Главная   А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  Документы
Реклама:

151. Феодорита к монахам Евфратисии, Озроины, Сирии, Финикии и Киликии 1.

I. «Когда я смотрю на настоящее положение церкви и недавно восставшую против священного корабля [234] бурю, сильные вихри, нападение волн и глубокий мрак и, сверх сего, споры моряков, состязания гребцов, опьянение кормчего, одним словом, на это безвременье злоб; – тогда я вспоминаю плачи Иеремии и вместе с ним восклицаю: чрево мое, чрево мое болит мне, и чувства сердца моего смущает душа моя, терзается и сердце мое (Иер. IV, 19), и прошу источники слез (Иер. IX, 1), чтобы влагою глаз избавиться от великого облака печали. Ибо при такой лютой непогоде должны восстать кормчие, которые бы состязались с бурею, заботились о спасении корабля, молением и искусством положили конец бедствиям вследствие возникших между корабельщиками споров, успокоили моряков, заставили прекратить ссоры между собою и с кормчими и побудили молить Владыку моря, чтобы своим мановением Он переменил все печальное. Однако же никто не хочет делать чего-либо подобного, но, как во время ночной битвы, не узнавая друг друга и оставив врагов, мы тратим все свои стрелы против себя самих и раним сотоварищей точно врагов. ««Стоящии вблизи насмехаются над нашим опьянением 2, пользуются нашими несчастиями и радуются, видя, что мы пожраны сами собою 3. [235]

II. ««Причиною этого те, которые старались повредить апостольскую веру, дерзали к евангельским догматам присоединить чуждое учение, приняли нечестивые «главы» 4, посланные с анафемою в царствующий город, и утвердили, согласно своему решению, своими подписями то, что очевидно произошло от горького корня Аполлинария; а они «главы'' содержат нечестие Ария и Евномия, и, – если кто захочет глубже посмотреть, – они не чужды нечестия и Валентина и Маркиона. Ибо в первой «главе» он (автор «глав» – Кирилл Александрийский) выбросил совершенное ради нас домостроительство, уча, что Бог-Слово не принял человеческого естества, но Сам переменился в плоть, и проводя в качестве догмата такое учение, что вочеловечение Спасителя нашего было совершено не истинно, но мнимо и воображательно; а это суть порождения нечестия Маркиона, Манеса и Валентина. Во второй же и третьей «главе», как бы забыв то, что изложил в начале, он (Кирилл) вводит единство по ипостаси и слияние по природному единству, уча, что чрез эти наименования совершено некоторое влияние и смешение божественного естества и образа раба; – это есть плод еретического новшества Аполлинария. В четвертой «главе» он (Кирилл) отвергает разделение евангельских и апостольских изречений и не допускает принимать, – согласно учению православных отцов, – в отношении к божественному естеству те выражения, которые приличествуют Богу, а более уничижительные и по-человечески сказанные относить и прилагать к человечеству; – и в этом здраво мудрствующие [236] могут находить родство с нечестием: – ибо Арий и Евномий, называя Единородного Сына Божия творением, произведенным из несуществующего и рабом, дерзнули прилагать то, что сказано Владыкою Христом уничиженно и по-человечески, к Его божеству, стараясь показать Его чуждым существу Отца и потому неподобным (Ему). Сверх сего, – скажу кратко, – он (Кирилл) говорит, что само бесстрастное и неизменяемое божество Христа страдало и пригвождено было ко кресту и умерло; а это превосходит (безумие) и Ария и Евномия: – ибо и те, которые дерзают называть Творца всяческих и Устроителя тварью, не впали в такое нечестие. Он хулит еще и Святого Духа, говоря, что Он не от Отца исходит, – по слову Господа (Иоан. XV, 26), – но имеет бытие от Сына; – тут он (Кирилл) есть плод семян Аполлинария; он приближается (здесь) и к злостному возделыванию Македония 5.

Таковы порождения Египтянина (Кирилла Александрийского), злостного отца поистине более злостные потомки. Тогда как те, которым вверено врачевство душ, должны были или сделать их – уже зачавшихся – недоносками, или тотчас по рождении уничтожить, как пагубных и весьма вредных для нашей природы, – они, как «благородные люди», питают их и считают очень достойными попечения на гибель как себе, так и другим, которые позволяют себе внимать им»«.

III. Мы же стараемся в целости хранить отеческое наследие и веру, которую приняли, в которую крещены и крестим, продолжаем держать неприкосновенною и неповрежденною и 6 «исповедуем [237] Господа нашего Иисуса Христа совершенным Богом и совершенным человеком, из разумной души и тела, родившимся прежде веков от Отца по божеству, а в последние дни ради нас и ради нашего спасения – от Марии Девы 7, – одного и того же единосущным Отцу по божеству и единосущным нам по человечеству: ибо совершилось соединение двух естеств. Посему мы исповедуем одного Христа, одного Сына, одного Господа» 8, так как не разрушаем соединения, но веруем, что оно было неслиянное, следуя тому, что говорит Господь иудеям: разорите церковь сию, и треми денми воздвигну ю (Иоан. II, 19). Если бы было слияние и смешение и из двух естеств образовалось одно, то тогда нужно бы сказать: «разорите Меня, и треми денми воздвигну Себя». Но, показывая, что одно Бог по природе, другое – храм, а оба – один Христос, Он (Господь) говорит: разорите церковь сию, и треми денми воздвигну ю, ясно научая, что разрушаемое – не Бог, но храм. И только естество последнего принимает разрушение, сила же первого (божества) воздвигает разрушаемое.

IV. Мы исповедуем Христа Богом и человеком, последуя божественным Писаниям. Что Господь наш Иисус Христос есть Бог, об этом восклицает блаженный Евангелист Иоанн: В начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово. Сей бе искони к Богу. Вся тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть (Иоан. I, 1-3); и еще: бе свет истинный, иже просвещает всякого человека, грядущаго в мир (ст. 9). И сам Господь отчетливо [238] научает сему, говоря: видевый Мене, виде Отца Моего 9 (Иоан. XIV, 9); равно: Аз и Отец едино есма (Иоан. X, 30); и: Аз во Отце, и Отец во Мне 10 (Иоан. XIV, 10). И блаженный Павел в послании к Евреям говорит: Иже сый сияние славы и образ ипостаси Его, нося же всяческая глаголом силы Своея (Евр. I, 3) 11. В послании к Филиппийцам он (Павел) говорит: Сие да мудрствуется в вас, еже и во Христе Иисусе: Иже во образе Божии сый, не восхищением непщева быти равен Богу. но Себе умалил, зрак раба приим (Филипп. II, 5-7). В послании к Римлянам: Их же отцы, и от них же Христос по плоти, сый над всеми Бог благословен во веки. Аминь (Рим. IX, 5). В послании к Титу: Ждуще блаженного упования, и явления славы великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа (Тит. II, 13). И Исаия восклицает: Яко Отроча родися нам, Сын и дадеся нам, Его же началство на раме Его: и нарицается имя его: велика совета Ангел, Чуден, Советник, Бог крепкий, Властелин, Князь мира, Отец будущего века (Иса. IX, 6); и в другом месте он говорит: в след Тебе пойдут связани узами ручными, и в Тебе помолятся: яко в Тебе Бог есть, и несть Бога разве Тебе. Ты бо еси Бог, и не ведехом, Бог Израилев Спас (Иса. XLV, 14-15). Α имя «Еммануил» означает и Бога и человека, ибо оно, – по учению Евангелия (Матф. I, 23), – значит: с нами Бог, т. е. Бог в человеке, Бог в нашем естестве. И божественный Иеремия предрекает, говоря: Сей Бог наш, не вменится ин к Нему. Изобрете всяк путь хитрости, и даде ю Иакову отроку своему, и Израилю возлюбленному от него. Посем [239] на земли явися, и с человеки поживе (Вар. III, 36-38). Можно бы привести бесчисленное количество и других изречений и из божественных Евангелий и из апостольских писаний и из пророческих предсказаний, – изречений, показывающих, что Господь наш Иисус Христос есть истинный Бог.

V. Α что Он по вочеловечении называется и человеком, – этому учит сам Господь, рассуждая с иудеями и восклицая (Иоан. X, 40): что Мене ищете убити, – человека, иже истину глаголах? – и блаженный Павел в первом послании к Коринфянам, – говоря: понеже бо человеком смерть бысть, и человеком воскресение мертвых (1 Кор. XV, 21). И, показывая, о ком он (Павел) говорит, он изъясняет сказанное такими словами: яко же бо о Адаме вси умирают, такожде и о Христе вси оживут (ст. 22). Подобно сему он говорит и в послании к Тимофею: един есть Бог, един и ходатай Бога и человеков человек Иисус Христос (1 Тим. II, 5). И в Деяниях, в речи к собранию Афинян, он говорит: лета убо неведения презирая 12 Бог, ныне повелевает человеком всем всюду покаятися: зане уставил есть день, в оньже хощет судити вселенней в правде, о муже, егоже предустави, веру подая всем, воскресив его от мертвых (Деян. XVII, 30. 31). И блаженный Петр, рассуждая с иудеями, говорит: мужие Израильстии, послушайте словес сих: Иисуса Назореа, мужа от Бога извествована в вас знамении и чудесы и силы 13, яже Бог 14 сотвори тем (Деян. II, 22). И пророк Исаия, предсказывая страдания Владыки Христа, которого незадолго пред [240] сим наименовал Богом, называет Его человеком, говоря: человек в язве сый, и ведый терпети болезнь, сей грехи наша носит, и о нас болезнует (Иса. LIII, 3. 4). Собрав и другие, согласные с этими, свидетельства из святого Писания, я изложил бы их в этом письме, если бы мне не было известно, что ваше богочестие проводит жизнь в занятии божественными словесами, подобно ублажаемому в псалмах человеку (Псал. I, 2). Посему, предоставляя вашему трудолюбию собирание этих свидетельств, перехожу к сущности дела.

VI. Итак, мы исповедуем Господа нашего Иисуса Христа истинным Богом и истинным человеком, не на два лица разделяя единого, но веруем, что неслиянно соединились два естества. При таком понимании нам легко будет опровергнуть многообразное хуление еретиков; ибо велико и различно заблуждение восстававших против истины, как это мы сейчас покажем. Маркион и Манес утверждали, что Бог-Слово не воспринял человеческого естества, и не веровали, что Господь наш Иисус Христос родился от Девы, но (полагали), что сам Бог-Слово представлялся в человеческом виде и являлся, как человек, более призрачно, чем истинно. Валентин же и Вардесан принимают рождение, но отрицают восприятие нашего естества, говоря, что Сын Божий воспользовался Девою, как бы некоторым каналом 15. Α Савеллий Ливийский, Фотин, Маркелл Галатийский и Павел Самосатский говорят, что от Девы родился простой человек, а что Христос предвечный есть Бог, – это они прямо отрицают. Арий и Евномий утверждают, что Бог-Слово воспринял от Девы только одно тело. Аполлинарий же присоединяет к телу и неразумную душу, как [241] будто вочеловечение Бога-Слова было ради неразумных, а не разумных. Учение же Апостолов поучает, что совершенный человек был воспринят совершенным Богом, ибо это означают слова: Иже во образе Божии сый зрак раба приим (Филипп. II, 6-7); так как здесь слово «образ» употреблено в значении естества и сущности, то ясно, что это будет равняться выражению, что имеющий естество Бога принял естество раба. Посему мы, состязаясь с первыми изобретателями нечестия – Маркионом, Манесом и Валентином, – стараемся показать из божественных Писаний, что Владыка Христос не только Бог, но и человек. Α чтобы незнающим ясно представить полную негодность Ария, Евномия и Аполлинария касательно домостроительства, мы раскрываем из божественных изречений Духа, что воспринятое естество есть естество совершенное. Далее, нечестие Савеллия, Фотина, Маркелла и Павла мы изобличаем, приводя во свидетели божественное Писание и показывая, что Владыка Христос не только человек, но и предвечный Бог и единосущный Отцу. Что Он воспринял разумную душу, – об этом говорит сам Господь: Ныне душа Моя возмутися: и что реку? Отче, спаси мя от часа сего: но сего ради приидох на час сей (Иоан. XII, 27); и еще: прискорбна есть душа Моя до смерти (Матф. XXVI, 38); и в другом месте: область имам положити душу Мою, и область имам паки прияти ю: никтоже возмет ю от Мене (Иоан. X, 18). И Ангел сказал Иосифу: поими отроча и матерь его, и иди в землю Израилеву, изомроша бо вси 16 ищущии души отрочате (Матф. П, 20). Так же и Евангелист: Иисус же преспеваше возрастом и премудростию и благодатию у Бога и человек (Лук. II, 52), а [242] преуспевает возрастом и премудростию не божество, всегда совершенное, но человеческое естество, во времени и происшедшее и возраставшее и совершенствовавшееся 17.

VII. Итак мы утверждаем, что все человеческое Господа Христа, т. е. голод, жажда, утомление, сон, страх, пот, молитва, неведение и все подобное принадлежат нашему начатку, восприняв который Бог-Слово соединил с Собою, совершая наше спасение. Но мы веруем, что хождение хромых, воскрешение мертвых, изобилие (умножение) хлебов, превращение воды в вино и все другие чудотворения суть дела божественной силы. Посему я утверждаю, что Сам Владыка Христос и страдал и страдания уничтожал, – страдал по естеству видимому, а разрушал страдания по неизреченно обитавшему (в Нем) божеству. Это ясно раскрывает и история священных Евангелий. Мы узнаем оттуда, как возлежащий в яслях и повитый пеленами возвещается звездою, принимает поклонение от волхвов и воспевается Ангелами, и благочестиво рассуждаем, что рубище и пелены и отсутствие колыбели и великая скудость принадлежат человечеству; пришествие же волхвов и путеводительство звезды и хор Ангелов возвещают божество скрывавшего его в себе. Так, Он убегает в Египет и своим бегством избавляется от бешенства Иродова, ибо был человеком; но Он же, – по пророку (Иса. XIX, 1) 18, – потрясает (ниспровергает) идолов египетских, так как был Богом. Обрезывается, соблюдает закон и [243] приносит жертву очищения, ибо произрос от корня Иессеева (Иса. XI, 1). Он был под законом как человек, но потом разрушил закон и дал новый завет, потому что был законодатель и сам обещал чрез пророков дать его. Он крестился от Иоанна: – это показывает человеческое естество. Но Он свидетельствуется Отцом и показывается Духом: – это возвещает предвечное (Его) естество. Он алкал, но и многие тысячи насыщал пятью хлебами: – последнее – божественное, а первое – человеческое дело. Он жаждал и просил воды, но был источником жизни: – первое относится к человеческой немощи, второе к божественной силе. Он спал на корабле, но утишил бурю морскую (Матф. VIII, 24 сл. Марк. IV, 38 сл. Лук. VIII, 23 сл.): то – проявление страстного естества, это же – естества творческого, устрояющего и всему дающее бытие. Он утомлялся во время пути (Иоан. IV, 6), но делал хромых быстроногими и восставлял мертвых из гробов: последнее относится к вышемирной силе, а первое – к нашей немощи. Он боялся смерти (Матф. XXVI, 38 сл. Марк. XIV, 34 сл. Лук. XXII, 42 сл.), но разрушил смерть: – то являет смертное, это же показывает бессмертное или, – лучше, – животворящее. Он распят, – по слову блаженного Павла (2 Кор. XIII, 4), – в немощи, но жив силою Божиею, по свидетельству того же Апостола (2 Кор. XIII, 4). Пусть же имя «немощь» научит, что Он был взят не как всемогущий, неописуемый, непреложный и неизменяемый, но что оживотворенное силою Божией естество, – по учению Апостола, – умерло и было погребено: то и другое относится к образу раба. Он сокрушил врата медные и вереи железные сломил (Псал. CVI, 16), разрушил власть смерти и в три дня воздвиг Свой храм: – все это дает знать образ Божий, по выражению Господа: разорите церковь [244] сию, и треми денми воздвигну ю (Иоан. П, 19). Так в одном Христе чрез страдания усматриваем человечестве, а чрез чудотворения разумеем Его божество 19. Мы не разделяем двух естеств на двух Христов 20 и признаем, что Бог-Слово родился от Отца, а наш начаток воспринят от семени Аввраама и Давида. Посему и блаженный Павел, рассуждая об Аврааме, говорит: не глаголет: и семенем, яко о мнозех, но яко о едином: и семени твоему: иже есть Христос (Гал. III, 16). И Тимофею он пишет: поминай Иисуса Христа воставшаго от мертвых, от семени Давидова, по благовествованию моему (2 Тим. Н, 8). И в послании к Римлянам он говорит: о Сыне Своем, бывшем от семени Давидова по плоти (Рим. I, 3); и еще: их же отцы, и от них же Христос по плоти (Рим. IX, 5). И Евангелист: книга родства Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамля (Матф. I, 1). И блаженный Петр в Деяниях говорит: пророк сый Давид, и ведый, яко клятвою клятся ему Бог, от плода чресл Его воздвигнути Христа, и посадити на престоле Его, предвидев глагола о воскресении Его (Деян. II, 30-31). И Бог говорит Аврааму: о семени твоем благословятся вси языцы земнии (Быт. XXII, 18). Также и Исаия: изыдет жезл от корене Иессеова, и цвет от корене взыдет: и почиет на Нем Дух премудрости и разума, Дух совета и крепости, Дух видения и благочестия: Дух страха Божия исполнит [245] его (Иса. XI, 1-3); и немного ниже он говорит: и будет корень Иессеов, и восстаяй владети языки, на Того языцы уповати будут: и будет покой его – честь (ст. 10). Из сказанного ясно, что Христос по плоти есть потомок Авраама и Давида и что Он воспринял свойственное им естество, по божеству же Он есть предвечный Сын Божий и Слово, неизреченно и недоступным для человеческого понимания способом родившийся от Отца и совечный Ему, как сияние и образ и Слово. Ибо как слово неотделимо от разума и сияние от света, так и Единородный Сын от Своего Отца. Посему мы говорим, что Господь наш Иисус Христос есть единородный Сын Божий и первенец: – Единородный и прежде вочеловечения и по вочеловечении, первенец же после рождения от Девы, ибо, кажется, имя «первенец» (перворожденный) противоположно имени «Единородный», так как единородным называется единственный рожденный от кого-либо, первенцем же – первый из многих братьев. И божественное Писание говорит, что Бог-Слово только один родился от Отца, а первенцем соделался Единородный лишь после того, как он воспринял от Девы наше естество и удостоил верующих в Него называть Своими братьями (Мар. III, 34-35, Евр. II, 11-13), – что тот же самый есть Единородный, поскольку Он Бог, и первенец, насколько Он человек.

VIII. Таким образом, исповедуя два естества, мы покланяемся одному Христу и приносим Ему одно поклонение. Мы веруем, что соединение произошло во чреве Девы с самого зачатия; посему и Святую Деву называем и Богородицею и человекородицею, так как и сам Владыка Христос называется божественным Писанием и Богом и человеком, а равно и Еммануилом, что возвещает соединение [246] двух естеств. Если же мы исповедуем и говорим, что Христос Бог и человек, то кто настолько глуп, чтобы избегать наименования «человекородица», когда оно полагается вместе с наименованием «Богородица»? Ведь если мы усвояем два наименования Владыке Христу, чрез Коего Дева почитается и именуется «благодатною» (Лук. I, 28), то кто, будучи в здравом уме, будет запрещать от наименований Спасителя заимствовать наименование Девы, которая ради Его прославляется верующими? Ибо не рожденный от Нее становится досточтимым ради Нее, но сама Она украшается величайшими наименованиями ради рожденного от Нее.

Посему, если Христос только Бог и получил начало бытия от Девы, – в таком случае пусть Дева именуется и называется только Богородицею, как родившая Бога по естеству. Если же Христос есть вместе Бог и человек и был вечен ( – ибо Он не начинал быть, так как совечен Родившему – ), в конце же времен произрос от человеческого естества; – то желающий признавать догматами и первое и второе пусть прилагает к Деве эти наименования, показывая, какие из них приличествуют естеству и какие соединению. Если бы кто-либо захотел говорить панегирически, слагать гимны и произносить похвалы и пожелал по необходимости воспользоваться почетнейшими наименованиями, не рассуждая догматически, – как я сказал, – но превознося и удивляясь величию таинства: – тот пусть исполняет свое желание, пусть употребляет великие наименования, пусть восхваляет и удивляется! Мы, конечно, находим много такого у православных учителей, но пусть во всем почитается умеренность. Я хвалю сказавшего, что «умеренность – лучше всего» 21, хотя он и не принадлежал к нашему стаду. [247]

IX. Таково исповедание церковной веры, таков догмат учения евангельского и апостольского, за который мы, – конечно, при содействии благодати Божией, – не откажемся умереть трижды и вообще много раз. Этому же мы ревностно и небоязненно учили заблуждающихся ныне и многократно вызывали их на рассуждение, стараясь показать им истину, но не убедили их: ибо, боясь очевидности изобличений, они избегали состязаний, так как ложь по истине гнила (бессильна) и неразлучна с мраком: «всяк бо, – говорит Спаситель (Иоан. III, 20), – делаяй злая, не приходит к свету, да не обличатся светом 22 дела его». Итак, поелику, много потрудившись, мы не убедили их признать истину, то мы удалились к своим церквам 23, пораженные скорбью и радостью: радостью – по причине своей непогрешности, скорбью же – по причине порчи многих членов.

X. Посему я прошу вашу святость усердно умолять за нас человеколюбивого Владыку и взывать к Нему. «Пощади, Господи, народ Твой и не предай наследия Твоего на поругание (Иоил. II, 17). Упаси нас, Господи, чтобы мы не сделались такими, как из начала, когда Ты (как бы) не владычествовал над нами и когда не именовалось имя Твое у нас (Иса. LXIII, 19). Виждь, Господи, что мы сделались [248] посмешищем у соседей наших, поруганием и посрамлением у окружающих нас (Псал. LXXVIII, 4), потому что злые догматы вошли в наследие (Твое и) осквернили святой храм Твой (Псал. LXXVIII, 1), так что при виде наших бедствий возрадовались дочери иноплеменников (2 Цар. I, 20), поелику мы, бывшие некогда согласными и единомысленными 24, разделились на многие языки. Господи, Боже наш, даруй нам мир, который мы потеряли, презревши Твои заповеди. Господи, кроме Тебя мы не знаем иного, имя Твое именуем (Иса. XXVII, 12-13); сотвори обоя едино и средостение ограды, – возникшее нечестие, – разрушь (Ефес. II, 14). Созидающий Иерусалим и собирающий изгнанников Израиля (Псал. CXLVI, 2. Иса. LVI, 8), совокупи нас друг с другом в новый Израиль; да будем опять одним стадом (Иоан. X, 16) и будем все пастись Тобою (Псал. XXII, 11): ибо Ты пастырь добрый, полагающий жизнь Свою за овец (Иоан. X, 11). Восстань, что спишь, Господи? Пробудись и не отринь навсегда (Псал. XLIII, 24). Запрети ветрам и морю и даруй Церкви Твоей мир и избавление от волн» (Матф. VIII, 26. Мар. IV, 39. Лук. VIII, 24. Псал. CVI, 29. 88 10). Это и подобное сему прошу взывать к Богу всяческих, ибо, – как благой и человеколюбивый, всегда исполняющий хотение боящихся Его, – Он услышит моление ваше, рассеет настоящую тьму, мрачнейшую египетской казни, подаст Свою любезную тишину, соберет рассеянных и возвратит изгнанных. И снова услышится «глас радости и спасения в селениях праведников» (Псал. CXVII, 15), а тогда и мы воскликнем к Нему (Богу): возвеселихомся за дни в няже смирил ны еси, лета в няже [249] видехом злая (Псал. LXXXIX, 15). Вы же, удостоившись получить просимое, воспевая Его, станете говорить: Благословен Бог, Иже не остави молитву нашу и милость Свою от нас (Псал. LXV, 20) 25. Ему слава во веки. Аминь (Рим. XI, 36. АИИ, 26).

XI. О том, что и после вочеловечения Господь наш Иисус Христос есть единый Сын.

Составившие клеветы против нас утверждают, будто мы разделяем на двух сынов одного Господа нашего Иисуса Христа. Мы же настолько далеки от подобного образа мыслей, что и осмеливающихся говорить это считаем виновными в нечестии. Ибо мы научены божественным Писанием покланяться одному Сыну, Господу нашему Иисусу Христу, Единородному Сыну Божию, вочеловечившемуся Богу-Слову; посему одного и того же исповедуем и предвечным Богом и человеком, сделавшимся таковым в конце дней ради спасения людей, но сделавшимся человеком не по превращению божества, но по восприятию человечества, ибо Он имеет божественное естество непреложное и неизменное, как и предвечно родивший Его Отец, – и все, что ни помыслил бы кто-либо в сущности Отца, он в полности найдет это и в сущности Единородного, так как от той сущности (т. е. Отца) рожден Последний. Поучая сему, Господь говорит Филиппу: видевый Мене, виде Отца (Иоан. XIV, 9), и опять в другом месте: вся, елика имать Отец, Моя суть (Иоан. XVI, 15); и в ином месте: Аз и Отец едино есма (Иоан. X, 30). [250] Можно бы подыскать бесчисленное количество и других свидетельств, показывающих, что сущность Отца и Сына одна и та же.

Он не сделался Богом, но был, ибо в начале бе Слово, и Слово бе к Богу, и Бог бе Слово (Иоан. I, 1). Человеком же Он не был, но стал, – стал, воспринявши наше естество; и об этом говорит блаженный Павел: Иже во образе Божий сый, не восхищением непщева быти равен Богу, но Себе умалил, зрак раба приим (Филипп. II, 6-7); и еще: не от Ангел бо когда приемлет, но от семене Авраамова приемлет (Евр. II, 16); и опять: понеже убо дети приобщишася плоти и крови, приискренне и Той 26 приобщися тех же (Евр. II, 14). Так, Он был страстным и бесстрастным, смертным и бессмертным: – страстным и смертным, как человек, бесстрастным же и бессмертным, как Бог. Как Бог, Он воскресил Свою умершую плоть, ибо вот Его слова: разорите церковь сию, и треми денми воздвигну ю (Иоан. II, 19); а как человек, Он был страстным и смертным прежде страдания, ибо по воскресении Он и как человек имеет бесстрастие, бессмертие и нетление и сияет божественными лучами (испускает богоприличные лучи), не превратившись по плоти в естество божества, но сохраняя отличительные особенности человечества и имея не неописуемое тело ( – поелику это свойственно только божественному естеству – ), а оставив его в прежнем описании. Поучая сему, Он и по воскресении Своем говорил ученикам: видите руце Мои и нози Мои, яко Сам Аз есмь: осяжите Мя и видите: яко дух плоти и кости не имать, якоже Мене видите имуща (Лук. XXIV, 39). Будучи видим таким образом, Он вознесся на небо; так обещал опять [251] придти (Деян. I, 11); так увидят Его и распявшие: воззрят – говорит (Евангелист), – нань, Его же прободоша (Иоан. XIV, 37).

Посему мы покланяемся одному Сыну, усматриваем в Нем совершенными оба естества – и принявшее и воспринятое, и то, которое от Бога, и то, которое от Давида. Поэтому же Он называется и Сыном Бога живого (Матф. XVI, 16) и сыном Давида, так как каждое естество имеет соответствующее название. По тому же самому и божественное Писание называет Его и Богом и человеком, а равно и блаженный Павел восклицает: един Бог, един и ходатай Бога и человеков человек Христос Иисус, давый Себе избавление за всех (1 Тим. II, 5. 6). Но, назвавши Его в этом месте человеком, в другом он (Павел) именует Его Богом: ждуще, – говорит он здесь (Тит. II, 13), – блаженного упования, и явления славы великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа. И еще в ином месте он прилагает к Нему одновременно оба наименования, ибо говорит: от них же Христос по плоти, сый над всеми Бог 27 во веки. Аминь (Рим. IX, 5); одного и того же он назвал тут и происшедшим по плоти от иудеев и над всеми Богом, как Бога. Так, и пророк Исаия, сказавши: человек в язве сый, и ведый терпети болезнь, сей грехи наша носит, и о нас болезнует (Иса. L III. 3. 4), немного ниже (ст. 8) присовокупил: род Его кто исповесть? Это относится уже не к человеческому, но к божественному. Так, и чрез Михея Бог говорит: И ты Вифлееме, земле Иудова, ничим же менши еси во владыках Иудовых: из тебе бо изыдет вождь. иже упасет люди Моя Израиля 28. И исходи его из [252] начала от дней века (Мих. II, 2). Словами: из тебе бо мне изыдет вождь он показал домостроительство вочеловечения, а прибавлением: исходи Его из начала от дней века открыл родившееся прежде веков от Отца божество.

Будучи научены сему божественным писанием и нашедши, что учители Церкви, блистающие в различных местах, мыслят то же самое, – мы стараемся хранить неповрежденным наследие, которое получили, и покланяемся одному Сыну Божию, как одному Богу Отцу и одному Духу Святому, но, конечно, признаём и различие плоти и божества. И как тех, которые разделяют на двух сынов одного Господа нашего Иисуса Христа, мы признаем уклоняющимися от пути, проложенного святыми Апостолами, точно так же и о говорящих, что божество Единородного и человечество сделались одним естеством, утверждаем, что они совратились к другой пропасти. Это мы мыслим, это проповедуем, за эти догматы боремся.

Α что говорящие, будто мы чтим двух сынов, клевещут, – ясное свидетельство этого дела. Ибо приходящих ко всесвятому крещению мы учим изложенный в Никее вере, – совершая таинство пакибытия (возрождения), крещаем верующих во имя Отца и Сына и Святого Духа, произнося отдельно каждое наименование 29, и, отправляя постоянно богослужение в церквах, обыкновенно славим Отца; и Сына и Святого Духа, – не сынов, но Сына. Посему, если мы говорим о двух сынах, то кто прославляемый нами и кого мы оставляем не почтенным? Ведь мы не впали в такое безумие, чтобы, говоря о двух сынах, мы не воздали бы другому никакой чести 30. [253]

Отсюда очевидно, что то есть клевета, ибо мы покланяемся одному Сыну Единородному, вочеловечившемуся Богу-Слову, а Святую Деву называем Богородицею, так как она родила Еммануила, что значит: с нами Бог (Матф. I, 23). И пророк, предсказав об Еммануиле, немного ниже опять написал о Нем: Отроча родися нам, Сын и дадеся нам, Его же началство на раме Его: и нарицается имя Его: велика совета Ангел, Чуден, Советник, Бог крепкий, Властелин, Князь мира, Отец будущего века (Иса. IX, 6). Если рожденный от Девы младенец называется Богом крепким, то по справедливости и родившая именуется Богородицею: ибо родившая участвует в чести рожденного и есть Дева и Матерь Владыки Христа, как человека, и в то же время раба (Лук. I, 38) Его, как Господа, Творца и Бога.

По причине этого различия выражений божественный Павел говорит о Нем: без отца, без матери, без родословия, не имеющий ни начала дней, ми конца жизни (Евр. VII, 3). Он без отца по человечеству, ибо, как человек, рожден от одной только матери; Он без матери, как Бог, ибо рожден от одного только вечного Отца, – и без родословия, опять как Бог, а, как человек, Он имеет родословие. Книга родства, – говорит Евангелист (Матф. I, 1), – Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамля. Указывает родословие Его и божественный Лука (III, 23 сл.). Точно так же, как Бог, Он не имеет ни начала дней, ибо родился прежде веков, ни конца жизни, ибо имеет бессмертное и бесстрастное естество. Но, как человек, Он имел начало дней, ибо родился при Августе Кесаре, имел и конец жизни, ибо был распят при Тиверие Кесаре. Ныне же, как я сказал (стр. 250), Он имеет и человеческое естество [254] бессмертным, и, как вознесся, опять так же приидет по слову Ангелов, которые сказали: сей Иисус вознесыйся от вас на небо, такожде приидет, им же образом видесте Его идуща на небо (Деян. I, 11).

Такое учение преподали нам божественные пророки, такое же и лик святых Апостолов, такое же и славные на Востоке и Западе святые: – знаменитый Игнатий, принявший достоинство архиерейства десницею великого Петра и за исповедание Христа сделавшийся пищею диких зверей; великий Евстафий, первенствовавший на собиравшемся (в Никее) соборе и за свою горячую ревность о благочестии принужденный жить в изгнании; это же самое учение возвещал и Мелетий, претерпевший одинаковые (с Евстафием) страдания, ибо и он трижды был изгоняем из своей паствы за апостольские догматы; это же учение (возвещал) и Флавиан, украсивший тамошний (Константинопольский) престол; это же учение (возглашал) Ефрем, орган божественной благодати, который оставил нам много полезного в своих сочинениях на сирийском языке; и славный Киприан, правивший Карфагеном и всею Ливией и принявший за Христа смерть от огня, и Дамас, управлявший великим Римом, и Амвросий, украсивший трон Медиоланский, – все они сохраняли это же (учение) в своих сочинениях и проповедях на латинском языке. И великие светильники Александрийские, Александр и Афанасий, и одинаково с ними мыслящие за это же претерпели воспеваемые всеми опасности. Эту же пищу подавали своим пасомым и великие учители царствующего града, – Григорий, блестящий защитник благочестия, Иоанн, учитель вселенной, и Аттик, принявший и предстоятельство и учение их. Василий, светлейший светильник благочестия, и Григорий (Нисский), гордившийся одними родителями, и Амфилохий, чрез того (Василия) [255] получивший дар архиерейства, не только своим людям приносили это учение, но и нам доставили пользу своими сочинениями. Но мне не достало бы дня перечислять Поликарпа и Иринея, Мефодия и Ипполита и других учителей Церкви. Посему кратко говорим, что мы следуем божественным словесам и всем тем святым: ибо, по благодати Духа, погрузившись в глубины богодухновенного Писания, они познали его мысль и представили ее ясно для желающих научиться. И различие языков не произвело различия догматов, так как они были ключами (κρоυνоι) благодати божественного Духа, получая воду из одного и того же источника.


Комментарии

1. Значительная часть этого письма, заключенная нами в кавычки, была читана на Разбойничьем соборе 448 г. (Martin. Actes, p. 103-119; Hoffmann, S 46-53. Perry, p. 218-240 263-271). Здесь отрывок этот обозначается так: «список письма, которое Феодорит писал монахам против благочестивого епископа Кирилла и против святого и вселенского Ефесского собора», а пресвитер Пелагий выражается, что это «томос, который Феодорит составил против первого святого вселенского собора, собиравшегося здесь (в Ефесе), и против сочинений блаженного Кирилла». Незначительная выдержка, помещенная между двойными кавычками, была прочитана и на пятом вселенском соборе (Деян. V, стр. 221-223; по 3-му изд., стр. 114-115), в качестве извлечения из послания Феодорита, «написанного им в монастыре, против святого Кирилла». Разночтения и дополнения всех этих списков указываются под строкой.

2. Деян. V, стр. 221 (по 3-му изд., стр. 114): «над нашею битвой».

3. Кроме манускрипта № 14.530 (Сирийских актов Разбойничьего собора), следующая часть, – в совершенно одинаковой версии, – находится еще в ман. № 12.155 (f. 112 b 2) под таким заглавием: «отрывок из томоса Феодорита, прочитанного на соборе. Извлечение начинается с того места, где он (Феодорит) говорит против Кирилла и собора, который, приняв его (Кирилла) главы, осудил Нестория». Другая, отличная от названных версий, редакция находится в ман. № 14602 (f. 97a, 1, 2).

4. Сирийский перевод добавляет: Кирилла.

5. Сирийская версия: Маркиона.

6. Дальнейшие слова (см. Martin, Actes, р. 106; Hoffmann, 8. 47,38 – 48.5; Perry, р. 223. 264-265) почти буквально совпадают с так называемым «Антиохийским вероизложением».

7. Сирийская версия прибавляет: по человечеству.

8. Ср. с этими словами блаж. Феодорита «Антиохийский символ» в письме 266 (гл. 17), внесенный св. Кириллом и в примирительное послание к Иоанну Антиохийскому (см. Деяния вселенских соборов, т. II, стр. 375; по 2-му изд. Казань 1893, стр. 149).

9. У блаж. Феодорита прибавлено μоυ.

10. Блаж. Феодорит опускает εατιν.

11. Сирийская версия: силою глагола (Слова-Логоса) Своего.

12. Слово: υπεριδών сирийский переводчик понимает в другом смысле: Sch'baqоставляя без призора.

13. Перестановка – особенность чтения блаж. Феодорита.

14. Так и в некоторых кодексах и переводах и у церковных писателей.

15. Подчеркнутые слова сирийский переводчик опускает.

16. Вставка – особенность чтения блаж. Феодорита.

17. К этому отделу ср. «Послание Льва к Флавиану Константинопольскому: Деяния вселенских соборов III», ср. 523-525 (по 2-му изд., стр. 234-235); V, стр. 300-301 (по 3-му изд., стр. 153-154).

18. Сирийский переводчик, в противоположность предшествующему человек, – передает это выражение словами; aikalahaпоскольку Бог, как Бог.

19. Ср. послание Льва в. к Флавиану Константинопольскому (Деяния вселенских соборов III, стр. 523 и по 2-му изд., стр. 234; V, стр. 300 и по 2-му изд., стр. 153): «Каждое из двух естеств в соединении с другим действует так, как ему свойственно: Слово делает свойственно Слову, а плоть исполняет свойственное плоти. Одно из них сияет чудесами, другое подлежит страданию».

20. Сирийский переводчик дополняет: но в едином Христе мыслим два естества (Martin, Actes, р. 114; Hoffmann, S. 51,14-17. Perry, p. 234 268).

21. Αριστоν – τо μίτριоν: это есть изречение одного из семи мудрецов, – или Солона или Клеовула Линдского, – которое приводится у Стобея в такой форме: άριστоν μίτρоν – лучше всего мера. Оно усвоялось также и другим мудрецом (см. у † проф. П. Н. Корсунского, Изречения древнейших греческих мыслителей, выбранные из сочинений Диогена Лаэрция, Плутарха, Стобея и др., Харьков 1887, стр. 44. 50. 52. 151). Ср. и в письме 219 (XXXIX).

22. И в одном латинском списке (d) встречается прибавка de luce (Jo. Wordsworth et Η. Jul. White, Novum Testamentum Domini nostri Jesu Christi latine secundum editionem sancti Hieronymi I, Oxonii 1889-1898, p. 521).

23. На основании этого выражения с полною уверенностью можно полагать, что настоящее письмо явилось после Ефесского собора 431 года и, вероятно, вскоре.

24. Сирийский переводчик передает это место – слово в слово – так: бывшие детьми одного языка.

25. Здесь кончается письмо по списку сирийских актов Разбойничьего собора; может быть, оно и действительно было таково в первоначальном виде, потому что дальнейшее во многом повторяет аргументацию письма 151-го. Во всяком случае следующая часть, – с особым заглавием, – не стоит в логической связи с предыдущею и, вероятно, есть тот самый трактат «О воплощении Единородного», о котором говорится в письмах 109 (на стр. 122-123) и 130 (на стр. 167-168).

26. Перестановка – особенность чтения блаж. Феодорита.

27. Опущение слова ευλоγητός в данном случае, вероятно, случайно.

28. Эти слова пр. Михея Феодорит цитует в том виде, как они приводятся в Евангелии Матфея (II, 6).

29. См. и письмо 145 на стр. 195,1.

30. См. письмо 145 на стр. 195.