые люди, которые смогут услышать об этом в будущие времена, будут благодарить нас и говорить, что мы выполнили свой долг. Я расскажу вам свой план и, вы сможете взяться за него. Я думаю, что мы должны рискнуть нашими жизнями в предприятии по спасению двух столь славных рыцарей. Поэтому, я предлагаю, что если вы согласны на это, мы должны немедленно вооружиться и образовать 2 отряда. Один выступит, после обеда, как можно быстрее выйдет из ворота и пройдет ко рву, завязав стычку и подняв у врагов тревогу. Можете поверить, что вскоре они обратят все свои взоры на то место, и вы, мессир Амори де Клиссон, если вам это угодно, будете командовать этим отрядом, и возьмете с собой 1000 добрых лучников, чтобы те, кто будет к вам приближаться, отступали бы прочь, и 300 латников. Я буду иметь при себе 100 своих соратников и 500 лучников, и выйду из города позже и тайком, с противоположной стороны, подойду к ним сзади, нападу на их лагерь, который мы должны будем застать без охраны. Я возьму с собой тех, кто знает дорогу к шатру сеньора Карла, где находятся оба пленника и, буду иметь дело с той частью лагеря. Я могу вас уверить, что я и мои соратники сделают все, что в наших силах, чтобы доставить сюда этих двух рыцарей в безопасности, если это будет угодно Богу».

С этим предложением все согласились, и они сразу же разделились по отрядам, вооружились и изготовились. Около времени обеда, мессир Амори и его отряд вышли из города, и для них были открыты главные ворота Энбона, которые выходили на дорогу, идущую прямо к армии сеньора Карла. Производя большой крик и шум, они ринулись вперед к баракам и палаткам, у которых они подрезали веревки, и убили всех, кто попался им по дороге. Враги подняли большую тревогу и, придя в движение, стали вооружаться как можно быстрее и двинулись по направлению к англичанам и бретонцам, которые приняли их очень тепло. Схватка была ожесточенной, и много людей с каждой из сторон было убито. Когда мессир Амори увидел, что почти вся армия пришла в движение и подтягивается к нему, он, все время сражаясь, отступил очень искусно к городским укреплениям, где внезапно остановился. Затем лучники, которые были заранее расставлены с каждой стороны рва, нашли такое доброе применение своим стрелам, что дело стало очень жарким, и вся армия врагов, кроме слуг, побежала туда. В это время сэр Уолтер Мэнни и его отряд вышли потихоньку сзади и, описав круг, подошли с тыла вражеского лагеря. Их никто не заметил, поскольку все шли на тот бой, что происходил перед рвом. Сэр Уолтер взял путь прямо на палатку сеньора Карла, где нашел двух рыцарей, сэра Джона Ботлера и сэра Мэттью Трелани, которых он сразу же посадил на двух коне, которых приказал им подать, и стал возвращаться как можно быстрее, войдя в Энбон тем же путем, каким из него и вышел. Графиня пришла на них посмотреть и встретила их с большой радостью. Англичане и бретонцы все еще продолжали сражаться у укреплений, где задали своим врагам немало работы.

Французским ноблям вскоре были доставлены известия о том, что два рыцаря спасены, на что сеньор Луис, когда об этом услышал, был очень расстроен и стал разузнавать каким путем пошли дальше те англичане и бретонцы, что их спасли. На это ему сообщили, что они сразу же вернулись и уже, вероятно, находятся в Энбоне. После этого, сеньор Луис оставил бой и в ярости удалился в свой шатер, и вся остальная армия также начала отступать от укреплений. В этом бою были пленены два рыцаря партии графини, которые зашли слишком далеко - сеньор Ладреман и губернатор Генгана, что доставило большое удовольствие сеньору Карлу. Они были приведены в его шатер, где с ними переговорили и, в результате, они перешли на его сторону и принесли ему оммаж и присягу верности.

Тремя днями позже в шатре сеньора Карла состоялся совет всех ноблей для рассмотрения того, как поступить наилучшим образом. Ведь они видели, что город и замок Энбон слишком хорошо обеспечен людьми и провиантом, чтобы ожидать того, что на него можно будет произвести впечатление, и что с другой стороны, прилегающая местность вокруг него так разрушена, что у них есть трудности в поисках продовольствия, да еще и приближается зима. Поэтому, они решили разделиться, и настоятельно рекомендовали сеньору Карлу разместить достаточные гарнизоны со способными и доблестными капитанами во всех замках и городах, которые были взяты, чтобы предотвратить их обратное взятие врагами. Они постановили, что если кто-нибудь вмешается и предложит перемирие до Троицыной недели, то они с готовностью на него согласятся.

Глава 88.

Сеньор Карл Блуасский берет город и замок Жюгон (JUGON) 39

Вся армия согласилась с тем, что было решено на этом совете, а было это между днем Святого Реми и днем Всех Святых 1342 года. Затем они разделились и разъехались, каждый по своим домам. Сеньор Карл отправился в Коре, и взял собой всех баронов и сеньоров Бретани, которые были на его стороне. Он также взял с собой многих французских ноблей для помощи и совета. Пока он находился в Коре, распределяя и назначая гарнизоны на места, случилось так, что его маршал, мессир Робер де Бовэ (Beauvais) 40 взял в плен и доставил к сеньору Карлу в Коре богатого горожанина и большого купца из города Жюгон. Этот горожанин обеспечивал поставки всего провианта для графини Монфор в городе Жюгон и в других местах, и был очень любим и уважаем в этом городе, который был хорошо защищен и прекрасно расположен, замок его также был прекрасным и сильным. Он очень боялся, что его предадут смерти и, умолял, чтобы ему позволили заплатить выкуп. Быстро решив это дело, сеньор Карл часто расспрашивал его о разных вещах и, наконец, тот согласился выдать ему город Жюгон. Он взялся ночью, в определенное время, открыть одни ворота, ведь поскольку он был очень уважаем в городе, то у него хранились ключи, и чтобы гарантировать выполнение своего обещания, он оставил своего сына в заложниках. Сеньор Карл обещал ему за это 500 ливров ежегодной ренты.

Наступил день, назначенный для открытия ворот Жюгона, и сеньор Карл в полночь вступил в город с большим отрядом. Увидев это, стража замка подняла тревогу и закричала «Измена! Измена!» Жители, ничего не подозревая, начали волноваться, и когда они увидели, что их город потерян, они толпой побежали к замку. Горожанин, который предал их, тоже побежал туда, чтобы скрыть свою измену. Как только настал день, сеньор Карл и его войска вошли в дома горожан, чтобы отдохнуть, и посмотреть, что им может там понравиться. Когда он увидели, что замок столь силен и полон народу, то объявили, что никогда не уйдут с этого места, до тех пор, пока не захватят его. Губернатор замка, мессир Жерар де Рошфор, и горожане, быстро обнаружили, кем они были преданы, и потому они схватили изменника и повесили его на зубцах стены, с внешней стороны замка. Получив известие об объявлении, сделанном сеньором Карлом, что он не уйдет, пока не овладеет замком и, обнаружив, что у них нет продовольствия больше, чем на 10 дней, они согласились сдать его, при условии сохранения своих жизней и возвращения им остатков имущества. Это было им даровано, и они принесли оммаж и присягу верности сеньору Карлу, который оставил их губернатором мессира Жерара де Рошфора, укрепив город и замок людьми и снабдив продовольствием. Пока происходили эти вещи, некоторые знающие и мудрые люди в Бретани занимались переговорами о перемирии между сеньором Карлом Блуасским и графиней де Монфор, которая на него согласились. Тоже сделали и все ее союзники, ведь король Англии, через своих посланников, которые приехали от него к графине и к сэру Уолтеру Мэнни, советовал им именно так и поступить. Как только перемирие было заключено, графиня де Монфор села на корабль и поплыла в Англию.

Глава 89.

Из любви к графине Солсбери король Англии устраивает большие празднества и турниры в Лондоне,.

В предыдущих частях этой истории рассказывалось о том, как король Англии вел великие войны во многих удаленных краях и странах, и что везде он содержал войска и гарнизоны, что стоило очень дорого, а именно - в Пикардии, в Нормандии, в Гаскони, в Пуату, в Сентонже, в Бретани и в Шотландии. Вы уже слышали о том, как страстно он был поражен чарами благородной дамы, графини Солсберийской, Екатерины, до такой степени, что не мог выбросить ее из головы. Любовь напоминала ему о ней и днем и ночью и, представляя себе ее красоту и живое поведение в самые очаровательные моменты, он не мог думать ни о чем другом, невзирая на то, что граф Солсбери был одним из самых верных его советников и одним из тех людей в Англии, кто наиболее преданно ему служил. Из-за влечения к упомянутой даме и из своего желания видеть ее, он приказал объявить о большом празднестве и турнире, который должен был состояться в Лондоне в середине августа. Он послал свои прокламации во Фландрию, Эно и во Францию, обещая охранные грамоты на приезд и отъезд для всех рыцарей и оруженосцев, из какой бы страны они сюда не прибыли бы. Он приказал, чтобы все без исключения бароны, сеньоры, рыцари и оруженосцы его собственного королевства, если у них есть хоть какая-то любовь к нему, были бы здесь, и он специально приказал графу Солсбери быть здесь вместе с женой и со столь большим числом молодых дам, сколько она сможет собрать для своей свиты. Граф с большой радостью повиновался королевской просьбе, ведь он не думал ни о чем дурном, а добрая дама не желала говорить нет. Однако она приехала во многом против своей воли, поскольку догадывалась о той причине, по которой он так ревностно добивался ее присутствия. Но она боялась открыться своему мужу, полагая, в то же время, что ее поведение и беседы побудят короля изменить свои намерения.

На этом празднике, который был очень благородным и величественным, присутствовали Гильом, граф Эно, мессир Жан, его дядя, и большое множество высокорожденных баронов и рыцарей. Танцы и торжества длились на протяжении 15 дней. Лорд Джон, старший сын виконта 41 Бьюмонта Английского был убит на этом турнире. Он был прекрасным и сильным рыцарем и носил герб - рассыпанные золотые лилии на лазурном поле, с золотым львом, стоящим на задних лапах, и сверху красный battoon. Дамы и девицы были одеты и украшены самым роскошным образом, согласно их различному положению, за исключением графини Солсбери, которая явилась туда наряженная как можно проще. Она не желала, чтобы король уделял ей слишком много внимания, любуясь ею, ведь она не имела ни желания, ни намерения повиноваться ему в любом дурном деле, какое могло бы привести к ее бесчестию или к бесчестию ее мужа. На этом празднике были Генри, граф Ланкастер, по прозвищу Кривая Шея, его сын сэр Генри, граф Дерби,

сеньор Робер д`Артуа, граф Ричмондский, граф Нортгемптонский и Глостерский, граф Варвик, граф Солсбери, граф Пемброук, граф Херфорд, граф Арундел, граф Корнуолл, граф Оксфорд, граф Саффолк, лорд Стэмфорд и множество других английских баронов и рыцарей. После отъезда этих ноблей, король получил письма от различных сеньоров из графств Гаскони, Байонны, Фландрии и от своего великого друга, Якоба ван Артевельде. Он слышал от шотландских пограничников, от лорда Рооса Хэмлейксого (Roos of Hamlake) и от лорда Перси, а также и от лорда Эдуарда Бальола, который был губернатором Бервика, что шотландцы очень небрежно придерживаются того перемирия, о котором в прошлом году договорились между собой англичане и шотландцы, и что издали воззвания о сборе больших сил, но им не известно, в какую именно часть его земель они направятся.

Гарнизоны, что он держал в Пуату, Сентонже, у Ла-Рошели и в Бордолэ (Bourdolois), извещали его, что французы сделали большие приготовления для войны, и что перемирие, о котором договорились короли Франции и Англии в Аррасе после прекращения осады Турнэ, почти истекло, и его величеству следует дать добрый совет. Он ответил на каждый пункт их писем.

Глава 90.

Король Англии посылает в Бретань сеньора Робера д`Артуа.

Во время сессии парламента, которая проходила в Лондоне, король пожелал отложить по боку все другие вопросы, но оказать помощь графине де Монфор, которая в это время находилась с визитом у королевы Англии. Поэтому, он упросил своего дорого кузена, сеньора Робера д`Артуа, чтобы тот собрал сколько сможет латников и лучников и переправился бы вместе с герцогиней в Бретань. Сеньор Робер сделал свои приготовления и, собрав латников и лучников, отправился в Саутгемптон, где, из-за противных ветров, они простояли довольно большое время. Около Пасхи, они погрузились на суда и вышли в море. На этом самом парламенте бароны настоятельно советовали королю, принимая во внимание множество дел, которые были у него на руках, послать епископа Линкольнского к своему шурину, королю Шотландии, для переговоров о прочном и стабильном перемирии на следующие два года. Король с неохотой был вынужден это сделать, ведь он хотел вести войну против шотландцев таким образом, чтобы они сами просили о перемирии. Однако, его советники, при всем должном различии мнений, заявили, что это будет не самым благоразумным решением, так как он уже так достаточно разорил и разрушил эту страну, и что более важные дела требуют его присутствия в других местах. Они добавили, что было бы большой мудростью, будучи вовлеченным в различные войны, умиротворить одну державу перемирием, другую - красивыми словами и вести войну с третьей. Этими и другими доводами король был убежден и попросил вышеупомянутого прелата взяться за эту миссию. Епископ не отказался, но отправился в эту поездку. Вскоре он вернулся, не сделав ничего, и сообщил королю, что король Шотландии не имеет власти заключить перемирие без воли и согласия короля Франции. Услышав об этом, король громко воскликнул, что он вскоре так разорит и разрушит шотландское королевство, что оно никогда больше от этого не оправится. Он издал прокламацию по всему своему королевству, чтобы все люди, за исключением тех, кто был назначен для похода в Бретань, собрались в Бервике к празднику Пасхи и были бы готовы следовать за ним туда, куда он их поведет.

Когда пришла Пасха, король держал большой двор в Бервике. Все принцы, лорды и рыцари, которые в эту пору находились в Англии, были здесь, также как и великое множество простого народа из близлежащей сельской местности. Они оставались здесь 3 недели, не предпринимая никакого похода, поскольку благоразумные и добрые люди изо всех сил занимались тем, чтобы подготовить перемирие, которое, в конце концов, было заключено и заверено, на два года, при условии, что шотландцы должны будут подтвердить его у короля Франции. Король Англии разослал всех своих людей по домам, а сам вернулся в Виндзор. Он послал сэра Томаса Холланда и сэра Джона Дарвела в Байонну с 200 латников и 400 лучников, чтобы охранять эти рубежи от французов.

Глава 91.

Морской бой у Гернси между сеньором Робером д`Артуа и сеньором Луисом Испанским.

Теперь мы должны вернуться в сеньору Роберу д`Артуа и его армии. Пасха в этом году была очень поздней - примерно в начале мая, и в середине этого месяца истекало перемирие между сеньором Карлом и графиней де Монфор. Сеньор Карл получил сведения о поездке графини Монфор в Англию, о ее настойчивых просьбах о помощи и о той подмоге, что король Англии должен был ей дать. По этой причине, сеньор Луис Испанский, мессир Карл Гримальди и мессир Одо Дориа были поставлены у Гернси с 32 большими судами, имея на борту 3000 генуэзцев и 1000 латников. Графиню де Монфор сопровождали в Бретань сеньор Робер д`Артуа, граф Пемброук, граф Солсбери, граф Саффолк, граф Окфорд, барон Стэнфорд, лорд Деспенсер, лорд Бушер со многими другими английскими рыцарями и их отрядами. Ветер у них был благоприятный ветер, и однажды, после полудня, находясь возле острова Гернси, они заметили большой флот генуэзцев, которым командовал сеньор Луис. На это моряки закричали: «Джентльмены, вооружайтесь и готовьтесь к бою, ведь тут по ветру на нас подходят генуэзцы и испанцы». Тогда англичане задули в свои трубы, распустили по ветру вымпелы, украшавшие их воинские орудия, и знамя Святого Георгия. Каждый занял свое место, назначенное ему для обороны и, заполнив лучниками промежутки между воинами, они на всех парусах устремились вперед на врага. У них было около 46 судов, больших и малых, но не было таких больших, как 9 из тех, что были у сеньора Луиса, у которого также было еще 3 галеры, по каждой на одного из командующих - сеньора Луиса, мессира Карла Гримальди и мессира Одо Дориа. Флоты сближались друг с другом, и генуэзцы начали наугад стрелять из своих арбалетов, на что отвечали английские лучники. Это продолжалось некоторое время, и многие были ранены. Но когда бароны, рыцари и оруженосцы смогли сблизиться для тесной схватки, и смогли доставать друг друга своими копьями, вот тогда разгорелась яростная битва, в которой каждый мог испытать смелость другого. Графиня де Монфор была наравне с мужчинами, ведь она имела сердце льва, и она храбро сражалась с острым мечом в руке.

Генуэзцы и испанцы, которые находились на этих больших судах, забросали своих врагов большими железными болванками и сильно досаждали им своими длинными копьями. Это дело началось около вечерни и продолжалось до тех пор, пока ночь их не разъединила, поскольку, вскоре после вечерни они вошли в такой густой туман, что едва могли различать друг друга. Поэтому они разделились, стали на якорь и привели свои корабли в порядок, но не разоружались, поскольку намеревались сразиться на следующий день. Около полуночи поднялся неистовый шторм, и он был так ужасен, что казалось, должен был погибнуть весь мир. На обеих сторонах не нашлось бы никого, кто бы не желал оказаться на берегу, ведь эти баржи и суда так яростно ударялись друг об друга, что они боялись, как бы они не разлетелись в щепки. Английские лорды спрашивали у моряков, что им лучше делать. Те отвечали, что надо как можно быстрее высадиться с судов, ведь таковы опасности моря, что если продлиться ветер столь же яростный, каким он был, то будет риск, что они все утонут. Поэтому они подтянули свои якоря, поставили паруса, примерно в пол-четверти, и удрали. С другой стороны, генуэзцы подняли якоря и пустились в море, ведь их суда, будучи гораздо крупнее английских, могли выдерживать ураган с большей безопасностью, и еще, если бы они подошли слишком близко к берегу, то рисковали бы потерпеть крушение. Все это заставило их держаться глубины. Когда они отходили, то столкнулись с четырьмя английскими судами, нагруженными провизией, которые до этого держались вне боя. Они захватили их и взяли на буксир. Ветер и ураган были столь неистовыми, что в один день их унесло на сотню лье от того места, где у них было сражение. Сеньор же Робер высадился на сушу в маленьком порту города Ванна, и все они были очень рады, вновь ступив ногой на сушу.

Глава 92.

Сеньор Робер д`Артуа берет город Ванн.

Таким образом, этим ураганом было прервано сражение на море между сеньором Робером и сеньором Луисом и их флотами. Трудно сказать, кому досталось больше чести, поскольку они разошлись не по своей воле, а из-за ужасной погоды. Высадившись около Ванна, англичане выгрузили на песок своих лошадей, провизию и вооружение. Затем они приказали своему флоту идти в Энбон, а сами решили осадить Ванн. Там, в качестве губернаторов от сеньора Карла Блуасского, находились сеньоры Эрве де Леон и Оливье де Клиссон. Там же находились и сеньоры Турмин (Tournemine) и Лоак (Loheac). Когда они увидели, что англичане прибыли их осаждать, они хорошо осмотрели свой замок, его сторожевые башни и ворота, и на каждые ворота они поставили рыцаря с 10 латниками и 20 лучниками и арбалетчиками. Вернемся теперь к сеньору Луису и его флоту, который всю ночь и следующее утро до полудня неистово мотало ураганом, и который оказался в большой опасности. Они потеряли два своих корабля со всеми, кто находился на борту. На третий день шторм утих, и когда рыцари спросили моряков, где находится ближайший берег, то те ответили, что это королевство Наварра, и хозяева судов сказали, что ураган отбросил их от берегов Бретани больше чем на 120 лье. Они бросили якорь и стали ждать возвращения прилива. Когда подошло течение, то они поймали более-менее приемлемый ветер, который доставил бы их к Ла-Рошели. Они подошли к берегу в Байонне, но не стали здесь высаживаться и, столкнувшись с четырьмя байоннскими судами, которые шли из Фландрии, напали на них, захватили и предали смерти всех, кого нашли на борту. Они поплыли к Ла-Рошели и через несколько дней подошли к Геранду, где высадились на берег и, услышав, что сеньор Робер д`Артуа осадил Ванн, они послали к сеньору Карлу, который находился в Ренне, спрашивая, как им следует поступить.

Сеньор Робер, как вы слышали, находился перед Ванном с 1000 латников и 3000 лучников. Он опустошил, сжег и разрушил всю страну вокруг до самого Динана и Гой ла Форе, так что никто не хотел оставаться в этой равнинной стране. Во время этой осады Ванна было много стычек и атак укреплений города, жители которого страстно желали защититься. Графиня все время присутствовала при осаде вместе с сеньором Робером. Сэр Уолтер Мэнни, который оставался в Энбоне все то время, которое графиня провела в Англии, оставил его на сеньора де Кадудаля и, взяв с собой мессира Ива де Трезигвида, сотню латников и 200 лучников, приехал в армию, стоявшую перед Ванном. Вскоре после его прибытия, город подвергся штурму с трех сторон одновременно, и английские лучники стреляли так плотно, что едва кто-нибудь хотел им показаться из-за зубцов стены. Это сражение длилось весь день, и многие были убиты и ранены с обеих сторон. Ближе к вечеру, англичане отошли на свои позиции, а сильно утомленные жители - в свои дома и стали разоружаться. Но английское войско так не сделало - они только сняли свои шлемы и немного выпили, чтобы освежиться. Немного позднее, по совету сеньора Робера, армия вновь выступила тремя отрядами, два из которых были подведены к той части города, где он предполагал предпринять сильнейший штурм, а третья часть получила приказ оставаться спокойной, пока бой не продлиться какое-то время, за которое, вероятно, все жители сбегутся оборонять квартал, подвергшийся нападению. Затем они должны будут выдвинуться к самому слабому месту и, запасшись веревочными лестницами и железными крючьями, попытаться взобраться на стены и захватить город. Так и было сделано. Сеньор Робер шел с первым отрядом и завязал бой в непосредственной близости от палисада, граф Солсбери сделал тоже самое со стороны других ворот, и поскольку было очень поздно, то чтобы еще больше напугать жителей, они разожгли большие костры, так что пламя освещало весь город, что заставило многих горожан думать о том, как бы их дома не оказались бы в огне. Они кричали «Измена! Измена! К оружию» - ведь многие уже были готовы к отдыху, так как они тяжело поработали в дневное время. Они собрались так быстро как могли, и побежали, без всякого порядка и, не поговорив со своими капитанами, к тому участку стен, где были разожжены костры. Также вооружились и сеньоры, которые находились в своих особняках. В разгар этой суматохи, граф Оксфорд и сэр Уолтер Мэнни выдвинулись с третьим отрядом к тому месту, где не было охраны и, закрепив свои веревочные лестницы, они взобрались по ним, держа над головами маленькие круглые щиты. Они очень тихо вошли в город, не встретив населявших его французов или бретонцев, которые не имели о том ни малейшего подозрения, пока уже не увидели своих врагов прямо на улицах. Тогда они обратились в бегство, каждый спасался, кто как мог. Их капитаны, не имея времени добраться до замка, вскочили на своих коней и, пройдя через задние ворота, добрались до открытой местности, спасая свои жизни. Счастливы были те, кто смог ускользнуть таким же образом. Четверо рыцарей, упомянутых в начале этой главы, спаслись сами и спасли часть своих людей, но все, кто столкнулся с англичанами, были убиты или взяты в плен. Город Ванн был опустошен и разграблен, в него вошли люди всякого сорта. А графиня де Монфор, к своей великой радости, совершила свой въезд туда вместе с сеньором Робером д`Артуа.

Глава 93.

Смерть сеньора Робера д`Артуа.

Таким образом, как я рассказал, город Ванн был взят. 5 дней спустя после этого события, графиня де Монфор, сэр Уолтер Мэнни, мессир Ив де Трезигвид и многие другие английские и бретонские рыцари вернулись в Энбон. В это же время, граф Солсбери, граф Саффолк, граф Пемброук, с 3 сотнями латников и 3 тысячами лучников, попрощавшись с сеньором Робером, оставили Ванн и отправились к Ренну. Сеньор Карл и его жена покинули Ренн 4 днями ранее и уехали в Нант, но в городе они оставили большое число рыцарей и оруженосцев. Сеньор Луис Испанский оставался в море с генуэзцами и испанцамит и так тщательно сторожил английское побережье, что никто не мог ни уехать оттуда в Бретань, ни приехать из Бретани туда, не подвергаясь при этом большой опасности, и в этом году он нанес англичанам большой ущерб.

Страна была потрясена взятием города Ванна, ведь многие полагали, что капитаны, которые там находились, должны были защитить его от целого мира, ведь он был достаточно силен, хорошо обеспечен воинами и всеми видами продовольствия. Сеньор де Клиссон и мессир Эрве де Леон были совершенно опозорены своей неудачей, и пока их враги, глумясь над ними, рассказывали о том, что они сделали, эти два сеньора написали письма огромному множеству бретонских рыцарей и оруженосцев, прося их прибыть в назначенный день в назначенное место с как можно большим числом своих людей. Все они с готовностью это обещали, и сильно постарались, так же как и многие бретонцы, так, что к назначенному времени к городу Ванну подошло 12 тысяч вооруженных людей, включая и вольных людей и ленников. Туда с большим отрядом пришел сеньор Робер де Бомануар, маршал Бретани. И осадив город со всех сторон, они начали очень ожесточенно штурмовать его. Когда сеньор Робер обнаружил, что он осажден в Ванне, он без беспечности стал храбро обороняться против бретонцев, которые повторяли свои атаки с великой храбростью и пылом, чтобы заставить тех, кто отправился к Ренну, вернуться и разочароваться и своем предприятии. Одна из их атак была так хорошо поддержана рыцарями, оруженосцами и даже сельским простонародьем, что они овладели палисадами, затем воротами и с боем ворвались в город, заставив англичан бежать, убив и ранив многих из них. Среди последних был и сеньор Робер, который был ранен очень тяжело, до такой степени, что с большим трудом спасся от плена. Он бежал через задние ворота, а с ним и лорд Саффолк. Во время этого захвата Ванна, лорд Деспенсер, сын лорда Хьюго Спенсера, упоминавшегося в начале этой истории, был взят в плен мессиром Эрве де Леоном, но он был так тяжело ранен, что на третий день умер. Таким образом, французы вновь отбили город Ванн.

Сеньор Робер д`Артуа короткое время оставался в Энбоне, но, в конце концов, ему посоветовали вернуться в Англию, где он мог бы найти более искусных хирургов и врачей. Во время этого путешествия, он был настолько подвержен и поражен морской болезнью, что его ранам стало гораздо хуже. После того, как его привезли в Лондон, он прожил недолго. Он был учтивым, храбрым и славным рыцарем, и в его жилах текла первая кровь мира. Он был похоронен в Лондоне в церкви Святого Павла, и король Англии поставил ему памятник, столь же торжественный и подобный тому, какой он сделал своему кузену графу Дерби. Сеньора Робера сильно оплакивали в Англии, и когда королю сообщили о его смерти, он поклялся, что никогда не успокоиться, пока не отомстит за него - он сам отправится в Бретань и доведет страну до такого состояния, что она не оправится и за 40 лет. Он обнародовал указ, призывая на службу людей всех рангов, чтобы они были готовы следовать за ним в конце месяца, и он собрал многочисленный флот, хорошо снабженный всеми необходимыми вещами. В конце месяца он вышел в море и стал на якоре около Ванна, на том же самом месте, где высаживался со своей армией сеньор Робер. Он дал войску 3 дня на разгрузку лошадей, провизии и т.п., а на четвертый двинулся к Ванну. Графы Солсбери и Пемброук с вышеупомянутыми англичанами все это время занимались осадой Ренна.

Глава 94.

Король Англии лично продолжает войну в Бретани.

Высадившись в Бретани, король Англии столь жаждал что-то сделать, что подошел со всей своей армией к Ванну, и начал его осаду. В это время в Ванне находились Оливье де Клиссон, мессир Эрве де Леон, сеньор Турмин, мессир Жоффруа де Малетруа, мессир Ги де Лоак, которые, понимая, что в Бретань явится сам король Англии, обеспечили город и замок достаточным количеством людей и всеми видами припасов и продовольствия. Когда король расквартировал своих людей, то приказал идти на штурм, а своим лучникам найти хорошее применение своим стрелам. Штурм длился полдня, но ничего не достиг. Хоть англичане и хорошо потрудились, но город слишком хорошо оборонялся. Как только графиня де Монфор узнала о прибытии короля Англии, она выехала из Энбона в сопровождении сэра Уолтера Мэнни и других рыцарей и оруженосцев и приехала к Ванну, чтобы поприветствовать короля и устроить угощение для него и всех баронов его армии. Пробыв здесь 4 дня, она и сопровождавшие ее люди вернулись в Энбон.

Теперь нам следует рассказать о сеньоре Карле Блуасском, который оставался в городе Нанте. Когда ему сообщили о том, что король Англии приехал в Бретань, он, чтобы получить поддержку, передал вседеия об этом королю Франции, своему дяде. Король Англии, поняв, что Ванн крепок и хорошо снабжен всем необходимым, и слыша от своих людей, что окрестности бедны и так опустошены, что они испытывают трудности в добывании фуража себе и лошадям, по причине своего большого числа, приказал оставаться здесь графу Арунделу, барону Стаффорду, сэру Уолтеру Мэнни, мессиру Иву де Трезигвиду, мессиру Жерару де Рошфору с 5 сотнями латников и 6 тысячами лучников. Сам же он, с остальной частью армии двинулся к Ренну, сжигая и опустошая страну со всех сторон, и был очень радостно встречен теми своими войсками, что уже долгое время стояли перед этим городом. Проведя там 5 дней, он узнал, что сеньор Карл находится в Нанте, собирая большое количество воинов. Поэтому он выступил оттуда, покинув тех, кто стоял у Ренна, и подошел к Нанту, который осадил так плотно, как только мог, но он не смог полностью его окружить - таковы были размеры и протяженность этого города. Поэтому маршалы и их люди опустошали страну и разрушали ее. Однажды король Англии вывел свою армию в боевом порядке на холм около Нанта в ожидании того, что сеньор Карл выступит и предложит ему возможность сражения. Но тщетно прождав с утра до полудня, они вернулись в свои палатки, однако, во время отступления, легкие всадники все же подскакали к городским укреплениям и предали огню пригороды.

Так король Англии продолжал оставаться около Нанта. Сеньор Карл, который там находился, посылал частые сообщения королю Франции о состоянии своих дел, и тот уже приказал своему сыну, герцогу Нормандскому, оказать ему помощь. Тогда этот герцог пришел в Анжер, где назначил сбор своих сил, которые стекались к нему со всех сторон. Во время этой осады король Англии устраивал частые стычки, но без успеха, всегда теряя своих людей. Поэтому, когда он нашел, что не может ничего добиться штурмами, и что сеньор Карл не выйдет на ровное место, чтобы с ним сразиться, он оставил здесь графа Оксфордского, сэра Генри Бьюмонта, лорда Перси, лорда Рооса, лорда Моубрея, лорда Делавэра, сэра Реджинальда Кобхэма, сэра Джона Лиля с 600 латников и 200 лучников. Сам он двинулся вглубь Бретани, опустошая те местности, по которым проходил, до тех пор, пока не подошел к городу Динану, в которым был губернатором мессир Пьер Понтебо. Он немедленно осадил его со всех сторон и приказал энергично штурмовать. Осажденные оказывали доблестное сопротивление. Таким образом, король Англии, в одно и то же время и в один и тот же день, самолично, или через людей, получавших от него приказы, штурмовал в Бретани 3 замка и один добрый город.

Глава 95.

Сеньор де Клиссон и мессир Эрве де Леон взяты в плен англичанами.

В то время, когда король Англии опустошал бретонскую страну, та его армия, что осаждала Ванн, каждый день предпринимала ожесточенные атаки на одни ворота. Все самые опытные воины каждой из сторон были привлечены к этому месту, и было совершено множество славных воинских подвигов. Однажды, когда осажденные заметили знамена графа Арундела, графа Варвика, барона Стаффорда и сэра Уолтера Мэнни, они открыли ворота и заняли позиции у палисада. Англичане стремительно на них напали в поисках приключений, на что сеньор де Клиссон, мессир Эрве де Леон и некоторые другие рыцари выказали еще больше смелости. Это дело хорошо поддерживалось с обеих сторон и продолжалось значительное время. Но, наконец, англичане были отражены и отогнаны от укреплений. Бретонские рыцари, выйдя из палисада, ринулись вперед с мечами в руках, оставив позади шестерых рыцарей с достаточными силами, чтобы охранять город, а сами погнались за англичанами, которые при отступлении хорошо дрались. Схватка становилась все крепче, но англичане прибывали числом и все время усиливались, что заставило бретонцев отступать, но уже не в таком правильном порядке, как они наступали. Теперь бой стал очень тяжелым, бретонским рыцарям было очень трудно вернуться назад, и многие были убиты или ранены. Когда те, что оставались за укреплениями, увидели, что их люди отступают и отходят назад, они закрыли ворота, но столь несвоевременно, что сеньор де Клиссон оказался отрезанным. То же случилось и с мессиром Эрве де Леоном, и оба они были взяты в плен. С другой стороны, со стороны англичан, которые наступали слишком яростно, барон Стаффорд оказался заперт между палисадом и воротами, где схватка проходила особенно ожесточенно. Лорд Стаффорд был взят в плен, а многие его люди были либо также взяты в плен, либо убиты. С этим англичане отступили в свои палатки, а бретонцы - в город Ванн.

Глава 96.

Король Англии берет город Динан. Сеньор Луис Испанский совершает несколько выходов в море.

Таким образом, как было описано выше, эти рыцари были взяты в плен. Это дело не имело никаких других последствий, поскольку каждая из сторон была начеку. Король Эдуард осадил Динан, и по прошествии 4-х дней собрал большое количество лодок, в которых поместил своих лучников и приказал им подгрести к деревянным палисадам, которые прикрывали город. Они стреляли столь хорошо, что никто не осмеливался высунуться в окно, или сделать что-нибудь еще для защиты города. Вместе с лучниками в лодках находились и другие воины, и пока лучники находили применение своим стрелам, они острыми топорами изрубили палисады, и в короткое время настолько разломали укрепления, что смогли в большом количестве через них пролезть и вступить в город с боем. Жители города бежали по направлению к рыночной площади, но среди них было мало порядка или организации, а те, кто преодолели ров на лодках и вступили в город, двинулись к воротам и открыли их, так что все могли в них войти. Таким образом, город Динан в Бретани был взят и разграблен, а его губернатор мессир Пьер Портебо сделан пленником. Англичане брали все, что хотели и собрали богатую добычу, поскольку этот город в то время был очень зажиточным и полным товаров. Когда король Англии совершил этот подвиг и завоевал город, он оставил его пустым, не имея никакого намерения его удерживать, и двинулся к Ванну, где и разбил лагерь.

Теперь мы должны рассказать о сеньоре Луисе Испанском, сеньоре Карле Гримальди и сеньоре Одо Дориа, которые в это время имели под своим командованием 8 галер, 13 барж и 39 судов, с экипажами из генуэзцев и испанцев. Они предприняли крейсерство между Англией и Бретанью и временами причиняли великий ущерб англичанам, которые везли своим соотечественникам продовольствие и пополнение новобранцами. Однажды, среди прочего, они атаковали флот короля Англии, который стоял на якоре в маленьком бретонском порту около Ванна, и который недостаточно хорошо охранялся. Они убили часть моряков и причинили бы и больший ущерб, если бы англичане, которые стояли перед Ванном не поспешили бы на помощь. Когда известия об этом были получены в английской армии, все пришли в движение, но, несмотря на всю их быстроту, они не смогли помешать сеньору Луису и его отряду увести 4 судна, нагруженных продовольствием, и потопить 3 других, все члены экипажей которых были утоплены. Тогда королю посоветовали послать одну часть своего флота в гавань Бреста, а другую - в гавань Энбона, что он и сделал и продолжил осаждать и Ванн, и Ренн.

Глава 97.

Герцог Нормандский приводит с собой французских сеньоров, чтобы дать отпор королю Англии в Бретани.

Теперь мы возвращаемся к армии, которую герцог Нормандский вел в Бретань, чтобы помочь своему кузену, сеньору Карлу Блуасскому. Герцог, после того как собрал свои силы, получил известия о том, как король Англии опустошил всю бретонскую страну, что он осадил три города и взял город Динан. Поэтому он выступил с очень большими силами из города Анжер, имея при себе более 4000 латников и 30 тысяч других воинов. Весь обоз был отправлен по большой дороге в Нант под командованием двух маршалов Франции, сеньора Монморанси и сеньора де Сен-Венан. Следом за ними шли герцог Нормандский, граф Алансонский, его дядя, граф Блуасский, его кузен, герцог де Бурбон, граф де Понтье, граф Булонский, граф Вандомский, граф Даммартен, сеньор де Краон, сеньор де Сюлли, сеньор де Френе, сеньор де Руай (Roye), а так же, такое множество баронов и рыцарей из Нормандии, Оверни, Лимузена, Берри, Мэна и Понтье, что перечислять их всех заняло бы слишком много времени, и они ежедневно увеличивались в числе, поскольку король Франции вновь и вновь объявлял о призыве людей на службу. Английские сеньоры, находившиеся перед Нантом, получили сведения, что герцог Нормандский находится на подходе с 40 тысячами человек. Эти новости они с большой поспешностью переслали королю Эдуарду. По их получении, он впал в глубокую задумчивость, и одно время имел мысль снять осаду Ванна, а также и Ренна и отойти к Нанту. Однако, ему посоветовали продолжать оставаться там, где он находился, и ждать врагов там, поскольку у него была сильная позиция, и находился он поблизости от своего флота. Ему также посоветовали послать за тем его отрядом, что находился у Нанта, но продолжать осаду Ренна, так как, то место было не столь удалено от его основных сил, чтобы он не смог придти туда на помощь, если в этом возникнет какая-нибудь необходимость. Король последовал этому совету, он послал за теми, кто находился у Нанта, и они присоединились к осаде Ванна. Герцог Нормандский и его армия прибыли в Нант, где находились сеньор Карл и часть его рыцарей. Сеньоры расположились на постой в городе, а армия - вокруг него, поскольку в городе или в пригороде для них не нашлось жилья.

Глава 98.

Король Англии и герцог Нормандский ставят лагеря своих армий в окрестностях Ванна друг напротив друга.

В то время, когда герцог Нормандский находился в Нанте, английские сеньоры, которые находились перед Ренном, предприняли бурный штурм этого города. Простояв долгое время перед ним, они для своей атаки подготовили осадные орудия. Хотя этот штурм длился целый день, успеха они не достигли, но потеряли много своих людей. В городе находились барон д`Ансени (d'Ancenis), сеньор дю Пон, мессир Жан де Малетруа, Ивэ Шарруэль (Yvain Charruel) и Бертран дю Гесклен, тогда еще бывший оруженосцем, а также епископ, и защищались они так доблестно, что не понесли потерь. Несмотря на это, англичане остались перед этим городом и опустошали и разрушали всю местность вокруг.

Герцог Нормандский покинул со своей армией Нант, и ему посоветовали двинуться к Ванну, чтобы он смог побыстрее встретиться с врагом, ведь он слышал, что этот город был очень сильно стеснен и находился под большей угрозой потери, нежели Ренн. Поэтому, он и вся его армия пошли дорогой на Ванн, под командованием двух маршалов и мессира Жоффруа де Шарне. Граф Гин, сын конетабля Франции, находился в арьергарде. Они продолжали поход до того, пока не подошли достаточно близко к Ванну, где с другой стороны располагался английский король. Затем они остановились, разбили лагерь на прекрасном лугу и выкопали перед фронтом большой ров. Маршалы и мессир Робер де Бомануар, маршал Бретани делали частые вылазки. С обеих сторон происходили стычки, в результате чего многие были ранены и убиты. Король Англии послал за графом Солсбери, графом Пемброуком и остальными людьми, которые осаждал Ренн. Англичане и бретонцы партии Монфора имели численность в две с половиной тысячи латников, 6 тысяч лучников и 3 тысячи пехотинцев. Французов было в 4 раза больше, они были хорошо экипированы и вооруженных. Король Англии занял такую позицию перед Ванном, что французы не могли атаковать его только из неудобного положения, и с прибытием герцога Нормандского он не предпринимал никакого штурма города, желая сохранить своих людей и свою артиллерию.

Так эти две армии длительное время стояли одна против другой. Когда наступила зима, папа Климент VI послал туда кардинала Пренесте и кардинала де Клермона, которые часто переезжали из одной армии в другую, стараясь примирить их, но те не соглашались на мир 42. Часто происходили стычки между фуражирами, и с каждой стороны было много убитых. Англичане были вынуждены отправляться за фуражом большими отрядами, из страха попасть в засады, и все то время, когда они находились вне лагеря, они подвергались большой опасности. Вдобавок к этому, сеньор Луис Испанский и его флот столь тщательно сторожил побережье, что английская армия едва могла хоть что-нибудь получить из Англии, и это заставляло ее сильно страдать. Намерением герцога было продолжать такое подобие осады и удержать здесь короля, но французы сильно страдали от немилосердной погоды, поскольку и день и ночь шел дождь, который погубил большую часть их лошадей и заставил спасаться от большого количества воды, затоплявшей их лагерь, выходя из него и располагаться в открытом поле. Теперь кардиналы смогли приложить свои силы столь действенно, что была достигнута договоренность о трехлетнем перемирии, и король Англии и герцог поклялись, как обычно, не нарушать его в течение этого времени.

Глава 99.

Король Франции приказывает обезглавить сеньора де Клиссона и многих других бретонских и нормандских сеньоров.

Так разошлись эти великие армии, и осада Ванна была снята. Герцог Нормандский удалился в Нант и взял двух кардиналов с собой. Король Англии отправился к графине Монфор в Энбон. Состоялся обмен сеньора де Клиссона на барона Стаффорда. Король Англии, пробыв некоторое время в Энбоне с графиней, и устроив свои дела, вверил ее заботам двух братьев де Спинфоров, мессира Гильома де Кадудаля и других, и уехал со своими рыцарями в Англию, куда и прибыл около Рождества 43. Герцог Нормандский вернулся в Париж, и после роспуска его армии все разошлись по домам.

Вскоре после этого сеньор де Клиссон был арестован по подозрению в измене и заключен в тюрьму Шатле в Париже, на что все, кто слышал об этом, были сильно удивлены. Бароны и рыцари Франции спрашивали друг друга о возможной причине, ведь они не находили для этого никакого удовлетворительного повода. Он подумали, что, возможно, это было вызвано завистью, поскольку король Англии предпочел обменять на лорда Стаффорда именно его, а не мессира Эрве де Леона, который все еще оставался в плену, и поскольку со стороны короля Англии была, таким образом, выказана благосклонность по отношению к сеньору де Клиссону, и предпочтение его мессиру Эрве, то его враги подумали, что эта благосклонность, была заслужена неподобающими средствами, и это стало основанием для того, чтобы он лишился своей головы в Париже. Это событие стало причиной большого огорчения, тем более, что никто не видел для этого достаточной причины 44. Вскоре после этого, множество других рыцарей было обвинено в аналогичных преступлениях. Сеньор де Малетруа и его сын, сеньор де Авогур (Avaugour), мессир Тибо де Мориллон (Morillon) и другие бретонские сеньоры, общим числом 10 рыцарей и оруженосцев, были обезглавлены в Париже. Четыре других рыцаря из Нормандии - мессир Гильом Барон, мессир Анри де Малетруа, сеньор де Роштезон (Rochetesson) и мессир Ришар де Перси (Persy) были преданы смерти по доносам, хорошо или плохо расследованным - я не знаю, что впоследствии вызвало большие волнения в Бретани и Нормандии. Сеньор де Клиссон оставил после себя сына, названного Оливье де Клиссон, в честь отца, который немедленно бежал в замок Монфор, к графине и ее сыну, с которым был примерно одного возраста, и тот тоже остался без отца, поскольку граф де Монфор умер в Лувре в Париже 45.

Глава 100.

Король Эдуард устанавливает в Виндзоре Орден Святого Георгия.

Около этого времени король Англии решил отстроить и изукрасить великий замок Виндзор, который в прошлые времена был впервые основан королем Артуром, и в котором он возвел и установил тот знаменитый круглый стол, откуда разъезжались многие славные рыцари и показывали по всему миру славную удаль своих воинских подвигов. Посему и король Эдуард решил установить рыцарский орден, в котором будут состоять он сам, его дети и самые славные рыцари христианского мира, общим числом 40 человек. Он приказал им называться «рыцарями голубой подвязки», и установил, что их праздник должен отмечаться каждый год в Виндзоре, в день Святого Георгия. Поэтому он созвал всех графов, баронов и рыцарей своего королевства и сообщил им об этом своем намерении. Они выслушали это с великим удовольствием, поскольку это казалось им очень почетным и способным укрепить их любовь и дружбу. Было избрано 40 рыцарей, которые, согласно имеющимся сведениям и всеобщему мнению были наихрабрейшими в христианском мире, и которые подписались и поклялись поддерживать и хранить праздник и принятые статуты. Король Англии основал в Виндзоре часовню в честь Святого Георгия и назначил в ней каноников, которые должны были служить Богу, и пожертвовал туда значительный вклад. Затем он издал прокламацию об этом празднике и послал своих герольдов оповестить об этом во Францию, Шотландию, Бургундию, Эно, Фландрию, Брабант и в германскую Империю, оповещая и приглашая всех рыцарей и оруженосцев, что они могут придти на эту церемонию, и обещал дать для этого охранную грамоту на срок в 15 дней после окончания торжеств 46. Было установлено, что праздник этого ордена состоится в Виндзоре в следующий день Святого Георгия, то есть в 1344 году, и на нем должна будет присутствовать королева, в сопровождении 300 высокорожденных дам и девиц, и все они должны быть в богатых платьях и мантиях 47.

Глава 101.

Король Англии отпускает на свободу мессира Эрве де Леона.

Пока король Англии занимался приготовлениями для приема сеньоров и дам, которых он ожидал на этот праздник, ему донесли известия о смерти сеньора де Клиссона и других рыцарей. Он был этим так сильно взбешен, что решил отомстить и сделать то же самое с мессиром Эрве де Леоном, который был его пленником. И он непременно его бы казнил, если бы этому не воспротивился бы его кузен, граф Дерби, и не привел бы в королевском совете добрые доводы, что именно ради своей собственной чести, он должен отказаться от мести. Он добавил: «Милорд, если этот король Филипп имел подлость столь быстро предать смерти таких доблестных рыцарей как эти, то не портите свою доблесть тем же самым. Ведь, по правде говоря, если вы хоть немного подумаете, ваш пленник не имеет никакого отношения к этому возмутительному делу. Поэтому, имейте великодушие и даруйте ему свободу в обмен на пристойный выкуп». Король приказал доставить пленного рыцаря к себе и сказал: «О, мессир Эрве, мессир Эрве, мой враг, Филипп де Валуа, проявил свое вероломство столь жестоким образом, когда предал смерти так много рыцарей. Это доставило мне большое огорчение, и представляется, что это было сделано назло нам. Если бы я взял этот пример для себя за образец, то я должен был бы поступить таким же образом и с вами, ведь вы доставили мне хлопот в Бретани больше, чем кто-либо другой. Но я снесу это, а он пусть поступает так, как угодно ему. Я сохраню мою собственную честь незапятнанной и из моей любви к графу Дерби, который просил об этом, я позволю вам выйти на свободу в обмен на пустяшный выкуп. Но при условии, что вы сделаете то, о чем я хочу вас попросить». Рыцарь ответил: «Дорогой сир, насколько это будет в моей власти, я сделаю все, что вы прикажете». Король сказал: «Я знаю, мессир Эрве, что вы являетесь одним из богатейших рыцарей Бретани, и если бы я нажал на вас, то вы заплатили бы мне 30 или 40 тысяч крон в качестве выкупа. Но вы будете должны пойти к королю Филиппу Валуа, моему врагу, и сказать ему от меня, что предав смерти таким бесчестным образом столь многих рыцарей, он очень меня огорчил. И я говорю и подтверждаю сказанное, что этим поступком он нарушил и разорвал то перемирие, о котором мы договорились, и что с этого момента я рассматриваю его как нарушенное и посылаю ему свой вызов. Учитывая, что вы доставите мое послание, я освобождаю вас лишь за 10 тысяч крон, которые вы должны будете заплатить или переслать в Брюгге в течение 5 дней, после того, как пересечете море. Вы также должны будете сообщать всем тем рыцарям и оруженосцам, которых мы желаем пригласить на торжество, что мы действительно будем рады видеть их, и чтобы они сомневались на этот счет, поскольку мы дадим им охранные грамоты для их безопасного возвращения в пятнадцатидневный срок после окончания праздника». «Сир, - ответил рыцарь, - я доставлю ваше сообщение, насколько позволят мои возможности, и Бог вознаградит вас и милорда Дерби за ту любезность, что вы мне оказали».

После этого мессир Эрве де Леон недолго оставался в плену, но, получив освобождение от короля, отправился в Саутгемптон и поднялся на борт судна с намерением высадиться в Арфлёре (Harfleur). Однако, ужасный шторм, который продолжался 15 дней, не позволил ему этого сделать. Он потерял своих лошадей, а также и часть своих слуг, которых смыло за борт, а сам он из-за этого настолько заболел, что никогда больше не наслаждался хорошим здоровьем. Наконец, моряки, с большой опасностью, высадились в Кротое (Crotoy) 48, откуда он и его свита пешком отправились в Аббвилль, где достали лошадей. Но мессир Эрве был так болен, что не мог вынести лошадиной тряски, поэтому его положили на носилки, и так он явился в Париж, к королю Филиппу, которому он передал свое послание, слово в слово. Но он не прожил долго. Он умер в своей стране, в городе Анжере. Да упокоит Господь его душу!


Комментарии

30. Ле Конке - морской город и порт в Бретани, в 5 лье от Бреста.

31. Геранд расположен на юге Бретани, недалеко от Нанта. По поводу Динана, видимо имеется путаница, так как оба места с таким названием находятся на севере Бретани, а все описанные ниже действия происходят на юге. См по этому поводу ниже прим. м-ра Джонса. - прим. пер.

32. В 50 км к северу от Ванна - прим. пер.

33. В 25 км к северо-востоку от Кемпера и примерно в 100 км к западу от Нанта - прим. пер.

34. В устье реки Лаита, примерно в 25-30 км к западу от Энбона и в 50 км в востоку от Кемпера. - прим. пер.

35. В восточной Бретани, между Ванном и Нантом, примерно в 70 км к югу от Ренна. Расположен на реке Вилен, примерно в 20 км от моря. Видимо, здесь ошибка, так как этот Редон находится совсем в другой части Бретани. - прим. пер.

36. Видимо, соврем. Ла-Фауэт, в 20 км к северу от Кемперле. - прим. пер.

37. Я подозреваю, хотя историки Бретани в точности повторяют Фруассара, что Ла-Рош-Перьон должен быть Роспорденом (Rosperden), который присутствует на карте Бретани, а Барнс называет его Ростернаном (Rosternan). Но я нигде не могу найти упомянутого здесь Динана, поскольку Динан ле Совьер находится в диоцезе Сен-Мало, который отстоит слишком далеко oт этих мест. Видимо, есть некоторая путаница в названиях. (Роспорден - примерно в 50 км к западу от Энбона и в 30 км к юго-западу от Фауэта - прим. пер.)

38. Город в диоцезе Кемпер.

39. в диоцезе Сен-Поль де Леон, в 5 лье от моря и в 7 от Сен-Бриё.

В 40 км к западу от Сен-Бриё. - прим. пер.

40. Робер де Бомануар (Beaumanoir), маршал Бретани

41. никакого упоминания у Dugdale об этом нет, и в то время не было виконтов, но были только бароны.

42. Первым их этих прелатов был Пьер де Пре (Peter des Pres), уроженец Керси, канцлер церкви Рима и епископ Фрескати. Другим был Аннибал де Кесано, епископ Палестины. Переговоры велись в приорстве Магдалины, в городе Малетруа. Переговорщиками со стороны французов были Эд, герцог Бургундии, и Пьер, герцог Бурбон, со стороны англичан - Генрих, граф Ланкастер, Уильям Богэн и Уильям Монтэкьют. - Hist. de Bretagne.

43. Эдуард погрузился на корабли около конца февраля и высадился в Веймуте в воскресенье 2 марта 1343 года - Rymer.

44. Лорд Стаффорд был обменян на Оливье де Клиссона и Жоффруа де Аркура. Они были включены в договор с Эдуардом, и забота об этом была поручена графу Солсбери. По возвращении графа в Англию, услышав от своей графини о поведении Эдуарда в отношении нее во время его отсутствия, он тайно удалился от двора и отправился во Францию, где выдал Филиппу Валуа обязательства Оливье де Клиссона и других рыцарей. Оливье был обезглавлен, а его тело повешено на Монкофонской виселице. Жоффруа де Аркур был изгнан из королевства и уехал в Англию. - Hist. de Bretagne, vol. i. p. 268.

45. см выше об обстоятельствах его смерти)

46. Число рыцарей Подвязки было только 26, Здесь приведены имена первых рыцарей:

1. Король Эдуард

2. Эдуард, принц Уэльский.

3. Генрих, граф Ланкастер

4. Томас, граф Варвик.

5. Пьер же Грэйли (Piers de Greilly), капталь де Буш

6. Ральф, лорд Стаффорд

7. Уильям, граф Солсбери.

8. Роджер, граф Марч.

9. Джон, лорд Лиль (Lisle).

10. Бартоломью, лорд Бархерст (Burgherst)

11. Джон, лорд Бьюкамп.

12. Джон, лорд Могам Данстерский (Mohun of Dunster).

13. Хьюго, лорд Куртене (Courtenay).

14. Томас, лорд Холланд.

15. Джон, лорд Грей Коднорский (Gray of Codnore).

16. Сэр Ричард Фицсаймон (Fitzsimon)

17. Сэр Майлс Стэплтон (Miles Stapleton)

18. Сэр Томас Уейл (Wale)

19. Сэр Хьюго Вроттсли (Wrottesley).

20. Сэр Нел Лоринг (Nele Loring)

21. Сэр Джон Чандос.

22. Лорд Джеймс Одли (Audley).

23. Сэр Одо Холланд (Otho Holland)

24. Мессир Анри Ом Брабантский (Henry Eam of Brabant)

25. Мессир Санчо д`Обресикур (Sanchio d'Ambreticourt)

26. Сэр Уолтер Пейверли (Paveley)

47. Первое упоминание мантий для королевы и ее членов ее свиты было позднее, но предполагается, что они были введены при основании ордена. - Ashmole.

48. Город в Пикардии, в устье Соммы, напротив Сен-Валери.

Текст переведен по изданию: Froissart, J., Chronicles of England, France, Spain and the adjoining countries: from the latter part of the reign of Edward II to the coronation of Henry IV. New York. 1857

© сетевая версия - Тhietmar. 2009
© перевод с англ. - Раков Д. Н. 2009
© дизайн - Войтехович А. 2001