Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

ВВЕДЕНИЕ.

Блаженный Феодорит, епископ Кирский, принадлежал к числу самых видных деятелей столь знаменательной и важной эпохи в истории христианской Церкви, какою была первая половина V-го века. Он принимал энергическое участие во всех главнейших актах, сам выдвигал крупные вопросы христологической догматики и церковной политики, давал им известное направление и – до некоторой степени – предрешал их фактическое направление и конечный исход, не редко являясь активным главою и всегда оставаясь вдохновляющею интеллектуальною силой всего церковного „Востока", который обеспечил торжество православию в вероопределении Халкидонского собора. При жизни – имя блаж. Феодорита было блестящим знаменем Антиохийцев и так глубоко врезалось в самый строй догматического истолкования и церковного созидания, что служило предметом вселенского рассмотрения и долго после смерти Кирского епископа. Естественно, что все, освещающее эту исключительную личность, получает особое церковно-историческое значение, ибо этим разъясняется для нас одна из главнейших действующих фигур всего процесса. Но само собою понятно, что и последний приобретает тогда соответствующую отчетливость, обрисовывается со всею рельефностью в своих подлинных очертаниях. Α не может подлежать ни малейшему спору, что во всех этих интересах оказывается лучшим средством именно частная переписка. Естественно отсюда, что письма блаж. Феодорита представляют ценный материал высокого общего достоинства. Необходимо прибавить, что это был иерарх редкой энергии и разносторонней чуткости. Он не замыкался в [VI] узкой сфере, и его пытливый взор проникал во все нужды верующих, отзывчивое сердце горячо воспринимало каждую их потребность, воля спешила на помощь всеми доступными способами вмешательства и влияния. Поистине, блаж. Феодорит был пастырь душ и телес, работавший с одинаковою горячностью в обоих отношениях. Земельно-податные тяготы платежного населения и ответственных декурионов, помещики и арендаторы, воспитание и образование юношества, семейные браки и обручение бедной сироты, заброшенная Африканка и бежавшие от варваров епископ и знатный гражданин Карфагенской области, смерть близких и отдаленных лиц, врач, адвокат, софист, плотник, хлебопек – все это обращало внимание блаж. Феодорита и вызывало на обширную переписку, поскольку иногда было прочно связано с церковными заботами, раз он, напр., деликатно просит архонта Феодота не приходить в Кир на праздник освящения храма пророков и Апостолов, чтобы не смущать своим стеснительным присутствием общего ликования верующих, которым было тягостно даже косвенное напоминание о взносе непосильных налогов 1. Желая обеспечить мир и благополучие для жителей своей „парикии", Кирский епископ побуждался направлять всех властных и должностных чинов к этой цели при самом вступлении в должности, а в отправлении их неизменно раскрывал истинное положение вещей. По всем этим делам он не ограничивался предметами своего непосредственного архипастырского ведения, и для его ходатайств не было ни запретных дверей, ни высоких санов, но везде, всюду и ко всем он стучался с равною решительностью и откровенною прямотой. По этой причине сношения его были обширны и разнообразны, почему и переписка затрагивает все классы, состояния и условия с самых многоразличных сторон. Значит, в письмах блаж. Феодорита мы имеем богатый материал не только пастырского содержания, а также и для характеристики политических отношений, административных комбинаций, местного устройства, экономического быта и т. п. [VII]

Следует сказать еще, что – по обычаям того времени – послания Феодоритовы носили порою все свойства литературных произведений и были целыми трактатами. Тут особенно дороги догматико-христологические письма, но встречаются и довольно обширные рассуждения по вопросам каноническим и церковной практики. Все они стоят наряду с действительными сочинениями этого иерарха по своим достоинствам и церковно-исторической важности.

По типическим особенностям, – письма Феодоритовы ярко отображают в себе личность автора. Это был истый Антиохиец со всеми лучшими качествами данной школы. Высокообразованный ум, – он чуждался излишней выспренности и предпочитал непосредственную точность наблюдения и конкретный реализм воспроизведения. Глубокая религиозность и сердечная теплота предохраняли Кирского епископа от крайностей холодного доктринерства прямолинейных Антиохийцев (Диодора Тарсийского, Феодора Моисуэстийского, Нестория), от практического упорства (Александра Иерапольского) и от дипломатической приспособительности (Иоанна Антиохийского). Его здоровый эмпиризм был спасительным регулятором против всяких увлечений во все стороны и сдержал развитие догматической мечтательности Александрийцев. Правда, на этой именно почве возникло великое столкновение со св. Кириллом Александрийским, но никогда не должно забывать, что и здесь блаж. Феодорит – по существу – боролся не с воображаемыми, а с несомненными опасностями, которые – в основе своей – ничуть не были плодом его партийности или пристрастия. Это неотразимо доказал непосредственный преемник Кириллов Диоскор, развивший систему своего славного предшественника до размеров монофизитской ереси, доселе раздирающей единое тело Церкви Божией. У блаж. Феодорита полемика всецело покоилась на заботе об „истине апостольских догматов" и, служа предостережением для противников, вместе с тем являлась для него самого средством к уяснению и самопознанию. Поэтому после долгих и пламенных споров с Кириллом Александрийским он сам умерил напряженность своих настроений, сгладил остроту воззрений и вошел в искреннее общение со [VIII] своим оппонентом. Тут не было недостатка характера, но лишь практическая мудрость здравого догматиста, для которого выше всего интересы правды и мир Церкви Христовой, а все личное забывалось, стушевывалось и вменялось ни во что. Неизбежно, что – при таких свойствах ума и характера – блаж. Феодорит, имея множество единомышленников, фактически часто оказывался одиноким и, стремясь к доктринально-жизненному строительству, должен был все время „состязаться", подобно присяжному борцу на ристалище. В этом заключается трагедия всей его многострадальной и глубоко поучительной жизни: – Кирский епископ был на деле и сохранился для дальнейших поколений, как „муж браней", и его догматическая память осталась не вполне реабилитированною в потомстве до наших дней... Но здесь же кроется и специальное достоинство писем Феодоритовых в качестве исторических документов: – они отличаются непосредственною точностью наблюдений, яркою живостью впечатлений, отчетливою выпуклостью сообщений, прозрачною целостностью освещений, чему способствует и выразительная простота изложения, которая ощущается всеми даже при наличном несовершенстве в критической обработке подлинного текста и древних латинских переводов.

Переписка Феодоритова была громадна, и еще в XIV веке историк Никифор Каллист Ксанфопул знал свыше пяти сот писем 2. Утрачено теперь не менее половины №№-ров, может быть, столь же важных, как и дошедшие, где встречаются указания на затерянные ныне послания 3.

Сохранившиеся до сих пор письма имеются в следующих собраниях.

I. Древнейшее из них идет от первых издателей творений Феодоритовых и перепечатано в 83-м томе греческой „Патрологии" Миня (col. 1173-1494) – кроме №№-ров 148, 149 и 179-го, помещенных там же в 77-м томе col. 85-89. 1449-1457. 328). Здесь находится 181 письмо. [IХ] 1) Часть их по древнему латинскому переводу вошла в состав Synodicon'a, где для 171, 173, 174, 175, 176, 177 и 178 №№-ров Миня встречаются дубликаты в „главах" 95, 139, 71, 99, 148, 61 и 66 4. Последние приняты в соображение при русском издании, а „главы" 71, 95, 99, 139 и 148 переведены сполна (под №№-рами 237, 242, 244, 252 и 254). 2) В особой латинской версии, немало уклоняющейся от других редакций, церковный историк первой половины V-го века Марий Меркатор сообщает 5 тоже семь дублетов для 172, 173, 177, 178, 174/175 и 176 №№-ров Миня – со своими пояснениями, по большей части тенденциозно-пристрастными и не заслуживающими доверия; варианты отсюда указаны на своих местах. 3) В актах третьего вселенского собора воспроизведены 6 четыре №№-ра Миня – 149, 169, 151 и 150; в деяниях пятого вселенского собора 7 – шесть №№-ров 16, 151, 162, 171, 172 и 180 и там же в письме папы Пелагия II (принадлежащем перу Григория в.) – краткие извлечения 8 из №№-ров 172, 174, 175 и 178. Большинство этих писем уже опубликовано по-русски в „Деяниях вселенских соборов", но мы перепечатываем их вновь не только для полноты коллекции, но и потому, что Казанский перевод неудовлетворителен и не редко отступает от оригинала даже в передаче фактических данных и в повторных изданиях не поправляет хотя бы несомненных опечаток 9, почему мы пересмотрели эти №№-ра и привели их в согласие с подлинниками по всем существующим редакциям, отметив важнейшие варианты последних. 4) В сирийских [Х] актах Разбойничьего собора помещены 10 86 и 151 №№-ра Миня, – второй с пропусками, а первый – с дополнениями – издан нами целиком под №-ром LXXXVI-м.

В этом собрании некоторые письма совсем не принадлежат блаж. Феодориту, другие носят имена иных лиц, третьи выпущены были от нескольких, но все они относятся к одним моментам эпохи и непосредственно связаны с материями, рассматриваемыми в посланиях Кирского епископа, а многие не без права усвояются его перу. На этом основании мы присоединили (из Миня, греч. сер. т. LXXXKI, стлб. 1319-1324) под №-м CXIII и письмо к нему папы Льва I-го.

Текст этого собрания не отличается критическою исправностью, – и, напр., у Миня не указано до половины библейских цитат и в отмеченных под строкою около половины ссылок сделано неверно.

II. Новою коллекцией греческих Феодоритовых писем мы обязаны покойному хранителю рукописей Афинской национальной библиотеки известному палеографу Иоанну Саккелиону 11, который в Патмосском монастыре св. Иоанна Богослова нашел рукопись 12 с 52 №№-рами; из них четыре он признал дублетами (для №№-ров 19, 20, 22 и 23 Миня) и потому привел только варианты (незначительные), а 48 №№-ров издал целиком 13, хотя № [ХI] 16-й этой серии до точности совпадает с №-ром 58-м Миня, ничуть не разнясь от него. Издание это было встречено сочувственно греческою печатью 14, но в общем весьма неудовлетворительно. Издатель настолько мало приложил старания для критической обработки текста, что утверждает (ΰελ. 31, νπоΰ. 2), будто изречения 15 любовь покрывает множество грехов совсем нет в Библии, между тем оно взято из 1 Петр. IV, 8; примечания и пояснения его ничтожны и несущественны. Некоторые корректуры представлены г.г. Росисом 16, Геориадисом 17 и Папагеоргиу 18, однако и после сего есть немало сомнительного, спорного и невразумительного. Подлинность писем Саккелионовского сборника безусловна, но они не имеют такой важности, как в первой серии, ибо не затрагивают догматических движений и относятся к частным вопросам. Эти 47 писем вошли у нас в №№-ра 182-228.

III. Третья коллекция Феодоритовых писем исключительно в древнелатинском переводе давно известна в виде церковно-исторических документов несторианской эпохи под именем Synodicon adversus tragoediam Irenaei 19, не совсем верно усвоенным ему Балюзом. По истории [ХII] этого памятника у нас нет вполне точных и ясных сведений. Мы знаем, что Несторий написал своего рода автобиографию под названием Tragoedia, которая до нас не дошла. Участь этого изгнанного ересиарха разделил и комит „Востока" Ириней, который усердно помогал членам „отступнического собора" в Ефесе 20; после указа 435 года против Нестория он (вместе с Фотием) был сослан в Петру Аравийскую, а – по возвращении – избран на Тирскую митрополию, но уже в 448 г. устранен и замещен Фотием 21. В подражание Несторию и Ириней в начале своего изгнания составил такое же сочинение под одинаковым титулом Tragoedia, где изложил обстоятельства и ход церковных событий своего времени. Труд этот первоначально содержал три книги; оригинал его давно затерян, – и теперь мы должны довольствоваться лишь старинною латинскою переработкой. Нет оснований отрицать существенную достоверность этого сборника. Конечно, по исконной тенденции последний был направлен сколько против антинесториан, столько же против блаж. Феодорита и Ивы, однако составитель не мог допускать искажений и подлогов, так как их легко было разоблачить и тем самым погубить все задуманное действие этого литературно-апологетического предприятия 22. С другой стороны, Ириней, будучи непосредственным участником многих описываемых событий и располагая доступом к подлинникам в архивах, без сомнения обладал наилучшими материалами и имел точные копии произведений (писем) блаж. Феодорита, с которым потом был опять связан [ХIII] узами взаимной симпатии 23. Посему – в общем – Synodicon не вызывает особых подозрений даже в нынешней латинской редакции, не смотря на все внешние и частичные неисправности. И это относительно ее косвенно подтвердили разыскания покойного († 5-го апреля 1900 года) профессора С.Петербугской Духовной Академии Василия Васильевича Болотова; он нашел виновника рассматриваемого латинского перевода в диаконе Римской церкви (VI-го века) Рустике, авторе „Диалога против акефалов" и корректоре латинской версии актов Халкидонского собора 24. Доколе не опубликованы аргументы в пользу этой гипотезы, – можно теперь сказать лишь одно, что ею снова подкрепляется документально-историческая ценность Synodicon'a. Разумеется, в частностях допустимы неточности и ошибки, но всего прискорбнее плачевное состояние наличного латинского текста. Он испытал три рецензии – Люпа (Вольфа) 25, Гарнье 26 и Балюза 27, но обработан настолько плохо, что [ХIV] многое до сих пор остается неясным, иногда непонятным 28, и угадывается лишь по предположениям о возможном греческом оригинале в том или ином случае.

Из этого сборника мы заимствовали „главы" 40, 42, 45, 47, 60, 70, 71, 72, 81, 87, 88, 95, 97, 99, 110, 121, 128, 133, 138, 139, 146, 148, 151, 160, 161, 162, 166, 168, 170 и 172 2) с именем Феодорита, хотя не все они принадлежат ему 29, затем „главы" 53, 54, 129, 135, 7, 8, 13, 17, 18 и 19 30, которые все относятся к обсуждаемым в Феодоритовой переписке событиям, частью имеют Кирского епископа в числе отправителей, а иные, – по всем вероятиям, – были составлены именно им. Все эти сорок „глав" помещены у нас под №№-рами 229-268.

Есть указания на существование Феодоритовых писем в подлинниках и переводах, но не всегда они точны 31 и иногда заставляют предполагать лишь новую редакцию ранее известных посланий 32. [ХV]

Мы ограничиваемся опубликованным материалом и в настоящем русском переводе 33 предлагаем 268 №№-ров (181 № по Миню, 47 №№-ров по Саккелиону и 40 №№-ров из Synodicon'a).

Кроме справочных указателей в конце мы сделали в самом тексте необходимые разъяснительные примечания. Систематический комментарий, – во многом устаревший и иногда пристрастный, – дан к №№-рам 1-50. 52-156. 162. 169-171. 179-181 первого собрания иезуитом Гарнье (Migne, gr. ser. t. LXXXIV, col. 258-331), а толкования Люпа (Вольфа), Гарнье и Балюза к Synodicon'у помещены в последнем при самых „главах" или под строкою. Более [ХVI] подробные разъяснения представлены в магистерской диссертации Н. Н. Глубоковского, Блаженный Феодорит, епископ Киррский: его жизнь и литературная деятельность (Москва 1890), т. Ι и II (где на стр. 473-490 имеется общий обзор Феодоритовых писем) и у проф. В. В. Болотова, Theodoretiana в „Христианском Чтении" 1892 г., II (№ 7-8), стр. 58-164, и в оттисках отсюда (ср. к сему у него же в „Христ. Чтении" 1907 г., Μ 2, стр. 260-262); существенные указания второго труда исчерпаны нами – по возможности – сполна в сжатом пересказе или хотя бы простыми ссылками.

Н. Глубоковский.

Спб. 1907, V, 20 – воскресенье.
Железноводск 1908, VIII, 8 – пятница.
Спб. 1908, XII, 7 – воскресенье


Комментарии

1. См. письмо 212 (XXXII)-е на стр 343.

2. Historia ecclesiastica XIV, 54: Migne, gr. ser t. CXLVI, col. 1257.

3. См. ниже „приложение" IV-е на стр. 486.

4. Migne, gr. ser. t. LXXXIV, col 709-711. 754-756. 678-680. 714-715. 763-764. 671. 674-75.

5. См. y Migne, lat. ser. t. XLVIII, col. 1077-1078 (и gr. ser. t. LXXXIII, col. 1486-1487) 1079-1080. 1080-1081. 1081-1082. 1082-1083. Gallandii Bibliotheca veterum Patrum VIII (Venetus 1762), p. 701-702.

6. Mansi. Sacrorum conciliorum nova et amplissima collectio IV, p. 1061-1068 (и y Migne, gr. ser. t. LXXVI, col 1449-1457) 1407-1408. V p. 1024-1037. 1040-1045. 84-85 (и у Migne, gr. ser. t. LXXVI, col. 369. 392),

7. Mansi IX, p. 254. 291-292. 293. 294. 294-295. 295-296.

8. Mansi IX, p. 450-451 и у Migne, lat. ser. t. LXXII, col. 734-735: epist. 5 (7), n. 20

9. См. ниже к письму 164 на стр. 278,1.

10. G. Hoffmann, Verhandlungen Kirchenversammlung zu Ephesus am XXII. August CDXLIX (Kiel 1873), S. 61-62. 46-53 (cnf. Assemani, Bibliotheca orientalis I, p. 599). Martin, Actes du brigandage d'Ephese (Amiens 1874), p. 139-143. 103-119. Perry, The Second Synod of Ephesus Acts (Dartford 1877), p. 298-306. 218-240.

11. Он родился на острове Наксосе и скончался 30-го июля 1891 года; см. Δΐλτίоν ??? ίατоριχής χκί ίϋνоλоγιχής έτκιρίκς за 1891 г., т. III, где на стр. 579-586 помещен его некролог Лампросом, а надгробная речь последнего переиздана в Λόγоι χαι κρθρα (1878-1902) νπ'о Σπνρ: Π. Λάμπρоυ, εν Άϋήναις 1902, πιλ. 315-317.

12. Рукопись эта – XI века; см. описание ее Саккелионом в издании писем Феодоритовых, в „Άθήναιоν" IX (1881), стр. 285 сл., и в Πατμιακί Βιβλιоθήκη, Άθηνηαιν 1890, стр. 274-275.

13. Τоν μκκαριωτκτоν θΐωδоρήτоν, ίπιακόπоν Ιίνρоν, έπιατоλκι, όνоΐν оеоиааиг πΐντήκоντκ ίκ Πκτμιακоϋ χειρоγράφоυ τινχоνς νυν πρώτоν τΰπоις ίκόιόόμενκι νπо Ιωάννоυ Σαχκίλίωνоς, ίπιμελιτоΰ των χειρоγράφων της ίνικής βιβλιоϋήκης, 'Αθήνησιι, ικ τоν τνπоγρκφείоυ των αδελφών Περρή, ΑΩΠΕ' (1885). Здесь на стр. α-η помещено введение издателя, на стр. 1-12 имеется самый текст 48 писем блаж. Феодорита, на стр. 43 даны варианты Патмосской рукописи к №№-рам 19, 20, 22 и 23 собрания Миня на стр. 44-45 представлен алфавитный перечень адресатов новых писем и на стр. 46 указаны опечатки.

14. См. заметку г. Ζηκоς 'ΡώσηςΆ в „Άθηνκΐων ' Ε1όόμκ;", ετ. β', κριθ. 63 (12 Μαίоν, 1885), αελ. 224 α. 225 а, и статью Β ΓεωργικόηςΆ, Κоιτι χαί τίνες έτίΐατκαεις εις τάς νυν πρώτоν ??? Ιωκννоν Σακχελίωνоς ίκόоθΕΐ'αας μη έπιατоλάς τоυ μακαоίоν θεωδоρίτоυ έπιακоτΐоν Κνρоν в „Έκκλησιαατιχί/ΑΚή&ειη.", ηερίоδоς δευτέρα, τόμоς Α' (εν Κιоνιίταντινоυπόλει 1835), ???. 111-115.

15. В письме 219 (ХХХIХ)-м на стр. 350.

16. См в примечании 14-м.

17. См. „'Εκκληαιατιχη Άλήεικ" II (1835), 1, αελ 115-123, 161-176

18. Petros N. Papageorgiou, Zu Theodoretos und Georgios Burtzes в „Вуzantinische Zeitichritt" herausg von Prof. Karl Krumbacher II (Leipzig 1893), 2-3, S. 585-589 (ср. „Theologischer Jahresbericht" herausg. von Prof. H. J. Holtzmann XIII [Braunschweig 1894], S. 195).

19. Этот памятник помещен у Mansi V, p. 743 sqq., и у Migne, gr. ser. t. LXXXIV, col. 555 sqq.

20. См. и в письмах блаж. Феодорита №№ 149 (стр. 225) и 158 (стр. 267-268), а также ср. № 195 (стр. 328-329).

21. См. в письмах блаж. Феодорита №№ LXXXVI (стр. 102) и 124 (стр. 124-126).

22. См. Synodicon, cap. LXXIX, CLXXXVIII-CLXXXIX и примечания к ним Балюза у Migne, gr. ser. t. LXXXIVI col. 688. 802-803; Rev. Edmund Venables, Art. „Irenaeus" в Α Dictionary of Christian Biography ed. by Willam Smith and Henry Wace, vol. III (London 1882), p. 280-281. 282-283; Herzog-Hauck, Realencyklopadie V3 (Leipzig 1898). S. 634; XV3 (Leipzig 1903), S. 736. 738. 748-749; H. H. Глубоковский, Блаж. Феодорит I, стр. 165 сл. и др.; II, стр. 475-476. 476-477.

23. Для сего см. и письма блаж. Феодорита №№ 3 (стр. 2-5), 12 (стр. 9-11), 16 (стр. 16-191 и 35 (стр. 36).

24. См. „Христианское Чтение" 1907 г., № 3, стр. 381 прим. 383. 385-391; ср. 1900 г., № 8, стр. 316-317 и „Revue internationale de theologie" VIII, 31 (Juillet-Septembre 1900), p. 430.

25. Ad Ephesinum concilium variorum Patrum epistolae, ex manu – seripto Cassinensis bibliothecae codice desumptae, nunc primum in publicam lucem data per F. Chr. Lupum [=Wolf], Lovanii 1682, pag. 1-470. Christian Lupus (=Wolf), O. S. Aug., родился 23 июля 1612 г., умер в Лувэне 10 июля 1681 года: см. F. Lichtenberger, Encyclopedie des sciences religieuses VIII (Paris 1880), p. 434; Wetzer und Welte, Kirchenlexikon, zw. Aufl., VIII (Freiburg im Breisgau 1893), Sp. 304-306.

26. Dissertatio V. de Theodoreti et Orientalium causa в Auctarium'е у Migne, gr. ser. t. LXXXIV, col. 549 sqq. Jean Garnier (Garnerius), S. J., родился в Париже в 1612 г., умер 26 октября 1681 года: см. F. Lichtenberger, Encyclopedie V (Paris 1878), p. 411-413; Wetzer und Welte, Kirchenlexikon V2 (Freiburg im Breisgau 1888), Sp. 104-105.

27. Novacollectio conciliorum, seu supplementumad collectionem Ph. Labei ed. Steph. Baluzius, Parisiis 1707, p. 679 sqq. Etienne Baluze (Stephan Baluzius) родился 23 ноября (по другим – 24 декабря) 1630 г., умер в Париже 28 июля 1718 года: см. F. Lichtenberger, Encyclopedie I (Paris 1877), p. 48; Wetzer, und Welte, Kirchenlexikon I2 (Freiburg im Breisgau 1882), Sp. 1912-1915; A. Vacant et E. Mangenot, Dictionnaire de theologie catholique II (Paris 1905), col. 138-139.

28. См., напр., к письму 235 (гл. 60) на стр. 378-380.

29. Migne, gr. ser. t. LXXXIV, col. 642-647. 648-649. 651. 654. 670-671. 671. 672. 691. 701-702. 702-703. 709-711. 713. 714-715. 722-723. 734-738. 742. 746-749. 753-754. 754-755. 760-761 763-764. 766. 774. 774-775. 776-777. 781. 783. 784-785. 787-788.

30. См., напр., о „главе" 172-й у нас под №-ром 261 на стр. 437.1.

31. Migne, gr. ser. t. LXXXIV, col. 658-659. 659-660. 743-744. 750-751. 580-593. 593-595. 600-602. 607-609. 610-611. 611-613.

См. ниже к письму 150-му на стр 231,2.

32. Так, в сирийских манускриптах Британского музея (в Лондоне) имеются: 1) № 12.156, fol. 676. 686 „Извлечение касательно (из?) Феодорита недостойного. Из письма, писанного к Диоскору, которое не послужило к оправданию его", т. е. Феодорита (см. у † William Wright, Catalogue of Syriac Manuscripts in the British Museum, acquired since the year 1838, part II, London 1871, p. 644); 2) № 12 156, fol. 67a и № 14.532, fol. 30a. 31a (W. Wright ibid. II, p. 644a. 958a) письмо к Несторию с таким началом; „Местом в области (?) я не увлекаюсь, спокойствием, славою, седалищем возвышенным не пленяюсь, надеясь на твою святость, при помощи которой (будучи уверен в которой)"; 3) № 14.532, fol. 30a. „Из того, что было писано (Феодоритом) к пастве Константинопольской после присоединения Кирилла к Восточным" (W. Wright ibid. II, p. 958a). Точное рассмотрение и сличение самых этих сирийских рукописей (чем мы признательно обязаны любезности г. Е. W. Brooks, Esq , чрез посредство К. Н. Фаминского) вполне подтвердили наше исконное убеждение в неоригинальности этих писем, ибо 1) в первом случае дается перевод письма 83-го к Диоскору (стр. 87-93), 2) во втором – № 172 (стр. 303-304), но более согласно с редакцией пятого вселенского собора, чем Мария Меркатора, а 3) в третьем – 139-я глава Synodicon'a или (по нашему счету) № 252 (стр. 423-426).

33. Считаем не излишним заметить, что перевод этот первоначально исполнен был нами еще на студенческой скамье в 1887 г. и потом (в 1889 г.) подан в рукописи в совет Московской Духовной Академии при кандидатском сочинении о блаж. Феодорите (см. „Журналы Совета Московской Духовной Академии за 1889 г.", Москва 1890, стр. 118. 120); для настоящего издания он по возможности вновь пересмотрен вполне, при чем я немало обязан доброму содействию моего академического коллеги профессора Александра Александровича Бронзова и – особенно – моего племянника филолога Александра Василевича Попова (тогда студента С.Петербургского Историко-филологического Института, а ныне преподавателя Новомосковской прогимназии). Значит, пока единственным читателем и ценителем этой работы был наш незабвенный учитель профессор Алексей Петрович Лебедев, рассматривавший нашу кандидатскую диссертацию (см. „Журналы Совета Московской Духовной Академии за 1889 г.", стр. 118-126), – и мы питали надежду поднесением печатного издания приятно напомнить ему, как чрез 20 лет наши чувства ученической признательности только усилились до степени убежденного почтения к великому ученому подвижнику, в котором мы неизменно продолжали видеть своего наставника. К истинному горю всех деятелей и любителей церковно-богословской науки, – профессор Алексей Петрович Лебедев скончался в Москве 14-го июля 1908 года, – и теперь мы можем сими строками лишь благоговейно посвятить незабвенной памяти своего учителя наш скромный труд, возникший под его вдохновением и руководством.