Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

42. Префекту 1 Константию 2.

Если бы без всякой необходимости я стал писать вашему величию (μέγεθоς), то справедливо подвергся бы [41] осуждению в надменности, как не знающий себе меры и величия вашего достоинства. Но так как угрожает опасность, что окончательно погибнут и остатки врученного мне Богом города и страны чрез некоторых лиц, которые осмелились сделать ложные донесения относительно бывшей ревизии (έπоψίας), то я вполне уверен, что ваше великолепие (μεγαλоπρέπεια) простит смелость (моих) писем, рассудив настоятельность дела и намерение пишущего. Я стенаю и плачу, будучи принужден писать против человека, прегрешения которого нужно бы прикрывать ради имени священства 3; однако же я пишу – с целью защитить притесняемых им бедняков. Виновный во многих преступлениях, лишенный общения, – он, когда святый собор 4 еще не собрался, убоявшись решения архиерейского судилища, убежал оттуда, нарушив сознательно церковные постановления; но этим он только ясно обнаружил свое действительное намерение, презревши узы отлучения. На него возводят обвинение, не приличное даже и простым рабочим, живущим трудами рук своих: – из ненависти к знатному 5 Филиппу он напал на несчастных плательщиков податей (κατά των άθλίων συντελών). Впрочем, я считаю излишним изображать его намерения, характер его прежней жизни и множество его противозаконных поступков. Прошу ваше благородство (μεγαλоφυίαν) только об одном: – не верить лживым обвинениям его, а утвердить (податную) ревизию (την έπоψίαν), пощадить несчастных плательщиков, но также пощадить еще более несчастных декурионов (των τρισαθλίων πоλιτευόμενων), от которых требуют [42] того, чего они внести (είσπράττειν) не могут. Кто не знает тяжести распределения наших повинностей (της απоγραφής των παρ ήμίν ζυγών), из-за чего сбежало множество владельцев (оι πλειστоι των κεκτημένων), разбежались поселенцы 6 и многие владения (πоλλά των κτημάτων) сделались пустынными? Не будет ничего несообразного, – при рассуждении о земле, – воспользоваться и геометрическими доказательствами. Длина нашей страны – сорок миль 7, такова же и ширина 8. В ней множество великих гор, частью совершенно голых, частью же покрытых неплодовыми деревьями 9. На таком протяжении страны находится пятьдесят тысяч свободных от податей тягл (έλευθερικών ζυγών) и сверх сего еще десять тысяч казенных (ταμιακά). Итак, пусть ваша мудрость 10 обратит внимание на эту крайнюю несправедливость, ибо если бы даже не один клочок этой страны не оставался невозделанным и вся она была в высшей степени удобна для земледелия, – и тогда поселенцы 11 были бы крайне удручены налогами (τάς είσφυράς), не перенося тяготы обложения (της απоγραφής). Есть весьма ясное подтверждение сказанному. Ибо, когда при великолепном покойном (τоν μεγαλόπρεπоυς της μνήμης) Исидоре 12 было пятнадцать тысяч податных тягл (ζυγών χρυσοτελων), то сборщики податей (оί πράκτоρας) из приказа комита 13 не могли взыскать всего [43] (оυκ ένεγκότες την ζημίαν) и часто плакались, даже умоляли в своих прошениях занимавшего высокий ваш пост сложить с них (άπαλλάξαΐ) две тысячи пятьсот бездоходных тягл (απορων ζνγών); – и те, которым прежде твоего благородства (μεγαλоπφυίας) были вверены эти бразды, повелели передать 14 несчастным декурионам 15 эти бездоходные тягла (την απоρоν ιоυγατίωνα), а взамен их комитским сборщикам податей взять у тех (декурионов) столько же [44] (2. 500) тягл (лучших). Но даже и при этом они (декурионы) не могли доставить всего, что требовалось (податным) законом (πάντα τоν κανόνα 16 πληρоύν).

Я прощу извинения за многословие и умоляю ваше великолепие – не обращать внимания на лживые обвинения против несчастных плательщиков, удалить бедствия от несчастной страны, поднять ее падающую и оставить по себе вечную славу последующим поколениям. Об этом вместе со мною просят и все находящиеся у нас святые и особенно преподобнейший и святейший муж Божий, господин Иаков 17. Храня строгое молчание, сей последний не может писать, но молит, чтобы пришлось насладиться таким человеколюбием городу, который он и своим соседством украшает и своими молитвами ограждает.


Комментарии

1. Έπήρχω (υπάρχω), т. е. префекту. Это был гражданский сановник, управлявший одною из 4 (6) префектур. Если бы это был praefectus praetorio per Orientem, или Orientis, то туда входило 5 диоцезов: „Восток" (с 15 провинциями), Египет (с 6 провинциями), Асия (с 10 провинциями), Понт (с 10 провинциями) и Фракия (с 6 провинциями). Резиденция этого префекта была в Константинополе. См. к письму 22-му на стр. 26,1. Но здесь разумеется prafectus praetorio urbis, т. е. Константинополя, ибо этот город и еще Рим выделялись в особые префектуры. См. к письму 197 (XVII)-му.

2. Константий (или Константин), создавший разрушенные землетрясением стены Константинополя и присутствовавший на Халкидонском соборе, был префектом в конце 447 года (Marcellinus, Chronicon: Migne, lat. ser. t. LI, col. 927), почему к этому именно году нужно относить письма 42-45, 47, 197 (XVII) и 200 (XX). Ср. у † проф. Β. Β. Болотова в „Христ. Чтении" 1892 г., № 7-8, стр. 82.

3. Тильмон предполагает, что это – Афанасий Пергийский. См. о нем у Η. Π. Глубоковского, Блаж. Феодорит I, стр. 42, прим. 81.

4. Т. е. в Антиохии, при епископе Домне; см. стр. 45.

5. Περιβλεπτος = spectabilis; см. Paul Koch, Die Byzantinischen Beamtentitel (Jena 1903), S. 22-45.

6. Колоны; см. к письму 23-му на стр. 28,1.

7. Римская миля равняется 693 саженям.

8. Значит, разумеется квадрат с ребром в 40 рим. миль, или 1,600 квадратных римских миль. Вся площадь будет в 55,49 верст в длину и столько же в ширину, т. е. в 3,078,66 квадратных верст.

9. Ср. однако к письму 188-му.

10. η υμετέρα σоφία – это форма вежливости, а не титул; см. Paul Koch, Die Byzantinischen Beamtentitel (Jena 1903), S. 125.

11. Колоны; см. к письму 23-му на стр. 28,1.

12. Fl. Anthemius Isidorus был (вместе с Senator'ом) консулом в 436 году; см. Н. F. Clinton, Fasti romani I (Oxford 1845), p. 620.

13. Κоμητιανής τάξεως πράκτоρες – комиты, комиссары, посылавшиеся императором для сбора податей; τάξις – достоинство, чин, место (Migne, gr ser. t. LXXXIV: Index graecus. Col. 1022).

14. Вместо άπоλυθήναι (снять с декурионов) правильнее (по смыслу) чтение Неапольский рукописи επιβληθήναι.

15. τоυ αθλίоις παλιτευоμίνоις. Так (πоλιτευόμίνоι) назывались декурионы или куриалы, т. е. члены местных курий, выбиравшиеся из богатых землевладельцев и – на началах представительства (заместительства) – обязанные взносом податей правительству. Ради сего вся империя разделялась на известные участки (сapita); собственники их, соединяясь в общины, выделяли более богатых членов в постоянный совет (βоυλιυτήρια) судьями, а эти были ответственны за уплату податей всей общины пред „тракторами", которые, отправляясь, получали из министерства выписки (άκρόστιχоι, κατάστιχоί) с обозначением платежных тягл (ζευγάρων) со столбцами (στίχоς) владельцев. Учет податей производился по писцовым книгам (ισоκώδικоν), и каждый кадастр – по закону – должен бы иметь силу в течении индиктиона (15-ти лет), после чего податные списки (αι δημоσίαι άπоγρоφαί) проверялись дозорщиками, приправщиками, писцами (ορθωται, επоπται, εξισωται, αντιγραφείς), хотя это требование никогда не соблюдалось строго. Понятно, что положение выборных декурионов было очень тяжелое, – и они, разбегаясь из курий, перечислялись в разряд чиновной аристократии (honorati, άξιωματικоί), чем был нанесен первый удар муниципальному устройству или местному самоуправлению (см. Г. Финлей, Греция под римским владычеством, стр. 198-199. Проф. Н. А. Скабаланович, Византийское государство и церковь в XI веке, стр. 236 сл. 270 сл.). Это ясно из самого письма Феодорита, но необходимо помнить еще и то, что подати взимались как натурою, так и золотом, а ценность последнего росла страшно, и в правление Феодосия II (Младшего) отношение серебра к золоту равнялись 1: 18, между тем при Валентиниане I было 1: 14 2/5, т. е. за неполную четверть века золото возвысилось в цене больше, чем на 1/5. Куриалы не могли сводить концы с концами и, попадая в кабалу земельным магнатам путем займов, беднели, другие же наперед бросали свои хозяйства и шли в чиновники (см. у М. Белоруссова, Колонат, Варшава 1903, стр. 65-66).

16. Это оброк натурой, а иногда и деньгами.

17. См. о нем у блаж. Феодорита, История Боголюбцев, гл. 21, Спб. 1853, стр. 161-184, и ср. к письму 200-му.